Курсовая: История Ближневосточного кризиса - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

История Ближневосточного кризиса

Банк рефератов / Международные отношения

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 43 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание

Введение 3

Глава 1. От I сионистского конгресса (1897 г.) до Декларации Бальфура (1917 г.) 6

Глава 2. От декларации Бальфура (2 ноября 1917 г.) до резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины (29 ноября 1947 г.). 11

Глава 3. От резолюции о разделе Палестины до международного признания Организации освобождения Палестины. 20

Заключение. 28

Список литературы. 31






Введение

Палестина является колыбелью древнейших культур и цивилизаций. Ее история уходит вглубь веков, многие века территория нынешней Палестины являлась объектом завоеваний и борьбы различных народов и государств, не случайно Палестину называют «мировой перекресток».

В XIV—XI веках до н.э. в Передней Азии, следовательно и в Палестине, расселялись семитские арамейские племена — выходцы из Аравии.

После захвата в 332 году до н.э. Александром Македонским всего Ближнего Востока, включая территорию нынешней Палестины (с начала IV в. до н.э.), началось расселение древних евреев по тогдашнему цивилизованному миру, причем оно носило, часто или как правило, добровольный характер.

Всемирную известность получила Палестина после рождения здесь, в Вифлееме, человека, деяния и учение которого двадцать веков являются предметом поклонения и изучения, споров, догадок и открытий, — Иисуса Христа.

В 1099 году крестоносцы захватили Иерусалим, создав на части Палестины так называемое Иерусалимское королевство.

В 1516 году вся территория Ближнего Востока, включая Палестину, была оккупирована турками.

Вторая половина XIX века отмечена многочисленными и заметно усилившимися к концу века попытками переселения в Палестину групп евреев, которые намеревались «осваивать» страну. До этого во всей Палестине жило не более пяти тысяч евреев, причем они сосредотачивались только в четырех, считавшихся священными, городах: Са-феде, Иерусалиме, Хевроне и Тивериаде. Первые еврейские поселенческие общества были основаны в 1851—52 гг., но они просуществовали очень краткий период времени и прекратили свое существование. Такая же судьба постигла «Общество по заселению Палестины», созданное во Франкфурте в 1864 г. Явное оживление переселенческих настроений произошло с начала 70-х годов. Дело в том, что примерно в это время и чуть позднее эмансипация евреев была в Западной Европе формально завершена, но это не решило «еврейского вопроса» и даже в чем-то осложнило его. «Равенство перед законом не обеспечило еврейской интеграции в христианское общество, усилился антисемитизм. Интеллигенция стала сознавать, что решение еврейского вопроса в диаспоре невозможно»1.

Палестина отнюдь не была «землей без народа», там существовало компактное арабское население, которое сначала с удивлением, а потом с настороженностью и нараставшей враждебностью следило за прибывающими иммигрантами и за их активностью. Основатель т. наз. «ревизионистского сионизма» З.Жаботинский впоследствии признавал: «Все здравомыслящие люди, не считая слепорожденных, поняли давно, что достичь согласия палестинских арабов по их доброй воле на превращение Палестины из арабской страны в страну с еврейским большинством является вещью совершенно невозможной»2.

Палестинский лидер Я. Арафат в своем выступлении на XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН указывал: «Еврейское вторжение в Палестину произошло в 1881 г. До того, как нахлынула первая волна иммигрантов, население Палестины составляло 500 000 человек, большинство из которых были либо мусульмане, либо христиане, а только 20 000 составляли евреи. Каждая часть населения отправляла религиозные культы и пользовалась плодами своей культуры. Палестина тогда представляла собой зеленый район, где в основном проживали арабы, которые строили свою жизнь и постепенно обогащали свою культуру»3.

Если представить себе палестинскую проблему в общей форме, можно сказать, что она возникла из конфликта между евреями, стремившимися и стремящимися превратить всю Палестину в еврейское государство (допуская, что арабы будут жить в таком государстве на положении национального меньшинства), и арабами, которые стремятся и стремились к реализации своих идеалов, к созданию своего государства, в котором они по сути дела не видели места для евреев.

Беспристрастный анализ проблем, составляющих существо ближневосточного урегулирования, приводит к четкому выводу: установление прочного и справедливого мира на Ближнем Востоке должно основываться на таких международно-правовых положениях и документах, которые могут быть разработаны и в дальнейшем осуществлены только с учетом неотъемлемых национальных прав арабского народа Палестины и с учетом необходимости уважения и гарантирования безопасности Израиля. Решение этих проблем на справедливой основе - главнейшее условие нормализации обстановки в целом на Ближнем Востоке, ликвидации там очага международной напряженности. Для разблокирования конфликтной ситуации в арабо-израильских отношениях, в палестинском вопросе необходим конструктивный, равноправный диалог сторон, вовлеченных в конфликт. Только в атмосфере продуктивного диалога можно существенно уменьшить масштабы существующих разногласий, найти надежные способы и средства обеспечения взаимной безопасности. Не желать понять эти элементарные истины, руководствоваться в своей деятельности националистическими предрассудками, отягощенными религиозными догмами, - значит сознательно перекрывать все возможные пути ликвидации сохраняющейся опасной напряженности в ближневосточном регионе, цепляться за устаревшие и давно изжившие себя стереотипы и представления, которые складывались задолго до того, как на Ближнем Востоке возникли независимые государства и у арабов, и у евреев. В конечном итоге они могут и должны найти «формулу мира» между собой во взаимоприемлемом решении палестинской проблемы, которое может быть основано только на соблюдении принципа справедливости для всех.


Глава 1. От I сионистского конгресса (1897 г.) до Декларации Бальфура (1917 г.)

Широкие дискуссии, ведшиеся в еврейских интеллектуальных кругах о путях «еврейского возрождения на земле предков», были вынесены на созванный в 1897 г. в Базеле I сионистский конгресс. Он собрался во многом благодаря неистощимой энергии австрийского журналиста Теодора Герцля, который под влиянием «дела Дрейфуса» после долгих исканий и колебаний пришел к выводу, что пресловутый еврейский вопрос может быть решен только на путях создания, и причем именно в Палестине, независимого еврейского государства. Герцль подробно аргументировал свою мысль в вышедшей в 1896 г. книге «Еврейское государство».

После длительных споров делегаты I сионистского конгресса приняли несколько важных решений. Отметим попутно, что именно с 1897 г. термин «сионизм» получил довольно широкое распространение, а само движение «сионизм» стало в известной мере движением, синтезировавшим и объединившим все еврейские национальные движения. Уже на I сионистском конгрессе целью сионизма было провозглашено создание «обеспеченного публичным правом убежища (для евреев) в Палестине», а «содействие поселению в Палестине евреев-земледельцев и рабочих» (это положение было взято из программы «Ховевей Цион») и «укрепление и развитие национального чувства и национального самосознания евреев» (прямое заимствование из учения Ахад Га'ама) провозглашались наиболее верными средствами достижения этой цели4.

Конечно, методы действий предлагались с самого начала сионистскими идеологами далеко не цивилизованные. «Отец сионизма» Герцль указывал: «Предположим, например, что нам необходимо очистить страну от диких зверей; мы не будем метать стрелы и копья и просто преследовать медведей; мы организуем широкую и энергичную охоту, мы вместе выгоним зверей и сбросим на них мелинитовые бомбы». Упоминавшийся выше Жаботинский подчеркивал, что в ходе достижения своей главной цели - создания чисто еврейского государства в Палестине — евреи неизбежно причинят «некоторые неприятности остальному населению Палестины»5.

Граф Н.П.Игнатьев, некоторое время занимавший пост министра внутренних дел при Александре III, считал, что евреи, уезжающие из России в Палестину, должны стать проводниками ее влияния. Он отмечал: «Палестинские евреи нам сослужат еще большую службу. Они явятся там нашим форпостом и помогут нам добыть ключи от Гроба Господня»6.

Начало войны подтолкнуло Великобританию к усилению контактов с представителями тех политических сил, которые могли бы способствовать подрыву изнутри лоскутной Оттоманской империи, т.е. прежде всего с арабскими националистами и сионистами, не делая видимых предпочтений ни тем, ни другим и стараясь улаживать отношения между ними. 2 ноября 1917 г. была принята, как известно, Декларация Бальфура, названная по имени английского министра иностранных дел того времени. В этом важнейшем документе британской колониальной политики, в частности, говорилось: «Правительство Его Величества относится благожелательно к учреждению в Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все свои старания для облегчения завершения этой цели, причем ясно понимается, что ничего не должно быть сделано, что могло бы нанести ущерб гражданским или религиозным правам нееврейских общин в Палестине»7.

Декларация Бальфура не была неким «неожиданным явлением» в британской ближневосточной политике. Еще до Первой мировой войны Великобритания официально считалась покровительницей протестантов, евреев и друзов Оттоманской империи.

Декларация Бальфура устраивала сионистов постольку, поскольку она могла облегчить скорейшую реализацию их политической задачи, заключавшейся в создании еврейского государства в Палестине, подводя под эту идею международно-правовую базу. Оговорка о правах нееврейских общин могла по существу не приниматься во внимание, т.к. на тот период симпатии Великобритании к сионистскому движению были достаточно откровенными. «Сионизм, - говорил лорд Бальфур, - будь он правым или неправым, хорошим или плохим, проистекает из долголетней традиции, отвечает нынешним нуждам, будущим надеждам, значимость которых куда глубже, чем желания или предрассудки 700 тысяч арабов, проживающих в настоящее время на этой древней земле»7.

Появление Декларации Бальфура в конце 1917 г. было не случайным. Истощение людских и материальных ресурсов Великобритании и Франции в длившейся уже более трех лет мировой войне требовало активизации усилий США, которые отошли от своей политики изоляционизма и вступили в войну в мае 1917 г. Но необходимо было оказать соответствующее давление на американские сионистские круги, побудить их в свою очередь оказать воздействие на Белый дом, чтобы добиться более широкого вовлечения Соединенных Штатов в войну на стороне государств Антанты. Надежды на новые военные усилия России не могли оправдаться, поскольку к этому времени в России Временное правительство доживало свои последние дни и выход России из войны становился вполне реальным. Непосредственно на Ближнем Востоке нужны были дополнительные усилия, чтобы добиться разгрома Турции и решения в пользу союзников пресловутого «восточного вопроса». Декларация Бальфура открыто заявляла о претензиях Великобритании на Палестину. Английские планы в какой-то степени раскрыл председатель ВСО Х.Вейцман, заявивший об имеющейся готовности английского правительства поддержать планы сионистов. Правда, такое заявление побудило англичан действовать осторожнее, чтобы не повредить своим будущим отношениям с арабским миром. Не случайно в тексте Декларации Бальфура отсутствует определенный артикль перед понятием «еврейский национальный очаг», там сказано «a Jewish National Home», что можно было трактовать как один из очагов, памятуя проект создания еврейского государства в Уганде. Сионисты усиленно добивались от англичан поставить все точки над «и» в этом вопросе и более конкретно заявить о своих замыслах. В меморандуме, представленном от имени ВСО британскому правительству в октябре 1916 г., содержалось требование признать права евреев на Палестину после окончания мировой войны и освобождения Палестины от турецкого владычества, подчеркивалось, что в Палестине должен быть со временем создан единственный палестинский национальный очаг и должен быть разрешен свободный въезд евреев в эту страну.

Одновременно сионисты расписывали политические и военные преимущества, которые неизбежно обретет Великобритания, способствуя созданию еврейского государства в Палестине. Х.Вейцман в этой связи особо отмечал: «Если Палестина попадет в английскую сферу влияния и если Англия будет содействовать поселению там евреев как в британском владении, мы могли бы иметь там через двадцать-тридцать лет до одного миллиона евреев, а возможно, и больше. Они развили бы страну, возвратили бы ей цивилизацию и образовали бы весьма эффективную охрану для Суэцкого канала... Сильная еврейская коммуна на египетском фланге превратилась бы в эффективный барьер от всякой вероятной подстерегающей опасности с севера»8.

Декларация Бальфура в целом отвечала интересам правительств США и Франции, но официально они присоединились к этому документу только в 1919 г. Правда, еще в начале июня 1917 г. один из лидеров международного сионизма Н.Соколов получил из французского МИДа официальное письмо, в котором было сказано: «По вашему мнению, будет актом справедливости,

чтобы союзные державы оказали поддержку возрождению еврейской нации в

той стране, из которой еврейский народ был изгнан столько столетий тому назад. Франция относится положительно к этим стремлениям»9.

Есть все основания утверждать, что незадолго до окончания Первой мировой войны Великобритания склонялась к созданию еврейского государства в Палестине. Однако обещания, данные шерифу Мекки Хусейну, поддержать создание независимого арабского государства после разгрома Оттоманской империи на территориях, заселенных арабами, а также излишняя прямолинейность, если не сказать - нахрапистость, сионистов в этом вопросе заставили английское правительство действовать сдержанно и осторожно. Но уже совершенно ясно было одно — после появления Декларации Бальфура и с окончанием Первой мировой войны история Палестины вступит в новый, значительно более сложный этап, противоречия арабов и евреев в Палестине проявятся с новой силой и значительно острее, чем прежде.
















Глава 2. От декларации Бальфура (2 ноября 1917 г.) до резолюции Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины (29 ноября 1947 г.).

Принятие Декларации Бальфура активизировало работу сионистских организаций, прежде всего ВСО, по созданию условий для облегчения переезда евреев в Палестину. Была создана авторитетная комиссия, которую возглавил председатель ВСО Вейцман; комиссия в апреле 1918 г. прибыла в Палестину и начала готовить условия для возобновления еврейской иммиграции, почти прекратившейся в годы Первой мировой войны, тем более что авторитет Всемирной сионистской организации начал заметно расти. К 1921 году число членов ВСО, плативших «шекель» (в данном случае — взносы), достигло 855 590 человек, в 4 раза больше, чем в 1913 г. По сути дела все активные члены ВСО поддерживали ее переселенческую программу, которая расширялась и диверсифицировалась.

Поощрение еврейской иммиграции проводилось по легальным и нелегальным каналам.

Иммиграция евреев в Палестину продолжалась. Основную часть третьей алии составили члены молодежных сионистских организаций, которые к тому времени уже существовали в ряде стран диаспоры, таких как хе-Халуц и ха-Шомер ха-Цаир. К концу третьей алии (1923 г.) в Палестину прибыло около 35 тысяч евреев. Но сионистским лидерам цифры роста еврейского населения Палестины казались излишне малыми. Один из руководителей международного сионистского движения М.Нордау предлагал резко интенсифицировать еврейскую иммиграцию в Палестину, в частности, способствовать выезду нескольких сот тысяч евреев из Восточной Европы, не обращая внимания на такой сугубо объективный фактор, как неподготовленность экономической инфраструктуры подмандатной Палестины для приема такого большого количества новых иммигрантов..

Линия на четкое разделение евреев и арабов велась в сфере образования. Арабские и еврейские школы в Палестине существовали раздельно, причем мандатные власти не оказывали влияния на еврейскую школьную систему, но строго контролировали действия арабов в этой области. Сионистами была провалена идея создания арабо-еврейского сельскохозяйственного колледжа, а предложение Р.Сторза создать в Иерусалиме Английский университет с параллельным обучением там арабских и еврейских студентов было отклонено «Еврейским агентством» под тем предлогом, что это «представило бы угрозу еврейской культуре в Палестине».

Существовал у евреев подмандатной Палестины и лозунг «завоевание языка», что предполагало возрождение и постепенное превращение иврита в единственный язык общения евреев в Палестине и, как следствие, искусственную изоляцию ишува от арабского населения. Стремление к созданию еврейских изолированных общин, столь характерное для иудеев средних веков в условиях инквизиции, в период мандата в Палестине превратилось в откровенное намерение сионистской верхушки не допустить объединения усилий арабов и евреев в борьбе против национального, социального и экономического угнетения. Делалось это постепенно, но достаточно настойчиво и последовательно. Пресса активно обыгрывала тезис о «неразвитости» арабского населения. Многие сионистские авторы указывали, как это делал В.Жаботинский, на «непреодолимость культурной пропасти, лежащей между двумя народами»10.

Продуманному до деталей, целенаправленному мощному наступлению сионистов палестинские арабы фактически не смогли эффективно противостоять, несмотря на многочисленные выступления, даже с оружием в руках, против английских мандатных властей и их сионистских пособников.

Несогласованность и отсутствие четкой программы действий различных палестинских организаций в 20-х и 30-х годах, политическая разобщенность, слабость руководства определили в конечном счете поражение палестинских арабов, неудачу их выступлений. Более того, все это сказалось и в более поздний период, когда в практическом плане встал вопрос о политической судьбе Палестины после прекращения действия английского мандата.

Находившаяся в Палестине в конце ноября 1936 — начале 1937 г, королевская комиссия лорда Пила пришла к выводу, что мандатный режим изжил себя, что в Палестине налицо неразрешимый конфликт между намерениями евреев и арабов. В своих выводах комиссия предлагала созвать конференцию с участием руководства еврейских и арабских общин в Палестине, на которой рассмотреть возможность территориального раздела Палестины. Так наз. Сент-Джеймская конференция собралась в Лондоне в феврале 1939 г.; по мнению сионистов, она «стала свидетельством крутого проарабского поворота британской политики»11. Характеризуя некоторые особенности конференции, современные израильские авторы, в частности, указывают: «По настоянию арабской стороны британские представители в Сент-Джеймском дворце проводили встречи отдельно с арабской и еврейской делегациями, чем британское правительство на долгие годы легитимизировало отказ арабов от прямых переговоров с евреями»12.

«Белая книга» Макдональда, появившаяся в мае 1939 г., предлагала создать в Палестине через 10 лет независимое государство с арабским большинством, разрешить въезд в Палестину в ближайшие 5 лет 75 000 евреев, запретить или резко ограничить покупку земли евреями. «Белая книга» была отвергнута еврейской общиной в Палестине и евреями диаспоры; среди евреев в то время пользовался популярностью призыв, выдвинутый Бен-Гурионом, - «Бороться с Гитлером, как будто нет «Белой книги», и бороться с «Белой книгой», как будто нет Гитлера».

Палестинское восстание завершилось к середине 1939 г., арабский народ Палестины понес значительные жертвы. По английским оценкам, 3 074 палестинских араба было убито и казнено (из них 112 человек окончили жизнь на виселице), только в 1939 г. 6 000 человек было заключено в концентрационные лагеря.

Поражение палестинского восстания 1936-1939 гг. сильно подействовало на Хаджа Амина, по свидетельству французского Верховного комиссара в Леванте Габриеля Пюо, он был близок к самоубийству, поскольку в ходе восстания погибло много его родственников и друзей. С 1939 г. он находился сначала в Бейруте и Дамаске, а потом в Ираке. Английские секретные службы в этот период намеревались устранить муфтия руками еврейских боевиков из организации ЭЦЕЛ, но попытка была безуспешной, и Хадж Амин сбежал в Иран, а оттуда сначала в Италию, а затем в Германию.

В двадцатых и начале тридцатых годов наблюдался отъезд евреев в Палестину и из СССР, однако этот вопрос изучен еще недостаточно. В то время административная высылка в соответствии с судебным решением могла, при определенных обстоятельствах, заменяться «бессрочной высылкой из пределов СССР». Выезд в Палестину оформлялся через общественную организацию «Помощь политическим заключенным», существовавшую в 1922—1938 гг., причем каждый случай рассматривался особым совещанием ОГПУ. Возглавлявшая «Помощь» Е.П.Пешкова (первая жена А.М.Горького) получила право представлять в ОГПУ интересы советских граждан еврейской национальности, желавших поменять административную высылку на отъезд в Палестину. К началу 1927 г. по линии ППЗ была сформирована первая группа желающих; зарубежный паспорт и английская виза в Палестину стоили по тогдашним масштабам довольно дорого — 50 рублей, а также дополнительный 10%-ный сбор в пользу Союза Красного Креста и Красного Полумесяца. Не имевшие средств получали вспомоществование от ППЗ, визы получались при содействии английской миссии в Москве и при получении заочного согласия Центрального отдела рабочей иммиграции при «Гистадруте», который официально приглашал на постоянное жительство в Палестину «молодых людей не старше 40—45 лет со специальностью слесаря, плотника и т.д.» Отдел рабочей иммиграции имел постоянный контакт с ППЗ и с Е.П.Пешковой, хлопотал о предоставлении виз, менял или продлевал срок их действия. Некоторые отечественные исследователи считают, что выезд евреев из СССР в Палестину но линии ППЗ «был по существу первым организованным выездом евреев из родной страны. Пик выезда приходится на 1933-1934 гг. Позднее правом уехать в Палестину смогли воспользоваться единицы»13.

В конце 30-х годов сионистские лидеры делали все, чтобы обеспечить создание чисто еврейского государства в Палестине в ближайшем будущем, и на этом пути не гнушались даже «плодотворных» контактов с нацистской Германией. В книге «Секретные пути» английские авторы еврейского происхождения Джон и Дэвид Кимче подчеркивали, что задачей сионистских эмиссаров, действовавших в Германии накануне войны, было отнюдь не спасение евреев от уничтожения, а стремление переселить молодых и здоровых состоятельных людей в Палестину в предвидении неизбежной борьбы с арабами.

Как мы видим, неразборчивостью в политических связях отличались и палестинские руководители того периода, исходившие из того, что любой противник английской политики на Ближнем Востоке является другом арабского народа Палестины.

Нарастание арабо-еврейского антагонизма в Палестине продолжалось, к концу 30-х годов о политической стабильности на подмандатной территории не могло быть и речи; если бы не начавшаяся Вторая мировая война, проблема раздела могла бы возникнуть в качестве метода решения палестинского кризиса значительно раньше.

С учетом развития событий и понимая растущее политическое бессилие английского правительства в палестинских делах, международные сионистские организации, не оставившие своих замыслов создания в Палестине чисто еврейского государства, уже во время начавшейся Второй мировой войны начали срочную обработку нового, более могущественного (и главное — весьма перспективного) «хозяина» — правительства Соединенных Штатов.

Вашингтон в свою очередь давно уже присматривался к событиям в Палестине. США не спешили до конца определять свой подход к палестинской проблеме.

В рекомендациях специальной президентской комиссии Кинга - Крэйна говорилось о необходимости сохранения сирийско-палестинского единства под английским или американским мандатом и подчеркивалось, что «еврейский национальный очаг в Палестине должен быть «ограниченным», поскольку «нееврейское население Палестины определенно выступает против существующей сионистской программы» и эти чувства «настолько интенсивны, что ими нельзя пренебрегать.

В совместной резолюции Сената и Палаты представителей, принятой 11 сентября 1922 г., высказывалось благожелательное отношение к идее создания «еврейского национального очага» в Палестине и одновременно указывалось на необходимость «гарантирования гражданских и религиозных прав христианской и других нееврейских общин». Этими «другими» были 90% населения тогдашней Палестины! По сути дела США, как и Великобритания, поддерживали политику сионистов в Палестине.

Усилия американской стороны, направленные на поощрение сионистских устремлений, проявились и в том, что в предвыборные программы и демократов, и республиканцев в 1944 году был включен пункт о поддержке так называемой Билтморской (по названию отеля) программы. Положения Билтморской программы сводились к следующему: потребовать у английского правительства немедленно образовать в Палестине «еврейское содружество» как неотъемлемую часть нового послевоенного порядка; предоставить «Еврейскому агентству» право контроля над еврейской иммиграцией в Палестину и размещением иммигрантов; потребовать от английского правительства отменить положения «Белой книги» 1939 года, признать за еврейскими вооруженными формированиями право на существование под собственным флагом.

Президент Рузвельт, будучи умным и расчетливым государственным деятелем, всегда воздерживался от изъявления официального сочувствия сионистскому движению и сионистским планам в отношении Палестины, справедливо полагая, что такой однобокий подход может надолго испортить отношения США с арабскими государствами. Рузвельт, например, оставил без ответа обращение к нему 68 сенаторов в 1942 году, в котором они заявили «о своей решимости оказывать всевозможное поощрение движению за восстановление евреев в Палестине в соответствии с духом библейского пророчества»14.

После окончания Второй мировой войны острота палестинской проблемы отнюдь не уменьшилась; дополнительные сложности на пути ее решения создались в результате активного подключения к палестинским делам американской администрации, симпатии которой к сионистскому делу после прихода в Белый дом Г.Трумэна стали очевидными для всех.

Накануне обсуждения палестинского вопроса на сессии Генеральной Ассамблеи ООН заметно активизировались американские сионистские организации. 19 января 1947 г. президенту США были представлены рекомендации миссии Болдуина, посетившей Палестину; в этих рекомендациях подчеркивалось преимущественное право евреев, а не арабов на создание своего национального государства в Палестине и утверждалось, что «Палестина на протяжении всей своей истории никогда не находилась под управлением арабов».

Рекомендации миссии Болдуина предусматривали:

— создание государства в Палестине (имелось в виду — еврейского. — Е.П.) в существующих границах;

— принятие этого государства в ООН;

— проведение выборов в Палестинском государстве с включением в число избирателей евреев из числа «перемещенных лиц»;

— отмену британского мандата на Палестину немедленно после проведения выборов;

— создание комиссии ООН сроком на пять лет, которой бы вменялось в обязанность наблюдение за передачей территории из-под британского управления правительству Палестины. Комиссия должна была поощрять продажу земли в Палестине между евреями и арабами (вплоть до отмены британского мандата в Палестине процветала практика продажи земли арабами представителям Еврейского агентства, и не было оснований предполагать, что такое положение может как-то измениться;

— США должны признать Трансиорданию и способствовать ее приему в ООН;

— США предоставляют Палестинскому государству заем в размере 3 млн. долларов и заключают с ним соответствующие соглашения об использовании вод р. Иордан в гидроэнергетических и ирригационных целях;

— в Палестине до тех пор, пока не будет создана своя армия, формируются международные вооруженные силы15,

Фоном для американо-английских переговоров, а также для всех международных усилий в деле решения палестинского вопроса после Второй мировой войны был достигший катастрофического уровня хаос в подмандатной Палестине.

Помимо обострения арабо-еврейского конфликта отмечалась активизация антианглийских действий сионистов, которые часто расценивались западными авторами как проявления национально-освободительной борьбы. Последнее было, конечно, только на руку сионистам. Но, как справедливо указывает советский исследователь В.Ладей-кин, «для сионистов это была не антиимпериалистическая, не антиколониальная война, хотя им и пришлось столкнуться с империалистами-колонизаторами. Это был бунт колонов против своих опекунов, борьба за возможность самостоятельного колониального действия на чужой земле, против обитателей этой земли, равным образом страдавших от британских колонизаторов и их сионистских подопечных»16

Необходимо констатировать, что план раздела, одобренный резолюцией 181/11 от 29 ноября 1947 г., был весьма реалистичным документом, закрепляющим ряд общедемократических положений, он отвечал тогдашней ситуации в Палестине. Остается сожалеть, что положения плана раздела остались неосуществленными.

Как видно из предшествующего изложения, напряженность в отношениях между арабами и евреями в Палестине существовала постоянно, но накануне и после Второй мировой войны она создала нетерпимое положение, продолжение которого могло только ускорить разрешение антагонистических противоречий двух основных этнических групп в Палестине военным путем. На протяжении долгой истории арабо-еврейских отношений таких попыток, приносивших страдания, жертвы и разрушения, было несколько, и все они создавали новые завалы на пути установления подлинного мира в Палестине. Потребовалось несколько десятилетий, пока не забрезжил «свет в конце тоннеля», свет робкий, неуверенный, но именно за этим светом надежды будущее.










Глава 3. От резолюции о разделе Палестины до международного признания Организации освобождения Палестины.

Еще в конце 30-х годов сионистские вооруженные формирования начали «очищение» от арабов тех участков Палестины, на которые сионисты претендовали как на ядро будущего еврейского государства в Палестине. Однако до войны и особенно в период Второй мировой войны такие меры по понятным причинам не имели широкого размаха; более того, во время войны руководством ишува было принято решение, разрешавшее евреям служить в британской армии.

Сложности, с которыми столкнулся арабский народ Палестины после провозглашения государства Израиль, многократно увеличились в результате Палестинской войны, когда многие тысячи палестинских беженцев вынуждены были покинуть родные места под угрозой физической расправы со стороны израильских властей. Изгнание палестинцев продолжалось и после окончания Палестинской войны.

Трагедия поражения в Палестинской войне непосредственно для палестинцев заключалась в том, что после ее окончания у них не оказалось ни государства, ни сколько-нибудь компактной национальной общности. Их политические организации распались, а многие руководители продемонстрировали свою беспомощность. На 2/3 территории Палестины утвердилось государство Израиль. Западный берег реки Иордан отошел под административный контроль Иордании, Газа - под контроль Египта.

С 1950 г. арабо-израильские конфликты регулярно рассматривались не только в смешанных комиссиях по перемирию, но и в Совете Безопасности. Всего с 1950 по 1967 г. (до начала шестидневной войны) Совет Безопасности посвятил рассмотрению арабо-израильских конфликтов, связанных с нарушениями общих соглашений о перемирии, 177 заседаний из 1 350, т.е. около 15% всех своих заседаний.

После Палестинской войны среди нового поколения арабов, в частности среди арабской интеллигенции, сложилось достаточно твердое убеждение, что именно арабское единство — путь к освобождению Палестины.

Развитие событий в арабском мире вело к выдвижению палестинской проблемы на передний план в системе межарабских отношений.

«Отголосками арьергардных боев» арабов и палестинцев в ходе Палестинской войны многие исследователи считают создание в 1948—1949 гг. некоторых весьма малочисленных палестинских организаций, из которых крупнейшей была «Аль-Джихад аль-Мукаддас» («Священная война»). В эти организации, однако, входили не только палестинцы, проводимые ими антиизраильские диверсионные и террористические действия «скорее выражали антиизраильские действия всех арабов, во многом являясь реакцией приютивших палестинцев арабских государств на агрессивные акты Израиля»17.

Арабские авторы справедливо считают создание Всеобщего союза палестинских студентов важной вехой в развитии палестинского национального движения. Многие арабские лидеры вслед за Насером стали отдавать себе отчет, что деятельность ВСПС приобретает общепалестинский размах и с его руководством придется серьезно считаться в самое ближайшее время. Именно ВСПС призвал к созданию «палестинской общности», сделал первые шаги по созданию Армии освобождения Палестины.

Процесс формирования отдельных отрядов палестинского движения шел параллельно со стремлением палестинцев к организационному оформлению их движения, приданию ему каких-то определенных рамок, созданию единого руководства.

Сессия НСП создала Организацию освобождения Палестины (ООП) и приняла Палестинскую национальную хартию, ставшую программным документом ООП. В ст. 4-й хартии говорилось: «Все палестинцы являются естественными членами Организации освобождения Палестины, и палестинский народ является основой этой организации». Статья 26 Палестинской национальной хартии указывала: «Организация (ООП) будет ответственной за движение палестинского народа в его борьбе за освобождение... и в том случае, если палестинское дело потребует его вынесения на межарабский или международный форум».

Абу Мазен следующим образом характеризовал сам факт создания ООП: «Ее появление было ответом на страстные и горькие призывы и желания... ООП была детищем арабских режимов. Но это было не то, что отвечало настроениям масс, в силу их убежденности, что все порожденное этими режимами должно по определению нести в себе гены ущербности, унаследовав от них их характерные черты и все то, что обусловливало их пороки. Но, несмотря на это, палестинцы видели в ООП свой дом, которого они лишились в результате поражения, свое знамя, под которым они могли выступать в условиях разобщенности и раскола своих рядов, и, наконец, ООП стала для них духовной родиной, после того как земля, на которой они существовали, стала недоступной»18.

Первую успешную вооруженную операцию против оккупационных израильских войск провела 1 января 1965 г. военная организация ФАТХ «Аль-Асыфа» («Буря»).

С созданием Организации освобождения Палестины в 1964 году Палестинское движение сопротивления вступило в новый этап своего развития и практической деятельности, характеризующийся следующими основными моментами. Это пробивавшая себе дорогу через многочисленные трудности тенденция к объединению рядов ПДС, мучительная выработка палестинцами своих собственных конструктивных политических концепций, стремление руководителей большинства арабских государств привлечь палестинское движение на свою сторону и тем самым добиться для себя определенных политических преимуществ, постепенное возрастание роли и значения палестинского фактора как одного из определяющих аспектов всей проблемы ближневосточного урегулирования.

В феврале 1969 года из НФОП выделился Народно-демократический фронт освобождения Палестины (НДФОП) во главе с Н.Хаватме, который с 1975 года стал называться Демократический фронт освобождения Палестины (ДФОП). В сентябре 1968 года из НФОП выделилась организация Народный фронт освобождения Палестины - Главное командование (НФОП — ГК) во главе с Ахмедом Джебрилем19.

За прошедшие четверть века мир изменился, однако проблема мирного палестино-израильского урегулирования остается насущной проблемой всех отрядов палестинского национального движения, и такое положение существует несмотря на то, что прямые переговоры с Израилем не вызывают былой аллергии в арабских столицах, где молчаливо признается Израиль и делаются достаточно последовательные и успешные шаги по налаживанию с ним отношений в политической и экономической областях.

Со второй половины 1971 года ПДС находилось в тяжелом положении. Кризисные явления в Палестинском движении сопротивления вылились в новую волну актов откровенного экстремизма. Этому опасному крену способствовало такое немаловажное обстоятельство, как наметившаяся в политике египетского руководства тенденция к поискам урегулирования на Ближнем Востоке на сепаратной основе и при активном посредничестве США. Практически с конца 1971 года в ПДС начался процесс «переоценки ценностей», переосмысления опыта прошлого, выработки новой стратегической и тактической линии.

К началу октябрьской войны 1973 года большинство руководителей ПДС стало осознавать важность политических методов борьбы за удовлетворение законных требований палестинского народа.

Одновременно с преодолением сложностей внутри палестинского национального движения ПДС постепенно отходило от экстремистских крайностей и увлечения террором, которые демонстрировали отдельные отряды ПДС, не видевшие достаточно ясных перспектив политической борьбы палестинцев. Происходил явный рост зрелости движения, усиление его организованности, повышение его способностей и возможностей играть политическую конструктивную роль в борьбе за справедливое ближневосточное урегулирование вообще. Один из лидеров ООП, руководитель ее военного департамента, впоследствие трагически погибший Зухейр Мохсин писал в 1973 г.: «Сегодня мы можем сказать, что движение сопротивления ушло далеко вперед в своем развитии, превратившись в зрелое национальное палестинское движение, отражающее наличие зрелого и сплоченного народа»20.

На Рабатском совещании арабских стран на высшем уровне (октябрь 1974 г.) были официально признаны решения 12-й сессии ПНС, провозглашавшие «национальное единство, национальную индивидуальность и самосознание палестинского народа». Важным итогом Рабатского совещания стало также определенное улучшение палестино-иорданских отношений. На встрече руководителей арабских стран на высшем уровне в Рабате ООП была признана единственным законным представителем арабского народа Палестины. После некоторых колебаний к этому решению присоединилась Иордания.

Большим политическим успехом всего палестинского дела, способствовавшим резкому повышению авторитета ООП, явилось обсуждение палестинского вопроса на XXIX сессии Генеральной Ассамблеи ООН, на которой дискуссия по палестинскому вопросу открылась сдержанным по форме и достаточно конструктивным по содержанию выступлением председателя Исполкома ООП Я.Арафата.

В ходе прений неоднократно подчеркивалось, что «существо палестинской проблемы является исключительно простым. Народ, лишенный естественного права на родину, насильственно вытесненный пришельцами, требует теперь исправления вопиющей несправедливости. В основном это политическая проблема - борьба народа за свое право на самоопределение и обретение законных национальных прав». Особо отмечалось, что «никто не может ставить под сомнение существование палестинского народа и его основное право на самоопределение, независимость и создание своего собственного государства, равно как и право палестинцев вернуться в свои дома». Практически все выступавшие отмечали политический характер обсуждавшейся проблемы.

Представитель США в своем выступлении отметил, что «сама по себе военная сила не может привести к решению вопросов, которые разделяют арабов и израильтян. Единственной альтернативой бесполезного стремления добиться перемен путем насилия являются переговоры... Законные интересы палестинского народа могут быть подтверждены именно в ходе процесса переговоров, и эти переговоры приведут к справедливому и прочному миру для всех народов Ближнего Востока».

Трижды выступал на обсуждении представитель Израиля; по его словам, «оргия ненависти и брани достигла (на сессии. — Е.П.) своего апогея, и она вызывает серьезный вопрос о будущей судьбе ООН... над которой стало садиться солнце, когда очень многие в этих прениях присоединились к поклонению Молоху убийства и международного бандитизма». Делегация Израиля отвергла принятые XXIX сессией ГА ООН резолюции и не проявила ни малейшего стремления к поискам компромиссных предложений или решений.

XXIX сессия ГА ООН приняла несколько резолюций по итогам обсуждения палестинской проблемы на сессии, которые следует признать большим политическим успехом Организации освобождения Палестины и ее широким международным признанием21

В резолюции 3236 подтверждались неотъемлемые права палестинского народа в Палестине, включая:

— право на самоопределение без внешнего вмешательства;

— право на национальную независимость и суверенитет.

В ней подтверждалось также неотъемлемое право палестинцев на возвращение к своим очагам и к своему имуществу, откуда они были перемешены и изгнаны, и содержался призыв к их возвращению. В ней подчеркивалось, что полное уважение и осуществление этих неотъемлемых прав палестинского народа является необходимым для решения вопроса о Палестине. Резолюция была принята 89 голосами против 8 при 37 воздержавшихся.

На этом же заседании Генеральная Ассамблея приняла резолюцию 3237, в которой содержалось приглашение Организации освобождения Палестины участвовать в сессиях и работе Генеральной Ассамблеи и всех международных конференций, созываемых под эгидой Генеральной Ассамблеи, и других органов Организации Объединенных Наций в качестве наблюдателя. Эта резолюция была принята 95 голосами против 17 при 19 воздержавшихся.

Месяцем раньше, когда Генеральная Ассамблея обсуждала необходимость включения в свою повестку дня вопроса о Палестине, была принята резолюция 32I0/XXIX от 14 октября 1974 г., в которой, принимая во внимание, что палестинский народ является главной стороной в вопросе о Палестине, содержалось приглашение Организации освобождения Палестины, как представителю палестинского народа, принять участие в обсуждении вопроса о Палестине на пленарных заседаниях Генеральной Ассамблеи. Эта резолюция была принята 105 голосами против 4 (США, Боливия, Доминиканская Республика, Израиль) при 20 воздержавшихся.

Таким образом, конец 1974 года был ознаменован полновесным международным признанием Организации освобождения Палестины и одновременным признанием справедливого и законного характера борьбы палестинцев за свои неотъемлемые национальные права. Решения XXIX сессии ГА ООН могут служить окончанием определенного этапа в борьбе палестинцев и одновременно точкой отсчета нового этапа этой борьбы, этапа не менее тяжелого, чем предыдущий. Однако никогда нельзя упускать из вида, что все этапы справедливой борьбы арабского палестинского народа за свои права приближали его к осуществлению главной цели — созданию форм палестинской государственности на палестинской земле.
























Заключение.

Постоянная напряженность, взаимная неприязнь и даже откровенная ненависть, не говоря уже об укоренившемся взаимном недоверии, вооруженные столкновения и широкомасштабные войны со всеми их трагическими и невосполнимыми последствиями - вот что характеризует столетнюю историю арабо-еврейских (арабо-израильских) отношений. Когда I сионистский конгресс провозгласил в 1897 году лозунг возвращения евреев в Палестину, на «землю предков», в качестве искомого универсального решения «еврейского вопроса», никто из политических и общественных деятелей мирового еврейства и арабского мира, потенциальные силы и будущий динамизм которых не могли поддаваться учету и практически не принимались во внимание при планировании и проведении своей внешней политики ведущими мировыми державами, не мог даже предположить, что Ближний Восток со временем превратится в политический вулкан, в острейший клубок противоречий, в постоянный источник международной и региональной напряженности. Конечно, такое положение возникло не спонтанно, поскольку уже сама идея создания в Палестине еврейского национального очага несла в себе определенный экспансионистский заряд, игнорировала возможную негативную реакцию палестинских арабов.

До окончания Первой мировой войны, когда территория Палестины была составной частью Оттоманской империи, не существовал «палестинский фактор» в его нынешнем понимании, т.е. как совокупность целого ряда явлений политического, демографического, военно-стратегического, экономического, социального и религиозного характера, воздействующих самым непосредственным образом на формирование, формулирование и проведение политики ближневосточных государств, на основные направления развития их отношений между собой, а также оказывающих влияние на ближневосточный курс других государств, прежде всего великих держав. Принятие 2 ноября 1917 г. правительством Великобритании Декларации Бальфура справедливо считается важной точкой отсчета в истории борьбы вокруг Палестины; этот документ свидетельствовал, что западные державы — победительницы в войне намерены «держать руку на пульсе» всех событий, которые могут произойти в этом районе, манипулировать государствами, в этом районе расположенными, используя официально декларированное покровительство еврейскому «национальному очагу» в Палестине.

Палестинское национально-освободительное движение — решающий фактор превращения палестинской проблемы в самостоятельный элемент международных отношений — обладает определенными специфическими чертами, но прежде всего необходимо отметить неразрывную связь развития и вызревания палестинского фактора в неразрывной связи с развитием межарабских отношений. Палестинский национализм вырос из арабского национализма, и если во всем арабском мире арабский национализм утратил свои былые позиции в идеологическом багаже арабского мира, то палестинский национализм остается живым, творческим, постоянно обогащающимся политическим кредо палестинского движения. Поэтому объяснимы и закономерны проявления противоречий между палестинским национализмом и националистическими интересами других арабских стран, причем такие противоречия подчас выливаются в широкомасштабные кровавые столкновения, достаточно напомнить общеизвестные события в Иордании 1970-1971 гг.

Практически все стороны многоаспектной проблемы ближневосточного урегулирования так или иначе «завязаны» на решение палестинской проблемы, с ней связан каждый аспект возможного решения арабо-израильского конфликта, что подтверждается каждодневными реалиями ближневосточной ситуации.

Ближневосточный кризис, несмотря на все усилия противников его конструктивного решения, постоянно находится в фокусе внимания мирового сообщества. Перед арабским палестинским народом одна альтернатива: или последовательно бороться за создание собственного палестинского государства, или пойти на «растворение» палестинского национального движения, обладающего особой спецификой, в общеарабском национальном движении, которое в последнее время заметно утратило свою боевитость и остроту. Поиски какого-либо третьего пути по существу бесперспективны.

Палестино-израильское противоборство, явившееся источником и катализатором конфликтной ситуации на Ближнем Востоке, ожесточенная борьба арабского (палестинского) и еврейского (израильского) национализмов уже привели к тысячам напрасных жертв. Память об этих жертвах тяжелым грузом лежит на исторической памяти и палестинского, и израильского народов, она серьезно затрудняет поиски такого решения палестинской проблемы, которое бы в полной мере устроило обе стороны. В израильско-палестинских отношениях сохраняется еще очень много нерешенных, взрывоопасных проблем; затяжка с их решением может повести к очередной вспышке экстремистских, крайне националистических настроений как с той, так и с другой стороны, что загонит в тупик или даже пустит под откос весь процесс ближневосточного урегулирования. Стороны в ближневосточном конфликте, на которых лежит основная ответственность за установление прочного и длительного мира в регионе, в состоянии добиться наполнения мирного, переговорного процесса конкретным содержанием. Актуальность поисков путей палестино-израильской нормализации, которая для многих пока остается «светом в конце тоннеля», очевидна. Такой нормализации с понятным нетерпением ждет все человечество, готовое вступить в XXI век.

Надежды на мир в ближневосточном регионе, на замену многолетнего палестино-израильского противоборства отношениями добрососедства и сотрудничества должны, наконец, оправдаться.




Список литературы.

  1. Документ ООН А/АС. 183/L 3 от 11 марта 1976 г. «Историческая справка по вопросу о Палестине в Организации Объединенных Наций, 1947-1975 годы»

  2. Документ ООН А/РV. 2282 от 13 ноября 1974 г.

  3. Архив внешней политики СССР. Референтура по Палестине, индекс № 113.. Ф. 118. Оп. 5. П. 3. Л.3, 4.

  4. Абу Мазен. Путь в Осло. М., 1996.

  5. Звезда. 1996. №3.

  6. Зеев Жаботинский. Еврейское государство. Тель-Авив, 8-е изд. 1967.

  7. История еврейского народа. Тель-Авив., 1972.

  8. Истоки и история проблемы Палестины. Часть 1, 1917-1947. Издание ООН на русском языке. 1998.

  9. Ф.Я. Колар. Сионизм и антисемитизм. М. 1971.

  10. Краткая еврейская энциклопедия (на русском языке). Москва 1994 г. Т. 7.

  11. Р.Г. Ланда. Освободительная борьба народов Палестины. // Народы Азии и Африки. 1976. №1. С. 25.

  12. В.П. Ладейкин. Источник опасного кризиса. М., 1973.

  13. В.Б. Луцкий. Палестинская проблема. М. 1946. С. 20.

  14. З. Мохсин. Палестинская революция между настоящим и будущим. Дамаск. 1973 г.

  15. Проблемы мира и социализма. 1972. №5 С. 47.


1 Краткая еврейская энциклопедия (на русском языке). Москва 1994 г. Т. 7. С. 371.

2 Зеев Жаботинский. Еврейское государство. Тель-Авив, 1967. 8-е изд. С. 36.

3 Документ ООН А/РV. 2282 от 13 ноября 1974 г. С. 22.

4 Краткая еврейская энциклопедия (на русском языке). Москва 1994 г. Т. 7. С. 380.

5 Зеев Жаботинский. Еврейское государство. Тель-Авив, 1967. 8-е изд. С. 36.

6 Краткая еврейская энциклопедия (на русском языке). Москва 1994 г. Т. 7. С. 366.

7 Истоки и история проблемы Палестины. Часть 1, 1917-1947. Издание ООН на русском языке. 1998. С. 8.

8 Ф.Я. Колар. Сионизм и антисемитизм. М. 1971. С. 43.

9 История еврейского народа. Тель-Авив., 1972. С. 665.

10 Зеев Жаботинский. Еврейское государство. Тель-Авив, 1967. 8-е изд. С. 39.

11 Краткая еврейская энциклопедия (на русском языке). Москва 1994 г. Т. 7. С. 756.

12 Там же.

13 Звезда. 1996. №3. С. 179.

14 В.Б. Луцкий. Палестинская проблема. М. 1946. С. 20.

15 Архив внешней политики СССР. Референтура по Палестине, индекс № 113.. Ф. 118. Оп. 5. П. 3. Л.3, 4.

16 В.П. Ладейкин. Источник опасного кризиса. М., 1973.

17 Р.Г. Ланда. Освободительная борьба народов Палестины. // Народы Азии и Африки. 1976. №1. С. 25.

18 Абу Мазен. Путь в Осло. М., 1996. С. 21.

19 Проблемы мира и социализма. 1972. №5 С. 47.

20 З. Мохсин. Палестинская революция между настоящим и будущим. Дамаск. 1973 г. С. 128.

21 Документ ООН А/АС. 183/L 3 от 11 марта 1976 г. «Историческая справка по вопросу о Палестине в Организации Объединенных Наций, 1947-1975 годы» С. 24-26..

1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Посла напряженного обсуждения ГосДума объявила Конец Света вне закона.
В связи с этим Следственный Комитет проверит возможные угрозы государственному строю России.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по международным отношениям "История Ближневосточного кризиса", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru