Реферат: Критерии и методы оценки компенсации морального вреда - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Критерии и методы оценки компенсации морального вреда

Банк рефератов / Гражданское право и процесс

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 38 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

План Введение Понятие морального вреда Критерии и проблемы определения размера компенсации Заключение Список использованной литературы Введение Наука российскогограж данского права относит обязательства, возникающие вследствии причинен ия вреда, к категории внедоговорных обязательств. Они регламентируются гл. 59 ГК РФ (ст. 1064-1101). Субъекты данного обязательства- потерпевший и лицо, ответственное за пр ичинение вреда, как правило, не состоят в договорных отношениях. Потерпе вший, т.е. лицо, которому причинен вред, выступает в этом обязательстве в к ачестве кредитора, а лицо, ответственное за причинение вреда- в качестве должника. Основанием возникновения обязательства служит гражданское правонару шение, выразившееся в причинении вреда другому лицу. Институт обязатель ств, возникающих в следствии причинения вреда, выполняет как компенсаци онную, так и предупредительную функцию. В отличии от видов ответственности, предусмотренных нормами других отр аслей права, где основной задачей является наказание правонарушителя, д анная ответственность, возлагаемая на причинителя вреда, носит компенс ационный характер. В конкретно данной работе речь пойдет о возмещении морального вреда. А т акже о критериях и определенных проблемах в определении размера компен сации. Понятие морального вреда Понятие «моральный вре д» было введено в гражданское законодательство, очевидно, для сохранени я терминологической преемственности с уголовно-процессуальным законо дательством, поскольку до недавнего времени единственным основанием с читать моральный вред правовой категорией являлась ст. 53 УПК РСФСР, опред елявшая потерпевшего как лицо, которому преступлением причинен «морал ьный, физический или имущественный вред». Принимая во внимание установл енное законодателем содержание этого понятия (нравственные и физическ ие страдания), название «моральный вред» вряд ли может быть признано уда чным, поскольку понятие «мораль» применительно к личности означает сов окупность представлений об идеале, добре и зле, справедливости и несправ едливости. Прежде чем перейти к анализу понятия «моральный вред» необхо димо отметить, что под вредом в гражданском праве понимаются неблагопри ятные изменения в охраняемом законом благе, при этом само благо может бы ть как имущественным, так и неимущественным. Перечень охраняемых з аконом неимущественных благ указан в Конституции РФ. Это право на жизнь, здоровье, честь, достоинство, доброе имя, свободу, личную неприкосновенн ость, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, причем в Конституции подчеркивается (п. 1 ст. 55), что этот перечень не должен толков аться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод ли чности. Упомянутые права имеют абсолютный характер. Как было отмечено выше, понятие морального вреда в гражданско-правовом смысле раскрыто в ст. 151 ГК РФ, .где моральный вред определяется как «физические или нравственные с традания». Очевидно, что законодатель применяет слово «страдания» как к лючевое в определении морального вреда. Это представляется вполне обос нованным. Термин «страдание» с необходимостью предопределяет, что дейс твия причинителя морального вреда обязательно должны найти отражение в сознании потерпевшего, вызвать определенную психическую реакцию. При этом вредоносные изменения в охраняемых благах находят отражение в соз нании в форме ощущений (физические страдания) и представлений (нравствен ные страдания). Наиболее близким к понятию «нравственные страдания» сле дует считать понятие «переживания». Содержанием переживаний может явл яться страх, стыд, унижение, иное неблагоприятное в психологическом аспе кте состояние. Что же представляет собой деяние, влекущее причинение мор ального вреда? Рассмотрим этот вопрос отдельно для обеих его составляющ их. Кажется вполне очевидным, что любое неправомерное действие или безде йствие может вызвать нравственные страдания той или иной степени. Очеви дно, что понятия «вред здоровью» и «моральный вред» могут быть сведены в единое понятие «неимущественный вред». Для установления единообразия в понимании применяемой терминологии необходимо проанализировать сод ержание понятия «здоровье». В качестве международно признанного и наиб олее широкого определения примем определение Всемирной организации зд равоохранения: «Здоровье - это состояние полного социального, психическ ого и физического благополучия». В общем случае, неправомерное действие лишает субъекта, в отношении которого оно совершено, по крайней мере одн ого из элементов указанного благополучия. Как будет показано ниже, росси йское законодательство понимает под здоровьем физическое и психическо е благополучие. Отсюда следует, что понятия «вред здоровью.» и «страдани я» частично совпадают по своему содержанию, так как претерпевание страд аний означает утрату психического благополучия. В целях достижения тер минологической и правовой корректности введем понятие «телесный вред» , заменив им в ходе наших рассуждений понятие «вред здоровью» содержащее ся в ст. 59 ГК РФ и понимая под телесным вредом любые негативные изменения в телесной сфере человека. Определение понятия «мо ральный вред» дал Пленум Верховного суда РФ в Постановлении «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физи- ческие страдани я, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие г ражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здо ровье, достоинство, личности, деловая репутация, неприкосновенность час тной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неим ущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имуществе нные права гражданина. Моральный вред, в частн ости, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой ро дственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, п отерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением н е соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоин ство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лише нием каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в р езультате нравственных страданий и др.» Процитированное опред еление заслуживает внимания. Хотя в определении не дается общего опреде ления физических или нравственных страданий, из приведенного текста сл едует, что суд попытался раскрыть содержание одного из видов морального вреда - нравственных страданий. Очевидно, что суд понимает под нравствен ными страданиями переживания, что совпадает с позицией автора настояще й работы. Необходимо отметить неудачное употребление термина «нравств енные переживания». Заметим, что суд признает как первичный, так и отдале нный моральный вред, указывая, что «моральный вред... может заключаться в ... переживаниях... в связи с болью... либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий...». Это происходит, например, в случа е, когда в результате распространения не соответствующих действительн ости порочащих сведений у лица, испытавшего по этому поводу переживания (моральный вред в виде нравственных страданий - первичный моральный вре д), происходит в результате этого гипертонический криз с болевыми ощущен иями (моральный вред в виде физических страданий - вторичный моральный в ред). Установление четкой т ерминологии представляется очень важным для правильного разграничени я отдельных видов вреда и их последующего возмещения. Физический (телесн ый) вред - это вред материальный и вместе с тем неимущественный. Вредоносн ые изменения происходят в телесной (то есть материальной сфере потерпев шего) под влиянием определенных внешних воздействий. Эти изменения в тел есной сфере приводят или могут при-вести к негативным изменениям в психи ческой сфере и в имущественной сфере личности. Негативные изменения в пс ихической сфере могут выражаться в обоего рода страданиях (моральный вр ед), а негативные изменения в имущественной сфере - в расходах, связанных с коррекцией или функциональной компенсацией телесных недостатков, и ут рате дохода (заработка, имущественный вред). Таким образом, любой телесны й вред в целях его возмещения (именно возмещение вреда является целью гр ажданско-правового регулирования) распадается на моральный вред и имущ ественный вред. Собственно говоря, к такому же выводу приводит и анализ с т, 12 и 15 ГК РФ. В ст. 12 отсутствует такой способ защиты гражданских прав как «в озмещение вреда», но указан способ «возмещение убытков». Текст ст. 15 позво ляет сделать вывод, что термин «убытки» применим как к случаям договорны х, так и деликтных обязательств: «Под убытками понимаются расходы, котор ые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для во сстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (р еальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нар ушено (упущенная выгода)». Такое понимание убытков применимо в целях его возмещения как при причинении телесного, так и имущественного вреда. Нап ример, гражданин лишается ноги в результате дорожно-транспортного прои сшествия. Причиненный ему физический вред выражается в утрате ноги. Этот физический вред вызывает физические страдания в момент причинения уве чья, в процессе заживления раны, в последующих болевых ощущениях. Одновр еменно осознание своей ущербности, неполноценности, невозможности вес ти равноценную прежней жизнь, утрата прежней работы заставляют его испы тывать переживания, то есть претерпевать нравственные страдания. В сово купности нравственные и физические страдания составляют моральный вре д, который при наличии других необходимых условий должен быть в соответс твии со ст. 151 ГК РФ компенсирован в денежной форме. Помимо этого, чтобы по ддерживать свое существование, иметь возможность передвигаться, вести достойный человека образ жизни, он заказывает протез, покупает транспор тное средство, вынужден обращаться за такими платными услугами, к каким вынуждает его состояние увечья. Пользуясь терминологией ст. 15 ГК, он несет расходы для восстановления своего нарушенного права на полноценную, до стойную человека жизнь, составляющие реальный ущерб. Теряя прежнюю рабо ту, он утрачивает прежний доход (упускает выгоду), который не утратил бы, е сли бы его здоровье не было нарушено. В целом, он несет убытки, которые под лежат возмещению в полном объеме. Этот пример показывает, что физический вред возмещается путем возмещения морального и имущественного вреда, в ызванных телесным вредом (опосредованное возмещение вреда). Неправильн ое разграничение вреда по его видам может привести к неверным выводам. П роиллюстрируем это выдержкой из работы Беляковой А. М.: «Автором уже выск азывалось суждение о недопустимости компенсации морального вреда, выр ажающегося в душевных переживаниях, страданиях, физической боли потерп евшего... Как бы не была велика утрата матери, лишившейся ребенка из-за авт окатастрофы, компенсировать ее с помощью денег невозможно. Но моральный вред может проявиться в ограничении возможности лица активно участвов ать в жизни: свободно передвигаться из-за ампутации ног, видеть или слыша ть при потере зрения или слуха и т. д. И если невозможно оценить в деньгах д ушевные страдания, то допустимо было бы взыскание с причинителя вреда ср едств с целью облегчения жизни потерпевшего. За счет причинителя ,вреда можно было бы приобрести телевизор для потерпевшего, лишенного возможн ости ходить в театр и кино, потерявшего вследствие увечья зрение и т. д. Я р азделяю позицию Малеина Н.С. в том, что размер возмещения морального вред а должен определяться не по принципу эквивалентности, а сообразно с особ енностями конкретного случая, в рамках которого может учитываться хара ктер вреда, имущественное положение потерпевшего и причинителя вреда и другие факторы». Позиция автора процит ированных строк в достаточной степени противоречива. Признавая, с одной стороны, неприменимость принципа эквивалентности при возмещении морал ьного вреда, она, с другой стороны, не допускает компенсацию в деньгах пер ежива-,иал, страданий, физической боли, то есть не допускает компенсации с обственного морального вреда, причем, как это следует из примера со смер тью ребенка, именно в связи с невозможностью установления эквивалентно сти между страданиями по поводу смерти ребенка и размером денежной комп енсации. Конечно, денежная компенсация не возместит утраты ребенка, но д аже если эта компенсация позволит хотя бы временно сменить обстановку, т о неизбежные в данном случае страдания будут несколько сглажены, пережи вания могут быть частично смягчены, уменьшена продолжительность их пре терпевания или снижена острота. Подмена понятий имеет место в сентенции относительно того, что моральный вред «может проявиться в ограничении в озможности лица ... свободно передвигаться из-за ампутации ног, видеть или слышать при потере зрения или слуха...». Отмеченные ограничения - это прояв ление телесного вреда. Проявления же морального вреда - это переживания по поводу наличия указанных ограничений. В то же время приведенные автор ом примеры возмещения вреда (покупка телевизора, проигрывающего устрой ства и пластинок) - это примеры будущих или уже произведенных расходов, вы званных причинением телесного вреда. Приобретение этих уст ройств не помогает лучше ходить, видеть или слышать, но дает возможность иметь приблизительный эквивалент утраченных благ и в то же время сглади ть, компенсировать переживания по поводу неудобств и лишений, вытекающи х из невозможности ходить, видеть или слышать. Если бы в ситуации с ампута цией ног лицу были бы установлены высококачественные протезы, позволяю щие самостоятельно передвигаться, и был бы приобретен автомобиль (то ест ь произведено возмещение телесного вреда, опосредованное через возмещ ение имущественного вреда), то в покупке телевизора в качестве компенсац ии морального вреда не было бы необходимости. Разумеется, подлежащий ком пенсации моральный вред и в этом случае имел бы место в виде переживаний лица по поводу неудобств, связанных с пользованием протезами, осознания ущербности, отличия от других людей, и т. п. Поскольку опосредованное чере з возмещение имущественного вреда возмещение телесного вреда выражает ся, как и компенсация морального вреда, в денежной форме, возникает вопро с об их разграничении. Трудность такого раз граничения состоит именно в единстве формы компенсации морального вре да и возмещения имущественного вреда, поскольку деньги являются универ сальным имущественным эквивалентом, дающим возможность приобрести нео бходимые конкретному лицу блага. Принцип разграничени я можно сформулировать следующим образом: опосредованное через возмещ ение имущественного вреда возмещение телесного вреда направлено на ус транение или ослабление самих телесных дисфункций или их внешних прояв лений, в то время как компенсация морального вреда направлена на устране ние или сглаживание переживаний, страданий, связанных с причинением тел есного вреда. Поскольку, как было отмечено выше, моральный вред находит в ыражение в негативных психических реакциях потерпевшего, правильнее б ыло бы использовать понятие «психический вред». Таким образом, «вред» ка к общее понятие подразделялось бы на «имущественный, телесный или психи ческий вред». Поскольку компенсаци я морального вреда является новым для российского законодательства пр авовым институтом, его несовершенство влечет возникновение большого к оличества теоретических и правоприменительных проблем. Одной из таких проблем является субъектный состав лиц, имеющих право требовать защиты нарушенных гражданских прав путем компенсации морального вреда. Первоначально эта пр облема возникла в связи с принятием Основ гражданского законодательст ва Союза ССР и республик. В п. 6 ст. 7 Основ устанавливалось, что «Гражданин и ли юридическое лицо, в отношении которых распространены сведения, пороч ащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опров ержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вре да, причиненных их распространением». Грамматический анализ этой нормы давал основания полагать, что, во-первых, понятия «честь и достоинство» п рименимы к юридическим лицам, и, во-вторых, юридическое лицо вправе требо вать возмещения морального вреда. Очевидно, что вряд ли уме стно было применять понятие «достоинство», то есть сопровождающееся по ложительной оценкой ;,,; лица отражен ие его качеств в собственном создании, к юридическому лицу - искусственн ому образованию, собственным сознанием не обладающему. Поскольку юриди ческому лицу свойственно участие именно в деловых отношениях, понятие ч ести в отношении юридического лица полностью совпадало с понятием дело вой репутации как сопровождающегося положительной оценкой общества от ражения деловых качеств лица в общественном сознании и являлось, таким о бразом, абсолютно избыточным. С принятием первой части Гражданского код екса РФ (далее - ГК) это несоответствие было устранено, так как ст. 152 ГК преду сматривает гражданско-правовую защиту только деловой репутации юридич еского лица. Эта норма регулирует защиту чести, достоинства и деловой ре путации граждан и деловой репутации юридических лиц, причем п. 1-6 ст. 152 ГК ре гулируют защиту чести, достоинства и деловой репутации гражданина, а п. 7 с т. 152 ГК является отсылочной нормой, согласно которой «Правила настоящей с татьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяютс я к защите деловой репутации юридического лица.». Моральный вред упомина ется в п. 5 ст. 152 ГК: «Гражданин, в отношении которого распространены сведен ия, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе-наряд у с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и мораль ного вреда, причиненных Их распространением». Очевидно, что граммати ческий анализ ст. 152 ГК, как и в случае ст. 7 Основ, дает основания для вывода о праве юридического лица требовать возмещения морального вреда. Здесь с ледует сделать небольшое отступление от рассматриваемого вопроса и по дчеркнуть - возмещения, а не компенсации морального вреда, если придержи ваться точного текста анализируемой нормы, хотя ст. 12 ГК, определяющая спо собы защиты гражданских прав, указывает только компенсацию морального вреда как один из способов защиты. Статья 151 ГК и § 4 гл. 59 ГК также регулируют отношения, связанные именно с компенсацией (а не с возмещением) морально го вреда. Наличие у законодателя намерения ввести наряду с компенсацией морального вреда еще один способ защиты гражданских прав - возмещение мо рального вреда (как один из иных способов защиты в смысле ст. 12 ГК) для защит ы чести, достоинства и деловой репутации не представляется вероятным, уч итывая отсутствие в ГК каких-либо норм', регулирующих возмещение моральн ого вреда, а также прямое указание именно на компенсацию морального вред а применительно к защите чести, достоинства и деловой репутации в ст. 1100 ГК . Таким образом, следует сделать вывод о неточном формулировании законод ателем п. 5 ст. 152 ГК, то есть законодатель имел в виду право гражданина «...тре бовать возмещения убытков и компенсации морального вреда...». Собственно говоря, именно в таком аспекте и подходит к отмеченной неточности право применитель, однако законодателю целесообразно устранить ее в установ ленном порядке. Возвращаясь к вопросу о праве юридического лица требовать компенсации морального вреда, заме тим, что Пленум Верховного суда РФ, основываясь, по-видимому, только на гра мматическом анализе вышеупомянутых норм, встал на позицию допустимост и такого требования, указав в п. 5 своего постановления № 10 от 20 декабря 1994 г. с ледующее: «Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, пр именяются и в случае распространения таких сведений в отношении юридич еского лица (пункт 6 статьи 7 Основ ... по правоотношениям, возникшим после 3 а вгуста 1992 г., пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса ... по . правоотношениям, во зникшим после 1 января 1995 г.)». Эта позиция нашла некоторую поддержку и в юри дической литературе. Однако применение лог ического и системного анализа позволяет сделать .вывод о неверности так ого подхода. Определение морального вреда дается в ст. 151 ГК, где под мораль ным вредом понимаются «физические и нравственные страдания». При этом с т. 151 ГК имеет название «Компенсация морального вреда» и регулирует компе нсацию морального вреда, причиненного гражданину. Такая же ситуация име ет место и в отношении § 4 «Компенсация морального вреда» главы 59 ГК. Содер жание этих норм безусловно предполагает, что субъектом, которому причин яется моральный вред, может быть только гражданин, так как иное понимани е заставило бы предположить возможность претерпевания юридическим лиц ом физических или нравственных страданий, что несовместимо с правовой п риродой юридического лица как искусственно созданного субъекта права, не обладающего психикой и не способного испытывать эмоциональные реак ции в виде страданий и переживаний. С равным успехом можно было бы говори ть о телесных повреждениях транспортного средства в дорожно-транспорт ном происшествий. Предположение же о то м, что «моральный вред» применительно к юридическому лицу есть некая ина я категория, чем «моральный вред» применительно к гражданину, то есть со держанием такого вреда являются не физические и нравственные страдани я, а нечто иное, также не выдерживает критики, так как в этом случае мы стол кнулись бы с феноменом, не определяемом и не регулируемом Гражданским ко дексом. На недопустимость пр именения норм о компенсации морального вреда к защите деловой репутаци и юридического лица указывает и применение законодателем слова «соотв етственно» в п. 7 ст. 152 ГК: «Правила настоящей статьи о защите деловой репут ации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица». «Соответственно» в данном случае следует рассматр ивать как указание на допустимость применения к юридическому лицу тех п равил ст. 152, которые соответствуют статусу и правовой природе юридическо го лица. Как было показано выше, институт компенсации морального вреда н е может применяться в отношении юридических лиц. Для установления опред еленности в рассматриваемом вопросе целесообразно было бы скорректиро вать редакцию п. 7 ст. 152 ГК, определенно исключив применение компенсации мо рального вреда к защите деловой репутации юридического лица. Изложенная позиция на ходит свое подтверждение и в судебных решениях по конкретным делам. Так, в частности, Савеловским народным судом г. Москвы был рассмотрен иск стр аховой компании к средству массовой информации. Предметом иска являлос ь требование страховой компании об опровержении сведений, порочащих ее деловую репутацию (осуществление деятельности без соответствующей лиц ензии), сопряженное с требованием о возмещении убытков и компенсации мор ального вреда. Суд удовлетворил требования об опровержении сведений и в озмещении убытков, и отказал в удовлетворении требования о компенсации морального вреда: « Стра ховая компания обратилась в суд с иском к издательству ... и гражданину ... о защите чести и достоинства и возмещении материального вреда, мотивируя свое требование тем, что в издаваемом издательством еженедельнике в ста тье гражданина... содержатся сведения; не соответствующие действительно сти и порочащие честь, достоинство и деловую репутацию истца. По мнению и стца, не соответствуют действительности и порочат его честь, достоинств о и деловую репутацию опубликованные в указанной статье сведения о том, что страховая компания оказывает услуги населению по обязательному ме дицинскому страхованию, не имея соответствующей лицензии Росстрахнадз ора, что страховая компания заключила договор с медицинскими учреждени ями, не имея лицензии на ведение обязательного медицинского страховани я, что компании удалось провести не только Росстрахнадзор, но и Московск ий городской фонд обязательного медицинского страхования, налоговую и нспекцию и медицинские учреждения. Истец просит обязать издательство о публиковать опровержение указанных сведений. Также истец просит взыск ать с ответчиков причиненный публикацией указанной статьи материальны й вред, состоящий из убытков в виде упущенной выгоды в размере неполучен ного страховой компанией дохода от планируемых к заключению договоров в соответствии с подписанными протоколами о намерениях... ... по м нению истца, убыток, причиненный неправомерными действиями ответчиков, выражается в виде общей суммы неполученных страховых взносов от предпо лагаемых к заключению договоров, не подписанных из-за появлений в еженед ельнике указанной статьи, и составляет 1 110 000 000 (один миллиард сто десять мил лионов) руб. Указанную сумму истец и просит взыскать с ответчика в счет во змещения материального вреда. Страховая компания также считает, что ей п ричинен моральный вред, так как с момента появления статьи резко сократи лось число клиентов, обращающихся в страховую компанию, и просит взыскат ь с ответчиков в возмещение морального вреда, причиненного ему публикац ией данной статьи, 10 000 000 000 (десять миллиардов) руб. Ответчик иск не признал. Представитель истца п ояснил, что распространение этих сведений причинило истцу значительны й моральный вред, так как. голословные обвинения в нарушении законодател ьства и недобросовестности, распространенные в результате опубликован ия этой статьи, порочат его в глазах клиентов и широкого круга читателей, и являются причиной значительного сокращения количества клиентов, обр ащающихся в страховую компанию. ... суд приходит к выводу, что сведения ... не соответствуют действительности. Требования истца о воз мещении убытков суд находит обоснованными и подлежащими удовлетворени ю... Что касается требования истца о возмещении морального вреда, суд приходит к следующему. Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравс твенные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериаль ные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может во зложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вре да. Поскольку закон предусматривает возмещение морального вреда лишь г ражданину, определив моральный вред как физические или нравственные ст радания, суд не находит оснований для удовлетворе-;ния требований юридич еского лица о возмещении морального вреда». Итак, суд пришел к совершенн о обоснованному выводу о неприменимости понятия морального вреда к юри дическому лицу. Если бы суд и не затрагивал вопрос о неприменимости поня тия, он мог бы сослаться на отсутствие доказательств причинения моральн ого вреда, так как истец не привел и не мог привести ни одного доказательс тва по этому поводу. Следует заметить, что н еправомерное действие, заключающееся в распространении не соответству ющих действительности сведений, порочащих деловую репутацию юридическ ого лица, имеет определенную специфику. Эта специфика заключается в том, что эти сведения, в зависимости от их характера, могут одновременно оказ аться косвенно порочащими честь, достоинство или деловую репутацию опр еделенного гражданина или граждан. Юридическое лицо приобретает делов ую репутацию в результате осуществления им определенной деятельности. Эта деятельность проявляется в разнообразных действиях граждан, высту пающих в качестве органов и работников юридического лица, а в предусмотр енных законом случаях (п. 2 ст. 53 ГК) - участников юридического лица. Так, сделк и, то есть юридические действия, направленные на возникновение, изменени е или прекращение гражданских прав и обязанностей, юридическое лицо сов ершает через свои органы или участников, обязанных при этом, в силу п. 3 ст. 53 ГК, действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. И сполнение обязанностей и осуществление прав совершается юридическим л ицом не только через свои органы, но и действиями его работников. Эти дейс твия считаются действиями самого юридического лица (ст. 402 ГК). Поэтому пуб ликация, например, о том, что юридическое лицо сообщает контрагентам нед остоверную информацию при совершении сделок, содержат в себе сведения о гражданах, через которых совершает сделку юридическое лицо. Распростра нение ложных сведений о выпуске предприятием бракованной продукции не только порочат деловую репутацию предприятия, но одновременно могут оп орочить и честь занятого изготовлением или контролем качества такой пр одук ции конкретного работни ка. Как отмечается в Постановлении Пленума Верховного суда РФ № 11 от 18 авгу ста 1992 г. в действующей редакции, порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждение о нарушении граждан ином или юридическим лицом действующего законодательства или моральны х принципов, а также другие сведения, порочащие его производственно-хозя йственную или общественную деятельность. Таким образом, распрос транение порочащих деловую репутацию юридического лица сведений может , в зависимости от характера сведений, причинить вред и другому объекту - ч ести, достоинству или деловой репутации конкретного гражданина или гра ждан, действиями которых осуществляется деятельность юридического лиц а. Возможны случаи, когда такого двойного эффекта возникнуть в принципе не может - в частности, распространение в средствах массовой информации неточных сведений о персональных данных юридического лица (например, ук азание размера уставного капитала банка меньшим, чем он есть в действите льности, умаляет деловую репутацию банка в глазах возможных контрагент ов, но не затрагивает репутацию его работников). Отношения гражданина или граждан, чьи честь, достоинство или деловая репутация косвенно опоро чены распространенными сведениями, и действия распространителей таких сведений подпадают под действие ст. 152 ГК, если эти граждане в достаточной степени персонифицируемы ( узнаваемы ) в глазах других лиц по содержанию распространенных о юридическом лице сведений. Вопрос о персонифицируе мости должен исследоваться судом на основании конкретных обстоятельст в дела, с учетом, в частности, возможного круга лиц, способных сделать разу мное предположение о персонифицируемости конкретного гражданина в рас пространенных о деятельности юридического лица порочащих сведениях. Н апример, ложное сообщение о выпуске предприятием бракованной продукци и способно умалить честь и достоинство работника предприятия, занятого непосредственно изготовлением или контролем качества продукции, в гла зах значительной части других работников того предприятия. Бремя доказ ывания своей персонифицируемости по содержанию распространенных о юри дическом лице сведений в глазах других лиц должно возлагаться на гражда нина. Таким образом, юридиче ское лицо вправе требовать опровержения сведений, порочащих его делову ю репутацию, и возмещения убытков, а соответствующий гражданин, при нали чии выше- компенсации морального вреда, причиненного распространением таких сведений. Этот гражданин и ю ридическое лицо не будут являться соистцами в смысле ст. 35 ГПК РФ, поэтому в принципе не исключена подсудность таких исков разным видам судов (соот ветственно, общим и арбитражным). На практике подавляющая часть исков юр идических лиц к средствам массовой информации об опровержении сведени й предъявляется в общие суды, так как в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция средства массовой информации. В этих случаях целесообр азно соединение дел по искам юридического лица и гражданина к распростр анителю сведений в одном производстве в порядке ч. 4 ст. 128 ГПК РСФСР. К требованию граждани на о компенсации морального вреда в этих случаях должны применяться пра вила ст. 151 ГК и 4 гл. 59 ГК. При определении размера компенсации в качестве зас луживающего внимания обстоятельства должно учитываться положение гра жданина в структуре юридического лица во взаимосвязи с характером расп ространенных сведений. Безусловно, что непрямой, анонимный применитель но к гражданам характер распространенных о юридическом лице и, тем не ме нее, достаточно точно персонифицирующих гражданина сведений также явл яется заслуживающим внимания обстоятельством, могущим снизить размер возможной компенсации морального вреда до символических сумм. Такой подход позволяе т применять нормы о защите деловой репутации юридического лица соответ ственно его правовой природе, и обеспечить надлежащую защиту чести, дост оинства и деловой репутации граждан. Критерии и проблемы определения размера компенсац ии. Проведенный обзор и ана лиз законодательства и судебной практики России, относительно компенс ации морального вреда показывает большое сходство возникающих при при менении этого правового института проблем. Прежде всего обращае т на себя внимание отсутствие детального законодательного регулирован ия института компенсации морального вреда не только в странах прецеден тного права, где это предопределяется особенностями самой правовой сис темы, но и в странах статутного права - во Франции и в Германии. В то же время большую (если не сказать определяющую) роль в развитии и совершенствова нии этого правового института играют судебная практика и доктринальны е толкования. Как мы видели, компенсация морального вреда применяется в рассмотренных правовых системах как способ правовой защиты в основном личных неимущественных прав и благ, причем перечень защищаемых путем ко мпенсации морального вреда благ имеет постоянную тенденцию к расширен ию путем судебного толкования (в России этот перечень по меньшей мере не эже, чем в развитых правовых государствах). Следующий момент, кото рый обращает на себя внимание, - явно прослеживающаяся в судебной практи ке тенденция к упорядочению системы определения размеров компенсации. Это достигается в Англии путем введения таблиц для определения размеро в компенсации морального вреда, причиненного умышленными преступления ми, а в Германии и Франции - путем выработки судебной практикой правила ор иентироваться на ранее вынесенные судебные решения по делам, связанным с сопоставимыми правонарушениями. Ввиду казуистичности оснований отве тственности за причинение морального вреда по неосторожности определе ние размера компенсации в англосаксонском праве формально не упорядоч ено, но необходимость подчиняться прецедентам при разрешении вопроса о наличии оснований ответственности фактически приводит к тому, что судь я принимает во внимание размер компенсации морального вреда, присужден ный ранее в сходном деле. Иная ситуация складыв ается в отношении определения размера компенсации морального вреда в р оссийской правоприменитель-ной практике. Проблема отсутствия точно сф ормулированных критериев и общего метода оценки размера компенсации м орального вреда ставит судебные органы в сложное положение. Такая ситуа ция усугубляется как отсутствием каких-либо значимых рекомендаций или разъяснений Верховного Суда по этому вопросу, так и введением в действие второй части ГК, где в ст. 1099-1101 установлены дополнительные требования, подл ежащие учету судами при определении размера компенсации. Единственное пока посвященное вопросам компенсации морального вреда постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 декабря 1994 г. № 10 не содержит указаний которы е позволили бы суду обоснованно определять размер компенсации при разрешении конкретного дела. Поэтому необходимо проанализировать уста новленные в ГК критерии оценки размера компенсации морального вреда и п редложить общий метод их применения. В ст. 151 ГК законодатель установил следующие критерии, которые должны учитываться судом при опр еделении размера компенсации морального вреда: • степен ь вины нарушителя; • степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальн ыми особенностями лица, которому причинен вред; • иные за служивающие внимания обстоятельства. С введением в действи е второй части ГК этот перечень был дополнен в ст. 1101 следующими критериям и: • характер физических и нравственных страданий, который должен оцениват ься с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен мораль ный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; • тре бования разумности и справедливости. В случае противоречия между установленными в ст. 151 и ст. 1101 ГК критериями размера компенсации мор ального вреда следует руководствоваться ст. 1101 ГК, которая, находясь в сос таве второй части ГК, не только является более поздней по сравнению со ст . 151 ГК нормой, но и, как следует из ее названия, представляет собой специаль ную норму, устанавливающую правила определения размера компенсации мо рального вреда. Поскольку из содержания ст. 1099 ГК следует, что размер компе нсации морального вреда должен определяться по правилам ст. 151 и 1101 ГК, расс мотрим, какие критерии оценки размера компенсации содержатся в обеих эт их нормах. Один из критериев - сте пень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием во змещения вреда. Перечень случаев, когда вина не является основанием отве тственности, содержится в ст. 1100 ГК. Следующие критерии - эт о степень и характер физических и нравственных страданий потерпевшего, которые, как следует из анализируемых норм, должны приниматься во вниман ие во взаимосвязи с рядом других обстоятельств. Так, законодатель предпи сывает учитывать степень страданий, связанных с индивидуальными особе нностями потерпевшего (ст. 151 ГК). Такая формулировка может дать основания для предположения, что возможно причине-, ние неправомерным деянием иных , не связанных с индивидуаль-\ г- ными особенностями поте рпевшего страданий, но их степень не следует учитывать при определении р азмера компенсации. Однако подобный вывод вряд ли следует считать соотв етствующим действительным намерениям законодателя. Под степенью страдани й следует понимать их глубину («глубина страданий», возможно, не очень хо рошее словосочетание, но именно в таком смысле мы говорим, например, о бол и - «слабая», «терпимая», «сильная», «нестерпимая» боль, что определяет, на сколько глубоко мы при этом страдаем). Глубина страданий для «среднего» человека зависит в основном от вида того неимущественного блага, которо му причиняется вред, и степени умаления этого блага, а индивидуальные ос обенности потерпевшего могут повышать или понижать эту глубину (степен ь) страданий. Поэтому во внимание должны приниматься как эта «средняя» г лубина (презю-мируемый моральный вред, как мы назовем ее ниже), так и обусл овленное индивидуальными особенностями потерпевшего отклонение от не е, что даст возможность суду учесть действительный моральный вред и опре делить соответствующий ему размер компенсации. Таким образом, индивид уальные особенности потерпевшего в смысле ст. 151, 1101 ГК - это подлежащее дока зыванию обстоятельство, которое суд должен устанавливать предусмотрен ными процессуальным законодательством способами и принимать во вниман ие при оценке действительной глубины (степени) физических или нравствен ных страданий и определении соответствующего размера компенсации. Итак, упоминание закон одателем степени страданий, связанной с индивидуальными особенностями потерпевшего, предполагает наличие некоей средней глубины страданий, н о об учете ее законодатель специально не указывает, поскольку наличие ст раданий, т. е. морального вреда, это необходимое условие возникновения пр ава на его компенсацию вообще. И законодатель делает акцент на тех крите риях, которые позволяют определить размер компенсации применительно к конкретному делу. Следовательно, необходимым критерием размера компен сации во всех случаях будет средняя глубина страданий, или презюмируемы й моральный вред для определенного вида правонарушения. Презюмируемый моральн ый вред - это страдания, которые, по общему представлению, должен испытыва ть (не может не испытывать) «средний», «нормально» реагирующий на соверш ение в отношении него противоправного деяния человек. По существу, презю мируемый моральный вред отражает общественную оценку Например, если по телев идению сообщается информация о совершенном преступлении против личнос ти или об ином правонарушении, умаляющем принадлежащие человеку личные неимущественные блага, то у каждого человека, составляющего неопределе нно большую телевизионную аудиторию, сложится представление о глубине страданий (моральном вреде), перенесенных потерпевшим. Поскольку в данно м случае для подавляющего большинства аудитории потерпевший представл яет собой абстрактную личность, в основе выносимого каждым составляющи м аудиторию лицом суждения будут лежать его предположения о глубине стр аданий, которые само это лицо перенесло бы в случае совершения в отношен ии него соответствующего противоправного деяния. Разумеется, оценки ра зных лиц несколько различались бы, однако усредненная оценка имела бы на иболее объективный характер. Оценка страданий такой аудиторией выража лась бы в качественных критериях (сильные, средние, незначительные и т. п.), но если бы каждому при этом был задан вопрос: «Какая сумма денежных средс тв должна быть выплачена потерпевшему для полного сглаживания перенес енных страданий?», то среднее значение названных в ответах сумм следовал о бы считать наиболее справедливой количественной оценкой размера ком пенсации презюмируемого морального вреда. Этот размер компенсации мог бы явиться основой для определения размера компенсации действительног о морального вреда путем учета всех особенностей конкретного случая. Од нако проведение массовых опросов в целях выявления размера компенсаци и презюмируемого морального вреда вряд ли возможно и целесообразно. Поэ тому в настоящей работе предлагается иной метод оценки размера компенс ации, на чем более подробно мы остановимся ниже. Перейдем к анализу кри терия «характер физических и нравственных страданий». Вряд ли под харак тером страданий может пониматься что-либо иное, чем вид страданий. Для це лей компенсации морального вреда законодатель подразделил страдания к ак общее понятие на нравственные и физические страдания. Исходя из требо вания оценивать при определении размера компенсации характер физическ их и нравственных страданий, можно предположить, что законодатель намер ен поставить размер компенсации в зависимость от видов как физических, т ак и нравственных страданий. Что такое виды физиче ских и нравственных страданий? (Под видами физических страданий можно понимать боль, удушье, тош ноту, головокружение, зуд и другие болезненны е симптомы (ощу щения), под видами нравственных страданий - страх, горе, ст ыд, беспокойство, унижение и другие негативные эмоции. Характер физических и н равственных страданий в таком понимании можно было бы учитывать и оцени вать, если бы законодатель оказался в состоянии установить некую количе ственную соотносительность между перечисленными разновидностями так их страданий. Однако не представляется возможным и целесообразным ни те оретически, ни практически ввести какое-либо объективное соотношение м ежду, например, тошнотой и удушьем, зудом и головокружением, страхом и гор ем, стыдом и унижением. По нашему мнению, «учитывать» характер физически х страданий можно, лишь принимая во внимание те нравственные страдания, которые могут оказаться с ним сопряжены (например, ощущение удушья может сопровождаться негативной эмоцией в виде страха за свою жизнь). Поэтому для определения размера компенсации следует, на наш взгляд, учитывать не вид (характер) нравственных или физических страданий, а характер и значи мость тех нематериальных благ, которым причинен вред, поскольку именно и х характер и значимость для человека и определяют величину причиненног о морального вреда. Метод и принципы такого учета будут рассмотрены нами ниже. Упоминание в ст. 1101 ГК об оценке характера физических и нравственных страданий с учетом фактиче ских обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, не привноси т чего-либо существенно нового по сравнению со ст. 151 ГК, поскольку фактиче ски дублирует установленное в ней требование учета всех заслуживающих внимания обстоятельств, связанных с причинением морального вреда. Срав нительный анализ этих норм показывает, что учитывать при определении ра змера компенсации следует не лр-бые фактические обстоятельства, при кот орых был причинен моральный вред, а только те из них, которые могут повлия ть на определение размера компенсации и потому заслуживают внимания. Пе речень таких обстоятельств дифференцируется в зависимости от вида неи мущественных благ, затронутых правонарушением. Далее рассмотрим ука занные в ст. 1101 совершенно новые (по сравнению с ранее действовавшим закон одательством) критерии - это требования разумности и справедливости. На первый взгляд эти требования кажутся несколько необычными и даже стран ными, будучи применены к отдельному институту гражданского права - компе нсации морального вреда, поскольку трудно предположить, что законодате ль не предъявляет подобных требований к любому судебному решению по люб ому делу. Статью 1101 ГК в части тре бований разумности и справедливости целесообразно анализировать с уче том п. 2 ст. 6 ГК, устанавливающей правила применения аналогии права. Соглас но этой норме при невозможности использования аналогии закона права и о бязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданс кого законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, р азумности и справедливости. В принципе эти понятия, метко названные в юр идической литературе «каучуковыми» (87), представляют собой своего рода « костыли», которыми законодатель обычно снабжает суд, чтобы он мог воспол ьзоваться ими в случае пробела в законе, а также для того, чтобы дать больш ий простор судейскому усмотрению при решении конкретного дела. Не случа йно компенсация морального вреда оказалась единственным гражданско-пр авовым институтом (понятие разумности содержится также в ст. 10 ГК, но имее т там иное содержание), где законодатель специально предписал учитывать требования разумности и справедливости при определении размера компен сации. Какой же смысл вкладывает законодатель в эти понятия в данном слу чае? Очевидно, прежде всего принималось во внимание то обстоятельство, ч то нет инструментов для точного измерения абсолютной глубины страдани й человека, а также оснований для выражения глубины этих страданий в ден ьгах. В деньгах может быть выражена лишь компенсация за перенесенные стр адания. Иными словами, это своеобразный штраф, взыскиваемый с причинител я вреда в пользу потерпевшего и предназначенный для сглаживания негати вного воздействия на психику потерпевшего перенесенных в связи с право нарушением страданий. Поскольку глубина страданий не поддается точном у измерению, а в деньгах не измерима в принципе, невозможно говорить о как ой-либо эквивалентности глубины страданий размеру компенсации. Однако разумно и справедливо предположить, что большей глубине страданий долж ен соответствовать больший размер компенсации, и наоборот, т. е. что разме р компенсации должен быть адекватен перенесенным страданиям. Неразумно и несправед ливо было бы присудить при прочих равных обстоятельствах (равной степен и вины причинителя вреда, отсутствии существенных индивидуальных особ енностей потерпевшего и других заслуживающих внимания обстоятельств) компенсацию лицу, перенесшему страдания в связи с нарушением его личног о неимущественного права на неприкосновенность произведения, в размер е равном или большем, чем размер компенсации, присужденной лицу, перенес шему страдания в связи с нарушением его личного неимущественного права на здоровье, выразившемся в утрате зрения или слуха (обобщение судебной практики позволяет сделать вывод, что подобные случаи нередки). Причем т акая ситуация будет одинаково неразумной и несправедливой независимо от того, одним и тем же или разными судебными составами вынесены такие ре шения. Поэтому требование ра зумности и справедливости следует рассматривать как обращенное к суду требование о соблюдении разумных и справедливых соотношений присуждае мых по разным делам размеров компенсации морального вреда. Если бы на те рритории России действовал один судебный состав, рассматривающий все и ски, связанные с компенсацией морального вреда, требование разумности и справедливости могло бы быть достаточно легко выполнимо. Вынося свое пе рвое решение о компенсации морального вреда, такой судебный состав тем с амым установил бы для себя определенный неписаный базисный уровень раз мера компенсации, опираясь на который выполнял бы требования разумност и и справедливости при вынесении всех последующих решений. Однако такая гипотетическая ситуация в действительности недостижима, так как в Росс ии действует много судов и еще больше судебных составов. Следовательно, требов ание разумности и справедливости применительно к определению размера компенсации морального вреда следует считать обращенным не только к ко нкретному судебному составу, но и к судебной системе в целом. Поэтому дол жны существовать писаные, единые для всех судов базисный уровень размер а компенсации и методика определения ее окончательного размера, придер живаясь которых конкретный судебный состав сможет определять размер к омпенсации так, как это предписывает закон, т. е. с учетом требований разум ности и справедливости. Поскольку законодате ль отказался от нормативного установления базисного уровня и методики определения размера компенсации и таким образом предоставил этот вопр ос усмотрению суда, этим судом следует считать Верховный Суд РФ, который должен в порядке обеспечения единообразного применения законов при ос уществлении правосудия предложить судам общий базис и подход к определ ению размера компенсации морального вреда, оставляя при этом достаточн ый простор усмотрению суда при решении конкретных дел. Вероятно, могут быть пр едложены различные базисные уровни размера компенсации морального вре да и методы определения ее размера. Предлагаемый нами метод основываетс я на том, что в соответствии со ст. 2 Конституции РФ права и свободы человек а являются высшей ценностью и что государство, выполняя свою обязанност ь по соблюдению и защите прав и свобод человека, устанавливает способы и х охраны и защиты в различных отраслях права. Так как наиболее жестк ой мерой ответственности, применяемой государством за совершение прав онарушения, является уголовное наказание, можно предположить, что соотн ошения максимальных санкций норм УК, предусматривающих уголовную отве тственность за преступные посягательства на права человека, наиболее о бъективно отражают соотносительную значимость охраняемых этими норма ми благ. Поэтому представляется целесообразным использовать эти соотн ошения для определения соразмерности компенсации презюмируемого мора льного вреда при нарушениях соответствующих прав. Можно заранее согласи ться с тем, что такие соотношения будут иметь достаточно условный характ ер, но вряд ли в существенно большей степени, чем условны сами размеры сан кций за различные преступления и соотношения между ними. Выплата имущес твенной компенсации за неимущественный вред всегда будет нести в себе э лемент условности ввиду отсутствия общих «единиц измерения» материаль ной и нематериальной субстанций. Представляется, что та кой подход позволяет оптимально учесть требования справедливости в см ысле ст. 1101 ГК, ибо ничто не бывает велико или мало само по себе, но бывает так им лишь в сравнении с другим. Установленное в ст. 1101 ГК требование разумнос ти имеет отношение скорее к базисному уровню размера компенсации морал ьного вреда, который позволил бы разработать соотносительную шкалу раз меров компенсаций презюмируемого морального вреда для различных видов правонарушений. Предлагаемый нами баз исный уровень размера компенсации определяется применительно к страд аниям, испытываемым потерпевшим при причинении тяжкого вреда здоровью, и составляет 720 минимальных размеров заработной платы (далее - МЗП), исходя из МЗП, установленного законодательством по состоянию на момент вынесе ния судом решения по делу. 720 МЗП - это заработок физического лица за 10 лет пр и размере месячного заработка 6 МЗП. Установление именно такого среднеме сячного заработка физического лица до последнего времени в наибольшей степени стимулировалось налоговым законодательством (88). Принималось та кже во внимание, что такой среднемесячный заработок должен рассматрива ться как оптимальный и с позиций пенсионного законодательства (89), поскол ьку этому размеру заработка соответствует максимальный размер пенсии по возрасту. В результате учета выш еуказанных критериев (за исключением требований разумности и справедл ивости, которые оказываются заранее учтенными при применении этого мет ода) при рассмотрении конкретного дела итоговый размер компенсации мож ет как уменьшиться, так и увеличиться по сравнению с размером компенсаци и презюмируемого морального вреда, образуя размер компенсации действи тельного морального вреда. При этом, по моему мнению, размер компенсации действительного морального вреда не должен превышать размер компенсац ии презюмируемого морального вреда более чем в 4 раза, что позволяет зафи ксировать применительно к отдельным видам правонарушений максимальны й уровень размера компенсации. В сторону уменьшения размер компенсации действительного морального вреда может отклоняться от размера компенс ации презюмируемого морального вреда неограниченно, вплоть до полного отказа в компенсации морального вреда. Такой подход представляется опр авданным, так как он устанавливает определенные ориентиры и пределы для правопримени-теля, оставляя достаточную свободу для учета особенносте й конкретного дела в установленных пределах; при этом учитывается, что п сихика каждого человека имеет определенный предельный уровень реакций на негативные внешние воздействия, по превышении которого степень стра даний уже не увеличивается. Необходимо упомянуть еще два критерия оценк и размера компенсации морального вреда: степень вины потерпевшего и иму щественное положение гражданина - причинителя вреда. Использование эти х критериев основано на ст. 1083 ГК, применяемой к возмещению любых видов вре да, в том числе и морального. Степень вины потерпев шего при наличии в его действиях грубой неосторожности, содействовавше й возникновению или увеличению вреда, является обязательным критерием оценки судом размера компенсации морального вреда, в то время как имущес твенное положение гражданина - причинителя вреда - это факультативный кр итерий, применять который суд не обязан. Суд может проявить снисхождение к причинителю вреда, приняв во внимание его имущественное положение при определении окончательного размера подлежащей выплате компенсации. Заключение. И в заключении, чтобы под вести итог хочу сказать, что понятие морального вред а в гражданско-правовом смысле раскрыто в ст. 151 ГК РФ, .где моральный вред о пределяется как «физические или нравственные страдания». Здесь важно н апомнить что определение понятия «моральный вред» дал Пленум Верховно го суда РФ в Постановлении «Некоторые вопросы применения законодатель ства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются н равственные или физические страдания, причиненные действиями (бездейс твием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу з акона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство, личности, дело вая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайн а и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на польз ование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в со ответствии с законом об охране прав на результаты интеллектуальной дея тельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Даже если суд определит, что требуется возмещение морального вреда, как определить ра змер компенсации? Для этого существуют с ледующие критерии, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда: • степен ь вины нарушителя; • степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальн ыми особенностями лица, которому причинен вред; • иные за служивающие внимания обстоятельства. С введением в действи е второй части ГК этот перечень был дополнен в ст. 1101 следующими критериям и: • характер физических и нравственных страданий, который должен оцениват ься с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен мораль ный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; • тре бования разумности и справедливости. Все вышеописанные критерии бы ли тщательно описаны и рассмотрены в нашей работе. И в завершении можно с делать вывод, что в данное время не надо быть гениальным юристом, чтобы с п омощью данных критериев определить размер выплачиваемой компенсации. Но, быть может, я надеюсь, когда-нибудь наше общество достигнет такого ур овня, когда эта проблема отпадет по определению. Список используемой литера туры: Гражданский кодекс РФ ст . 150-152 Постановление Пленум Верховного Суда РФ ”Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда” от 20 декабря 1994г. Белявский А.В. Судебная защита чести и достоинства.М., 1996г. Беменкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда.М., 1996г. Голубев К.И.Компенсация морального вреда как способ защиты неимуществе нных благ личности. СПб:Юр. Центр Пресс, 2000г. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда. М.,1996г. Эрделевский А.М. Моральный вред и компенсация за страдания. М.,1998г.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
В детской комнате жена кормит дочку грудью. Муж с тестем и племянником сидят на кухне. Муж заглядывает в детскую и спрашивает:
- Что там Аня делает?
Племянник отвечает:
- Поставила малую на зарядку.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по гражданскому праву "Критерии и методы оценки компенсации морального вреда", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru