Реферат: Творчество Н. Рубцова - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Творчество Н. Рубцова

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 34 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

"Я родился с сердцем Магеллана..." Николай Михайлович Рубцов родился 3 января 1936 года в поселке Емецк Архан гельской области и уже в раннем возрасте остался сиротой. Заполняя анкет ы, в графе "Сведения о родителях" он коротко писал: "Таковых сведений почти не имею". Есть данные, что Николай был пятым ребенком в семье (с одним из бра тьев, живших в Ленинграде, Рубцов в шестидесятых годах переписывался). Ма ть поэта умерла в самом начале войны, отец был на фронте, а после войны жил с другой семьей. Очевидно, поэтому Рубцов, посвятивший матери немало про никновенных строк, упоминает отца коротко и сухо: Мать умерла... Отец ушел на фронт. Соседка злая не дает проходу. Я смутно помню утро похорон И за окошком скудную природу. Откуда только - как из-под земли! - Взялись в жилье и сумерки, и сырость... Рубцов вообще очень мало говорил в стихах о своей биографии, но и эти неск олько строк из стихотворения "Детство" рисуют достаточно ясную картину с иротства совсем еще маленького ребенка, познавшего в полной мере те суро вые стороны жизни, от которых его некому было оградить: похороны матери, н еприязнь соседей, унылый пейзаж за окошком - потому и унылый, что и здесь, п о эту сторону окошка, тоже сыро, сумрачно и неуютно... В такой вот атмосфере мальчик был некоторое время предоставлен самому с ебе, но "однажды все переменилось": в 1942 году его отправили в Красновский де тский дом, а еще через год перевели в детдом на родину матери - в село Никол ьское Тотемского района Вологодской области, которое местные жители на зывают просто деревней Николой. Она и стала для Рубцова малой родиной, к к оторой он неизменно возвращался в своих стихотворениях. Окончив семь классов, Рубцов едет в Ригу поступать в мореходную школу, но возвращается ни с чем: в школу его по малолетству не взяли. Неудачу поэт за помнил надолго: нет сомнений, что стихотворение "Фиалки" написано горазд о позже, но картина переживаний героя здесь создана достаточно достовер ная: "в фуфаечке грязной" идя по набережной, он вдруг услышал популярную в то время песню "Купите фиалки", прозвучавшую почти издевательски, ибо ему было совсем не до цветов: Кроме моря и неба, Кроме мокрого мола, Надо хлеба мне, хлеба! Замолчи, радиола... В этом стихотворении уже есть характерные для творческой манеры Рубцов а черты: и скрывающаяся за легкой иронией истинная печаль, и серьезность пародийных по тону строк, когда голодный герой, обращаясь к кондукторше с просьбой провезти его без билета, говорит: "Я как маме за это поцалую вам ручку!".И при первой публикации этого стихотворения в сборнике "Подорожн ики", и в "Избранном", вышедшем в издательстве "Советская Россия" в 1977 году, бы ла допущена неточность - "поцелую". В подлинном тексте Рубцова именно "поца лую" - так, как это слово звучало в старом русском произношении, как пели ег о, например, звезды русской эстрады Анастасия Вяльцева, Варя Панина или И забелла Юрьева, чьи голоса сейчас можно услышать на отреставрированных пластинках. Поэту нужно было чуть-чуть спародировать жестокий романс, чт обы спрятать свою душевную боль: Рубцов был гордым человеком... Детдом тем временем перевели из Никольского в райцентр - древний городок Тотьму, основанный на десять лет раньше Москвы. Возвращаться в детдом Ру бцов не захотел и поступил в Тотемский лесотехнический техникум (впосле дствии реорганизованный в ГПТУ-19). Вряд ли учеба в лесотехникуме увлекала его, он просто коротал время до получения паспорта. Окончив первый курс т ехникума и получив паспорт, Рубцов с бесшабашной решительностью уехал в Архангельск и поступил в мореходное училище. Однако и там проучился недо лго... Пришлось ему стать пока избачом - так называлась должность работника изб ы-читальни, выполняющего обязанности и администратора, и библиотекаря, и истопника. Очевидно, в это время он и стал серьезно писать стихи. Во многи х из них явно чувствовалось влияние Есенина, однако вскоре Рубцов научил ся, развивая порой заведомо чужой напев, не заглушать и свой собственный голос, даже в ранних стихах он слышен довольно отчетливо. В них есть то, чт о потом станет характерной особенностью творчества поэта - легкая, лучис тая ирония, пародия на самого себя. Чувствуя подражательность своих стих ов, поэт доводит ее до гиперболы, до лихой бравады. Перифразом есенинског о "За хлеб, за овес, за картошку мужик залучил граммофон" Николай Рубцов та к нарочито громко объявляет себя тем самым "простым мужиком": "Вчера за три мешка картошки купил гармонь. Играет - во!", что становится понятно - мужик о н далеко не простой. Изучая литературу не для отметки в классном журнале, пробуя писать сам, Р убцов несомненно задумывался о своем предназначении, стремился к творч ескому своеобразию, хотя и сказал об этом в присущей ему слегка ироничес кой манере, перефразировав на сей раз лермонтовское: "Нет, я не Байрон, я др угой": Строптивый стих, как зверь страшенный, Горбатясь, бьется под рукой. Мой стиль, увы, несовершенный... Но я ж не Пушкин, я другой. Для того, чтобы сделать новый шаг в творчестве, Рубцову нужны были свежие впечатления, и он пошел кочегаром на рыболовный траулер-угольщик Арханг ельского тралового флота и проплавал на нем около года. Когда судно прих одило в порт, моряки шли в ресторан, а Рубцов - в тир. Это было любимым развл ечением несовершеннолетнего кочегара, чья работа была нелегкой даже дл я человека отличного здоровья, а выросший на послевоенных детдомовских пайках парнишка отнюдь не был богатырем. "Их, что я делаю, зачем я мучаю худ ой и маленький свой организм?" - с горьковатым юморком спрашивал он в одном из ранних стихотворений, ставшем потом популярной песенкой в кругу люде й, лично знавших поэта. Но, несмотря на трудности, воспитанник детского до ма, не имевший иной семьи, кроме коллектива таких же сирот, как и он, Рубцов в экипаже траулера чувствовал себя как рыба в воде. "Я весь в мазуте, весь в тавоте, зато работаю в тралфлоте!" - не без иронии, но радостно восклицал он в одном из стихотворений "морского цикла", ставшего для него новым шагом в поэзии. Главное, что приобрел Рубцов в морских скитаниях, - это не только поэтичес кая, но и душевная свобода, чувство уверенности в себе, значимости и значи тельности своего "я": "Иду походкой гражданина... Дышу свободно и легко". Посл е поисков выхода из "грустного до обиды" быта это несомненно был шаг впере д. Если раньше он варился в собственном соку, учась лишь по книгам и в них ж е находя источник вдохновения, то теперь у него были свежие впечатления, которые он мог воплощать в поэтические строки, пробуя на вкус и слух новы й для себя ударный стих. Рубцова захватила иная жизнь. Поверив в свой талант, он почувствовал нед остаток общей культуры и образования, ведь к тому времени им была оконче на лишь Никольская школа-семилетка. Начался новый этап странствий Рубцо ва - теперь уже не по морям, а по земле. Без денег и билета, на крыше вагона он приезжает в город Кировск Мурманской области и поступает в горный техни кум. Друзья-матросы, узнав, что вместе с билетом у Рубцова украли все деньг и, пустили шапку по кругу и прислали ему в три раза больше, чем пропало... Однако в горном техникуме он проучился всего полгода - слишком уж далеки были геологические науки от того, к чему стремился молодой поэт. В начале 1955 года девятнадцатилетний Рубцов устраивается разнорабочим в селе При ютино под Ленинградом, где находится бывшее имение президента Академии художеств А.А.Оленина, у которого часто бывал Пушкин. Здесь Рубцов жил и во время отпуска с эсминца Северного военно-морского флота, на котором слу жил с 1955 по 1959 год. Во флотской газете впервые были опубликованы стихи молод ого поэта. Они посвящались празднику Первомая. "Меж городом и селом". Демобилизовавшись осенью 1959 года, Рубцов приехал в Ленинград и вплоть до поступления в Литературный институт имени Горького работал на заводе. Т ри года был рабочим, но ни одного поэтического свидетельства об этом не о ставил. Уже в начале творческого пути он понял - нельзя писать обо всем под ряд, нельзя писать о том, что по-настоящему не волнует. "Ты тему моря взял и т ему поля, а тему гор другой возьмет поэт", - писал он в более поздних стихах, но, очевидно, что к такой концепции он пришел задолго до того, как были нап исаны эти строки. Во всяком случае, до сих пор не известно ни одного стихот ворения, в котором бы Николай Рубцов поднимал заводскую тему. Годы жизни поэта в Ленинграде интересны тем, что в это время он переходит от традиций ударного стиха к строгой классической форме. Мир большого го рода, да еще такого, как Ленинград, увлек поэта, и, хотя память его часто воз вращалась к милым лесным уголкам детства, к нетронутой природе, он чувст вовал свою причастность к рукотворной красоте города, что особенно ярко проявилось в стихотворении "Альты": Как часто, часто, словно птица, Душа тоскует по лесам! Но и не может с тем не слиться, Что человек воздвигнул сам. Холмы, покрытые асфальтом И яркой россыпью огней, Порой так шумно славят альты, Как будто нету их родней! Неуклюжее "воздвигнул" выдает ученическую неопытность автора, но это ст ихотворение очень важно для понимания одной из ведущих особенностей зр елого творчества Рубцова - его неразрывной связи с музыкой. Так, в ритме го родской жизни и характере ее воздействия на человека поэту слышатся про нзительные, проникающие в самую душу звуки альтов... Руководитель Ленинградского литературного объединения "Нарвская заст ава" И.Михаилов вспоминал, что в Рубцове "привлекала внимание та глубоко з атаенная сила, которая чувствовалась в его чтении, да и манера чтения - с х арактерным жестом как бы дирижирующей правой рукой". Поэт словно управля л слышной только ему мелодией, которая потом таким громким эхом отзоветс я в его стихах: "Я слышу печальные звуки, которых не слышит никто", "И пенья н ет, но ясно слышу я незримых певчих пенье хоровое", "Словно слышится пение хора, словно скачут на тройках гонцы, и в глуши задремавшего бора все звен ят и звенят бубенцы". Впрочем, "шумные альты" еще не говорят о полном приятии города Рубцовым - в конце концов не здесь он найдет свое место и не тем будет памятен в литера туре, - но попытки стать горожанином не только по отметке в паспорте, но и п о принадлежности души у него были. Понять это можно и по опубликованному лишь после смерти поэта полному тексту стихотворения "Грани", где были во сстановлены такие строки: Мужал я Под звуки джаза, Под голос притонных дам, - Я выстрадал, Как заразу, Любовь к большим городам! Немалую роль тут, очевидно, сыграло и то, что можно проследить в развитии т емы любви в творчестве поэта. Если в ранних стихах о любви, пусть неудачно й, говорилось светло, то в ленинградский период, по свидетельству И.Михай лова, "уже позади была грустно окончившаяся первая любовь к девушке, кото рая "и раньше приходила не скоро", а однажды не пришла совсем". Много позже п оэт вспоминал "глаза ее, близкие очень, и море, отнявшее их"... Жизнь поэта в это время была очень насыщенной: он работал на заводе и учил ся в вечерней школе, посещал занятия литературного объединения, печатал ся в заводской многотиражке "Кировец", газете "Вечерний Ленинград" и некот орых других изданиях, постепенно входил в круг молодых ленинградских по этов, выступал с чтением своих стихов. На поэтическом вечере, состоявшем ся 24 января 1962 года в Ленинградском Доме писателей, к Рубцову пришел первый успех. Кроме "морского цикла" у Рубцова тогда уже были написаны такие прочувств ованные стихи, как "В гостях", "Видения на холме", "Утро утраты". Можно сказать, что к 1962 году, когда он окончил школу и подал заявление в Литературный инст итут, поэт стоял на пороге творческой зрелости. Свои четко определившиес я литературные и нравственные позиции Рубцов изложил в предисловии к св оему первому, рукописному, сборнику "Волны и скалы", составленному из трид цати восьми стихотворений: "По-настоящему люблю из поэтов-современников очень немногих. Четкость общественной позиции поэта считаю не обязательным, но важным и благотворным качеством. Этим качеством не обладает в полной мере, по-мое му, ни один из современных молодых поэтов. Это - есть характерный знак врем ени. Пока что чувствую этот знак и на себе". В словах Рубцова о четкости общественной позиции отразился процесс изм енения взглядов на гражданственность искусства. К этому времени уже был зачеркнут знак равенства между гражданственностью и декларативностью художественного произведения, уже было сказано в полный голос, что гражд анские мотивы, степень их воздействия на человека определяются содержа тельностью произведения и уровнем мастерства художника. Можно привест и немало примеров произведений, которые не задумывались их авторами как специально гражданственные, но стали такими, потому что были сделаны на высоком художественно-эстетическом уровне. Например, авторам довоенно й кинокомедии "Цирк" по ходу фильма потребовалось включить в него песню. И Лебедев-Кумач с Дунаевским написали ее. Для фильма. Песню запели даже те, к то о фильме и не слыхал: "Широка страна моя родная...". Точно так же, по заказу к иностудии, Матусовский и Соловьев-Седой написали для фильма "В дни спарт акиады" незатейливую лирическую песню "Подмосковные вечера", художестве нный совет музыкальной редакции забраковал песню как мелкотемную. А она вдруг взяла и стала гражданственным произведением мирового масштаба, м узыкально-поэтическим символом русской души. Слезливо-сентиментальны ми считались и стихи М.Исаковского "Враги сожгли родную хату...". На экзамене в Литературном институте, куда Рубцов поступил в 1962 году, он го ворил, что, по его мнению, никакого отношения к традициям Маяковского не и меют те крикуны, которые в свое время заглушали подлинную поэзию. Не были близки ему и те "продолжатели традиций Маяковского", которыми в пору расц вета эстрадной поэзии кишмя кишела литературная и окололитературная М осква. В ответ на частые упреки в том, что его поэзия наводит на грустные м ысли, Рубцов с вызовом заявлял, что писал и будет писать "пессимистически е стихи", то есть по существу отрицал бездумный, легковесный оптимизм, хар актерный для многих молодых поэтов той поры. И в этом Рубцов оставался по следовательным до конца. Уже к тому времени Рубцов нашел свой, отличный о т есенинского, поэтический путь. От одной отправной точки - чувства неуст ойчивости, зыбкости деревенского покоя, на который неотвратимо наступа ет город, их пути пошли в разные стороны: Есениным город сначала принимал ся в штыки, вплоть до образа затравленного "железным гостем" поэта-волка: " Но отведает вражеской крови мой последний смертельный прыжок". Однако эт от "прыжок" и в самом деле стал в развитии Есениным деревенской темы одним из последних: после "Сорокоуста", поминальной молитвы деревне ушедшей, в с тихах, открывших цикл "Москва кабацкая", у него уже "нет любви ни к деревне, н и к городу". У Рубцова же развитие темы шло в прямо противоположном направлении: от н еуверенной попытки понять и принять город в ленинградских стихах, через краткий период "меж городом и селом" к полному, всеохватному чувству прин адлежности к тем, кто воздавал красоте сельской природы "почти молитвенн ым обрядом". Вернуться в деревню Рубцову пришлось гораздо раньше, чем он мог предпола гать: в середине 1964 года он был отчислен из Литературного института; правд а, через полгода восстановлен в числе студентов, но лишь на заочном отдел ении. Ни на стипендию, ни на общежитие рассчитывать не приходилось. И осен ью 1964 года Рубцов возвращается туда, где прошло его детство. Здесь, в Никольском, начался расцвет его творчества, здесь он окончатель но решил для себя, что его звезда поэзии горит "для всех тревожных жителей земли", бросая свой приветливый луч и "поднявшимся вдали" городам. "Но толь ко здесь, во мгле заледенелой, она восходит ярче и полней", - читаем мы во вто рой и окончательной редакции стихотворения "Звезда полей". "В деревне виднее природа и люди" Любовь к родной деревне, ее природе и людям была одним из основных мотиво в зрелого творчества Рубцова, хотя он не выпускал из виду всего многообр азия современности: В деревне виднее природа и люди. Конечно, за всех говорить не берусь! Виднее над полем при звездном салюте, На чем подымалась великая Русь. Метафора "звездный салют" на первый взгляд может показаться не очень уда чной, объединяющей слишком далекие понятия: с салютом сравнимо небо лишь в пору звездопада где-то в середине августа, о чем в стихотворении не упом инается. Но строки эти исполнены глубочайшего смысла! Короткому свечени ю городского праздничного салюта Рубцов противопоставляет вечные звез ды над полем, при свете которых поэту виднее источник силы и величия Руси , - оно, это самое поле, и человек на нем... Эта неразрывная духовная связь с родными местами - благодатнейшая почва , на которой взрастает истинная поэзия. "Знаешь, почему я поэт?.. - спрашивал Есенин своего друга В.Эрлиха, и сам же отвечал: - У меня родина есть! У меня - Р язань! Я вышел оттуда и, какой ни на есть, а приду туда же... Хочешь добрый сов ет получить? Ищи родину! Найдешь - пан! Не найдешь - все псу под хвост пойдет. Нет поэта без родины!" Об этом же говорил и Рубцов, приехав в 1965 году на экзам енационную сессию в Литинститут и встретившись там с молодыми стихотво рцами, приехавшими в Москву из дальних мест и оказавшимися "меж городом и селом": "Что вы за поэты такие? О чем вы пишете и как? Клянетесь в любви, а сами равнодушны. Оторвались от деревни и не пришли к городу. А у меня есть тема своя, данная от рождения, деревенская. Понятно?!". Рубцов обрел свою поэтическую родину, однако жизнь его в Никольском на п ервых порах была нелегкой. Тем не менее, несмотря на трудности, эта осень была для него довольно плод отворной. Не имея возможности слушать лекции в Литинституте, Рубцов учил ся самостоятельно, читал русскую классику, особенно Толстого, пробовал с вои силы в прозе и переводе, написал немало и собственных стихов. Впрочем, выражение "писать стихи" по отношению к Рубцову не совсем точно. Стихи он н е писал, а складывал в уме: "Вообще я почти никогда не использую ручку и чер нила и не имею их, - сообщал он С.Викулову в ту осень. - Далее не все чистовики отпечатываю на машинке - так что умру, наверно, с целым сборником, да и боль шим, стихов, "напечатанных" или "записанных" только в моей беспорядочной го лове". К сожалению, поэт был не так уж далек от истины, и о том, сколько напис анных тогда стихов мы не знаем и не узнаем теперь никогда, можно только пр едполагать. Дело осложнялось еще и тем, что печатали Рубцова не так часто, как ему хоте лось, и это иногда наводило поэта на грустные мысли о бесполезности свое го творчества, порождало чувство усталости и безразличия. Однако было бы неверно думать, что поэт равнодушно относился к написанному им - наоборо т, он постоянно шлифовал свои стихи, стремился улучшить даже те, которые у же отдал в печать. Где-то в это время Рубцов подготовил и сдал в Северо-Западное книжное изд ательство рукопись своего первого сборника. "Лирика" Николая Рубцова была издана в 1965 году трехтысячным тиражом и сейч ас уже стала библиографической редкостью. Открывалась книжка, стихотво рением "Родная деревня" с четко названным адресом: "Люблю я деревню Николу , где кончил начальную школу". Это было началом развития темы "малой родины " в поэзии Рубцова. Несколько шире тема раскрывалась в стихотворении "Хоз яйка": от "сиротского смысла семейных фотографий" - многие из запечатленны х на них не вернулись с войны - Рубцов приходит к постижению мира прошедше го в мире настоящем. Как бы одновременно в сегодняшнем и вчерашнем време ни живет хозяйка избы, куда автор заглянул на огонек. И хотя ключевые рубц овские строки, раскрывающие его видение мира, здесь уже найдены, стихотв орение "Хозяйка" еще не превратилось в тот "Русский огонек", который потом станет одним из известнейших стихотворений. Но Рубцовым уже четко определен путь, по которому будет развиваться его поэзия. Чувство исторического прошлого - главная составная часть его мир оощущения в целом. Наиболее полно это выразилось в стихотворении "Видени я на холме", где прошлое раскрывается в современном, настоящем, как бы полу чает обратную перспективу, - поэт проникает в нем в глубину прошедших век ов: Взбегу на холм и упаду в траву. И древностью повеет вдруг из дола! Засвищут стрелы, словно наяву, Блеснет в глаза кривым ножом монгола! Казалось бы, холм за деревенской околицей - не такая уж большая высота, но с нее поэту видна вся Родина - не в пространственном, а в историческом, во в ременном плане, вплоть до татаро-монгольского нашествия, принесшего Рус и столько горя. Возвращаясь из глубины веков к современности, поэт как бы соединяет их, связывает в единое целое, оттого сегодняшние картины у Руб цова глубоко историчны: За все твои страдания и битвы Люблю твою, Россия, старину, Твои леса, погосты и молитвы, Люблю твои избушки и цветы, И небеса, горящие от зноя, И шепот ив у омутной воды, Люблю навек, до вечного покоя... Однако в "Лирике" было немало строк, еще не выражавших, а только предвосхищ авших тонкую элегичность Рубцова. Тогда еще трудно было говорить о продолжении Рубцовым традиций Тютчева и Фета. Однако не случайно стихотворение "Приезд Тютчева", опубликованно е уже в первой книге Рубцова, без изменений вошло во многие последующие, х отя критика после публикации его в "Звезде полей" и отмечала, что вряд ли м ожно отнести к престарелому Тютчеву слова о том, что "дамы всей столицы о н ем шептались по ночам" или "А он блистал... играя взглядом". То, что Тютчев не был случайным гостем в его стихах, Николай Рубцов доказа л всем своим творчеством. Уже в первом сборнике его лирика удивляла свое й чистотой и акварельной прозрачностью, в которой чувствовалось что-то з нобяще-предосеннее: Летят журавли высоко Под куполом светлых небес, И лодка, шурша осокой, Плывет по каналу в лес. И холодно так, и чисто, И светлый канал волнист, И с дерева с легким свистом Слетает осенний лист. В этих опубликованных в "Лирике" стихах уже ясно виден твердый почерк тал антливого художника. Однако первый сборник стихов Н.Рубцова не обратил н а себя внимания критиков. Кроме того, что голос поэта еще не зазвучал в пол ную силу, была и другая, и пожалуй, главная причина, почему "Лирика" осталас ь незамеченной. "Не нужно прибегать к счетно-вычислительной технике, - пис ал примерно в это же время М.Исаковский в статье "Доколе?", - чтобы прийти к в ыводу, что у нас в стране ежедневно (подчеркиваю - ежедневно!) выходит пять или даже семь стихотворных сборников, или около 1700 - 2400 сборников в год!.. К сож алению, у нас много людей (в том числе среди поэтов), которые в чрезмерном о билии бумаги, заполненной стихами, видят только рост нашей поэзии и ниче го другого: мол, поэзия поднялась на новую ступень, мы стали писать лучше, чем, положим, до войны, стихотворные сборники расходятся чуть ли не в один день, и т.д. и т.п. Все это было бы просто замечательно, если бы мы порой не обм анывали самих себя, если бы в этом была нужная доля трезвой и объективной правды. Но ее-то, этой правды, как раз и нет. Непомерное обилие стихов - это, к большому моему сожалению, вовсе не рост нашей поэзии. Это инфляция, ее обе сценение". Неудивительно, что в общем потоке книжной продукции первая книжка Никол ая Рубцова, вышедшая мизерным тиражом, затерялась и не прибавила литерат урной известности ее автору. А пока, осенью 1964 года, поэт оказался на распутье. Работы в Никольском не бы ло... "Сижу порой у своего почти игрушечного окошка и нехотя размышляю над тем, что мне предпринять в дальнейшем, - сообщал он С.Викулову. - Написал в "В ологодский комсомолец" письмо, в котором спросил, нет ли там для меня како й-нибудь (какой угодно) работы. Дело в том, что, если бы в районной газете и н ашли для меня, как говорится, место, все равно мне отсюда не выбраться туда до половины декабря. Ведь пароходы перестанут ходить, а машины тоже не см огут пройти по Сухоне, пока тонок лед. Так что остается одна дорога - в Воло гду, - с другой стороны села, сначала пешком, потом разными поездами". В конце ноября - начале декабря Рубцов появляется в Вологде и некоторое в ремя живет в доме поэта Б.Чулкова, у которого была свободная комната. Он пр одолжал заниматься самообразованием, много читал - Пушкина, Блока, Лермо нтова, но особенно привлекали его такие лирики XIX века, как Полонский, Майк ов, Фет, Апухтин, Никитин и, как сейчас уже широко известно из статей о Рубц ове, Тютчев. Именно тогда он закладывал основы того, "чтоб книгу Тютчева и Фета продолжить книгою Рубцова!". Стихи и письма Тютчева, изданные еще до революции, были единственной лич ной книгой Рубцова. "Сейчас уже ходят легенды, - вспоминает Б.Чулков, - что он , ложась спать, клал ее под подушку. Я могу лишь сказать, что, во всяком случа е, остальными книгами, которые ему дарились или попадались, Николай не до рожил и, бывало, оставлял где угодно. Книге же Тютчева, принадлежавшей Руб цову, такая судьба не угрожала". Начиная с 1965 года Рубцов жил то в Москве, сдавая экзамены на заочном отделе нии Литинститута, то в Никольском, то в Вологде. А летом 1966 года ездил по ком андировке журнала "Октябрь" на Алтай, результатом чего стало известное с тихотворение "Шумит Катунь". К тому времени Рубцов стал уже выходить на страницы центральных изданий . Не обходилось и без огорчений, ведь большинство его стихов проникнуто о щущением драматизма, а порой и трагизма, основанного на размышлениях о с обственной судьбе и личных переживаниях. Не все это принимали, не все пон имали глубину и своеобразие чувства связи поэта с Родиной. Во всем, даже с амом малом, он видел отражение бытия его родного края, Вологодчины, котор ую не забывал даже в Сибири: "Еще бы церковь у реки, и было б все по-вологодск и". 28 июня 1966 года Рубцов писал с Алтая в Вологду А.Романову: "Мои подборки мож но почитать в "Знамени" (6 номер) и в "Юности" (тоже 6 номер). В "Современнике" мои стихи Фирсов не смог напечатать. Нужна была другая тематика, что ли, а верн ее, настроение. Ну, да это ведь не пушкинский "Современник", а наш! Горе луко вое!". Литературное признание и широкая известность пришли к Рубцову после то го, как издательство "Советский писатель" выпустило в 1967 году книгу стихов " Звезда полей", которую поэт представил в Литинститут как свою дипломную работу, защищенную им 26 декабря 1968 года. - Сегодня у нас не просто защита диплома. Сегодня у нас праздник, - сказал ре ктор института В.Ф.Пименов. - Мы провожаем в большую литературу не новичка , а уже сложившегося поэта, причем поэта самобытного и талантливого. Так же высоко оценили дипломную работу Рубцова критик Ф.Кузнецов и препо даватели института Н.Сидоренко, В.Друзин, Е.Исаев. "Звезда полей" ознаменов ала начало периода зрелого творчества поэта. Некоторые стихи, входившие в первый сборник, Н.Рубцов подверг частичной - как, например, "Видения на холме", - или коренной переработке. Так, "Русский о гонек" по сравнению с "Хозяйкой" - вариантом стихотворения, опубликованно м в "Лирике", - стал четче и строже. Вместо "И тускло на меня опять смотрела" по явилось "И долго на меня!..". Поэт убрал также резавшее слух слово "эпитафии", а заново написанные начало и конец как бы заключили стихотворение в рамк и. Огонек крестьянского дома обрел глубокий внутренний смысл "русского о гонька". В дальнейшем освоении Рубцовым темы родины у него уже появились особенн ости, которых в "Лирике" не было: он почти всегда пишет о жизни с терпкой гру стью, он последователен в ощущении зыбкости и скоротечности мира, его та инственной красоты и внутренней непостижимости природы. Без ощущения красоты природы, без любви к ней нельзя создавать прекрасно е в искусстве. Высказывается Рубцов на эту тему достаточно определенно: " И разлюбив вот эту красоту, я не создам, наверное, другую". Он бродит "по родн ому захолустью в тощих северных лесах" и там находит красоту, без которой не мыслит жизни. Даже страшные сказочные персонажи - ведьмы, лешие, кикимо ры, населяющие поэтический лес Рубцова, живут там не для того, чтобы пугат ь, а чтобы врачевать душу путника... Голосом народа, выразителем его дум и чаяний делает поэта чувство Родины , даже если оно охватывает лишь скромную часть ее в радиусе деревенской о колицы: "мать России целой - деревушка, может быть, вот этот уголок". Умение у видеть большое в малом придает лирике Рубцова глубину и емкость: Меж болотных стволов красовался восток огнеликий... Вот наступит октябрь - и покажутся вдруг журавли! И разбудят меня, позовут журавлиные клики Над моим чердаком, над болотом, забытым вдали... Широко по Руси предназначенный срок увяданья Возвещают они, как сказание древних страниц... "Как-то трудно представить теперь, - сказал об этом стихотворении В.Кожино в, - что еще десять лет назад эти строки не существовали, что на их месте в ру сской поэзии была пустота". Они настолько глубоки и подлинно поэтичны, чт о - даже они одни! - позволяют говорить о продолжении Рубцовым традиций рус ской поэтической классики. Довольно редкий в практике стихосложения, но удивительно органичный здесь пятистопный анапест настраивает на нетор опливый философский взлет мысли от своего чердака вслед за журавлями сн ачала над забытыми вдали болотами, а потом и над всей Русью, современной и древней... Ощущение неразрывного единства с миром нашло свое законченное воплоще ние в стихотворении "Тихая моя родина". Оно поражает удивительной достов ерностью. Доверительность интонации захватывает читателя и заставляет вместе с поэтом пройти по близким ему местам, проникнуться его чувствам и. Казалось бы, что нового может он сказать об ивах над рекой, церквушке, со ловьях на тихой своей родине? Но, читая эти строки, мы вновь и вновь испыты ваем радость открытия прекрасного, глубокое чувство эстетического нас лаждения. Когда поэт называет приметы этой, именно своей, родины, он словн о бы не может остановиться, ему хочется показать как можно больше неприт язательных, но таких дорогих примет, и они переходят из строки в строку: ив ы, река, соловьи, погост, могила матери, церквушка, деревянная школа, сенок осные луга, широкий зеленый простор... И - как осветившая все это вспышка мо лнии, как мощнейший разряд переполнившей душу любви - концовка стихотвор ения: С каждой избою и тучею, С громом, готовым упасть, Чувствую самую жгучую, Самую смертную связь. Жизнь была бы неполноценной не только без тайны, но и без грусти - это очен ь важное для понимания сути творчества Рубцова суждение. В самой природе его дарования было заложено то чуткое предощущение грядущего ухода, кот орое в искусстве обладает огромной притягательной силой и, по словам Бло ка, "одно способно дать ключ к пониманию сложности мира". Образ сельской родины у Рубцова, начиная со "Звезды полей", окрашен грусть ю, его душой все чаще "овладевает светлая печаль, как лунный свет овладева ет миром", и печаль эта возникает оттого, что поэт ощущает недолговечност ь, непрочность, зыбкость дорогого ему священного покоя. Он с болью чувств ует, что и сам порою теряет с ним контакт. Вот почему деревенский покой в е го стихах вовсе не спокойный и не застывший - нет, он весь затаился в предч увствии грядущих перемен: над "родимым селом" вьются тучи, над "избой в сне гах" кружится и стонет вьюга, а ночи полны непонятным ужасом, подступающи м прямо к "живым глазам" человека. Поэт испытывает гнетущее чувство одино чества, о котором можно было догадаться еще тогда, когда он говорил спаси бо "русскому огоньку" за то, что он горит для тех, кто "от всех друзей отчаянн о далек". И кратковременное веселье, когда изредка на несколько часов при езжают друзья, веселье "с грустными глазами" уже вряд ли что может изменит ь. Рядом с образами "тихой родины" у поэта все чаще возникает столь же обоб щенный образ ветра, символизирующий душевную тревогу, жажду странствий, неудовлетворенность, усталость... "В предчувствии осеннем" После "Звезды полей" Рубцов успел опубликовать еще два сборника - "Душа хра нит" в 1969 году в Архангельс-ке и "Сосен шум" в 1970 году в Москве - и несколько цикл ов стихов в журналах "Юность, "Молодая гвардия", "Наш современник", "Октябрь", " Север". В стихах, перепечатываемых из предыдущих сборников в последующие, Рубц ов делает поправки, усиливающие минорные чувства. Интересна и показател ьна такая поправка в стихотворении "Отплытие". В сборнике "Душа хранит" кон ец второй строфы этого стихотворения звучал так: "Но глядя вдаль и вслуши ваясь в звуки, я ни о чем еще не пожалел". Через год в книге "Сосен шум" строка оказалась измененной: "Я ни о чем еще не сожалел". Заменена всего одна букв а, а смысловое значение изменилось очень существенно: "пожалел" выражает краткое, ограниченное во времени действие, явление, так сказать, однораз овое, а несовершенный вид "сожалел" говорит о постоянном, неограниченно д лительном чувстве, состоянии души, а не действии даже. И таких замен у Руб цова немало. Из стихотворения в стихотворение переходит не только постоянное настр оение, но и образы, перекличка которых придает стихам особенно глубокий смысл. Так, в "Последней осени" поэт говорит о Есенине, что "он жил тогда в пр едчувствии осеннем уж далеко не лучших перемен", а в стихотворении "Прекр асно небо голубое" то же самое говорит и о себе: "Я жил в предчувствии осенн ем уже не лучших перемен". Или в более раннем "Седьмые сутки дождь не умолк ает..." были такие мрачные строчки: "Ворочаются, словно крокодилы, меж зарос лей затопленных гробы, ломаются, всплывая...". Казалось бы, концовка стихот ворения настраивала на оптимистический лад: "Слабее дождь... Вот-вот... Еще н емного, и все пойдет обычным чередом", но в одном из последних стихотворен ий Рубцова "Я умру в крещенские морозы" строчки, повторившись, стали еще м рачнее: "Из моей затопленной могилы гроб всплывет, забытый и унылый, разоб ьется с треском, и в потемки уплывут ужасные обломки. Сам не знаю, что это такое... Я не верю вечности покоя!". Последнее отпущенное ему время Рубцов прожил в Вологде, лишь изредка по кидая ее и тут же возвращаясь обратно. Но если по морям поэт путешествова л отважно и радостно, то на земле было совсем по-иному, причем с самого нач ала его творческого пути: стихотворение "Поезд", очень показательное в эт ом смысле, написано им еще до поступления в Литинститут. В нем дважды повт оряется строчка о том, что поезд мчался "перед самым, может быть, крушеньем ". Затем автор еще раз подчеркивает: Вместе с ним и я в просторе мглистом Уж не смею мыслить о покое, - Мчусь куда-то с лязганьем и свистом, Мчусь куда-то с грохотом и воем, Мчусь куда-то с полным напряженьем Я, как есть, загадка мирозданья. Перед самым, может быть, крушеньем... Однако тогда поэт убеждал себя, что предчувствия его обманывают, что "как ое может быть крушенье, если столько в поезде народу?". А теперь, когда он ос тался один, оно, это крушение, все-таки произошло. В последних стихах Рубцова уже слышится не столько любовь к родине, скол ько вызывающая, горькая насмешка и над патриархальным покоем, и над "добр ыми Филями", о которых когда-то поэт писал с теплой, доброй иронией... Эх Русь, Россия! Что звону мало? Что загрустила? Что задремала? Давай пожелаем Всем доброй ночи! Давай погуляем! Давай похохочем! И праздник устроим, И карты раскроем... Эх! Козыри свежи, А дураки все те же. В посмертном издании стихов поэта "Подорожники" впервые опубликованы ст ихи, в которых этот разлад с людьми приобретает поистине трагическую ок раску. Теперь поэтом овладевает не прежняя "светлая печаль", а печаль "темн ая", "тревожная", а само слово "печаль" становится самым употребительным в л ексике Рубцова. Повторенный семь раз в одном стихотворении - "Прощальное " - эпитет "печальный" органично вписывается в контекст и не допускает ник акой смысловой замены. Здесь Рубцов сумел переплавить в себе и густую, из быточную, мрачноватую образность Клюева, и есенинскую грусть по уходяще й деревне, и Кольцовскую чуть горьковатую удаль, и возвышенную печаль Бл ока... Иного поэта трудно уличить в явных заимствованиях, и все-таки стихи его похожи на тысячи других. Здесь же, наоборот, проявились характернейш ие черты поэтической личности Рубцова. Грусть, страдание у него предстаю т как апофеоз человеческой личности, как утверждение подлинной человеч ности и гуманизма. Такие стихи будят и сострадание, и чувство очищения ду ши от всего мелкого, наносного, необязательного, временного, чуждого... Отложу свою скудную пищу И отправлюсь на вечный покой. Пусть меня еще любят и ищут Над моей одинокой рекой. Пусть еще всевозможное благо Обещают на той стороне Не купить мне избу над оврагом И цветы не выращивать мне... Печальный смысл этих строк откроется еще глубже, если сопоставить их с д ругими, написанными чуть раньше: "Село стоит на правом берегу, а кладбище - на левом берегу...". Говоря о всевозможных благах на той стороне, поэт ощуща ет себя уже на этой, где кладбище... После таких стихов можно было ожидать самого страшного, и оно произошло: в крещенские морозы, в ночь с 18 на 19 января 1971 года Николай Рубцов погиб. Циклы последних стихов Рубцова во многих журналах, поэтические сборник и "Зеленые цветы", "Последний пароход", "Избранная лирика"; наиболее полные и здания - "Подорожники" в издательстве "Молодая гвардия" и однотомник из се рии "Поэтическая Россия" издательства "Советская Россия" - вышли уже после смерти их автора. Но поэт жив, пока живы его стихи. А стихи Рубцова, судя по всему, встанут в ряд созданий долговечных, нетленных. Чудо поэзии Николая Рубцова прочно заняло свое место в русской литерату ре, и ценность его с течением времени, несомненно, будет возрастать. Свои " новые слова" поэт может говорить и после смерти. Рубцов не успел раскрыться во всю силу своего поэтического дара, кое-что в его творчестве может показаться спорным и объективно неверным. Но он б ыл большим русским поэтом. А творчество больших мастеров, как заметил Бл ок, подобно не французскому регулярно подстригаемому и пропалываемому парку, "а вольно разросшемуся русскому саду, где непременно соединяется всегда приятное с полезным и красивое с некрасивым. Такой сад прекраснее красивого парка, творчество больших художников есть всегда прекрасный сад и с цветами, и с репейниками, а не красивый парк с утрамбованными дорож ками". Творчество Рубцова, ставшее значительным явлением в нашей литературе, б удет способно подарить радость открытия и эстетического наслаждения н е только современному, но и грядущему читателю. Рубцов Н.М. Звезда полей. / Составление и подготовка текстов Л.А.Мелкова /
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Женщина, позволившая себе поднять руку на мужчину, автоматически теряет статус женщины и приобретает статус спарринг-партнера.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Творчество Н. Рубцова", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru