Реферат: Концепция "информационного общества" - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Концепция "информационного общества"

Банк рефератов / Социология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 157 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Историкобиографическая справка
Информационное общество  социологическая и футурологическая концепция, полагающая главным фактором общественного развития производство и использование научнотехнической и другой информации. Концепция информационного общества является разновидностью теории постиндустриального общества, основу которой положили З.Бжезинский, Д.Белл, О.Тоффлер. Рассматривая общественное развитие как “смену стадий”, сторонники теории информационного общества связывают его становление с доминированием “четвертого”, информационного сектора экономики, следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. При этом утверждается, что капитал и труд как основа индустриального общества уступают место информации и знанию в информационном обществе. Революционизирующее действие информационной технологии приводит к тому, что в информационном обществе классы заменяются социально недифференцированными “информационными сообществами” (Е.Масуда). Традиционным громоздким корпорациям Тоффлер противопоставляет “малые” экономические формы  индивидуальную деятельность на дому, “электронный коттедж”. Они включены в общую структуру информационного общества с его “инфо”, “техно” и другими сферами человеческого бытия. Выдвигается проект “глобальной электронной цивилизации” на базе синтеза телевидения, компьютерной службы и энергетики  “телекомпьютерэнергетики” (Дж. Пелтон). “Компьютерная революция” постепенно приводит к замене традиционной печати “электронными книгами”, изменяет идеологию, превращает безработицу в обеспеченный досуг (Х.Эванс). Социальные и политические изменения рассматриваются в теории информационного общества как прямой результат “микроэлектронной революции”. Перспектива развития демократии связывается с распространением информационной техники. Тоффлер и Дж. Мартин отводят главную роль в этом телекоммуникационной “кабельной сети”, которая обеспечит двустороннюю связь граждан с правительством, позволит учитывать их мнение при выработке политических решений. Работы в области “искусственного интеллекта” рассматриваются как возможность информационной трактовки самого человека. Концепция информационного общества вызывает критику со стороны гуманистически ориентированных философов и ученых, отмечающих несостоятельность технологического детерминизма, указывающих на негативные последствия компьютеризации общества .Часть I. Взгляды философов
 
1. Понятие “информационного общества”
Д.Белл:
“В наступающем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретет становление нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях. Революция в организации и обработке информации и знаний, в которой центральную роль играет компьютер, развертывается одновременно со становлением постиндустриального общества. Три аспекта постиндустриального общества особенно важны для понимания телекоммуникационной революции:
1)         переход от индустриального к сервисному обществу;
2)         решающее значение кодифицированного теоретического знания для осуществления технологических инноваций;
3)         превращение новой “интеллектуальной технологии” в ключевой инструмент системного анализа и теории принятия решений” .
Комментарий: Один из основоположников концепции “информационного общества” (иначе называемого “постиндустриальным обществом”) Д.Белл одним из первых выделил его характеристические признаки. Его определение данного понятия любопытно историчностью своего подхода, т.е. он определяет сущность нового общества через изменения, происходящие в обществе настоящем, тем самым выделяя и подчеркивая именно те признаки, которые будут отличать “послереволюционное” общество от нынешнего.
Т.Стоуньер:
“...инструменты и машины, будучи овеществленным трудом, суть в то же время овеществленная информация. Эта идея справедлива по отношению к капиталу, земле и любому другому фактору экономики, в котором овеществлен труд. Нет ни одного способа производительного приложения труда, который в то же самое время не был бы приложением информации. Более того, информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. В постуиндустриальном обществе национальные информационные ресурсы суть его основная экономическая ценность, его самый большой потенциальный источник богатства.
Существует три основных способа, которыми страна может увеличить свое национальное богатство: 1) постоянное накопление капитала, 2) военные захваты и территориальные приращения, 3) использование новой технологии, переводящей “нересурсы” в ресурсы. В силу высокого уровня развития технологии в постиндустриальной экономике перевод нересурсов в ресурсы стал основным принципом создания нового богатства.
Важно понимать, что информация имеет некоторые специфические свойства. Если у меня есть 1000 акров земли и я из них отдам комунибудь 500 акров, у меня останется лишь половина первоначальной площади. Но если у меня есть некоторая сумма информации и ее половину я отдам другому человеку, у меня останется все что было. Если я разрешу комунибудь использовать мою информацию, резонно полагать, что и он поделится со мной чемнибудь полезным. Так что, в то время как сделки по поводу материальных вещей ведут к конкуренции, информационный обмен ведет к сотрудничеству. Информация, таким образом,  это ресурс, которым можно без сожаления делиться. Другая специфическая черта потребления информации заключается в том, что в отличие от потребления материалов или энергии, ведущего к увеличению энтропии во Вселенной, использование информации приводит к противоположному эффекту  оно увеличивает знания человека, повышает организованность в окружающей среде и уменьшает энтропию.”
А.Турен:
“...понятие постиндустриального общества...  здесь инвестиции делаются в иной уровень, чем в индустриальном обществе, то есть в производство средств производства. Организация труда затрагивает лишь отношения рабочих между собой, а потому и уровень, на котором действует производство. Постиндустриальное общество действует более глобально на управленческом уровне, то есть в механизме производства в целом. Это действие принимает две главные формы. Вопервых, это нововведения, то есть способность производить новую продукцию, в частности, как результат инвестиций в науку и технику; вовторых, само управление, то есть способность использовать сложные системы информации и коммуникаций.
Важно признать, что постиндустриальное общество является таким, в котором все элементы экономической системы затрагиваются действиями общества само на себя. Эти действия не всегда принимают форму сознательной воли, воплощенной в личности или даже группе людей. Вот почему такое общество должно называться программируемым обществом, обозначение, которые ясно указывает на его способность создавать модели управления производством, организацией, распределением и потреблением; поэтому такого рода общество появляется на операциональном уровне не в результате естественных законов или специфических культурных характеристик, а скорее как результат производства, благодаря действию общества само на себя, его собственным системам социального действия” .
Г.Кан:
“Разница между понятиями «информация» и «интеллект» является искусственной, но достаточно важной. «Информация» стремится быть относительно формальной и легко доступной. «Интеллект» в данном случае употребляется больше в значении «военное мышление», чем «человеческое мышление»... Понятие «интеллект» является более широким и специфическим, менее официальным и формальным, чем то, что мы называем информацией. Понятие «интеллект» означает знание о событиях и людях, это знание может быть предположительным, интуитивным, личным и/или полученным наугад, неофициально или тайно. «Интеллектуальные» данные обычно не включаются в стандартные карточки, а информация включает в себя шаблонные данные, которые ожидаются от системы. Трудно сделать различие между интеллектом и информацией более четким, но когда в систему вводят «интеллект», то это происходит в меньшей степени благодаря механическому или электронному программированию, а в большей степени благодаря случайному (или запланированному) наличию нужных людей, на нужном месте, в нужный час” .
У.Дайзард:
“Стремление выразить сущность нового информационного века вылилось в целый калейдоскоп определений. Дж.Лихтхайм говорит о постбуржуазном обществе, Р.Дарендорф  посткапиталистическом, А.Этциони  постмодернистском, К.Боулдинг  постцивилизационном, Г.Кан  постэкономическом, С.Алстром  постпротестантском, Р.Сейденберг  постисторическом, Р.Барнет вносит в этот калейдоскоп прагматическую нотку, предлагая термин «постнефтяное общество». Большинство этих эпитетов восходят к понятию «постиндустриальное общество», популяризованному десятилетие тому назад гарвардским социологом Д.Беллом. Общая приставка этих терминов отдает какимто осенним чувством увядания, свойственным нашему веку,  ощущением конца” .
Комментарий: Завершающая первый раздел данной разработки цитата из У.Дайзарда как бы подытоживает калейдоскоп определений сущности грядущего общества. Он перечисляет всевозможные названия, объединенные общей приставкой “пост”. В этой приставке сказывается некая ограниченность человеческого сознания, склонного отталкиваться от уже достигнутого, не обращая внимания на то, что для принципально нового общества, строящегося на принципиально новых принципах, следует придумать совершенно новое название. Именно поэтому я счал название “информационное общество” наиболее отражающим суть грядущего социума и решил придерживаться в дальнейшем именно этого наименования.

2. Исторические этапы развития и формирования информационного
 общества
К.Ясперс:
“Техника как умение применять орудия труда существует с тех пор, как существуют люди... В великих культурах древности, особенно в западном мире, высокоразвитая механика позволила перевозить огромные тяжести, воздвигнуть здания, строить дороги и корабли, конструировать... машины.
Однако эта техника оставалась в рамках того, что было сравнительно соразмерно человеку, доступно его обозрению. То, что делалось, производилось мускульной силой человека с привлечением силы животных, силы натяжения, огня, ветра и воды и не выходило за пределы естественной среды человека. Все изменилось с конца XVIII века... Именно тогда произошел скачок, охватив всю техническую сторону человеческой жизни в целом. После того как веками делались попытки в этом направлении и в мечтах людей формировалось техницистское, технократическое мировоззрение, для которого создавались научные предпосылки, в XIX веке была осуществлена их реализация, далеко оставившая за собой все самые пылкие мечты.
...Были открыты машины  машины, автоматически производящие продукты потребления. То, что раньше делал ремесленник, теперь делает машина.
Так началось на Западе техническое и экономическое наступление предпринимателей XIX века, в ходе которого прежнее ремесло исчезло, за небольшим исключением совершенно необходимых его отраслей, и каждый, кто совершал бесполезные в техническом смысле поступки, безжалостно уничтожался. Таким образом, в возникновении современного технического мира неразрывно связаны между собой естественные науки, дух изобретательства и организация труда. Эти три фактора сообща обладают рациональностью. Ни один из них не мог бы самостоятельно создать современную технику. Каждый из этих факторов имеет свои истоки и связан потому с рядом независимых от других факторов проблем” .
Комментарий: К.Ясперс, один из основоположников так называемого “цивилизационного” подхода к истории, анализирует в процитированном фрагменте причины, приведшие к возникновению особой “техницистской” цивилизации современности, которую он выделяет в качестве специального типа цивилизации. Он видит основную причину столь резкой смены цивилизаций в появлении машин как логического завершения техники, как посредующего звена между человеком и природой, ибо именно они, по его мнению, смогли изменить психологию людей и приготовить их к новому витку истории.
О.Тоффлер:
“Сначала была “первая волна”, которую он [Тоффлер] называет “сельскохозяйственной цивилизацией”. От Китая и Индии до Бенина и Мексики, от Греции до Рима возникали и приходили в упадок цивилизации, сталкиваясь друг с другом и рождая бесчисленные пестрые картины. Однако за этими различиями скрывались фундаментальные общие черты. Везде земля была основой экономики, жизни, культуры, семейной организации и политики. Везде господствовало простое разделение труда и существовало несколько четко определенных каст и классов: знать, духовенство, воины, илоты, рабы или крепостные. Везде власть была жестко авторитарной. Везде социальное происхождение человека определяло его место в жизни. Везде экономика была децентрализованной, так что каждая община производила большую часть того, в чем испытывала нужду.
Триста лет назад  плюсминус полстолетия  произошел взрыв, ударные волны от которого обошли всю землю, разрушая древние общества и порождая совершенно новую цивилизацию. Таким взрывом была, конечно, промышленная революция. Высвобожденная ею гигантская сила, распространившись по миру,  “вторая волна”  пришла в соприкосновение с институтами прошлого и изменила образ жизни миллионов. ... К середине XX века силы “первой волны” были разбиты и на земле воцарилась “индустриальная цивилизация”. Однако всевластие ее было недолгим, ибо чуть ли не одновременно с ее победой на мир начала накатываться новая  третья по счету  “волна”, несущая с собой новые институты, отношения, ценности” .
Комментарий: В процитированном фрагменте Баталов дает суммирующий реферативный обзор тоффлеровского подхода к истории человечества как к истории “трех волн”. Любопытно, что Тоффлер видит в качестве движущей силы истории научнотехнический прогресс, которому послушно следует психология людей. Таким образом, течению истории Тоффлер придает несколько механистический оттенок, представляя его в виде постоянной войны между последующей и текущей “волнами”7
Г.Кан:
“Долгосрочный прогноз развития человечества, рассчитанный на основе данных прошлого и настоящего развития мировой экономики, охватывает два важнейших исторических этапа. Первый этап  это сельскохозяйственная революция, которая произошла около 10 тысяч лет назад и которая фактически создала современную цивилизацию... Она распространялась по миру в течение 8 тысяч лет. Она резко изменила условия жизни человека, но к стабильному росту экономики или к изобилию она не привела.
Второй важнейший этап принято называть “Великий переход”, именно на этом этапе мы и находимся сегодня. Он начался 200 лет назад, когда людей было не так много, жили они бедно и всецело зависели от сил природы. Этот период, видимо, завершится в последующие 200 лет, когда вопреки “катастрофическому сочетанию неудач и неумелого руководства” человечество, по всей видимости, намного возрастет численно, станет богатым и в большей степени научится управлять силами природы.
Этот четырехсотлетний период можно разделить на следующие три фазы: фаза индустриальной революции, далее  фаза супериндустриальной (технологической) мировой экономики, а затем и фаза постиндустриальной мировой экономики и мирового сообщества...
Снижение темпов экономического роста ведет к тому, что возникают новые неэкономические типы деятельности и интересы. Эта фаза развития общества называется нами «постиндустриальной», так как в обществе снижается интерес к промышленной и сельскохозяйственной деятельности (но отнюдь не к товарам), поэтому эта фаза означает конечный момент эпохи Великого перехода, и, вероятно, она будет вызывать постоянные изменения в условиях жизни человека” .
Т.Стоуньер:
“«Следует заметить, что ни одна большая страна никогда не обходилась и не могла обойтись без того, чтобы в ней чеголибо не производилось»,  писал А.Смит. Это утверждение сегодня столь же справедливо, как и два века тому назад. Однако некоторые важные акценты сместились. Точно так же как во времена Смита центр тяжести экономики стал смещаться от сельского хозяйства к промышленности, так и сегодня он смещается от промышленности к информации. И подобно тому как в конце XVIII  начале XIX века сложилась пост аграрная экономика, так сегодня технологически передовые секторы глобального общества переходят на стадию постиндустриальной экономики.
В аграрной экономике хозяйственная деятельность была связана преимущественно с производством достаточного количества продуктов питания, а лимитирующим фактором обычно была доступность хорошей земли. В индустриальной экономике хозяйственная деятельность была по преимуществу производством товаров, а лимитирующим фактором  чаще всего капитал. В информационной экономике хозяйственная деятельность  это главным образом производство и применение информации с целью сделать все другие формы производства более эффективными и тем самым создать больше материального богатства. Лимитирующий фактор здесь  наличное знание” .
У.Дайзард:
“Арнольд Тойнби както заметил, что XX век  это время, когда человечество впервые за всю свою историю может всерьез подумать о благосостоянии всех людей. Если это так, то это в основном благодаря... эволюции универсальной электронной информационной сети, способной связать воедино всех людей. Речь идет о наступлении информационного века.
...Технология предлагает нам намного более значительные информационные и коммуникационные ресурсы, чем когдалибо имело человечество. Эти ресурсы столь велики, что очевидно: мы вступаем в новую эру  информационный век. США  первая страна, осуществившая трех стадиальный переход от аграрного общества к индустриальному и от него к такому обществу, которое даже трудно както однозначно определить; ясна лишь одна его характеристика из целого веера возможностей: основным видом его экономической деятельности во всевозрастающей степени становится производство, хранение и распространение информации.
Каков возможный сценарий развития информационного общества в предстоящие годы? ... Налицо некая общая модель изменений – трех стадийное прогрессирующее движение: становление основных экономических отраслей по производству и распределению информации; расширение номенклатуры информационных услуг для других отраслей промышленности и для правительства; создание широкой сети информационных средств на потребительском уровне” .
Р.Айрис:
“Мысль о происходящей технологической революции, основанной на информации, не нова. Социолог Дэниел Белл, как и другие, в середине 60х гг. ясно увидел, что США становятся постиндустриальным обществом, основывающимся на производстве услуг, прежде всего связанных с информацией. Третья промышленная революция в значительной мере основывается на успехах в телекоммуникациях и информационных процессах. Занятость в сфере промышленности и строительства остается многие годы более или менее неизменной в абсолютном измерении, тогда как в целом рабочая сила значительно возросла в 6070е годы. Долговременные тенденции показывают, что наиболее растущими в прошлом веке были сферы, связанные с информацией” .

3. Культура в новом обществе
О.Тоффлер:
“Мы живем в мире блипкультуры. Вместо длинных “нитей” идей, связанных друг с другом,  “блипы” информации: объявления, команды, обрывки новостей, которые не согласуются со схемами. Новые образы и представления не поддаются классификации  отчасти потому, что они не укладываются в старые категории, отчасти потому, что имеют странную, текучую, бессвязную форму.
...Люди “третьей волны” чувствуют себя свободнее, именно сталкиваясь с “блипами”  информационными сообщениями, отрывком из песни или стиха, заголовком, мультфильмом, коллажем и т.д.. Ненасытные читатели дешевых изданий и специализированных журналов, они короткими приемами поглощают огромное количество информации. Но и они стремятся найти новые понятия и метафоры, которые позволили бы систематизировать или организовать “блипы” в более широкое целое. Однако вместо того, чтобы пытаться втиснуть новые данные в стандартные категории и рамки “второй волны”, они хотели бы все устроить на свой собственный лад... Словом, вместо того, чтобы просто заимствовать готовую идеальную модель реальности, мы теперь сами должны снова и снова изобретать ее. Это тяжкое бремя, но оно вместе с тем открывает большие возможности для развития индивидуальности, демассификации личности и культуры. Некоторые, правда, не выдерживают, ломаются или отходят в сторону. Другие превращаются в постоянно развивающихся, компетентных индивидов, способных подняться в своей деятельности на новый, более высокий уровень. Но в любом случае человек перестает быть стандартным, легко управляемым роботом, каким его изображали писатели “второй волны”.
Комментарий: Тоффлер одним из первых подметил произошедшие за последнее время коренные изменения в культуре общества, особенно западного. Нарастающая сила потока информационного обмена между людьми породила новый тип культуры, в которой все подчинено необходимости классификации, унификации с целью наибольшей компрессии и повышения эффективности при передачи от человека к человеку, будь то лично или через средства массовой информации.
Х.Сколимовски:
“Под угрозой излишней инстументализации культура находит различные противодействия, отдушины. Выход за пределы ограничивающих ее рамок может быть осуществлен посредством наркотиков или через экскурсы в восточную философию. Возникновение философии техники  другое противодействие культуры опасности быть задушенной излишней инстументализацией, ибо, повторяю, дебаты о природе техники  это споры о будущем человека...”
Комментарий: См. ниже к цитате А.Этциони.
А.Этциони:
“Движение контркультуры еще глубже подорвало рациональное мышление и легитимацию основного проекта. Оно поставило под вопрос как ценности плательщиков, высокий жизненный уровень, так и достоинства потребления, упорного труда и бережливости. Оно открыто и прямо бросило вызов достоинству отсроченного вознаграждения, самоорганизованности и рациональности. Оно возвысило до уровня добродетели психологическое удовлетворение от небольшой работы, скромного потребления и открытых отношений с другими, природой и самим собой, отношений, не измеряемых вещами. Подлинный рост усматривают не в экономике, а в гармоничных отношениях и более глубоком понимании себя и других. В какой бы то ни было форме  «цвет детей», культура наркотиков, «коммуны», определенные культы  контркультура видела в непосредственном удовольствии, в свободном проявлении порывов, в нерациональном или иррациональном поведении, в заботе скорее о личностных, чем производственных нуждах именно ту жизненность, которую люди теряли в конце длинной цепи рационально скомбинированных средств, составляющих основу материалистских усилий. Техника, наука и управление расценивались не лучше, чем экономические стремления. Хотя наиболее очевидные носители контркультуры  секты хиппи  быстро выгорели и скоро исчезли, подобно другим крайним сектам в прошлой социальной истории, их культурный и психологический вклад продолжал существовать. Контркультуру питало отступление рациональности и видение альтернативного мира” .
Комментарий: Две вышеприведенные цитаты трактуют о сравнительно недавно возникшем явлении “контркультуры”. Однако следует отметить, что во время разработки этой темы их авторами концепция “информационного общества” не была еще столь разработана, как сейчас, и вопрос о подавлении, “обездушивании” человека техникой стоял гораздо острее. Контркультура рождалась как протест именно против механистичности и отсутствия культуры и вовсе не стремилась стать конкурентом “блип” или иной информационной культуре вследствие различной предназначенности.
К.Ясперс:
“...техника не только приближает нас к познанной в физических категориях природе. Техника открывает перед нами новый мир и новые возможности существования в нем...
Прежде всего это красота технических изделий. Транспортные средства, машины, технические изделия повседневного пользования достигают совершенства своих форм. В техническом производстве в самом деле совершается рост и созидание второй природы. ... Красота удачно выполненного технического объекта состоит не просто в целесообразности, но в том, что данная вещь полностью входит в человеческое бытие. И уж, конечно, эта красота состоит не в чрезмерно богатом орнаменте и излишних украшениях, напротив, они кажутся скорее некрасивыми, но в чемто таком, что позволяет ощутить в совершенной целесообразности предмета необходимость природы, необходимость, которая сначала отчетливо проступает в творении человеческих рук, а затем улавливается в бессознательном созидании жизни... Эти присущие самой вещи решения открываются как бы в стремлении следовать вечным, изначально данным формам” .
Комментарий: Ясперс одним из первых поднял проблему новой эстетики в технизированном мире. Он признал засилие техники свершившимся явлением и сформулировал новую “техническую эстетику”, которая, очевидно, станет со временем немаловажным элементом человеческой культуры.
 
4. Человек в новом обществе
О.Тоффлер:
“Электронный коттедж. Радикальные изменения в сфере производства неизбежно повлекут за собой захватывающие дух социальные изменения. Еще при жизни нашего поколения крупнейшие фабрики и учреждения наполовину опустеют и превратятся в складские или жилые помещения. Когда в один прекрасный день мы получим технику, позволяющую в каждом доме оборудовать недорогое “рабочее место”, оснащенное “умной” пишущей машинкой, а может быть, еще и копировальной машиной или компьютерным пультом и телекоммуникационным устройством, то возможности организации работы на дому резко возрастут. Ряд футурологов считает, что развитие систем двусторонней связи позволит к 1990 г. значительно расширить практику надомного труда.
Перевод рабочих мест на дом и уменьшение движения транспорта позволили бы также уменьшить загрязнение окружающей среды и снизить расходы на ее восстановление. В направлении создания электронного коттеджа действуют и социальные факторы. Чем больше сокращается рабочий день, тем больше увеличивается относительное время, затрачиваемое на поездку на работу и обратно, и тем более абсурдными, иррациональными, раздражающими становятся эти “челночные движения”. А это не может не способствовать росту числа лиц, не желающих тратить столько времени впустую и выступающих за более разумную организацию производства. Наконец, в том же направлении действуют и глубокие ценностные сдвиги, происходящие в обществе. Наконец, создание электронного коттеджа привело бы и к определенным психологическим последствиям. Мир абстрактным символов, в который все больше погружается работник, наводит на мысль о том, что возникающая новая трудовая Среда чужда нам и на определенном уровне даже более безлика, чем ныне существующая. Однако на другом уровне работа на дому предполагает углубление прямых эмоциональных отношений как со своими домашними, так и с соседями” .
“Семья будущего. Сегодня мы постоянно слышим о распаде семьи... Однако, когда толкуют о семье, то обычно имеют в виду не все огромное многообразие ее возможный форм, а тот конкретный тип семьи, который был порожден “второй волной”: мужкормилец, женадомохозяйка и дети... И когда сегодня власти призывают нас “восстановить семью”, они имеют в виду именно эту нуклеарную семью “второй волны”... Но если бы мы действительно хотеть восстановить нуклеарную семью, нам нужно было бы затормозить ход истории. Ибо мы являемся свидетелями не смерти семьи, как таковой, а разрушения семейной системы “второй волны” и возникновения множества новых форм семьи. Демассификация средств информации и производства сопровождается демассификацией семьи. (...)
Технические развитые страны становятся сегодня свидетелями возникновения множества форм семьи. Коммуны (общины), группы престарелых, объединяющихся для совместного ведения хозяйства, племенные группировки среди некоторых этнических меньшинств, контрактные (договорные) и сериальные (периодические) браки, семьи, в которых супруги живут и работают в разных городах,  вот далеко не полный перечень существующих семейных форм... Какие формы семьи исчезнут, а какие получат широкое распространение, будет зависеть не столько от проповедей о “святости семьи”, сколько от того, по какому руслу мы направим развитие техники и организацию труда” .
“Рождение «просьюмера». В период “первой волны” большинство людей потребляло то, что производили сами. Они были, так сказать, “потребителями”. Промышленная революция развела функции производства и потребления, породив тем самым производителя и потребителя. [В настоящее время] граница, отделяющая производителя от потребителя, становится все менее четкой. Растет значение “просьюмера”... Свидетельством тому может служить быстрый рост групп самопомощи во многих промышленно развитых странах.
Со временем полная автоматизация позволит клиенту  через посредство компьютера, который будет регулировать соответствующие процессы  самому конструировать нужную ему продукцию. Так что в итоге потребитель станет такой же частью производственного процесса, какой на современном, умирающем, производстве является сборщик, работающий на конвейере.
Одним словом, происходит как бы возвращение в общество “просьюмера”, который был господствующей фигурой в обществе “первой волны”. Но, разумеется, это будет “просьюмер”, оснащенный современной техникой, работающий в электронном коттедже и ведущий современный образ жизни” .
Комментарий: В процитированных фрагментах из работы “Третья волна” Тоффлер затрагивает наиболее, по его мнению, важные сферы жизнедеятельности человека в новом обществе: семья, дом, быт. Следует отметить, что хотя его предположения и имеют в себе элемент эмпиричности и утопичности, но они основываются на строго научных исследованиях и статистических выкладках.
Д.Белл:
“Cегодня специалисты предсказывают появление «линейных городов», в которых не будет центральных площадей и торговых центров, характерных для классических европейских городов. Б.Ф.Скиннер полагает, что в эпоху развитых коммуникаций нынешние громадные и все менее управляемые города уступят место сетям небольших городов. Оправдаются ли эти прогнозы, неясно: жизнь и смерть городов  это длительный исторический процесс. Что, однако, изменится, так это сама концепция «урбанизма». 30 лет назад Л.Верт в своем замечательном эссе «Урбанизм как образ жизни» определил урбанизм как в высшей степени интерактивный, мобильный и политически чувствительный образ жизни в противовес жизни в небольшом городке или деревне, зиждущихся на институтах семьи и церкви.
<...> В прошлом большинство обществ были элитарными и закрытыми в том смысле, что аристократия была чрезвычайно замкнутым сословием. В противоположность этому современные общества стали открытыми, при этом по мере того как знания и техническая компетентность становились непременным условием для входа в элиту, основой процесса для такого продвижения становилось образование. В постиндустриальном обществе элита  это элита знающих людей. Такая элита обладает властью в пределах институтов, связанных с интеллектуальной деятельностью  исследовательских организаций, университетов и т.п.  но в мире большой политики она обладает не более чем влиянием. Постольку, поскольку политические вопросы все теснее переплетаются с техническими проблемами (в широких пределах  от военной технологии до экономической политики), «элита знания» может ставить проблемы, инициировать новые вопросы и предлагать технические решения для возможных ответов, но она не обладает властью сказать «да» или «нет». В этой связи крайне преувеличенной представляется идея о том, что «элита знания» может стать новой элитой власти.
Что, однако, верно, так это то, что в современном обществе растет элитаризм, чему в большой мере содействуют различные группы «элиты знания», особенно молодежной” .
Комментарий: В процитированных отрывках Д.Белл обращает внимание на два вопроса человеческого бытия будущего: жизнь в городах и процесс урбанизации, которые уже сегодня доставляют массу забот как градостроителям, так и экологам, и социальные пропорции нового общества, в котором прежняя “родовая” элита будет потеснена в пользу “элиты знания”.
У.Дайзард:
“Нынешние системы могут подключать своих абонентов только к сравнительно большим и централизованным компьютерным банкам. Следующий шаг, который технология позволяет сделать уже сейчас, даст абонентам возможность создавать свои собственные базы данных. Люди смогут передавать совю информацию центральным банкам данных, другим абонентам  безвозмездно или за плату  либо накапливать ее на будущее. Так мы получим своего рода новую Первую поправку к Конституции, новый вариант политической культуры демократического общества, где каждый человек  хранитель и издатель своей собственной информации, его деятельность в этом отношении не опосредуется никакими властями  общественными или частными, и он свободно занимается ею, пока оплачивает в конце месяца счета за телефоннокомпьютерные услуги. <...>
Грядущие изменения... затронут систему нашего образования... С новой технологией «продолжающееся образование» будет чемто большим, нежели курсы переподготовки и другие виды так называемого образования для взрослых... В конце концов перед нами открывает перспективы вступления в век, в котором любой тупица, сидя за компьютерным терминалом в лаборатории, офисе, публичной библиотеке, сможет просматривать невообразимо колоссальные залежи информации, находящейся в различных банках данных. Эдисон говорил, что гений это  99% потения и 1% вдохновения. Так вот, через четыре десятилетия после его смерти мы стали обладателями машин, которые могут сократить часть работы, требующей потения, гораздо больше, чем в 90 раз. Поскольку в результате намного больше, чем прежде, людей смогут с успехом заниматься исследовательской работой, это наверняка увеличит вероятность выявления людей со способностями Эйнштейна или Эдисона. До сих же пор, по моему мнению, лишь единицы потенциальных гениев человечества имели возможность заниматься исследовательской работой” .
Комментарий: В отрывке из работы У.Дайзарда под названием “Наступление информационного века” затрагиваются важные вопросы, касающиеся еще двух сфер человеческой жизни  образования и гражданских прав и свобод личности. Любопытно, что если дайзардовские прогнозы о миллионах Эдисонов и Эйнштейнов отдают утопичностью, то его система реализации свободы слова вполне реальна и практически работоспособна уже сейчас в виде многочисленных компьютерных станций и сетей.
Дж.Мартин:
“Представьте себе город будущего... Высотные дома расположены не слишком близко друг к другу, так что их жителям открываются далекие виды. Под улицами проведены кабельные сети, обеспечивающие всевозможные виды коммуникации.
У жителей этого города нет такой необходимости в транспортных поездках... Банковские операции осуществляются из дома, равно как и приобретение товаров... Всяческие поощряется работа дома, выполняемая через терминалы и видеофоны... Преступность канула в прошлое, уличных ограблений не происходит, потому что люди носят при себе мало наличности... Прежде люди имели при себе карманный калькулятор, теперь  карманный компьютерный терминал. Общественные сети коммуникации повсеместны и дешевы, доступны из каждой телефонной будки.
Промышленность управляется главным образом машинами. Основную часть механической работы выполняют автоматические производственные линии и роботы, а административной  системы обработки данных... Во избежание безработицы продлены уикэнды, профсоюзы же требуют дальнейшего сокращения рабочего времени. Бумажная работа расценивается как преступное расточительство времени. Деловые люди носят с собой миниатюрные компьютеры, через которые они из любой точки связываются со своим офисом.
<Системы общественной обратной связи> Представьте себе небольшое [совмещенное с системой телевидения] устройство с клавиатурой в каждом доме. Через него по телекоммуникационным сетям передаются несложные сообщения центральному компьютеру.... После трансляции политической речи или во время передачи последних новостей зрителей просят сообщить о своей позиции по тому или иному вопросу. Президент сам может запросить мнение зрителей по тому или иному положению своей речи... Респондентное телевидение может стать эффективнейшим каналом коммуникации, часть демократического процесса  в большей степени, нежели нынешние опросы общественного мнения.
Расцвет демократии  правительства народа, силами народа и для народа  имел место в Афинах и других греческих городахгосударствах. Греческая демократия была эффективна потому, что у мужчин было достаточно много свободного времени, чтобы встречаться, дискутировать и получать новейшую информацию: за них трудились женщины и рабы. Сегодня мы вступаем в век автоматизации, женщины уравнены в правах с мужчинами, но рабы у нас могут быть  это машины” .
Комментарий: У Дж. Мартина можно наблюдать такое же смешение утопические и реалистических элементов, как и у У.Дайзарда. В самом деле, начало процитированного отрывка напоминает первые строки фантастического романа, а система респондентного телевидения технически реализуема сегодняшними средства и иногда даже применяется (правда, не для голосования, а в шоупередачах, где подведение итогов производится опросом зрителей по телефону или через звонки в студию).
 
5. Проблемы нового общества
Ж.Эллюль:
“Сегодня мы переживаем феномен, породивший много надежд. Это  преображение техники. Мне хотелось бы уточнить, что вплоть до 70х годов нашего столетия техника была монолитной силой, ориентированной лишь в одном направлении. Она была действительно системой и имело только одну мыслимую цель  рост во всех направлениях, развертывание мощностей, производства и т.д., хотя некоторые наблюдатели начинали уже ставить под сомнение этот рост. Сегодня автоматизация и информатизация способны малопомалу сменить ориентацию техники. Сама по себе техническая мутация, информатизация техники, не вызовет никакого изменения в положении пролетариата, неимущих масс, никакого освобождения человека не принесет, если не будет решимости, сознательного выбора, воли, способной использовать технику в этом направлении. Назовем ее политической волей... Информатизация позволила бы выбраться из технической системы... Но сегодня для этого необходима подлинная революция по отношению к государству и автономизировавшейся технике.
На мой взгляд, сейчас... мы вышли к развилке исторического пути, к месту возможного пересечения между свободным социализмом и кибернетизацией общества. Дело еще не проиграно. Главное, чтобы мир информатики, пусть даже самым невинным и немакиавеллистским образом, не стал агентом технической системы, увенчав свое движение к концентрации, к все проникающему контролю. Когда такое кибернетизированное государство “схватится”, как схватывается ледяная шуга или бетон, то будет, строго говоря, уже слишком поздно” .
Комментарий: Данная цитата из работы французского социолога и политолога Ж.Эллюля свидетельствует о тех трудностях, которые ждут человечество на пути к информационному обществу. Собственно говоря, эта проблема  “дамоклов меч”, которые будет вечно висеть над человечеством, ибо даже в “информационном обществе” опасность появления информатизированнобюрократической машины остается.
Д.Белл:
“Сейчас становится все более очевидной угроза полицейского и политического наблюдения за индивидами с использованием изощренной информационной техники... Все это элементарно подтверждает один из старейших... политических трюизмов: когда какоелибо агентство, облеченное властью, устанавливает бюрократические нормы и стремится во что бы то ни стало насаждать их, создается угроза злоупотреблений. Другой не менее важный момент заключается в том, что контроль над информацией чаще всего выливается в злоупотребления, начиная с сокрытия информации и кончая ее незаконным обнародованием, и что, дабы предотвратить эти злоупотребления, необходимы институциональные изменения, прежде всего в сфере информации” .
Комментарий: Мнение Д.Белла перекликается с предупреждение Ж.Эллюля о возможности срастания информатики и бюрократии в единую мощную систему. Возможность поставить человека под контроль техники  это второй “дамоклов меч”, который будет вечно висеть над головами жителей “информационного общества”.
К.Ясперс:
“Все возрастающая доля труда ведет к механизации и автоматизации деятельности работающего человека. Труд не облегчает бремя человека в его упорном воздействии на природу, а превращает человека в часть машины.
Вследствие уподобления всей жизненной деятельности работе машины общество становится похоже на одну большую машину, организующую всею жизнь людей. Бюрократия Египта, Римской империи  лишь подступы к современную государству с его разветвленным чиновничьим аппаратом. Все, что задумано для осуществления какойлибо деятельности, должно быть построено по образцу машины, т.е. должно обладать точность, предначертаностью действий, быть связанным внешними правилами... Следствия этой машинизации проистекают из абсолютного превосходства механической предначертанности, исчисляемости и надежности. Все, связанное с душевными переживаниями и верой, допускается лишь при условии, что оно полезно для цели, поставленной перед машиной. Человек сам становится одним из видом сырья, подлежащего целенаправленной обработке. Поэтому тот, кто раньше был субстанцией целого и его смыслом  человек,  теперь становится средством... Люди в своей массе уподобляются песчинкам и, будучи лишены корней, могут быть поэтому использованы наилучшим образом. Ощущение жизни служит обычно рубежом между пребыванием на работе и частной жизнью. Однако частная жизнь становится пустой, механизируется, и досуг, удовлетворение превращаются в работу” .
“Поэтому человек живет либо в состоянии глубокой неудовлетворенности собой, либо отказывается от самого себя, чтобы превратиться в функционирующую деталь машины, не размышляя, предаться своему витальному существованию, теряя свою индивидуальность, перспективу прошлого и будущего, и ограничиться узкой полоской настоящего, чтобы, изменяя самому себе, стать легко заменяемым и пригодным для любой поставленной перед ним цели, пребывать в плену раз и навсегда данных, непроверенных, неподвижных, недиалектических, легко сменяющих друг друга иллюзорных достоверностей.
Тот же, кто таит в себе неудовлетворенность, проявляющуюся в вечном беспокойстве, постоянно ощущает внутренний разлад. Он вынужден всегда носить маску, менять эту маску в зависимости от ситуации и от людей, с которыми он общается. Он перестает постигать самого себя, так как, нося постоянно маску, он в конце концов сам уже не знает, кто он” .
Комментарий: Ясперс несколько драматизирует ситуацию “удрученности” человека в новом обществе, но делает это невольно, беря за точку отсчета сегодняшний или завтрашний день, а не общественные отношения “информационного века”. И хотя он предупреждает о тех же опасностях, что Эллюль и Белл, тем не менее он сгущает краски, забывая о двунаправленном свойстве информации  она размножается вне зависимости от того, откуда исходит.
Р.Коэн:
“Мы вправе допустить, что нынешние времена по крайней мере в двух важнейших отношениях отличаются от прошлого. Вопервых, определенный количественный рост достиг критической точки, за которой, как принято говорить, количество переходит в качество, рост вступает в некоторую новую фазу... Вторая жизненно важная характеристика нашего времени... это всемирный характер социальных и технических проблем, или, как сказал бы молодой Маркс, обнаружение... «родовой сущности» этих проблем,.. среди которых выделяются следующие:
1)         политические и экономические препятствия к тому, чтобы техника использовалась для ликвидации нищеты; это относится даже к самым промышленно развитым странам, не говоря уже о странах «третьего мира», где бедность ставит людей на грань вырождения;
2)         неспособность социальных наук  и эмпирических исследований в их историческом аспекте, и исследований современных общественных изменений, равно как и методологии общественных дисциплин,  решать свои главные практические и теоретические задачи;
3)         недостатки образования и воспитания во всем мире, препятствующие решению указанных проблем, мешающие здоровому, творческому пониманию науки и техники как составной части гуманистического воспитания в эпоху научнотехнического прогресса; это относится и к подготовке специалистов, и к общему образованию большинства людей (к тому же подготовка специалистов страдает культивируемым элитизмом);
4)         неспособность многих стран разрешить проблемы своего индустриального развития за счет использования внутренних ресурсов либо путем справедливого перераспределения капиталов и ресурсов между развитыми капиталистическими (а также социалистическими, в первую очередь СССР) странами и странами “третьего мира”, а также использования избыточного сырья, добываемого в развивающихся странах (за исключением нефти и некоторых ископаемых руд в ряде районов планеты);
5)         неспособность научной и технической элиты преодолеть свою национальную ограниченность, элитаристское сознание, если не считать нескольких героических исключений (например, Пагуошское движение или ВОЗ), в особенности это касается неспособности противодействовать идеологическим наслоениям в науке;
6)         фетишизм науки, идущий параллельно с фетишизмом потребления, вещизмом” .
Комментарий: Р.Коэн попытался в концентрированном виде представить читателю проблемы современного общества, которые неизбежно станут еще более значимыми по мере того, как мы будет входить в “информационный век”. Список из шести пунктов затрагивает многие области человеческой жизнедеятельности, однако является далеко не исчерпывающим. Мне кажется, что любой человек может дописать в него еще по пункту и все равно список будет не полон.
 
Часть II. Выводы и оценки
1. Понятие “информационного общества”
Определение понятия “информационного общества” является одним из ключевых моментов данной разработки, и именно поэтому я решил вынести этот вопрос в отдельную тему.
В 5070е годы стало очевидно, что человечество вступает в новую эпоху, дорогу к которой проложило бурное развитие техники и, в первую очередь, компьютеров, и НТР в целом. Проблема существования и бытия человека в полностью “технизированном” и “информатизированном” мире не могла не занимать философов, что вызвало к жизни концепцию “информационного” общества. Ни один из философов, писавших о данной проблеме, не сомневался в радикальном обновлении всей жизни человечества в рамках этой новой формации, но большинство из них анализировали проблему односторонне, будь то с политической, экономической или социальной точки зрения. Это породили огромное количество разнообразных названий и определений, о которых говорит У.Дайзард. Любопытно заметить, что почти все предложенные названия имеют латинскую приставку “пост”, т.е. “после”, словно их создатели ожидают какогото всемирного катаклизма, глобального переворота в технике и в сознании людей, после которого вдруг начнется новая эра, новая эпоха, возникнет новое общество. Именно поэтому было так важно найти принципиально новое название, одновременно показывающее преемственность и принципиальную новизну грядущего общества. И таким названием стало придуманное Тоффлером “информационное общество”.
Так как сам автор концепции “информационного общества” не дал четкого определения своему “детищу”, я попытаюсь это сделать за него. Очевидно, что нельзя ограничиваться в определении чисто экономическим аспектом, как это сделал А.Турен, или социальными факторами, как это получилось у Ж.Эллюля, поскольку комплексные и многонаправленные перемены охватят практически все сферы человеческой жизнедеятельности. Таким образом, “информационное общество”  это цивилизация, в основе развития и существования которой лежит особая нематериальная субстанция, условно именуемая “информацией”, обладающая свойством взаимодействия как с духовным, так и с материальным миром человека. Последнее свойство особенно важно для понимания сущности нового общества, ибо, с одной стороны, информация формирует материальную среду жизни человека, выступая в роли инновационных технологий, компьютерных программ, телекоммуникационных протоколов и т.п., а с другой, служит основным средством межличностных взаимоотношений, постоянно возникая, видоизменяясь и трансформируясь в процессе перехода от одного человека к другому. Таким образом информация одновременно определяет и социокультурную жизнь человека и его материальное бытие. В этом, по моему мнению, и состоит принципиальная новизна грядущего общества.
 
2. Исторические этапы развития и формирования информационного общества
Существует множество концепций, пытающихся объяснить, почему в истории все происходило так, а не иначе. Основными из них традиционно считаются “цивилизационная” (авторы  Тойнби, Данилевский) и “формационная” (знаменитая “пятичленка” Маркса). Первая из них кладет в основу развития человеческого общества социокультурные типы, а вторая  производственнохозяйственные отношения.
Философыавторы концепции “информационного (постиндустриального) общества” так и не пришли к единому мнению о том, что первично в их исторической концепции  духовная либо материальная сфера. Это доказывают цитаты из Тоффлера и Ясперса. Основное различие между взглядами Тоффлера и Ясперса заключается в том, что если последний считает началом перехода к новой цивилизации изменившееся сознание людей, то первый полагает моментом наступления новой “волны” изменившееся бытие человека и среду его обитания.
Однако при всем многообразии воззрений на ход исторического развития можно проследить ряд общих характеристических черт у всех авторов:
1)         история подразделяется на три основных глобальных этапа, которые условно можно назвать “сельскохозяйственный”, “индустриальный” и “постиндустриальный”;
2)         разграничение между этапами проводится по признаку лежащих в основе рассматриваемой формации производственных отношений или взаимодействия человека с природой (соответственно  через орудия, через машину или технику и через информацию);
3)         переход к следующему этапу осуществляется путем научнотехнической революции, в ходе которой изменяется среда обитания, что, в свою очередь, влечет трансформации в сознании людей;
4)         завершающим историческим этапом, который, по мнению одних философов, уже наступил, а, по мнению других, наступит в ближайшем будущем, является “информационное общество”.
Таким образом, можно заметить, что по своей сути концепция развития истории у авторов “информационного общества” гораздо ближе к “формационной” теории, чем может показаться на первый взгляд. Основное сходство заключается в примате материальной сферы бытия над духовной (за исключением Ясперса как философа техники), а основное различие  в периодизации (если Маркс делил по принципу сформировавшихся классов, но цитированные авторы рассматривают, как уже говорилось, основу производственных отношений).
 
3. Культура в новом обществе
К сожалению, авторы концепции “информационного общества” (за исключением, пожалуй, О.Тоффлера) не уделяли достаточно места для рассмотрения вопроса о том, какие последствия его наступления принесет для культурной жизни человечества. Этот вопрос был специально разработан лишь Тоффлером в его книгах “Третья волна” и статьях о будущем труда. Именно поэтому умозаключения о культуре в новом обществе я буду строить во многом на основании его работ.
В связи с грядущим наступлением “информационного века”, основной задачей становится максимально ускорить и упростить передачу информации между людьми и повысить ее “усвояемость”. Именно поэтому она стандартизируется и классифицируется с тем, чтобы как можно сильнее ускорить процесс обработки информационного потока. Этот процесс воздействует на культуру двояко: с одной стороны, максимально сближаются духовная и материальная стороны жизни человека, ибо в культуре необходимым образом присутствует подвергающийся вышеописанным трансформациям информационный элемент, а с другой стороны, происходит резкое разграничение эмоционального и информационного аспектов культуры. Я хотел бы более подробно остановиться на этих тенденциях.
Сближение духовного и материального на почве информационного элемента культуры иллюстрируется тоффлеровской “блип”культурой. В самом деле, она не является в полном смысле культурой, а служит исключительно средство передачи и приема какойлибо информации, традиционно относимой к сфере культуры. Так, двадцатистраничный пересказ романа Толстого “Война и мир” будет “блип”информационной выжимкой этого романа. Очевидно, что человек, стремящийся к истинной культуре, вовсе не удовольствуется кратким пересказом сюжета, а постарается получить эмоциональное удовлетворение, прочитав роман целиком с тем, чтобы насладиться красотами авторского стиля и точностью прописи характеров.
Именно в этом кроется причина четкого разграничения эмоционального и информационного элемента культуры. Это хорошо видно на примере живописи. Если раньше картины художниковреалистов удовлетворяли обе эти потребности, то теперь их функции резко разграничены  чертежи и карты суть информация, абстракционистские картины суть эстетическое наслаждение.
Кроме того, мне хотелось бы отметить, что культура нового общества представляет собой весьма неоднородную массу, ибо находится в процессе формирования, завершения которого следует ждать, по всей очевидности, к середине XXI века.
 
4. Человек в новом обществе
Представления авторов концепции “информационного общества” о жизни человека в новом социуме являются слегка сказочными и утопичными. Таковы идиллические мечтания и воздушные замки Дж. Мартина и некоторых других, не процитированных здесь авторов. Они руководствуются идеей о том, что можно сделать человека счастливым, решив все его материальные проблемы, избавив от работы и обеспечив продолжительный досуг. Как уже неоднократно было доказано, это совершенно неверная точка зрения. Любопытно будет рассмотреть бытие человека в новом обществе, разложив его на отдельные элементы.
Дом и семья. Распад классической “нуклеарной” семья как “ячейки общества” на сегодня стал реальностью. Единство формы семьи заменяется на многообразие видов брака и совместного проживания. Естественность этой тенденции очевидна, и, согласно данным статистики, в США уже сегодня иные формы брака численно превышают количество “нуклеарных” семей. Что же касается возникновения “электронного коттеджа”, то здесь я не согласен с Тоффлером. Книга была написана в 70х годах, когда ставилась цель избавления от бумажноканцелярского труда, с каковой целью работа переносилась на компьютер и отдавалась на дом. Сейчас можно с уверенностью утверждать, что за 20 истекших лет этот процесс должен был прийти к логическому завершению. И тот факт, что этого не произошло, подтверждает идею о необходимости личного контакта людей для выполнения большинства видов творческой, а иногда и нетворческой работы.
Дети и образование. Очевидно, что в настоящее время образование претерпевает огромные изменения, прежде всего, в плане специализации, диверсификации и индивидуализации. Утопические идеи обучения по телевизору остались нереализованными в силу малой практического эффекта данного способа.
Политическая, социальная и общественная жизнь. В этой сфере я полностью согласен с идеями респондентного телевидения и реализации свободы слова через создание собственных информационных банков, высказанными Дайзардом и Мартином. Несмотря на некоторую утопичность попыток построения “настоящей” демократии, подобные технические нововведения служили бы как минимум надежной защитой против попыток тоталитарного возрождения.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Совет дня: воспринимайте критику окружающих с высоко поднятым средним пальцем.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по социологии "Концепция "информационного общества"", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru