Диплом: Муниципальный социум как субъект местного самоуправления - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Муниципальный социум как субъект местного самоуправления

Банк рефератов / Государственное регулирование и налоги

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Прислал: Лисин Р.П.
Дата создания: 2010
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 481 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы
Текст
Факты использования диплома

Узнайте стоимость написания уникальной работы

СОДЕРЖАНИЕ
 
ВВЕДЕНИЕ
Глава 1. МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – САМОУПРАВЛЯЮЩАЯСЯ СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА
1.1.Муниципальный социум - вид социальной общности
1.2. Местное самоуправление и формы участия в нем муниципального социума
Глава 2. РЕАЛИЗАЦИЯ НАСЕЛЕНИЕМ РОЛИ СУБЪЕКТА УПРАВЛЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНЫМ ОБРАЗОВАНИЕМ
2.1. Использование форм прямой, непосредственной демократии в управлении делами местного самоуправления
2.2. Формирование населением органов местного самоуправления и контроль за их деятельностью
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
 
ВВЕДЕНИЕ
 
Одной из главных сущностных черт демократически организованного общества является достаточно эффективное функционирование в нем местного самоуправления. В новейшей истории России этот институт появился совсем недавно, пока фактически идет процесс его становления. И идет этот процесс довольно трудно. Принципы, определяющие саму суть самоуправления, или можно сказать истинно самоуправленческиеначала, как правило, очень слабо проявляются в организации и деятельности местных властно-управленческих структур. Они обычно действуют и воспринимаются в массовом, сознании в соответствии с сильно укоренившимися в обществе бюрократическими традициями просто как низшие звенья государственного механизма. Когда говорится - в науке, в публицистике, в повседневной практике - о местном самоуправлении, речь фактически идет о деятельности местной администрации и ееруководстве, в лучшем случае еще о местных представительных органах и (уже совсем редко) о деятельности некоторых общественных объединений. Ни у элитных групп, ни у располагающих необходимыми полномочиями должностных лиц государственных органов, ни у широких масс нет достаточно отчетливого понимания того, что самоуправление прежде всего и главным образом предполагает первостепенную роль в осуществлении властно-управленческих функций (в данном случае в рамках поселенческих структур) самого населения, образующего местный социум. Доминирование таких представлений в общественном сознании, а потому и в практике связано со слабой разработанностью соответствующей проблематики - именно под отмеченным углом зрения - в нашей науке. Поэтому тема настоящего исследовавния является, несомненно, актуальной и в научном, и в практическом отношениях.
Вопросы, относящиеся к данной теме, рассматриваются в той или иной степени в общих рамках проблематики местного самоуправления. Рассмотрению этого предмета в таких рамках посвящено очень большое количество научных работ таких авторов как Ю.Е. Волков, Н.В.Виноградов, А.Л.Замотаев, Н.В.Постовой,, Г.А.Цветкова и др. Из зарубежных авторов, занимавшихся разработкой данной проблематики, в том числе и в прошлом, следует назвать таких ученых, как Г. Еллинек, А. де Токвиль, Р. Гнейст и др. Такими авторами, как Н.А. Игнатюк, С.И. Кулиева, В.В.Таболин, рассматривается организационное построение и правовые основы местного самоуправления, а в исследованиях И.Г. Мачульской, Н.П. Медведева, В.П. Култыпша и др. - зарубежный опыт его функционирования. Во многих работах Г.В. Атаманчука, С.А. Авакьяна, Н.М. Великой, И.В. Выдрина, А.Н. Широкова анализируется современное состояние и тенденции развития местного самоуправления в нашей стране.
Однако роль населения муниципальных образований в качестве непосредственного субъекта управления делами местного сообщества, как правило, затрагивается меньше всего, освещается в лучшем случае кратко и поверхностно. Главным образом речь в литературе идет об органах муниципальной власти, об их взаимоотношениях с государственными, прежде всего региональными органами и т. п. Тем более названная проблема почти не рассматривается в парадигме социума. Да и само понятие социума присутствует в литературе очень слабо. Его вообще нет даже в таком солидном издании, как «Социологическая энциклопедия» в 2-х томах под ред. Г.И. Семигина (М.,2003). Оно рассматривается довольно кратко в некоторых изданных в последнее время словарях по философии, культурологии и др. При этом трактовка упомянутого понятия (и, следовательно, обозначаемого им явления) дается разная, общепринятого и   приемлемого   его   понимания   не выработано.
Для раскрытия в некоторых ракурсах сути муниципального социума, закономерностей его формирования и развития имеют значение работы по проблемам социального взаимодействия и социальной структуры, а также по социальной психологии, на которые в определенной мере опирался автор -Р.С. Карпинской по социобиологии, В.Е. Кемерова, исследовавшего проблемы личности, Н.Н. Моисеева, В.В. Васильковой и др.
Поскольку объектом исследования выступает один из субъектов социального управления определенное значение для данной работы имеют труды специалистов по общей теории управления - Е.М. Бабосова, В.Н, Иванова, А.И.Кравченко, В.И. Патрушева, Н. Попова, О.Тюриной и др.
Но в целом можно сказать, что организация жизни в местных сообществах и управление ею в такой постановке, как она обозначена в теме настоящей работы, то есть в плане раскрытия роли муниципального социума в функционировании местного самоуправления, обстоятельного и всестороннего изучения пока не получила.
Исходя из выяснения степени изученности данной проблемы, цель исследования заключается в раскрытии сущности муниципального (т.е. функционирующего в рамках местного сообщества) соиума, его важнейших признаков и роли в управлении делами этого сообщества как самоуправляемой системы.
Для достижения этой цели автором были поставлены следующие исследовательские задачи:
1. Выяснить, что такое социум, как он связан с близкими ему категориями этой науки, в качестве какого социального образования он предстает в рамках такой социально-территориальной общности, как местное (муниципальное - городское, сельское и т.д.) сообщество, т. е. установить, что такое муниципальный социум, каковы его главные признаки.
2.Раскрыть сущность самоуправления как определенного типа организации жизнедеятельности социальных систем, выявить признаки, при наличии которых система может квалифицироваться как самоуправляемое (самоуправляющееся) социальное образование, применить такой подход к рассмотрению одного из видов социальных систем - местному муниципальному сообществу, - определить, при каких условиях последнее является самоуправляемой системой.
3. Выявить     взаимосвязь     между           муниципальным     социумом     и муниципальным   (местным)   самоуправлением,   как   эти   социальные системы взаимодействуют и влияют друг на друга.
4. Выяснить,    какие     объективные     основания требуются,     чтобы муниципальный   социум   выступил   субъектом   управления   в   рамках муниципального   (местного)   сообщества,   и   какое      значение   имеет выполнение    им    роли    субъекта    управления для    организации жизнедеятельности общества в целом на демократических началах.
5. Рассмотреть   организационное построение   системы самоуправления в рамках муниципального     образования, определенное действующим в нашей   стране      законодательством,   выявить   составные   части   этой системы,   как   они    взаимосвязаны    между   собой    и    как    в    их функционировании      проявляется   роль   муниципального   социума   в качестве субъекта управления.
6. Опираясь на конкретные данные, в первую очередь - на результаты эмпирических исследований, проанализировать современное состояние процесса развития местного самоуправления в нашей стране и реальную роль муниципальных социумов в его функционировании,
Объектом исследования является система местного самоуправления; основным объектом эмпирического изучения реальных процессов, связанных с развитием муниципального социума и осуществление им функций местного самоуправления, является город-курорт Анапа.
Предмет исследования - роль муниципального социума в осуществлении функций местного самоуправления, формы и результативность осуществления этой роли.
Практическое значение исследования заключается в том, что полученная и проанализированная в ходе его информация, сделанные на этой основе выводы и рекомендации позволяют выработать некоторые практические меры, способствующие повышению социальной зрелости социума в рамках местных сообществ, муниципальных образований и совершенствованию функционирования местного самоуправления усилению самоуправленческих начал в организации и деятельности муниципальных властно-управленческих структур.
 
Глава 1. МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ – САМОУПРАВЛЯЮЩАЯСЯ СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА
 
Рассмотрение проблем, относящихся к данному исследованию, требует, прежде всего, раскрыть суть таких понятий как «социум» и «муниципальное местное самоуправление».
 
1.1. Муниципальный социум - вид социальной общности
 
Социум — понятие, сравнительно редко встречающееся в литературе, но все же используемое в ней при рассмотрении ряда общественных явлений и процессов. Это понятие не имеет общепризнанной трактовки. Социум либо рассматривается просто в качестве синонима общества как целостного образования, без внесения в трактовку этого понятия каких - либо специфических черт, характеристик, которые порождают возможность и необходимость его использования в каком-то ином смысле, чем «общество». Либо - другие авторы - совершенно отрывают это понятие от общества как целостного макросоциального образования, считая возможным его использовать только к низовым структурам общества, как обозначение «пространственной, или территориальной единицы социальной организации, в которой у людей есть чувство идентификации и принадлежности»[11]. В таком ключе характеризуются сравнительно маломасштабные сообщества «региональные, городские, муниципальные, сельские социумы»[58]. Термин «социум» используется применительно к малым городам и к другим разного рода малым объединениям людей. При таком концептуальном представлении получается, что большие социальные общности, итем более общество в целом, не образуют социума? С другой стороны, высказывается противоположная концепция, в соответствии с которой под социумом понимается «большая устойчивая социальная общность, характеризуемая единством условий жизнедеятельности людей в каких-то существенных отношениях и вследствие этого общностью культуры» [68, 336]. Аналогичную трактовку найдем в одном из электронных справочников, авторы которого рассматривают социум как «большую устойчивую социальную общность, характеризуемую единством условий жизнедеятельности людей, общностью культуры, культурного наследия традиций». Но при такой концепции остается неопределенным, что понимается под «большой социальной общностью». Какие виды социальных общностей охватываются этим понятием? Относятся ли сюда, скажем, классы и другие социально-групповые образования, которые, несомненно, представляют собой большие общности (вспомним, известное определение классов - «большие группы людей, различающиеся по их месту» и т. д.)? А с другой стороны, охватывает ли оно сравнительно небольшие общности, в частности социально-территориальные, поселенческие, состоящие из населения малых городов, сельских муниципальных образований? Или там нет социума? Думается, что все подобные неясности снимаются, если принять следующую трактовку социума, что это - объединенное социальными связями и отношениями население, образующее социально-территориальные общности разных масштабов, от сравнительно малых до социально-объединенного населения страны в целом. Социум охватывает связи и отношения как между отдельными гражданами-индивидами, выступающими субъектами социального действия, так и между образуемыми ими социальными общностями (группами и др.) и организациями.
Следовательно, социум, воплощая в себе жизнедеятельность объединенной социальными связями и отношениями совокупности людей, представляет собой не всякую социальную общность и, кстати, не обязательно большую, а только социально-территориальную. Следовательно, муниципальный социум, непосредственно интересующий нас,- это общность, охватывающая население муниципального образования - от больших городов до сравнительно малых поселений. Каждый такой муниципальный социум является частью более масштабного социума - региона и др. вплоть до социума, представляющего собой такую широкомасштабную социальную общность, как общество в целом, объединяющее граждан всей страны.
Итак, социум представляет собой социально-территориальную общность того или иного масштаба. Но чтобы совокупность образующих её людей представляла собой социум, ей должны быть присущи следующие признаки. Прежде всего, целостность, то есть относительная функциональная самодостаточность и способность к внутренней интеграции, которая обеспечивается, как считается в современной литературе, прежде всего, общностью культуры, общих убеждений, ценностей, образцов поведения, обеспечивающих более или менее высокое чувство идентичности человека с тем или иным социальным организмом. Конечно, такая целостность не означает тотальности, диалектически сочетается с дифференциацией и сегментацией (разделением целостного образования на некоторые сегменты), что является другим признаком социума и рассматривается современной наукой важным фактором прогресса. Третий признак - способность к поддержанию устойчивости, к стабильному воспроизводству и устойчивому развитию. В обществе как целом и в маломасштабных, но достаточно крупных сообществах эта способность обеспечивается за счет функционирования многих институтов, среди которых особая роль принадлежит институту власти. Социальными системами, вполне характеризующимся перечисленными признаками, являются поселенческие структуры, т. е. муниципальные образования. Проживающее в каждом из них население, выступающее как социальная общность, «пронизанная» социальными связями, представляет собой муниципальный социум того или иного масштаба.
Учитывая все сказанное, последний может быть определен как объединенное социальными связями и отношениями население муниципального образования того или иного масштаба, т.е. соответствующую социально-территориальную общность, характеризующуюся такими признаками, как целостность, социальная дифференциация в рамках этой целостности, стабильность и способность к развитию и самовоспроизводству в рамках её. Это - часть более широкого социума, охватывающего подобным же образом население всей страны. В частности, поселенческой социально-территориальной системой, в рамках которой возможно существование социума в более или менее развитом виде.
Существование, воспроизводство и развитие любого социума предполагает наличие определенной целостности, наличие внутренних механизмов, препятствующих трансформации тенденций социальной дифференциации и плюрализации в тенденций дезорганизации и дезинтеграции. В социуме интеграционные процессы, как справедливо отмечается в литературе, могут происходить на различных уровнях - экономическом, социокультурном, психологическом, политическом, ландшафтно-географическом[55, 32].
Одной из важнейших основ социальной общности является наличие общих интересов у образующих его граждан, что может рассматриваться как некий самостоятельный комплекс муниципальных интересов, он является не простой механической суммой частных интересов, а особым социальным явлением, в котором выражается природа, сущность муниципального социума как целостного образования.
Наличие особого муниципального интереса (муниципальных интересов) признается в отечественной литературе и российском законодательстве. Как пишет, например, А.А. Замотаев, «в России на самом высоком законодательном уровне признается наличие наряду с интересами личности и интересами государства еще и неких промежуточных, если можно так выразиться, интересов - муниципальных интересов. Причем рассматриваются они не как частный случай государственных или личных интересов, а как самостоятельный уровень интересов» [32, 59]. Ио словам А. Акимова, «наряду с частным интересом каждого человека и государственным интересом существует также коллективный интерес местного сообщества муниципальный интерес» [3]. При этом представляется более правильным говорить об интересах во множественном числе, поскольку существует не один интерес, а несколько, имеющих общего носителя (социум). Сюда относятся, во-первых, интересы функционирования муниципального образования, связанные с обеспечением его нормальной жизнедеятельностью. В процессе развития соответствующих институциональных образований появились потребности, имеющие чисто коллективный или общественный характер (например, касающиеся общественного транспорта и внешнего благоустройства). Так появляется коллективный интерес в создании систем совместного обслуживания потребностей населения муниципального образования. Круг его интересов начинает охватывать проблемы надежности, безопасности и бесперебойности обеспечения населения услугами предприятий сфер жизнеобеспечения.
Во-вторых, к муниципальным интересам относятся интересы развития данной социально-территориальной общности, причем понимаемые одновременно в нескольких смыслах. Сюда относятся интересы, связанные с развитием экономики муниципалитета, социальной сферы, инфраструктуры и коммунального хозяйства - в конечном итоге, связанные с улучшением качества жизни населения.
Не будем забывать, что муниципальный социум представляет собой чрезвычайно сложное, сегментированное социальное образование. Образующие его разные социальные группы имеют некоторые свои интересы, различающиеся между собой и отличающиеся от общих интересов всего местного социума как целого [34, 9].
Наконец, в-третьих, интересы развития городского социума связаны с задачей выполнения городом роли центра самоорганизации прилегающей к нему территории. Между тем имеется некоторое непонимание органичной связи города и его ойкумены, что проявилось даже при разработке новой редакции Закона РФ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», поскольку некоторые его положения предполагают фактическую автаркизацию городов, (городских округов) по отношению к прилегающим территориям [6].
Комплекс муниципальных интересов может, таким образом, наряду с городской идентичностью, воспроизводящейся через традицию и культуру, рассматриваться как основа целостности и развития муниципального социума. Но интегрирующая, консолидирующая и развивающая роль этих общих интересов реализуется отнюдь не автоматически. Они должны быть, прежде всего, осознаны не только местными властно-управленческими структурами и муниципальной элитой, но и в большей или меньшей степени всем муниципальным сообществом. И это зачастую порождает трудные проблемы. Результаты некоторых исследований выявляют определенное несовпадение точек зрения жителей и руководства муниципалитета по ряду существенных позиций по вопросу о желательной стратегии развития муниципалитета. При наличии достаточно ясно понятых населением и четко сформулированных общих интересов, подкреплённых механизмами вертикального и горизонтального взаимодействия, их комплекс становится наряду с муниципальной идентичностью (находясь с нею до известной степени в отношениях взаимообусловленности) реальной основой формирования и воспроизводства развитого муниципального социума.
Муниципальные интересы превращаются в побудительную силу развития муниципального социума, а само муниципальное сообщество становится, пользуясь словами О. Антоновой, особой разновидностью корпорации, объединенной общими целями [4]. Таким образом, оно формируется в качестве социальной общности. В процессе этого формирования муниципальный социум достигает все более высоких ступеней социальной зрелости. Критерием его зрелости является наличие и степень развитости его основных признаков и характеристик. Имеются в виду степень структурированности социального пространства муниципалитета, наличие механизмов, обеспечивающих интеграцию и целостность сообщества, его способность к самоорганизации. Заметим, что эти процессы развиваются не только стихийным образом, но и под воздействием социальных институтов, действующих в рамках муниципальных образований. Развитие социального пространства, понятое как его структурирование, оказывается для муниципалитетов предпосылкой, и условием эффективной политики, а отнюдь не только их гражданской миссией, о чем справедливо пишет В. Виноградов[16, 80-84].
Зрелость муниципального социума определяется не только его структурированностью и сегментированностыо социального пространства, но и его способностью к интеграции и воспроизводству в качестве целостного образования.
Объективным фундаментом интеграции выступает общий муниципальный интерес, представляющий собой комплекс (точнее, иерархию) интересов. Однако этот интерес актуализируется и превращается в действенный фактор интеграции, консолидации городского сообщества и его формирования как муниципального социума лишь при определенных условиях. А именно, лишь будучи, во-первых, более или менее адекватно понятым и осмысленным. И, во-вторых, будучи трансформированным в конкретные программы развития. И если речь идет именно о базовых муниципальных интересах, то наиболее естественным образом они могут быть воплощены в некоторой генеральной программе, которая сегодня чаще всего обозначается как стратегия развития муниципалитета.
Выработка и реализация так называемой стратегии развития - явление сравнительно новое, причем не только для России, где планы социально-экономического развития в советский период были все-таки типовыми, слабо учитывающими специфику конкретного населенного пункта и формирующимися на основе задаваемых «сверху» параметров. Но и в Европе стратегии развития получили широкую популярность сравнительно недавно - в конце восьмидесятых годов, во многом под влиянием идей маркетинга, возникших в США. Необходимость выработки таких стратегий выявилась, во-первых, в связи с ускорением и усложнением процессов развития, во-вторых, в связи с распространением общественно-частного партнерства, потребовавшего координации усилий множества организаций и задания определенного направления приложения усилий.
Анализ сегодняшней практики показывает, что движение российских муниципалитетов в направлении стратегического планирования находится лишь в начале пути. По информации, содержащейся в аналитической справке «Стратегическое планирование в России», подготовленной специалистами МЦСЭИ «Леонтьевский центр», количество муниципалитетов России, знакомых со стратегическим планированием и использующих его элементы на практике, не превышает 150. При этом даже среди муниципалитетов, использующих элементы стратегического планирования, лишь небольшая часть существенно продвинулась к подлинно стратегическому планированию. Более того, авторы упомянутой справки считают, что выводы будут еще более пессимистичными, если использовать более жесткие критерии. В частности, во-первых, если выдвигать требование, чтобы проекты обсуждались с населением; во-вторых, чтобы использовался при выработке стратегии т.н. SWOT-анализ - такая дедуктивно-аналитическая процедура исследования объекта, при которой последовательно и попарно рассматриваются его сильные и слабые стороны, взятые как имманентно присущие ему, и благоприятные возможности и угрозы, взятые как рамочные условия его существования, а потому и весьма вероятные.
Если использовать эти критерии, то число муниципалитетов, действительно имеющих стратегию своего развития, придется, по мнению авторов справки, сократить до 7. Но даже если применять критерии более мягкие, то из 150 муниципалитетов, использующих элементы стратегического планирования, не более 20% продвинулись в создании стратегического плана в точном смысле этого понятия.
Одним из главных недостатков существующих сегодня стратегий является, по нашему мнению, их чрезмерная ориентированность, на вопросы экономической политики. Как отмечает Б.С. Жихаревич, «в качестве целей разработки стратегии обычно называют следующие:
- выработка общего понимания происходящих в экономике изменений и единой позиции по отношению к ним;
- определение направления развития экономики;
- выяснение в результате обсуждения и обмена информации наиболее вероятного поведения государственных, общественных и частных организаций, действующих в сфере экономической политики;
- создание общих рамок для совместной работы по укреплению экономического потенциала жителей, локальных общин по месту жительства и предприятий;
- содействие субъектам экономической политики в принятии ими конкретных решений, позволяющих повысить целенаправленность и скоординированность действий.
Как видим, среди мотивов формулирования стратегии доминирует потребность в лучшей координации и нацеленности действий различных субъектов, работающих в сфере экономической политики» [30].
Подобный подход является, несомненно, односторонним, если видеть во всей полноте функционирование муниципального социума. Несомненно, очень велика значимость экономики, без успешного функционирования и развития которой невозможна реализация муниципальных интересов, связанных с поддержанием и повышением качества жизни или общих условий жизни жителей, невозможно ни развитие, ни само существование муниципального социума как такового. Можно даже считать, что вопросы качества жизни являются приоритетными для муниципалитета, являются «стволом» в «дереве целей» развития. Отсюда действительно вытекает колоссальная значимость повышения конкурентоспособности муниципалитета, диверсификации его экономики, создания благоприятного инвестиционного климата и т.д.
Но одновременно нельзя не видеть, что само качество жизни, сама комфортность жизни и социальной среды связаны не только с уровнем чисто материального благосостояния жителей. Важнейшими критериями, при помощи которых граждане оценивают муниципалитет и свою жизнь в нем (и об этом свидетельствуют данные многочисленных опросов), являются также уровень безопасности, здоровая окружающая среда, свобода передвижения, доступ к образованию, здравоохранению и культурным ценностям, национальная и религиозная терпимость, рекреационные возможности, качество архитектуры и многое другое, либо вообще не связанное с экономкой, либо связано с ней очень опосредованно.
Социальное и политическое развитие муниципалитета, его социальное структурирование, создание эффективных механизмов взаимодействии, как в горизонтальных, так и вертикальных социальных связях, активизация гражданской активности населения, развитие культуры происходит по своим внутренним закономерностям, не всегда связанным с экономическим развитием. Более того, выступая самостоятельной ценностью, результаты названных процессов оказываются одной из предпосылок экономического роста. Следовательно, в словосочетании «стратегия социально-экономического развития муниципалитета» термины «социальное» и «экономическое» одинаково значимы. Между тем нередко в публикациях, даже претендуемых (по названию) на раскрытие проблем социально-экономического развития очень много говорится об экономическом, и   очень   мало   или даже совсем ни слова о социальном развитии муниципалитета.
Стратегия муниципалитета, стремящегося к становлению в качестве зрелого муниципального социума обязательно должна быть и социальной, причем не только в традиционном значении этого слова (развитие сфер образования, здравоохранении, занятости), но и понятая как социальное структурирование. Имеются в виду, с одной стороны, меры, направленные на кристаллизацию внутримуниципальных интересов, и на этой основе на институализацию и активизацию деятельности внутримуниципальных сообществ и групп и взаимодействий между ними.
Сегодня в России имеются положительные примеры, когда формирование социальной структуры и оптимизация социальных отношений рассматриваются в качестве неотъемлемой составной части муниципальной стратегии.
О целесообразности привлечения населения муниципальных образований к такой работе неоднократно говорилось в научной литературе [14]. Однако, при этом не всегда до конца понимается то принципиальное обстоятельство, что участие сообщества в управлении муниципалитетом - причем не спорадическое, а в постоянном режиме - составляет подлинную социальную основу и социальную природу муниципального самоуправления и, собственно, выражает суть последнего.
Муниципальное самоуправление объективно может и должно выступать как основной, системообразующий институт, посредством которого становится возможным стимулирование формирования всех параметров муниципального социума, включая сюда социальное структурирование, социальную интеграцию и развитие (через соучастие и сопричастность) идентичности.
Зрелость муниципального социума проявляется в возникновении достаточно сильных социальных связей и отношений, формирующих его как социальную общность, в усилении социальной интеграции жителей поселения и соответственно в достаточно отчетливом осознании его населением (по крайней мере, большинством) себя как единого целого, осознания наличия присущих ему общих интересов (несмотря на расхождения в них между разными образующими его социальными группами и другими общностями). Вследствие этого население активно включаются, ради обеспечения своих общих интересов, в разнообразную деятельность по управлению делами местного сообщества, т.е. в функционирование системы муниципального самоуправления.
Таким образом, мы естественным образом подходим к необходимости специального и обстоятельного рассмотрения сути местного самоуправления и проблем, связанных с его организацией и функционированием, в органической связи понимания роли, которую здесь может и должен и играть муниципальный социум.
 
1.2. Местное самоуправление и формы участия в нем муниципального социума
 
Формой организации жизни местных сообществ, то есть населения в низовых социально-территориальньгх системах - муниципальных образованиях - в демократическом обществе является местное, или муниципальное самоуправление. Иными словами, оно выступает способом бытия, организацией жизнедеятельности муниципального социума.
В общем виде само ключевое понятие «самоуправление» может быть определено как разновидность управления в природных и общественных системах разного характера, представляющая собою такую организацию жизнедеятельности системы, когда эта жизнедеятельность регулируется и направляется её собственными внутренними силами, входящей в её структуру собственной управляющей подсистемой, а не внешними по отношению к данной системе структурами. В общественной жизни самоуправление выступает социальным институтом, организующим жизнедеятельность социальных систем разных видов. Такими самоуправляющимися, или самоуправляемыми системами являются, например, кооперативные и близкие к ним предприятия, принадлежащие работающим на них коллективам, общественные организации и самодеятельные объединения граждан, социально-территориальные общности, или сообщества людей (объединения жителей города, села, поселка, района и т.п.), - когда такая общность располагает правом самостоятельно, в том числе с помощью формируемых жителями управленческих структур решать вопросы своей жизни. Эта разновидность рассматриваемого института и именуется местным, или муниципальным самоуправлением [19]. Суть самоуправления выражается в двух основных признаках. Во-первых, в том, что организованная на таких началах система обладает достаточной автономностью, независимостью от стоящих над ней властно-управленческих структур, что и означает возможность самостоятельно управлять своими делами. Этот признак может быть назван социально-организационной автономией. Однако далеко не всякую систему можно характеризовать как самоуправляемую на основании только одного этого признака. Так, система местной власти, какой бы значительной степенью она ни пользовалась, не может быть названа самоуправляющейся. если власть фактически сосредоточена в руках одного или узкой группы лиц, а население не принимает активного участия в ее осуществлении. Следовательно, чтобы социальная система могла квалифицироваться как самоуправляемая, требуется наряду с названным выше признаком - социально-организационной автономией - учитывать еще один признак: демократизм организации к осуществлению власти в соответствующей системе, т. е. участие самих людей, образующих её, в осуществлении властно-управленческих функций. Два названных признака являются взаимосвязанными, и только вместе, в единстве они позволяют квалифицировать систему как самоуправляемую. Иными словами, можно сказать, что самоуправление предполагает совпадение субъекта и объекта управления.
При всей сущностной для самоуправления значимости названных признаков их нельзя абсолютизировать в духе неких жестких констант, им присуща определенная относительность. Если самоуправляемая система характеризуется, прежде всего, тем, что она автономна, т.е. сама управляет процессами своей жизнедеятельности, а не под влиянием каких-то внешних воздействий, то нужно прямо сказать, что такая автономность у общественных систем не бывает и не может быть абсолютной. Любая из таких систем (семья, производственная или политическая организация и т, д.) - «встроена» в какую-то другую систему, имеющую более широкий масштаб или (и) высокий уровень. Это в полной мере относится и к системе местной власти. Ее самостоятельность реализуется лишь в рамках определённой, установленной законом компетенции. Подобная же относительность присуща и другому признаку самоуправления - демократизму в организации и осуществлении управленческой деятельности. Вряд ли правильно представлять суть данного признака в таком «максималистском» духе, встречающемся в научной литературе, что самоуправление с социальной точки зрения выступает как участие, да ещё иногда добавляется - обязательное, всех членов организации, всего населения в работе органов управления. Есть немалое число социально пассивных людей, у которых напрочь отсутствует желание участвовать в какой-либо социально-управленческой деятельности. К тому же в этой деятельности очень большой объём работы приходится на функции и действия оперативного характера, которые просто технически не могут выполняться на началах «всеобщего и постоянного участия», т. е. «на общественных началах», наряду с другой профессиональной деятельностью, которой занята большая часть людей. Эти функции и действия, как известно, требуют профессионализма, могут выполняться лишь работниками, для которых управленческий труд является профессиональной деятельностью. Однако, если при этом, во-первых, деятельность профессионалов-управленцев оказывается полностью «прозрачной» для членов социальной общности, в рамках которой         функционирует данная управленческая система, осуществляется под их полным контролем, а ключевые посты в аппарате замещают путём демократических выборов, и если, во-вторых, принципиальные решения, определяющие стратегию управления, использование ресурсов, основные правила жизнедеятельности и т.п., принимаются не келейно профессионалами-управленцами, а демократическим путём, т. е. при широком (хотя и не обязательно всеобщем) участии членов соответствующей общности, при таких условиях система управления вполне может квалифицироваться как самоуправляющаяся.
В отличие от западных стран с высокоразвитой демократией, имеющей давние традиции создания и функционирования местного самоуправления, в России не было таких традиций.
Процесс утверждения современной системы местного самоуправления начался лишь после того, как произошло разрушение советского механизма с присущим ему тотальным огосударствлением и отсутствием местного самоуправления. И начался этот процесс по инициативе новой верховной власти, а не был результатом востребованности населением.
Конституцией РФ (1993г.), Федеральным Законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», его новой редакцией, вошедшей в действие в 2006 г., рядом еще некоторых нормативных актов была определена модель местного самоуправления в нашей стране, соответствующая основополагающим принципам Европейской Хартии местного самоуправления. Суть этой модели заключается, прежде всего, в том, что местное самоуправление является системой, не входящей в систему государственного механизма, организующейся и функционирующей вне его. Это значит, что государство предоставляет гражданам возможность самоорганизовываться в рамках поселенческой структуры, в которой практически протекает вся их основная жизнедеятельность, и без вмешательства с его (государства) стороны решать вопросы своей повседневной жизни. Однако это фундаментальное положение вызывает неоднозначное отношение к себе со стороны специалистов. Многие авторы настаивают на необходимости буквальной трактовки приведенного выше конституционного положения, различения двух форм народовластия, которое, в одном случае реализуется в форме местного самоуправления, а в другой приобретает форму государственной власти [72]. При этом подчеркивается, что «агенты государственной власти могут действовать рядом с местным самоуправлением, но не внутри его» [13].
С другой стороны, многие исследователи уже вскоре после принятия Конституции 1993 г. и упомянутого базового Федерального закона начали демонстрировать скепсис в отношении возможностей внятной демаркации пространств местного самоуправления и государственного управления. Как заметил, например, А.А.Котенков «проблематичным остается вопрос, какая линия размежевания должна пролегать между органами государственной власти и органами самоуправления» [47, 11]. Наиболее радикально высказался Г.В. Барабашев, охарактеризовав концепцию негосударственной природы местного самоуправления как миф, который мы сами создали, взяв устаревшую западную доктрину. По его словам, фактически «муниципальная деятельность служит разновидностью государственного управления» [10, 103].
Следует отметить, что различные и даже противоположные позиции по рассматриваемой проблеме обозначились в европейской и в дореволюционной российской социально-политической и правовой мысли ещё в далеком прошлом, в 19 веке. С одной стороны, многие, особенно немецкие государствоведы, сторонники так называемой «общинной» теории местного самоуправления (Э. Мейер, О. Ресслер и Р. Арене), настаивали на том, что самоуправляющиеся общины не созданы государством и исторически предшествуют ему, а поэтому их права неприкосновенны для государства. Такую же позицию отстаивали и многие выдающиеся русские дореволюционные государствоведы. Как писал один из них, местное самоуправление, «есть управление собственными делами общин, которые по самому своему существу отличны от дел государственного управления. Общины являются субъектами принадлежащих им прав, отдельными от государства юридическими лицами. Всякое вмешательство государства в дела общины является нарушением принадлежащих общине прав. Должностные лица общинного управления суть органы не государства, а общины» [48].
Основным оппонентом «общинной теории» стала «государственная теория» местного самоуправления, наиболее заметными представителями которой в германской науке были Я. фон Штейн, Р. фон Гнейст и Г. Еллинек, а в российской, - А.А. Кизеветтер, А.Д. Градовский и Б.Н. Чичерин. Критикуя теорию «свободных общин», эти авторы подчеркивали, что в современном государстве нет субъектов-носителей неотчуждаемых прав. Какими бы правомочиями по обычному праву ни обладали территориальные общины, в современном государстве они должны быть подтверждены позитивным правом, т.е., по существу, являются уступленными государством, делегированными им. По словам одного из крупнейших специалистов в области теории публичной власти Г.Еллинека, «члены существующих в государстве союзов суть в то же время его подданные, всякая союзная власть подчинена его власти, так что органы союза могут получить характер государственных, органов только в силу веления государства, и никогда в силу их принадлежности к негосударственному союзу» [28, 479]. В XX веке именно «государственная теория» начинает доминировать и в политико-правовой теорий, и в политической практике развитых стран, правда, не в своей радикальной версии.
В отечественной литературе последних лет все более утверждается взгляд на местное самоуправление как своеобразное двуединое образование. С этой позиции оно выступает одновременно в двух ипостасях - и как фрагмент (пусть относительно автономный) единой системы государственного управления, и как формаобщественного самоуправления и добровольной самоорганизации населения на определенной территории.
Конечно, абсолютно противопоставлять государство и местное самоуправление было бы неправильно. И то и другое - институты публичной власти, они имеют один общий источник - полновластие народа, которое лишь воплощается в этих двух разных институциональных системах, и в силу отмеченных причин они не могут быть абсолютно разведены между собой.
Но при всей несомненной связи между рассматриваемыми явлениями из буквального толкования Конституции РФ и из философско-социологического понимания сути самоуправления следует, что местное самоуправление представляет собой самостоятельную институциональную систему, стоящую особняком от государственного механизма, не входящую в последний. Это значит, что в рамках предоставленных ему Конституцией государства прав, полномочий, широта которых зависит от уровня развития демократии в этом государстве, местное самоуправление действует самостоятельно, не испытывая административного вмешательства со стороны государственных органов. Решения, распоряжения и другие акты органов и должностных лиц местного самоуправления являются подзаконными актами и не должны противоречить законам как федеральным, так и субъектов Федерации. Но если акты местной власти не противоречат законам и регулируют жизнедеятельность граждан и действующих на данной территории организаций в рамках компетенции, предоставленной местному самоуправлению, такие акты являются общеобязательными, и в этом проявляется относительная самостоятельность, автономность местных органов власти и муниципальных образований в целом.
Между тем в реальной социально-политической практике мы постоянно сталкиваемся с тем, что государственные органы, особенно региональные, стремятся командовать деятельностью местных властно-управленческих структур. Ситуация сегодня во многом такова, что «внешняя, государственная социально-политическая среда общества не признает пока местное самоуправление за сложившийся полноправный уровень власти, с которым можно строить только паритетные отношения» [15].
Дальнейшее развитие местного самоуправления в нашей стране требует последовательного решения двух взаимосвязанных задач.
Во-первых, нужно обеспечивать необходимую автономию муниципальных властно-управленческих структур, т. е. более реальные возможности для самостоятельного осуществления местным самоуправлением предоставленных ему законом прав и, следовательно, выполнения своих функций, решения вопросов, отнесенных действующим законодательством к его компетенции.
Но ещё более важно, чтобы рассматриваемая система была соответствующей второму критерию самоуправления, чтобы это самостоятельное выполнение своих полномочий было делом самого населения муниципального образования. Население же того или иного территориального образования, объединенное социальными связями и отношениями, - это и есть, как говорилось ранее, социум. Иными словами, чтобы местное сообщество представляло собой самоуправляемую систему, муниципальный социум должен быть не формальным, не декоративным, а реальным субъектом управления в этой системе, как это явствует из ранее приведенных теоретических положений. Как это выглядит в организационном плане, следует рассмотреть детально.
Конечно, наиболее полно сущность местного самоуправления проявляется в формах прямого непосредственного осуществления населением тех или иных функций управления местными делами. Такими формами являются следующие:
 1. Местный референдум. Он проводится на всей территории муниципального образования. В нем имеют право участвовать граждане Российской Федерации, место жительства которых расположено в границах муниципального образования. Принятые на местном референдуме решения подлежат официальному опубликованию (обнародованию). Принятое на местном референдуме решение подлежит обязательному исполнению на территории муниципального образования и не нуждаются в утверждении какими-либо органами государственной власти, их должностными лицами или органами местного самоуправления.
2. Сходы граждан, которые проводятся в относительно малых поселениях, с населением 100 и чуть больше человек, обладающих избирательным правом. Это общие собрания всех граждан, проживающих в муниципальном образовании, для решения вопросов местного, значения. Решение   схода считается принятым, если за него проголосовало более половины участников схода граждан. Решения, принятые на сходе, публикуются и подлежат обязательному исполнению на территории поселения.
3. Собрания граждан и конференции (собрания делегатов), которые проводятся в крупных поселениях, в отдельных частях их территорий для обсуждения вопросов местного значения и информирования населения. Порядок назначения и проведения собраний граждан определятся уставом территориального общественного самоуправления.
4. Опросы граждан, проводимые на всей территории муниципального образования или на части его территории для выявления мнения населения и его учета при принятии решений органами местного самоуправления и их должностными лицами. Результаты опроса носят рекомендательный характер. Порядок назначения и проведения    опроса граждан определяется уставом муниципального образования и (или) нормативными     правовыми актами муниципального представительного органа.
5. Публичные слушания, проводимые с участием жителей для обсуждения проектов муниципальных правовых актов по вопросам местного значения. Такие слушания проводятся по инициативе населения, представительного органа муниципальной образования или главы муниципального образования. Результаты публичных слушаний обязательного значения ни для населения, ни для местных органов власти и управления не имеют. Но рекомендуется, чтобы эти органы их учитывали.
6. Проведение группами наиболее активных и инициативных жителей муниципального образования организаторских действий, направленных на вовлечение своих сограждан в осуществление каких-либо общественно-полезных дел и улучшение условий жизни населения (организация работ по благоустройству, организация и функционирование различных общественныхсоветов, комитетов и т.п., обеспечивающих совершенствование социально инфраструктуры).
В литературе обычно не учитываются серьёзные, можно сказать, существенные различия между двумя группами перечисленных форм общественно-политической деятельности граждан в местных масштабах или, можно сказать, институтов. И все они квалифицируются как способы общественного участия граждан в разработке и принятии управленческих актов органами местной власти [69]. Между тем это не корректно. Некоторые из них (4,5) могут действительно квалифицироваться, стать как способы «общественного участия» в управлении. Но другие (1-3, 6) представляют собой по своей сути и при определенных правовых, организационных и социальных условиях формы прямого народовластия, непосредственного осуществления населением, т. е. муниципальным социумом, роли субъекта социального управления на своей территории в рамках своих полномочий.
Структуру органов местного самоуправления составляют представительный орган муниципального образования, местная администрация (исполнительно-распорядительный орган муниципального образования), контрольный орган и иные органы местного самоуправления, предусмотренные уставом муниципального образования и обладающие собственными полномочиями в решении вопросов местного значения. Представительный орган, который состоит из избираемых населением депутатов, обладает довольно широким кругом полномочий.
Исполнительными органами муниципального образования являются: глава муниципального образования, местная администрация и контрольный орган муниципального образования. Глава муниципального образования является высшим должностным лицом муниципального образования, он возглавляет и его представительный орган, и местную администрацию - исполнительно-распорядительный орган. Он считается подконтрольным и подотчетным населению и представительному органу муниципального образования. Однако в наших сегодняшних условиях местная администрация во главе с её руководителем наделены очень большими полномочиями по решению вопросов местного значения и правами по осуществлению отдельных государственных полномочий, переданных органам местного самоуправления федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.
Контрольный орган муниципального образования (контрольно-счётная палата, ревизионная комиссия и др.) образуется с целью контроля за исполнением местного бюджета, соблюдением установленного порядка подготовки и рассмотрения проекта местного бюджета, отчета о его исполнении, а также с целью контроля за соблюдением установленного порядка управления и распоряжения имуществом, находящимся в муниципальной собственности. Контрольный орган формируется на муниципальных выборах или представительным органом муниципального образования.
В принципе реализация населением присущих ему в демократически устроенном обществе суверенных прав не непосредственно, а через формируемые им и подконтрольные ему органы власти и управления вполне допустима, не противоречит - как было обосновано при теоретическом рассмотрении сущности самоуправления - этой сущности. И такой порядок широко распространен в практике самых демократических государств. Но такой порядок не противоречит сущности и принципам самоуправления только при соблюдении некоторых условий.
Во-первых, необходимо, чтобы соблюдалась некоторая допустимая «пропорциональность» между объёмом управленческих функций, выполняемых органами местной власти и реализуемых непосредственно населением. Если роль последнего (кроме участия в выборах органов власти) в непосредственном осуществлении властно-управленческих функций вообще приближается к нулю, то есть, если всё оказывается сосредоточенным в деятельности названных органов, система уже перестаём напоминать самоуправляемое образование. Во-вторых, в системе самих этих органов тоже должна обеспечиваться необходимая пропорциональность в разделении обязанностей между администрацией и органами народного представительства. Если роль последних в силу законодательных установлений и (или) реально складывающейся практики оказывается сильно ограниченной, сводящейся фактически к тому, чтобы «штамповать» предложения администрации, а многие важные управленческие функции вообще оказываются монополизированными ею, это тоже не может квалифицироваться иначе как отступление от принципов и требований демократии. В-третьих, сама система выборов должна соответствовать задачам максимального проявления роли населения, как источника своих властно-управленческих полномочий. Это должно обеспечиваться, начиная с законодательства, определяющего как круг избираемых населением органов и должностных лиц и кончая реальной практикой проведения выборов. В-четвертых, деятельность органов, осуществляющих властно-управленческие функции в местном масштабе (как и во всех других) как представительных, так и административных должна протекать под контролем населения и потому быть открытой, «прозрачной». Должно быть обеспечено - опять-таки и с помощью законодательства, и организации практической работы, чтобы контроль населения за всеми этими органами был всеохватывающий, глубокий, постоянный и позволяющий воздействовать на названные органы в случаях, когда обнаруживаются в их деятельности отступления от воли и интересов народа, вплоть до лишения полномочий у тех, в чьих действиях проявляются такие отступления. Это должно относиться как к членам, избранных представительных органов, так и к работникам администраций.
При соблюдении перечисленных требований опосредованное, т. е. осуществляемое через деятельность особых, функционирующих на профессиональной основе органов и должностных лиц выполнение населением роли субъекта управления вполне «вписывается» в теоретическое представление о самоуправляющихся системах. В организационную структуру органов местного самоуправления входят различные «малые формы», через которые население, точнее сказать, отдельные части его, реализуют свою роль субъекта социально-управленческой деятельности. Такими формами традиционно были домовые, уличные, квартальные комитеты и другие объединения. В последние годы, со времен «перестройки» на этой базе стали возникать объединения качественно более высокого уровня: территориальное общественное самоуправление - ТОС (во множественном числе эта аббревиатура употребляется как ТОСы). Это общественное объединение, образуемое на части территории муниципального образования (в определенном микрорайоне, квартале, небольшом обособленном посёлке и т.д.) проживающим здесь населением и функционирующее в соответствующих рамках. Границы территории определяются на основе предложений жителей, исходя из социально-экономической целостности территории и общности интересов проживающих граждан. Каждое такое объединение - ТОС возглавляется избираемым гражданами комитетом общественного самоуправления (КОС) соответствующей общины. Коллектив жителей малого социально-территориального сообщества формируется на основе таких общих для них интересов, как стремление улучшить экологическую обстановку непосредственно на территории их проживания, её благоустройство, работу социально-бытовых служб, транспортного обслуживания, организацию культурного досуга. Смыслом существования и деятельности ТОСов является самоорганизация граждан по месту жительства с целью решения вопросов, касающихся жизнедеятельности именно этой части муниципального образования. Если вопрос по своей сути может быть решен только на более высоком уровне, ТОС или его комитет (КОС) обращается с ходатайством в органы муниципальной власти. ТОСы выступают посредниками между жителями и властями, они утверждают согласование по земельным, отводам и планам, застройки, занимаются благоустройством, содействуют охране общественного порядка.
Многие ТОСы достаточно успешно ведут хозяйственную деятельность, занимаются вопросами, связанными с содержанием и ремонтом жилищного фонда, благоустройством территорий. И в целом многие из них успешно функционируют. Органы территориального общественного самоуправления вправе:
* создавать в установленном порядке предприятия и организации, удовлетворяющие потребности населения в товарах и услугах;
* выступать заказчиком на выполнение работ по благоустройству территории и коммунальному обслуживанию населения, строительству, эксплуатации и ремонту жилого фонда, объектов социальной инфраструктуры с использованием предусмотренных на их выполнение средств местного бюджета и собственных финансовых ресурсов;
* кооперировать на добровольной основе средства населения, предприятий, учреждений и организаций для финансирования целевых социальных программ;
* участвовать собственными ресурсами в создании и деятельности финансово-кредитных учреждений на акционерной или паевой основе;
* осуществлять иную социальную деятельность, не запрещенную законодательством, с целью удовлетворения социальных потребностей населения.
Поскольку органы территориального общественного самоуправления ведут в определенной мере хозяйственную деятельность, в их распоряжение выделяется некоторая масть муниципальной собственности. ТОСы заключают с соответствующими хозяйственными организациями договоры по обслуживанию   своего   населения   теплом,   электроэнергией,    по    уборке территории, строительству дорог, тротуаров, вывозу мусора и т. д., в общем, по всем видам работ, касающихся жизнеобеспечения жителей.
Развитие территориального общественного самоуправления дает впечатляющий пример формирования структур городского самоуправления и муниципального социума «снизу». Существуют, однако, проблемы, препятствующие этому движению, которые могут быть решены лишь на уровнях федеральной и региональной государственной власти. К числу таковых проблем может быть отнесено продолжающееся отсутствие сколько-нибудь развернутой и внятной нормативно-правовой основы деятельности ТОСов. С 1995 г. от созыва к созыву депутаты Госдумы передают проект Федерального закона «Об общих принципах организации территориального общественного самоуправления», и он остаётся не принятым.
В результате установление порядка, регулирующего создание, деятельность, и само их развитие зависят от личного отношения руководства региона к общественному самоуправлению. В итоге, например, в Перми ТОСы процветают, а в Москве, пережив «золотой век» в начале 1990-х, в последующие годы, и ТОСы, и КОСы практически лишились и права голоса, и помещений [178].
Функционирование же таких объединений способствует развитию, по крайней-мере, в двух планах.
Во-первых, деятельность ТОСов способствует повышению социальной зрелости муниципального социума, способствуя его социальному структурированию и формированию гражданского общества. ТОС может рассматриваться как одна из важнейших базовых ячеек социальной структуры сообщества, как фактор формирования и развития муниципального социума. ТОС может выступать здесь формой осознания гражданами своих интересов, определяемых спецификой условий проживания, способом их институализации и инструментом их реализации. Таким образом, территориальное общественное самоуправление представляет собой очень важную и системообразующую компоненту муниципального социума, как один из ключевых субъектов его горизонтальных и вертикальных связей.
Во-вторых, ТОС, обеспечивая непосредственный доступ людей к выработке и принятию управленческих решений по многим вопросам социального благополучия в среде их обитания, по месту жительства, выступает немаловажным элементом системы муниципального самоуправления. Нельзя не согласиться с тем, что ТОС, основанное на специфических соседских связях, на непосредственном знакомстве жителей одного места и основанном на нем доверии, - естественная, специфическая и ничем не заменимая форма самоуправления.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Печально, что бананы подорожали, как же мы теперь без этого ингредиента приготовим оливье, борщ и селедку под шубой?
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по государственному регулированию и налогам "Муниципальный социум как субъект местного самоуправления", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru