Реферат: Язык и мышление - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Язык и мышление

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Прислал: Лиана3000
Дата создания: 2009
Дата добавления:   
 
Скачать
Microsoft Word, 265 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата
Текст
Факты использования реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание
 
Введение…………..3
Глава I. Язык как знаковая система. Функции языка. Роль языка в культуре.
1.1 Язык как знаковая система……...5
1.2 Функции языка………6
1.3 Роль языка в культуре….….7
Глава II. Мышление и символическая функция. Вербальные и невербальные существования мысли
2.1 Мышление и символическая функция.…10
2.2 Вербальные и невербальные существования мысли….…12
Глава III. Изучение проблемы   язык и мышление
3.1 Многоязычие и многознание……….15
3.2 Изучение проблемы   язык и мышление…...18
3.3 Проблема языка и мышления в концепциях западных ученых……….20
3.4 Язык и дискурсивное мышление…...21
3.5 Гипотезы о соотношении языка и мышления……..23
Заключение…………26
Словарь………..27
Список литературы……...28

Введение

 
Философия языка – исследования языка с точки зрения его происхождения, сущности и функции в человеческом обществе, в развитии культуры.
Философия языка примыкает к истории языка и языкознанию; она охватывает биологию, логику, психологию, социологию языка. Умозрительные рассуждения о языке, его возникновении, развитии и значении имелись уже у инд. и древнегреч. философов (в т. ч. у софистов и Платона). Натуралистическая философия языка рассматривает язык – как  способность, возникшую естественным путем, идеалистическая философия языка – как творение духа. Современное состояние исследований в области философии языка характеризуется двумя дополняющими друг друга направлениями: возвращением к внешней и внутренней действительности фактического состояния языка, а также стремлением к выяснению категориальных основ человеческого языка, к всеобщей грамматике. В связи с этим возвращаются к старым исследованиям языка, связанным с именами Гердера, Гумбольдта и Гримма. Это происходит потому, что указанные исследования идут по пути, который избрала новая онтология. X. Липпс исследует сущность языка с позиций экзистенциализма, рассматривая реальное протекание речевого процесса.
Мышление – активный процесс отражения объективного мира в понятиях, суждениях, теориях и т. п., связанный с решением тех или иных задач, с обобщением и способами опосредствованного познания действительности. Т. о. Будучи связанным, с понятийными аспектами именно мышление ответственно за осмысливание, переработку и трансформацию языкового знака в то, что он означает — в понятие.
Идеализм всегда стремился оторвать мышление от материи (человеческого мозга, языка), а если и признавал такую связь, то стремился представить мышление как нечто производное от некоторых духовных начал, стоящих над материей и сознанием отдельных людей. Современная буржуазная философия в лице неопозитивизма стала на позиции отрицания мышления как чего-то реально существующего. Следуя бихевиоризму, сводя весь опыт человека лишь к непосредственно наблюдаемым фактам, неопозитивизм объявляет мышление, наряду с материей (в отличие от языка, который всегда выступает как чувственно воспринимаемый факт), фикцией. Неопозитивизм игнорирует тот факт, что язык есть средство выражения, форма существования мысли. В действительности же через анализ языка изучаются те свойства мозга, которые характеризуются как мышление.
 
 
 
Глава I. Язык как знаковая система. Функции языка. Роль языка в культуре
1.1 Язык как знаковая система
Язык и мышление неразрывно связаны между собой, это ни у кого не вызывает сомнения. Язык является необходимым условием возникновения мышления, формой его существования и способом функционирования. В процессе развития человеческого сообщества и его культуры мышление и язык складываются в единый речемыслительный комплекс, выступающий основанием большинства культурных образований и коммуникативной реальности.
 Мышление главным образом оперирует понятиями как логическими значениями языковых знаков. Строго говоря, проблема значения слова связана не только с мышлением, но и с сознанием. Ведь кроме логических значений языковых знаков существуют также эмоциональные и эстетические.
Знак - это внешнее выражение внутреннего содержания предметов и явлений - их значение. Человек - единственное существо, моделирующее внешний мир при помощи знаковых систем. Знаки - это символы таблицы Менделеева, музыкальные ноты, рисунки, имена и т.д. В любом человеческом сообществе люди реагируют на те или иные знаки в соответствии с культурными традициями, ибо формирование знаковой картины мира и восприятие мира в знаковой системе всегда опосредованно культурой. Знаки, выражающие значения явлений могут иметь либо условный, либо реальный характер (например, местные особенности одежды). Условные знаки, в свою очередь, делятся на специальные и неспециальные. Роль неспециального знака может сыграть, скажем, дерево, используемое как ориентир; специальные знаки - это жесты, знаки уличного движения, знаки различия, ритуалы и т.д.
 Важнейшие условные знаки человеческой культуры - это слова. Предметы и явления окружающей действительности редко полностью подвластны человеку, а слова - знаки, которыми мы их обозначаем, подчиняются нашей воле, соединяясь в смысловые цепочки - фразы. Со знаками, со значениями, которые им придаются, оперировать легче, чем с самими явлениями.
Язык - главная из знаковых систем человека, важнейшее средство человеческого общения. К. Маркс, например, назвал язык "непосредственной действительностью мысли". С помощью слов можно интерпретировать другие знаковые системы (например, можно описать картину). Язык - универсальный материал, который используется людьми при объяснении мира и формировании той или иной его модели. Хотя художник может это сделать и при помощи зрительных образов, а музыкант - при помощи звуков, но все они вооружены, прежде всего, знаками универсального кода - языка.  Любой язык состоит из различных слов, то есть условных звуковых знаков, обозначающих различные предметы и процессы, а также из правил, позволяющих строить из этих слов предложения. Именно предложения являются средством выражения мысли. С помощью вопросительных предложений люди спрашивают, выражают свое недоумение или незнание, с помощью повелительных - отдают приказы, повествовательные предложения служат для описания окружающего мира, для передачи и выражения знаний о нем. Совокупность слов того или иного языка образует его словарь. Словари наиболее развитых современных языков насчитывают десятки тысяч слов. С их помощью благодаря правилам комбинирования и объединения слов в предложения можно написать и произнести неограниченное количество осмысленных фраз, заполнив ими сотни миллионов статей, книг и файлов. В силу этого язык позволяет выражать самые разные мысли, описывать чувства и переживания людей, формулировать математические теоремы и т.д.
 
1.2 Функции языка
 
Язык может быть устным и письменным, он возникает в человеческом сообществе, выполняя важнейшие функции:
ü             выражения мысли или сознания;
ü             хранения и передачи информации;
ü              средства общения или коммуникативную.
У высших животных имеются зачатки звуковой сигнализации. Куры издают несколько десятков звуков, выражающих чувство опасности, подзывающих цыплят, сигналящих о наличии или отсутствии пищи. У таких высокоразвитых млекопитающих, как дельфины, имеются уже сотни звуковых сигналов, что дает основание ученым полагать наличие языка в их коммуникации, и если это так, то нужно будет признать, что существует особая "дельфинья цивилизация". По мнению физиолога И.П.Павлова, сигнализация животных основана на ощущениях и элементарных представлениях, названных им первой сигнальной системой. Она ограничена в объеме передаваемой информации, любая сигнализация животных может выразить столько единиц информации, сколько в ней есть сигналов. Любой человеческий язык может передать и выразить неограниченное количество информации и разнообразных знаний.
 
1.3 Роль языка в культуре
 
Язык человека принято называть “второй сигнальной системой”. Она возникла исторически в процессе развития коммуникации и культуры, как инструмент познания и преобразования мира. Главная отличительная особенность второй сигнальной системы состоит в том,  оперируя условными знаками-символами и составленными из них предложениями, человек может выйти за границы инстинктов и выработать неограниченные по объему и разнообразию знания.
Интересно, что все попытки научить человекообразных обезьян звуковому языку были безуспешны, так как звуковой аппарат животных не в состоянии воспроизводить разнообразные членораздельные звуки человеческой речи, однако удалось научить нескольких шимпанзе пользоваться рядом жестов языка глухонемых. Подобные опыты лишь подтверждают тот факт, что человеческая речь в ее современном виде появилась не сразу, а прошла длинный и трудный путь становления культуры, сопровождая этот процесс, развиваясь вместе с ним.
С древнейших времен до наших дней люди часто приписывают именам людей и названиям предметов магический смысл, волшебное значение. У многих народов, например, сохранилась традиция давать человеку  множество имен, в том числе и такое, которое не произносилось: оно считалось подлинным и настоящим. Запретным для употребления считалось в некоторых религиозных верованиях, например, у тибетцев или иудеев, “настоящее имя бога”. Люди полагали, что знание имени чего-либо или кого-либо дает определенную власть над носителем этого имени. Недаром же Адам, первое, что сделал после своего сотворения, это дал имена всему, что окружало, ибо Бог, согласно Библии, назначил ему “владеть всем”.
Любая культура опирается подобно библейскому Адаму на раздачу “имен” всем предметам и явлениям мира. Культура находит яркие, запоминающиеся имена, позволяющие воссоздать в памяти образы отсутствующих предметов, создает огромную систему значений, благодаря которой можно различать, дифференцировать оттенки восприятий и переживаний внешнего мира, выработать сложную иерархию оценок, в которой сконцентрирован опыт многих поколений. Дать имя предмету значит сделать первый шаг на пути к его познанию. А, следовательно, язык выполняет в культуре гносеологическую функцию, о которой подробно речь пойдет ниже.
Только благодаря языку возможно само существование культуры и мышления, как основополагающего фактора ее формирования и функционирования. Ряд антропологов полагает, что неандерталец, живший 200-40 тысяч лет назад в силу слаборазвитых речевых центров мозга, о чем свидетельстве анализ найденных археологами останков, почти не умел говорить. Однако   данные археологических раскопок свидетельствуют  и о том, что в этот период  строились жилища, осуществлялась загонная охота, т.е. существовало  определенное достаточно эффективное средство общения, которое позволяло осуществлять совместные действия, не уподобляясь строителями Вавилонской башни. Сопоставление этих данных позволяет сделать вывод о том, что язык как способ коммуникации формируется в человеческом сообществе постепенно,  что отражается и на самом физиологическом строении “человека говорящего”.
 
 
 
Глава II. Мышление и символическая функция. Вербальные и невербальные существования мысли
2.1 Мышление и символическая функция
Когда мы сравниваем ребенка в возрасте 2-3 лет, владеющего элементарными средствами вербального выражения, с ребенком в возрасте 8-10 месяцев, интеллект которого имеет еще сенсомоторную природу, т. е. располагает в качестве инструментов только восприятием и движениями, то на первый взгляд кажется очевидным, что язык глубоко преобразовал этот интеллект первоначальных актов и добавил к нему мышление. Так, именно благодаря языку ребенок приобрел способность воспроизводить в памяти, не воспринимаемые в данный момент ситуации, вышел за пределы ближайшего пространства и настоящего времени; он вышел за границы персептивного поля, тогда как проявления сенсомоторного интеллекта почти целиком находятся внутри этих границ. Во-вторых, благодаря языку предметы и события оказываются доступными не только непосредственному восприятию, но включаются в систему понятий и отношений, которая, в свою очередь, обогащает знание о них. Возникает соблазн просто сравнить ребенка до и после овладения языком и, вслед за Уотсоном и многими другими, прийти к выводу, что язык есть источник мышления.
Но если внимательнее исследовать изменения, которые претерпевает интеллект в момент усвоения языка, то можно заметить, что этот последний не является единственной причиной таких преобразований. Например, первая форма символической игры, которая наблюдалась в том, что ребенок притворялся спящим. Однажды утром, уже проснувшись и сидя в кровати матери, он заметил угол простыни, который напомнил ему угол его подушки (надо сказать, что для того, чтобы уснуть, ребенок всегда держал в руке угол подушки и брал в рот большой палец той же руки); тогда он схватил угол этой простыни, крепко сжал в руке, засунул большой палец в рот, закрыл глаза и оставаясь сидеть, широко улыбнулся. Здесь перед нами пример представления, независимого от языка, но привязанного к игровому символу, который состоит из соответствующих жестов, имитирующих те жесты, которые обычно сопровождают определенное действие. Представленное таким образом действие ни в коей мере не является настоящим или актуальным и относится к контексту или ситуации, лишь вызываемым в памяти, а это и есть показатель «представления». Символическая игра — не единственная форма индивидуального символизма. Можно назвать другую форму, которая возникает в этот же период и также выполняет весьма важную функцию в генезисе представления: это «отложенная имитация», т. е. такая имитация, которая осуществляется впервые тогда, когда соответствующая модель уже отсутствует. В-третьих, можно пойти дальше и расклассифицировать на индивидуальные символы все возникающие в воображении образы. Образ, как мы теперь знаем, не является ни неким элементом самого мышления, ни прямым продолжением восприятия: он — символ предмета, и еще не возникает на уровне сенсомоторного интеллекта (иначе решение многих практических задач было бы значительно более легким). Образ может быть понят как интериоризованная имитация: звуковой образ есть лишь внутренняя имитация соответствующего звука, а зрительный образ есть результат некоторой имитации предмета или человека всем телом или движением глаз, если речь идет о форме маленьких размеров.
Три типа индивидуальных символов, которые названы выше (к ним можно было бы добавить символы сновидений, но это потребовало бы слишком долгого обсуждения), являются производными от имитации. Имитация выступает, следовательно, одним из возможных переходных явлений между сенсомоторным поведением и поведением, основанным на представлении, и она, естественно, не зависит от языка, хотя служит именно для овладения им.
Таким образом, можно принять, что существует некая символическая функция, более широкая, чем язык, охватывающая, кроме системы вербальных символов, систему символов в узком смысле этого слова. Поэтому можно сказать, что источник мышления надо искать в этой символической функции. Но столь же законно будет утверждать, что и сама символическая функция объясняется формированием представлений. Действительно, суть символической функции состоит в дифференциации означающих (знаков или символов) и означаемых (объектов или событий, причем те и другие схематизированные или концептуализованные).
Однако признак и сигнал являются означающими, довольно слабо отличающимися от своих означаемых: в самом деле, это лишь части или аспекты означаемого, а не его репрезентанты, позволяющие воспроизводить означаемое в памяти; они приводят к означаемому как часть приводит к целому или средства приводят к цели, а не как знак или символ, которые позволяют мысленно воспроизвести предмет или событие даже в их отсутствии. Напротив, символическая функция формируется для того, чтобы дифференцировать означающие от означаемых так, чтобы первые могли позволить воспроизвести представление о вторых. Ставить же вопрос, символическая ли функция порождает мышление или мышление делает возможным возникновение символической функции — это все равно, что спрашивать, река дает направление берегам или берега реке.
Но поскольку язык — лишь особая форма символической функции и поскольку индивидуальный символ, несомненно, проще, чем коллективный знак, позволительно сделать вывод, что мышление предшествует языку и что язык ограничивается тем, что глубоко преобразует мышление, помогая ему принять устойчивые формы посредством более развитой схематизации и более гибкой абстракции.
 
2.2 Вербальные и невербальные способы существования мысли
 
Можно разделить два способа существования мысли при помощи языка: "живую мысль", т.е. актуально переживаемую данным человеком в данном интервале времени и пространства и "отчужденную мысль", зафиксированную в тексте и т.п. "Живая мысль" - это собственно и есть мышление, реальное онтологическое его развертывание. Оно никогда не бывает абстрактным мышлением, т.е. тем, с которым имеет дело наука. Последнее возможно только в отчужденной от человека форме, например, в компьютере. Реальный процесс мышления, осуществляемый индивидом, есть сложное и динамичное образование, в котором интегрированы многие составляющие: абстактно-дискурсивные, чувтвенно-образные, эмоциональные, интуитивные. К этому следует добавить непременную включенность в процесс мышления целеобразующих, волевых и санкционирующих факторов, которые исследованы пока крайне слабо. Как видно, реальный процесс мышления и мышление, как предмет логики, как логический процесс сильно отличаются друг от друга.
        Мышление как реальный процесс представляет собой одну из важных форм активности сознания. Поэтому оно не может быть адекватно описано и понято вне содержательно-ценностных и структурных характеристик сознания. Будучи сознательной деятельностью, мышление органически связано с  нформационными процессами, протекающими на бессознательно-психическом уровне. По-видимому, правильнее было бы даже сказать, что реальный процесс мышления осуществляется в едином сознательно-бессознательно-сознательном психическом контуре, анализ которого является специальной и весьма сложной задачей. Поэтому мы ограничиваемся уровнем сознания, включая рассмотрение тех его периферийных областей, где постепенно меркнет свет рефлексии.
        Мышление как активный, целенаправленный процесс осуществляется сознательно, является формой деятельностного сознания. А это указывает на факт оценочной регуляции (саморегуляции) мыслительного процесса. Всякий сознательный процесс, в том числе и мышление, есть в той или иной степени общение. Естественно, что общение невозможно без языка. Однако язык является главным, решающим, но не единственным средством общения, а это позволяет думать, что коммуникативность мышления не ограничивается его вербализуемость.
 Следует различать общение с другими и общение с собой. Особенность общения с собой состоит в том, что оно протекает в интроспективном плане и существенно отличается по характеру вербализации от общения с другими. Характерно, что общение с другими включает множество невербальных средств коммуникации и понимания (жест, пауза, ритм, мимика, выражение глаз и т.д.). Не исключено, что развитие человеческой коммуникации пойдет по линии увеличения удельного веса этих элементов в общении и со временем, следуя предсказаниям писателей-фантастов, мы станем телепатировать. Но пока язык остается уникальным всеобщим способом коммуникации.
Логично предположить, что общение с самим собой осуществляется через использование средств невербальной коммуникации. Каждый знает это состояние - "знаю, понимаю, а сказать не могу". А вот как это состояние выразил Фет:
"Как беден наш язык! - Хочу и не могу
Не передать того ни другу, ни врагу,
Что буйствует в груди прозрачною волною.
Напрасно вечное томление сердец,
И клонит голову маститую мудрец
Пред этой ложью роковою".
Целесообразно выделить два уровня внутреннего говорения - еще не вербализованный и уже вербализованный - именно его принято именовать внутренней речью. Внутренняя речь включает различные степени словесной оформленности мысли и, следовательно, она всегда характеризуется, по крайней мере, первичной словесной оформленностью, затем преобразуется, достигая большей адекватности.
 
 
 
Глава III. Изучение проблемы   язык и мышление
3.1 Многоязычие и многознание
На земном шаре великое множество языков, и каждый из них чем-то да отличается от других. Отчего нередко возникают сложности при переводе с одного языка на другой? В частности из-за того, что не все слова одного языка имеют точный эквивалент в другом, не говоря уже о многозначности слов в любом языке. Кроме того, языки различаются по их структуре. Например, в некоторых кавказских и других языках существует по сорок с лишним падежей, а в некоторых других каждое слово не может быть более чем односложным, а есть еще и такие, где каждое предложение оказывается одним единственным словом. Например, в языке индейцев нутка (о-в) все слова больше походят на наши глаголы, а у индейцев винту (южная Калифорния) глаголы различаются по степени достоверности: когда речь идет о событии известном с чужих слов, то употребляется один глагол, когда говорит очевидец, для обозначения того же действия употребляется другой глагол. Еще интересные примеры - в гавайском языке всего семь согласных звуков, а в языке саамов их 53; в тональных языках (японском, китайском, тайском и др.) ударный слог отличается от безударного по высоте тона.
Таким образом, есть множество способов осознания действительности, и велико число способов, которыми их можно выразить в языке. Встает вопрос - а насколько похоже мыслят люди, которые говорят на разных языка?
Американский ученый Бенжамин Ли Уорф, разбирая взаимоотношения между языком и мышлением, языком и познанием, языком и поведением человека, пришел к выводу, что во многих случаях  люди ведут себя в соответствии с тем, как они говорят. Японец, малаец и француз будут реагировать на одни и те же события по-разному. В психологии существует понятие языкового мышления, обозначающее неотъемлемую принадлежность стиля, способа форм мышления каждого человека в строгом соотнесении с его родным языком. Часто именно языковыми различиями объясняются психологические типы разных народов. Известный представитель герменевтического направления в философии Г. Гадамер писал:  ”Язык есть нечто большее, он есть всеобъемлющая предвосхищающая истолкованность мира. Прежде всякой ... мысли мир есть для нас всегда мир, истолкованный в языке. С изучением языка, с нашим врастанием в родной язык мир становится для нас членораздельным.”  Однако не стоит забывать о географическом факторе формирования культуры, а, следовательно, и языка, поэтому свести психологические и культурные различия народов к их языковым различиям было бы весьма ограниченно. Безусловно, в определенных пределах о культуре народа можно судить по его словарному запасу. Например, нетрудно предположить, что народ имеющий в своем словаре десяток слов для обозначения разных видов снега живет в Арктике, а народ насчитывающий в своем словесном обиходе сотни названий плодов - из тропиков или субтропиков.
Многозначность слов естественного языка создает потенциальную возможность для противоречивого мышления. Например, в английском языке такое прилагательное как  free имеет 38 значений, а  глагол take - 69.  Немало примеров многозначности слов можно найти и в русском языке. Все эти примеры подтверждают тот факт  многообразие и сложность языка выражает сложность и многообразие человеческого общения. Язык изменяется в процессе развития культуры, изменяется смысл и значение самих слов, условия  словоупотребления, языковой фон развертывания речевого общения, происходит взаимопроникновение разных языков друг в друга. Например, широко известен тот факт, что знаменитые французские “бистро” этимологически восходят к русскому слову “быстро”, с которым казаки  в 1814 году входили каждую корчму. Русский язык, особенно последнее время изобилует примерами использования слов иностранного происхождения, в наш словарь уже прочно вошли “парламент”, “бизнес”, “мэр” и т.д. Одним словом, язык ведет себя как живое существо, которое реагирует на все внешние изменения. Вот как, к примеру, о русском языке писал поэт Ярослав Смеляков
У бедной твоей колыбели,
еще еле слышно сперва,
рязанские женщины пели,
роняя, как жемчуг, слова...
Вы, прадеды наши, в недоле,
мукою запудривши лик,
на мельнице русской смололи
заезжий татарский язык.
Вы взяли немецкого малость,
хотя бы  и больше могли,
чтоб им не одним доставалось
ученая важность земли.
Разумеется, обмен словами - это только деталь проявления того процесса, который можно назвать обменом знаниями. Подлинный перевод одного языка на другой становится возможным, когда есть сходные понятия, символы, образы. Невозможно было перевести Шекспира или Достоевского на упрощенный язык пиджиниглиш, возникший на островах Тихого океана для конкретных и узких задач простейшего общения.
Проблема межнационального, межэтнического общения в разные времена решалась по-разному, в качестве языка межнационального общения принимался либо какой-либо из естественных языков, либо создавался искусственный. Примером такого искусственного языка можно считать все языки программирования и отчасти латынь, которая в Средние века в Европе использовалась, будучи уже мертвым языком, в качестве международного языка для богословия и науки. Однако латынь, наряду с древнегреческим,  продолжает и сейчас активно функционировать в живых языках - из нее до сих пор черпаются различные научные термины и символы - например, “космонавтика”, “электроника” и многое другое.
Таким образом, взаимопереплетение языков, являвшееся проводником взаимообогащения культур, сопровождалось всегда  создание определенных типов и стилей мыслительной модели мира или способа мышления. Люди могут понимать друг друга, ибо учатся воспринимать мысли друг друга и  мыслить в русле общей парадигмы. Когда люди по-разному воспринимают языковые образы, они никогда не найдут общего решения проблемы, т.к. это будет разговор “слепого с глухим”.
 
3.2 Изучение проблемы язык и мышление
 
Не задумываясь, каждый человек может сказать, что язык и мышление увязаны, друг с другом. Но совершенно не очевиден характер этой связи: то ли мышление сначала формируется в психическом аппарате человека, а потом «соединяется» с возникшим языком, то ли, наоборот, возникающий язык становится базой для развития мышления. А, может быть, они формируются одновременно, стихийно влияя друг на друга?
Наблюдения за детской речью свидетельствуют, что за 5 лет сознательной жизни нормальный ребенок Может усвоить без всяких учебников и квалифицированных учителей любой язык в его основных системных характеристиках. Как известно, взрослый и целеустремленный молодой человек на факультете иностранных языков должен упорно ежедневно учиться под руководством специально обученных преподавателей и специальных средств, чтобы за 4-5 лет достичь желанной цели. Но даже отличник-вьшускник, специального факультета не всегда обнаруживает то чувство языка, как это делает- пятилетний ребенок, освоивший свой родной язык.
Ученые определили, что:
а) национально-языковой материал понимается нами только потому, что он должен сначала пройти перекодировку в особый код мозга, ответсвенный за построение смысла. Он, этот код, в процессе  своего функционирования и есть информационная система, которую мы называем “мышлением”. Этот код не зависит от специфики национального языка, он универсален. Талантливый отечественный психолог Николай Иванович Жинкин назвал его УПК - универсально-предметным кодом, в котором строятся все наши образные представления и схемы связи (смыслы);
б) рисунок (картина, реально наблюдаемая ситуация в жизни, шахматная позиция, чертеж конструкции, которые мы знаем) - все это зависит от знаний смысла, а не от знаний языка. Все это по своей сущности либо совпадает, либо близко к единицам и сочетаниям единиц УПК. Поэтому рисунок понимают представители практически любых языков, если они знают соответствующие общекультурные объекты.
В середине 60-х годов известный психолог А.Н. Соколов с сотрудниками провел огромную по объему и весьма важную серию опытов для выяснения главного вопроса психологии речи - о взаимозависимости мышления и  языка. Психологи решили конкретно выяснить, является ли национальный язык “базальным компонентом” мыслительного процесса. Для этого многочисленным испытуемым с разными родными языками давались различные задания, решения которых безусловно требовало осмысления, исключало автоматизм. Одна серия заданий была безусловно связана с операциями на языке: чтение незнакомого текста, мысленное воспроизведение известного стихотворения и т. п. Другая серия заданий (лабиринтные задачи, сборка целостного изображения из фрагментов, шашечные и шахматные задачи, исследование рисунков с аналогичными деталями и пр.) прямой опоры на язык не предусматривала. Все испытуемые были оснащены на языке, на губах, на надгортаннике специальными датчиками, импульсы от которых записывались точными приборами. Специфические рисунки от самописцев, похожие на осциллограммы, назывались “электромиограммами” (ЭМГ).
Можно сделать вывод: нормально человек мыслит, когда говорит о чем-то. Но это не значит, что человек, мысля, обязательно при этом еще и “скрытно говорит”. Поэтому Н. И. Жинкин утверждал, что «человек мыслит не на каком-либо национальном языке, а средствами универсально-предметного кода мозга, кода с надязыковыми свойствами».
 
 
 
3.3 Проблема языка и мышления в концепциях западных ученых
 
Важно отметить, что связи  мыслительных процессов с лингвистическими структурами, широко обсуждается сегодня представителями различных школ и учений философии - структурализмом,  постпозитивизмом (лингвистический позитивизм), герменевтикой и др. Представители постпозитивизма обсуждают, как правило, отношения между мышлением и языком в рамках проблемы духовного и телесного (“ментального” и “физического”). Одним из наиболее активных защитников идеи “экстралингвистического знания” является  К.Хуккер. Он исходит из того, что лингвистические структуры - это подкласс информационных структур, поэтому недопустимо, по его мнению, отождествлять мысль и речь. Справедливо отмечая, более широкий характер информационных структур по сравнению с лингвистическими К.Хуккер склонен к абсолютизации их, придания им статуса бытийности. Из этой идеи исходит и другая идея постпозитивизма - о тождестве “ментального” и “физического”, эту идею пропагандируют  “элининативныке материалисты”. Они полагают, что “ментальные термины” теории языка и мышления должны быть элиминированы, как ненаучные и заменены терминами нейрофизиологии. Чтобы решить эту задачу, нужно, прежде всего, как они полагают, отвергнуть “миф данного”, т.е. утверждение о том, что мы располагаем некоторым непосредственным и мгновенным знанием о собственных “ментальных” процессах. Пожалуй, самым  решительным образом отрицает “непосредственно данное” П.Фейерабент. По его убеждению, “непосредственно данное” является вовсе не фактом природы, а “результатом того способа, которым любой род занятий (или мнения) относительно сознания воплощен и воплощается в языке”. Этот “якобы факт природы” есть типичная кажимость, обусловленная “бедностью содержания ментальных терминов по сравнению с физическими терминами”. Заметим, что отрицание “непосредственного данного” означает, что  знание существует только тогда, когда  оно вербализовано, т.е. выражено словами. Если этот факт “непосредственно данного” признается, то вопрос о его отношении языку и речи решается по-разному. Встречается точка зрения, что непосредственное знание о собственных сознательных состояниях всегда так или иначе вербализовано.
Например, Г.Фейгл говорит о наличии сугубо личного языка, с помощью которого субъект выражает для себя указанное знание. Непосредственное знание, прямой опыт он называет “сырыми чувствами”. Последние и выступают в форме “личного языка”, который в процессе общения переводится на интерсубъективный, обыденный язык. Эти примеры свидетельствуют о междисциплинарном характере проблемы соотношения языка и мышления и возможности различных трактовок этого взаимодействия.
 
3.4 Язык и дискурсивное мышление
 
Благодаря языку человек может проникнуть в глубь вещей, выйти за пределы непосредственного впечатления, организовать свое целенаправленное поведение, вскрыть сложные связи и отношения, недоступные непосредственному восприятию, передать информацию другому человеку, что является мощным стимулом умственного развития путем передачи информации, накопившейся в течение многих поколений.
Однако язык имеет и еще одну очень существенную роль, выходящую за пределы организации восприятия и обеспечения коммуникаций. Наличие языка и его, сложных логико-грамматических структур позволяет человеку делать выводы на основе логических рассуждений, не обращаясь, каждый раз к своему непосредственному чувственному опыту. Наличие языка позволяет человеку осуществить операцию вывода, не опираясь на непосредственные впечатления и ограничиваясь лишь теми средствами, которыми располагает сам язык. Это свойство языка создает возможность сложнейших форм дискурсивного (индуктивного и дедуктивного) мышления, которые являются основными формами продуктивной интеллектуальной деятельности человека.
Эта особенность решающим образом отличает сознательную деятельность человека от психических процессов животного. Животное может формировать свой опыт лишь на основании непосредственно воспринимаемых впечатлений или, в лучшем случае, на основании наглядной “экстраполяции” тех событий, которые поступают к нему в виде непосредственного впечатления. Известно, что развитие психики в животном мире либо ограничивается передающимися по наследству сложными программами поведения, либо наряду с безусловными связями базируется на условно-рефлекторных связях, начиная от самых элементарных и кончая самыми сложными формами, которые и приводят к возможности экстраполяции непосредственных впечатлений.
Совершенно иные возможности открываются у человека благодаря языку. Владея речью, человек оказывается в состоянии делать выводы не только из непосредственных впечатлений, но и из общечеловеческого опыта поколений. Именно возможностью делать логические выводы, не обращаясь, каждый раз к данным непосредственного, чувственного опыта, характеризуется продуктивное мышление человека, возникающее благодаря языку. Средства языка направлены на то, чтобы обеспечить человеку возможность не только называть и обобщать предметы, не только формулировать словосочетания, но и обеспечивать новый процесс продуктивного логического вывода, который протекает на вербально-логическом уровне и позволяет человеку выводить следствия, не обращаясь непосредственно к внешним впечатлениям.
Сложившийся в течение многих тысяч лет общественной истории аппарат логического сочетания нескольких высказываний образует основную систему средств, лежащих в основе логического мышления человека. Моделью логического мышления, осуществляющегося с помощью речи, может являться силлогизм.
Логическое мышление человека обладает многообразными кодами или логическими матрицами, являющимися аппаратами для логического вывода и позволяющими получить новые знания не эмпирическим, а рациональным путем. Оно дает возможность вывести необходимые системы следствий как из отдельных наблюдений, которые с помощью языка включаются в соответствующую систему обобщений, так и из общих положений, которые формулируют общечеловеческий опыт в системе языка.
 
3.5 Гипотезы о соотношении мышления и языка
 
Гипотеза I. Язык есть мышление. Подразумевается, что эти понятия тождественны, хотя удобнее говорить об их синонимичности: ибо ничто не есть язык, только язык есть язык. Но это была бы тавтологическая характеристика.
Все же по этой формуле не может быть языка без мышления и мышления без языка. Говорение (речевая деятельность) приравнивается к озвученному мышлению, невыраженное мышление — к внутреннему говорению.
А. Шлейхер заявлял: «Язык есть мышление в звуке, как и наоборот, мышление есть беззвучная речь». «Без речи, — писал И. М. Сеченов, — элементы чувствительного мышления, лишенные образа и формы, не имели бы возможности фиксироваться в сознании: она и придает им объективность, род реальности (конечно фиктивной), и составляет, поэтому основное условие мышления нечувственными образами».
Отвергая такое мнение, критики утверждают, что, во-первых, возможно говорение без мышления. Во-вторых, часто для уже готовых мыслей подыскивают слова, а иногда так и не находят. В практике говорения имеются также примеры ложных высказываний (при правильных мыслях).
Гипотеза II. Язык есть мышление, но мышление не есть язык. В первой гипотезе возможна была перестановка элементов равенства без ущерба для этого равенства (язык есть мышление, мышление есть язык). Согласно данной гипотезе говорение и мышление не одно и то же, а разные стороны одного процесса. Язык и интеллект развиваются в тесной связи, но ни один из них не является результатом другого.
Мы можем мыслить без языка, но мы не можем говорить (осмысленно) без мышления. Речевая деятельность, по мнению Г. П. Мельникова, меняет состояние сознания, но это изменение может протекать и без участия языковых знаков, например, под воздействием сигналов, получаемых от органов зрения, осязания и т. п. «Следовательно, речевая деятельность всегда сопровождается мыслительными процессами, но мышление может протекать независимо от языковых процессов. Именно поэтому одно и то же понятийное содержание может быть выражено различными языковыми средствами».
Гипотеза III. Язык не есть мышление, но мышление есть язык. Согласно этому тезису, все, что высказано и реализовано в чувственно воспринимаемых структурах (звукоряды, графические знаки и т. п.), никак не может быть приравнено к мышлению и элементов такого не содержит. Однако мышление как процесс протекает в формах собственного языка. Психологи называют этот процесс внутренней речью, имеющей предикативную структуру, которая преобразуется во внешнюю — речь.
В этой группе можно выделить две разновидности:
ü             язык и мышление не имеют ничего общего. Подлинное понимание мира может быть осуществлено только в мышлении свободном от языка, хотя не исключено, что язык в состоянии сделать мышление более экономичным, послужить ему опорой, однако в этой роли способна выступать и другая знаковая система;
ü          язык не имеет никакого положительного влияния на мышление. Так называемые вспомогательные средства для обозначения и фиксации мышления служат помехой. Точно также и передача познанного осуществляется в языке весьма несовершенным образом.
Гипотеза IV. Язык — это не мышление, и мышление — это не язык. Согласно данному положению, язык и мышление — разные типы поведения. Сначала человек думает, затем говорит. Даже если он говорит про себя, он сначала обдумывает. Так, Э. Леннеберг убежден, что интеллект и речь, интеллектуальная и языковая способности человека совершенно самостоятельны и друг от друга не зависят.
Но все же зависимость данных феноменов при относительной автономности подтверждается большинством исследователей. Так, в общих чертах представляется совокупность существующих мнений относительно связей мышления и языка.
Все четыре гипотезы небезосновательны и имеют право на существование. Однако в любом случае невозможно отрицать наличие тесной связи между процессами мышления и функционированием языка.
Отношение мысли к языку проявляется в том, что человек изобретает и создает те или иные формы речи, формы и способы языкового выражения. Мысль, обращенную на речь и язык, т. е. мысль о языке, называют языковым мышлением.
Мысль воплощается в слове не стихийно, а осознанно. В слове наша мысль делает значащими все более тонкие структуры. Осмысление, осознание, ощущение своей речи человеком как процесса языкового мышления развивается, затрагивая все новые детали строя языка.
Осмысление речи принято делить на распознавание речи и понимание речи. Распознаванием называют узнавание материальной формы речи (знака). Пониманием называют тот или иной тип осознания смысла сказанного и того, каким образом он выражен.
Тесная связь между языком и мышлением может быть обоснована и тем, что структурное и понятийное значения тесно связаны между собой. Дж. Ферс полагал, что значение может быть раскрыто при помощи контекста ситуации, которая включает в себя не только саму обстановку речи и собеседников, но и окружающие предметы, социальный и культурный опыт говорящих.
Между понятиями и образами в речи и лексическими понятиями устанавливаются сложные и многоаспектные связи. В этих связях, несомненно, участвуют, как и другие семиотические системы, так и предметный мир, отражаемый сознанием. Связи составляют суть отношений между процессом мышления в языковой форме и языковым мышлением, когда возникает осмысление языкового выражения.
Заключение
 
Несовпадение "живой мысли" с внутренней речью, сложность процесса вербализации мысли позволяет подвергнуть сомнению общепринятую трактовку языка как прародителя мышления. Исследования психологов, физиологов, лингвистов, языковедов и философов подтверждают тот факт, что язык и мышление связаны тысячами нитей и взаимопереходов. Они не могут существовать друг без друга. Речь без мысли - пуста, мысль без речи - нема, а, следовательно, не понята. Но было бы ошибкой отождествлять одно с другим, ибо мыслить, не значит говорить, а говорить не всегда значит мыслить.
Словарь
 
Бихевиоризм – одно из наиболее распространенных в современной буржуазной психологии направлений. Философская основа Б. – прагматизм и позитивизм.
Герменевтика – искусствои теорияистолкования, имеющего целью выявить смысл текста, исходя из его объективных и субъективных оснований.
Дискурсивный – рассудочный, опосредствованный, логический, демонстративный, в отличие от чувственного, непосредственного, интуитивного.
 Идеализм – философское направление, противоположное материализму в решении основного вопроса философии.
Материя – объективная реальность, существующая вне и независимо от человеческого сознания и отражаемая им.
Неопозитивизм – одно из направлений буржуазной философии 20 в., современная форма позитивизма.
Понятие – одна из форм отражения мира на ступени познания, связанной с применением языка, форма обобщения предметов и явлений.
Рефлексия – термин, означающий отражение, а также исследование познавательного акта.
Силлогизм – умозаключение.
Сознание – высший уровень психического отражения и саморегуляции, присущий только человеку как общественному существу.
Структурализм – конкретно-научная методологическая ориентация, выдвигающая в качестве задачи научного исследования выявление структуры объектов.
Фейерабенд Пол (род. 1924) – представитель постпозитивистской философии науки.
 
 
 
Список использованной литературы
 
1.  Высказывания великих. - М.; Мысль, 1993.
2.  Горелов И.Н, Седов К.Ф. Основы психолингвистики. Учебное пособие. – М.; Лабиринт, 1997.
3.  Гадамер. Актуальность прекрасного. - М.; 1991.
4. В.И.Кодухов. Введение в языкознание. - М.; 1978.
5.  Леонтьев А.А. Языкознание и психология. - М.; Наука, 1988.
6.  Лурия А.Р. Язык и сознание. - М.; МГУ, 1979.
7.   Маслов Ю. С. Введение в языкознание. - М.; 1975.
8.  Неопозитивизм. Лингвистическая философия.//Современная западная философия. - М.; Политиздат, 1991.
9.  Поливанов Е.Д. Статьи по общему языкознанию. - М.; 1968.
10.  Реформатский А.А. Введение в языкознание. - М.; 1967.
11. Философский словарь. - М.; Политиздат, 1987.
12. Шахнарович А.М. Психолингвистика. Сборник статей. - М.; Прогресс, 1984.
13.  Шаумян С.К. Структурная лингвистика. - М.; 1965.
14.  P.Feytrabent. Materialism an the Mind-Body Problem// N-Y. - Chicago, 1969.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Самое страшное для техподдержки провайдера - женщина средних лет, у которой сын настроил роутер и ушёл в армию.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Язык и мышление", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru