Реферат: Разышления читателя над "Воспоминаниями и размышлениями писателя" - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Разышления читателя над "Воспоминаниями и размышлениями писателя"

Банк рефератов / Историческая личность

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Прислал: С.Попов
Дата создания: 06.01.2011
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 318 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

 
 Это, если хотите, реферат с изложением некоторых соображений, касающихся книги «Маршала» Жукова, которую, якобы, он сам написал и назвал её «Воспоминаниями и размышлениями».
 Я размышляю над «Воспоминаниями и размышлениями», изложенными в дополнительном тираже первого издания (издательство АПН, Москва, 1971 г., тираж 200 тыс.экз.), то есть выпущенными при жизни «великого маршала». Жуков, как автор, несет полную ответственность за каждую запятую в этой книге, за каждое слово. За откровенную чепуху, содержащуюся во всех остальных изданиях, изданных после его смерти (т.е. после 18 июня 1974 года), он, естественно, ответственности нести не может.
 Разумеется, обратить внимание буквально на всю «несуразицу» во всей книге, довольно затруднительно, поэтому я остановлюсь только на наиболее «выпуклых» местах творения «Великого Полководца».
 
 Если внимательно (очень внимательно) читать эту книгу, то сразу возникает мнение, что Жуков ужасный хвастун, стремящийся изобразить себя «любимого» в выгодном для него свете, даже не замечая, что его «басни» со стороны выглядят просто смешно.
 Оказывается «великий маршал» окончил аж три (3) класса церковно-приходской школы да еще с «похвальным листом» ! (стр. 14).
 Кроме того, окончил еще и полный курс городского училища : «Экзамены за полный курс городского училища я выдержал успешно. Шел 1910 год. Я уже три года проработал в мастерской…» (стр. 22).
 Однако мне в руки попал сборник статей под названием «Маршал Жуков. Каким мы его помним» (Москва, Издательство политической литературы, 1988 г.). На внутренней поверхности твердой обложки (на корочках) этой книги имеется факсимильное изображение одного документа под названием «Личный листок по учету кадров». Такой документ составляется на каждого военнослужащего. Так вот, в графе «образование» у Жукова написано : « 3-х классное церковно-приходское и 4-й класс гор. училища». Ниже в графе «Полное название учебного заведения» значится : «3 кл. дер.Величково Угодско-Заводского района, время поступления и окончания – 1904 г. -1907 г.», ниже - «4-й кл. Москва, 1907 г.-1908 г.», еще ниже - « нет ». То есть, больше нет никакого образования.
 Эти сведения не соответствуют тому, что написано в тексте книги «Воспоминания и размышления». А в ней написано : «В 1906 году возвратился в деревню отец. … В том же году я окончил церковноприходскую школу» (стр. 14). Так когда же на самом деле он закончил школу – в 1906 или 1907 году ? Да и три ли класса окончил Жуков (к тому же с похвальным листом ) ? Больше похоже на правду то, что он говорил много позже писателю К.Симонову в своем интервью : «Я не написал о своем образовании, сообщил только, что окончил два класса церковно-приходской школы, и меня взяли в солдаты». То есть, все его образование – это 2 класса (и уж конечно без «похвального листа»), что больше похоже на правду.
 Что же касается «полного курса городского училища», то и с этим нет полной ясности. В тексте книги указаны место (г. Москва) и год «окончания» -1910, в листке по учету кадров – 1908 (г.Москва), а в автобиографии, написанной им в 1938 году – 1920, причем не в Москве, а «при 1-х Рязанских кавалерийских кусах станции Сторожилово Р.У.Ж.Д. в 1920 году» (Б.Соколов. «Неизвестный Жуков. Портрет без ретуши в зеркале эпохи»).
 Как видите, сведения об образовании «не стыкуются». Только так не бывает. Уж что-что, а время и место обучения в школе и других учебных заведениях любой человек в любом возрасте помнит прекрасно.
 На вклейке после стр.160 есть фотография, на которой изображены книги с именами таких авторов, как Тухачевский, Якир, Уборевич, Егоров и прочих «гигантов» военной мысли, а попросту - врагов народа, которых «друг» народа тов. Сталин физически уничтожил. Зачем Жуков поместил в книгу эту фотографию ? Какое он имеет отношение к этим книгам ? Не лучше ли было документально подтвердить наличие «похвального листа» и документа об окончании городского училища ? Но видимо таковых на самом деле не существовало в природе, иначе хвастун Жуков обязательно снабдил бы текст фотографиями этих документов.
 Как всякий безграмотный человек, Жуков вот так относился к людям грамотным. Свидетельствует генерал армии Лященко Н.Г.: «Жуков вдруг спросил :
 - Вы, наверное, академию кончали ?
 - Да.
 - Так и знал. Что ни дурак, то выпускник академии» (О.Ф.Сувениров. Трагедия РККА 1937-1938. М., 1998. стр. 323).
 Себя Георгий Константинович очевидно дураком не считал, несмотря на свое «убогое» образование, но в беседах с К.Симоновым ( книга «К Биографии Г.К.Жукова», часть вторая) по сути дела подтвердил статус дурака :
 «Однажды, еще в период моей работы начальником Генерального штаба, диктуя мне директиву и нетерпеливо заглядывая при этом через плечо, он (Сталин) вдруг сказал мне : - Ну, а запятые я буду за вас расставлять ? - И когда я полушутя сказал, что я не мастер на запятые, ответил совершенно серьезно : - А неправильно поставленная запятая иногда может изменить суть сказанного». В отличие от него «дураки – выпускники академии», думается, знали где запятую поставить, а где нет. Признанием того, что он «не мастер на запятые», Жуков лишний раз подтвердил, что всё его образование - это два класса церковно-приходской школы.
 
 «В предпоследнюю ночь моего пребывания дома в соседней деревне Костинке случился пожар…. Пробегая с ведром воды мимо одного дома, я услышал крик : «Спасите, горим !». Бросился в дом … и вытащил испуганных до смерти детей и больную старуху.» (стр. 25). Поступок геройский, но абсолютно не подтвержденный какими-либо другими свидетельствами. Так можно приписать себе любой подвиг. А зная хвастливую натуру «великого маршала», можно без всякого сомнения сказать : врет !
 
 Далее, про фронтовой опыт Жукова, который он, якобы, приобрел во время Первой мировой войны и полученные, якобы, на ней боевые награды.
 На стр. 37 написано : «Попал я из эскадрона в учебную команду молодым солдатом, а вернулся с унтер-офицерскими лычками, фронтовым опытом и двумя георгиевскими крестами на груди, которыми был награжден за захват в плен немецкого офицера и за тяжелое ранение.». Полная чепуха в стиле хвастуна Жукова.
 Во-первых, вернулся Жуков (как следует из текста книги) не унтер-офицером, а вице-унтер-офицером .
 Во-вторых, в кавалерийских войсках Русской армии в 1915-16 г.г. не было звания «вице-унтер-офицер». Согласно Таблице воинских званий Русской армии в то время в кавалерии у «младшего комсостава» были звания : «младший унтер-офицер», «старший унтер-офицер» и «вахмистр». То есть, если бы Жуков действительно был «унтером», то он бы правильно назвал в своей книге полученное воинское звание (младший унтер- офицер).
 В-третьих, из содержания книги абсолютно не следует, что у него был хоть какой-то боевой опыт. Если внимательно читать «Воспоминания и размышления», а еще лучше выписать из книги на листок послужной список Жукова, то станет ясно, что он всю войну «болтался» по запасным, резервным и учебным командам и частям, а в боевых действиях не участвовал. Единственное упоминание «про войну» есть только на стр. 37 :
 «В октябре 1916 года мне не повезло : находясь с товарищами в разведке на подступах к Сайе-Реген в головном дозоре, мы подорвались на мине. Двоих тяжело ранило, а меня выбросило из седла взрывной волной. Очнулся я только через сутки в госпитале. Вследствие тяжелой контузии меня эвакуировали в Харьков, где я и находился на излечении до декабря».
 Да был ли в его жизни такой эпизод вообще ? Почему этот эпизод не подтверждается никакими архивными документами ? Далее в книге хвастун Жуков красочно описывает, как во время гражданской войны он лихо воевал с мужиками, или как он выражается с «бандитами» типа «Васьки Карася» (стр.64), как под ним по два раза в день убивало лошадей (стр. 65) и т.д. Следовательно, если бы он действительно участвовал в боевых действиях во время Первой мировой войны, то обязательно описал бы свое участие на многих страницах и очень красочно. Так что, фронтовой опыт Георгий Константинович себе просто приписал. У тыловика не может быть никакого фронтового опыта.
 В-четвертых, о фронтовых наградах. Царь-батюшка георгиевскими крестами не разбрасывался и никаких «крестов» скорее всего у Жукова не было!
 Один крест, якобы, за пленение немецкого офицера! Да если бы такой эпизод в биографии Жукова действительно был, то хвастливый Жуков расписал был этот подвиг на 10-и страницах во всех подробностях. Уж чем-чем, а скромностью он не страдал. А в книге - всего лишь мимолетное (видимо от стыда за вранье) упоминание об этом и только.
 Что же касается второй награды, то она, как пишет Жуков, - «за тяжелое ранение». За какое ранение ? На стр. 37 Жуков написал : «Вследствие тяжелой контузии …», а на стр. 38 - «…за тяжелое ранение». Что, «Великий Полководец» не видит разницы между «ранением» и «контузией» ? Только почему за ранение или контузию надо награждать ? Если бы за это награждали, то у Царя-батюшки наград бы не хватило, поскольку раненых и контуженных было слишком много.
 Откровенное, ничем не прикрытое вранье Жукова просто поражает. Есть и конкретное доказательство этого вранья.
 На вклейке помещена фотография Жукова, на которой он изображен в военной форме - в фуражке и шинели, и под ней надпись : «Вице-унтер-офицер Г.Жуков».
 Как уже написано выше, такого звания в царской кавалерии не было. На фото погоны на плечах Жукова без всяких «лычек», т.е. солдатские. А у младшего «унтера» лычек должно быть две и пришиваются они ближе к пуговице, так что, если бы «лычки» на погонах были, их было бы видно на фотографии.
. Никаких наград на фото тоже не видно. Если бы Жуков действительно был младшим унтер-офицером и имел боевые награды, то этот хвастун обязательно бы сфотографировался с боевыми наградами на груди и с погонами «унтера» на плечах, если уж была возможность запечатлеть себя без наград и с «чистыми» погонами. Это - как «Отче наш». Любой «вояка» так поступил бы, поскольку он гордится и присвоенным званием и заслуженными наградами. Интернет – великая вещь ! «Нырнешь» в историю и получаешь убедительные доказательства. Например, можно найти фотографии настоящих «унтеров», у которых на плечах действительно «унтерские» погоны, а на груди георгиевские награды. Например, есть фотография Буденного, под которой написано : «старший унтер-офицер Буденный С.М.», а на груди у него - награды. Причем, гергиевские кресты и медали – знаки поощрения номерные. Если написано, что В.И. Чапаев был награжден Георгиевскими крестами 4,3 и 2 степени и Георгиевской медалью, то тут же указаны и номера наград, и время награждения. Если Буденный имел звание (указанное под фотографией) «старший унтер-офицер», а Рокоссовский - «младший унтер-офицер», то там так и написано. А про Георгия Константиновича написано иначе : звание в Интернете обозначено как-то неопределенно – «унтер-офицер». А какой – старший, младший, вахмистр ? Жуков в силу своей исключительной неграмотности в книге указал, что был «вице-унтер-офицером», а те, кто редактировал его творение, постеснялись объяснить тупому «маршалу», что такого звания не было и пропустили этот пассаж. А те, кто изложил биографию Жукова в Интернете постеснялся так безграмотно написать – «вице-унтер-офицер», пришлось употребить неопределенное выражение – «унтер-офицер». А про награды написано так : Георгиевские кресты 4 и 3 степени, но ни номера наград, ни время награждения не указаны. Между прочим, относительно наград Буденного есть небольшая сноска, в которой написано, что архивными исследованиями подтверждаются только две награды - Георгиевские кресты 4 и 3 степени. Выходит, жуковские награды архивными документами вообще не подтверждаются, иначе бы были указаны и номера наград и время награждения.
 Так что, Георгию Константиновичу пришлось «сняться на карточку» без наград и «лычек» за неимением таковых. Никаких подтверждений о награждении «Великого Маршала» двумя георгиевскими крестами в исторических документах нет. Хвастун Жуков сам себя «наградил» ими и присвоил себе несуществующее звание «вице-унтер-офицера», а официальная историография эти байки повторяет вслед за Жуковым.
 Таким образом, ни наград, ни боевого опыта в ходе Первой мировой войны Жуков не приобрел. Общее образование у «Великого Маршала» какое-то «сомнительное». В унтер-офицерской команде он не учился. Во всяком случае никакого «унтерского» звания он не получал. Если бы это было правдой, он себя «вице-унтером» не назвал бы. Обратите внимание на то, что он наговорил писателю К.Симонову в своем интервью (В.Карпов, книга 1, «Маршал Жуков, его соратники и противники в годы войны и мира») :
 « В сущности, я мог бы оказаться в царское время в школе прапорщиков. Я окончил в Брюсовском, бывшем Газетном, переулке четырехклассное училище, которое по тем временам давало достаточный образовательный ценз для поступления в школу прапорщиков… Но мне этого не захотелось. Я не написал о своем образовании, сообщил только, что окончил два класса церковно-приходской школы, и меня взяли в солдаты. Так, как я и хотел… Потом кончил унтер-офицерскую школу – учебную команду.».
 Просто гениально ! Задорновы-жванецкие отдыхают ! Георгий Константинович окончил уже не 4-й класс, а аж четырехклассное училище (можно и так понять, что он учился в нем с 1 по 4 классы) в Москве, в Газетном переулке, и просто сам не захотел стать прапорщиком, а захотел быть простым солдатом. Где же правда - в интервью или в написанной им самим в 1938 году автобиографии ? И кто поверит, что такой прожженный карьерист, как Жуков, не захотел стать пусть самым младшим, но офицером, у которого власти над людьми гораздо больше, чем у «унтера», которому любой офицер может «съездить» по физиономии «за здорово живешь» ? А вот унтер-офицером стать захотел ! Парадокс. Но стал ли ? Кроме голословного утверждения самого Жукова, что он унтером стал, никаких подтверждений нет. Лично мне в это ну никак не верится. Если на Чапаева, Буденного в архивах есть сведения, то они должны быть и на Жукова. Но их нет ! Больше похоже на правду то, что он сказал об окончании двух классов школы, следовательно, никаким «унтером» он не был. Скорее Жуков выдал желаемое за действительное, не опасаясь разоблачений, так как возможных свидетелей истины к середине 60-х годов уже не было на свете (кто умер к тому времени, кто погиб в гражданскую, кто в Отечественную), а то, что через много лет жизнь изменится и всем желающим можно будет «рыться» в архивах – ему и в голову не могло прийти.
 
 А как он оказался в Красной Армии ?
 На стр. 40 своей книги Жуков написал : «Свое желание сражаться в рядах Красной Армии я смог осуществить только через полгода (после сыпного и возвратного тифа, что тоже сомнительно), вступив в августе 1918 года добровольцем в 4-й кавалерийский полк 1-й Московской кавалерийской дивизии».
 Однако в автобиографии, написанной им в 1938 году, он указал другое : «… в РККА - с конца сентября 1918 года по мобилизации… к службе приступил в октябре 1918 года…» (Б.Соколов, «Неизвестный Жуков. Портрет без ретуши в зеркале эпохи»). Чему верить ? Оно понятно, что про «август добровольцем» Жуков писал в шестидесятые годы, будучи маршалом, когда ничего ему угрожать не могло. Ври сколько хочешь, свидетели давно сгинули ! Такое вранье выгодно : в августе 1918 года большевики были в нелегком положении и добровольное вступление в ряды Красной Армии в тот период определенным образом характеризует такого добровольца. А вот сведения о «мобилизации в конце сентября и начале службы в октябре 1918 года», когда положение большевиков несколько стабилизировалось, писались в «жуткий» 1938 год, тут не соврешь, а соврешь, то это вранье может против тебя же и обернуться. И свидетели истины в то время могли быть живы. Один донос и чем все могло кончиться – одному Богу известно. Так что, веры больше «мобилизации в конце сентября» (как он написал в автобиографии в 1938 году), а не добровольному порыву в августе, то есть, никакой Жуков не доброволец ! Он просто хвастун !
 Таким образом, Жуков был обыкновенным солдафоном, тупым и неграмотным.
 Тем не менее, в самом начале своей книги он уже «рассуждает» как «крупный специалист в области стратегии» :
 «В суждениях М.Н. Тухачевского чувствовались большие знания и опыт руководства операциями крупного масштаба» (стр.63).
 Во-первых, у бездарного Тухачевского не было ни знаний, ни опыта руководства операциями крупного масштаба. Доказательство : 1920 год, Советско-Польская война. Тухачевский едва «ноги унес» из-под Варшавы, бросив на произвол судьбы вверенные ему войска, значительная часть которых попала в плен (более 60 тысяч человек). Военным теоретиком Тухачевский тоже не был.
 
 (Для наглядности : прочитал я двухтомник Тухачевского «Избранное». Никакой стратегией там и не пахнет. Примеры :
 « Вместе с ростом кризиса капитализма растет и военная опасность. Буржуазия ищет выхода из создавшегося положения путем новой войны и нового нападения на Советский Союз».
 Согласитесь, это же болталогия ротного политрука, не имеющая отношения к военному искусству. Да и не собирался никто нападать на Советский Союз в 1931 году. Есть «суждения» еще смешнее :
 «В походе красноармеец должен тщательно следить за своей обувью и ногами. Мытьем ног, правильной обмоткой, правильно завернутой портянкой, смазыванием обуви боец предотвратит потертость ног и сохранит свою обувь».
 Если не знать, что эти строки принадлежат перу Тухачевского, то любой человек, служивший в армии, примет их за нудные нотации ротного старшины. Никаких суждений об операциях крупного масштаба в этом двухтомнике я что-то не заметил. Весь двухтомник состоит из вот такого рода «гениальных суждений»).
 
 Во-вторых, как (?) тупой и безграмотный солдафон Жуков может чувствовать большие знания и опыт руководства операциями крупного масштаба ? У него 2 класса сельской школы за плечами и никакого фронтового опыта. Чтобы иметь такое суждение, надо самому хоть в какой-то степени обладать этими знаниями и этим опытом. Так что, уж не Жукову давать оценку «суждениям Тухачевского». Даже сражаясь с толпой вооруженных мужиков (а с какой-либо регулярной армией Жуков в гражданскую войну не сражался – такой вывод следует из текста его книги), для успешных действий у Жукова и его «соратников» не хватало ни ума, ни знаний, ни опыта, о чем он сам повествует :
 «Здесь хорошо действовала кавалерийская бригада Г.И. Котовского и наша 14-я отдельная кавбригада. Но полностью уничтожить банду в то время все же нам не удалось.» (стр. 63). Вот так. Не удалось. Сражались хорошо, только результат нулевой. И это несмотря на то, что каратели жуковы, котовские, тухачевские и прочие уборевичи и антоновы-овсеенки имели в своем распоряжении и применяли против мужиков артиллерию, бронетехнику, авиацию, боевые отравляющие вещества, расстрел заложников. За свои карательные «подвиги» Жуков получил свою первую награду – орден Красного Знамени.
 Таким образом, хвастун и трепач Жуков к 1941 году как командир ничего ценного из себя не представлял. Но стремление «нарисовать» себя любимого в самом красочном виде прет чуть ли не с каждой страницы его «самой правдивой книги о войне». Тупость и хвастовство автора проявляется даже в таком эпизоде :
 «По окончанию курсов … Савельев, … Рыбалкин и я решили возвратиться к месту службы в Минск (из Ленинграда - прим. моё) не поездом, а пробегом на конях. Предстояло пройти 963 км. по полевым дорогам. … В первый день мы прошли меньше, чем планировали, на 10 километров, так как чувствовалось, что лошади устали, да к тому же захромала моя лошадь, … кобылица Дира : ей было уже 12 лет, а для лошади это преклонный возраст. …Залив воском прокол и забинтовав копыто, я решил провести Диру в поводу. …я чаще спешивался, больше вел лошадь в поводу и сам, разумеется, больше уставал физически. … На седьмой день пробега … мы подошли к Минску. На окраине города увидели множество людей с красными флагами и транспарантами. Оказалось, нас встречают однополчане и местные жители. Дав шпоры, на полевом галопе подскакали к трибуне и отрапортовали начальнику гарнизона …» (стр. 85).
 Во-первых, чтобы проскакать 963 км. за 7 суток, «гений и компания» должны были преодолевать 137,5 км. в сутки. Непонятно выражение «На седьмой день пробега … мы подошли к Минску». На седьмой день можно завершить путь в 10 часов утра, можно в 14 часов дня, а можно и в 19 часов вечера. Но не будем мелочиться, будем считать, что весь седьмой день лихие кавалеристы были в пути. Но это все равно – 137,5 км. в сутки за 10 световых часов (все же был уже сентябрь). Однако лошадь - не автомобиль, она не может непрерывно двигаться 10 часов подряд, преодолевая в час по 13,75 км. И главное, Жуков «больше вел лошадь в поводу и сам, разумеется, больше уставал физически». Ну разве может пешеход, таща за собой кобылу, за один час пройти 13,75 км., а за сутки 137,5 км. ? Чушь ! Даже в первый день пробега было пройдено на 10 км. меньше запланированного (со слов Жукова). И это на свежих лошадях. Жуков, имея за плечами 2 класса образования, описывая это путешествие, не смог даже на бумажке подсчитать, можно ли преодолеть 963 км. за 7 суток в тех условиях, которые он описал (т.е. на хромой кобыле). И потом, 963 км. - это «по прямой», но полевые дороги прямыми не бывают, так что весь путь был гораздо длиннее.
 Во-вторых, откуда красные флаги, транспаранты, трибуна, толпа людей ? Так встречают поезда и пароходы, поскольку они прибывают по определенному расписанию. А толпа-то как узнала, когда именно лихие кавалеристы завершат свой героический пробег ? Или они ожидали на окраине города «на всякий случай» в течение всего дня или нескольких дней ? Из текста однозначно вытекает, что толпу людей и прочее Жуков и компания увидели неожиданно для себя – «Оказалось, нас встречают …». Следовательно, они никого не оповещали о времени своего прибытия.
 В общем, тупизм и типичная хвастливая жуковская брехня.
 
 А вот Жуковский тупизм иного рода :
 «Быстро возрастал выпуск танков. … к концу второй (пятилетки) армия располагает уже 15 тысячами танков и танкеток. Все эти машины отличались высокой огневой мощью, быстроходностью. В то время равных им по этим качествам однотипных машин у наших возможных противников не было. Правда они были маломаневренны и легкоуязвимы для артиллерийского огня. … Работали танки на бензине и, следовательно, были легковоспламенимы и имели недостаточно прочную броню» (стр.137).
 Тупизм исключительный! У Жукова танки быстроходные и в то же время маломаневренные и легкоуязвимые для артиллерийского огня. Это как понимать ? Не может быть танк маломаневренным, если он быстроходный (ну, сравним БТ-5, БТ-7 с тяжелым и неповоротливым пятибашенным Т – 35). Эту чушь Жуков написал под закат своей жизни, будучи маршалом. То есть, даже в таком возрасте он в военном деле ни хрена не понимал.
 То, что танки работали на бензине и были легко воспламенимы, - так это не открытие Америки. Танки всех (абсолютно всех) государств мира в то время работали на бензине и горели как свечки (ибо в танках горит бензин, а не железо), а не только советские танки. Уже перед войной Советский Союз (единственный в мире) начал устанавливать на танках дизельные двигатели, что снижало пожароопасность, но не устраняло ее вообще.
 Далее Жуков жалуется на «недостаточно прочную броню». Что он имеет в виду ? Что броня тонкая противопульная ? Так в то время ни в одной армии мира не было танков с противоснарядным бронированием (за исключением СССР), а наша «45-мм противотанковая пушка образца 1937 года могла пробить броню машин всех типов, стоявших в то время на вооружении капиталистических государств», как утверждает сам Жуков (стр. 137). Неужели броня «буржуинских» танков была прочнее ?
 
 (Для справки : на вклейке перед стр. 257 есть фотография колонны немецких танков. На переднем плане изображена корма танка, тонкие противопульные броневые листы на котором крепятся к уголкам заклепками. Пушки калибром 37 мм. совсем не видно, ибо она представляет собой такой жалкий «огрызок», что из-за башни не может быть видна. Вот против таких танков с «прочной броней» Жуков воевал в июне 1941 года на Юго-Западном фронте в качестве представителя Ставки Главного Командования (стр.239). И, разумеется, встречное танковое сражение позорно проиграл, несмотря на огромное численное превосходство в танках).
.
 Своим утверждением, что «танки быстроходные, но маломаневренные» «Великий Полководец» лишний раз подтвердил, что он - обыкновенный тупой солдафон, сын сапожника, «принаряженный» в маршальский мундир по воле такого же сына сапожника.
 
 «…в 1936 году Германия и Италия развернули интервенцию против республиканской Испании. … мы помогали законному правительству и народу Испанской республики всем, чем могли, - вооружением, продовольствием, медикаментами. … в Испанию отправлялись добровольцами летчики, танкисты, артиллеристы, простые солдаты и видные военачальники.» (стр.139).
 Даже «прожженные» коммунистические историки не писали, что Германия и Италия развернули против республиканской Испании «интервенцию». Так же, как и Советский Союз, эти два фашистских государства помогали генералу Франко всем, чем могли. Точно так же, как и советские добровольцы, в Испании воевали добровольцы из Германии, Италии и других стран на стороне Франко. Только наша помощь была более ощутима, поскольку поставляемая республиканцам советская техника по своим характеристикам была лучше немецкой и итальянской, хотя даже это республиканцам не помогло. Так что, с «интервенцией» товарищ Жуков «переборщил».
 
 Если придерживаться хронологии Жуковского повествования, то следует отметить интересный штрих из биографии «Стратега» : в 1929 году Жуков получил обыкновенный выговор по партийной линии. Как вы думаете, за что ? Да все просто - за элементарное пьянство и неразборчивость в связях с женщинами. Тут он действительно преуспел (от этих пороков Жуков не избавится никогда). Но об этом эпизоде (как и о других подобных) «гений» в своей книге не вспомнил и над ним не размышлял.
 
 Халхин-Гол.
 
 «…разработку плана генерального наступления в штабе армейской группы вели лично командующий, член военного совета, начальник политотдела, начальник штаба, начальник оперативного отдела». (стр.156).
 Кто же на самом деле разработал план генерального наступления. в результате осуществления которого японцы были разгромлены ? Со слов Жукова – в первую очередь он сам, а так же член военного совета и начальник политотдела. Ну еще какое-то участие принимали начальник штаба группировки и начальник оперативного отдела. Кто такие начальник штаба и начальник оперативного отдела - неизвестно, Жуков в своей книге их фамилии не называет вообще. Видимо их участие в планировании столь незначительно, что упоминать по фамилиям этих лиц даже не стоит. Но давайте по порядку.
 Во-первых, сам Жуков, как командующий. Он способен что - либо спланировать ? Рассчитать все – сколько и куда подвезти боеприпасов, горючего, продовольствия, дров для полевых кухонь, медикаментов, где и как сосредоточить живую силу и военную технику, как, где и когда наносить удары противнику ? Да никогда в жизни ! Просто в силу ничтожного общего образования и полного отсутствия образования военного «планировщик» из Жукова никакой ! Орать, материться и расстреливать - это он мастер, но планировать боевые операции ? Это слишком …
 Во-вторых, член военного совета и начальник политотдела - они способны составлять планы военных операций ? Да ни в коем случае ! В их обязанности это и не входит, ибо они комиссары. Их задача – надзирать, что бы Жуков и его подчиненные пили в меру, читали «Правду» и прочую коммунистическую дребедень, неукоснительно выполняли приказы и распоряжения военно-политического руководства. А штабной работой они не занимались и заниматься не могли, поскольку ничего в этом не понимали. Ниже будет описан случай, когда такой «специалист» - комиссар Вашугин Н.Н., - вмешался в такое «планирование» и что из этого вышло. При этом Жуков понимал, что читатели автоматически выбросят из числа авторов плана этих комиссаров, и останется только он, - Жуков.
 А автором плана разгрома японцев на самом деле является (безымянный в книге Жукова) начальник штаба армейской группы Красной Армии в Монголии комбриг М.А. Богданов. Добытую славу Жуков с ним делить не захотел, на стр.165 весь «комиссарский выводок » перечислил пофамильно, а фамилию начальника штаба (а уж фамилию начальника оперативного отдела и подавно) так и не назвал.
 
 Читаешь книгу Жукова (Душой героических действий наших воинов была Коммунистическая партия и ее фронтовой отряд – армейская партийная организация… С большой теплотой я вспоминаю дивизионного комиссара М.С.Никишева - стр.163) и удивляешься, - чего это ради «Великий Маршал» так прославляет Коммунистическую партию и ее комиссаров чуть ли не на каждой странице ? А удивляться нечему. В 1957 году Жукова с треском сняли с должности Министра обороны СССР в том числе и за то, что он пытался свернуть партийно-политическую работу в войсках, вывести армию из-под контроля комиссаров. А у власти после смерти Сталина всегда находились люди, которые во время войны (и после войны) были комиссарами – Хрущев, Брежнев и др. Этого они Жукову простить не могли и поэтому (как сказано в одной умной книге) «Побитый, скулящий Жуков всю оставшуюся жизнь пресмыкался перед комиссарами, просил прощения. Вся его книга – это гимн политработникам и комиссарам : партия наш рулевой» (В.Суворов. Тень Победы. Донецк : «Сталкер», 2003 г., стр. 37). - Точнее сказать невозможно !
 
 А каков был побежденный противник на Халхин-Голе ? Вот оценка самого Жукова, которую он дал на приеме у Сталина :
 «Что касается технического состояния японской армии, считаю ее отсталой. Японские танки типа наших МС-1 (настолько примитивные, что и танками их назвать можно с большой натяжкой, да и было-то их у японцев всего 182 против более совершенных 498 танков и 385 бронемашин Жукова (Сборник, «Маршал Жуков. Каким мы его помним», стр. 379), не считая 8-го монгольского бронедивизиона, на вооружении которого были 45-мм пушки (Г.Жуков. «Воспоминания и размышления», стр. 151) явно устарели, плохо вооружены и с малым запасом хода. Их самолеты превосходили наши до тех пор, пока мы не получили улучшенной «Чайки» и И-16 (более 500 наших самолетов против чуть более 300 японских) … Артиллерия наша (542 орудия и миномета против 500 орудий японцев, - тот же Сборник, стр. 379) во всех отношениях превосходила японскую, особенно в стрельбе. …Следует подчеркнуть, что нам пришлось иметь дело с отборными, так называемыми императорскими частями японской армии». (стр. 169-170). Как видите, Жуков в своем репертуаре - уж если сражаться, так с отборными частями противника. Ему, любимому, цена выше ! Но из сказанного следует совсем другой вывод : Жуков воевал на Халхин-Голе с толпой плохо вооруженных японцев. Не случайно на вклейке перед страницей 16 есть две фотографии с надписью : «Трофеи Халхин-Гола». На верхнем снимке – не более десятка пушек, на нижнем - горы самурайских мечей и сабель. И это все трофеи ? Да и численность личного состава намного превышала численность японцев, иначе Жуков никакой победы не одержал бы, несмотря на колоссальное техническое превосходство.
 Таким образом, хвастун Жуков приписал себе эту победу над японцами, хотя план их разгрома был придуман не им, а начальником штаба комбригом Богдановым и его подчиненными, а материально обеспечил эту победу генерал – полковник Штерн Г.М., что подтверждает сам Жуков : «- Главные трудности … были связаны с вопросами материально-технического обеспечения войск. … В преодолении этих трудностей нам хорошо помог Военный совет ЗабВО и генерал-полковник Штерн со своим аппаратом» (стр. 170-171). Так что, Жукову оставалось только орать, материться и расстреливать. Всего с его подачи было приговорено к расстрелу 18 офицеров (с банальным обвинением – за невыполнение приказа) и только вмешательство Штерна и Ворошилова спасло им жизнь, но не всем.
 Что представлял из себя Жуков на Халхин-Голе как человек, - прекрасно описал Константин Симонов («К биографии Г.К. Жукова», Сборник «Маршал Жуков. Каким мы его помним», М., 1988, стр.63-64) :
 «На следующий день мне с Ортенбергом, Лапиным и Хацревиным пришлось быть у Жукова. … Блиндаж у Жукова был новый, видимо, только вчера или позавчера срубленный из свежих бревен, очень чистый и добротно сделанный, с коридорчиком, занавеской и, кажется, даже с кроватью вместо нар. Жуков сидел в углу за небольшим …столом. Он, должно быть, только что вернулся из бани : порозовевший, распаренный, без гимнастерки, в заправленной в бриджи желтой байковой рубашке. … Въедливый, нетерпеливый Лапин стал задавать вопросы. …Жуков все продолжал отмалчиваться … В это время вошел кто-то из командиров разведки с донесением. Жуков искоса прочел донесение, посмотрел на командира сердитым и ленивым взглядом и сказал :
 - Насчет шести дивизий врете : зафиксировано у нас только две. Остальное врете. Для престижа.
 - Хлеб себе зарабатывают, - сказал Жуков, обернувшись к Ортенбергу и не обращая внимания на командира.
 Наступило молчание.
 - Я могу идти ? – спросил командир.
 - Идите. …
 Когда офицер вышел, Жуков повторил : - Хлеб себе зарабатывают. Разведчики».
 
 Ну и как вам этот эпизод ? Кого Жуков напоминает ? Да барина, помещика Троекурова. Сходство (и скотство) просто поражает : комкор ( по сути генерал) Красной Армии встречает фронтовых корреспондентов в нижней рубахе (Слава Богу, что не в кальсонах), даже не считая нужным надеть гимнастерку. В их присутствии, - людей сугубо штатских, - унижает своего подчиненного и считает, что это - в порядке вещей ! И это - в августе 1939 года. Жуков пока еще не разгромил японцев. Он еще маленькая «пупырышка» на теле Красной Армии, а ведет себя самым наглым и чванливым образом. А теперь представьте себе, как он себя вел со всеми, кроме Сталина, будучи маршалом, в 1945 году. А в 50-х годах, будучи Министром Обороны СССР ? Представили ?
 
 Перед войной.
 
 «… в декабре (1940 г.) в Москве …состоится совещание высшего командного состава армии. Мне поручался доклад на тему «Характер современной наступательной операции». … В виду сложности темы и высокого уровня совещания пришлось работать над докладом целый месяц по многу часов в сутки. Большую помощь при этом мне оказал начальник оперативного отдела штаба округа Иван Христофорович Баграмян.» (стр.182-183).
 
 Ну как всегда, врет «Великий Маршал», что над докладом пришлось работать ему самому, да еще по многу часов в сутки. Этот доклад готовили Жукову выпускники Военной академии Генштаба полковник Баграмян И.Х. и подполковник Иванов Г.В. Дело в том, что Баграмян тоже стал маршалом Советского Союза и в своих мемуарах «растрезвонил» об этом эпизоде, не опасаясь Жукова. Вот что он написал в своей книге «Так начиналась война» (стр. 16-18)_ : «Я попросил командующего разрешить мне выехать к месту службы, в штаб 12-й армии. – Э, нет, - возразил Жуков, - Придется повременить. В декабре (1940 г.- прим. моё) состоится совещание руководящего состава Наркомата обороны … На меня возложен доклад … «О характере современной наступательной операции». … Ты четыре года провел в стенах Академии Генштаба : и учился, и преподавал в ней… Догадался захватить с собой академические разработки ? - Захватил …, - Ну вот, - оживился Жуков, - поможешь в подготовке доклада… Возьми себе в помощь любых командиров из оперативного отдела штаба округа. И завтра же приступай к работе. … Я без промедления приступил к делу. Большую помощь оказал мне … выпускник Академии Генштаба подполковник Г.В. Иванов … Мы с Ивановым довольно быстро справились с заданием. В конце сентября Георгий Константинович распорядился, - Внимательно проверь еще раз после перепечатки …».
 То есть, он не то что не готовил этот доклад, но даже проверить его после перепечатки заставил Баграмяна. Таким образом, в этом докладе «мудрых жуковских мыслей» нет, всю «мудрость» доклада следует разделить на три части : «мудрость», содержащуюся в академических разработках, «мудрость» Баграмяна и «мудрость» Иванова. В силу своей безграмотности и тупости Жуков просто не мог быть автором доклада.
 
 (Сталин) : «Политбюро решило освободить Мерецкова от должности начальника Генерального штаба и на его место назначить вас. – (Жуков) : Я никогда не работал в штабах. Всегда был в строю. Начальником штаба быть не могу» (стр. 187).
 Сцена поистине удивительная. Один сын сапожника назначает другого сына сапожника с двумя классами образования Начальником Генерального штаба Красной Армии. Тот, понимая всю несуразность такого назначения, поскольку ничего в штабной работе не смыслит, «брыкается», но главный сын сапожника настаивает на своем. И Жуков соглашается. Только что из этой затеи вышло ? После нескольких недель войны Сталин понял опрометчивость такого решения и снял Жукова с должности. Но ответственность за все нелепое командование на этой должности Жуков делит на всех :
 «Нарком обороны, Генеральный штаб и я в том числе считали необходимым в условиях надвигающейся войны подтянуть материально-технические средства ближе к войскам, ближе к потребителям. Казалось бы, правильно, но потом выяснилось, что все мы допустили в этом вопросе ошибку. Когда началась война, врагу удалось в короткий срок захватить в свои руки материально-технические запасы округов, …» (стр. 214).
 И это касается не только материально-технических запасов :
 «Ближе всего к возможному противнику находились 47 сухопутных и 6 морских пограничных отрядов, 9 отдельных пограничных комендатур, 11 полков оперативных войск НКВД, а также расположенные вблизи границы … стрелковые дивизии первых эшелонов армий прикрытия.» (стр. 219).
 11 полков оперативных войск НКВД - это охранные и конвойные войска. То есть, «тюремные вертухаи». Вопрос : для чего ближе всех к возможному противнику находится 11 полков «тюремных вертухаев» ? Кого они собрались охранять и конвоировать ? По этому поводу «Великий Маршал» в своей книге ничего не написал. Но стоит на своем :
 
 «Думается мне, что дело обороны страны в своих основных, главных чертах и направлениях велось правильно.» (стр. 227). О как !
 
 По Жукову, - все правильно : материально-технические запасы - у самой границы, аэродромы – у самой границы, Белостокский и Львовский выступы «нашпигованы» войсками «под завязку», все мосты, имеющие стратегическое значение, - не заминированы и т.д. Даже далекий от военного дела человек и то сообразит, что все неправильно, если ты собираешься оборонять свою страну. Ну а если ты собрался напасть сам на кого-то, тогда все правильно. И «тюремные вертухаи» тогда на границе пригодятся.
 
 «Не замышляя войны и стремясь ее избежать, советский народ вкладывал все силы в осуществление мирных хозяйственных планов».(стр. 228).
 Ну ведь нагло врет товарищ Жуков ! Захватническая политика Советского Союза никак не вписывается в «осуществление мирных хозяйственных планов».
 23 августа 1939 года Сталин и Гитлер не только заключили соглашение о разделе Польши, но и вообще договорились о сферах влияния каждой стороны, что и определило начало Второй мировой войны. Гитлер напал на Польшу 1 сентября 1939 года, а более хитрый и коварный Сталин – только 17 сентября 1939 года (убив сразу двух зайцев - в глазах мирового сообщества агрессор не он, а Гитлер, поскольку про секретный протокол никто ведь не знал, и напал Сталин уже после того, как товарищ Гитлер в основном «перемолол» польские войска и свел к минимуму сопротивление поляков нашествию Красной Армии) и почти половину ее территории присоединил к Советскому Союзу, а с Гитлером заключил договор о дружбе и границах.
 В ноябре 1939 года Советский Союз спровоцировал и развязал полномасштабную войну с Финляндией, но расчеты о присоединении этого государства к Советскому Союзу не оправдались и в конечном итоге захвачена была только часть ее территории.
 
 Летом 1940 года «миролюбивый» СССР оккупировал часть Румынии (Бессарабию и Северную Буковину, никогда России не принадлежавшую, причем оккупация осуществлялась под непосредственным руководством Жукова, о чем он в своей «правдивой книге о войне» даже не вспомнил и не поразмышлял), а также Литву, Латвию и Эстонию. То есть, в результате сговора 23 августа 1939 года людоед Гитлер осуществил агрессию за это время в отношении 8 стран, а людоед Сталин – в отношении 6 стран.
 
 О миролюбии вряд ли можно говорить, если учесть моральную атмосферу в Советском Союзе в предвоенные годы. Народ воспитывали такими фильмами, как «Если завтра война» (снятого по книге Н. Шпанова «Первый удар»), «Парень из нашего города», песнями типа :
 
 «Разя огнем, сверкая блеском стали,
 Пойдут машины в яростный поход,
 Когда нас в бой пошлет товарищ Сталин,
 И первый маршал в бой нас поведет».
 
 Это в какой же поход мы собрались ? В оборонительной войне ни в какие походы ходить не надо.
 Любимец Сталина Константин Симонов, лауреат Ленинской и 6 Сталинских премий, еще в 1938 году написал стихотворение «Однополчане», в котором есть такие строки :
 «Под Кенигсбергом на рассвете
 Мы будем ранены вдвоем,
 Отбудем месяц в лазарете,
 И выживем, и в бой пойдем.».
 
 Заметим, - Кенигсберг, - это столица Восточной Пруссии, а Восточная Пруссия – это часть территории фашистской Германии. 1938 год. У Гитлера нет еще плана нападения не то что на Советский Союз, но даже на Польшу, а в Советском Союзе уже мечтают о боях под Кенигсбергом. Если бы творчество Симонова расходилось с «миролюбивой» внешней политикой СССР, то товарищ Сталин быстренько определил бы товарища Симонова в «бригаду лесорубов» или вообще пустил «в расход». Но товарищ Сталин на него вовсе не разгневался, а наоборот, - премиями награждал. Так что, насчет «мирных хозяйственных планов» товарищ Жуков «немного загнул».
 
 «История действительно отвела нам слишком небольшой отрезок мирного времени, для того чтобы можно было все поставить на свое место» (стр. 228).
 Это какой же отрезок мирного времени Жуков считает «небольшим», чтобы «все поставить на свое место» ? Это период с 1920 года до середины 1941 года ? 20,5 лет – это что, - небольшой отрезок времени ? Гитлеру почему-то хватило всего 6 неполных лет (с 1933 по 1939 г.г.), чтобы создать современную армию, вооружить ее и обучить ведению войны, а бедным коммунистам и 20 лет оказалось мало. Прибедняется Георгий Константинович.
 «Могло ли военное руководство самостоятельно и своевременно вскрыть выход вражеских войск непосредственно в исходные районы, откуда началось их вторжение 22 июня ? В тех условиях это было крайне затруднительно» (стр. 229).
 Кощунство такого заявления просто возмущает. «Бедненький» начальник Генерального штаба Красной Армии, которому подчинены все звенья военной разведки, самостоятельно и своевременно ну никак не мог вскрыть выход вражьей силы в исходные для наступления районы. Ну это ли не дикость ? Да если бы во главе Генштаба стоял грамотный, умный и решительный начальник, то он бы не только своевременно вскрыл сосредоточение вражеских сил у границ государства, но и сумел бы убедить безмозглое военно-политическое руководство в необходимости составления плана обороны своей страны и предпринял бы хоть какие-то действия по осуществлению такого плана. Но начальником Генштаба был тупой, неграмотный, трусливый сын сапожника, который самостоятельно и своевременно «вскрыть» надвигающуюся угрозу государству был не в состоянии. Хотя Жуков в своем мемуарном творении утверждает, что Генштаб перед войной вел бурную деятельность :
 «Руководящий состав Наркомата обороны и Генштаба, особенно маршал С.К.Тимошенко, в то время работали по 18-19 часов в сутки.» (стр. 230).
 Тогда Жукову следовало попутно объяснить, чем же занимался многочисленный штат Генштаба и его гениальный начальник вместе с наркомом по 18-19 часов в сутки ? Как выяснилось сразу после немецкого вторжения, никакого плана обороны страны Генштаб «не сочинил». Не было такого плана. Думаете это трудно доказать ?
 Да легко !
 Вместо плана обороны директива № 1 : в течение ночи на 22.06.41 г. скрытно занять огневые точки укрепрайонов на госгранице (которые еще только строились, -прим. мое), перед рассветом 22.06.41 г. рассредоточить по полевым аэродромам всю авиацию, все части и противовоздушную оборону привести в боевую готовность, « никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить». Передача директивы в военные округа была закончена в 00 часов 30 минут 22 июня 1941 года (стр.233-234).
 «Передача директивы закончена», но была ли она получена войсками до вторжения ?
 Если бы план обороны страны был, то никакой директивы не потребовалось бы вообще. Достаточно было бы просто передать войскам заранее оговоренный сигнал (можно было даже открытым текстом), означающий, что возможно нападение, в этом случае действовать согласно плану обороны. И все.
 Но у Жукова не было такого плана, и свою вину он перекладывает на нижестоящее военное командование всех степеней :
 «… ошибки, допущенные руководством, не снимают ответственности с военного командования всех степеней за оплошности и просчеты. … накануне войны, даже в ночь на 22 июня, в некоторых случаях командиры соединений … до самого последнего момента ждали указания свыше и не держали части в надлежащей боевой готовности, хотя по ту сторону границы был уже слышен шум моторов и лязг гусениц» (стр. 251).
 Вот так вот, эти идиоты (кирпоносы, павловы, кузнецовы и пр.) тоже виноваты в том, что допустили оплошности и просчеты, которые заключаются в том, что не выполнили приказ – директиву № 1, не привели свои части в боевую готовность, что до последнего момента ждали каких-то указаний свыше, ничего не предпринимая. То есть, давайте разделим ответственность на всех. Потрясающее заявление ! И это после категорического приказа «никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить»? А как же воинская дисциплина и неукоснительное выполнение приказов командиров и начальников ?
 
 Война. 1941
 
 «…Молотов : «Германское правительство объявило нам войну». Я рискнул нарушить … молчание и предложил немедленно обрушиться всеми …силами на прорвавшиеся части противника … -Давайте директиву,- сказал И.В.Сталин.
 В 7 часов 15 минут 22 июня директива наркома обороны № 2 была передана в округа.» (стр.237).
 И опять «Великий Стратег» нагло врет ! В 7 часов 15 минут директива № 2 (за подписью Маленкова и Жукова, а вовсе не Тимошенко) не была передана в округа. В 7 часов 15 минут Жуков только сел за стол и начал ее сочинять. «Военно-исторический журнал» (№ 4, 1991 г.) опубликовал факсимильную копию этой директивы. Она похожа на какой-то черновик сочинения не очень способного школьника, - столько в ней исправлений. Содержание директивы просто какое-то дурацкое, - «Войскам всеми силами и средствами обрушиться на вражеские силы и уничтожить их в районах, где они нарушили Советскую границу». Это и есть доказательство, ибо директива самым наглядным образом подтверждает отсутствие плана обороны страны. Ну, представьте себе - в районной больнице (или в любой другой) пожар, все в панике мечутся, а главный врач (или его заместитель) хватает листок бумаги и лихорадочно пишет приказ : «Персоналу больницы эвакуировать всех больных». А как ? Да как хотите ! И в нашем случае то же самое : там, на западе, уже вовсю бушует война, гибнут войска, а «гениальный полководец» вместе с тупым бездарным руководством садится писать дурацкую директиву, которая до войск так и не дойдет, ибо к тому моменту имела место потеря управления войсками, царил хаос, неразбериха, а командиры всех степеней действовали «кто во что горазд». Так над какими же планами по 18-19 часов в сутки без выходных и отпусков корпели работники Генштаба во главе со своим «гениальным» начальником накануне войны ? Если не над планом обороны, то тогда над каким ? Над планом нападения ? Ведь никаких других планов не бывает.
 Еще одно доказательство отсутствия плана обороны страны и наличие плана нападения : директива № 3 от 22 июня 1941 года, в которой Жуков требует от войск наступать и к исходу 24 июня занять польские города Люблин и Сувалки, оккупированные немцами еще в 1939 году. Это реализация того плана нападения, который был разработан (по 18-19 часов в сутки) до немецкого вторжения и ни что иное. Безмозглое военно-политическое руководство (и Жуков в том числе) считало, что это возможно. Однако Жуков «открещивается» от авторства и излагает в своей книге свою точку зрения по поводу директивы № 3 :
 «Приблизительно в 13 часов 22 июня мне позвонил Сталин и сказал : …Вам необходимо вылететь немедленно в Киев и оттуда вместе с Хрущевым выехать в штаб фронта в Тарнополь». … минут через 40 я был уже в воздухе. … К исходу дня я был в Киеве…, где меня ждал Н.С.Хрущев. … Он сказал, что дальше надо ехать на машинах. … мы выехали в Тарнополь. … На командный пункт (Юго-Западного фронта) прибыли поздно вечером, и я тут же переговорил по ВЧ с Н.Ф.Ватутиным. … Ватутин сказал, что Сталин одобрил проект директивы № 3 наркома и приказал поставить мою подпись. … Директива предусматривает переход наших войск к контрнаступательным действиям с задачей разгрома противника…, притом с выходом на территорию противника. … «Хорошо, - сказал я, - ставьте мою подпись.» (стр. 239-240).
 Но Жуков и тут «лукавит». В Киев он вылетел не 22, а 23 июня 1941 года. Вот что он написал 19 мая 1956 года в проекте своего выступления на Пленуме ЦК КПСС, который передал Хрущеву для утверждения : «Сталиным было приказано : начальника Генерального штаба на второй день войны отправить на Украину, в район Тернополя». Как видите, на второй день войны, т.е. 23 июня 1941 года, а не в первый день. Тем более он ехал к Хрущеву, а тот наверняка прекрасно помнил, когда именно к нему пожаловал Жуков - в первый день войны или на следующий день. Так что, если бы Жуков соврал в проекте доклада про первый день войны, Хрущев бы тут же его «поправил». То же самое Жуков сказал на октябрьском 1957 года Пленуме ЦК КПСС (это подтверждается стенограммой пленума). То есть, в 1956 году писал, а в 1957 году говорил одно, а в середине 60-х годов, когда Хрущева уже сместили с «Олимпа» и его можно было не опасаться, он написал в своей книге про поездку в первый день войны. Надо же себя, любимого, от этой директивы как-то «отмазать». Однако Жуков сам уличает себя в том, что к директиве № 3 он имеет самое непосредственное отношение, что именно он ее автор, а написал в книге так потому, что не допускал мысли, что когда-то к архивам появится доступ и правда станет известна абсолютно всем.
 
 А вот так он командовал на Юго-Западном фронте в июне 1941 года.
 
 «В этих сражениях показали себя с самой лучшей стороны … 8-й мехкорпус Д.И. Рябышева. Притом действия 8-го механизированного корпуса могли дать больший эффект, если бы (вы заметьте на кого валится вся вина) комкор (Рябышев) не разделил корпус на две группы и вдобавок не поручил командование одной из групп бригадному комиссару Н.К. Попелю, не имевшему достаточной оперативно-тактической подготовки для руководства большим сражением» (стр. 247).
 На самом деле войсковую группу во главе с комиссаром Попелем бросил в наступление не комкор Рябышев, а комиссар Н.Н.Вашугин, принявший такое решение вопреки мнению комкора Рябышева, угрожая последнему арестом и трибуналом. После провала этой затеи с наступлением и гибели почти всей группы Вашугин застрелился. Но не потому, что его мучила совесть. Он просто представил, что его ждет за проявленное самодурство и решил не подвергать себя мучениям в застенках НКВД, если финал будет тот же – пуля в затылок. Жуков об этом в своей книге ничего не пишет. Если он не знал об этом, тогда грош ему цена, как представителю Ставки Верховного Командования. А если знал (что скорее всего), но в книге умолчал, тогда он просто трус и блюдолиз, поскольку вместо восхваления комиссаров пришлось бы описать вашугинскую дурость, тупость и некомпетентность, а проще - воинское преступление, но это никак не вязалось с установкой : партия – наш рулевой, ведь Вашугин-то «зарулил» совсем не туда.. А встречные танковые схватки, несмотря на громадное преимущество в танках, Жуков позорно проиграл и с «чистой совестью» отбыл в Москву.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Учёными была найдена девочка, воспитанная собаками. Девочка очень верная, но такая сука!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по исторической личности "Разышления читателя над "Воспоминаниями и размышлениями писателя"", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru