Реферат: Фразеологизмы и слова-символы в романе М.А. Шолохова "Тихий Дон" - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Фразеологизмы и слова-символы в романе М.А. Шолохова "Тихий Дон"

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 43 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

СОДЕРЖАНИЕ ВВ ЕДЕНИЕ 3 1. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ РОМАНА ШОЛОХОВА «ТИХИЙ ДОН» 4 2. РОЛЬ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В РОМАНЕ 12 3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛОВ-СИМВОЛОВ ПЕРСОНАЖАМИ РОМАНА 21 ЗАКЛЮЧЕНИЕ 26 СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 27 ВВЕДЕНИЕ Роман М. А. Шо лохова «Тихий Дон» вошел в историю русской литературы как яркое, значите льное произведение, раскрывающее трагедию донского казачества в годы р еволюции и гражданской войны. Эпопея вмещает в себя целое десятилетие – с 1912 по 1922 год. Язык романа-эпопеи «Тихий Дон» самобытен и уникален. Детально воспроизв еденный быт, любовное описание донской природы, которая воспринимается как полноправное действующее лицо романа, меткая образная речь, искряща яся юмором, позволяют читателю ощутить казачий уклад, понять суть тех тр адиций, которые исстари определяли жизнь казака. Исследованию литературного стиля Шолохова посвящ ено много работ, но использование в романе «Тихий Дон» фразеологизмов и слов-символов ранее не рассматривалось, что и определяет актуальность д анной работы. Цель работы – раскрыть значение фразеологизмов и слов-символов в роман е М.А. Шолохова «Тихий Дон» . На основании этой цели поставлены следующие задач и: · Раскрыть основные сюжетн ые линии романа и охарактеризовать язык, которым он написан. · Проанализ ировать фразеологизмы, используемые в романе. · Разобрать слова-символы, применяемые в романе, и сравнить их со словами-символами Р оссии времен революции и Гражданской войны. Работа со стоит из введения, двух глав и заключения. В первой главе рассматриваются основные идеи рома на-эпопеи М.А. Шолохова «Тихий Дон» и анализируется языковое содержание романа. Во второй главе дается определение фразеологизмо в и слов-символов, подробно описываются их типы и виды. На основании этого анализа характеризуются фразеологизмы и слова-символы, используемые в романе. В заключении подводятся итоги и делаются выводы по теме работы. 1. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕО БРАЗИЕ РОМАНА ШОЛОХОВА «ТИХИЙ ДОН» Роман М. А. Шолохова «Тихий Дон» посвящен теме гражд анской войны, развернувшейся на донской земле. Здесь нашли глубокое и вс естороннее отображение и своеобразный уклад жизни казаков, и их традици и, культура, быт, язык, и неповторимая донская природа. По масштабности произведение Шолохова напоминает «Войну и мир» Л. Н. Тол стого, развивает толстовские традиции в литературе двадцатого века и по праву, как и роман Толстого, носит название эпопеи. В «Тихом Доне» проявляются все черты эпопеи как ма сштабного эпического произведения, поскольку в романе соединяются объ ективное начало – картины исторических событий героико-трагического характера (первая мировая и гражданская война) – и субъективное начало – жизнь частного, вымышленного человека. В эпопее изображена история казачества в течение бурного десятилетия с 1912 по 1922 год. Начало романа рисует быт и нравы казачьей станицы в канун перв ой мировой войны, вводя читателей в мир интимных, личных проблем героев. Главные герои шолоховского романа – люди с яркими индивидуальными хар актерами, сильными страстями, непростыми судьбами. Основное внимание писателя сосредоточено на нескольких семьях: Мелехо вых, Коршуновых, Кошевых. История этих разных по своему имущественному п оложению семей воспроизводит судьбу всего казачества в период бурного десятилетия, позволяет понять причины идеологических разногласий, кот орые разъединяют бывших друзей Григория Мелехова и Михаила Кошевого, пр иводя их во враждующие политические лагеря. Бедняк Мишка Кошевой, которо му нечего терять и не за что держаться, проникается политическими взгляд ами большевиков. Он в отличие от Григория не знает сомнений и колебаний. И дея справедливости, равенства и братства, воплощенная в будущем коммуни стическом обществе, настолько завладевает Кошевым, что оказывается выш е дружбы, привязанности, любви, родственных отношений. Несмотря на то, что Григорий – его старый друг и брат его жены, Дуняшки, он настаивает на его аресте. Сватаясь к Дуняшке, он не обращает никакого внимания на гнев Ильи ничны, хотя расстрелял ее сына Петра. Чувствуется желание Шолохова как-т о возвысить и опоэтизировать образ представителя «самой передовой иде ологии». С этой целью он описывает Мишку, работающего отарщиком, как чело века, потрясенного окружающим привольем и красотой, отдыхающего от пере житого. Но этот эмоциональный порыв быстро подавляется размышлениями о его долге большевика, оказавшегося на какое-то время вне классовой борьб ы. «Там люди свою и чужую судьбу решают, а я кобылок пасу. Как же так? Уходить надо, а то засосет», – рассуждает он. Несмотря на сугубо узкую и конкретную задачу – пок азать казачество в революции, Шолохов-художник одержал победу над Шолох овым-политиком. То, в чем советские литературоведы видели идейную слабос ть романа, оказалось его наивысшим достижением. Будучи советским писате лем, Шолохов, безусловно, должен был в своем эпическом повествовании пок азать торжество коммунистической идеологии, ведущей народ в прекрасно е завтра при помощи насилия. Но жизнь, отраженная в романе, оказалась гора здо сложнее, запутаннее, противоречивее. Ее палитра отнюдь не ограничива лась двумя цветами – красным и белым. И то, что самый яркий, сильный и прив лекательный герой романа – «несознательный» середняк Григорий Мелехо в – глубоко чувствует и понимает эту истину, но в сложнейших условиях не может найти выхода из нравственного тупика, делает его трагически сложн ой личностью. Его образ вошел в историю отечественной литературы как Оне гин Пушкина, Печорин Лермонтова, Базаров Тургенева, ибо в нем соединилис ь лучшие типичные качества донского казачества в годы войн и потрясений начала XX века, его судьба отразила трагедию миллионов, захваченных грозн ой революционной стихией. Подобно Юрию Живаго, сомневающемуся и безвольному герою пастернаковск ого романа, Григорий Мелехов служит то у красных, то у белых. Так, в конце ян варя 1918 года он в рядах Красной гвардии сражается против Каледина, а затем полгода воюет против красных в составе Всевеликого войска Донского, под чиняющегося генералу Краснову, а в конце зимы 1920/21 годов уходит в банду Фом ина. Почему же Григорий Мелехов не может сделать окончательный выбор, к к оторому упорно толкают его жизненные обстоятельства? Из-за несознатель ности? Отсутствия воли? Нет, Григорий – храбрый, отважный воин, человек че сти и долга. Он искренен, благороден, великодушен, способен к сильным и глу боким чувствам. Его природная наблюдательность, цепкий крестьянский ум, ясность мысли помогают увидеть то несправедливое, злое, жестокое, чего б ыло в избытке по обе стороны баррикад, и с чем он не мог примириться. Ему от вратительно зверское убийство председателем Донревкома Федором Подте лковым офицеров под Глубокой. Он не находит себе места от гнева и возмуще ния, когда казаки в армии жестоко унижают женщину. Его гордость оскорбля ют презрительные слова белогвардейского полковника Георгидзе о народе как о хаме. С омерзением относится Григорий к грабежам, к расправам над пл енными. Он упорно пытается разобраться в происходящих событиях, понять т е силы, которые стали управлять жизнью, не удовлетворяясь чеканными фраз ами лозунгов. В результате изнурительных метаний между белыми и красным и Григорий приходит к выводу, что « неправильный у жизни ход » . И белые генералы, видящие смысл своей борьбы в восстановлени и монархии, и фанатики-большевики, одержимые идеей установления казарме нного коммунизма, для достижения своих целей используют одно и то же сре дство – насилие, истребление несогласных, не видя никакой возможности для мирного, бескровного урегу лирования всех спорных вопросов. Такая политика рождает новые и новые волны зверств , жестокость, опустошает души людей, отрывая их от всего того, что составля ет смысл и ценность бытия. Это прекрасно ощущает Григорий, который вынуж ден всю жизнь проводить в чужой « далекой стране » не нависти и смерти, с отвращением обнаруживая, что становится убийцей, что весь его талант уходит на мастерство истребления людей. Его властно тяне т к себе земля. Мирный труд в поле, на пашне противостоит стихии жестокост и, олицетворяя животворное созидательное начало. Образ Григория Мелехо ва знаменует собой напряженный поиск той основы жизни, в которой соединя тся и социальная справедливость, и личное счастье, он несет в себе глубин у величайших прозрений, предугадывая грядущий крах экстремистских иде й и торжество общечеловеческих гуманистических ценностей. Во всех поступках этого героя проявляется здорово е нравственное начало, которое не позволяет ему впадать в крайности. Оно не дает Григорию бросить крепкое и налаженное хозяйство и семью, чтобы у ехать с Аксиньей в город, где человеку, выросшему среди привольных степе й, нечем дышать. Но этим же чувством диктуется поступок Григория, прогнав шего с фронта собственного отца, приехавшего разжиться военными трофея ми. Если Пантелей Прокофьич озабочен только благосостоянием своей семь и, пытаясь отчаянно бороться за сохранность дома во время всеобщей разру хи, то Григорий хочет, чтобы лад был во всем казачьем мире. Может быть, поэт ому призывы большевиков о равенстве и справедливости сначала находят о тклик в его душе. Но он довольно быстро разглядел узость и безоснователь ность коммунистических лозунгов, которые к тому же сопровождались жест оким истреблением инакомыслящих, подавлением свободной, смелой творче ской мысли. К чему же приводит автор своего героя после его « хождения по мукам » ? Путь Григория Мелехова – это возврат к вечным естественным чел овеческим ценностям: к радости семьи, к мирному труду, к могучей стихии лю бви. Только прекрасное, возвышенное чувство к Аксинье уцелело в жизни Гр игория, осталось его единственным богатством. Но гибель женщины, связанн ой с ним тончайшими духовными нитями, лишает героя надежд на счастье. Отн ыне единственным негаснущим огоньком станет для Григория его сын Мишат ка, которого он поднимает на руках в финале романа, чтобы затем навсегда п роститься с ним. Шолохов поднимает на общечеловеческую высоту страдания яркой, сильной, незаурядной личности, которая в смутное, жестокое время все-таки приходи т к самой гуманной жизненной философии, борясь и с несовершенством старо го нравственного уклада, и с антигуманными нормами новой жизни. Оказавши сь в меньшинстве, как и все свободное, талантливое, совестливое в те годы, Григорий, тем не менее, всей жизнью своей утверждает добр оту, любовь, милосердие, мудрость, свойственные русскому народу. Итак, судьба Григория Мелехова трагична, но это не тр агедия исторического заблуждения и не трагедия отщепенства, а типичная трагедия человека XX « железног о » века, « века-волкодава » , разрушающего гуманные основы жизни и человеческой натуры. И если в судьбе народа эти добрые основы жизни нерушимы, то судьба конкрет ного человека, попавшего в жернова истории, может обернуться личной ката строфой. Судьба человечества и личности, народа, страны и отдельного чел овека воплощена Шолоховым в романе. Историческая трагедия шолоховског о героя словно призывает людей к сохранению общечеловеческих ценносте й, отказу от насилия и кровопролития, к единению с народной жизнью и жизнь ю природы, потому что в своей основе они мудры и истинны. Шолохов – непревзойденный мастер художественного слова, умело исполь зует тот язык, которым говорит казачество. Перед читателем зримо встают и главные герои, и эпизодические персонажи. Пейзажные зарисовки свидете льствуют о страстной влюбленности художника в природу Донского края. Пе йзаж очеловечен, он выполняет самые различные идейно-художественные фу нкции; помогает раскрыть чув ства, настроения героев, передать их отношение к происходящим событиям. Вслушаемся в хорал шолоховского текста. Вот как он п ередает состояние героя, лишившегося всего, кроме наслаждения теми радо стями, которые дарит человеку природа, чувство некоего мистического еди нения с ней. Мелехов любил «смотреть на разметавшуюся у берега, бешено кл окочущую быстрину, слушать разноголосый шум воды и ни о чем не думать, ста раться не думать ни о чем, что причиняет страдания. Григорий часами смотр ел на прихотливые и бесконечно разнообразные завитки течения. Они менял и форму ежеминутно: там, где недавно шла ровная струя, неся на поверхности побитые стебли камыша, мятые листья и корневища трав, – через минуты рож далась причудливо изогнутая воронка, жадно всасывавшая все, что проплыв ало мимо нее, а спустя немного на месте воронки уже вскипала и выворачива лась мутными клубами вода, извергая на поверхность то почерневший корен ь осоки, то распластанный дубовый лист, то неведомо откуда принесенный п учок соломы. Вечерами горели на западе вишнево-красные зори. Из-за высоко го тополя вставал месяц. Свет его белым холодным пламенем растекался по Дону, играя отблесками и черными переливами там, где ветер зыбил воду лег кой рябью. По ночам, сливаясь с шумом воды, так же неумолчно звучали над ос тровом голоса пролетавших на север бесчисленных гусиных стай. Никем не т ревожимые птицы часто садились за островом, с восточной стороны его. В ти ховодье, в затопленном лесу призывно трещали чирковые селезни, крякали у тки, тихо гоготали, перекликались казарки и гуси. А однажды, бесшумно подо йдя к берегу, Григорий увидел неподалеку от острова большую стаю лебедей . Еще не всходило солнце. За дальней грядиной леса ярко полыхала заря. Отра жая свет ее, вода казалась розовой, и такими же розовыми казались на непод вижной воде большие величественные птицы, повернувшие гордые головы на восход » ... Что тут, казалось бы, есть, кроме переживаний в сочетании с пространственным и эмоциональным единством да слияния дыхания природы с настроением затерянного в ней ст радающего человека? Но движение живых стихий – это частица Вселенной, символ обновляющегося быти я, а чувство отчаяния, как небо, бесконечно и ни с чем не сравнимо. Отсюда ощ ущение возвышенности над всем обыкновенным и привычным. Поро ю художник достигает невероятного – он растворяет границы реально го, вторгаясь во владения ирреального. По таким законам живет великое ис кусство, « природу которого не льзя понять до конца » (Гете). Умело использованы в романе произведения народного творчества: пословицы, пог оворки, побаски, песни. Они передают настроение, чувства, переживания нар ода, отражают эстетический мир героев. Произведения народного творчест ва, особенно песни, раскрывают философскую глубину эпопеи. Эпиграфами к первой и третьей книгам романа служат старинные казачьи песни. Важную роль играют в романе фразеологизмы, особенно прост оречные. Подробно использование в романе слов-фразеологизмов будет рас смотрено во второй главе. Язык романа «Тихий Дон» Михаила Шолохова неордина рен. Первое, что привлекает внимание, это диалектна я лексика и просторечия. Используются они не только для обозначения быто вых реалий ( « майдан » , « баз » , « курень » , « жалмерка » и т.п.), но значительно шире: и репл ики персонажей, и авторский описания, частично изложены на диалекте ( « гутарили про него на хутору чудн ое … » ). Кроме того, экспрессивн ость текста значительно повышается благодаря частому (по два-три раза на страницу) появлению эмоциональных морфологических производных: « непролазь » , « клеш нятый » , « заосенять » . Такое пристрастие к диалектизмам может диктоваться как про исхождением самого Шолохова, так и его желанием полнее погрузит ь читателя в мир донского казачеств а. Следующая особенность стиля « Тихого Дона » – эт о его высокая метафоричность. Причем метафоры слабо организованны или неотобранные : они не выстраив аются в смысловой ряд, ассоциации носят локальный, дробный характер. Осо бенно нагружены метафорами пейзажи, картины природных явлений. Неоднор одность образного ряда можно показать на примере описания грозы, развор ачивающегося в пределах полутора страниц: сначала « первые зерна дождя засевали отягощенную внешней жарой землю » , затем « над самой крышей лопнул гром, оскол ки покатились за Дон » , и, након ец, « дождь царапал ставни » . В результате впечатление динам ики процесса достигнуто, но образы не построены по аналогии, они ситуативные , принадлежат каждой кон кретной фразе. При всем при этом метафоры Шолохова весьма оригинальны, н екоторые из них сделали бы честь большому поэту. Многие сейчас уже затер ты подражаниями ( « полынная п роседь » , « под уклон сползавших годков » ), но в то время это было новое веяние. Объ яснением вышесказанного может быть молодость и неопытность талантливо го писателя по началу и его нежелание менять устоявшийся стиль затем. С перегруженностью метафорами – по контрасту – сочетается прозрачно сть и простота синтаксиса. Текст написан короткими предложениями, преим ущественно простыми. Когда описываются некоторые действия, то каждой фа зе соответствует свое предложение. Ярким примером служит следующий отр ывок: « Перед светом привезли старика домой. Он жалобно мычал, шарил по горнице глазами, отыскивая спря тавшуюся Аксинью. Из оторванного уха его катилась на подушку кровь. Ввеч еру он помер. Людам сказали, что пьяный упал с арбы и разбился » . Короткие предложения не дают читател ю оторваться, держат его в постоянном напряжении. Изредка появляются дее причастные обороты: без них текст был бы слишком сух. Неосложненные пред ложения, возможно, на уровне подсознания еще раз подчеркивают простоту н равов казаков. Это подтверждается и тем, что степень сложности синтаксис а зависит от тематики эпизода. Обычно усложнение происходит в главах с в ыраженной лирической тональностью, тогда как простые синтаксические к онструкции чаще присутствуют в изобразительных главах. Отметим символичность романа. В части 6 Шолохов пиш ет: «Вечерами из-за копий голого леса ночь поднимала калено-красный огро мный щит месяца. Он мглисто сиял над притихшими хуторами кровяными отсве тами войны и пожарищ. И от его нещадного, немеркнущего света рождалась у л юдей невнятная тревога, нудился скот <...> К заре заморозок ледком оковывал мокрые ветви деревьев. Ветром сталкивало их, и они звенели как стальные с тремена. Будто конная невидимая рать шла левобережьем Дона, темным лесом , в сизой тьме, позвякивая оружием и стременами». Страшные природные знамения: калено-красный огромный щит месяца, оледенение веток, будто невидимая конная рать идет другим берего м Дона, – все это предчувствие прихода большевиков, напоминающее ожидан ие страшной братоубийственной войны в романе Сенкевича «Огнем и мечом» . (Сравним также с началом «Белой гвардии» М. Булгакова «Велик был год и ст рашен год по Рождестве Христовом 1918...»). Еще одной особенностью языка « Тихого Дона » является сравнение человека с животными, не только в ф изическом, но и в духовном плане. Речь идет не просто о прямых сравнениях ( « шел Степан под гору, как лоша дь, понесшая седока » ), но и о де тализации описаний, когда у читателя возникает впечатление схожести со зверем, просто от изображения действия: « когда поворачивает Григорий голову, носом втыкаясь Аксин ьи в подмышку » , « Аксинья, вихляя все своим крупным, полн ым телом, пошла навстречу » . К т ому же, имеющиеся в романе сравнения с животными не пусты. Когда написано « так кидает себе волк на хребт ину зарезанную овцу » , персона жи действительно ведут себя так, двигаясь в соответствии с повадками упо мянутых зверей. Такие сравнения показывают иногда исподволь, а иногда и явно близость героев и природы, которая является для Шолохова символом п родолжения жизни. О мастерстве Шолохова можно говорить бесконечно. В его шедеврах многое поражает, а равно и привлекает наше внимание – это б лагородная глубина замысла, свежесть образного содержания, четкость ху дожественного миросозерцания. Восхищает и легкость исполнения, что вос принимается как акт, в коем, по словам Моцарта, общий замысел осуществляе тся одномоментно, в целом, прежде и после. Это невозможно объяснить слова ми, как нельзя описать Вселенную, безмолвно шевелящуюся и беспредельную. 2. РОЛЬ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ В РОМАНЕ Фразеологическим оборотом , или фразеологизмом, называются семантически неделимые словосочетани я, которым свойственно постоянство особого целостного значения, компон ентного состава, грамматических категорий и определенной оценочности. Они являются объектом изучения особого раздела языкознания – фразеологии . Нередко фразеологией называют весь фразеологический состав языка, т.е. совокупность всех лек сически неделимых словосочетаний. Фразеология русского языка включает в себя самые р азнообразные речевые средства, и до сих пор границы ее четко не определе ны. В современной лингвистической литературе определилось два основных на правления в решении этой проблемы. Представители одного направления (Б.А. Ларин, С.И. Ожегов, А.Г. Руднев и др.) к ф разеологическим относят только такие эквивалентные слову семантическ ие единицы более сложного порядка, которым присущи семантическое обнов ление и метафоризация. Из области фразеологии исключаются пословицы, по говорки, многие цитаты и почти все сложные термины, т.е. все те словосочета ния, которые не превратились еще в лексически неделимые обороты, не полу чили переносно-обобщенного значения, не стали метафорическими сочетан иями. Иного мнения придерживаются такие ученые, как Л.А. Булаховский, А.А. Реформ атский, А.И. Ефимов, Е.М. Галкина-Федорук, Н.М. Шанский, В.Л. Архангельский и др. Наряду с собственно фразеологическими оборотами во фразеологию они вк лючают пословично-поговорочные выражения, цитаты, ставшие крылатыми вы ражениями, сложные термины. Подобные обороты называют фразеологически ми выражениями (Н.М. Шанский). В.В. Виноградов в одной из первых работ по фразеологии («Основные понятия русской фразеологии как лингвистической дисциплины», 1946) в составе фразе ологических оборотов рассматривал пословицы и поговорки, относя их к гр уппе фразеологических единств. В последующих работах («Об основных типа х фразеологических единиц в русском языке», 1947; «Русский язык: Грамматиче ское учение о слове», 1947) пословицы и поговорки уже не включаются в состав ф разеологии. Фразеологизмы, как и слова, могут быть и однозначным и (их большинство) и многозначными. С многозначност ью фразеологических оборотов тесно связана их си нонимия. Во фразеологическом составе имеются и фра зеологизмы-антонимы, функции которых сходны с синонимическими оборота ми. По значению и структуре антонимичные фразеологизмы чаще всего возни кают в результате замены одного из компонентов на семантически соотнос ительный антоним. Язык романа «Тихий Дон» – живой, народный, казачий не может обойтись без фразеологизмов. Шолохов очень точно передает язык и манеру разговора различных социальных групп, изображенных в романе. Фр азеологизмами насыщена речь казаков, в то время как другие персонажи, из ображенные в романе-эпопее (красные, белые, представители интеллигенции ) говорят, по большей части правильным литературным языком. При этом в ром ане встречаются как фразеологизмы (« давнишний ска з ») , так и фразеологические об ороты («Аника воин»). По степени лексической неделимости и грамматическ ого слияния составляющих частей многие исследователи вслед за акад. В.В. Виноградовым выделяют следующие типы фразеологических оборотов: фразе ологические сращения, фразеологические единства, фразеологические соч етания. В особую группу следует выделить некоторые цитаты, пословицы, поговорки и ряд терминологических словосочетаний, которые приобретают отдельные черты собственно фразеологизмов, например воспроизводимость в одном и том же составе и намечающуюся метафоричность. Такие обороты называются фразеологизированными, они постепенно переходят в ту или иную группу со бственно фразеологизмов. (Заметим, что Н.М. Шанский назы вает их фразеологическими выражениями и включает в общий состав фразео логии.) Фразеологическими сращениями называются такие лексически неделимы е словосочетания, значение которых не определяется значением входящих в них отдельных слов. Таким образом, основным признаком фразеологическо го сращения является его лексическая неделимость, абсолютная семантич еская спаянность, при которой значение целого оборота не может быть выве дено из значения составляющих его слов. Семантически сращение в большинстве случаев оказывается эквивалентом слова («своеобразным синтаксически составным словом», по терминологии акад. В.В. Виноградова). Синтаксически фразеологические сращения выступа ют в роли единого члена предложения. Фразеологичес кие сращения встречаются в романе нечасто (например, «давнишний сказ»). Фразеологическими единствами называются такие лексически неделимы е обороты, общее значение которых в какой-то мере мотивировано переносным значением слов, составл яющих данный оборот. Образность, присущая в той или иной мере фразеологи змам всех типов, является результатом употребления отдельных слов, сост авляющих фразеологизмы, в переносном значении. Однако не все типы устойч ивых сочетаний обладают одинаковой образностью, и далеко не в каждом из них эта образность может быть соотнесена со значением отдельных компон ентов и мотивирована. Так, образность фразеологических сращений являет ся потухшей, уже немотивированной и совершенно независимой от значения составных элементов. В отличие от сращений фразеологические единства « обладают свойством потенциальной образности». Именно это обстоятельст во позволяет некоторым ученым (Б.А. Ларин, А.Г. Руднев) обороты подобного ти па называть метафорическими сочетаниями. Образность фразеологических единств отличает их не только от сращений, но и от свободных словосочета ний, омонимичных по оформлению. Лексический состав фразеологических единств неделим. Это сближает их с группой сращений. Но в отличие от сращений части фразеологических единс тв могут быть отделены друг от друга вставкой каких-то слов. Грамматические формы и синтаксический строй фраз еологических единств строго определены, но, как правило, объяснимы и мот ивированы существующими в современном языке формами и связями. Замена с лов в составе единства, а также подстановка синонима приводит или к разр ушению образности, присущей данному обороту, или к изменению его экспрес сивного смысла. Это создает благоприятные условия для индивидуального стилистического обновления единств в речи, что широко используется в ху дожественной литературе. По степе ни лексической неделимости компонентов к фразеологическим единствам п римыкают и те составные термины, которые в процессе употребления получи ли обобщенно-переносное значение. Фразеологические единства также встречаются в ро мане (например, «влепилась, как репей в свинячий хвост»). Фразеологическими сочетаниями называются такие устойчивые обороты, общее значение которых полностью зависит от значения составляющих слов. Слова в составе фразео логического сочетания сохраняют относительную семантическую самосто ятельность, однако являются несвободными и проявляют свое значение лиш ь в соединении с определенным, замкнутым кругом слов. Следовательно, один из членов фразеологического сочетания о казывается более устойчивым и даже постоянным, другой – переменным. Наличие постоянных и пере менных членов в сочетании заметно отличает их от сращений и единств. Зна чение постоянных членов (компонентов) является фразеологически связан ным. От фразеологических сращений и единств фразеолог ические сочетания отличаются тем, что не являются абсолютно лексически неделимыми. Несмотря на фразеологическую замкнутость оборотов данного типа, даже лексически несвободные компоненты без ущерба для общего фраз еологического значения могут быть заменены синонимом. Синтаксические связи слов в подобных оборотах соответствуют существую щим нормам, по которым создаются и свободные словосочетания. Однако в от личие от последних эти связи устойчивы, неразложимы и всегда воспроизво дятся в одном и том же виде, семантически присущем тому или иному фразеол огизму. Фразеологические сочетания – достаточно многочисленная по составу и весьма распространенная по употреблению группа. Б ольше всего их и в романе Шолохова «Тихий Дон» От собственно фразеологических условно могут быт ь отделены так называемые фразеологизированные обороты (или выражения), которые обладают не всеми р азличительными признаками фразеологизмов, а лишь частью из них: воспрои зводимостью в готовом виде и (в той или иной мере) образностью. Однако слов а в них остаются семантически полноценными. К таким выражениям относятс я, например, отдельные цитаты, часть пословиц, ряд терминологических соч етаний. Все они приобрели некую метафоричность, которая все-таки полност ью выводится из составляющих такие выражения слов. Так, фразеологизиров анные цитаты приобретают обобщенно-образный смысл, практически оторва нный от первоначального контекста. В романе Шолохова «Тихий Дон» можно встретить мног о фразеологизированных оборотов, при этом часто происходит формоизмен ение пословиц. («Паны дерутся у холопов чубы трясутся»; вместо «паны деру тся у холопов чубы трещат». «На чужой роток нечего накидывать платок», вм есто «на чужой роток не накинешь платок». «Укатали сивку», вместо «уката ли сивку крутые горки». «К куме на крестины», вместо «к теще на блины». «Уг оняешься за длинным рублем», вместо « гонишься за длинным рублем » . «Калмык да татарин – первые люди в степи». «На кудыкино поле» вместо «на кудыкину гору»). В романе встречается множество просторечных фразеологизмов и фразеоло гизированных оборотов («сучка не захочет, кобель не вскочит», «кобелина приблудный», «ядрена-матрена», «сукин сын»). По своему строению и по грамматическому составу фразеология сов ременного русского языка неоднородна. По структуре все обороты делятся на две большие группы: 1. Фразеологические обороты, имеющие форму самостоятельного предложени я. В роли предложений чаще всего выступают фразеологизированные выражени я, имеющие, как правило, синтаксически законченную форму. Нередко для этой цели используются и разнообразные обороты разговорно- бытовой речи. Фразеологические обороты, имеющие форму самостоя тельного предложения можно часто встретить в романе «Тихий Дон» (наприм ер, «влепилась, как репей в свинячий хвост», «разъелся на казенных харчах »). 2. Фразеологические обороты, имеющие форму словосо четания («сукин сын») . По грамматическому составу среди фразеологическ их единиц выделяется несколько наиболее типичных разновидностей: а) обороты, являющиеся сочетанием прилагательного и существительного; б) обороты, являющиеся сочетанием существительного в им. падеже с сущест вительным в род. падеже; в) обороты, состоящие из существительного в им. паде же и существительного с предлогом; г) обороты, состоящие из предлога, прилагательного и существительного; д) обороты, являющиеся сочетанием глагола с именем существительным; е) обороты, состоящие из глагола и наречия; ж) обороты, состоящие из деепричастия и существительного. Указанные группы не охватывают всего многообразия лексико-грамматичес кого состава фразеологизмов и фразеологизированных выражений. Основу русской фразеологии составляют исконные о бороты, т.е. общеславянские (праславянские), восточнославянские (древнер усские) и собственно русские. К общеславянским относятся, например : « брать (взять) за живое » ; « (дать) березовой каши » ; « держать взаперти » ; « задать баню » ; « дать (задать) трепака » ; « как у Х риста (Бога) за пазухой » ; « ни рыба ни мясо » ; « клевать носом » ; « повесить нос » ; « один как перст » и др . К восточнославя нским относятся обороты : « без цар я в голове » ( и антонимичный « с царем в голове » ) ; « глухая тетеря » ; « медвежий уго л » ; « ни кола ни двора » ; « при царе Горо хе » ; « собачий холод » ; « точить лясы » и др . Собственно рус скими является большинство фразеологизмов, например: « высунув язык » ; « выставить на позор » ; « выходить из терпения » ; « губа не дура » ; « держать язык за зубами » ; « жить припеваючи » ; « за милую душу » ; « зеленая улица » ; « злоба дня » ; « зубы заговаривать » ; « и бровью н е ведет » ; « и дешево и сердито » ; « идти напропалую » ; « из кулька в р огожку » ; « икру метать » ; « ка занская сирота » ; « как будто в воду глядел » ; « коломенская верста » ; « комар носа н е подточит » ; « косая сажень » ; « л акомый кусочек » ; « ломать копья » ; « мал золотник, да дорог » ; « мелкая сошка » ; « на воре шапка горит » ; « на лбу на писано » ; « на стенку лезть » ; « небо коптить » ; « ни зги не видно » ; « ободрать как липку » ; « одним миром мазаны » ; « подлинная правда » ; « положить под сукно » ; « разводить бо дягу » ; « сгореть дотла » ; « спустя рукава » ; « тертый калач » ; « тихой сапой » ; « тянуть лямку » ; « через пень колоду » ; « шапочное знакомство » и др. Собственно русская фразеология пополнялась за сч ет профессионализмов: « дать задний ход » ; « играть перву ю скрипку » ; « пускать пары » ; « т януть канитель » ; « топорная работа » ; « холостой выстрел » и т.д.; жаргонно-арготических оборотов: « выйти из игры » ; « дело – табак » ; « карта бита » ; « пиковое поло жение » ; « втереть очки » и др.; диал ектных выражений: « из кулька в рогожку » ; « не солоно хлебавши » ; « попасть в переплет » ; « не мытьем так катаньем » и пр . Немало собственно русских фразеологизированных в ыражений уходят корнями в художественную литературу. Словосочетания по происхождению могут быть и заимствованными из други х языков. Большую группу оборотов составляют так называемые фразеологически е кальки и полукальки, т.е. выражения, являющиеся дословным (или почти досл овным) переводом иноязычных фразеологизмов, пословиц, поговорок. Особую группу составляют афоризмы из античной литературы, цитаты из литератур ы разных народов, а также изречения, приписываемые выдающимся зарубежны м ученым, общественным деятелям . В романе преобладают исконные обороты. Обороты, заимствованные из други х языков, практически не встречаются. Функционально-стилевая классификация фразеологи змов имеет большое значение, так как помогает наметить возможные сферы и х использования. Этой же цели служит понимание экспрессивно-стилистиче ского их значения. На фоне рассмотренных фразеологизмов выделяются две основные функцион ально-стилевые разновидности оборотов: разговорные и книжные, каждая из которых дополнительно характеризуется экспрессивно-стилистической о крашенностью. В разговорном стиле самое большое количество фразеологизмов составляю т разговорно-бытовые обороты и фразеологизирова нные обороты . Они характери зуются большей образностью, нередко имеют несколько стилистически сни женную окраску (шутливую, шутливо-ласковую, а также ироническую, фамилья рную). К ним примыкают по функционально-стилевым и собственно стилистиче ским свойствам многие фразеологизированные выражения, особенно послов ично-поговорочного типа. Разговорные фразеологизмы все чаще употребля ются в некоторых стилях книжной речи, например в публицистике, в языке ху дожественной литературы, как одно из средств речевой характеристики пе рсонажей. От фразеологии разговорно-бытовой следует отличать обороты, стоящие за пределами литературного языка. Сюда относятся словосочетания грубо пр осторечного характера и бранные обороты . В романе-эпопее «Тихий Дон» преобладают разговорн о-бытовые обороты, а также обороты грубо просторечного характера и бранн ые обороты («блукаю, как метель в степи», «родом отке да») . 3. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СЛОВ-СИМВОЛОВ ПЕРСОНАЖАМИ РОМАНА Если какое-то слово подается всегда с определенной эмоциональной окраской, причем встречается достаточно часто, оно стано вится словом-символом. Хорошо известно, что отдельные идеологические си стемы резко отличаются по используемой лексике. Ес ть любимые слова и их простейшие сочетания у коммунистов, анархистов, ко нсерваторов, лейбористов, социал-демократов и т.д. Слова-символы, используемые в романе-эпопее Шолохо ва «Тихий Дон» отличаются в разных частях произведения. Вопреки традици ям русской литературы 20-х годов изображать дореволюционную действитель ность как сплошное негативное явление, Шолохов, рисуя историю рода Мелех овых, изображает сильных, страстных, способных на истинные чувства, своб одных людей, честных тружеников и мужественных воинов. Жизнь Прокофия Ме лехова, его любовь к жене-турчанке, убийство обидчика жены, картины семей ного быта и жизни станицы (ловля рыбы, конные состязания, песни, сватовств о) соединяется с важнейшим для писателя мотивом – мотивом труда на земл е, прекрасного, созидательного, плодотворного. Слова-символы, встречающиеся в этой части романа, связаны с казаками и их жизнью. Можно сказать, что это казачьи слова-символы. Как и в любой обществ енной системе здесь присутствует разделение на «наших» (казаки, станичн ики) и «ненаших» (мужики, хохлы, кацапы). (Символичен момент, когда во время д раки на мельнице, Штокман доказывает казакам, что они – русские; на что сл едуют весьма враждебные высказывания в ответ, суть которых: мы – не русс кие, мы казаки). Здоровое крестьянское начало для Шолохова неизмен но привлекательно. Он поэтизирует труд, поэтизирует жизнь, с детства зна комую и любимую. Земля, единство человека с природой, любовь, продолжение рода, сохранение лучших традиций – вот те идеалы народной жизни, которы е для писателя непреложны. Всякое же отступление от этих законов грозит бедой и конкретному челове ку, и народу в целом. Таким отступление для писателя становится война 1914 го да. Она врывается в роман, в судьбы его героев резко и тревожно, прерывая н еспешное и благополучное течение жизни. Известие о мобилизации приходит во время уборки жита, и тональность пове ствования сразу же меняется, спокойные домашние разговоры, перекличка ж нецов уступают место крикам, воплям, «гневному ржанию». Кажется, сама земля не приемлет насилия и крови. В шолоховских описаниях мы видим, как конница топчет хлеб, как «колосья скорбно шуршат», как взрыв ают «лицо земли», как «земля ахнула». «Великое разрушение и мерзостная п устота», «безрадостно дикая жизнь» – вот как характеризует Шолохов соб ытия военного времени. Ужасы войны мировой продолжаются в романе еще боле е страшными событиями войны гражданской. И вместе с изменениями жизненн ого уклада меняются и используемые в романе слова-символы. П исатель показывает, что войн а (и мировая и гражданская) глу боко чужда народному духу. Эпизодические персонажи, обычные, ничем не пр имечательные люди (казак Яков Подкова, безымянный делегат казачьего съе зда фронтовиков), словно воплощающие « глас народный » , гов орят о том, что нужно, « чтобы бе з войны б ыло дело » . И в противовес этому народному голосу, несущему великую мудрость жизни, мудрость исторического развития, выст упают эгоцентрические, амбициозные представители борющихся политичес ких партий – Корнилов, Каледи н. Да и образы большевиков тоже не отличаются у Шолохова ни мудростью, ни г уманностью. И происходит страшное – человеческая судьба вовлекается в исторический вихрь , гуманные по сути начала разрушаются, льется кровь. И нет ни правых, ни вин оватых – в жестокости все рав ны. Красные грубо разгоняют Малый войсковой круг, ревтрибуналы судят и р асстреливают казаков, в хуторах бесчинствуют пьяные красногвардейцы. И так же безжалостны казаки, так же грозны военно-полевые суды Войска Донс кого . За время гражданской войны большевикам удалось ра зрушить прежние политические и социальные связи и начать создание новы х. Немало помогли в этом новые символы, образы, новые понятия и термины, пр оникавшие в повседневную жизнь. Язык, политическая риторика стали одной из главных опор власти большевиков: их идеи выражались в лозунгах. Больш евики не жалели слов для возвеличивания социальных групп, ставших тепер ь привилегированными, прежде всего – рабочих. К ре волюционной лексике относились также следующие слова-символы: народ, Со веты, Ленин (ленинский), революция, комиссариат, партия, Красная Армия, кла ссовая борьба, класс, буржуазия, эксплуатация, пролетариат, социалистиче ская революция. При этом исследование и сопоставление официальной партийной прессы и с екретных, для внутреннего использования, докладов, обнаруженных в архив ах, позволяет прийти к выводу, что язык большевиков явно раздваивался. Он делился на разные и чем дальше, тем больше расходившиеся языки. Можно сказать, что возникал внешний, публичный язык партии , особенно четко представленный партийными газетами, и внутренний язык з асекреченных и строго конфиденциальных сообщений, не предназначенный для обнародования. Естественно, революция на публичном языке рисовалас ь как четкое поступательное движение, полное героических, пусть иногда и тревожных красок. Эта тенденция проявляется и в романе. Были свои слова-символы и у белого движения. Во врем я Гражданской войны и военной интервенции для знамени Добровольческой армии на Юге России, выступившей во главе с генералом Л. Г. Корниловым в св ой знаменитый Первый Кубанский поход, были взяты не императорские, а име нно национальные цвета: белый-синий-красный. На знамени, по предложению Л. Г. Корнилова, было написано только одно слово – «Отечество». Это знамя ст ало символом Белой борьбы против большевистских узурпаторов власти в с тране, которая в течение почти трех лет велась под лозунгом: «За Великую, Е диную и Неделимую Россию». Советские писатели использовали слова-символы то лько своей советской идеологической системы, в которой были «хорошие кр асные» и «плохие белые». Еще в 40-е гг. с помощью методов контент-анализа выя снилось, что в советской пропаганде выделяется несколько пластов, относ ительная значимость которых постоянно меняется. Исследователи выделил и старую «либеральную» лексику, революционную, троцкистскую лексику «м ировой революции», национальную. Внимательно присматриваясь к «Тихому Дону», нетру дно заметить, что как новое явление литературы он не только представляет собой более сложный и противоречивый феномен в развитии художественно го процесса, но одновременно расходится с принципами и нормами литерату рной теории, которая скорее пыталась подстроиться к нему, чем находила в его сочинениях подтверждение своим постулатам. Шо лохов, по сути, отвергал главный принцип теории социалистического реализм а, сводящийся к требованию изображать действительность не такой, какова она есть, а какой ее следует видеть. Своим неукротимым новаторским духом, ослепительным блеском фантазии и потрясающей силой художественного мастерства он разрушал творческие и эстетические стереотипы, расшатывал прокрустово ложе идеологических предписаний и прямиком шел к истине. Советские писатели изображали всех большевиков, как положительных персонажей. Так дум ать стало незыблемым правилом для пишущих о революции, но не для Шолохов а. Его комиссары («кожаные куртки») далеко не всегда выразители народных интересов – среди них встречались и жестокие, беспощадные деятели, нена видящие простолюдинов. Это правда, которую не принимали многие, обвиняя романиста в извращении фактов и событий. М.А. Шолохов умел смотреть на состояние мира с точки зрения широких масс и придать своим творениям поразительную эмоционал ьную силу и художественную глубину. И «красные» и « белые», выведенные в романе используют свои слова-символы. Вместе с появившимся в казачьем хуторе (и в романе) Штокманом в романе появляются слова «пролетариат», «революционная ситуация», «кла ссовая борьба». После начала Первой мировой войны – «отечество», «родин а». Вместе с революцией в роман приходят слова «совдеп», «ревком», «Учред ительное собрание» , «советская власть» , «товарищ» . «Красные» используют слова «коммунист», «комиссар», «контра». «Белые» – «Добровольческая армия». При это м в устах разных персонажей слова-символы несут и разную смысловую окрас ку. (Например, Григорий Мелехов так отзывается о комиссарах: «Комиссара видал, весь в кожу залез, и штаны, и тужурка, а другом у и на ботинки кожи не хватает. Да ить это год ихней власти прошел, а укорен ятся они – куда равенство денется?» ) В стремлении к народной правде, в ревностном служе нии литературе писатель никогда не останавливался на полпути, как бы ни были суровы те выводы, к которым он приходил, в конечном счете. Немногие лю били своих героев так, как Шолохов, но еще реже писали страшную правду о ни х. ЗАКЛЮЧЕНИЕ На основан ии проведенной работы можно сделать следующие выводы: Язык романа М.А. Шолохова «Тихий Дон» неординарен и метафоричен. При этом с метафоричностью сочетается простота синтаксис а, текст написан преимущественно короткими, простыми предложениями. В не м широко используется диалектная (казачья) лексика, просторечия. В романе активно используются фразеологизмы и фра зеологические обороты, преимущественно «казачьих» персонажей. Шолохов использует все типы фразеологических оборотов: ф разеологические сращения, фразеологические единства, фразеологически е сочетания и фразеологические выражения. Часто употребляются фразеол огизированные обороты (особенно просторечные) и просторечные фразеоло гизмы. В романе преобладают исконные , разговорно-бы товые обороты. Обороты, заимствованные из других яз ыков, практически не встречаются. М.А. Шолохов в своем романе активно использует слов а-символы, при этом можно выделить слова-символы, используемые казаками, «красными» и «белыми». Это выгодно отличает его от других советских писа телей того времени. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Архангельский В.Л. Уст ойчивые фразы в современном русском языке. Ростов-на-Дону. Изд-во Ростовс кого ун-та, 1964. 2. Бабкин А.М. Русская фразеология, ее развитие и источники. Л.: Наука, 1970. 3. Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М.: Наука, 1977. 4. Жуков В.П., Жуков А.В. Морфологичес кая характеристика фразеологизмов русского языка. Л., 1980. 5. Толикина Е .Н. О природе и характере синонимических связей фразеологической единиц ы и слова // Очерки по синонимике современного русского литературного яз ыка. М.-Л., 1966. 6. Шолохов М.А. Тихий Дон. Кн. 1- 4. М., 1978.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
На первом занятии по вождению:
- Кем вы работаете?
- Программистом.
- Так... это НЕ монитор и у нас НЕТ кнопки восстановления.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Фразеологизмы и слова-символы в романе М.А. Шолохова "Тихий Дон"", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru