Реферат: Тема деревни в современной прозе - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Тема деревни в современной прозе

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 50 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

В современной прозе тема деревни раск рыта не очень широко . Авторы в основ ном акцентируют внимание на отдельных личност ях . Это хорошо видно в произведениях “Пела гея” Ф.А . Абрамова и “Знак беды” В.В . Бы кова. В обоих произведениях показаны противопол ожные характеры , однако в “Пелагее” характер Павла (противоположный характер у П .) п очти не раскрыт . Вероятно потому , что глав ной целью автора было показать героиню пр оизведения со всех сторон : решительную , умную , стойкую , властную , душевно добрую и в то же время не в меру честолюбивую и эгоистичную. ****************************** ***************** АМОСОВА Пелагея Прокопьевиа треть жизни своей голодала . В 1933 году у нее "померли отец и брат с голодухи ". В войну тоже был о не лучше . А после войны на ее гл азах зачах ее сын , первенец , потому что у П . "начисто пересохли груди ". С той п оры поняла П цену "тряпки " — это товар , на который можно было обменять кусок хлеба . И начала она загребать мануфактуру обеими руками , потому что знала : "не сите ц , не шелк в сундуки складывает , а саму жизнь . Сытные дни про запас . Для дочер и , для мужа , для с ебя. Еще в молодости она отличалась сильны м и решительным характером . И Павел , хоть и из хорошей семьи (по старым времена м у Амосовых первое житье на деревне считалось ), а робок был , сразу ей подчинилс я . Провожая мужа на войну — а было ей тогда девятнадцат ь лет — П . сказала : "На меня н адейся . Никому не расчесывать моих волос , кроме тебя ". И как сказала , так и сдела ла : за всю войну ни разу не переступил а порог клуба . Сестра Павла Анисья , не отличавшаяся такой женской крепостью , очень у важала П. До 1947 года П . работала на скотном дворе . "Руки выворачивали на этой дойке . А холод-т о ? А дождь ? А каково это каждый день два раза мерить дорогу — от деревни до С урги и от Сурги до деревни ? Грязь стра шенная , до колена , — и где уж тут присе сть на телегу ? Хоть бы бидоны- то с молоком лошадь вытащила ". И вот от нуж ды , от тяжести , стремясь к новой жизни , одолев всех , П . устроилась в 1947 году на пекарню . Сд елала она это через Олешу-рабочкома. Увидал ее Олеша у открытого окошка за расчес ыванием волос . "Ты как золотой волной н акрывшись . Искры от тебя летят ". И лапу запусти в волосы . А волосы и впра вду у нее были особенные — однажды : на "вечерян ке " знакомый парень протащил ее за волосы от окошка до лавки — проверял , выдержат ли . Из бани выйдет — не знает , как и расчесать , зубь я летят у гребня . А в школе учит ель все электричество на ее волосах показ ывал . Недели через полторы-две Олеша подстерег ее за полосканием белья на речке , П . ему пригрозила . И в третий раз они встретились опять у речки , и снова Олеша стал просить ее снять пл а ток , показать волосы , хоть за деньги . "А во т устрой пекарихой за рекой — без денег покажу ". — Как уж ей тогда пришло это на ум , она не могла бы объяснить . Олеша ее слова принял всерьез , и П . шаловливо прискинула платок — "дьявол , наверно , толкнул ее в бок " . И Олеша совсем ошалел : "Ежели дашь мне выспаться на твоих волосах , вот т е Бог — через неделю сделаю пекарихой . Я не шучу " — "А и я не шучу ", — ответила П . Через неделю она стала пекарихой . Олеша вырвал ее со скотного двора , все преграды вокруг разрушил — вот как закружило человека . Но и она сдержала слово — в первый же день на ночь осталась на пекарне . Но под утро посоветовала Олеше забыть о ее волосах . И предупредила : "Я кусачая ..." В этом произведении героиня не идеали зирована : явно показано ее стремлен ие к красивой жизни , любыми средствами даже т акими (см . выше ). Олешу она забыла ("не для услады , н е для потехи переспала она с чужим му жиком "(но даже это ее не оправдывает )). Беспокоил ее Павел : он ничем не выдал себя , только , говоря в тот день о бане , ск осил в сторону глаза и посовет овал ей идти в первый жар (в этом эпизоде отчасти показан характер Павла (кротк ий склонный все прощать ): он видимо догады вался что произошло , но виду не подал . Но П . поняла его мимику и раскаялась в совершенном .). И в то утро она два березовых веника исхлестала о себя . Но подозрение живет в П .: не Олешина ли дочь ее Алька ? — очень уж шальная у девчонки кровь ... П ., устроившись на пекарню , бросила вызов всем : председателю колхоза , кото рый не ) отдавал свою лучшую доярку (плохо П. работать не умела ), колхозникам ("Э то за каки таки заслуги такие корма П алаге ?"), Дуньке-пекарихе и ее родне. В этом же сорок седьмом году прои зошло одно из самых памятных событий в ее жизни — недостача . Насчитал ей ревизор Петр Иванович пять тысяч без м ала . Что только не передумала тогда П ., топиться хотела , наконец П . "не будь дурой " бух в ногу Петру Ивановичу : выручи , Петр Иванов ич . Не виновата . И сама буду век за тебя Бога молить , и детям накажу . И отыскались пять тысяч — это , оказывается , Петр Иванов ич урок молодой бухгалтерше преподносил , "чтоб носа не задирала ". Но не только бухгалтерше этот урок был — поняла П ., что да ровой хлеб с пекарни ему нужен . Погрел он руки об нее , без булки белой за чай не садился . Зато в компанию свою ввел , с хорошими людь ми за один стол поместил , на почетное место . Завелись тогда полезные знакомства — председатель сельсовета , колхозный председатель , Иван Федорович из райисполкома — и всех она выручала хлебом , зато и ей продавцы на дом приносили товары. Три года назад и Ал ька стала показывать норов — П . застала ее , тогда пятиклас сницу , целующейся с молодым зоотехником . Зооте хника заслали в самую распродальную дыру в районе — в силе П . тогда была. И сила эта была от ее работы , от отношения П . к ней . Чего только не делала П. , чтоб хлеб был духовитее — воду брала на пробу из разных колодцев , др ова выбирала смоляные , чтоб без сажи , муку требовала первый сорт , а насчет помела и говорить нечего — все перепробовала , и сосну , и елку , и вереск . Только что вынутую из печи буханку П . смазывала постным маслом на сахаре — уж на это не скупилась . Тогда буханку любо в руки взять . "Смеетс я да ластится . Сама в рот просится ". В пекарне у П . чистота , там она любила чаевничать . Это были самые приятные минуты в ее жизни . Но до этого — надо ра сто пить печь на пекарне (это после своей , домашней ), поднять тридцать ведер вод ы , налить сто буханок черного да семьдесят белого , а главное , жариться у печки . П осле работы П . с тяжелой сумкой хлеба и неподъемным ведром помоев для поросенка шла домой , обязате л ьно делая от дых у мостков через озеро . Ее встречал муж . Дома она сразу ложилась на голый крашеный пол , потому что он хорошо вытя гивал жар из тела . Потом П . долго пила чай из самовара , "пять чашек крепкого чаю без сахара — пустым чаем скорее зальешь жар вну три ". Иногда думала П . о помощн ице , но ведь тогда помои пожиже и зарп лата поменьше будут . Так и маялась до болезни мужа , когда заступила Алька на ее место. Характер П . проявился не только в отношении к работе . Именно она изменила по рядок застройки деревни. П . первая завела усадьбу при доме ; до этого бани , колод цы строились "на задах ". П . Амосова первая поставила баню , погреб , колодец и огород около избы , чтоб все было под рукой . И все это под оградой , чтоб ни пеший , ни конный , никакая скотина не могли к не й зайти без спроса . Вслед за П . потянулись и другие . Но сколько она вынесла напраслины ! "Кулачиха ! Деревню раст оптала ! Дом родительский разорила !". А с дом ом она поступила так . Дом Амосовых-старших был великаном : двухэтажный шестистенок с груд астым коньком на крыше , большой дв ор с поветью и сенником и сверх того еще боковая изба-зимница . Эту избу в с орок шестом отхватила старшая сноха (у Зах ара Амосова было четыре сына , а с войн ы вернулся только Павел ). Затем потребовала своей доли вторая сноха — раскатали д вор . И , наконец , последний удар нанесла П ., решившая заново строиться на задах . По ее настоянию шестистенок разрубили пополам . И старого дома-красавца не стало . Этим ее попрекала золовка и даже — заезжий столичный л юбитель старины . Пенял , чуть не плакал : д ескать , какую красу деревянную загубили . Особенно насчет крыльца двускатного разорялся . Крыльцо было красивое , П . это понимала . На точеных столбах . С резьбой . Да ведь зимой с этим красивым крыльцом "мука мученская ": и воду , и дрова надо как в гору таскать. А в метель , а в непогодь — и того хуже. Сначала , когда П . в сельсовете попроси ла пустырь за старым домом , ее подняли на смех . А она разглядела на месте пустыря лужок с душистым сеном под окнами . И теперь кто не завидует ей в де ревне ! Дом П . на загляденье (и Альк ин ухажер , Владислав Сергеевич , оценил его ): углы у передка обшиты тесом , покрашены же лтой краской , крыша новая , шиферная (больше двухсот рублей стоила ), крыльцо по-городскому стеклом заделано . А кругом ширь . Хорошо и внутри дома : комната просторна я , чистая , со светлым крашеным полом , с бел ыми тюлевыми занавесками во все окно , с жирным фикусом , царственно возвышающемся в переднем углу . Дела по дому до своей б олезни делал Павел . Он же всегда и вст речал П . после работы. В тот день , с которого начинает ся повествование , П . не увидела Павла в условленном месте и , почувствовав нелад ное , забыв про усталость , заспешила домой . Тут она узнала о болезни мужа . Другое известие больно ударило по ее самолюбию . М уж известил ее , что у Петра Ивановича вернулась с уче б ы дочь Антонида Петровна , и у них по этому случаю б удет большой праздник , на который Амосовы не приглашены . П . всегда отмечала факты пр иглашения или игнорирования их с мужем и этим определяла , считаются ли с ней "в ласти ". За годы работы на пекарне она п ри в ыкла быть на виду и не хотела оказаться "на задворках ". Когда Павел напомнил , что сегодня у его сестры Анис ьи день ангела и что надо поздравить ее , П . и слышать не захотела об этом — золов ка не принадлежала к кругу избранных и , кроме того , вызывала снисход ительное от ношение П . своим женским непостоянством . Она отказалась идти к ней и тогда , когда сама Анисья пришла с приглашением , чем — П . со знавала это — очень обидела родственницу и опечалила Павла . П . сослалась на усталость , но э та причина перестала сущес твовать , когда принесли записочку от Петра Ивановича : "Ж дем дорогих гостей ". Надев свои лучшие нар яды , П . с мужем двинулась на праздник . Весть об этом принесли Анисье , и она , о биженная , весь обильный стол скормила деревен ским "подружкам " — Мане-большой и М ане-маленькой , шалопутным старушонкам. В гостях П . отметила , что их посади ли не как раньше , на почетное место , а с краю , у комода , и не на стульях , а на доске . Но и этому теперь был а рада П ., очень ценившая знакомство с "властью ". В гостях были все нужные л юди : председатель сельсовета , председатель колхоза , председатель сельпо с бухгалтером , начальник лесопункта — неизвестно , кто из них может понадо биться , как жизнь может повернуться . П . обо всем привыкла заботиться сама при больно м муже и на этой вечеринке проявила свои деловые качества : чуть председатель совета вышел из-за стола проветриться , она пошла вслед за ним (ей нужно было , что бы Альке дали справку-открепление — не мыслила П . жизнь дочери в деревне , в колхозе ). П . легко увернулась от давнего предлож ения начальника отдать Альку за его сына и , подхватив его под руку , повела в комнаты . "Так под руку с Советской властью и заявилась — пускай все видят . Рано ее еще на задворки задвигать ". Желая показат ь , что ценит приглашение , П . уговаривала бо льного сердц ем мужа выпить и достигла своего . Только Павел после этого совсем сник ... Над этим приглашением П . долго ломала голову . Она привыкла анализировать пос тупки Петра Ивановича : зачем-то , значит , она ему понадобилась . Пекариха , понятно , теперь не фигура , а вот дочь у нее невеста , с этой стороны , решила П ., она может быть и нужна Петру Ивановичу . А может , раз приглашение сделано второпях , исх одило оно от председателя сельсовета — для его сына Алька тоже могла быть интересна . П . не случайно потом обвиняла себя в б олезни Павла — ему повредило не только застол ье , но и тяжелая для него встреча с сестрой в тот вечер . Увидя сестру , он "закачался , как подрубленное дерево ". Да и П . упреки Анисьи не оставила без ответа , потому что не привыкла спускать никому . "А как же ? Те бя по загривку , а ты в ножки кланяться ? Нет , получай спо лна . И еще с довеском ...". Сознавая неприличн ость ситуации , П . успокаивала себя тем , что "не было поблизости хороших людей ". В этот день ей суждено было испыт ать гордость за свою дочь — чувство очень ей знакомое . Уложив дома совсем занемо гшего Павла и оставив ему таблетки , П . пошла искать Альку , которой , как и многих парней и девушек в эту праздничную н очь , не было дома . Она нашла дочь у клуба и с неподдельной радостью любовалась ею , увидев , "в каком п очете " у молодежи ее Алька (почет П . любила ). За Алькой ухаживали комсомольский секретарь и рослый , красивый офицер . Ее дочь обошла Антониду Петровну , что было особенно приятн о П . "Ее кровинушка верх берет !" И често любивая П . не могла позволить , чтоб это п ервенство нарушилось — когда Антонида Петр овна предложила продолжать праздник у них , П. — н апротив — пригласила всех к себе . Вела всю компан ию домой — и удивлялась себе , пугалась Петра И вановича : против кого пошла ? Но желание ви деть офицера подле Альки , до казать сво ю силу было главным . В угаре гордости и решимости , любви к дочери П . даже не пожалела сена , которое забрызгала водой молодежь , бал уясь у них во дворе . У П . "душа расх одилась — сама смеялась пуще всех ". А рядом , в избе без памяти лежал Павел , оста вленн ый ею без присмотра . Успокаивая потом свою совесть , П . думала , что без офицера ни кто ничем не помог бы Павлу — фельдшер б ыл пьян . Болезнь Павла сначала представлялась П . крахом . Но пекарню удалось удержать за собой — Анисья и Алька встали у печи вмест о нее . Только через три н едели П . попала на пекарню : надо было п роверить Альку , слишком вольно , по словам Анисьи , ведущую себя с Владиславом Сергеевиче м . Идя на пекарню и из-за одного этого чувствуя себя помолодевшей лет на десять , П . не удержалась и боль н о "ужалила " Антониду Петровну , намекнув ей на ее одиночество . Сказала — и тотчас пожалела о сделанном , захотела загладить свою вину , при гласила "Тонечку " с собой . Это ощущение поб едителя прошло , как только П . оказалась на пекарне . Вначале она даже поздоров ала сь с печью , поняв , что без этой "каторг и " и дышать ей нечем , как бы обняла все глазами . Но потом она дала острастк у Альке , в пляжном виде (как и офицер ) стоявшей у печи , разглядела три прогорел ых противня , грязную стену , обтрепанный веник , но самый бол ь шой непорядок — хлебы , "двенадцать подряд буханок мореных и квелых ". Распалилась П ., но тут же осадила себ я — офиц ер Павла от смерти спас , да и Алька целый день в жаре . Быстро сообразила , сб егала за водкой — поблагодарить офицера и солдат : душевной широты П . не занимать . П . искренне любовалась офицером , она видела в нем то , что больше всего ценила в л юдях — у м , волю , да еще подкупала ее в нем городская обходительность . Ей понравилось его обращение к ней — "мамаша ": тут и намек на воз можные отношения в будущ ем , и уважение , все отметила П . Большие претензии П . к жизни вновь заявили о себе , теперь о на решила , что через Альку Амосовы в л юди выйдут . За этот месяц П . помолодела и душой , и телом — будто сама была влюблена , так вдохновили ее мечты о счастливом б удущ ем Альки . Но лишь мечтать П . не умела — она решительно начинает способствовать счастью дочери , задумывает созвать молодежный вечер у себя дома , чтобы заодно вывед ать намерения Владислава Сергеевича . Любила П . удивить всех — пять бутылок коньяку решила выст авить . Закуска — рыба белая , студень , мясо . Ра здобыла морошки — сгоняла за сорок верст Маню-малень кую . Набрала и малины — на нее тоже был неурож ай . Вернувшись с малиной , оживленная , гордая , предвкушая предстоящее празднество , П . застает ужасную картину — П авел задыхался в тяжелом сердечном припадке . К тому же и Алька уехала в город , одна , вслед за офицеро м . Добила П . Анисья сообщением о беременно сти Альки . Все это укорачивает жизнь Павла : он умер на третий день после бегства дочери . У гроба П . не плакала — кого бы убедила ее скорбь ? Она и так чувств овала себя преступницей . Она все выдержала : причитания , осуждающие взгляды , пересудные шепо тки . А начали речи говорить — земля зашаталась у нее под ногами . Только тут , у гроба стала понятна П . жизнь Павла Безотказ но , как лошадь , как машина , работал Павел в колхозе . А П . не ц енила этого , ни во что ставила работу мужа . Но более всего проняла ее другая мысль . Она думала о том , что "ведь ле жит Павел , ее муж , человек , с которым — худо-хорошо — она прожила целую жизнь... " И тогда она " заревела во все горло . И ей теперь был о все равно , что скажут о ней люди , какую грязь кинут в Альку ". И начался у П . долгожданный отдых . "Вставала поздно , не спеша . Не спеша топила печь , пила чай , потом отправлялась в лес . Грибы да ягоды бы л и ее страстью смалу . Ходила по знакомым с детства холмикам и веретийкам . Но много ли ей одной надо ? Несколько д ней убирала картошку , но и урожай не р адовал — зачем ей столько ? Трудно было П . отвыкну ть от мысли о семье , приноравливаться к одиночеству. Она и знывала , ожидая писем от Альки , но та уехала как в воду канула . И П . кляла , ругала дочь последними сл овами , а после еще пуще жалела ее : одна , в чужом городе , без паспорта . Многое перевернула в П . встреча со скотницами на Сурге (П . забрела туда в поисках г р ибов и ягод ). Работа у них теперь — не то что раньше , когда П . сама была скотницей , многое теперь делают маши ны. Лида Вахрамеева — Алькина ровесница — прежде чуть на себя руки не наложила , когда отец ее о пределил к коровам (как и Альке , Лиде п лохо давалась школьная грамота ), а теперь посмотреть — и счастливее ее человека нету . П . подумала , что ведь и Алька могла бы работать дояркой . Чем это не работа ? "Всю жизнь , от века в век , и матерь ее , и бабка , и сама она , Пелагея , возились с навозом , с коровами , а тут вдр уг решили , что для нынешних деточек это нехорошо , грязно . Да почему ? Почему грязно , когда на этой грязи вся жизнь стоит ?" После этой встречи П . много плакала . Ос енью П . занемогла . Поначалу она , как и ее мать в подобном положении , не хотела поддаваться болезни и даже задумала устроиться дояркой , в очередной раз удиви ть и победить всех . Она уже представляла , как о ней заговорят : "Железная !" Но вск оре эту гордую мысль пришлось оставить . И все-таки П . не сдавалась — целыми днями делала что-нибудь возле дома . Полюбила она сидеть возле черемухового куста и глядеть на реку — хорошо думалось тут . Больше всего д умала П . о том , как она своей должность ю пекарихи всех одолела , всех на лопатки положила . "Одна . За один месяц . А чем ? Какой силой итростью ? Хлебом !". Это был о борьбой — за себя , за свою семью , за своег о второго ребенка , которого она не желала погубить , как это случилось с их перв енцем . В октябре П . предложили ехать в районную больницу , но она отказалась . Свою болезнь она знала лучше врачей — огня , жары не выдерживали даже кирпичи на пек арне , а ведь она человек , к тому же не отдыхавший за эти восемнадцать лет ни одного дня . Во время болезни к П . редко кто заходил . Но на 7 ноября — и поначалу это П . восприняла как обиду — зашла Маня-большая . Этот праздник бол ьше всех других любила П .: раньше в этот день в семье П . мер яли обновы , Павел и Алька собирались на демонстрацию , забегало начальство пропустить ст аканчик . И вот теперь — эта шалопутная старушонка . Но она принесла весть об Альке , и "сло вно лето спустилось в избу ", и П . заговорила с Маней "своим прежним , полузабытым голосом , тем самым обволакивающим и радуш ным голосом , против которого никто , даже с ам Петр Иванович , не мог устоять ". Оказывае тся , сельсовет выдал Альке справку на пасп орт — ог ромная удача ; из-за этой справки много сил потратила П . И снова размечталась П. — о том , как бы посмотреть на Алькино житье , да не убежишь в город — "на привязи у бо лезни ". Она обрадовалась , когда Маня предложила сама съездить за счет П ., все посмотре ть и "обрисовать положен ие ". Маня ездил а в город девять дней (на три дня больше , чем договаривались ), и последние ночи П . почти не спала . Встретила она Маню как самую дорогую и желанную гостью . Но когда П . узнала о том , что Алька р аботает официанткой в ресторане , у нее "по гасли г лаза ". Еще больше она встр евожилась , когда узнала , что Владика Маня не видела и дома у Альки не была . Но все же от главного известия — что Алька жива-здорова — материнское сердце успокоилось , и П . потянуло на жизнь : она все перемыла и стала сушить наряды . Эти "тряпки " П . копила всю жизнь , видя в них эквивале нт хлеба , настрадавшись в голодную пору . П ривыкшая спрашивать совета у своей совести , П . потом со стыдом вспоминала это время , когда они вдвоем с Маней "перемывали косточки " всем на деревне , а особенно Т онечке , потому что Алькина удача оттеняла серое существование дочери Петра Ивановича — опять П . почуяла вкус победы . Именно через Тонечку — так считала П. — и наказал ее Бо г . Дело в том , что П . давно мечтала иметь плюшевый жакет , и когда прямо к ней в дом пришла продавщица с пригл ашением прийти за ним в магазин , то П . в этом увидела знак уважения , признания и очень обрадовалась . Купила для себя и для Альки , а по дороге из магазин а , встретив Антониду , захотела перед ней п охвалиться , как высоко ценят ее — раз вер нула плат и похвасталась жакетом . Исполнившис ь жалости к Тоне , как это часто с ней бывало после приступа гордыни , она пре дложила жакет девушке , но Тоня , смущаясь , п оведала , что они уже не в моде и , к стати , висят в магазине уже год . От эти х слов П . "пош а тнулась ". Это был для нее страшный удар . И не то , чт о ее провели , ей показалось страшным — всегда кто- нибудь кого-нибудь надувает — а то , что П . попалась в ловушку к этой продавщице . Лейтенант проезжий надул , теперь вот эта . "Да как тут жить дальше ?" И П . зло распла калась . "Господи , на что ушла ее жизнь ?" С этого дня она опять слегла . Всю зиму П . болела . Письма от Альки приходили к ороткие да неласковые , из них непонятно бы ло , одна она или с Владиком . Какие-то п ерспективы перед П . замаячили после визита Сер г ея , сына Петра Ивановича . Из смущенных признаний выпившего парня П . по няла , что его "сердце разбито Алей " — так он ответил на ее упреки , что раньше они н е ведали про "настроение ", "дай Бог кусок хлеба заработать . Да с ними тогда и не церемонились . Утром в лес не выше л , а к вечеру тебя уже в суд повел и ". П ., конечно , не очень верила Сережиным пьяным вздохам , но Альке письмо все же написала . Ее грубый ответ поразил мать : "Хватит с меня и того , что ты всю жизнь на Петра Ивановича молишься ". "Да ч то же это так о е ?" — говорила о на себе . Как жить дальше ? Ведь что бы она ни делала , все невпопад , все мимо ... Но сокрушило П . не Алькино письмо . Со крушила ее пекарня . А ведь именно на н ее поначалу надеялась П ., думала , что пекар ня излечит ее от всех хворей , "стоит то лько увидеть ей свою пекарню да под ышать хлебным духом ". В феврале она не смогла дойти до нее из-за снежных заносов . Зато с "первой затайкой " П . вышла к пекарне как на богомолье — чистая , благостная — вечером накануне специально сходила в баню . Зато уж домой о на шла как пьяная , вся в слезах , не помня себя ... Около пек арни была помойка , в пекарне — поросенок , все не мыто , засалено , в окошке веник торчит . А вместо помела , о котором столько заботила сь П., — черная , обгорелая рогожина , намотанная н а длинную палку и погруженная в вед ро с водой . От вида Ульки-пекарихи — грязного , н еопрятного , П . едва не стошнило . "Все ей казалось , что и самовар , и рукомойник , и печь с тоской и укором смотрят на нее ... "И П . слегла . В доме хозяйничала Анисья , которую не любила П . и не скрывала этого , завидуя к тому же здоровью золовки . Еще одна попытка П . выка рабкаться , выйти с задворок жизни связана с приходом к ней Петра Ивановича . За г од , что прошел с похорон Павла , Петр Ив анович сильно сдал и был — невиданное дело — под хме льком . Го сть , как всегда , "заговорил пет ляво , издалека ", и П ., хорошо знавшая деловую хватку этого человека , гадала : с чем о н пришел ? Он заговорил об Альке — П . не в ыдала своего волнения . Не сдержалась она , когда Петр Иванович сообщил ей , что Алька живет одна . Защи щая свою "кровиночку ", не желая быть побежденной , П . заявила : "А хоть бы и одна , дак что ? Моя д очь не пропадет . Ина березка и с ободр анной корой красавица , а ина и во деви честве сухая жердина ". Намек был страшный — умела П . наносить удары — и неуязвимый Пе тр Ивано вич проронил слезу . Он (у нее !) просил п омощи — Сергей , действительно , спивается от тоски по Альке . "Темное , мстительное чувство захлестнуло ее ". Только теперь она поняла , что всю жизнь ненавидит его . Ненавидит с того дня , когда он насчитал на нее пять тысяч рублей . Ради его компании П . жиз нь свою и своего мужика загубила . И ей хотелось крикнуть в лицо Петра Ивановича : так тебе и надо ! На своей шкуре о познай , как другие мучаются ... Но вслух П . пообещала написать Альке . После ухода Петра Ивановича , х отя и душил кашель , вей же П . было необыкновенно хорошо — до зн ойного жара в груди . Она не сомневалась , что Алька напишет . В одной упряжке с таким человеком оказаться ! Это каких же дел можно наворотить — встала П . на привычную к олею размышлений. "На какое- то мгновение она потер яла сознание , а потом , когда пришла в с ебя , ей показалось , что она стоит у рас каленной печи на своей любимой пекарне и жаркое пламя лижет ее желтое , иссохшее лицо ". Она , по старой привычке , легла на п ол , и там ее мертвой нашла наутро Анисья . Алька приехала через неделю по сле похорон , справила поминки — небывалые , неслыханные по здешним местам , потом распродала отрез ы на платье , самовары и прочее добро , н ажитое матерью . На пятый день Алька уехала — ей не хотелось упустить веселое и выго дное место на пароходе. В произведении “Пелагея” явно сделан акцент на раскрытие характера героини , но сюжет этого произведения пропитан деревенской жизнью . И читая это произведение трудно не пропитаться ею. П риблизительно то же самое происх одит в произведении Быкова “Знак беды” . Зд есь показаны все трудности деревенской жизни во время коллективизации и войн . Это произведение более драматическое , и в нем больше уделено внимания жизни деревни чем в “Пелагее”. ******************************************************************** ПЕТРОК БОГАТЬКА . Ему шестьдесят лет . По слабости здоровья служить в армии П . не пришлось . С молоду он батрачил по фольваркам пока не женился на Степаниде и не стал работ ником у пана Яхим овского . Получив посл е экспроприации свой надел земли , он не мог сдержать "неожиданной радости : шел на хутор , считай , батраком , а вот стал хозяи ном и теперь осматривает свои нивы и пажити ". Это событие стало для него , как и для Степаниды , началом новой жи з ни. Однако радость по поводу земли была недолгой , ибо была она "не дай Бог — камни , с углинок , который в засушливый год становился как скала ". В первую же пахоту , не выдержав , пала молодая кобылка . П . стал коп ать "вручную лопатой , ковырял , долбил , рубил про клятый суглинок ...". "Четыре дня с у тра до ночи они в две лопаты долбили суглинок и все-таки одолели его , и зас еяли , заборонили в срок . Спустя несколько дней П . вкопал в это проклятое место о громный крест , сколоченный из бревна : а вд руг Бог и впрямь помож е т , "отве дет беду от этой их проклятой людьми и Богом земли ". И всякий видел этот "зн ак человеческой беды ", с тех пор это ме сто выселковцы прозвали "Голгофой ". Но П . не сдавался , работал как прок лятый . "Он усердствовал в любой работе : пах ал , мельчил комья , удобрял каждый клочок почвы , потом сам косил , свозил и снова пахал , сеял , бороновал ", бывший батрак так отдался хозяйничанию на своей земле , что надорвался . Он "выкладывался днем и ночью , а результат был ничтожный ". Очень скоро стало ясно , что "в этом бес к онечном поединке с землей " не только не разбогатеешь , а "раньше времени переселишься на деревенское кладбище в сосны ". Когда Степанида заговорила о колхозе , П . особенно не возражал. П . в отличие от жены из тех , кт о рожден ползать , он задумчиво , молча дыми т "вонючей своей махоркой ", будто навсегд а озадачен фокусами жизни , постоянно задавая себе вопрос : "Как дальше жить ?". По нату ре своей П . был человеком "тихим , таким , как и большинство в Выселках : в меру осторожным , уважительным к другим , немного суе верным и набожным . Таким же были и все его предки " У истоков этого х арактера — батрацкая доля , стойкое ощущение своей оттесненности , малости , какой-то неминучей под властности хозяевам , власти , старой и новой ("...был научен за долгую жизнь всего поба иваться "). Ко гда началась "самая горячка с колхозом ", П . не ходил на собрания , не метался , подобно Степаниде , по хуторам и местечкам . "Всю жизнь он хотел только од ного — п окоя . Чувствуя себя слабым и от многого зависимым человеком , жаждал как-нибудь удержать ся в сторон е от захлестывающих мир событий , переждать , отсидеться ". Ему было жал ь расставаться со своим "коником ", которого "только год назад нажили , и теперь отдав ать " в колхоз . П . частенько злился на ж ену за ее несговорчивость , за то , что у ходила на целый день в м е стеч ко на собрания комбеда или на ликбез (" Бросила все , побежала "), оставляя на него вс е хозяйство . Разве это мужицкое дело выпол нять бабью работу по дому ! П . "готов бы л провалиться сквозь землю от стыда ", когд а Степанида "наговорила многое из своих об ид н а порядки в колхозе неожида нно заехавшему на их хутор минскому начал ьству . Ему было страшно неловко за жену , он впервые в жизни устыдился и "собстве нной фамилии , так несуразно прозвучала она на этом убогом , заваленном снегом дворе ". Да разве "можно что пу т ное внушить женщине ? То , что для тебя ясный день , ей кажется ночью ". "Правда , эти расс уждения вертелись только в его голове , всл ух же он лишь тихо огрызался , зная по опыту , что злой жене лучше не перечит ь , его верха все равно не будет ". "Уж такая натура : с корее отдаст , чем возьмет . Легче уступить , чем своего добьется . Не любил ссориться , ему чтоб все т ихо ". Опять-таки по настоянию Степаниды отправи лся П . в Минск , в Дом правительства , к товарищу Червякову с крестьянским прошением за арестованного председател я да дол г вернуть , червонец , который дал ему однаж ды Червяков на лечение заболевшей дочери . Но "разве по П . это было ?" Однако были в его жизни случаи , когда и он пост упал по-своему. В молодости П . играл на скрипке . "О днажды на ярмарке в местечке попросил у какого-то цыгана немного поиграть ", Степ анида стояла рядом и похвалила , он загорел ся : куплю ! Мечта заиметь свою скрипку прив ела его уже на шестом десятке лет к еврею-торговцу , и червонец , который дала ему Степанида на покупку сапог , отдал за " красную бле с тящую скрипочку с чер ной декой и красиво изогнутыми вырезами п о бокам ", да еще два червонца остался д олжен . Жена всплеснула руками : "До скрипки ли теперь , когда не сегодня , так завтра придется свести в колхоз лошадь , ссыпать семена , отдать сбрую , сани , те л ег у ...". Было время , когда П . чувствовал себя хозяином Яхимовщипы , "одного скота здесь вод илось более десятка голов : лошадь , молодая кобылка , две коровы ... шесть или восемь овец . Ну и свиней , конечно , не менее двух ". Хорошо или худо , но он "правил усадьбой ". Хата , правда , "давно уже была не новая ", но она еще постоит . "Крышу в кон ьке надо залатать ... в истопке даже льет , в сильный дождь на глиняном полу образ уется лужа ". Но П . "не очень хотелось та щить свои кости по шаткой стремянке на крышу ", а то "потрев о жишь гнилую солому , польет сильнее ". "Самая , может , спра вная здесь постройка — это новая пунька за хлев ом ". Ставили ее вдвоем с Федькой , думалось , если не самому , так , может , сгодится с ыну ". Отслужит в армии , женится и продолжит род . "Но вот почти все подо шло к нулю , только и забот , что коровка , малый кабанчик да этих девять куриц... Дети , едва оперившись , рано выпорхнули из родительского гнезда , их не вернуть . А тут эта война , наверное , она добьет ок ончательно ". "Что теперь будет ? Чего ждать о т немцев ?.. И как жить дальше ?". П ., и в мыслях неспособный сделать никому зла , настраивал себя на то , что "надо как-т о переждать лихое время , затаиться , притихнуть , а там , глядишь , изменится все к лучше му . Не вечно же длиться этой войне . Но , чтобы остеречься беды , на д о в ести себя как можно осмотрительней и тише ". "...Коли к ним по-хорошему , то , может , и они ... Не съедят , может ...". Когда нагрянули полицаи — Гуж с Колонденком — П . засуетился , собир ая нехитрую еду на стол , выпил вместе с ними , прикрикнул (когда такое был о !) на строптивую Степаниду , боясь не столько за себя , сколько за нее ("если разозли тся , то никому не уступит , будь перед н ей хоть сам господь Бог "; "конечно , он с волочь , бандюга , немецкий холуй , но ведь он власть !.. С волками жить — по-волчьи и выть "). Не т , "и в помине нет твердости , мужицкой самостоятельности , со всяким он готов согласиться , каждому поддакнуть ", — неприязненно думает о П . жена . "Можно подумать , что людская покорность делает кого-то добрее . Ск орее наоборот ". И в конечном счете права будет она . Словно "незрячие " глаза немц ев не видели , не замечали усилий П . Нап ротив , П . переживает не раз ужас смерти , чувствует ее холодное дыхание — когда офиц ер расстреливает газетный снимок Сталина , вис евший на стене , стегает цепью Степаниду , у бивает из пист олета не принесшую моло ка Бобовку. Какое-то время П . с тихой завистью наблюдал за четким распорядком , существовавшим у немцев , неукоснительной дисциплиной . С гот овностью играл он для них на скрипочке народные мелодии , забыв и про кур , и про жену . Скрипка П. — причуда и отрада его молодых лет — сыграет , откупаясь , спасая , потешит чужое ухо . Но в ту же ночь немцы убили пастушонка Янку , слишком близко подош едшего к хутору : "свелся на нет и без того немногочисленный , горемычный род выселк овских Гончариков ". Нем цы вскоре выехали , и "свои " полицаи вновь почувствовали себя хозяевами . О т них ни спрятаться , ни убежать . Да и "куда было убегать ? Он прожил здесь по ловину жизни , вырастил двоих детей , познал столько забот , страха и горя , а может , немного и радости ... Вед ь у них сила , а что осталось у него ? Пара на труженных рук , ревматизм в ногах и шестьде сят лет за плечами ... Разве что малость схитрить , но и то с немцами , а ... своих не обманешь ". Проработав по приказу Гужа целый день на копке земли , П . понял , что второго т акого дня ему не выдержать . Знал он и то , что от Гу жа , как от немцев , скрипочкой не откупишьс я — нуже н самогон . "Когда-то , еще до колхозов , П . предпринял не очень удачную попытку изготовле ния самогона ", но уполномоченные из округа , искавшие лен , наткнулись на самогонные инструменты в истопке — и тут же их и реквиз ировали . "Потом он платил штраф , натерпелся позора на собраниях и надолго проклял малопочтенное дело самогоноварения . Но это бы ло давно . Петрок всем нутром чувствовал , ч то водка становится едва ли не един ственной ценностью в жизни ...". И пошла скрипочка Тимке Рукатому в обмен на змеевик . "Боже мой, — думал П., — глядя на суетливую пляску огненных языков по казану, — что делается на свете !.. Как жить с этим Гужом , который видит тебя наскво зь и еще та ит зло за прошлое ". Ему не жалко ни хлеба , ни трудов , лишь бы самогонкой залить его ненасытное горл о . Для спасения варил П . это зелье , одн ако муки его из-за самогона оказались напр асными . Ушли свои полицаи , пришли чужие , пр ослышав про "горелку ", но той уж е не было . Вызверившись , полицаи учинили над стариком расправу , один из них "пн ул Петрока сапогом в грудь и за шивор от , словно щенка , поставил к стенке " и начал стрелять . Степаниду еще раньше он уд арил чем-то по голове , и та без сознани я лежала в сенях . На какое-то в ремя и П . потерял сознание . "Видно , вообще жизнь кончилась ... они не дадут помереть по-человечески , своею смертью , они доконают нас ильно ". Новый день принесет лишь "новые муч ения , может , смерть даже , потому как скольк о же они будут играть в убий с тво ...". "Если нет иного спасения , то и самогон — не спасение ". Эта ночь что-то сдвинула в сознании П ., "безнадежно сломила , сбила ход его мы слей с привычного круга ". "С самогоном все кончено . Он старался , чтобы получше выгна ть . Кому ? О ком заботился , дуре нь ?.. Н о и он не дурак ... он не позволит им оседлать себя и ездить как им захоче тся , он еще постоит за себя ". Страх пос тепенно истаивает в душе П ., власть инстин кта самосохранения отступает перед человеческим достоинством . Откопав в лесу заветную бут ылочк у , сбереженную для себя и т яжко раненной Степаниды , П . не донес ее до хаты : там его уже ждали Гуж с Колонденком . Он успел только выбросить буты лку с остатками самогонки , как засвистели пули , посыпались удары жердью , сапогами... Они поволокли П . через огород , а "он думал только : что еще сказать этим сволочам ?". "В нем снова поднялась и по дхватила его гневная волна обиды и отчаян ья , она придала силы , и он решил не сдаваться ". "Он думал , что милости у них не попросит , как бы ни довелось ему худо . Только бы выд е ржать ". Полиц аи связали ему руки , вожжами , найденными в истопке , "с другим концом в руках поли цай взобрался на лошадь ". П . "вынужден был побежать за Колонденком , который ногами пин ал в бока лошадь , а Гуж размахивая пру том , погоня его сзади ". П . "не успева л , спотыкался , едва не падал ... лицо ег о снова стало мокрым о слез ". Это был конец . П . "пропал , исчез с этого света , как и для него пропали хутор , жена Степанида , Голгофа , пропал целый мир ". СТЕПАНИДА БОГАТЬКА , пятидесяти лет от роду , родилась и до замуже ства жила в Выселках . Молодой девкой она четыре г ода была батрачкой у старого пана Яхимовс кого . "Не мед был тот хутор , но что она могла без земли , без приданого , бедная приживалка в неласковой и малоземельной семье старшего брата ...?". Каждый день ходила о на в Яхимовщину , "вставала ранень ко , на заре , и через болыпак бежала на хутор . Надо было подоить и выгнать на пастбище двух коров , заготовить корм для свиней и гусей — тех и других было немалое стадо ". "Ей хватало хуторской усадьбы , огород а , скотины , не да вавшей передыху ни зимой , ни летом ". "За все годы службы в Яхимовщине ... через нужду и бедность бере гла свою честь , старалась , чтоб никто , нико гда и ни в чем не упрекнул ее . А ведь она могла бы и взять , не спраш ивая , в ее руках было многое , считай , в се хо з яйство ". Пан Адоля "был н еплохой человек ", он ценил в ней "старатель ную работницу и еще больше уважал за добросовестность ". Несколько месяцев прождала С . сватов о т вдовца Корпилы , но тот , хотя и сделал , вроде бы , ей предложение , сватов так и не послал . Обв енчалась С . с высел ковским Петроком . В Петроковой семье им ск оро стало невмочь , С . сразу не поладила со свекровью и попросилась у пана Яхим овского в "истопку ", все равно все хозяйств о его было на ней , "а новый батрак Петрок будет ей в помощь , куда же дева т ься им без хаты , без своей земли и хозяйства ". Яхимовский согласился . Т о была "первая весна их совместной с П етроком жизни , пускай не на своей земле , в чужой хате , зато в любви , мире и согласии . Она уже ходила с зарождающейся жизнью под сердцем ...". Вся жи знь С . и ее семьи пр оходит по крутым вехам судьбы . И первой такой вехой стала экспроприация Яхимовского хутора и земли . С ., как и остальные б атраки и безземельные , получила свои две д есятины . "Она готова была плясать от радос ти : это же подумать , они заиме ю т землю — без денег , без ссоры , без судов и прошений ". Но увидев старого пана Адольф а , ей стало неловко , наступившая бессонная ночь "была полна размышлений , тревог , колебаний ", оба они так и не придумали "чем у спокоить совесть ". "Ей было жаль его , и эта жа лость сильно омрачала их большу ю радость начала хозяйствования на собственно й земле ", счастливое сознание того , что и вороная кобылка , и пегая корова , а потом , после гибели пана , не вынесшего потери имения , почти вся усадьба — их. "Впереди была вольная жиз нь со множеством забот , тяжелым трудом , но без принуждения , жизнь , где все , плохое и хорошее , будет зависеть только от них двои х и ни от кого более . Это было сча стье , возносившее их под самое небо , удача , которую можно было разве что увидеть во сне ". "Сна ч ала зажили , и не плохо , вволю наелись своего , а не панского хлеба , обзавелись скотиной , лошадью ". Когда родилась Феня , С . не убереглась со здоро вьем , Петрок вынужден был тянуть за двоих и надорвался . Стало ясно , что одним св ою "Голгофу " не потянуть . "Колхо з так колхоз , сказала она себе , как бы та м ни было , а хуже не будет , авось н е пропадем и в колхозе ". За себя С . не очень боялась , она как все , а если шла добровольно первой , так , верно , потому , что в случае неудачи теряла немного — была беднячкой и полной м ерой познала нужд у на двух десятинах суглинка , хотя и с трашновато было . Деятельная и решительная , С . становится членом комбеда , ходит на собрани я правления . Она "привыкла судить о большо м по малому , о мире — по своей деревне ", и не ошибалась. Она знала . чт о хорошие люди не поступают подло ни по своей воле , ни по принуждению . Знала она , что жить на до по-доброму , по-человечески , по-справедливости , и мудрость эту она сохранила в себе до последних дней . Поэтому она голосует против раскулачивания середняка Гужа и д ругих селян , в том числе и немощной ст арухи Прохорихи , которая также , по причине старости , пользовалась "наемным трудом ". "Степаниду пронзило болью от мысли : что же это делается ? Дурье вы !.. Олухи ! Кого раскулачивае те ?.. Давайте всех ! И меня тоже — батр ач ку пана Яхимовского ". Она жаждала справедливос ти : "Надо в Москву ехать , к самому Кали нину ". Но ей не удалось добраться даже до райцентра , ибо в молодом соснячке ее обобрал сын раскулаченного Гужа , Змитер. С . понимала , "что-то в мире запуталось , перемешал ось зло с добром или одно зло с другим ". Она "хорошо чувствовала одно : так не должно быть , не по-человечески это , значит , надо было что-то делать . Н е лежать , не ждать , не мириться ...". С . бег ает по окрестным хуторам и местечкам , соби рая подписи в защиту р е прессирова нного председателя колхоза Левона Богатьки , п осылает своего Петрока , за всю свою жизнь никуда не выезжавшего с Выселок , в Ми нск , к товарищу Червякову . Муж должен пода ть прошение с подписями , а заодно вернуть червонец , подаренный Червяковым однаж д ы , когда председатель ЦИК Белоруссии и еще трое мужчин заглянули к ним в хату пуржистым днем обогреться. Для этой поездки она одолжила два червонца у Корнилы . По вечерам С . ходит в нетопленую школу на занятия ликбеза , сидит там до полуночи , а потом , при св ете коптилки , выводит слова . В сунду ке она хранит предмет особой своей гордос ти — гра моту за успехи в обработке льна. Когда нагрянет новая и самая страшная беда — война , полицай Гуж , тот самый , что когда-то обобрал ее в соснячке , будет ру гать ее "активистс кой ". С войной нормал ьная , упорядоченная жизнь хутора закончилась . Сначала по большаку денно и нощно потянул ись на восток бесчисленные колонны войск , и все "тут ревело и стонало от машин , подвод , лошадей ...". Но однажды все стихло . "Настала новая , страшна я в своей непривычности жизнь под немцем ". Началась она с того , что "в Выселках распустили кол хоз , разобрали небогатое его имущество , инвент арь , лошадей ". Лошадь свою они не вернули , и вся надежда С . была на корову Боб овку , которую она каждый день пасла в у кромных от чужих глаз местах ." Правда , за эти два месяца жизни под немцем она поняла , что ото всего не устережешься , как ни скрывайся , а если они захотят , то найдут . Тем более что у немцев выискались уже и помощники из м естных , полицаи , которые всех тут з н ают наперечет ". С . было жаль своей хаты , своей земельки , "этот проклятый Богом пригорок по прозванию Голгофа , как жаль пусть и больного , единственного ребенка . Ско лько тут выходили ее молодые ноги , передел али работы ее изнуренные руки ! Сколько лет они с П е троком тут пахали , сеяли , жали ... К той же нехитрой крестьян ской работе со временем приобщился и Федя . Феня же захотела учиться и уехала в Минск ". Федя еще осенью пошел в армию . "Где теперь ее дети ?". Раньше разнообразные "домашние хлопоты ни когда ей не бы ли в тягость , даже после утомительной работы в поле . Теперь же наступление вечера ее мало радовало , не влекла и стряпня возле печки — семьи , счит ай , не было : один за другим отошли на тот свет старики , чуть повзрослев , разлет елись дети , незаметно минуло все трудное и хорошее , что ... с ними было связано ... а двум старикам много ли надо ?". С . знала , что "случилось плохое ... Потом она не раз будет вспоминать это свое предчувствие и удивляться , как верно оно подсказало ей приближение того , что так внезапно перев ернуло всю ее жизнь ". С. — н атура сильная , самостоятельная , способная перечить и противостоять обстоятельствам . "Унижать себ я она никому не позволяла , она умела п остоять за себя ". Так было прежде , когда она разоблачила перед районным начальством вора и пья ницу кладовщика или , буду чи звеньевой , защитила от ложного обвинения своих баб . Вот и сейчас она зло и независимо разговаривает с заявившимися на хутор полицаями . "Степанида их не боялась , потому что презирала . Более того , она их ненавидела ". Она выговори л а Петро ку за его стремление угодить Гужу и в ыполнить его требования . Но она жалела сво его "незадачливого Петрока , который часто злил ее , временами смешил , редко когда радовал ... Он был человек неплохой , главное , не злой , только мало проворный и не очень у д ачливый в жизни ". Появление на хуторе полицаев было лиш ь предвестием настоящей беды . Она пришла в осенний , набрякший от дождей день с н овыми постояльцами — немцами . Сколько их еще будет , этих знаков беды ! "Война ухватистой лапой подбиралась все ближе , а те перь и вовсе забралась в хату , под иконы , в застолье ". Остается "терпеть все молча и ждать лучших времен ? Вряд ли дождешься . Чувствовала она своим сердцем : за малой бе дой последует большая , вот тогда заревешь и никто тебе не поможет ...". С . прячет пор осен к а в барсучью нору , будто вместе с теплым , живым существом спасает ч то-то очень дорогое , домашнее , какую-то надежду , едва ли не саму жизнь . Она видит , как немецкий солдат разрубает , разделывает то , что было ее Бобовкой . Родной , выстоявший в стольких бедах м ир меркнет , всему нормальному приходит конец . Приход не мцев — э то вторжение чужого , бесстыдного , бесцеремонного ; твое , родное вдрут заполняется чужим запахо м , чужим говором , а тебя выгоняют из ха ты в истопку . Это страшно , но боли и горечи в С . больше , чем страха . Ког да немцы войдут в ее хату , "из-за их спин она будто впервые , чужими глазами увидела свою давно уже не новую хату с перекошенным простенком и потемневшими балк ами потолка , стенами , оклеенными старыми , пожел тевшими газетами . Пол она давно не мыла и теперь с досадой взирала на грязноватые , с присохшей картофельной кожуро й доски у порога , закопченные чугуны возле печки ". Присутствие чужого , враждебного С . ощущает постоянно : оно в том , как черпали чужие руки молоко из подойника , как ж адно они тянулис ь к ее корзинке с яйцами , выбирая получше . Забот и тре вог было множество , но С . "была не из тех баб , которые при первой же беде бросаются в слезы ". Когда ее хитрость с молоком не уд алась (подоив Бобовку самую малость , С . над еялась , что чужому человеку коров а мол ока уже не даст ), фельдфебель озлобленно с тал стегать ее цепью : она не тронулась с места , "стояла , одеревенев , словно неподвла стная смерти и ежесекундно готовая к ней ". "Смейтесь , проклятые , забавляйтесь, — подумала о на, — бей те несчастную женщину , ко торую некому защитить ". "И ты встань , Петрок , негоже полза ть перед ними на коленях ... Она все сте рпит ". Очень хотелось заплакать , но слез у нее давно не было , был только гнев . Кажется , не внешний , божий мир меркнет , а само сознание С . Мысль о будущем ухо д и т , похоже , будущего у них и нет : "Может , не застрелят до вечера , ещ е поживем немного ". Но С . была из непокорных . В следующ ий раз она выдоит свою Бобовку прямо в траву , из-за чего и лишится своей кор овки . С . не слишком убивалась по ней , "о на чувствовала , чт о ... неотвратимая опасност ь приближается к ним самим вплотную ". "Коне чно , можно было как-то подмазаться к чужез емцам ... но , думала она , разве этим поможешь ? Опять же с детства она не угрела насиловать себя , поступать вопреки желанию , тем более унижаться ". И никто ник огда на нее руку не поднимал , даже Пет рок . Она "не могла примириться с собственн ым бессилием , жаждала выхода , какой-то возможно сти не поддаться , постоять за себя ". Случай представился , и С . его не упустила : но чью она бросает в колодец забытую н е мецким поваром винтовку . Лишь одн ажды за все это страшное время прошлое нахлынуло на С ., когда по приказу немцев Петрок заиграет на своей скрипочке печал ьную музыку некогда любимой ею "Купалинки ". "Из глаз выкатились одна за другой нескол ько слезинок , она быстренько стерла их с лица уголком жесткого платка и снова затаилась слушая ". С . изводили не только пришельцы , но и бывшие "свои ", переметнувшиеся , усердные и усердствующие , словно их безвинность и бы ла самой главной виной . Она все хотела понять , что заст авило Антона Недосеку , в прошлом комбедовца , стать полицаем . Забот ао детях ? Но они же и проклянут его , и лучше бы он умер для них . Для С . Недосека из тех , что "от природы сле пы ко всякому проблеску человечности , заботят ся лишь о себе , иногда оправдываясь д етьми ", "дальше своего корыта им не дано видеть ". "Своими " же , полицаями , С . был а избита так , что не видела , как они увели Петрока , не смогла за него заступ иться . Полицаев она не боялась , хотя и понимала , на что они способны ; не боялась уже и немцев , "в е е сознании они так и не стали людьми , а оста лись чудовищами ", жалела , что не подожгла в месте с их офицером свою хату . "Кажется , она вынесла отпущенное ей сполна , пережила свою судьбу . Хотя вроде бы и не ж ила на этом трудном , Богом созданном свете . Все соби р алась , откладывала на потом ...". "Всю жизнь она только и делала , что ждала ". С . мечтала не разбогатеть , ко нечно , а зажить безбедно , без страха за завтрашний день . Она не ждала благодеяний , она хотела иметь ею заработанное . Она н адеялась не на чудо , а на в л асть , которая называла себя рабочекрестья нской . Но даже от немцев , явившихся под их липы . она вынуждена защищаться сама . И от мстительной , бандитской злобы бывших "своих " тоже сама . "На счастье или на бе ду , она знала , в чем ее хватит с из бытком , от чего о н а не отречет ся хотя бы на краю погибели . За свою трудную жизнь она все-таки познала правду и по крохам обрела свое человеческое д остоинство . А тот , кто однажды почувствовал себя человеком , уже не станет скотом ". От неминуемой беды ничем уже не оборониться, но мысль о близкой гибели не па рализует воли С . ("Разве теперь страх — поводырь ?"). " Вон Петрок на что уж боялся , даже угож дал им , лишь бы избежать худшего . Но че го он этим добился ?". Она отдает последнее , что у нее было — поросенка другу молодости , Корни ле , за неразорвавшуюся бомбу , которую тот припрятал : вдруг сгодится — и сгодилас ь . С . уже присмотрела и место под мосто м , где можно было пристроить бомбу . Ночью она прячет ее , закапывая в яму. Но уже к вечеру следующего дня он а увидела четверых мужчин , шаг авших к ее хутору . "Уже издали она узнала почт и каждого из них и сказала себе : "Ну , все !". "...Бабахнул первый выстрел . Рудька пронз ительно взвизгнул и смолк — уж не навсегда ли ? Она поняла , теперь ее очередь ". Но о на "не Рудька . И не Петрок ... Еще она с н ими поборется , и по своей во ле она им не дастся ". Когда-то "перед пр иходом немцев растаскивали в местечке магазин ы , Петроку не досталось ни сахару , ни с оли , и он оправдывался перед женой , что притащил керосину , скоро зима , пригодится !" К еросин пригодился. Неспроста же бутыль постоянно попадалась на глаза . "Степанида вытащила из узкой горловины деревянную затыч ку и плеснула на дверь , потом на обест ороны от нее — на стены и в угол ... Бросив на пол посудину , она из маленького кармана ватника достала спички ..." . "Степанида у пала ничком на твердый земляной пол , утопт анный за годы ногами панов , шляхтичей , бат раков , ногами Петрока , ее мужа , и ее де тей " — то было последнее прикосновение к давнишнему и родному , к тому , что шло издалека и продолжалось , подхваченное ею , ее се мьей ".Всю свою жизнь С . боялась пожара . Не раз ей даже снилосьночью , как горит ее Яхимовщина . Но выпало ей на долю собственноручно запалить родное подворье , а с ним и саму себя . Хорошо , что никто не видел , как она прятала бомбу . Пусть думают , рыщут, ломают голову — где ? "И не спят ни ночью , ни днем , боятся до последнего своего издыхания ". Пока еще видно : здесь жили люди ; останки "просторной хуто рской усадьбы " выглядывали на поверхность угл овым камнем фундамент , осевшим бугром кирпича да двумя каменны ми ступеньками возле бывшего входа в сени ". Еще можно понят ь , что жизнь ушла отсюда не сама , не по своей воле : из двух лип , "некогда красовавшихся возле хуторских ворот " осталась одна , опаленная и однобокая , "с толстым уро дливым стволом ". Даже вороны не с а дились на ее ветви , они "возможно , помнили что-то , а может , своим древним инст инктом чуяли в изуродованном дереве дух н есчастья , знак давней беды ".
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Любовь зла, - полюбишь и козла.
(с) Тигр Амур
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Тема деревни в современной прозе", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru