Диплом: Особенности передачи реалий при переводе публицистических текстов с английского языка на русский - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Особенности передачи реалий при переводе публицистических текстов с английского языка на русский

Банк рефератов / Иностранные языки

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Прислал: Гусейнова Э.А.
Дата создания: весна 2011
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 118 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1  ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА РЕАЛИЙ В ТЕКСТАХ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО СТИЛЯ

1.1 Особенности текстов публицистического стиля в русском и английском языках

1.2 Определение и сущность реалий

1.3  Проблема классификации реалий

1.4  Способы передачи реалий при переводе публицистических текстов

ВЫВОДЫ  ПО  ГЛАВЕ 1

ГЛАВА 2  ПЕРЕВОД ТЕКСТА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО СТИЛЯ «PEARLS BEFORE BREAKFAST»

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ  ЛИТЕРАТУРЫ

 

ВВЕДЕНИЕ

Переводоведение, являясь процессом лингвистическим, в то же время является и междисциплинарной наукой, которая учитывает явления и процессы, происходящие в социолингвистике и культурологии. Естественно, что при контакте разных культур происходит процесс обмена информацией во всех аспектах человеческой деятельности, и в первую очередь на языковом уровне. Постижение языковых особенностей, не характерных собственному социуму,  является мощным интеллектуальным механизмом, обеспечивающим знакомство с другими культурами и их мировосприятием через призму языка. Кроме утилитарного аспекта, изучение языков, в котором перевод занимает одну из лидирующих позиций,  имеет и важный социокультурный компонент.

Формирование социокультурного компонента переводческой деятельности рассматривается как одна из основных целей обучения переводу. К нему относят информацию, изучение которой лежит через анализ социокультурномаркированной лексики или языковых реалий.

Следует отметить, что данным лексическим единицам уделено достаточно внимания как отечественными, так и зарубежными исследователями. Проблемы, связанные с изучением языковых реалий, их передачей при переводе, лексикографическим описанием и лингводидактической презентацией освещаются в работах исследователей – лингвокультуроведов Л.С. Бархударова, Г.Д. Томахина, А.Д. Швейцера, Л.Н.Соболева, Г.В.Чернова, Г.В.Шаткова, А.Е.Супруна. К числу капитальных трудов, посвященных исследованию реалий, принадлежит монография болгарских переводоведов С. Влахова и С. Флорина «Непереводимое в переводе». Проблемы соотношений языка и культуры рассматриваются также Е.М.Верещагиным, В.Г.Костомаровым и В.С.Виноградовым. В учебниках по теории перевода Л.С.Бархударова, В.Н.Комиссарова, В.Н.Крупнова, Л.К.Латышева, Т.Р.Левицкой, А.М.Фитерман, А.Лиловой, М.М.Морозова, А.В.Федорова также представлена информация о культурномаркированных словах.

Актуальность данной темы состоит в том, что в настоящее время вопрос о природе, типах реалий и способах их перевода является открытым. В процессе перевода переводчик сталкивается с языковыми реалиями той или иной страны, с их социокультурными особенностями. Это всегда порождает определенную сложность, но и в то же время обеспечивает стойкий интерес к данной теме со стороны переводчика.

Объектом исследования данной работы выступает текст публицистического стиля «Pearls before breakfast».

Предметом исследования являются лексические единицы, содержащие фоновую информацию и не имеющие прямого эквивалента в языке перевода.

Целью данного исследования является выявление типов языковых реалий и анализ способов их передачи при переводе с учетом прагматических факторов, направленных на сохранение национального и исторического колорита переводимого публицистического текста. В ходе исследования предстояло решить ряд более частных задач:

1. На теоретическом уровне:

   рассмотреть характеристики и особенности публицистического стиля;

   определить понятие термина «реалия»;

   рассмотреть существующие классификации реалий;

  рассмотреть приемы передачи реалий при переводе текста публицистического стиля с английского языка на русский.

2. На практическом уровне:

 выявить культурномаркированные единицы (языковые реалии) в публицистическом тексте «Pearls before breakfast».

 проанализировать способы передачи лексических единиц при переводе статьи, выявить преобладающий прием передачи фоновых слов.

 определить эффективность/неэффективность того или иного способа передачи разных типов словреалий.

В соответствии с характером поставленных задач нами были использованы следующие методы исследования: сплошная  выборка  фактического  материала,

аналитическое описание текста, лингвистический анализ текста.

Теоретикометодологическую базу исследования составляют труды, посвященные проблемам словреалий, представленные следующими авторами: Л.С. Бархударов, Е.М. Верещагин, В.Г. Костомаров, В.С. Виноградов, С. Влахов, С. Флорин, В.Н.Комиссаров, Г.Д. Томахин,  А.В.Федоров.

Теоретическая значимость исследования заключается в разработке лингвистической проблемы отбора и систематизации различных видов лексических единиц, несущих в себе фоновую информацию с позиций их перевода и роли в текстах публицистического стиля.

Практическая значимость исследования заключается в том, что результаты, представленные в нем,  могут быть использованы при  изучении вопросов, связанных с переводом реалий в публицистических текстах.

Структура и объем работы. Работа полностью соответствует стандартам написания дипломных работ и состоит из двух частей: теоретической и практической.

В теоретическую часть входят введение, глава 1, выводы по главе 1, заключение и приложение, в котором в виде графика и диаграммы представлены результаты выполнения практической части исследования. В разделе Список использованной литературы в полном объеме представлены ссылки на литературные источники, которые были использованы в ходе исследования.

Практическая часть включает в себя статью публицистического стиля на исходном языке (английском) и ее перевод на русский язык с указанием языковых реалий и приемов их перевода, которые описывались в теоретической части.

 

ГЛАВА 1  ПРОБЛЕМА ПЕРЕВОДА РЕАЛИЙ В ТЕКСТАХ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО СТИЛЯ

1.1          Особенности текстов публицистического стиля в русском и английском языках

Сегодня, когда средства массовой информации оказывают такое огромное влияние на жизнь общества, на сознание и представления людей, а также на национальные языки и культуры, когда так много зависит от оперативности и адекватности передачи информации,  как никогда актуальной, становится проблема перевода текстов публицистического стиля. Причем в свете переводческих задач под ними – в самом широком толковании этого понятия – следует понимать не только газетножурнальные тексты (т.е. произведения представителей так называемой «пишущей прессы»), но и разнообразные звучащие материалы: радио и телерепортажи, интервью, различные программы, токшоу, фильмы и т.п. – то, что иногда называют «электронной прессой». В последние годы в связи с развитием интернетжурналистики интенсивное развитие получила интернетпублицистика, характеризующаяся интерактивностью, то есть возможностью оперативно вступать в диалог с заинтересованным читателем при помощи форумов или гостевой книги, которыми оснащены многие электронные периодические издания [Тертычный, 2010, с.81].

Существующие в публицистике жанры принято делить три группы: информационные; аналитические; художественнопублицистические. В качестве

основания деления при этом выступает степень выражения индивидуального авторского стиля, отношение автора к описываемому явлению. Так, если в произведениях информационного жанра автор лишь сообщает о некотором событии, процессе, явлении и т.п., то в аналитических он дополняет такое сообщение анализом, осмыслением, оценкой того, о чем идет речь. Третья разновидность жанров – художественнопублицистический – носит смешанный характер, в нем сочетаются элементы художественного и публицистического стиля, причем авторская позиция выражена максимально.

Тексты публицистического стиля выполняют множество функций: информационную, воспитательную, воздействующую, пропагандистскую или агитационнопропагандистскую, просветительскую, популяризаторскую, организаторскую, гедонистическую (развлекательную) и др. Важнейшими и них являются две [Бархударов, 1975, с.126]:

1. Функция воздействия (агитации и пропаганды, воздействующая или экспрессивная, пропагандистская функция) – это убеждение при помощи фактов, системы доказательств и образов. Задача публицистического текста – сообщая сведения о какомлибо событии или факте из жизни, повлиять на убеждения читателей, заставить их действовать так, как предлагает автор данной публикации. Эта функция предполагает формирование мировоззрения человека (читателя слушателя, зрителя), включая формирование жизненных (политических, социальных и др.) установок, мотивов поведения, системы ценностей. В публицистических произведениях затрагиваются актуальные проблемы современности, представляющие интерес для общества (политические, экономические, философские, нравственные, вопросы культуры, искусства и т. д.). Оказывая свое воздействие на читателя и слушателя, публицистика не только ориентирует в этих событиях, но и стремится влиять на его поведение. Конечная цель – это создание определенного общественного мнения относительно отдельных персон, организаций, партий, событий и т.п.

2. Коммуникативноинформационная функция – сообщение новостей. Она воплощается в стремлении любого периодического издания, любого органа СМИ в

кратчайший срок сообщить о свежих новостях.

Именно эти две функции являются стилеобразующими. Их реализация находит

свое конкретное выражение в стиле и языке публицистических произведений, определяет особенности лексики, синтаксиса и структуры публицистических документов, состав жанров публицистики.

Среди собственно языковых и стилевых особенностей языка текстов публицистического стиля, совокупность которых отличает его от языка других функциональных стилей, можно назвать [Комиссаров, 1990, с.156]:

•             Высокую степень стандартизации используемых средств: большой процент устойчивых и клишированных выражений, различные журналистские штампы, лексикализованные метафоры, стандартные термины и названия и т.п. (эта особенность прежде всего характерна для новостных материалов и отражает стремление их авторов создать впечатление абсолютной объективности и беспристрастности).

•             Экспрессивность языка как способ привлечения внимания читателя, выражения отношения к передаваемой информации, расстановки оценочных акцентов и т.п. (среди экспрессивных, т.е. обладающих особыми коннотациями выражений, можно также встретить речевые клише и штампы); наличие оценочных эпитетов; прямых обращений к читателю (эти особенности чаще всего характеризуют авторские, подписные материалы).

•             Насыщенность самыми разнообразными реалиями (общественной, политической и культурной жизни), аллюзиями (к литературе, истории, кино и т.п.) и цитатами (реалии характерны как для «анонимных», в том числе новостных материалов, так и для авторских, аллюзии и особенно цитаты – прежде всего для авторской журналистики).

•             Использование разговорной, сниженной, сленговой и ненормативной лексики (последняя более характерна для письменных текстов российских СМИ и используется с целью выражения определенного отношения, например иронического, автора материала, создания определенного образа и стилистического (например, юмористического) эффекта, а в так называемой «бульварной прессе» – еще и для эпатажа аудитории и/или привлечения определенной категории читателей).

•             Широкое использование образной фразеологии и идиоматической лексики (как литературной, так и разговорной и просторечной), в том числе «деформированных» идиом, игры слов, каламбуров, пословиц и поговорок (часто также в «деформированном» виде) (характеризует как подписную, так и «анонимную» журналистику).

•             Широкое использование иных стилистических средств, приемов и фигур речи – таких как гиперболы, литоты, образные сравнения, метафоры (в том числе развернутые и «застывшие», лексикализованные), метонимия, паронимическая аттракция (особенно в рекламных текстах), иносказания, эвфемизмы и др. (чаще характеризует авторские материалы, комментарии, статьи и заметки на различные темы и т.п.).

•             Особая черта письменных текстов СМИ (и особая переводческая проблема) – газетные и журнальные заголовки, построенные на игре слов, на каламбурах, цитатах, аллюзиях и деформированных идиомах.

Очевидно, что такие заголовки нельзя переводить буквально. В качестве переводческого «ответа» на каламбур в исходном тексте в идеале хотелось бы видеть значимый каламбур в тексте перевода. Иногда достичь этого удается. Если подобного решения проблемы найти не удается (что бывает довольно часто), лучше изменить заглавие полностью, сделав его нейтральным, но зато понятным по смыслу и связанным с темой текста.

Если в переводимом тексте превалируют клишированные сочетания нейтрального характера, то аналогичные языковые средства следует использовать и в переводе [МиньярБелоручев, 1999, с.96]. Тем более что для многих журналистских клише, используемых, в англоязычной прессе нетрудно подыскать смысловые и стилистические соответствия среди такого же рода выражений русского языка, например: a significant event – знаменательное событие, as follows from reliable sources – как следует из компетентных источников, restricted information – информация для служебного пользования/секретная информация и т.п. Там, где «готовых» соответствий на языковом уровне нет, смысл нужно передавать иными средствами, не нарушая при этом жанрового, стилистического и коммуникативного характера текста.

Иную проблему представляет высокая аллюзивность газетнопублицистического текста [Васильева, 1982, с.78]. Часто журналисты выстраивают свой текст из того, что уже известно читателю: фрагменты известных музыкальных произведений, книг, рекламы, кинофильмов. Данная информация достаточно сложна для перевода, и среди переводчиков до сих пор идут споры о том, стоит ли передавать эту информацию и ее комментировать, если широкий читатель не владеет контекстом. Особо сложные случаи переводчик может откомментировать в сносках или пользуясь добавлением. Именно аллюзивность часто может привести к тому, что текст будет являться непереводимым или сложно переводимым.

Кроме фразеологизмов, клише или скрытых цитат в публицистическом тексте очень важны синтаксические компоненты. Например, чередование длинных и коротких фраз делают текст более динамичным, одни длинные предложения, наоборот заставляют текст «тянуться» и т.д. Так же короткие предложения среди длинных или средних по длине могут быть средством выделить чтото важное. Кроме того, часто используется инверсия или парцелляция (отделение части предложения).

Так же особую роль в тексте играют «модные слова», которые часто являются словами иностранного происхождения. Иногда так же в тексте могут появиться старые слова, которые вдруг начали сочетаться с другими словами. Модные слова повышают доверие читателя и подчеркивают актуальность информации. Однако, при переводе «модность» слова теряется, поэтому переводчику нужно лексически компенсировать потерю «модности», перенеся ее на другую лексему т.е. заменяя по контексту слова на модные для языка перевода.

Кроме того стоит обратить внимание на скрытый комизм, который часто базируется, например, на использовании лексики высокого стиля рядом с нейтральной лексикой. Это может компенсироваться только подходящими вариантными соответствиями.

Этот же принцип по возможности следует применять и при переводе образных, идиоматических выражений и прочих экспрессивных элементов текста. Так, если есть возможность адекватно передать идиому в исходном тексте с помощью идиомы на языке перевода (аналогичной по структуре/лексическому составу или же по той коммуникативной функции, которую она выполняет), нет причины этого не сделать – но только в том случае, если идиомы соответствуют друг другу не только по смыслу, но и по стилистическим и иным параметрам. Например: to follow in somebody 's footsteps – пойтипочьимтостопам; to put the cart before the horse – ставитьтелегувпередилошади. Опять же, при отсутствии близких соответствий на фразеологическом уровне, перевод должен осуществляться иными средствами – с соблюдением всех параметров эквивалентности.

Что касается реалий, названий организаций, должностей и т.п., здесь простора для творчества у переводчика нет или очень мало. Названия международных организаций, принятые обозначения важных исторических и политических событий, географические названия и ряд других реалий – то, что любой переводчик, работающий в сфере массовой коммуникации, просто обязан знать. Поэтому в большинстве подобных случаев выбора эквивалентов у него либо нет вообще, либо он ограничен двумятремя альтернативными вариантами. Так, единственно возможный эквивалент для UN Security Council –Совет Безопасности ООН; для the Cuban missile crisis – Карибский кризис (реже Кубинский кризис), для the House of Commons – Палата Общин. Именно изза отсутствия у многих молодых переводчиков необходимых знаний, не говоря уже об общей эрудиции и кругозоре, в русский язык проникают обозначения, не соответствующие традиционным русскоязычным названиям. Это знание не мешало им передавать реалии в переводе именно так, как они обозначаются порусски.

Таким образом, адекватный перевод текста публицистичского стиля подразумевает верную передачу средствами другого языка не только фактического и сугубо информативного содержания текста, но и его коммуникативной/функциональной направленности. Иначе говоря, коммуникативнофункциональная эквивалентность перевода текстов публицистического стиля не менее важна, чем его (перевода) семантическая эквивалентность.

 

1.2          Определение и сущность реалий

Перевод реалий – часть большой и важной проблемы передачи национального и исторического своеобразия, которая восходит, вероятно, к самому зарождению теории перевода как самостоятельной дисциплины. О реалиях, как о показателях колорита, заговорили лишь в середине 20го века.  В 1952м году Л.Н. Соболев впервые употребляет термин «реалия» в современном его понимании и дает ему достаточно выдержанную дефиницию [Соболев, 1990]. Широкое распространение он получает после выхода в свет работы болгарских исследователей С. Влахова и С.Флорина «Непереводимое в переводе».

Само слово «реалия» происходит от латинского прилагательного среднего рода множественного числа realis,e, realia – «вещественный», «действительный», которое превратилось под влиянием аналогичных лексических категорий в существительное женского рода. Этим словом обозначают материально существующий или существовавший предмет, нередко связывая его по смыслу с понятием «жизнь». Согласно «Словарю лингвистических терминов» О.С. Ахмановой, реалия есть «всякий предмет материальной культуры», «в классической грамматике разнообразные факторы, изучаемые внешней лингвистикой, такие, как государственное устройство страны, история и культура данного народа, языковые контакты носителей данного языка и т.п. с точки зрения их отражения в данном языке» [1, с.381; 12, с. 25].

Отечественные и зарубежные ученые, изучающие проблему реалий, дают различные определения этого понятия, отмечают одни признаки этих лексических единиц и упускают другие, используют неодинаковые термины для их обозначения, такие как: «безэквивалентная лексика», «варваризмы», «экзотизмы», «локализмы», «этнографизмы», «пробелы», «ксенизмы», коннотативные, денотативные реалии и некоторые другие.

Л.С. Бархударов в монографии «Язык и перевод» трактует реалии как «слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке» [Бархударов, 1975, с.95]. Вопросы перевода реалий, как и других лингвистических знаков, здесь рассматриваются в связи с понятием эквивалентности, которая определяется как «сохранение неизменного плана содержания при замене плана выражения оригинала» [Бархударов, 1975, с.11]. Ученый считает, что неизменность плана содержания – понятие относительное, поскольку в переводе всегда неизбежны потери. Сохранение плана содержания предполагает передачу, наряду с предметом сообщения, ситуацией и участниками общения, различных типов языковых значений: референционального, резюмирующего (отношение язык – класс обозначаемых предметов и ситуаций); прагматического (отношение знак – участник речевого процесса), внутрилингвистического (знак – другие знаки). Указанные значения проявляются в  переводе через один из типов соответствия: полное соответствие, частичное соответствие или отсутствие соответствия.

1.            Полное соответствие;

2.            Частичное соответствие;

3.            Отсутствие соответствия. [Бархударов, 1975,  с.74]

Сопоставление лексических единиц разных языков, которые при первом к ним подходе воспринимаются как полностью совпадающие, при более детальном рассмотрении свидетельствует о значительном различии их референциональных значений и, следовательно, о текучести границ между типами соответствий. Реалия сближается с другими типами лексических единиц, поскольку полное совпадение в разных языках «во всем объеме их референциального значения относительно редки». Поэтому передача слов, обозначающих реалии, должна осуществляться на основе семантической эквивалентности текстов и с учетом принципа подчинения элементов целому [Там же, с.17].

А.В. Федоров критикует такую формулировку Л.С. Бархударова и предлагает считать реалиями не слова, а те предметы и ситуации, которые обозначаются этими словами [Федоров, 1953, с.175]. Он ведет речь о названиях реалий, которые непосредственно и подлежат переводу.

В тех случаях, когда соответствие той или иной лексической единице одного языка в словарном составе другого языка полностью отсутствует, принято говорить о безэквивалентной лексике. Этот термин ввели Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров.

Под безэквивалентной лексикой исследователи  понимают «слова, служащие для выражения понятий, отсутствующие в иной культуре и в ином языке, слова, относящиеся к частным культурным элементам, т.е. к культурным элементам, характерным только для культуры А и отсутствующим в культуре В, а также слова, не имеющие перевода на другой язык, одним словом, не имеют эквивалентов за пределами языка, к которому они принадлежат» [Верещагин, Костомаров, 1983, с.53]. При этом отмечается, что характерной чертой безэквивалентных слов является их непереводимость на другие языки с помощью постоянного соответствия, их несоотнесенность с некоторым словом другого языка. Но это не обозначает того, что они совсем непереводимы.

В.С. Виноградов считает, что к реалиям, помимо явлений, которые носят национальный характер и материализуются в безэквивалентной лексике, также относятся явления специфичные для определенной культуры, явления, которые “не нашли своего отражения в специальных словах и “закрепились” в словах самых обычных”, однако, связанные с ними ассоциации носят культурноспецифичный характер. Вслед за ним, Г.В. Чернов и Я.И. Рецкер пишут о безэквивалентной лексике, представляющей собой прежде всего обозначения реалий, характерных для страны исходного языка и чуждых другому языку и иной действительности.

Следует отметить, что статус реалии и безэквивалентной лексики различен, поскольку понятие безэквивалентной лексики представляется более широким, чем понятие реалии. Верно утверждение, что реалии входят в рамки безэквивалентной лексики. Кроме того, если какоелибо слово является реалией, то оно будет реалией независимо от языка, а безэквивалентность устанавливается в рамках данной пары языков. Это доказывается тем фактом, что разные пары языков имеют для каждого языка разные словари безэквивалентной лексики.

С.Влахов и С.Флорин выделяют реалии в особую категорию средств выражения. Под реалиями они понимают «слова и выражения, называющие предметы, явления, объекты, характерные для жизни, быта, культуры, социального развития одного народа и малознакомые либо чуждые другому народу, выражающие национальный и (или) временной колорит, не имеющие, как правило, точных соответствий в другом языке и требующие особого подхода при переводе» [Влахов, 1986 ,с.45]  .

По определению Г.Д. Томахина, реалии – это «названия присущих только определенным нациям и народам предметов материальной культуры, фактов истории, государственных институтов, имена национальных и фольклорных героев, мифологических существ и т.п.» [Томахин, 1997, с.13]. Таким образом, исследователь включает в понятие реалии наименования отдельных предметов, понятий, явлений быта, культуры, истории данного народа или данной страны. Как видно из определения, исследователь дает определение реалии в значении знака реалиипредмета,  не затрагивая вопрос о переводе таких культурно маркированных единиц.

Сопоставление различных языков и культур, по мнению Г.Д. Томахина, позволяет выделить следующие особенности употребления реалий:

1. Реалия свойственна лишь одному языковому коллективу, а в другом она отсутствует [Там же, с.14].

2. Реалия присутствует в обоих языковых коллективах, но в одном из них она имеет дополнительное значение [Там же].

3. В разных обществах сходные функции осуществляются разными реалиями [Там же].

4. В разных обществах сходные реалии различаются оттенками своего значения [Там же].

Анализ специальной литературы позволяет отметить два основных подхода к определению сущности словреалий: переводческий и страноведческий. В рамках переводческого подхода основная часть работ посвящена проблеме перевода словреалий с иностранного языка на родной и наоборот, а также сохранению национального своеобразия подлинника при переводе. Свою главную задачу сторонники этого направления видят в том, чтобы выявить системный характер процесса перевода как «перехода от одной системы знаков к другой» и описать его путем выделения модели перевода и особенностей реализации этой модели при переводе текстов разной жанровостилистической направленности [Швейцер, 1973, с.34].

Основа системного подхода к реалии с точки зрения лингвистической теории перевода заложена в трудах Я. И. Рецкера  и связана с разработанным им понятием закономерных соответствий. Однако наиболее подробное освещение эта проблема получила в трудах ведущих представителей отечественного лингвистического переводоведения – А.Д. Швейцера, Л.С. Бархударова, А.В. Федорова.

А. Д. Швейцер рассматривает реалию в рамках прагматики перевода, определяющей отношения между языковым выражением и участником коммуникативного акта – отправителя и получателями сообщения [Там же, с.239]. Ученый считает, что прагматика лежит в основе переводческой эквивалентности: если содержание исходного и конечного текста воспринимается поразному их получателями, то перевод как двуязычный коммуникативный акт не достигает своей цели [Там же]. Его точка зрения близка пониманию эквивалентности, предоставленному в трудах многих известных зарубежных исследователей. Здесь можно назвать концепцию «динамической эквивалентности» Найды [Найда, 1978], принцип классификации текстов с ориентацией на читателя, предложенный немецким лингвистом А. Нойбертом [Нойберт, 1978, с.185201], теорию функциональной эквивалентности, основанную на прагматике значения в трактовке немецкого ученого Г. Егера [Егер, 1978].

Прагматический компонент содержания, подчеркивает А. Д. Швейцер, влияет на передачу всех других его компонентов и расширяет диапазон средств, используемых для перевода безэквивалентных лексических единиц.

У А. Д. Швейцера, таким образом, принципиальное значение приобретает «фактор адресата» (информационный запас получателя информации). Последний в другой терминологии определяется как степень преинформационного запаса  [МиньярБелоручев, 1999, с.176] или как уровень способности понимания текста адресатом [Нойберт, 1978, с.185201].

М.Л. Вайсбурд, рассматривая реалии с точки зрения страноведения, толкует их как «события общественной и культурной жизни страны, общественные организации и учреждения, обычаи и традиции, также множество разрозненных фактов, не поддающихся классификации» [Вайсбурд, 1972, с.98].

Такое понимание исследуемого явления слишком сильно расширяет границы реалий и делает данный пласт лексики необъятным. Л.Н. Соболев называет реалиями «бытовые и специфические национальные слова и обороты, не имеющие эквивалентов в быту, а, следовательно, и в языках других стран» [Соболев, 1955, с.290] . Но данное определение не учитывает тот факт, что международные связи и взаимодействия в современном обществе развиваются очень динамично, и некоторые понятия, явления, предметы, получившие широкое распространение в одной стране, могут заимствоваться другой страной (или рядом стран). Соответственно, слова, обозначающие эти явления и понятия, тоже могут переходить в языки других стран.

В.М. Россельс считает реалии иноязычными словами, которые обозначают понятия, предметы, явления, не бытующие в обиходе того народа, на язык которого произведение переводится [Россельс, 1953, С. 169]. Однако в качестве реалий могут выступать и слова родного языка, обозначающие объекты или явления, свойственные только данному народу.

Пониманию сущности реалии препятствуют не только расхождения в терминологии, но также и их отождествление с другими классами лексики. Так, Л.И. Сапогова считает словареалии одним из видов заимствований, сохраняющих максимальное звуковое сходство с иноязычным словом, функция которых в заимствующем языке сводится к обозначению при помощи пояснительной дефиниции специфических понятий и явлений иноязычной действительности [Сапогова, 1979, с.76]. Но заимствования фиксируются в словарях, а значит, являются уже элементами лексики данного языка. Реалии при многократном употреблении также могут заноситься в словари. Вместе с тем среди них есть немало слов, употребляемых однократно (например, в прессе), которые не фиксируются в словарях, следовательно, такие реалии можно назвать заимствованиями лишь частично. Кроме того, не всегда реалии сопровождаются «пояснительной дефиницией».

У. Вайнрах полагает, что реалии можно отнести к заимствованиям в момент их использования в данном языке. В этом случае слову достаточно быть употребленным однократно, чтобы оно уже считалось заимствованием. Среди лингвистов бытует мнение, что превращаясь в заимствованное слово при многократном повторении, включаясь в словари заимствующего языка, реалия теряет свой статус. Чтобы утратить свой статус, реалия должна лишиться свойства, отличающего ее от других слов, то есть национального либо временного колорита. В таком случае данное утверждение можно отнести к реалиям, получившим международное распространение, – интернациональным реалиям (денежные единицы, блюда, реалии, связанные с государственным устройством). Но превращаясь в заимствованное слово, реалия не утрачивает национального своеобразия. Таким образом, при заимствовании многие реалии сохраняют свое национальное своеобразие.

При описании чужеземных обычаев, быта, нравов используют варваризмы, как пишет Д.Э. Розенталь. Термин «варваризм» также поразному определяется в литературе. Так, А.А. Реформатский называет варваризмами «иноязычные слова, пригодные для колористического использования при описании чуждых реалий и обычаев» [Реформатский, 1999, с.141]. Варваризм, например, считается словом, образованным неправильно, чуждым языку по своей структуре, не полностью или совсем не освоенным заимствующим языком изза особенностей его звучания и (или) написания, и словом, употребляемым для создания местного колорита. Но реалии, даже будучи исконными, не заимствованными словами, не обязательно чужды языку по своей структуре, и многие реалии зафиксированы в словарях.

В специальной литературе наиболее серьезным конкурентом термина «реалия», по мнению С. Влахова и С. Флорина, является термин «экзотическая лексика» («экзотизмы»). Согласно «Словарю лингвистических терминов» О. С. Ахмановой, экзотизмы – это слова и выражения, заимствованные из малоизвестных языков, обычно неиндоевропейских, и употребляемое для придания речи особого местного колорита. Подобно варваризму, экзотизм является только иноязычным словом для языка перевода; следовательно, своя для исходного языка реалия экзотизмом быть не может. К тому же, в отличие от варваризма, это слово, уже вошедшее в лексику соответствующего языка, тогда как реалии могут быть и своего рода окказионализмами. Наконец, встречающиеся в литературе определения не включают в содержание понятия «экзотизм» исторические реалии, т.е. эта лексика рассматривается только с точки зрения местной, а не временной отнесенности.

Существует еще одно возражение, достаточное для того, чтобы воздержаться от использования термина «экзотическая лексика» в его прямом значении – «иноземный», «чужестранный». В русском языке слово «экзотический» воспринимается в переносном значении как «причудливый, диковинный, поражающий своей странностью». На основании этого С.Влахов и С. Флорин сделали вывод о возможности иного, в отличие от реалии, применения термина экзотизм, исходя из обоих его значений – прямого и переносного.

Употребляя в качестве синонима термину «реалия» «локализм» и «этнографизм», можно сместить лексическое значение реалии и приблизить ее к обозначению стилистической характеристики. Локализм – слово или выражение, употребление которого ограничено такойто областью, такимто городом и которое не известно в литературном образце данного языка [Ахманова, 1966, с.222]. Из определения локализмов следует, что отождествление их с реалиями сузило бы содержание понятия, поскольку в этом случае понятие реалии относилось бы лишь к очень незначительной группе предметов, обозначающих местные предметы.

Ревзин и В.Ю. Розенцвейг вслед за А. Мольбланом употребляют термин «пробел» или «лакуна» по отношению к ситуации, обычной для культуры одного народа и отсутствующей в другой культуре [Ревзин, Розенцвейг , 1964,  с.184]. То есть под пробелом понимают отсутствие эквивалента в другом языке. Также некоторые авторы употребляют термин «неологизм» в том же смысле, что и «реалия», но в лексикографическом плане. Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров говорят о неологизмах в значении соответствий, подыскиваемых переводчиком для передачи безэквивалентной лексики. Но в этом смысле понятия пробел и неологизм кажутся избыточными. В теории перевода они имеют другое значение и не могут быть ни синонимами, ни признаками реалий.

Что же касается так называемых «слов с культурным компонентом», то согласно исследованию, проведенному Е.М. Верещагиным и В.Г. Костомаровым, в лингвострановедении эти слова обозначаются лексические единицы, «своеобразная тематика которых отражает своеобразие нашей культуры» [Верещагин, Костомаров, 1983, с.28].

К ним относятся фоновые и коннотативные слова, многие из которых представляют собой истинные реалии или обладают некоторыми чертами, общими  с реалиями. Они обозначают предметы, ничем не отличающиеся от аналогичных предметов сопоставляемых культур, но получившие в данной культуре и обслуживающем её языке дополнительные значения, основанные на культурноисторических ассоциациях, присущих только данной культуре. Коннотативные  реалии противопоставлены денотативным – лексическим единицам, семантическая структура  которых   целиком   заполнена  фоновой  лексической  информацией [Томахин, 1988, с.41].

Реалии определяют также как ксенизмы. Термин ксенизм  слово греческого происхождения, восходит к греческому «хenos», что означает гость, чужой, посторонний. В.Н. Ярцева называет ксенизмы обозначениями чужих реалий [Ярцева, 1998, С. 260]. Таким образом, объем этого термина уже, чем термин «реалия», так как он охватывает только те национальноспецифичные лексические единицы, которые называют объекты и явления чужой культуры, не учитывая наименования уникальных объектов своей культуры.

В.В. Кабакчи трактует этот термин с позиции теории межкультурного общения. В его концепции идионим выводится через термин культуроним. Культуронимы – это единицы языка, закрепленные за элементами культуры. В зависимости от принадлежности культуронима той или иной культуре различаются идионимы, ксенонимы и полионимы. Идионим – языковая единица, закрепленная за специфическим элементом культуры народаносителя данного языка, а ксеноним языковая единица, закрепленная за специфическим элементом внешней (иноязычной) культуры. Однако ксенонимы включают не только реалии, но и фразеологизмы, крылатые слова, пословицы и поговорки. Такой подход существенно расширяет объем понятия реалии и не приемлем в теории перевода, которая отдельно рассматривает перевод каждого лексического явления.

Реалии, получившие международное распространение, укрепившиеся в различных культурах, употребляются также широко, как и термины. Термины обозначают строго определенные понятия, предметы, явления, в основном это однозначные, лишенные синонимов слова и словосочетания, часто они бывают иноязычного происхождения, среди терминов есть и исторически ограниченные понятия. Все это можно сказать и о реалиях. Границы реалий не определены строго. Есть немало таких лексических единиц, которые можно отнести одновременно и к терминам, и к реалиям. Некоторые лингвисты даже использовали в своих работах понятие «термин – реалия». Но смешивать эти понятия нельзя, поскольку термины в основном принадлежат к тем немногим языковым единицам, которые имеют точные эквиваленты в языке перевода, реалии же входят в класс безэквивалентной лексики. Термины в основном лишены национального своеобразия, так как они – элементы специальных языков науки. Реалия чаще всего связана с художественной литературой и газетной публицистикой. Изредка реалии играют роль терминов в случае их употребления в научном тексте. Термины могут создаваться искусственно для наименования предметов, тогда как реалии в основном – слова, принадлежащие народу и обществу, создавшему их, связанные с мировоззрением данного народа. Реалия, в отличие от термина, проникает в другие языки независимо от степени знакомства данного народа с обозначаемым ею явлением или предметом, чаще из художественной литературы или по каналам средств массовой информации. Г.В. Чернов подчеркнул, что важной чертой реалий является их общеупотребительность, популярность, «знакомость» всем или большинству носителей исходного языка [Чернов, 1958, с.51] и, по мнению В.П. Беркова, напротив, «чуждость» носителям принимающего их языка перевода.

Сравнивая близкие категории слов, некоторые лингвисты отождествляют реалии и имена собственные. В.С. Виноградов и М.Л. Вайсбурд включают имена собственные в категорию реалий, таким образом, границы между некоторыми именами собственными и реалиями оказываются весьма зыбкими. Однако имена собственные отличаются от реалий и других слоев лексики своей природой. При передаче таких лексических единиц на другой язык в основном сохраняется их первоначальный звуковой облик. Это обусловливается специфичной семантической

структурой имени собственного.

Таким образом, реалии представляют собой очень интересный и необычный слой лексики языка. Семантизация этих слов чрезвычайно важна  для изучающих иностранный язык, т.к. они вызывают обычно трудности в понимании. Как считает Н.И. Паморозская, изучение словреалий представляет также интерес в связи с интерпретацией текстов [Паморозская, 1990, с.59]. Категория реалий не проста и неоднозначна, она требует особого подхода при их классификации и переводе.

 

1.3  Проблема классификации реалий

В любом языке содержится огромное количество реалий, при этом каждая из них характеризуется определенной формой, лексической, фонетической и морфологическими особенностями. В связи с этим встает вопрос об их упорядочении, то есть необходима классификация реалий. Подобная классификация, вопервых, дает возможность охарактеризовать эту специфическую лексику, дать ей определение; вовторых, она способствует более верному решению вопросов, связанных с переводом реалий с одного языка на другой, так как место, занимаемое конкретной реалией в классификации, может показать переводчику степень значимости ее для того или иного контекста.

На сегодняшний день нет единой классификации культурно маркированных единиц и исследователи предлагают различные классификации реалий, основываясь на тех или иных принципах.

У А.Е. Супруна реалии делятся по предметному признаку на «несколько семантических групп».

Классификация реалий А.А. Реформатского построена на предметноязыковом принципе: отмечается, из каких языков в русскую лексику вошли иноязычные слова, обозначающие:

1)            имена собственные;

2)            монеты;

3)            должности и обозначения лиц;

4)            детали костюма и украшения;

5)            названия блюд и напитки;

6)            обращения и титулы при именах.

Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров предлагают свою классификацию русских национальных реалий:

1. советизмы – слова, относящиеся к советской действительности, выражающие понятия, которые появились в ходе коренной перестройки общественной жизни после 1917 года: большевик, агитпункт, актив [Верещагин, Костомаров, 1983, с.60];

2. слова, относящиеся к новому быту: барабанщик, академгородок [Там же, с.61];

3. слова, относящиеся к традиционному быту: баня, баранка [Там же, с.62];

4. историзмы − слова, обозначающие предметы и явления предшествующих исторических периодов. В современном языке употребляются в переносном значении: боярин, архаровец, барщина, разночинец [Там же];

5. фразеологические единицы, разговорные изречения: бить баклуши, бабье лето [Там же, с.63];

6. слова из фольклора, народного творчества: богатырь, балда, бабаяга, добрый молодец [Там же];

7. антропонимы, т.е. личные имена, вызывающие в сознании нашего современника ряд определенных ассоциаций: Александр Невский, Богдан Хмельницкий;

8. топонимы – географические наименования, несущие в сознании нашего современника многочисленные и яркие ассоциации: Арбат, Горький;

9. коннотативные слова, на первый взгляд, вполне нейтральные и имеющие переводы на другие языки. В большинстве своем они сопряжены с литературными, эстетически, художественными и эмоциональными ассоциациями: береза, белый, «Анчар».

Судя по вышеперечисленным группам, Е.М. Верещагин и В.Г. Костомаров характеризуют реалии как лексику, содержащую фоновую информацию.

Согласно В.С. Виноградову, содержание  фоновой информации охватывает, прежде всего, специфические факты истории и государственного устройства национальной общности, особенности географической среды, характерные предметы материальной культуры прошлого и настоящего, этнографические  и фольклорные понятия и т.п. – т.е. все то, что в теории перевода обычно именуют реалиями [Виноградов, 1978, с.87]. Те понятия, которые отражают реалии, носят национальный характер и материализуются в так называемой безэквивалентной лексике [Там же, с.88]. В.С. Виноградов рассматривает проблему реалий на основе латиноамериканского материала.  Запас лексических единиц, передающих исследуемую фоновую информацию, этот ученый подразделяет на ряд тематических групп:

1.            Лексика, называющая бытовые реалии:

а) жилище, имущество;

б) одежда, уборы;

в) пища, напитки;

г) виды труда и занятия [Там же, с.91];

д) денежные знаки, единицы меры;

е) музыкальные инструменты, народные танцы и песни, исполнители;

ж) народные праздники, игры;

з) обращения [Там же, с.92].

2.            Лексика, называющая этнографические и мифологические реалии:

а) этнические и социальные общности и их представители;

б) божества, сказочные существа, легендарные места.

3.            Лексика, называющие реалии мира природы:

а) животные;

б) растения;

в) ландшафт, пейзаж [Там же, с.93].

4. Лексика, называющая реалии государственноадминистративного устройства и общественной жизни (актуальные и исторические):

а) административные единицы и государственные институты;

б) общественные организации, партии и т.п., их функционеры и участники;

в) промышленные и аграрные предприятия, торговые заведения;

г) основные воинские и полицейские подразделения и чины;

д) гражданские должности и профессии, титулы и звания [Там же, с.94].

5. Лексика, называющая ономастические реалии:

а) антропонимы;

б) топонимы;

в) имена литературных героев;

г) названия компаний, музеев, театров, ресторанов, магазинов, пляжей, аэропортов и т.п. [Там же, с.95].

6. Лексика, отражающая ассоциативные реалии:

а) вегетативные символы (например: мадроньо  поэтический символ Мадрида);

б) анималистские символы (например: кабуре – хищная птица, перья которой, согласно поверью, обладают магической силой);

в) цветовая символика (например: зеленый – цвет надежды (Панама, Чили), символ будущего; желтый   цвет траура (Испания, средние века);

г) фольклорные, исторические и литературнокнижные аллюзии. В них содержатся намеки на образ жизни, поведение, черты характера, деяния и т.п. исторических, фольклорных и литературных героев, на исторические события, на мифы, предания и т.п. [Там же, с.96]

д) языковые аллюзии. Они обычно содержат намек на какойлибо фразеологизм, пословицу, поговорку, крылатую фразу или ходячее выражение [Там же, с.97].

Ассоциативные реалии связаны с самыми различными национальными историкокультурными явлениями и своеобразно воплощены в языке. Такие реалии не нашли свое отражение в специальных словах, в безэквивалентной лексике, а «закрепились» в словах самых обычных (например: цвета, символы).

Итак, В.С. Виноградов рассматривает и систематизирует запас лексических единиц, передающих фоновую информацию. Он отмечает, что «предлагаемая и, видимо, неполная классификация таких единиц неопровержимо свидетельствует, сколь глубоко уходят в народный язык и сколь широко разветвляются в нем корни национальной культуры» [Там же, с.99].

В ряде работ исследователей культурно–маркированной лексики слова реалии представляют собой отдельный разряд безэквивалентной лексики. Так Л.С. Бархударов выделяет следующие категории безэквивалентной лексики:

1. Имена собственные, географические наименования, названия учреждений, организаций, газет и пр.,  не имеющие постоянного соответствия в лексике другого языка.

2. Реалии–слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке.

3. Случайные лакуны – единицы словаря одного из языков, которым по какимто причинам нет соответствий в лексическом составе другого языка» [Бархударов, 1975, с.9495].

Детальная классификация реалий, предложенная С. Влаховым и С. Флориным, позволяет рассматривать их под разными углами зрения: разделить реалии по их коннотативным значениям, т.е. в зависимости от местного (национального, регионального) и временного (исторического) колорита.

Общая схема данной классификации имеет вид:

1. Предметное   деление

А. Географические реалии:

1)            названия объектов физической географии, в том числе и метеорологии;

2)            названия географических объектов, связанных с человеческой деятельностью;

3)            названия эндемиков (названия животных и растений) [Влахов, Флорин, 2006,  с.59].

Б. Этнографические реалии:

1)            быт:

а) пища, напитки и т.д.;

б) одежда (включая обувь, головные уборы и пр.);

в) жилье, мебель, посуда и др. утварь;

г) транспорт;

д) другие [Там же, с.60];

2)            труд:

а) люди труда;

б) орудие труда;

в) организация труда (включая хозяйство и т.п.) [Там же, с.61];

3)            искусство и культура:

а) музыка и танцы;

б) музыкальные инструменты;

в) фольклор;

г) театр;

д) другие искусства и предметы искусства;

е) исполнители;

ж) обычаи, ритуалы;

з) праздники, игры;

и) мифология;

к) культыслужители и последователи;

л) календарь.

4)            этнические объекты:

а) этнонимы;

б) клички;

в) названия лиц по месту жительства [Там же];

5)            меры и деньги:

а) единицы мер;

б) денежные единицы.

В. Общественнополитические реалии.

1)            Административнотерриториальное устройство:

а) административнотерриториальные единицы;

б) населенные пункты;

в) части населенного пункта;

2)            Органы и носители власти:

а) органы власти;

б) носители власти.

3)            Общественнополитическая жизнь:

а) политические организации и политические деятели;

б) патриотические и общественные движения (и их деятели);

в) социальные явления и движения (и их представители) [Там же, с.63];

г) звания, степени и т.п.;

д) учреждения;

е) учебные заведения и культурные учреждения;

ж) сословия и касты (и их члены);

з) сословные знаки и символы.

4)            Военные реалии:

а) подразделения;

б) оружие;

в) обмундирование;

г) военнослужащие (и командиры) [Там же, с.64].

2. Местное деление.

Наименование классификации по месту несколько условно, поскольку реалии отнесены к той или иной рубрике не строго по местному признаку, а с учетом двух неразрывно связанных и взаимообусловленных критериев:

1)            национальной принадлежности обозначаемого реалией объекта (ее референта);

2)            участвующих в переводе языков.

Наиболее целесообразной основой для такого деления представляется не строго местный, т.е. экстралингвистический, а скорее языковой принцип, который позволяет в первую очередь рассматривать реалии:

1)            в плоскости одного языка, т.е. как свои и чужие;

2)            в плоскости пары языков, т.е. как внутренние и внешние.

В зависимости от широты ареала, т.е. от распространенности, употребительности, свои реалии могут быть национальными, локальными и микролокальными реалиями, а чужие – интернациональными и региональными.

Таким образом, схема деления реалий по месту и языку приобретает следующий вид:

А. В плоскости одного языка.

1.            Свои реалии – это большей частью исконные слова данного языка:

а) национальные реалии – называют объекты, принадлежащие данному народу, данной нации, но чужие за пределами страны [Там же, с.67];

б) локальные (их можно было бы назвать «местными» или «областными») – принадлежат не языку соответствующего народа, а либо диалекту, его наречию, либо языку менее значительной социальной группы. С другой стороны, будучи диалектизмами, они обозначают и специфические для данной области объекты или  отношение к ним, обладая поэтому признаками типичных реалий  [Там же, с.70];

в) микролокальные – реалии, социальная или территориальная основа которых уже даже самых узколокальных: слово может быть характерным для одного города или села, не теряя своих особенностей и, следовательно, требуя такого же подхода при переводе [Там же, с.71];

2.            Чужие реалии − это либо заимствования, либо транскрибированные реалии другого языка:

а) интернациональные – это реалии, которые фигурируют в лексике многих языков и вошли в соответствующие словари и обычно сохраняют вместе с тем исходную национальную окраску [Там же, с.69];

б) региональные – те, которые перешагнули границы одной страны или распространились среди нескольких народов (необязательно соседних), обычно с референтом, являясь, таким образом, составной частью лексики нескольких языков [Там же, с.68];

Б. В плоскости пары языков:

1)            Внешние реалии – одинаково чужды обоим языкам;

2)            Внутренние реалии – слова, принадлежащие одному из пары языков, и, следовательно,  чужие для другого [Там же, с.65];

Необходимо отметить, что все деления условно, в том смысле, что нередко одну и ту же реалию  можно с одинаковым основанием отнести к разным рубрикам [Там же, с.72].

3. Временное деление.

На основе временного критерия все реалии можно разделить в самых общих чертах на:

1)            современные;

2)            исторические, которые в зависимости от степени усвоенности в свою очередь делятся на:

а)            знакомые (словарные);

б)           незнакомые (внесловарные) [Там же, с.81].

С историческими реалиями тесно связаны так называемые «модные и эпизодические реалии». «Модные – нежданнонегаданно они врываются в язык, завладевают вниманием широких кругов общества, в первую очередь молодежи, и обычно скоро забываются. Эпизодические реалии – это внесловарные реалии. Авторы и переводчики вводят их в зависимости от требований контекста однократно или несколько раз, одним словом, эпизодически, но они не получают распространения, не закрепляются в языке» [Там же, с.88].

Предложенная болгарскими учеными классификация базируется на нескольких принципах. С. Влахов и С. Флорин  учитывают не только тематический принцип, но и рассматривают также принцип местного деления (в плоскости одного или нескольких языков) и принципы временного деления.

Взяв за основу вышеизложенную классификацию,  В.Н. Крупнов создает свою классификацию национальномаркированных слов. Она практически во всем совпадает с разобранной выше и дополнена лишь одной группой – группой рекламных  реалий. Как отмечает сам В.Н. Крупнов, «не случайно считается, что существует особый «язык рекламы». В плане перевода рекламные реалии представляют исключительную трудность для переводчика.

Классификация, предложенная Г.Д. Томахиным, представляет особый интерес в рамках данного исследования, поскольку она отражает реалии американской действительности:

1. Этнографические реалии. Реалии быта. Речевой этикет и нормы поведения:

а)            реалии быта, жилище;

б)           одежда;

в)            пища, напитки;

г)            бытовые заведения;

д)           реалии транспорта;

е)           связь: почта, телеграф, телефон;

ж)           отдых, времяпрепровождение;

з)            обычаи и традиции, праздники;

и)           меры, деньги;

к)            рутинное поведение;

л)           речевой этикет [Томахин,  1988, с.4683].

2. Географические реалии:

а)            классификация географических реалий (названия особенностей береговой линии, названия особенностей рельефа, гидрографические названия и др.);

б)           флора;

в)            фауна;

г)            культурные растения;

д)           природные ресурсы и особенности их освоения [Там же].

3. Общественнополитические реалии:

а)            государственные символы и символы штатов;

б)           реалии, связанные с конституцией США;

в)            реалии законодательной власти;

г)            президент и аппарат белого дома;

д)           исполнительные ведомства;

е)           агентство;

ж)           государственные служащие;

з)            судебная система;

и)           правительство штатов и местное самоуправление;

к)            выборы;

л)           политические партии и общественные организации [Там же, с.111167].

4. Реалии системы образования, религии и культуры:

а)            система образования;

б)           религия;

в)            литература;

г)            театр и кино;

д)           средства массовой информации;

е)           изобразительное искусство;

ж)           музыкальная культура [Там же, с.168196];

5.            Ономастические реалии [Там же, с.197].

Все вышеизученные классификации можно объединить:

                − по денотативному признаку (обозначенный предмет, факт);

                − по лингвистической природе (слова, свободные и фразеологические и свободные словосочетания, коммуникативные единицы типа предложения);

                − по принадлежности к лексикосемантической группе (тематические);

− по временному признаку (исторические, современные);

− по локальному признаку (национальные, региональные, локальные, микролокальные).

Таким образом, рассмотрев различные точки зрения по проблемам классификации словреалий, можно сделать вывод о том, что в литературе по данному вопросу прочно утвердился способ группировки реалий по тематическому принципу. В целях систематизации реалий необходимо основываться на экстралингвистическом факторе – тематических ассоциациях, так как основным критерием их выделения является фактор семантический,  выявляемый в сопоставлении с лексикосемантической системой другого языка [Там же, с.38]. Будучи словами с ярко выраженной национальной  спецификой, реалии представляют большую трудность при переводе.

 

1.4  Способы передачи реалий при переводе публицистических текстов

Проблема перевода реалий в публицистических текстах как одна из наиболее трудных задач, стоящих перед переводчиком, привлекает внимание многих лингвистов и теоретиков перевода. Среди трудностей, возникающих при переводе реалий можно выделить следующие:

1) отсутствие в переводящем языке соответствия (эквивалента) изза отсутствия у носителей этого языка обозначаемого реалией объекта (референта);

2) необходимость, наряду с предметным значением (семантикой) реалии, передать колорит (коннотацию), а также  ее национальную и историческую окраску.

При выборе наиболее подходящего приема перевода необходимо учитывать способ подачи реалии автором текста оригинала и средства, используемые им, чтобы довести до сознания читателя ее семантическое и коннотативное содержание.

В теории и практике перевода широко известны следующие приемы перевода реалий:

1.            Транслитерация и транскрипция.

Транслитерация – это передача средствами ПЯ графического (буквенного) состава слова ИЯ, а транскрипция – это передача звуковой формы буквами ПЯ.

Эти способы широко применяются при передаче иноязычных имен собственных, географических наименований и названий разного рода компаний, фирм, пароходов, гостиниц, газет, журналов и пр.

Он особенно распространен в общественнополитической литературе и публицистике как переводной, так и оригинальной, но описывающей жизнь и события за рубежом (например, в газетных корреспонденциях).  Желательность применения транскрипции при передаче реалий обусловлена тем, что при удачном транскрибировании переводчик может добиться преодоления обеих упомянутых выше трудностей  передачи и смыслового содержания, и колорита.

Выбор транскрипции при переводе также зависит и от читателя, на которого ориентирован текст, то есть необходимо учитывать степень «знакомости» реалии, поскольку она не должна остаться за пределами его восприятия.

При отсутствии в языке перевода буквы, обозначающей звук, по своему звучанию схожий со звуком в исходном тексте, применяются сочетания букв, дающие соответствующее звучание. Так, русское «ж» передается в английском языке через сочетание «zh», «х» через «kh», «щ» через «shch» и так далее.

Одно из основных достоинств транскрипции как приема является максимальная краткость, что в ряде случаев является основной причиной транскрибирования.

Следует заметить, что транскрипцию, как и любой другой прием, следует применять с осторожностью, поскольку в некоторых случаях передача колорита, не являясь определяющим фактором, может оттеснить на второй план передачу смыслового содержания реалии, не выполнив тем самым коммуникативную задачу перевода. Обилие транскрибированных слов может привести к перегрузке текста реалиями, которая не сближает читателя с подлинником, а отдаляет от него.

В некоторых случаях необходимо сочетать транскрипцию с дополнительными средствами осмысления, в частности это касается перевода реалий, являющихся «ложными друзьями переводчика». В эту группу, например, входят «…названия мер, весов и других величин измерения, созвучные в исходном языке и языке перевода, но не совпадающие по количеству» [Латышев, 2000, с. 165].

Говоря о транскрипции, необходимо упомянуть о явлении межъязыковой омонимии, то есть о наличии в языке перевода слов, близких фонетически к подлежащим переводу реалиям. В ряде случаев этот фактор заставляет переводчика отказаться от использования описываемого приема.

Применение транслитерации при передаче реалий весьма ограничено, о ней можно говорить при переводе понятий, касающихся, в основном,  общественнополитической жизни и имен собственных: англ. «Strathmore» и рус. «Стратмор», «The Washington Post»    «Вашингтон Пост», «L'Enfant Plaza»  «ЛанфанПлаза». К тому же следует отметить, что в некоторых случаях трудно отличить транскрипцию от транслитерации вследствие относительного сходства этих приемов.

2. Создание нового/сложного слова/

Данный прием применяется, если транскрипция (или транслитерация) по определенным причинам нежелательна или невозможна.  Введение неологизма  наиболее подходящий (после транскрипции) путь сохранения смыслового содержания и колорита переводимой реалии: путем создания нового слова (или словосочетания) иногда удается добиться почти такого же эффекта. Такими новыми словами могут быть, в первую очередь, кальки и полукальки.

а) Калька.

Калька – заимствование путем буквального перевода – позволяет перенести в язык перевода реалию при максимально полном сохранении семантики. Однако сохранение семантики не означает сохранение колорита, поскольку части слова или выражения передаются средствами языка перевода. Например, англ. «Capitoll Hill»  рус. «Капитолийский Холм», «Library of Congress»  «Библиотека Конгресса», «»

б) Полукалька.

Полукальки  представляют собой частичные заимствования слов и выражений, состоящие частично из элементов исходного языка, частично из элементов языка принимающего. Следует заметить, что калька, также как и полукалька, «…может получить известное распространение в языке, но остаться при этом «экзотизмом», ибо соответствующий ей денотат чужероден для данной культуры» [Микулина, 1978, с.60].. Например, англ. «Southern Bethesda» –  рус. «Северная Бетесда», «the Corcoran School»  «КоркоранСкул».

в) Освоение.

К данной группе приемов перевода реалий можно также отнести освоение – придание слову облика родного для языка перевода на основе материала, уже имеющегося в исходном языке.

г) Создание семантического неологизма.

Это способ передачи реалий заключается в создании переводчиком семантического неологизма, то есть слова или выражения, позволяющего понять смысловое содержание передаваемой реалии [Влахов, Флорин, 2006, с.100]. Однако следует отметить, что перевод реалий неологизмами наименее употребителен.

3. Приближенный перевод.

Заключается в подыскании ближайшего по значению соответствия в ПЯ для лексической единицы ИЯ, не имеющий в ПЯ точных соответствий. Такого рода приблизительные эквиваленты лексических единиц можно назвать «аналогами».

Хотя эти эквиваленты лишь приблизительно передают содержание соответствующих русских слов, все же за отсутствием в английском языке точных эквивалентов, их применение вполне оправдано, поскольку они дают некоторое представление о характере обозначаемого предмета или явления. Применение аналогов встречается и при передаче английской безэквивалентной лексики на русский язык, например:

drugstore – аптека, knowhow – секреты производства (технология, умение, знание дела), muffin – сдоба.

Применяя в процессе перевода "аналоги", следует иметь в виду, что они лишь приблизительно передают значение исходного слова и в некоторых случаях могут создать не вполне правильное представление о характере обозначаемого ими предмета или явления. Учитывая это, опытные переводчики при использовании "аналогов" дают требуемые пояснения в комментариях к переводу.

4.  Контекстуальный перевод

Этот прием сходен по своему принципу с приближенным переводом и противопоставлен словарному, поскольку переводимое слово при использовании этого приема может иметь соответствия, отличающиеся от приведенных в словаре. В данном случае основной ориентировкой переводчика служит контекст, поэтому сам способ  «заключается в замене словарного соответствия при переводе контекстуальным, логически связанным с ним». Иллюстрацией такого приема может служить перевод фразы «Извините, но мы не можем подать Вам ни консоме, ни профитроли, ни фльоранси. Унаснетитальянскойкухни» высказыванием«I’m sorry, but we don’t have the dishes you have ordered». Основным недостатком такого перевода является    полное исчезновение реалии как носителя определенного национального колорита.

5. Трансформационный перевод.

В ряде случаев при передаче безэквивалентной лексики приходится переводчику прибегать к перестройке синтаксической структуры предложения, к лексическим заменам с полным изменением значения исходного слова или же к тому и другому одновременно, то есть к тому, что носит название лексикограмматических переводческих трансформаций; поэтому в данном случае можно говорить о трансформационном переводе.

Так, английское glimpse, не имеющее эквивалентов среди русских существительных, часто употребляется в выражениях to have, или to catch a glimpse of  something or somebody, что дает возможность применить в переводе глагол и тем самым прибегнуть к синтаксической перестройке предложения [Бархударов, 1975, с.102].

I could catch glimpses of him in the windows of the sittingroom.

При использовании трансформационнго приема перевод данного предложения с английского языка на русский выглядит следующим:

Я видел, как его фигура мелькнула в окнах гостиной.

6. Гипонимический перевод

Гипонимический перевод представляет собой замену видового понятия на родовое, то есть передачу реалии некоторой языковой единицей, имеющей более широкое значение, чем переводимая. По своей сути это прием генерализации, который получил довольно широкое применение. Он позволяет отказаться от транскрипции и произвести замену понятий, разница между которыми в условиях данного контекста незначительна. Например:  нопаль (вид кактуса) – кактус,  кебраго (вид дерева) – дерево [Виноградов, 1978, с.56].

7. Описательный перевод.

Этот способ передачи безэквивалентной лексики заключается в раскрытии значения лексической единицы при помощи развернутых словосочетаний, раскрывающих существенные признаки обозначаемого данной лексической единицей явления, то есть, по сути дела, при помощи ее дефиниции (определения). Вот несколько примеров описательного перевода английской безэквивалентной лексики на русский язык: showmanship – умение привлечь на себя внимание, gum arabic  гуммиарабик, выделяемого различными видами акаций, произрастающих южнее Сахары.

8. Замена реалии.  Перевод фразеологизмов, содержащих реалии.

Некоторые исследователи (например, Влахов и Флорин) также выделяют прием замены реалии, приведенной в исходном тексте, на реалию языка перевода [Влахов, Флорин, 2006, с.101]. Тем не менее, следует отметить, что такая замена ведет к своего рода подстановке колорита и резкому выделению реалии на фоне всего текста. Примером такой замены может служить передача англ. «иомен» русским понятием «крепостной». Единственной четкой предпосылкой таких замен является утрата колорита (в той степени, в какой это возможно) либо переводимым словом, либо его предполагаемой заменой.

Смена колорита при подстановке реалий может акцентировать внимание читателя на детали, которая, возможно, по мнению автора, не является ключевой и не несет в себе важной для повествования  смысловой нагрузки. bellboy –коридорный.

Перевод фразеологизмов, содержащих реалии.

Рассматривая фразеологические единицы с позиций переводоведения, обратимся к делению, предложенному В.С.Виноградовым, который выделяет следующие группы устойчивых словосочетаний:

1)            лексические, семантически соотносимые со словами;

2)            предикативные  законченные предложения, закрепившиеся в языке в виде устойчивых формул;

3)  компаративные, закрепившиеся в языке как устойчивые сравнения.

С.Влахов и С.Флорин объединяют фразеологизмы по их структурносемантическому типу, колориту, метафоричности, стилистической окраске в следующие группы:

1) образные/необразные;

2) пословичного типа/непословичного типа;

3) национальные/заимствованные/интернациональные;

4) имеющие колорит/не имеющие колорита;

5) народные/авторские;

6) первообразные/авторизованные.

Вышеперечисленные показатели в значительной мере определяют способы перевода фразеологической единицы.

Основываясь на основных принципах классификации реалийслов, можно выделить основные способы перевода реалийфразеологизмов.

1)            Использование абсолютного эквивалента.

Этот прием возможен, если  фразеологизмы в исходном языке и языке перевода содержат интернациональную реалию (свою для одного из пары языков или чужую для обоих): «Все дороги ведут в Рим»  «All roads lead to Rome». «The Dutch have taken Holland!»  «Открыл Америку!»

2)            Использование эквивалента с максимально близким планом содержания. Такой способ ограничен в применении, так как подразумевает замену реалии исходного языка реалией  языка  перевода. Такой перевод возможен в тех случаях, когда национальный или временной колорит не играют роли и самым важным элементом является план содержания. Наиболее известным примером является перевод русской пословицы «Идти в  Тулу  со своим самоваром» английским эквивалентом «To carry coal to Newcastle».

3)            Использование нейтрального по колориту слова или словосочетания.  Используется при отсутствии в языке перевода эквивалента или в случае, когда подмена колорита приведет к искажению смысла или резкому  несоответствию фразеологизма самому тексту. Иллюстрацией этого способа может служить перевод английского выражения «when Queen Anne was alive» (дословно «когда была жива королева  Анна») нейтральной русской фразой «в незапамятные времена». Этот способ может быть ограничен авторским замыслом,  если  выражение употребляется в прямом смысле и является указанием на определенную  историческую  эпоху («при дворе королевы Анны») [Казакова, 2002, 133].

4)            Пословный перевод с пояснением в сноске можно использовать для сохранения колорита фразеологизмареалии и  одновременно для передачи плана содержания. Этот прием является удачным, так как помогает достичь главной цели при переводе  такого рода языковой единицы, но имеет недостаток изза дословности  перевода,  который  может  оказаться  не вполне естественным.

5)            Приведение фразеологизма на языке оригинала с переводом и пояснением в сноске. Данный прием используется относительно редко, в основном, в случаях, аналогичных приведенным при описании предыдущего способа. Такой прием усиливает колорит речи героя или автора, а также, в соответствии с авторским  замыслом, указывает  на знание героем иностранного  языка  (это касается фраз,  приведенных в тексте на иностранном для оригинала языке).

5)            Использование полукальки с заменой национального компонента заключается в создании на основе имеющегося в исходном языке материала новой для языка перевода фразеологической единицы.  Таким способом в русский язык была внесена пословица «Москва не сразу строилась»  (англ. «Rome was not built in a day»). Такжепримеромможетслужитьпереводрусскойпословицы«копейкарубльбережет»  фразой  «take  care  of  the kopecks and the  roubles will  take  care  of  themselves»  на  основеанглийскоговыражения«take car of the pennies and the pounds will take care of themselves».

8. Опущение реалии.

Согласно А. Д. Швейцеру,  принимая во внимание функциональную роль реалии в сообщении, переводчик может «снять реалию» в нескольких особых случаях:

1) если она несет незначительную нагрузку в смысловой структуре текста;

2) если она упоминается лишь эпизодически;

3) если она выполняет не денотативную, а экспрессивную функцию и, следовательно, не может вызвать конкретные образнее ассоциации у читателя текст перевода [Швейцер, 1973, c.251].

Этот прием известен также как «опущение реалии» или «нулевой перевод» [Влахов, Флорин, 2006, с.109]. С точки зрения частоты употребления приемов практически все способы применяются часто, однако опущения реалий при переводе, несмотря на свою простоту, не находят широкого употребления. Это свидетельствует о предпочтении переводчиков придерживаться текста оригинала и при выборе того или иного приема руководствоваться авторским замыслом.

9. Передача чужой для исходного языка и языка перевода реалии.

С  проблемой  такого  характера  переводчик  встречается   при наличии в тексте оригинала реалии, заимствованной  исходным  языком  из «третьего»  языка.   Зачастую   в   тексте   оригинала   такие   реалии сопровождаются дополнительными  средствами  осмысления,  которые  также могут вызвать трудности при переводе.

Рассматривая достоинства и недостатки каждого из перечисленных способов, необходимо подчеркнуть, что в практике переводческой работы они применяются не изолированно, а в сочетании друг с другом. Исключительно использование только одного из них имеет следствием либо перегрузку переводного текста иноязычным словесным материалом или «экзотизмами» (при транслитерации и транскрипции), либо непомерное расширение текста (при описательном, перифрастическом способе), либо ведет к полной утрате национальной специфичности (при уподобляющем переводе), либо к обеднению вещественного смысла (при гиперонимической передаче).

Специалисты, изучающие безэквивалентную лексику, выдвигают практически одинаковые предложения по переводу культурноспецифических слов, они различают только предпочтения в их использовании. Так, основываясь на классификации словреалий, представленной в главе 1, В.С. Виноградов предлагает следующие способы перевода словреалий:

1)            транскрипция и транслитерация;

2)            гиперонимический перевод;

3)            уподобление;

4)            перифрастический (описательный, дескриптивный, экспликативный) перевод;

5)            калькирование [Виноградов, 2001, с.17].

Г. Д. Томахин выдвигает практически идентичную классификацию способов перевода, не выделяя гиперонимического перевода, но предлагая трансформационный или контекстуальный перевод [Томахин, 1988, с.31].

З. Г. Прошина считает, что реалия в основном передается транскрипцией, транслитерацией и калькированием. Н. А. Фененко не предлагает новых способов перевода, однако объясняет и обосновывает выбор способа перевода в зависимости от типа реалии, а следовательно, и от семантической и стилистической нагрузки, которую реалия несет в тексте. Прямое обращение к реалии, близкой реципиенту, широко используется и в повествовании, что позволяет уменьшить экзотичность текста и избежать лакун, связанных с отсутствием у носителей английской культуры фоновых знаний, необходимых для понимания культуроспецифических лексических единиц.

Своеобразную классификацию окказиональных соответствий, которые создаются переводчиком при переводе без эквивалентной лексики, приводит В.Н. Комиссаров. В области перевода без эквивалентной лексики, по его мнению, применяются следующие типы окказиональных соответствий:

1. Соответствия  заимствования, воспроизводящие в ПЯ форму иноязычного слова. Такие соответствия создаются с помощью переводческого транскрибирования или транслитерации;

2. Соответствия  кальки, воспроизводящие морфемный состав слова или составные части устойчивого словосочетания в ИЯ;

3. Соответствия  аналоги, создаваемые путем подыскания ближайшей по значению единицы;

4. Соответствия  лексические замены, создаваемые при передаче значения без эквивалентного слова в контексте с помощью одного из видов переводческих трансформаций;

5. Используется описание в случае невозможности создать соответствие указанными выше способами [Комиссаров, 1990 , с.148].

Как мы видим, В.Н. Комиссаров не дает определение способам передачи  реалий, он отмечает соответствия, которые получаются в результате применения того или иного приема перевода.

С. Влахов и С. Флорин сводят, обобщая, приемы передачи реалий к двум: транскрипции  и переводу. Но, по словам А.А. Реформатского, эти два понятия – транскрипция и перевод  могут быть друг другу противопоставлены: перевод стремится «чужое» максимально сделать «своим», а транскрипция стремится сохранить «чужое» через средства «своего». Таким образом, «в плане практическом перевод и транскрипция должны рассматриваться как антиподы» [Реформатский, 1999, с.312].

Суммируя вышесказанное можно сделать вывод, что отсутствие прямых эквивалентов определенным разрядам лексических единиц в словарном составе другого языка отнюдь не означает их «непереводимость» на этот язык. В распоряжении переводчика имеется, как было сказано, не одно, а целый ряд средств, дающих возможность передать значение исходной словарной единицы в речи, в конкретном тексте.

 

ВЫВОДЫ  ПО  ГЛАВЕ 1

Резюмируя опыт отечественных и зарубежных лингвистов, подвергающих рассмотрению реалии, подчеркнем следующие особенности этого слоя лексики:

1. Реалии представляют собой лексические единицы, называющие уникальные предметы и явления, характерные для жизни, быта, культуры, социального и исторического развития одного народа и чуждые другому народу, то есть являются вербальным выражением специфических черт национальных культур

2. Они пересекаются с безэквивалентной лексики: неосвоенные реалии являются частью этого слоя лексики, а освоенные словарные реалии не входят в него.

3. Реалии не имеют точных соответствий в другом языке и требуют особого подхода при переводе.

4. Эта группа лексики характеризуются гибкостью: не теряя своего статуса, они могут одновременно относиться к нескольким лексическим категориям.

В любом языке есть слова, отражающие важные для общества понятия, и существуют слова. Обозначающие понятия, не являющиеся существенными, т.е. существует так называемая «безэквивалентная лексика». Внимание лингвистов, а также исследователей в области лингвострановедения традиционно привлекали слова, обозначающие реалии, уникальные для исследуемой стран и культуры, такие как географические названия, обозначения культурных икон, т.е. то, что можно назвать «маркерами культурной ориентации» (Кабакчи, 1993, с.71) внимание к лексическим единицам такого рода обусловлено, с одной стороны, их значительной ролью в представлении культурных идей, явлений, артефактов нации, а с другой,  их верифицируемостью. Большинство подобных единиц обозначают дискретные физические сущности, и проследить их связь с определенной культурой довольно легко.

Рассмотрев различные точки зрения по проблемам классификации словреалий, можно сделать вывод о том, что в литературе по данному вопросу прочно утвердился способ группировки реалий по тематическому принципу. В целях систематизации реалий необходимо основываться на экстралингвистическом факторе – тематических ассоциациях, так как основным критерием их выделения является фактор семантический,  выявляемый в сопоставлении с лексикосемантической системой другого языка. Будучи словами с ярко выраженной национальной  спецификой, реалии представляют большую трудность при переводе. Перевод реалий представляют собой не только лингвистический акт, но и явления культурологического плана, поскольку в процессе перевода происходит соприкосновение различных культур. Основной  чертой реалии является ее  колорит.  Именно  передача колорита  при  переводе текста с одного  языка  на  другой  и  составляет  главную проблему переводчика при работе с реалиями.

Заканчивая анализ роли культурного компонента значения в лексических единицах любого языка, необходимо отметить, что большинство слов отнюдь не нейтральны в своих коннотациях. Они либо отсылают носителей культуры к определенным культурным ценностям. Либо ассоциируются с культурнозначимыми смыслами.

Культурный компонент значения содержится не только в безэквивалентной лексике, но и в лексике, которая на поверхности предстает как имеющая эквиваленты в иностранном языке. Он может иметь как референциальный характер, представляя культурноспецифические аспекты физического и социального мира, так и индексальный, отсылая к специфической системе культурных ценностей. Для обеспечения эффективного межкультурного общества необходимо формирование таких умений языковой личности, которые обеспечили бы возможность создания общего культурного значения, разделяемого собеседниками, принадлежащими к различным культурам. Это означает, что для формирования навыков и умений эффективного общения необходимо включить работу по освоению культурного компонента лексического значения в процесс освоения англоязычной лексики.

 

ГЛАВА 2  ПЕРЕВОД ТЕКСТА ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО СТИЛЯ «PEARLS BEFORE BREAKFAST»

Статья «Pearls before breakfast», которая переводилась в рамках данного исследования, была написана журналистом Джином Вайнгартеном и опубликована в газете «Вашингтон Пост». В статье автор размышляет о том, какое место занимает красота в современном обществе, а именно: может ли современный человек в суете будничного дня оценить красоту в самое неподходящее время, в самом неподходящем месте? Для этого журнал «Вашингтон Пост» организовал выступление всемирно известного скрипача Джошуа Белла, который на протяжении 45 минут исполнял в метро классические шедевры. В 2007 Джин Вайнгартен был удостоен за эту статью Пулитцеровской премии. 

Данная статья представляет особый интерес с переводческой точки зрения, поскольку насыщена самыми различными реалиями, отражающими американский быт и культуру этой страны. Полный перевод статьи осуществлен впервые в рамках данного исследования.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 2

В результате проведенного исследования в статье было выделено 116 примеров лексических единиц, содержащих в своем значении культурный компонент. Основой для систематизации выявленных слов–реалий послужил предметный принцип, лежащий в основе классификаций реалий Г.Д. Томахина, представленной в главе 1. Исходя из имеющегося в нашем распоряжении материала слова–реалии можно классифицировать следующим образом:

1.            Ономастические реалии (~46%);

2.            Реалии системы образования, религии и культуры (~30%);

3.            Этнографические реалии (~11% от общего числа примеров);

4.            Общественнополитические реалии (~ 9%);

5.            Географические реалии (~ 2%).

Анализ способов передачи словреалий в переводе статьи показал, что по частотности применения прием транскрипции составляет 53%, калькирование – 23%, приближенный перевод – 8%, трансформационный перевод – 5%, транслитерация – 3%, описательный перевод – 4%, гипонимический перевод – 2%.

Слдеует отметить, что автор в статье использует не только реалии, присущие американской действительности, но и реалии, заимствованные из других культур.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проблема исследования методов перевода реалий до сих пор остается открытой. Это связано с различными взглядами переводоведов на данный вопрос; в частности, ведутся споры относительно толкования самого понятия «реалия», множество противоречивых мнений существует по вопросу классификации реалий. Спорным  также является вопрос о выделении и разграничении непосредственно способов перевода реалий, а также о правомерности и необходимости применения того или иного приема и факторах, накладывающих на их употребление определенные ограничения.

В данной работе перечислены и подробно рассмотрены наиболее часто употребляющиеся способы, которые применимы при переводе реалий, встречающихся в тексте.  Безусловно, при выборе способа перевода большую роль играет не только замысел автора текста, но и точка зрения автора перевода. Анализ системы словреалий и способов их передачи при переводе позволяет сделать следующие выводы:

1.            Словареалии являются своеобразной и вместе с тем довольно сложной и неоднозначной категорией лексической системы любого языка.

2.            Являясь одной из важнейших групп безэквивалентной лексики, реалии выступают как своего рода “хранители” и “носители” страноведческой информации, этим определяется их особая роль в художественном произведении.

3.            Нет единого определения лексики, имеющей в своем значении культурный компонент. В научной литературе для этого используются разные термины: фоновая лексика, культурномаркированные слова, национальномаркированные лексические единицы, фоновая информация, реалии. При проведении данного исследования активно использовался именно последний термин.

4.            Проблема единой классификации словреалий остается неразрешенной, однако в основу всех имеющихся классификаций положен предметный принцип.

5.            Общая схема классификации реалий, встреченных в статье, выглядит следующим образом:

1.    Этнографические  реалии:

а)            Быт;

б)           Бытовые заведения;

в)            Транспорт;

г)            Одежда;

д)           Отдых;

е)           Обычаи;

ж)           Деньги.

     2.    Ономастические  реалии:

а)            Антропонимы;

б)           Имена литературных героев, названий произведений;

в)            Имена знаменитых людей, писателей;

г)            Топонимы.

3.            Общественнополитические  реалии:

а)            Исполнительные ведомства;

б)           Государственные служащие;

в)            Военные реалии.

4.            Географические  реалии:

а)            Флора;

б)           Объекты физической географии.

5.            Реалии системы образования, религии и культуры:

а)            Система образования;

б)           Религия;

в)            Литература;

г)            Театр и кино; 

д)           Средства массовой информации;

е)           Изобразительное искусство;

ж)  Музыкальная культура.

6. Классификация составлена по частотности употребления разных типов реалий в статье. Чаще всего встречаются ономастические реалии (48%), меньше всего – географические реалии (2%).

7. В переводе встречаются следующие способы передачи культурномаркированных единиц:

а)            Транскрипция;

б)           Приближенный перевод;

в)            Транслитерация;

г)            Калькирование;

д)           Описательный перевод;

е)           Гипонимический перевод;

ж)           Трансформационный перевод.

8. По частотности употребления различных приемов передачи словреалий чаще употребляется транскрипция (53%), реже всего   гипонимический перевод (2%).

9. Поскольку каждый из приемов передачи словреалий имеет свои достоинства и недостатки, то следует использовать комбинированные способы перевода культурномаркированных единиц, не ограничиваясь одним приемом, а  сочетая их, транскрипцию и описательный перевод, или же давать пояснение или комментарий каждой реалии.

Анализом, проведенным в рамках дипломной работы, не исчерпывается глубина предложенной темы. В работе были освящены лишь некоторые аспекты роли словреалий в тексте публицистического стиля. Данная работа может послужить началом более крупного исследования в области лингвистики.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ  ЛИТЕРАТУРЫ

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М.: Советская энциклопедия, 1966. 608 с.

2. Бархударов Л.С. Язык и перевод. М.: Международные отношения, 1975.  240 с.

3. Вайсбурд М. Л. Реалии как элемент страноведения / Русский язык за рубежом. – 1972.  № 3. – 156 c.

4. Васильева, А. Н. Газетнопублицистический стиль речи. Курс лекций по стилистике русского языка / А. Н. Васильева. – М., 1982. – 198 с.

5. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка   как   иностранного. М.: Русский язык, 1983. 269 с.

6. Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы. М.: Издательство Московского университета, 1978.   172  с.

7. Виноградов В. С. Введение в переводоведение (общие и лексические вопросы). М.: Изд. Института общего среднего образования РАО, 2001. – 224 c.

8. Влахов С. Непереводимое в переводе / С. Влахов, С. Флорин. – Изд. 3е, испр. И доп.  М., 2006.   448с.

9. Егер Г. Коммуникативная и функциональная эквивалентность / Г. Егер; пер. с нем. А. Батрака // Вопросы теории перевода в зарубежной лингвистике. – М., 1978. – С. 137156.

10. Кабакчи, В.В. Английский язык межкультурного общения / В.В. Кабакчи. СПб: РГПУ, 1993.  200 с.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Играют дети в салки, бегают, кричат. Один другого догоняет, а он руки над головой подымает и кричит:
- Я в домике!
Тот, кто догнал, отвешивает ему смачный пендаль и говорит:
- А я ИПОТЕКА!!!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по иностранным языкам "Особенности передачи реалий при переводе публицистических текстов с английского языка на русский", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru