Курсовая: Анализ преступности несовершеннолетних с психологической точки зрения - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Анализ преступности несовершеннолетних с психологической точки зрения

Банк рефератов / Юридическая психология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 167 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы
Текст
Факты использования курсовой

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Введение  
Данная работа рассматривает проблему современности — преступность несовершеннолетних. Для этого был проведен психологический анализ. Выделим основные понятия, которыми будем оперировать в работе.
Преступлением считается предусмотренное уголовным законом конкретное общественно опасное деяние (действие или бездействие), посягающее на общественное или государственное устройство РФ, ее политическую и экономическую систему, государственную, общественную и частную собственность, личность, политические, трудовые, имущественные и другие права и свободы граждан, а равно иное виновно совершенное общественно опасное деяние, предусмотренное уголовным законом.
Важно отметить, что к преступлениям относятся только деяния, предусмотренные уголовным законом. Деяние, не указанное в законе, к разряду преступлений не относится и может считаться дисциплинарным, административным или аморальным проступком.
Общественная опасность является критерием, который определяет деяние как преступление, то есть причинение значительного ущерба (вреда) существующим общественным отношениям или содержащее в себе реальную угрозу причинения такого ущерба этим отношениям должно расцениваться как преступление.
Не является преступлением действие или бездействие, формально содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом, но по причине малозначительности не представляющее общественной опасности, при следующих обстоятельствах: если причиненный охраняемому объекту вред крайне мал; если направленность умысла виновного на причинение крайне малого вреда охраняемому объекту.
В различных случаях общественная опасность того или иного деяния носит конкретно-исторический характер и может изменяться на каждом этапе развития общества.
Предусмотренность деяния уголовным законом, его противозаконность или противоправность является вторым важным признаком преступления.
Но существуют еще несколько признаков преступления. Деяние не может быть признано преступлением, если оно совершено не виновно. Оно может быть признано преступлением только при наличии соответствующего психологического отношения к деянию и его последствиям со стороны совершившего лица, то есть причинение вреда, допущенное умышленно или неосторожно.
Все преступления относят к разряду аморальных безнравственных поступков, то есть тех, которые морально осуждаемы обществом. Но, с другой стороны, не всякое аморальное деяние является преступлением.
Если в Уголовном Кодексе установлено соответствующее наказание за то или иное деяние, то оно считается преступлением. Отсюда выделяем следующий обязательный признак преступления — наказуемость.
Преступление нужно отличать от других правонарушений — административных, гражданско-правовых, трудовых правонарушений и дисциплинарных проступков. Данные деяния различаются по степени и характеру общественной опасности.
Разделяют преступления по степени тяжести на 3 типа: тяжкие; не представляющие большой опасности; малозначительные.
Дадим теперь определение понятию преступности. Преступность — это совокупность всех преступлений, совершаемых в обществе за определенный промежуток времени, то есть преступность — массовидное явление, отраженное в статистике. Отличие понятий преступности и преступления в том, что понятие преступление — единичное, а преступность — понятие массовое. По признаку массовости определяется состояние преступности в обществе и ее динамика за определенные отрезки времени. Преступность обладает следующими основными признаками: историческая изменчивость, массовость, антагонистичность существующим общественным отношениям, интернациональный характер.
Историчность — социально обусловленная изменчивость преступности, которая проявляется в 2 моментах:
·в разных государствах, принадлежащих к одной и той же формации, круг преступлений не остается неизменным;
·структура и уровень преступности меняются в связи с социально-экономическими и социально-политическими изменениями в обществе.
Антагонистический характер преступности проявляется в том, что при любом общественном строе она находится в непримиримом противоречии с его основными законами и принципами жизнедеятельности.
Интернациональный характер также является неотъемлемым признаком преступности. Это обуславливается возникновением единого мирового криминального пространства и сходством по своим коренным признакам (показателям), характеру и структуре преступности в государствах с разным социально-политическим и экономическим устройством.
Состояние преступности — количественно-качественная ее характеристика. Это ее важнейший показатель, который определяется более узкими показателями:
·количеством зарегистрированных преступлений;
·количеством совершаемых преступлений и числом преступников, привлеченных к уголовной ответственности (осужденных за их совершение);
·интенсивностью преступности;
·характером структуры преступности (преобладанием корыстных, насильственных или корыстно-насильственных преступлений мужской, женской, подростковой преступности и т. п.);
·величиной причиненного ею ущерба (количеством погибших от преступников, ущербом в денежном выражении и т. п.);
·уровнем латентности преступности.
Подведя итог, можно определить преступность как относительно массовое, социально обусловленное, исторически изменчивое, антагонистическое явление уголовно-правового характера, образующееся из совокупности преступлений, совершаемых в конкретно взятом государстве или общественно-экономической формации.
Только по совокупности перечисленных критериев можно составить достоверное представление о состоянии в стране, на отдельной территории или по поло-возрастным или другим социально-демографическим критериям. Если взять за основу суждение о состоянии, например, подростковой преступности только по числу лиц, осужденных к уголовному наказанию (или отбывающих наказание в колониях), то такое заключение будет недостоверным, ибо в это число не включены подростки, совершившие малозначительные преступления, дела на которых на законных основаниях были переданы в комиссии по делам несовершеннолетних. В число осужденных не входят лица, освобожденные от уголовной ответственности по другим, указанным в законе основаниям, а также лица, в отношении которых уголовные дела не возбуждались в силу ряда причин (недостатков в работе органов дознания и следствия, объявленной амнистии и т. п.), а также не учтена доля латентных преступлений, когда преступление совершено, но пострадавшие не заявляют об этом или правоохранительным органам об этом не известно. Например, очень высок уровень латентности в делах по изнасилованиям. Исследования, проведенные среди студентов Москвы и Ростова-на-Дону, показали, что каждая четвертая из обследованных подвергалась изнасилованию, но об этом не заявляла. Так же высок уровень латентности при карманных кражах.
Не относятся к преступникам и лица, не достигшие возраста уголовной ответственности, совершившие общественно опасные деяния, так как они не являются субъектами преступления.
Под структурой преступности понимается разновидность преступлений, распределение их по видам, определяемым по следующим признакам:
·уголовно-правовым: степень общественной опасности (тяжкие, менее тяжкие, малозначительные); форма совершения (единолично или в соучастии, с насилием или без его применения); виды и размеры наказания; субъекты преступления (несовершеннолетние и взрослые, впервые совершившие и рецидивисты, особо опасные рецидивисты и др.);
·криминологическим: время и место совершения преступлений, их характер, спонтанная, самоорганизованная или организованная преступность; вооруженный характер и др.;
·социально-демографическим: возраст, половая принадлежность, род занятий, образование, семейное положение и другие социально-демографические признаки преступников.
Исходя из названных критериев и показателей, рассмотрим основные тенденции закономерности динамики преступности несовершеннолетних, а также организации профилактической работы применительно к учебным заведениям (общеобразовательным школам, гимназиям, лицеям, колледжам и т. п.).
 
1. Криминально-психологические особенности преступности несовершеннолетних
1.1. Динамика, групповой характер, степень организованности
Общество оказалось перед фактом: преступность среди несовершеннолетних катастрофически быстро растет, коренным образом меняется ее структура и характер. Важно вникнуть в суть этого феномена, понять, почему так все происходит. Не только потому, что с развалом СССР, кризисом общества и государственности распалась ранее существовавшая система профилактики, и не только в связи с действием ряда социально-негативных факторов, на что указывали и указывают криминологи, но и потому, что мы не знаем современной подростковой преступности, не знаем, что она из себя представляет. Судим о ней поверхностно на основе лишь ярко бросающихся в глаза признаков. При этом ни педагоги, ни практические психологи, ни работники правоохранительных органов психологически не готовы к ее быстрым изменениям. А отсюда — серьезные упущения в профилактической работе. Рассмотрим основные характеристики подростково-юношеской преступности.
Высокий динамизм. Преступность несовершеннолетних растет непропорционально быстро. Обычно уровень преступности сопоставляют с динамикой населения подросткового возраста. Есть такая закономерность, когда рост преступности соответствует приросту или уменьшению населения подросткового возраста. А сейчас прирост преступности среди подростков и юношей значительно опережает рост подростково-юношеской популяции: преступность среди несовершеннолетних за 10 лет выросла приблизительно в два раза. А подростково-юношеское население уменьшилось на 15 – 20 %. Это по данным нашей несовершенной и щадящей статистики. Фактически же получить точные данные трудно, поскольку в подростково-юношеской преступности высок уровень латентности, когда преступление совершено, но правоохранительным органам об этом неизвестно. Например, не все жертвы изнасилований, рэкета, карманных и квартирных краж, мошенничества заявляют о совершенном на них факте преступного посягательства. Причины разные, зависящие от характера совершенного преступления, так, при изнасилованиях действует ложный стыд; нежелание обнародовать о себе компрометирующие сведения; угрозы со стороны насильников; выплата родителями насильников родителям пострадавших “откупных”; чувство неловкости, испытываемое девушкой перед следователем (большинство из которых мужчины) и т. п. При рэкете, карманных кражах, мошенничестве действуют другие причины. Очень часто — это неверие в возможности милиции изловить и привлечь к уголовной ответственности преступников; выбор наименьшего зла (“по следствию и судам затаскают”). Самообвинение (“сам, мол, виноват, что обманули”) и т. п. Даже не обо всех квартирных кражах пострадавшие заявляют, особенно те, кому есть что-то из своих неправедных доходов скрывать. Так, группа подростков через наводчиков узнавала богатые квартиры лиц, наживших состояние незаконными способами.
Сегодня в среднем по стране каждое десятое преступление совершается подростком или юношей. По не которым регионам — каждое четвертое. Наивысший уровень преступной активности несовершеннолетних все последние годы наблюдается в Республике Бурятия, Приморском крае, Сахалинской области (300 – 500 преступников на 10 тыс. Населения в возрасте 14 – 17 лет). В 1994 году этой группой населения было совершено свыше 210 тысяч преступлений. Что скрывается за этой цифрой? То, что очень рано значительная часть подростково-юношеского населения попадает в преступный мир и приобщается к его страшным законам жизни. Отсюда наибольшая вероятность рецидива: чем раньше встанет человек на этот путь, тем быстрее достигает уровня особо опасного рецидивиста. Это — закономерность.
Поэтому за последние 15 лет средний возраст особо опасного рецидивиста снизился на 4 – 5 лет (с 28 – 30 лет до 23 – 25 лет). Рецидивист опасен не только и не столько потенциальной возможностью совершения им нового преступления, сколько возможностью приобщения неустойчивых подростков и юношей к преступному образу жизни. Он в одиночку не действует, а организует преступные группы, втягивая в них новичков, т. е. начинает криминализировать подростково-юношеское население, порождать первичную преступность. Рецидивист становится учителем и наставником подростков в сфере преступной деятельности. Молодой рецидивист опасен и тем, что по возрасту (23 – 25 лет) он не далеко “ушел” от подростков и поэтому как личность он психологически им интересен. Значит, чем больше несовершеннолетних становится на путь преступлений, тем больше опасность эскалации преступности, т. е. ее самопорождения, саморазвития по присущим ей законам.
Групповой характер преступности несовершеннолетних. Известно, что истоки формирования криминогенных и криминальных групп несовершеннолетних находятся в семейном неблагополучии подростков, их неудовлетворительном положении в первичном учебном коллективе (классе, учебной группе), в нарушении принципа социальной справедливости в отношении отдельных учащихся, заформализованности работы с ними. Все это они стремятся компенсировать свободой “на улицах” в среде таких же отвергнутых и непонятых.
Именно потребность в общении (у подростков она особенно обострена), потребность в самоутверждении, в реализации своих возможностей и способностей, в признании окружающих, поиск психологической и физической защиты от необоснованных притязаний окружающих, заставляет их объединяться в группы.
Это связано с их психофизиологическими и социально-групповыми особенностями. Подросток, особенно социально-неблагополучный, всегда тянется к силе, а объединение в группы намного ее увеличивает. Нравственные установки и психологическая атмосфера ближайшего социального окружения несовершеннолетних приобретают решающее значение для развития и закрепления асоциальных привычек и стереотипов поведения. Особенно велика в психологическом отношении роль “тусовок” (мест сбора подростков), где группируются подростки, оформляясь в криминальные и криминогенные группы. Здесь они заводят знакомства, находят друзей — единомышленников по криминальной деятельности, обмениваются информацией, занимаются “любовью в очередь”, употребляют токсические и наркотические вещества. Исследования, проведенные в ряде городов России, свидетельствуют, что подростки придают большое значение “тусовочным” встречам. Около 60 % из числа обследованных ежедневно проводят свободное время в “тусовках”. В последние годы “тусовки” переродились в своеобразные “клубы по криминальным интересам”, в школы по повышению “криминального мастерства”. Так, карманники “тусуются” в одном месте, рэкетиры — в другом, мошенники — в третьем, грабители — в четвертом и т. п. Если раньше для “тусовок” выбирались тайные места (подвалы, чердаки, подъезды, отдельные нежилые строения и т. п.), мало знакомые взрослым и милиции, то теперь подростки “тусуются” порой на глазах у всех (на дискотеках, кафе, барах, ресторанах), оставив подземелья и чердаки для бомжей. Состав “тусовочников” очень показателен. Каждый третий посетитель “тусовки” не имеет отца или не живет с семьей, у каждого десятого нет матери. Каждый третий состоит на учете в отделе профилактики преступности несовершеннолетних (ОППН). Личное дело каждого пятого разбиралось на комиссии по делам несовершеннолетних. По результатам опроса большинство “тусовочников” употребляло алкоголь, и многие пробовали токсические и наркотические вещества. Наиболее значимы для посетителей “тусовок” такие ценности, как деньги, секс, “тачка” (машина), “красивая жизнь” (посещение ресторанов, отдых за границей). Больше всего их привлекают такие виды деятельности, как коммерция, рэкет, работа в охранных структурах. Из всего этого можно сделать вывод, что “тусовка” играет большую роль в психологической подготовке подростков к криминальному образу жизни: она становится копилкой криминального опыта.
 
1.2. Организованный характер преступности несовершеннолетних
           Группирование — начало организованной преступности, но без определенного руководства со стороны взрослых рецидивистов и мафиозных структур она так и останется лишь групповой преступностью. Именно мафиозные структуры и рецидивисты придают ей организованный характер. Что же такое организованная преступность? На мой взгляд, организованность предполагает: во-первых, включение подростковой группы в преступную группу более высокого порядка (взрослых преступников), связанную с органами власти, с ее коррумпированными элементами. А отсюда, во-вторых, подчинение криминальной подростковой группы и ее деятельности “общему командованию”, т. е. мафиозным руководителям, их стратегическим замыслам. В-третьих, организованность связана с функциональным разделением преступной деятельности подростковых групп (с четким разделением территорий и зон преступного промысла (транспортировка наркотиков, оружия, рэкет)). В-четвертых, организованность предполагает в качестве обязательного элемента профессионализацию в тех или иных видах преступной деятельности подростковых групп, а также профессионализацию внутри группы при совершении конкретных преступлений. Например, у групп, занимающихся сбытом наркотиков, можно выделить организатора (“бригадира”), хранителей наркотиков, сбытчиков, держателей “кассы” и т. п. У групп “наперсточников” сходная структура: “бригадир”, “зазывала”, “игрок подставной”, провоцирующий своими выигрышами публику на игру, охрану, “отмазчиков”, хранителя “кассы” и т. п. В-пятых, организованность предполагает также общие для всех преступных групп, входящих в данную преступную организацию, правила поведения — “законы”, “нормы”, ценности, получившие наименование “криминальная субкультура”. В-шестых, важным элементом организованности является специальный подбор “кадров” в преступные группы из числа несовершеннолетних и молодежи и их подготовка в специальных местах (подпольных спортзалах и т. д.) стрельбе, каратэ, приемам дзюдо, и способам преступной деятельности и тотальный контроль за поведением каждого члена организации. И, наконец, в-седьмых, наличие определенных “судебных” инстанций, наделенных правами проводить “разборки”, наказывать виновные группы или отдельных участников. Однако, здесь приведены признаки организованной преступности, характеризующие место в ней подростковых преступных групп.
 
2. Подростковый алкоголизм, токсикомания, наркомания и преступность
Особая связь групповой преступности несовершеннолетних с алкоголизмом. Связь эта многоканальная, прямая и обратная. Алкогольные эксцессы несовершеннолетних — это и способы “взрослого” самоутверждения, проведения досуга, свободного общения. Они — групповые по своему характеру. Едва ли можно встретить случаи, когда подростки употребляли алкоголь в одиночку. Им обязательно нужны зрители, аудитория, действия перед ней и составляют суть группового алкогольного эксцесса. Нередко ошибочно полагают, что есть лишь один механизм связи преступности несовершеннолетних с алкоголизмом, а именно — совершение преступлений в состоянии алкогольного опьянения.
С ориентацией на действие этого механизма преимущественно и пытаются строить профилактическую работу. Однако, как показывают исследования и практика, только 25 – 35 % преступлений совершается лицами, находящимися в состоянии алкогольного опьянения. Именно эта формула и находит свое отражение в уголовной статистике. Вместе с тем, свыше 35 % корыстных преступлений совершается несовершеннолетними в трезвом состоянии, но для добычи средств на приобретение алкоголя. Здесь уже действует другой, не отражаемый в головной статистике и недостаточно учитываемый в профилактической работе, механизм связи групповых преступлений и алкоголизации несовершеннолетних.
Например, потребность во “взрослом” самоутверждении побуждает к участию в групповых алкогольных эксцессах, которые могут заканчиваться преступлениями. По этой формуле совершаются свыше 40 % всех насильственных преступлений, актов вандализма и хулиганства, особенно в ночное время суток. Это говорит о важности конкретной профилактической работы для сотрудников милиции на местах: знать места, притягательные для подростков, уметь их контролировать, вовремя принимать меры по недопущению “разборок”, краж, грабежей.
До настоящего времени в профилактике преступности недостаточно уделялось внимания четвертому механизму связи групповых преступлений несовершеннолетних с алкоголизмом, когда систематическое раннее употребление алкоголя ведет к интенсивному (ударному) развитию алкогольной болезни, сопровождающейся деградацией личности подростка, а деградируемая личность ищет себе подобных — группы деградирующих подростков для систематического совершения корыстных преступлений.
Изучение историй болезней лиц, находившихся на излечении в лечебно-трудовых профилакториях, показало, что у тех, кто начал употреблять алкоголь подростками, алкогольная болезнь развивается в 2,5 – 3 раза быстрее, нежели лиц, начавших употреблять алкоголь, будучи уже совершеннолетними. Вот почему в борьбе с групповой преступностью важно антиалкогольное воспитание несовершеннолетних. Деморализованные систематическим употреблением алкоголя подростки систематически совершают мелкие кражи, подвизаются в качестве грузчиков в ларьках, коммерческих палатках, супермаркетах, попрошайничают, группируясь (“кучкуясь”) в асоциальные и криминальные группы.
Важно знать типологию подростков по их отношению к алкоголю и мотивации его потребления. Здесь выделяют следующие группы несовершеннолетних:
·начинающие пить “из любопытства”;
·употребляющие алкоголь в целях самоутверждения;
·любители “кайфа”
·“алкогольные эстеты”;
·бравирующие;
·страдающие алкогольной болезнью.
Развитие алкоголизма начинается с безобидного, на первый взгляд, употребления алкоголя — из любопытства. Некоторая часть подростков, удовлетворив свое естественное в этом возрасте любопытство, больше никогда алкоголь не употребляет.
У других же, испытавших состояние алкогольного опьянения, потребление алкоголя в группах сверстников или с участием взрослых приобретает личностный смысл, когда выпивка становится средством самоутверждения. Такие алкогольные эксцессы обычно носят групповой характер, должны иметь так называемую аудиторию, в глазах которой необходимо самоутвердиться (свою группу, других сверстников или взрослых). Группа алкоголизирующих подростков легко превращается в “скоп”, избрав для самоутверждения в качестве способов пьяный кураж, хулиганство, демонстрацию силы, совершение актов вандализма, драки, поножовщину и т. п.
Иначе развивается групповое криминальное поведение несовершеннолетних, когда употребление спиртного входит в традиционные ритуалы в качестве компонента досуга. Сюда относятся группы “любителей кайфа”, а также “алкогольных эстетов”, у которых социальная зависимость от алкоголя дополняется психологической зависимостью. Первые пьют, чтобы испытать алкогольную эйфорию, а вторые подкрепляют употребление алкоголя своими “теориями”: что и как пить предпочтительнее, чтобы получить удовольствие и наслаждение. Из солидарности или под психологическим давлением к ним присоединяются и другие подростки, для которых в состоянии опьянения легче продемонстрировать свое превосходство над другими, показать себя “настоящим мужиком”, почувствовать уверенность в себе.
Алкогольным эстетам свойственно вовлекать в пьянство девушек, их спаивание, организация притонов, совершение актов изнасилований. У групп “любителей кайфа” и “алкогольных эстетов” криминальное поведение становится дополнением к алкогольным эксцессам, поскольку только употреблением алкоголя заполнить досуг невозможно.
Наибольшим криминальным риском обладают группы подростков, бравирующих употреблением алкоголя. Суть этой бравады — в стремлении “всех перепить”. Досуг их примитивен. Такое смыслообразующее стремление к алкоголю (“выпью пол-литра и не опьянею”, “моя норма — вам не по зубам!” и др.) способствует быстрому перерастанию социальной и психологической зависимостей в физическую зависимость от спиртного, ведет к деградации личности, к той стадии алкогольной болезни, когда начинает пить без разбора что попало, с кем попало, где попало и когда придется, и в таком состоянии легко идет на любое преступление для добычи средств на алкоголь.
За последнее время среди криминальной молодежи возникло новое, прямо противоположное отношение к алкоголю — своеобразный сухой закон. Возник он под влиянием определенных мафиозных структур, вербующих из среды наиболее физически развитых подростков себе телохранителей, подручных для расправы с непокорными, сборщиков “дани” (рэкетиров) и т. п.
 
2.1. Токсикомания и групповая преступность подростков 
Распространены среди групп несовершеннолетних правонарушителей в целях одурманивания себя разные виды токсикомании — сознательное самоотравление, а значит, и самоуничтожение. Обычно подростки вдыхают сильнодействующие спиртосодержащие вещества — краски, различные аэрозоли; употребляют парфюмерную продукцию; заглатывают в больших количествах медикаментозные препараты, вызывающие состояния близкие к наркотическим; вводят в вены разные смеси; употребляют препараты бытовой химии; производственные эмульсии и красители, различные экстракты растительных веществ.
Мотивы употребления токсических веществ почти совпадают с мотивами употребления алкоголя. Основные из них:
·потребление из любопытства;
·бравада своей смелостью;
·стремление самоутвердиться в среде себе подобных;
·групповая сопричастность (“за компанию”);
·желание получить “кайф”;
·желание развлечь себя;
·желание уйти от реальных жизненных проблем в мир галлюцинаций;
·желание снять психологический барьер перед совершением других форм асоциального и криминального поведения (перед занятием групповым сексом, совершением преступления и т. п.).
Как и алкоголикам, всем токсикоманам свойственно стремление объединяться в группы для приобретения, хранения и потребления токсических веществ. “За компанию” легче всего преодолевается страх пред токсическим отравлением, интереснее переживать состояние токсических галлюцинаций. В этом состоянии подросткам свойственна повышенная внушаемость, конформное, зависимое от группы поведение. Поэтому токсикоманы в руках более опытных лидеров орудием совершения разных видов преступлений. За токсические вещества или их заменители, медицинские препараты токсикоманы готовы совершить любое преступление. Нередко прием токсических веществ приводит в смерти токсикомана. Группы токсикоманов можно отнести к примитивным преступным группам несовершеннолетних.
 
2.2. Наркомания и групповая преступность несовершеннолетних 
Особую заботу должна вызывать у сотрудников милиции и педагогических работников работа по предупреждению групповой преступности, связанной с наркоманией. По данным МВД, в России 2,0 миллиона наркоманов. К 2000 году их число удвоится. Более 20 млн. человек, в основном молодежи, пробовали наркотики. Наркомания — чрезвычайно сложное социально-негативное явление, заключающееся в изготовлении, хранении и сбыте наркотиков. Это самая доходная сфера преступного бизнеса, приобретающая все более международный характер, в которой важное место отводится подросткам, как потребителям наркотиков, так и субъектам преступного промысла. В одиночку здесь не работают. Обычно группу наркоманов возглавляет взрослый или юноша, отбывшие наказания в исправительном учреждении. Группе свойственны: ярко выраженная конспиративность, корпоративность, четкое распределение ролей в группе, свои законы, правила поведения, сигналы обмена информацией. Нередко группу, занимающуюся изготовлением, хранением и сбытом наркотиков отождествляют с наркоманами, т. е. с лицами, употребляющими наркотики, что не правомерно. Группа, избравшая распространение наркотиков как средство обогащения, как правило, не употребляет наркотики. Она лишь изготовляет, хранит, сбывает наркотики, вовлекает других людей в наркоманию, организуя притоны и склоняя их к употреблению наркотиков. Но наркомания обязательно порождает ряд примыкающих и сопутствующих к ней групповых преступлений. Перечислим основные из них:
·незаконный посев или выращивание опийного мака, индийской, южной, маньчжурской конопли и других запрещенных к возделыванию культур, содержащих наркотические вещества;
·их транспортировка из регионов произрастания в другие районы страны по конспиративным каналам групп наркоманов;
·подделка рецептов с целью приобретения лекарств наркотического действия;
·продажа рецептов или самих наркотиков, предназначенных для лекарственных целей;
·организация или содержание притонов для принятия наркотиков или предоставление помещения в тех же целях;
·совершение в состоянии наркотического опьянения групповых преступлений или же совершение преступлений для добычи средств на приобретение наркотиков (кражи, грабежи, разбойные нападения и т. п.);
·создание подпольным лабораторий по изготовлению синтетических наркотиков, наркотиков типа “винт” (не дающих привыкания) и использование выделений живых организмов (отдельных видов паукообразных) для достижения наркотического опьянения.
По оценкам специалистов Федеральной пограничной службы России, во всем мире на границе у контрабандистов изымается только около 10 % наркотиков, а остальная, большая из них часть проходит. При этом идет постоянное усовершенствование способов провоза наркотика через границы. Чемоданы с двойным дном — уже вчерашний день... Чаще всего провозят героин в герметических пакетах, которые притапливаются в бензобаках машин, в пакетах с соком, коробках конфет и собственных желудках (поместив, например, НВ в презерватив), и т. п.  
Между кланами наркодельцов постоянно идет открытая и скрытая война, за сферы преступного промысла, дележ территорий торговли. В этих “разборках” гибнет огромное количество людей, согласных даже под риском угрозы собственной жизни, идти на эту войну, только ради обогащения. Подростки в этой войне всего лишь — разменная монета.
 
3. Криминальная субкультура как механизм воспроизводства преступности несовершеннолетних
Основным фактором взаимной криминализации в криминальных группах подростков является криминальная субкультура. Для ее обозначения используются и другие термины: “вторая жизнь”, “социально-негативные групповые явления”, “асоциальная”.
Считается, что вначале криминальная субкультура возникла в закрытых воспитательных и исправительных учреждениях, а затем распространилась за их пределами, захватив большую часть подростков, прежде всего, трудовых и педагогически запущенных. Криминальная субкультура, как и любая культура, по своей сущности агрессивна. Она вторгается в культуру официальную, взламывая ее ценности и нормы, насаждая в ней свои правила и атрибутику. Известно, что носителем является язык. Возьмем наш “великий и могучий русский язык”. На сегодняшний день он оказался пронизан терминологией уголовного жаргона, на котором охотно говорят как подростки, так и депутаты государственной думы. А ведь утрата чистоты национального языка — серьезный симптом нарастания процесса криминализации общества. Эта криминализация, в первую очередь, затрагивает подрастающее поколение, как наиболее активную в криминальном отношении часть общества и наиболее чуткую по своим возрастным особенностям к языковым инновациям.
Носителями криминальной субкультуры являются — рецидивисты. Они аккумулируют, пройдя через тюрьмы и колонии, устойчивый преступный опыт, “воровские законы и понятия”, а затем передают его подрастающему поколению. Здесь можно говорить о трех психологических механизмах воспроизводства подростковой преступности. Первый — персонализированный, когда рецидивист из числа взрослых берет “шефство” над конкретным подростком, знакомя его с “законами” преступного мира. Второй механизм — через криминализацию всего населения, приобщая его к уголовному языку, приучая мыслить криминальными категориями. Третий механизм — через криминальную группу. Эти группы становятся школами первоначальной подготовки молодых преступников и носителями традиций преступного образа жизни. Поскольку криминальные группы по всей стране и с зарубежьем связаны многочисленными каналами (“дорогами”, “трассами”), постольку это способствует универсализации, типизации норм и ценностей криминальной субкультуры, быстроте ее распространения.
Под криминальной субкультурой понимается совокупность духовных и материальных ценностей, регламентирующих и упорядочивающих жизнь и деятельность криминальных сообществ, что способствует их живучести, сплоченности, криминальной активности и мобильности, преемственности поколений правонарушителей. Основу криминальной субкультуры составляют чуждые гражданскому обществу ценности, традиции, различные, ритуалы объединившихся в группы молодых преступников. Ее социальный вред заключается в том, что она уродливо социализирует личность подростка, стимулирует перерастание возрастной оппозиции в криминальную, именно потому и является механизмом “воспроизводства” преступности в молодежной среде.
Криминальная субкультура отличается от обычной подростково-юношеской субкультуры криминальным содержанием норм, регулирующих взаимоотношения и поведение членов группы между собой и с посторонними для группы лицами (с “чужими”, милицией, общественностью, взрослыми, женщинами и т. п.). Она прямо, непосредственно и жестко регулирует образ жизни и криминальной деятельности, внося определенный порядок. В ней прослеживается:
·резко выраженная враждебность по отношению к общепринятым нормам и ее криминальное содержание;
·внутренняя связь с уголовными традициями;
·скрытность от непосвященных;
·наличие целого набора (системы) строго регламентированных в групповом сознании атрибутов.
Криминальной субкультуре несовершеннолетних присущи следующие особенности:
·попрание прав личности, выражающееся в агрессивном, жестоком и циничном отношении к “чужим”, слабым и беззащитным;
·отсутствие чувства сострадания к людям, в том числе и к “своим”;
·нечестность и двуличие к “чужим”;
·паразитизм, эксплуатация “низов”, глумление над ними;
·обесценивание результатов человеческого труда, выражающееся в вандализме;
·неуважение прав собеседников, выражающееся в кражах и хищениях;
·поощрение циничного отношения к женщине и половой распущенности;
·поощрение низменных инстинктов и любых форм асоциального поведения.
 
4. Привлекательность криминальной субкультуры для несовершеннолетних
Криминальная субкультура, ценности которой формируется уголовным миром с максимальным учетом возрастных особенностей подростков, привлекательна для подростков и юношей:
·наличием широкого поля деятельности и возможностей для самоутверждения и компенсации неудач, постигших их в обществе;
·процессом криминальной деятельности, включающей риск, экстремальные ситуации и окрашенной налетом ложной романтики, таинственности и необычности;
·снятием моральных ограничений;
·отсутствием запретов на любую информацию и, прежде всего, на интимную;
·учетом состояния возрастного одиночества, переживаемого подростком, и обеспечением ему в “своей” группе моральной, физической, материальной и психологической защиты от агрессии извне.
Криминальная субкультура, представляя собой целостную культуру преступного мира, с ростом преступности все более расслаивается на ряд подсистем (субкультура “воровская”, тюремная, рэкетиров, проституток, мошенников, фарцовщиков и др.), противостоящих официальной культуре. Подростково-юношеская криминальная субкультура — одна из самостоятельных подсистем, тесно связанная с другими подсистемами уголовного мира.
Для определения эмпирических признаков (критериев) степени сформированности и действенности криминальной субкультуры в молодежной среде учебного заведения, исправительного заведения, населенном пункте был использован метод экспертных оценок. Экспертами выступали начальники исправительных учреждений, работники инспекций по делам несовершеннолетних, директора спецшкол, уголовного розыска. По их оценкам, признаки проявления криминальной субкультуры во всех названных местах сходны, что позволяет использовать их в психодиагностических целях.
Все критерии, названные экспертами, были сведены в следующие классифицированные группы:
1.               Признаки, характеризующие межгрупповые отношения и групповую иерархию.
2.               Наличие в учреждении враждующих между собой группировок и конфликтов между ними.
3.               Жесткая групповая стратификация с делением людей на “чужих” и “своих”, а “своих” — на касты.
4.               Наличие многообразных привилегий для “элиты” и различных табу.
5.               Распространенность ритуалов “прописки” новичков.
6.               Признаки, характеризующие отношения к слабым, “низам” и “отверженным”.
7.               Факт появления “отверженных (“неприкасаемых”).
8.               Клеймение вещей и предметов, которыми должны пользоваться только “неприкасаемые”.
9.               Подверженность “низов” поборам и вымогательству.
10.            Распространенность специальных способов снижения статуса: мужеложства, “вафлерства”, “парафина”, стирки носков и др.
11.Распространенность симуляций болезней и членовредительства среди “низов”.
Признаки, характеризующие отношение к режиму и воспитательной работе:
1.               Групповые нарушения режима учреждения и групповые неповиновения.
2.               Групповые побеги, уходы из дома, бродяжничество.
3.               Уклонения “авторитетов” от “грязных работ”.
4.               Уклонения от учебных занятий, собраний.
5.               Отказ от работы в официальном активе или двурушничество.
6.               Проявление актов вандализма.
Признаки, характеризующие способы проведения свободного времени:
1.               Распространенность азартных игр.
2.               Распространенность тюремных способов проведения досуга, тюремной лирики и тюремных поделок.
3.               Групповое употребление токсических и наркотических веществ, чифирования.
Признаки, характеризующие способы общения, опознания и связи:
1.               Распространенность кличек как средства стигматизации.
2.               Распространенность татуировок как знаковой системы общения, принятых в уголовной среде.
3.               Распространенность уголовного жаргона и других способов общения.
Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что многие элементы криминальной субкультуры, во-первых, полифункциональны (татуировки, выполняющие одновременно функции стратификации, стигматизации и коммуникации, опознание “своих” и клички, выполняющие те же функции); во-вторых, каждый элемент криминальной субкультуры обладает основной функцией (татуировки — функция стратификации, клички — функция коммуникации); в-третьих, каждый элемент криминальной субкультуры по-разному преломляется в психологии группы и интериоризируется индивидом (удовлетворенность кличкой или татуировкой, до стремления своими способами избавиться от них). Знание приверженности группы и личности к определенным ценностям (увлеченность каратэ, культуризмом, боксом и т. д.) позволяет с достаточной вероятностью прогнозировать их поведение и принимать заранее необходимые меры профилактики.
 
5. Пути профилактики преступности несовершеннолетних
5.1. Меры профилактики и их классификация
За последние годы в стране распалась ранее существовавшая советская система мер борьбы с преступностью несовершеннолетних. Эта система включала свыше 50 социальных институтов — разнотипных государственных и общественных организаций и учреждений.
Очень дорогую цену общество вынуждено платить в связи с демонтажем системы профилактики, свертывания многомиллионного движения общественности за укрепление правопорядка. Лишившись таких ее структурных компонентов, как народные дружины, советы профилактики, общественные пункты охраны правопорядка, товарищеские суды, посты народного контроля и т. п. и не создав ничего нового, государство не просто ослабило свой профилактический потенциал, а как бы провело полосу отчуждения между официальной судебно-правовой властью и населением. А ведь применительно к преступности нужен и должен быть широкий общественный контроль, контроль, основанный на заинтересованности всего гражданского общества.
Столь неоправданным оказался демонтаж системы правового просвещения и воспитания населения. Также ее звенья, как преподавание основ права на всех ступенях образования, правовые народные университеты, постоянные телепередачи и юридические рубрики в газетах и журналах, несли не только нужную правовую информацию, но и формировали нравственность, гражданственность, законопослушание. Веление времени — возрождение системы профилактики преступного поведения и дальнейшее ее развитие, создание новых форм, с дальнейшим постоянным ее усовершенствованием.
В доперестроечной криминологической литературе подробно были изложены общие требования к организации системы профилактики преступности несовершеннолетних. Сейчас же многолетний накопленный опыт профилактики преступности не используется.
Исследования, проведенные правоохранительными органами, показывают, что преступность несовершеннолетних более “чувствительна”, чем взрослая преступность, к мерам борьбы с ней.
Чем же достигалось снижение преступности подростков в ряде школ, училищ и регионов страны?  
Это, прежде всего, реализация на уровне региона — общесоциальных, экономических, организационных мер, осуществляемых местными органами власти. Так, в ряде мест, где уровень преступности учащихся значительно ниже, чем по другим регионам, существенную роль сыграли координационные советы, создаваемые в каждой области из представителей правоохранительных органов, общественных организаций и системы образования, которые обеспечивали планомерность и комплексность используемых мер, направленных на устранение условий жизни и воспитания, способствующих возникновению и формированию криминальных групп несовершеннолетних. Это не только глобальные социальные меры, направленные на стабилизацию политической, экономической, социальной обстановки в стране, без разрешения которой о коренном переломе в борьбе с современной преступностью не может быть и речи. Это — сфера политики, деятельности политиков и власти в целом. Важно воссоздать низший уровень профилактической работы, непосредственно учебные заведения и должностные лица на местах. Она должна включать как общие меры, так и специально целенаправленные психолого-педагогические, специально-криминологические меры предупреждения групповых и индивидуальных преступлений несовершеннолетних.
Общие меры включают повышение качества всего учебного процесса, совершенствование его организации, методического уровня. Это — четкое выполнение учебного плана, предупреждение пропусков занятий без уважительных причин и прогулов, обеспечение повседневной занятости учащихся после занятий, проведение культурных мероприятий (“праздничных огоньков”, дискотек, концертов, походов, межшкольных спортивных соревнований и т. д.).
Общие меры включают также меры воспитательные. Сюда относится не только “повышение воспитывающей роли обучения”, но и гуманизация межличностных отношений педагогов с учащимися. Это весьма важная и острая проблема, поскольку по официальным данным Министерства образования 46 процентов учителей даже не скрывают, что пользуются авторитарными методами без учета Конвенции о правах ребенка. Представьте только себе — каков уровень дидактогении в нашей стране, при таком проценте авторитарных учителей. Сколько в отечественной педагогике говорилось, что подросток, учащийся не только объект, но субъект воспитания, что главным инструментом воспитания является коллектив учащихся. Одним из инструментов воспитательного процесса должны стать стихийно возрождаемые общественные организации подростков и молодежи (пионеры, спортклубы, драмкружки, активизация органов ученического самоуправления, проведение ученических конференций и др.).
Конечно, эти общие и воспитательные меры не принесут результатов, если не будут подкреплены соответствующими социальными и экономическими мерами, связанными с социальной защитой личности, гарантирующими права на труд, отдых, социальное обеспечение.
К специальным психолого-педагогическим мерам относятся:
·психодиагностические: изучение поступающего на учебу контингента и выявление лиц с повышенным криминальным риском (трудных и педагогически запущенных учащихся, состоявших на учете в ОППН и КДН, а также имеющих судимости, прибывших из спецшкол или колоний), выявление их дружеских связей внутри школы (училища) и за ее пределами;
·психокоррекционные: систематическая правовоспитательная работа с этими учащимися с использованием индивидуальных и коллективных форм работы, наблюдения за их межличностными отношениями;
·психопрофилактические: использование широкого диапазона мер ранней профилактики групповых правонарушений со стороны подростков, “вытесненных” из неблагополучных семей, а также из учебных групп; обеспечение систематического контроля за их поведением внутри школы, училища и за их пределами.
К специальным криминологическим мерам относятся:
·выявление асоциальных, криминогенных и криминальных групп, установление их внутриучилищных и внешних связей;
·выявление роли каждого члена группы и разработка мер его отрыва от группы;
·выявление фактических и потенциальных лидеров и разработка мер по пресечению их лидерской деятельности в подобных группах;
·разработка тактики работы с асоциальными и криминогенными группами подростков.
 
5.2. Принципы профилактической работы
        Успех названных мер зависит от высокого уровня правовой и психолого-педагогической компетентности лиц, занимающихся профилактикой преступности несовершеннолетних, глубокого знания и соблюдения основных принципов профилактической работы. Прежде всего, каждый участник профилактической работы должен четко представлять себе особенности подростковой преступности и особенности ее профилактики. Принцип компетентности запрещает делать “все за всех”, предполагает полное использование администрацией учебного заведения и его коллективом предоставленных им прав и полномочий, прежде, чем обратиться в правоохранительные органы за помощью. Вместе с тем, едва ли сможет мастер производственного обучения, классный руководитель выявить характер криминальной группы, ее структуру, лидеров, дифференцировать роли каждого, если они не владеют азами психологии и такими психологическими методами, как психологическое наблюдение, методика интервьюирования, обобщение независимых характеристик, метод самооценок, различные тестовые методики (например, “Дом, дерево, человек”, “Моя семья”, “Семейный праздник”, различные проективные тесты), метод незаконченных предложений и др.
В профилактике групповой преступности несовершеннолетних важно соблюдать требования принципа взаимодействия всех сил, ведущих борьбу с преступностью несовершеннолетних.
Взаимодействие заключается:
·в своевременном обмене информацией между участниками профилактической работы о появлении криминогенных и криминальных личностей и групп;
·совместной разработке планов по переориентации, разобщению и пресечению деятельности криминальных групп;
·обеспечении совместного постоянного контроля за функционированием таких групп;
·умелом использовании преимуществ каждой из взаимодействующих сторон.
Так, члены педагогического коллектива школы, училища повседневно “видят” своих учащихся, могут более глубоко выявить их связи и отношения в школе и училище, а органы милиции — использовать свои властные полномочия по воздействию на такие группы вне учебного времени.
 
Заключение
Хотя о подростковой преступности можно услышать, увидеть и даже можно испытать ее на себе, большинство людей все еще не восприняли всерьез эту проблему.
Конечно, экономика, социальная политика, духовная сфера не развиты в нашей стране на должном уровне и вовсе не располагают к искоренению преступности.
В практическом смысле мы убедились, что недопущение правонарушений в период содержания несовершеннолетних в исправительных учреждениях по причине воздействия на людей психологического механизма взаимной криминализации, не учитываемый в должной мере в своей работе сотрудниками этих учреждений. Можно наблюдать, что опыт социальной изоляции не так действенен, как думали раньше. Это зависит от множества причин. Во-первых, среда, в которой подростки там находятся, та же что и на воле; санитарные, социальные, экономические условия не выдерживают никакой критики; во-вторых, во многих колониях и спецшколах уровень преступности и различных видов деликвентного поведения, свойственного местам социальной изоляции, не только остается высоким, но имеет тенденцию к росту; в-третьих, изоляция от общества накладывает свой отпечаток психические свойства личности, систему ее межличностных отношений, вызывая различные переживания, привыкает к сложившемуся стереотипу общения, мировоззрению, ценностям. В результате всех этих воздействий личность еще более криминализируется.
Бороться с рецидивной преступностью несовершеннолетних можно посредством обеспечения социальной адаптации подростков, возвращающихся из воспитательно-трудовых колоний и специальных учебно-воспитательных учреждений. Но здесь возникают трудности из-за того, что почти половина числа подростков, покидающих эти заведения, — сироты, которые лишились родительского попечения. Их никто не ждет, многим негде жить, не на что существовать. Проблема трудоустройства таких людей также остается не решенной.
Недостатки в нормотворческой деятельности также являются огромной проблемой при борьбе с преступностью несовершеннолетних. Предусматривалась разработка в трехмесячный срок проектов нормативных актов о реорганизации системы государственных органов, которые осуществляли функции по профилактике, предупреждению преступности и иных правонарушений несовершеннолетних, о создании соответствующих структур в системе органов исполнительной власти всех уровней и о защите прав несовершеннолетних. Однако, предусмотренные в Указе Президента Российской Федерации от 16 сентября 1992 года “О первоочередных мерах в области государственной молодежной политике” меры и законы по этим вопросам до сих пор не претворены в жизнь, хотя сроки, установленные для их подготовки, давно уже истекли.
Какие же меры нужно предпринять, чтобы остановить, а по возможности и уменьшить рост преступности среди подростков? В первую очередь, стоит задуматься о занятости молодежи. Почему бы не начать строить и восстанавливать спортклубы, детские площадки, пионерские лагеря, парки отдыха? Почему бы не попробовать повышать уровень профессиональной подготовки практических психологов, педагогов, сотрудников ИДН и КДН, не вести пропаганду здорового образа жизни, труда и т. д.?
Огромную роль играют в жизни детей родители. Им нужно понять, что не надо забывать о духовной и о моральной сторонах воспитания. Ведь дети хотят быть понятыми, чувствовать себя нужными и иметь равные со всеми права. Надо, чтобы дети становились взрослыми на глазах родителей, при их помощи.
Надо помнить одно: преступность победить невозможно, но не бороться с ней тоже нельзя!
 
Библиографический список
1. Горькая случайность.// Подмосковные известия. — 1995, 21 декабря.
2. Иншаков С. М. Зарубежная криминология. — М., 1997.
3. Кондратьев М. Ю. Подросток в системе межличностных отношений закрытого воспитательного учреждения. — М.: Изд. Федерального института социологии образования. — 1994. — С. 29 – 71.
4. Кондрашов А. Красный свет “белой смерти”.// Аргументы и факты. — 1995, № 35.
5. Кофырин Н. “Тусовка” — тоже жизнь.// Аргументы и факты. — 1990, № 40.
6. Криминология. Учебник для вузов. — М.,1997.
7. Кутафин Е. А. Основы государства и права. — М., 1998.
8. Машкина К
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Говорят, что лучшее средство от одиночества - это женитьба. Ну, не знаю, не знаю... Не может быть, чтобы не существовало более гуманных способов.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по юридической психологии "Анализ преступности несовершеннолетних с психологической точки зрения", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru