Курсовая: Политическое положение Ирана и Ирака в 90-е годы в контексте внешней политики США - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Политическое положение Ирана и Ирака в 90-е годы в контексте внешней политики США

Банк рефератов / Международные отношения

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 37 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

· Содержание · Введение · 1. Внешнеполитические приоритеты США o 1.1 Исто рические прецеденты политики двойного сдерживания o 1.2 Внешняя политика США после распада СССР · 2. Отношен ия США с Ираном · 3. США и режим Саддама Х усейна · Заключение · Литература Введение Персидский залив как регион в течение последней ч етверти XX столетия представляется одним из самых напряженных в политиче ском, социальном и военном отношениях районов мира. Здесь на основе бога тейших нефтяных месторождений планеты во многом формируются общие усл овия международных поставок нефти; в течение восьми лет велась крупнома сштабная и весьма разрушительная иран о-иракская война, а вслед за нею не менее тяжелая по итогам и последствиям война за Кувейт; наблюдаются усиленная гонка вооружений, постоянное и мн огостороннее вмешательство инорегиональных сил. Причем такие факторы, как "повышенная международная напряженность", "нефть" и "Персидский залив" в непосредственной взаимосвязи активно и практически постоянно звучат в мировой политике. Если в предшествовавшие исторические времена Персидский залив выступа л в качестве одного из задворков мировой политики, либо использовался в виде фона и резервного участка в междержавных противоречиях и войнах, то именно в последней четверти нынешнего века он превратился, можно сказат ь, в один из ведущих театров международного противоборства мирового мас штаба. В этот период державы Запада и Востока впервые стали непосредстве нно вводить сюда и масштабно применять крупные вооруженные силы уже не в целях дополнительной поддержки своих главных позиций где-то в Европе, и ли в иных географических зонах, а для защиты собственных интересов именн о в Персидском заливе и на всем Ближнем и Среднем Востоке. Вспомним десят илетнее пребывание и боевые действия советской стотысячной военной гр уппировки в Афганистане, все более усиливавшееся вооруженное вмешател ьство США в ирано-иракскую войну, войну американской армии совместно с с оюзниками против Республики Ирак за Кувейт, продолжение американо-иран ской военной конфронтации, и, наконец, события после 11 сентября, - война в Аф ганистане и свержение правительства Саддама Хусейна. На протяжении все го XX столетия мировое сообщество было свидетелем жесткой международной борьбы здесь, а также на мировых рынках за нефть региона - за количества и условия ее покупки у производителей и продажи потребителям, за характер использования так называемых "нефтедолларов". В последнем случае имеетс я ввиду, в чью пользу - Запада и его местных союзников, или же его политичес ких противников - "работали" эти доходы от экспорта и иной реализации нефт и. Правящие круги Запада всегда считали, что желаемые для себя результат ы в регионе Залива можно получить прежде всего благодаря созданию стаби льного блока (или по крайней мере круга) лояльных и дружественных, а также зависимых режимов. Пусть даже характеристики последних были неоднозна чными, также как и уровни сотрудничества с ними. Однако определяющим мот ивом поведения Запада здесь выступала стратегическая цель, которая зак лючалась в том, чтобы, опираясь на поддержку обозначенных стран, обеспеч ить благоприятные условия для торжества своей политики в регионе и по во зможности расширять ее масштабы. Именно в последние два десятилетия весьма значительно возросла активн ость Запада в регионе Персидского залива, и в том числе в таких важнейших государственных и международных сферах, как военно-стратегическая, пол итическая и общественно-хозяйственная. А это, в свою очередь, вызвало: обш ирные военные поставки; постоянное присутствие иностранных вооруженны х сил и их участие во внутрирегиональных военных операциях; насыщенную п олитическую и дипломатическую деятельность США, включая частые челноч ные вояжи высших сановников из Вашингтона и столиц других западных держ ав на БСВ. а арабских лидеров - в США и Европу; большую масштабность оборот а нефтедолларов, движение которых определялось характером взаимоотнош ений между местными странами, с одной стороны, и западными державами - с др угой, и т.д. Таким образом в резюмированном виде актуальность избранной нами темы м ожно обозначить следующими обстоятельствами: во-первых, стремительным развитием острых социальных процессов в ряде стран Персидского залива и Среднего Востока (в частности Иране и Ираке). Они настолько радикализов али общественную жизнь в них, что поставили под угрозу стабильность поли тических режимов в соседних государствах; во-вторых, нарастанием числа н еподконтрольных, более того, враждебных, Западу стран, а с ними - больших м асс населения и территорий. К тому же эти тенденции шаг за шагом стабилиз ировались, развивались и оказывали соответствующее идеологическое воз действие на общественное мнение всего БСВ; в-третьих, сохранилась страте гическая значимость Персидского залива как региона богатейших на земн ом шаре нефтяных месторождений и промыслов. Значение данного феномена в озрастает, в связи с ростом потребления мировой экономикой нефте и газоп родуктов, а также в связи с интенсификацией разработок и налаживанием эк спорта данных продуктов из соседних внутриконтинентальных ареалов - Це нтральной Азии и Кавказа. В-четвертых, в последней четверти XX века в зоне З алива появились политические режимы, которые стали открыто конфронтир овать друг с другом и с внешними силами, не останавливаясь даже перед угр озой военного вмешательства США и других держав. А это означает, что Запа д столкнулся с необходимостью отстаивать свои интересы в регионе с помо щью применения вооруженных сил, причем в крупных масштабах и периодичес ки выдвигать в Залив, под видом проведения военных маневров, значительны е массы воинских подразделений; в-пятых, исламский фактор, заняв ведущие позиции в общественной и политической жизни БСВ, стал, в отличие от прошл ого, радикализовать отношение населения стран Залива к действиям внешн их государств здесь, образуя таким образом его антизападную настроенно сть. Главными объектами анализа были избраны: из государств Запада - США, в едущая и самая активная держава, играющая ключевую роль в действии внешн его фактора в Заливе; из местных стран - наиболее значимые в формировании создавшейся в 90-е годы политической ситуации в регионе - Иран и Ирак. Начал ом нового этапа развития политической ситуации в Заливе, да и на БСВ в цел ом, можно назвать рубеж 70-80-х годов, когда на его восточном фланге - Среднем В остоке - в результате последовавших одна за другой революций возникли дв а явно радикальных режима - Демократическая Республика Афганистан и Исл амская Республика Иран. Хотя в социально-политическом плане они были нео днозначными, а по идеологическим задачам представляли противоположнос ть друг другу, их внезапное появление на географической карте резко осло жнило проблему удержания политического климата в контролируемом Запад ом русле не только в рамках Залива, но и на БСВ в целом. Причем эти режимы сф ормировались в уже значительно изменившемся и окрепшем по многим важны м общественным показателям за последние десятилетия регионе. Он пережи л интенсивный экономический взлет, достиг сравнительно высокого жизне нного уровня местного населения и диверсифицированности межгосударст венных, а также групповых международных контактов. В нем наблюдался знач ительный рост национального и религиозного самосознания. Кроме того, по соседству, в пределах БСВ, уже имелись такие "неприятные" для Запада полит ические режимы, как Сирия, Ливия, НДРИ. Зависимость же Запада от энергорес урсов и полезных ископаемых Залива, хотя и имела тенденцию к сокращению, сохранилась на довольно высоком уровне. Цель работы: проанализировать политическое положение Ирана и Ирака в 90-е годы, в контексте внешней политики США Задачи работы: 1. Определить истоки политики "двойного сдерживания". 2. Выявить основные приоритеты внешней политики США. 3. Охарактеризовать отношения США и Ирана. 4. Проанализировать отношения США и режима Саддама Хусейна. 1. Внешнеполитические приоритеты США 1.1 Исторические прецеденты поли тики двойного сдерживания Будучи морской державой, то есть государством, не имеющим сухопутных границ, Соединённые Штаты были заинтересованы в так называемой "неформальной" империи, то есть без колоний в политическом см ысле. Правительственные круги Соединённых Штатов реализовали идею мор ской мировой империи, что на практике означало установление контроля на д мировыми торговыми путями. С этой целью после окончания второй мировой войны США проводили так называемую стратегию преобладания, направленн ую как против коммунистического лагеря, так и против союзников Соединён ных Штатов из числа государств "свободного мира", почему её справедливо н азвали политикой "двойного сдерживания". При этом "советская угроза" была важным фактором, способствующим проведению в жизнь "стратегии преоблад ания". Результатом такого "двойного сдерживания" стала интеграция двух крупне йших мировых центров силы - Японии и Западной Европы - в систему экономиче ских и военно-политических связей, главную роль в которой играли США, и ус тановление контроля финансовой элиты американского бизнеса за потокам и товаров и капиталов в мировом масштабе. В итоге к середине 90-ых гг. займы а мериканских банков и их заграничных филиалов составили от 40 до 60% совокуп ного международного кредита, а масштабы только зарубежного производст ва американских корпораций соответствовали около 40% мировой торговли то варами [2, с. 62]. Главным методом установления контроля над морскими путями было создан ие военно-политических блоков, состоящих из государств, находящихся в це нтре межконтинентальной морской торговли, подобных Сингапуру, или стра тегически важных для Соединённых Штатов, таких, как Тайвань, Южная Корея. Чтобы убедиться в правомерности этого тезиса, достаточно рассмотреть п роцесс блокового строительства и состав участников военно-политически х блоков, создаваемых США после второй мировой войны. Основным блоком был Североатлантический договор, подписанный в 1949 г. и по степенно приобретший явно выраженную антисоциалистическую направлен ность, то есть смысл его заключался в реализации антикоммунистической с оставляющей "двойного сдерживания". Благодаря НАТО Соединённые Штаты та кже закрепили своё присутствие в Западной Европе и поставили её под свой контроль. Так называемые периферийные блоки создавались, с одной стороны, для конт роля над "свободным миром", а с другой - для создания "позиции силы" с целью с давливания СССР, недопущения его в сферы потенциального и реального аме риканского влияния. Это были блоки СЕАТО (Организация Договора для Юго-В осточной Азии), существовавший в период с 1954 по 1977 гг., АНЗЮС (Тихоокеанский п акт безопасности), АСЕАН (Ассоциация государств Юго-Восточной Азии), АЗПА К (Азиатско-Тихоокеанский Совет), СЕНТО (Организация Центрального Догово ра), действовавшая в период с 1955 по 1979 гг. и созданная на развалинах СЕНТО МЕТ О (Организация Договора для Ближнего Востока). Если составить единый спи сок государств - всех союзников Соединённых Штатов по периферийным блок ам, то это будут Австралия, Новая Зеландия, Таиланд, Филиппины, Пакистан, М алайзия, Индонезия, Сингапур, Израиль, Египет, Саудовская Аравия, Иордани я. К этому реестру следует добавить 28 латиноамериканских стран, входящих в созданную под эгидой США ОАГ (Организацию американских государств). Оч евидно, что это именно те государства, союз с которыми и позволял Соединё нным Штатам поддерживать стабильность своей "неформальной империи" и пр отивостоять так называемому восточному блоку во главе с Советским Союз ом. Дело в том, что по условиям всех договоров на территориях стран-участник ов блоков США могли создавать свои военные базы. Эти военные базы выполн яли троякую функцию: во-первых, создавали реальную военную угрозу СССР и всему социалистическому миру, во-вторых, защищали экономические интере сы американского финансового капитала, и, в-третьих, сохраняли угодные С оединённым Штатам правительства. Это и были необходимые условия для реа лизации стратегии "двойного сдерживания". Итак, американская империя отличалась от традиционных империй тем, что п одчинение других народов происходило не через уничтожение политическо й независимости их государств, а путём формирования в этих странах завис имых от США и угодных им правительств. Такая политика тем более соответс твовала вильсонианской идеологии, поскольку Соединённые Штаты контрол ировали правительства этих так называемых самоопределившихся государ ств под лозунгом защиты демократии и национальной независимости, а цель ю создаваемых союзов провозглашались не конкретные цели, а абстрактная идея защиты мира. Из выше изложенного следует, что в период после второй мировой войны сущ ествовало две основных сферы деятельности в борьбе за "мир по-американск и". Первая - это борьба за гегемонию в рамках капиталистической мировой эк ономики. Вторая - борьба против СССР как основной преграды на пути США к ми ровому господству. Соответственно можно говорить о двух основных напра влениях этой борьбы. В борьбе за гегемонию в несоциалистическом мире гла вным методом было навязывание всем странам так называемой демократиче ской формы правления и либеральной экономической модели (реализация тр адиционного вильсонианства - демократия и самоопределение), то есть вест ернизация этого мира, что было, естественно, невозможно по отношению к СС СР и его союзникам В борьбе против социалистического мира во главе с Сов етским Союзом главным методом был ядерный шантаж, то есть угроза примене ния атомного оружия. Об этом свидетельствуют все военно-политические до ктрины США и блока НАТО. 1.2 Внешняя политика США после распада СССР На формирование внешнеполитической стратегии США в 90-х годах влияли как уже отмеченные идейно-теоретические подходы, так и изменения во внутрен ней и международной обстановке. И хотя администрацию Клинтона часто кри тикуют за отсутствие целостной "большой стратегии", основные контуры нов ой стратегии обозначены уже достаточно четко не только на доктринально м, но и на политическом уровне. Исходя из официальных внешнеполитических установок США, изложенных в в ыступлениях их лидеров, программных документах в сфере внешней и военно й политики (прежде всего периодических докладах Белого дома о стратегии национальной безопасности), можно следующим образом представить нацио нальные интересы США и пути их обеспечения. Основные цели "большой стратегии" США - укрепление безопасности и обеспе чение экономического процветания страны, а также продвижение демократ ии в мире. Последнее считается соответствующим не только принципам, но и интересам США, поскольку (как отмечается в последнем издании "Стратегии национальной безопасности в новом столетии") "демократические режимы бо лее склонны сотрудничать друг с другом для отражения общих угроз, они по ощряют свободную торговлю и устойчивое экономическое развитие. Такие р ежимы реже развязывают войны и нарушают права своих граждан. Поэтому все мирная тенденция продвижения к рынку продвигает и американские интере сы". Этим во многом обосновывается и необходимость руководства миром со сто роны США - не только как единственной страны, обладающей необходимыми "во лей и возможностями", но и как страны, идеалы и интересы которой в наибольш ей степени соответствуют "универсальным ценностям демократии и свобод ы". Доктрина национальной безопасности США различает три уровня националь ных интересов страны. 1. Жизненные национальные интересы (обеспечение выживания, безопасности и жизнедеятельности США; сюда входит безопасность территории США и их со юзников, безопасность американских граждан, экономическое благосостоя ние страны и защита ее важнейших инфраструктур); для защиты этих интерес ов допускается использование военной силы, в том числе в одностороннем п орядке. 2. Важные национальные интересы (затрагивают экономическое благополучи е США и требуют соразмерных американских акций, например по поддержанию мира в Боснии). 3. Гуманитарные и другие интересы (противодействие экологическим и гуман итарным бедствиям, помощь в урегулировании межгосударственных и внутр енних конфликтов и т.п.). Угрозы безопасности США также разделяются на несколько видов: * угрозы регионального или государственного уровня (их основными источн иками в данное время считаются Иран, Ирак и Северная Корея); * транснациональные угрозы (терроризм, международная преступность, торг овля наркотиками, незаконная торговля оружием, угроза информационной и нфраструктуре США); * распространение опасных технологий, прежде всего по производству ОМУ; * иностранный шпионаж; * угрозы, исходящие от "несостоятельных государств" (их неспособность обе спечить устойчивое правление может привести к внутренним конфликтам, г уманитарным кризисам и региональной нестабильности). Отсутствие прямой военной угрозы существованию США по типу советской в ремен холодной войны рассматривается Пентагоном как временное явление , а наиболее вероятным сценарием ее возрождения там считают появление "в еймарской России" или враждебного Китая как новой великой державы. Поэто му важнейшей задачей военно-политической стратегии СИТА, как отмечал У. Перри (министр обороны США в 1994 - 1997 гг.), является "превентивная оборона", наце ленная, по сути, на участие в формировании военного потенциала этих стра н путем расширения взаимодействия и оказания влияния на их военные докт рины и характер военного строительства. В то же время подчеркивается. чт о США должны сохранять военно-стратегический потенциал, необходимый на случай провала "превентивной обороны" и возрождения большой военной угр озы. Что касается угроз регионального уровня, то основным средством их с держивания является поддержание военного потенциала, достаточного для успешного ведения двух "крупных региональных войн" (вместо "двух с полови ной войн" периода разгара холодной войны), наиболее вероятными из которы х считаются войны в районах Персидского залива и Корейского полуостров а. В целом, как подчеркивается в "Стратегии национальной безопасности", "Со единенные Штаты не позволят какой-либо враждебной силе доминировать в л юбом регионе, критически важном для наших интересов". К таким регионам в д обавление к традиционным для послевоенной стратегии США Западному пол ушарию, Западной Европе, Восточной Азии и Персидскому заливу все чаще пр ичисляются Центральная и Восточная Европа, Балканы, а также бассейн Касп ийского моря (включая Центральную Азию и Кавказ) с его огромными сырьевы ми ресурсами. Согласно доктрине национальной безопасности США противодействие тран снациональным угрозам предусматривает укрепление режимов нераспрост ранения и контроля за ракетной технологией, односторонние и коллективн ые действия по борьбе с международным терроризмом и преступностью, защи те окружающей среды и т.д. Характерно, что все больше внимания уделяется ф ормированию безопасной для США внешней среды. Этим самым подчеркиваетс я первостепенная роль США в создании новой системы международной безоп асности. При этом США, говорится в "Стратегии национальной безопасности", " должны быть способны к ответу на весь спектр возможных угроз и кризисов... Наш ответ может быть дипломатическим, экономическим, правовым, военным и ли, скорее, их сочетанием. Мы должны использовать наиболее адекватный на бор средств, действуя в союзе или партнерстве, когда наши интересы разде ляются другими, или же односторонним образом, когда того требуют национа льные интересы". Нетрудно заметить, что даже на декларативном уровне. "большая стратегия" США имеет ярко выраженный глобальный характер, а в концептуальном плане сочетает в себе элементы "гегемонизма", "согласованной безопасности" и "из бирательного вовлечения". Более надежный критерий оценки - сама внешнепо литическая практика США 90-х годов. Несмотря на радикальные изменения международной обстановки, США сохра нили глобальную систему своих военно-политических союзов и обязательс тв, созданную в годы холодной войны. Более того. важнейший из этих союзов - НАТО - был не только расширен, но и перенацелен с "защиты территории" на гор аздо более широкую функцию - обеспечение стабильности всего "трансатлан тического региона" путем, в том числе, действий за пределами территории с тран - членов альянса. В итоге США распространили сферу своих военно-поли тических обязательств на страны ЦВЕ, а с лета 1999 г. - фактически и на все Балк аны. Эта ключевая внешнеполитическая акция США соответствовала линии с торонников "расширения демократии", а также геополитическим установкам заполнения "стратегического вакуума" в центре Европы и сдерживания поте нциальных "экспансионистских устремлений" России. Как подтвердили и вое нная операция НАТО в Косово в 1999 г., и новая стратегическая концепция альян са, США, продолжая ссылаться на возможную роль ОБСЕ, тем не менее последов ательно проводят линию на обеспечение центральной роли НАТО в решении е вропейских дел. Мало изменилось и лидерство США внутри самой НАТО. Хотя администрация Кл интона заняла более гибкую позицию по сравнению с предшествующими в отн ошении признания "европейской идентичности" в сфере внешней политики и б езопасности, проведенные в 90-х годах реформы военного планирования в НАТ О сохранили руководящую роль США в альянсе и поставили внешне реанимиро ванный ЗЕС в полную зависимость от натов-ской военной инфраструктуры. Че рез инициированные Соединенными Штатами программу "Партнерство во имя мира" и двусторонние соглашения о партнерстве (прежде всего с Россией и У краиной) НАТО стала важным каналом сотрудничества с постсоветскими гос ударствами, их постепенного втягивания в систему безопасности, существ ующую под ее эгидой. В итоге Соединенным Штатам удалось благодаря сущест венной адаптации усилить роль НАТО (а значит, и свою собственную) в решени и вопросов европейской безопасности. Меньше изменеюш претерпело военное присутствие США в друпк стратегиче ски важных регионах - Восточной Азии (Япония. Южная Корея) я Персидском зал иве. В целом после некоторого сокращения количества военных баз и вооруж енных сил зарубежом США сохранили систему передового базирования и зна чительные воинские контингенты на уровне', который планируется поддерж ивать в обозримом будущем (расходы на эти цели составляют около 100 млрд. до лл. в год). США также ежегодно расходуют около 15 млрд. долл. на программы ино странной помощи. При некотором сокращении ассигнований на эти цели по ср авнению с периодом холодной войны объем помощи ключевым стратегически м союзникам США- Израилю, Египту, Турции остался практически без изменен ий. В 90-х годах США взяли курс на поддержание подавляющего военно-силового пр евосходства над остальными странами. После заметного сокращения военн ых расходов в середине десятилетия к его исходу они вернулись на уровень конца холодной войны, превышая суммарные военные расходы остальных вел иких держав. Некоторое сокращение численности вооруженных сил (до 1,5 млн. человек) сопровождается повышением их качественных характеристик - уро вня образования и подготовки, технической оснащенности и боеготовност и. Наращивая потенциал ведения обычных войн, США сохраняют и совершенств уют основу своего ядерного потенциала", крайне осторожно продвигаясь по пути дальнейших сокращений ядерного оружия и пересмотра стратегии его применения, продолжают активно разрабатывать новые системы противорак етной обороны. Все это вместе взятое позволило Соединенным Штатам к концу 90-х годов увел ичить до рекордного в истории уровня военно-технологический отрыв от св оих потенциальных конкурентов, особенно в глобальном проецировании во енной мощи и новейших методах ведения наземных боевых действий. Военно-п олитическое руководство США преисполнено решимости сохранять этот раз рыв и в будущем. Так, констатируя "уникальность" современного положения А мерики в мире - сочетание военного превосходства с отсутствием прямых уг роз ее существованию, У. Перри и его соавторы отмечают в книге "Превентивн ая оборона", что главная цель национальной стратегии США - "увековечение о боих этих условий". Уровень военно-политической активности США остается очень высоким, при чем к концу десятилетия здесь наметились две характерные взаимосвязан ные тенденции. Первая - постепенный перенос центра тяжести с многосторон них коллективных действий в рамках ООН на односторонние действия силам и проамериканских военно-политических союзов, прежде всего НАТО. Поначалу США выдвинули концепцию "наступательной многосторонней дипло матии" в урегулировании международных конфликтов, призванной заменить соперничество двух сверхдержав времен холодной войны в этом вопросе ко ллективными усилиями всего международного сообщества под эгидой ООН. В мае 1993 г. президент Клинтон подписал директиву № 13, предусматривавшую соде йствие усилению миротворческого потенциала ООН и готовность США на рег улярной основе предоставлять свой миротворческий контингент под опера тивное командование ООН. США приняли активное участие в осуществлявших ся под эгидой ООН миротворческих операциях в Сомали, Гаити и Боснии. Одна ко провал сомалийской операции, растущие разногласия между США, ооновск им командованием и членами Совета Безопасности в боснийском урегулиро вании привели к быстрому переходу США от принципов "наступательной мног осторонней дипломатии" к растущей опоре на НАТО и собственные силы под с воим командованием. К лету 1994г. упомянутая директива была заменена директ ивой -№ 25, которая дезавуировала идею укрепления военного потенциала ООН и поставила жесткие условия участия СТТТА в миротворческих операциях п од ее руководством, включая оперативное подчинение американских сил ко мандованию СТТТА или "такой компетентной региональной организации, как НАТО". Неудивительно, что дальнейшее урегулирование боснийской проблем ы происходило под фактическим военным контролем НАТО и лишь формально п од эгидой ООН. Дрейф США в сторону односторонних (или в рамках НАТО) действий сопровожд ался ростом удельного веса силовых принудительных мер в арсенале внешн еполитических инструментов. "В последние годы, - подытоживает один из вед ущих американских теоретиков внешней политики С. Хантингтон. - США пытал ись... в одностороннем порядке добиваться следующих целей: заставлять др угие страны принять американские нормы и практику в области прав челове ка; не дать другим странам обрести военный потенциал, ущемляющий америка нское превосходство в обычных вооружениях; применять американское зак онодательство на экстерриториальной основе против других стран; ранжи ровать страны по степени их приверженности американским стандартам в о тношении прав человека, наркотиков, терроризма, распространения ядерно го оружия и ракетных технологий, а также религиозных свобод; принять сан кции против стран, не соблюдающих эти стандарты... вмешиваться в локальны е конфликты, не затрагивающие напрямую интересы США; вынуждать другие ст раны принимать социальные и экономические меры в интересах американск ой экономики; продвигать экспорт американских вооружений, одновременн о препятствуя аналогичным усилиям других стран; устранить Генеральног о секретаря ООН и продиктовать кандидатуру его преемника; расширить НАТ О за счет включения в нее Польши, Венгрии и Чехии; предпринять военные дей ствия против Ирака и поддерживать жесткие экономические санкции проти в его режима; объявить ряд стран "преступными государствами" и исключить их из международных организаций за отказ подчиниться американским жел аниям". 2. Отношения США с Ираном В 90-х годах создавалось впечатление, что одновреме нно с эскалацией угроз в адрес Ирака США постепенно нагнетают напряженн ость в отношениях с Ираном. Эта страна часто выставляется как некая угро за для региональной стабильности. Параллельно с этим усиливались и выпа ды Израиля в адрес Ирана. В Тель-Авиве считали, что реальная угроза для рег иональной стабильности исходит не от Багдада, а от Тегерана. Теоретически американская политика в отношении Ирана в конце 90-х годов с озрела для изменений. Политика двойного сдерживания в отношении Ирака и Ирана исходила из того, что обе страны являются враждебными по отношению к США. Такая концепция заменила собой старую, в соответствии с которой сн ачала Вашингтон поддерживал дореволюционный Иран против Ирака, а после иранской революции - Ирак против Ирана. Тем не менее стали говорить о том, что эта политика США в отношении Ирана п ерестала отвечать американским интересам. Появились даже сведения о ко нтактах между американскими и иранскими дипломатами. Заметим, что обе ст ороны этот факт отрицали. Все это внушало надежды, что напряженность во в заимоотношениях между США и Ираном может быть снята. Однако произраильс ки настроенные круги в администрации США не были заинтересованы в разви тии отношений с Ираном. Они указывали на тайную иранскую программу разра ботки ракет большой дальности и оружия массового поражения, утверждая, ч то уже к 2005 году Иран будет располагать средствами доставки ядерного оруж ия. Роль Ирана в поддержке таких группировок, как "Хамас" и "Хезболлах", тоже являлась постоянной темой для обсуждений тех, для кого интересы безопас ности США и Израиля неразделимы. Иран все чаще представляли страной, соз дающей серьезные проблемы для Израиля. Специальный представитель США н а Ближнем Востоке С. Халилзад (который является одним идеологов современ ной американской геополитики) открыто заявлял об опасности, которую пре дставляет собой иранское химическое оружие, а также связи Тегерана с тер рористическими группировками. Халилзад утверждал, что США не намерены н авязывать Ирану перемены, однако его слова не оставили сомнений в том, чт о Вашингтон хочет этих перемен. "Наша политика, - отметил он, - предусматрив ает не реформы, а поддержку тех, кто хочет свободы, демократии, соблюдения прав человека, а также предоставления экономических возможностей граж данам своей страны". Как отмечают аналитики, это те же самые комментарии, к оторые мы слышим из уст людей, утверждающих, что смена режима - единственн ый вариант для Ирака. Очень сильно на американскую политику в отношении Ирана в 90-е гг. повлияли следующие обстоятельства: I. Попытки США навязать миру "новый порядок" и желание распространить по ми ру американское видение демократии, прав человека и т.п.. Иран, равно как и ряд "стран-изгоев", в такую картину мира не вписывался. II. Позиция произраильского лобби, в частности Американо-израильского об щественного комитета (АИПАК), с подачи которого и были введены санкции 1995 и 1996 гг., АИПАК справедливо считает самым больным местом исламского режима экономику, и поэтому полагает, что санкции помогут свергнуть этот режим. Выборы 1997 г. в Иране ничего не изменили во взглядах этой организации: Хатам и - типичный представитель духовенства, враг Израиля, поэтому должны про изойти реальные изменения в поведении Ирана прежде любых изменений в по литике США. США инкриминировали Ирану три обстоятельства, мешающие норм ализации отношений: поддержка Ираном "мирового терроризма", стремление о бладать оружием массового поражения и ракетными технологиями и оппози ция ближневосточному мирному процессу. 3. США и режим Саддама Хусейна По мнению экспертов, политика США в отношении Ира ка в конце 90-х годов уже выглядела архаич ной. США изучали обстановку в регионе, рассматривали позиции арабских го сударств, Ирана и Турции, а также Франции и ЕС. Основные усилия США были на правлены на изоляцию Ирака, недопущение сотрудничества с ним арабских и европейских государств, а также России и Ирана. Исключались любые намере ния США относительно примирения с режимом Садама Хусейна. По мнению неко торых экспертов, США разрабатывали проекты сотрудничества с постсадам овским Ираком, которые объективно совпадали с интересами ведущих арабс ких стран, Ирана и Франции. Вместе с тем данная политика рассматривалась, как временная. США убедились, что арабские страны, несмотря на многие про тиворечия, сотрудничают с Ираком по многим направлениям: в экономическо й, политической и гуманитарной сферах. При этом в авангарде данного сотр удничества оказались партнеры США - Саудовская Аравия, Египет и Иордания . Даже маленький Ливан регулярно направлял в Ирак гуманитарные грузы. По дключение Сирии к проектам экспорта иракской нефти и газа привело бы к с озданию единого фронта арабской солидарности. США очень опасались созд ания ситуации, когда санкции ООН относительно Ирака фактически были бы и гнорированы арабскими государствами. Арабская солидарность в части по ддержки Ирака рассматривалась США, как более опасная перспектива, чем со трудничество с Ираком России, Ирана и Франции. В то время, впервые, происхо дила консолидация арабских государств на основе региональных геоэконо мических интересов. Но главное, что отличало эти проекты интеграции араб ских государств -- это системность. По инициативе Египта, Саудовской Арав ии, Иордании и Ливана разрабатывались проекты создания единой энергети ческой системы этих стран по производству, распределению и экспорту эле ктроэнергии. Целостность региона, пространственное единство приведет к включению в единую энергетическую систему других арабских стран, преж де всего Сирии, Ирака и государств Персидского залива. В общих условиях с оздание таких систем повышает эффективность и обеспечение экономии эн ергоресурсов от 12 до 25%. По инициативе Египта, рассматривался проект созда ния "Общего арабского рынка", при участии по существу всех арабских госуд арств Ближнего Востока, то есть по существу всех арабских стран. Предусм атривалось снижение или отмена пошлин. В значительной мере преодолевал ись противоречия между арабскими государствами. Ливанские и египетские эксперты отмечали ряд ограничителей и проблем в части нормализации американско-иракских отношений, а также факторов, сп особствующих нормализации отношений. Те и другие факторы действовали у ниверсально и невозможно их разделить. Важным фактором являлось отсутс твие дееспособной иракской оппозиции. США и Великобритания пытались ус илить и объединить иракскую оппозицию. Кроме того, американские и британ ские политики опасались того, что им придется финансировать правительс тво, в котором примут участие просадамовские элементы. Генералы и старши е офицеры иракской армии, находящиеся в эмиграции заявили, что они были г отовы организовать государственный переворот. Они также утверждали, чт о в среде иракских военных нет единства и полной преданности режиму, и, чт о это обеспечило бы успех государственного переворота. Однако они ожида ли поддержки США и Великобритании и соответствующего сигнала об этом. Ма ргарет Тетчер заявила по этому поводу, что США и Великобритания не довел и операцию "Буря в пустыне" до логического политического заявления и не р ешились на свержение власти Садама Хусейна. США не связывали с кончиной С.Хусейна принципиальные изменения в Ираке и перспективу примирения с этой страной. Ни с одним из представителей сад амовского окружения США не пошли бы на принципиальные соглашения и сотр удничество. В 90-х годах США и Великобритания имели контакты с некоторыми п редставителями иракского режима, но лишь в части их собственной судьбы. Эти генералы и чиновники знали, что в случае ликвидации режима, им предст оит предстать перед судом. На помилование со стороны иракского народа и международного сообщества могли надеяться только генералы, не участво вавшие в организации военной агрессии и в репрессиях. Существующие груп пировки в Ираке на тот период не предложили вариантов кардинального изм енения внутриполитической ситуации. Речь идет о сотрудничестве США с те ми же представителями садамовского режима. Это было совершенно неприем лемо и бессмысленно для США. США видели другие перспективы в части всена родного восстания против иракского режима. По оценкам американцев, ирак ская оппозиция и внутрирежимные группировки не представляли серьезной силы и не занимали принципиальной позиции. Вместе с тем США рассматривали реально создавшуюся ситуацию и не предпо лагали устранение данного режима путем неких демократических методов, как произошло в Югославии. Использование сепаратистских движений в Ира ке являлось весьма опасным и США не могли сделать ставку на данную персп ективу. В результате разрушения территориально-государственной целост ности Ирака, на юге возникло бы шиитское государство, подконтрольное Ира ну. Иран со своей стороны опасался этой перспективы, так как шиитский фак тор может трансформироваться этно-объединительный. Дело в том, что в осн овной нефтеностной провинции Ирана Хузестан (до 80% нефтересурсов) более т рети населения составляют арабы. Иран предстал бы перед перспективой со здания объединенного арабского государства "Республика Басра - Хузеста н". Это было бы государство, которое по объемам нефтересурсов займет перв ое место в мире. Не меньше проблем возникло бы для США в результате возник новения курдского государства, которое могло стать решающим дезоргани зующим фактором в регионе. Возможна агрессия против Турции и возрастани е зависимости курдского движения от Ирана. При этом данное курдское госу дарство (как и шиитское на юге) не нуждалось бы во внешней финансовой помо щи, так как на ее территории расположены месторождения нефти мирового зн ачения - Киркук. В перспективе США хотели бы иметь в северо-восточном Ираке подконтрольн ое им сепаратистское государство, способное оказывать давление на Ирак, Иран и Турцию, а также Сирию. Но в тех условиях перед США стояли другие про блемы. Иракский режим сумел установить отношения с обоими лидерами Ирак ского Курдистана - Д.Талабани и М.Барзани. Несомненно, курды сумели догово риться с С.Хусейном о восстановлении реальной автономии и о своей доле в доходах от нефти. По некоторым оценкам, С.Хусейн использовал в диалоге с к урдами турецкий фактор, как давлеющий и ключевой фактор в данной ситуаци и. Антитурецкий фактор в иракско-курдском диалоге поддерживался и иранц ами. США были готовы использовать курдский фактор в качестве аргументов в то рговле с Ираком. США могли позволить иракским войскам занять иракский Ку рдистан и тем самым навязать Багдаду эту проблему и добиться от Ирака ус тупок по другим вопросам. После некоторых успехов иракского режима на ме ждународной арене (прежде всего в направлении геоэкономического сотру дничества с Сирией, активизации отношений с Францией и Россией), США повы сили значимость курдского фактора. Следует обратить внимание на то, что США не затрагивали шиитского фактора в полной мере, но активизировали ку рдский фактор. По видимому, США предполагали перемену парадигмы иракско й государственности по двум вариантам. Возможно, американцы имели в резе рве "привод" к власти в Багдаде шиитов, которые составляют не менее 52% насел ения Ирака, а если иметь в виду только государствообразующее арабское на селение, но шииты составляют не менее 62 - 63%. "Шиитизация" государственности Ирака, повышение политической роли или господство более цивилизованно го, толерантного шиитского населения, создание в Басре оплота политики З апада могло стать решением проблемы США в отношении Ирака. Но этот проек т был чреват гражданской войной и содержал высокий риск раздела страны. Кроме того, успех и целенаправленность данного проекта в значительной м ере зависела от успеха реформ в Иране, от перспективы сближения США и Ира на. В ином случае данный весьма дорогостоящий проект был связан с непред сказуемыми последствиями для американской стратегии. Ирак весьма умело связывал политику и политическое свое положение с пал естинской проблемой. С.Хусейн в глазах арабов представал, как последоват ельный и непримиримый защитник прав палестинского народа. В представле ниях арабов враждебность США и Великобритании к Ираку обусловлена его п озицией по палестинской проблеме. Палестинская проблема являлась важн ым направлением иракской внешней политики. Любые агрессивные действия США против Ирака воспринимались бы арабами, как политика защиты Израиля . В соответствии с политическими подходами Б.Клинтона, палестинская проб лема была тесно связана с решениями других региональных проблем, прежде всего иракской. Б.Клинтон предлагал арабам урегулирование палестинско й проблемы в обмен на их лояльность в части дальнейшей изоляции Ирака. Да нная политика, по общему мнению, провалилась. И не потому, что США встали п еред "новым качественным уровнем" арабской солидарности и самостоятель ности. На территории Палестины не могут существовать два суверенных гос ударства (и не только еврейское и мусульманское, а допустим еврейское и х ристианское). Помимо глобальных задач, перед США стояла важная задача об еспечения защиты Израиля, который подвергался серьезной реальной опас ности агрессии со стороны Ирака. Этот вопрос не мог быть решен без осущес твления должного контроля над Ираком и достижения принципиальных дого воренностей с ним. США столкнулись с тем, что оказались не в состоянии про водить "политику двойного сдерживания" по отношению к Ираку и Ирану. Изме нились политические условия, и Иран вошел в определенные отношения с Ира ком. Между ними были заключены договора по снижению военного противосто яния в приграничной зоне, по вопросу обмена военно-пленными, решению дру гих проблем, в том числе в части сотрудничества спецслужб. Между Ираком и Ираном не произошло кардинального изменения отношений. Ирак по-прежнем у враждебно относился к Ирану, несмотря на многие односторонние уступки Ирана. В Ираке хорошо понимали, что в Тегеране принято принципиальное ре шение о невозможности осуществлять развитие отношений с режимом С.Хусе йна и иранцы ожидают падения режима. Иран инициировал разнообразные опп озиционные группы в Ираке и в среде иракской оппозиции, содействовал раз витию шиитского и курдского движений. Кроме того внешнеполитическая из оляция Ирака, ограничения экспорта иракской нефти была весьма выгодна д ля Ирана, и в этой части его интересы совпадали с американскими. Иран пода вал сигналы американцам о наличии общей заинтересованности в некоторы х региональных проблемах. В связи с этим, США должны были сделать вывод - к акую из данных двух стран следует поддержать в целях продолжения ситуац ии региональной напряженности и подконтрольности региона. Следует отм етить, что Иран в исторической перспективе представлялся более большой и проблематичной для контроля страной, чем Ирак. Таким образом, для США ст ало проблематичным проведение политики двойного сдерживания, и в идеал ьном представлении США должны были предпочесть партнерство с Ираном пр отив Ирака или относительно безотносительно Ирака. Это также соответст вовало внешнеполитическому стилю республиканской администрации США. О днако, в той ситуации было практически невозможно быстрое развертывани е столь определенной, расставленной по "полочкам" американской политики в регионе. По оценкам экспертов по Ираку в 90-х годах, США имели следующие задачи: 1. Не допустить даже ограниченного развития отношений арабских государс тв с Ираком. США были намерены наносить существенные боевые и политическ ие удары по всем элементам и государствам, которые попытаются прорвать б локаду Ирака по оборонным и стратегическим направлениям. 2.У США не было достаточно разработанного проекта политических действий в случае смерти или устранения С.Хусейна. США не могли решиться на органи зацию государственного переворота и определенные надежды возлагали на возрастание массового недовольства режимом в Ираке. США очень низко оце нивали реальные возможности иракской оппозиции, и ее поддержка со сторо ны США и Великобритании осуществлялась в рамках "мелких уколов" по иракс кому режиму. 3. США весьма осторожно подходили к возможности инициации этнического и этнорелигиозного сепаратизма в Ираке. 4. В целом, в условиях экономического усиления Европы и других глобальных экономических конкурентов США, для американцев становилась необходимо й "раскачка" ситуаций во многих регионах для нанесения удара конкурирующ им экономикам. 5. В части доктрины "двойного сдерживания" США не располагали достаточно р азработанными проектами, но, видимо, были склоны сотрудничать с Ираном, в зависимости от внутренних политических процессов в этой стране. 6. В целом республиканская администрация не стремилась к активным полити ческим методами, а предпочитала применять грубые методы ударов. 7. В целом режим С.Хусейна крайне выгоден США в части контроля над регионом . Следует дополнительно отметить, что данная ситуация просуществовала в плоть до террористических актов 11 сентября, которые внесли кардинальные перемены в политику США, однако рассмотрение данного вопроса выходит за рамки настоящей работы. Заключение По результатам работы можно сделать несколько за ключительных замечаний. Во-первых, политика двойного сдерживания не явл яется изобретением США специально для Ближнего востока. Ее корни следуе т искать еще во временах существования СССР, когда США пользовались этой политикой для своих целей. После распада СССР новая внешнеполитическая доктрина США, ориентированная на мировое господство и распространение влияния Америки на как можно большее число стран не отказалась от полити ки двойного сдерживания, но поменяла ее направленность. Если ранее основ ными объектами ее были СССР и социалистические страны, то в 90-х годах она с тала использоваться на Ближнем Востоке, в первую очередь по отношению к Ирану и Ираку. Официально объявив эти страны своими врагами, угрожающими безопасности США, последние использовали все многочисленные рычаги по литического и экономического давления, чтобы добиться укрепления влия ния в регионе. Однако, в течение 90-х годов СЩА никогда не доходили до непоср едственной агрессии по отношению к этим странам. Даже в ходе операции Бу ря в пустыне американские войска не вошли на территорию Ирака и не стали свергать правительство Саддама Хусейна. Как показано выше, это связано с тем, что по сути режим Саддама Хусейна был выгоден США и их сдержали во мн огом опасения усиления позиций Ирана в случае свержения этого режима. Од нако, еще в середине 90-х годов различные эксперты высказывали мнения, что политика двойного сдерживания, проводимая Соединенными Штатами в реги оне потеряла свою эффективность. Сегодня сложно судить о том, какими пут ями развивалась бы ситуация и что предприняли бы США, не будь событий 11 се нтября. Однако, после того как эти события произошли, ни о какой политике с держивания уже не могло быть и речи, США перешли к наступательным действ иям, приведшим в результате к той обстановке, которую мы и наблюдаем. Литература 1. Брутенц К. В погоне за pax americana // Свободная мысль, 1998, №5 и 6 2. Вагин М. "Большая игра" в "Большой Центральной Азии"//Вестник РАМИ, №1, 2001 3. Мирзоев Э. Тегеран вновь бросает вызов Вашингтону //http://www.obzor.ru 4. Подкопаева М. Счеты и отношения//Завтра, №50, 1997 5. Поллак К. Как сделать Персидский Залив безопасным//Россия в глобальной п олитике, 1 июня 2004 6. Реза Годс М. Иран в XX веке: Политическая история. - М., 1994. 7. Современные международные отношения: Учебник - М., 2001 8. Тер-Арутюнянц Г. Информатаки как обкатка геополитических сценариев //http://www.golos.ru 9. Федорова И. Е. Отношения Соединенных штатов Америки и Ирана во второй по ловине 90-х гг., Иран: Эволюция исламского правления. - М.: ИВ РАН, 1998 10. Шарипов У. З. Международные отношения в регионе персидского залива и ро ль нефтяного фактора (запад и страны региона) - М., 1999 11. Шевченко Л.Е. Современные формы и методы борьбы США за глобальное лидер ство//Вестник БГПУ, №1, 2004
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- В жизни все нужно попробовать...
- Ок. Бери ложку и топай на веранду. Там ведро с хлоркой стоит.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по международным отношениям "Политическое положение Ирана и Ирака в 90-е годы в контексте внешней политики США", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru