Курсовая: Споры вокруг главного героя комедии "Горе от ума" А.С. Грибоедова - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Споры вокруг главного героя комедии "Горе от ума" А.С. Грибоедова

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 70 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

41 «Горе о т ума» было первым произведением с такой точной и быстрой реакцией на те кущие события . Это нам сейчас надо ра сшифровывать, комментировать слова Грибоедова – современники читали между строк . Характер Чацкого был им близок, его негодование понятно . Как и Чацкий , они «чаял и» перемен, мечтали о них, готовы были бороться – и тогда слово, проповедь становились их оружием . «Страстный и нетерпеливый, он сам понимает, что, говоря невеждам о их невежестве и пре драссудках и порочным об их пороках, он только напрасно теряет речи, - писал современник о Чацком, - но в ту минуту, когда пороки и предрассудки тр огают его, так сказать, за живое, он не в силах владеть своим молчанием : негодование против воли вырывается у не го потоком слов колких, но справедливых . Он даже не думает, слушают и понимают ли его или нет : он высказал все, что лежало у него на сердце, - и ему как будто бы стало легче . Таков вообще характер людей пылких, и сей характер схвачен г . Грибоедовым с уд ивительной верностию» . Важно было н арушить молчание, пробудить общественное мнение, и они не пропуска ли случая высказаться . Чацкий, главный герой комедии, появившейся « накануне возмущения на Исаакиевской площади», сразу стал воспринимать ся читателями как отражение в литературе типа декабриста . Этой же позиции придерживался и Герцен, высо ко оценивший комедию и увидевший в ее главном герое че рты, родственные хорошо знакомым ему людям – декабристам . «Горе от ума» - произведение новаторское и по проблематике, и по стилю, и по ком позиции . Накопилось множество споро в, неоднозначных мнений об этой комедии, и еще больше о ее главном герое . Цель моего реферата состоит в том, что бы рассмотреть, сопоставить все характеристи ки Чацкого . В настоящей работе даётс я обзор всех трактовок образа главного героя, отношение к нему современн иков, критиков и друзей Грибоедова . В моем реферате не только затрагиваются основные вопр осы, касающиеся характера Чацкого, но и подробно разобраны многие из них . В ответ на проповедь Фамусова, восхищенного удачной ка рьерой «случайных» людей, умевших «подслу житься», Чац кий восклицает : «Служить бы рад – пр ислуживаться тошно ! » . Эта независимость суждений вызывает у Фамус ова ужас . В Чацком он видит политичес кого противника, подрывающего устои существующего общества : «Что говорит ! и говорит, как пишет ! » «Он во льность хочет проповедать ! » И, након ец : «Да он властей не признаёт ! », «Строжайше б запретил я этим господам Н а выстрел подъезжать к столицам» . В накалённой атмосфере преддекабрьского Петербурга смелая проповедь Чацкого звучала злободн евно и страс тно . Он выступал разрушителем старог о уклада жизни в самих его основах . Ег о независимость была опасна , потому ч то он отрицал всю систему ценностей – положение на службе, богатство, зн атность : Мундир ! один мунди р ! он в прежнем их быту Когда-то украшал, расшитый и красивый, Их слабодушие, рассудка нищету… Мнение света заменило утраченное понятие чести – теп ерь важно только «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна ? » . Служба перестала быть серьёзным делом, спос обности легко подменяются безоговорочным послушанием . В этой обстановке отказ от государственной с лужбы осознавался как протест . « Я с лужил отечеству, ког да оно нуждалось в службе своих граждан, и не хотел продолжать ее, когда ув идел, что буду служить только для прихотей самовластья», - говорил К .Ф. Р ылеев . Он отказался от блестящей вое нной карьеры, променяв ее на скромное место судьи в Петербургской уголов ной палате . Так же поступил И .И. Пущин, друг Пушкина . Они хотели по мере сил помогать своим согражд анам , защищать невинных . Кажется, Грибоедов подслушал мысли своих мол одых соотечественников, сжав их в краткую, полную горькой иронии реплику Чацкого : «Служить бы рад – прислужи ваться тошно ! » . Оружие Чацкого – карающее слово . Он требует «службы делу» . Он тяготится среди пустой праздной толпы «мучителей, зловещих старух, вздорных стариков» . Чацкий т ребует места и свободы своему веку . О н возвещает, что на смену «веку минувшему» идет новый, несущий идеал «сво бодной жизни» . Первоначальное название комедии было «Горе уму» . На языке Грибоедо ва, П ушкина и декабристов «ум» - это свобо домыслие, независимость суждений, «вольнодумство» . «…Участь умных людей, мой милый, большую часть жизни пр оводить с дураками, а какая их бездна у нас ! » - писал Грибоедов своему д ругу Бегичеву . Мир распался на «умны х» и «дураков» . Молчалин, по классифи кации Грибоедова , «дурак», хотя он совсем не глуп от при роды . Но он – один из сферы Фамусовых и дядюшки Максима Петровича, и уже, п оэтому для Чацкого он неприемлем . Со фья пытается хвалить Молчалина, а с точки зрения Чацкого, получается кар икатура : «Целый день играет ! Молчит, когда его бранят ! – Она его не уважает ! » Молчалин появился в доме три года назад, как раз тогда, когда уехал Чацкий . Молчалин – чело век новый в русской истории, это тип приспособленца, который Грибоедов р азглядел первым и указал на него русскому обществу . «…Осмотритесь : вы окружены Молчалиными, - писал в 1833 году литературный критик К .А. Полевой . – Молчалин не раз бирает средств и хочет только возвышаться, унижаясь » . Это существо без достоинства, без го рдости, готовое ради карьеры «угождать всем людям без изъятья» . «Низость наших Молчалиных не есть лицемерие и притворство : это их природа » 5 , - писал современник Грибоедова . Да, и поначалу Чацкий трагически недооценил липкой въедливости этого человека, неуязвимого, потому что он никогда не вступает в борьбу, но появляется после окончания схватки, чтобы присоед иниться к победителям . «Они полнейш ие выразители современной им действительности, - писал М .Е. Салтыков-Щедрин, - они деятельнейшие, хотя, быть может, и не вполне сознательные созидатели тех сумерек, благодаря которым наст оящий, заправский человек не может сделать шага, чтоб не раскроить себе л ба» 6 . Для молодёжи 1860-х годов «Молчалин» было самой бранной кличкой . «Молчалины господствуют на свете ! » - иронически восклица ет Чацкий . Но ирония его была горькой . Грибоедов не случайно изменил назв ание комедии . Горе умному человеку среди глупцов всех мастей . «…В моей комедии 25 глупцов на одного здрав омыслящего человека, и этот человек, разумеется, в противоречии с общест вом, его окружающим, его никто не п онимает, никто прости ть не хочет , зачем он немножко повыше прочих…» 7 - писал Грибоедов . После комедии Грибоедова возникло выражение «фамусовское общество», «фамусовская Москв а» . Картины, «изображающие разные от тенки московского быта, так верно схвачены, так резко обрисованы, так сча стливо поставлены, что невольно засматриваешься, признаёшь подлинники и хохочешь» 8 , - писали о комедии . Соврем енники пытались угадать, кто был прототипом каждого героя . «Что такое Грибоедов ? Мне сказывали, что он написал комедию на Чаадаева», - из Михайловской ссылки спрашивал Пушкин дру зей . Прототипом Чацкого называли то П .Я. Чаадаева, то И .Д. Якушина, то А .А. Бестужева или А .И. Одоевского . Фамусова, старуху Хлёстову, полковни ка Скалозуба – всех пытались узнать . Грибоедов не отрицал портретности характеров и только пытался объяснить своим незадачливым крит икам, что искусство не слепок действительности : «…Портреты, и только портреты входят в состав комедии и траг едии, в них, однако, есть черты, свойственные многим другим лицам, а иные вс ему роду человеческому настолько, насколько каждый человек похож на сво их двуногих собратий . Карикатур нена вижу, в моей картине ни одной не найдешь» . Комедия оказалась способной оказать влияние на мнение молодежи . Для декабристов комедия Грибоедова стала поэтической декл арацией наряду с «Деревней» и одой «Вольность» Пушкина, со стихотворени ями Рылеева . «Комедия «Горе от ума» х одила по рукам в рукописи, - вспоминал декабрист А .П. Беляев, - наизусть повторялись его едкие насмешки ; слова Чацкого «все распроданы поодиночке» п риводили в ярость : это закрепощение крестьян, 25-летний срок службы считались и были в действ ительности бесчеловечными » . Попали несколько отрывков, переписанных из «Горя от ума» и Бестужеву . «Я проглотил эти отрывки ; я трижды перечитал их . Вольн ость русского разговорного языка, пронзительное остроумие, оригинальн ость характеров и это благородное негодование ко всему низкому, эта горд ая смелость в лице Чацкого проникла в меня до глубины души» 10 , - вспоми нал Бестужев . Он тут же отправился к Г рибоедову, чтобы высказать ему своё восхищение . Вскоре Бестужев стал обладателем полного текста комедии и самым страстным пропагандистом ее . В альманахе «Полярная звезда» за 1825 г од появился отзыв Бестужева – один из первых откликов в печати на «Горе от ума» : «…Рукописная комедия г . Грибоедова «Горе от ума» - феномен, какого не видели со времен «Недорос ля» . Толпа характеров, обрисованных смело и резко, живая картина московских нравов, душа в чувствованиях, ум и остроумие в речах, невиданная доселе беглость и природа разговорного ру сского языка в стихах . Все это завлек ает, поражает, приковывает внимание . Человек с сердцем не прочитает ее, не смеявшись, не тронувшись до слез» . Комедией восхищались, восторгались, ее хвалили, перепи сывали от руки … И с не меньшей энерги ей – бранили и ругали . А более всего с порили о Чацком, что вполне понятно : о н главный герой . Непонятно было друго е : умен ли он ? Или, говоря иначе, от ума ли горе ? В январе 1825 года, отвечая на критику Павла Александровича Катенина, Грибо едов, не замечая как будто некоторой противоречивости своих слов, писал ему : «Ты находишь главную погрешност ь в плане : мне кажется, что он прост и ясен по цели и исполнению ; девушка сама не глупая предпочитает дурака умному человеку (не потому, чтобы ум у нас грешных обыкновенен, нет ! и в моей комедии 25 глупцов на одного здравомыслящего человека ); и этот человек разумеется в противоречии с о бществом, его окружающим, его никто не понимает, никто простить не хочет, з ачем он немножко повыше прочих…» Так смотрел на своего героя Грибоедов . А вот Александр Сергеевич Пушкин, гениальный поэт и ге ниальный читатель, ситуацию оценил иначе . В январе того же 1825 года своими соображениями на этот счет он поделился с князем Петром Андреевичем Вяземским : «Чацкий совсем не умный человек, но Грибо едов очень умен» 12 . В другом письме, к Александру Александровичу Бестужеву, уточнил : «А знаешь ли, что такое Чацкий ? Пылкий, благородный и добрый малый, проведши й несколько времени с очень умным человеком (именно с Грибоедовым ) и напитавшийся его мыслями, остротами и с атирическими замечаниями . Все, что говорит он, очень умно . Но кому говорит он все это ? Ф амусову ? На бале московским бабушкам ? Молчалину ? Это непростительно . Пер вый признак умного человека – с первого взгляду знать, с кем имеешь дело и не метать бисер а перед Репетиловы м и тому подоб . » Ве ликий русский поэт вряд ли прав в оценке грибоедовского героя : ме тание бисера не есть признак человека неумного и пустого . Это просто иной стиль, другая манера, противо положное мировоззрение . И характерн о, что самым ярким представителем такого несерьезного стиля в России был сам Пушкин . Нечеловеческая легкост ь возносила Пушкина над эпохой и людьми . Нечто родственное такому необязательному полету – и у Чацког о . Рассматривая же точку зрения Пу шкина, нельзя забывать тот факт, что св ой упрек великий поэт высказал в 1825 г ., действие же комедии происходит раньше . Политическая обстановка, отделяющая время действия коме дии от времени ее выхода, изменилась . В усл овиях усиливающейся аракчеевщины перед декабристами все острее вставала необходимость от слов перейти к делу . Характеризуя эволюц ию декабрьского движения, М .В. Нечкина пиш ет : «Ранее требовался проповедник, а гитатор, смелый разоблачитель палок и крепостного права, оратор в дворян ских гостиных и клубах . Ныне стал нео бходимым осторожный конспиратор, военный человек, решительный и смелый, в полном молчании и строжайше й тайне готовящий военны й удар – сердце революционного переворота . Ранее члены вдохновляли драг друга на проповедь, на гласное обс уждение всех «зол», всех «язв отечества» . Теперь эта открытая и явная агитация была признана не только из лишней, но вредной, и руководители организаций стали отучать молодых офи церов «кричать» на площадях и в гостиных » . Таким образом, выступления в петербургских и московских гостиных становились уже анахронизмом, и, вероятно, поэтому П ушкин иронически отнесся к речам Чацкого . Более резко высказался рассердившийся на Грибоедова за его комедию «московский старожил» Михаил Александрович Дмитриев : «Г <осподин> Грибоедов хотел п редставить умного и образованного человека < ... > Но мы видим в Чацком человека , который злосло вит и говорит все, что ни придет в голову < ... > Чацкий < ... > есть не что иное, как сум асброд, который находится в обществе людей совсем не глупых, но необразо ванных и который умничает пред ними, потому что считает себя умнее < ... > Чацкий, который должен быть умнейшим лицом п ьесы, представлен < ... > менее всех рассудите льным ! » С Дмитриевым не согласился Орест Михайлович Сомов, иб о считал, что Грибоедов «представил в лице Чацкого умного, пылкого и добр ого молодого человека, но не совсем свободного от слабостей : в нем их две < ... > заносчивость и нетерпеливость» . Орест Сомов был отнюдь не одинок в своих суждениях, хотя и критиков, думав ших иначе, было предостаточно . Напри мер, Виссарион Григорьевич Белинский ... Со свойственной ему «неистовостью» он разругал и Гриб оедова, и его героя - Чацкого : «Это просто крикун, фразер, идеальный шут, на к аждом шагу профанирующий все святое, о котором говорит . Неужели войти в общество и начать всех ругать в глаза д ураками и скотами, значит быть глубоким человеком ? < ... > Это нов ый Дон-Кихот, мальчик на палочке верхом, который воображает, что сидит на л ошади < ... > Глубоко оценил эту комедию кто-то (здесь должно сказать о совпадении взглядов Белинског о и Михаила Дмитриева ), сказавший, что это горе, - только не от ума, а от умнича нья < ... > Мы ясно видим, что поэт не шутя хотел изобразить в Чацком идеал глубокого человека в проти воречие с обществом, и вышло Бог знает что» . Позже, заметим, взгляды Белинского стали меняться «от порицания к восхищ ению» . С восхищением или, точнее, с явной симпатией писал о Чацком Аполлон Алекс андрович Григорьев . Он впервые в рус ской литературе сблизил героя комедии с декабристами : «Чацкий до сих пор единственное героическое лицо наше й литературы < ... > честная и деятельная натура, при том еще натура борца ... » . Н едаром речи Чацкого вос принимались как агитационные, как изложение общественной программы . В этом смысле и тогда современная кр итика видела в «Горе от ума» политическую комедию . Аполлон Григорьев в России должен был «выбирать слова» . Александр Иванович Герцен за границей писал о Чацком прямо : « ... Это - д екабрист, это человек, который завершает эпоху Петра Й и силится разглядеть, по крайней мере, на горизонте об етованную землю ... котор ой он не увид ит » . В комедии Чацкий противопоставляется защитникам феод альной старины, врагам свободомыслия и просвещения . Декабристом считал Чацкого и Федор Михайлович Достоевский ; правда, в отличие от Герцена выводы из этого д елал другие : «Чацкий - декабрист . Вся его идея в отрицании прежнего, недавнего, наивного поклонни чества . Европы все нюхнули и новые ма неры понравились . Именно только ман еры, потому что сущность поклонничества и раболепия в Европе та же», - отметил Достоевский в записной книжке, р азмышляя об оторванности Чацкого от основ русской жизни . Некоторые критики считают, что Чацк ий эгоистичен по своей натуре . Первый его монолог – перед Софьей – заключен восклицание м не влюбленного, а обиженного самолюбца : «И вот за подвиги награда ! » . С ловами об « оскорбленном чувстве » завершается и монолог последний . Трудно сказать, в какой мере соответствуют взглядам Д остоевского слова героя «Бесов» Шатова, но в подготовительных материал ах к роману в его уста вложена оценка в своем роде единственная : «Чацкий и не понимал, как огранич енный дурак, до какой степени он сам глуп» . Эти суждения долгое время хранились в бумагах Достоевского и, естествен но, не были известны читателям . Между тем в мартовской книжке «Вестника Европы» за 1872 год появилась знаменитая , теперь признанная классической, статья Ивана Александровича Гончаров а «Мильен терзаний» . Некоторые «речи» Чацкого (о «премудром незнании иноземцев», о «старине с вятой», о ш у т о вской е в р о пейской одежде ) писатель объяснял тем, что герой «очевидно ослабел от мильона т ерзаний», «перестал владеть собой», впал «в преувеличения, почти в нетрезвость речи», но в его «высоком у ме» Гончаров не сомневался ; скорее н аоборот : «Чацкий как личность, - читаем в статье, - несравненно выше и умнее Онегина и лермонтовского Печорин а …Ими заканчивается их время, а Чацкий начинает новый век – и в этом его значение и весь ум » 20 . Но он говорит и о типичнос ти Чацкого , Печорина и Онегина . Они – дети одного класса и одной эпохи . Отрицая дворянско-крепостническое общество, они были вместе с тем его порождением . Страдая от неудовлетворенности жизнью, о ни были в то же время оторваны от почвы народной . Но Чацкому равно чужды и онегинское охлаждение чувств и печ оринское разочарование в людях . В пр отивоположность разочарованному «усталому» Онегину Чацкий, по отзыву друга и соратника Герцена Н .П. Огарева, «п редставляет деятельную сторону жизни, негодование, ненависть к существ ующему правительственному складу общества» . Но э ти ти пы неизменно будут возникать в переломную эпоху . Онегины – «лишние» в своей среде люди, их появление всегда свидетельствует о неблагополучии, о назревающем крахе общественного у стройства . Эти люди на голову выше св их современников, их отмечает прозорливость и «резкий, охлажденный ум» . Чацкие продолжают, развивают начато е «лишними» людьми, они не только молчаливо осуждают, презирают . Чацкие открыто ненавидят, обличают, высмеив ают . «Чацкий – искренний и горячий д еятель», - говорит И .А. Гончаров . Оценка высокая ! Но в 1895 году, когда отмечалось столетие со дня рождения Грибоедова, со стра ниц «Книжки Недели» в адрес его геро я раздались похвалы и того выше : «Нат ура Чацкого гениальна» . Начиная с Аполлона Григорьева и Але ксандра Герцена в пестрой палитре мнений, стала выделяться одна краска : Чацкий – декабрист . Тепер ь она стала доминировать в спорах, и после революции практически все, за р едким исключением, исследователи единодушно сошлись во мнении : раз декабрист - значит, умен, даже очень умен ! Вот пример характерных суждений на эту тему : «Исходя из конкретного содержания, которое Грибоедов вложил в образ своего героя, ум Чацкого следует понимать как выражение н овой, рев олюционной, декабристской точки зрения на русскую действительность, на все социальные, политич еские, моральные, культурные проблемы, которые в свете реальной историче ской действительности возникали в сознании людей «свободного образа мыслей» . В семидесятых годах прошлого века А .И. Гер цен писал, сопоставляя характер Чацкого с характером тургеневского Баз арова : «В его (Чацкого ) озлобленной, желчевой мысли, в его молодом не годовании слышится здоровый порыв к делу, он чувствует, чем недоволен, он головой бьет в каменную стену общественных предрассудков и пробует, кре пки ли казенные решетки… Он скорее бросился бы в какую- нибудь негодующую крайность, как Чаадаев, - сделался бы католиком, ненавистником славян или славянофилов… » Это – один из всевозможных вариантов, один из классич еских вариантов развития характера Чацкого, развития этого социальног о типа . И Гончаров в первую очередь сближает Чацкого с Белинским и Герце ном . Только тут надо учесть то немало важное обстоятельство, что и Белинский и Герцен прошли длительный путь м учительных и противоречивейших исканий и не во всю жизнь считали высшей мудростью головой испытывать прочность казенных решеток и общественны х предрассудков . Мне кажется, что есл и оставаться в пределах того варианта развития характера Чацкого, котор ый разбирает Герцен, то ближайшим образом тут следует вспомнить фигуру Писарева – того Д .И. Пис арева, который действительно, словно бы перешагнув через опыт целого пок оления, в начале своей деятельности вернулся к тем взглядам на героя и на героическое вообще, которые столь свойственны были именно декабристам . Чацкий выражает, олицетворяет собой определенное сос тояние личности – «состояние юности» . И если Репетилов вторит, то Чацкий лишь предвещает нечто в буду щем . И потому Чацкий не может быть иде алом и эталоном . Он – начало, предвес тие, обещание . Ему еще только предсто ит подтвердить себя на деле . Не случайно Чацкий так много говорит – «попробовать на деле» е му лишь предстоит . И в этом отношении его пренебрежительный упрек, обращенный к Репетилову, которому он говор ит : «шумите вы, и только», опасно напом инает бумеранг . Репетиловым и обозна чен тот край, через который смешно и грустно видеть переступающим Чацког о и возле которого он беспрестанно ходит . О бещание Чацкого – не репетиловско е бахвальство, не хвастовство . Обеща ние Чацкого ни в малой мере «не поддельно» - Чацкий дает обещание «под заклад» своей жизни . Эт о так . Его страстные филиппики чистосердеч ные . Но страсти – одно, обстоятельст ва – иное . Пылкие и «умные» обличительные речи Чацкого – это су д передового человека декабристской эпохи над самодер жавно-крепостнической, аракчеевской, фамусовской Россией с ее «подлейшими чертами» . Ум Чацкого – первопричина его столкновений с фамусовским обществом . Он слишком умен для этого общества, к ажется в нем белой вороной ; ум ставит его в глазах Фамусовых и Молчалиных вне их круга, вне привычных для них но рм общественного поведения . Именно на этом основано в комедии внутреннее развитие конф ликта, обозначившегося между героем и средой : лучшие, наиболее высокие человеческие свойства и склонности героя делают его в представлении окружающих спер ва «странным человеком», «чудаком», а потом просто «безумцем» . Человек, противопоставивший себя обществу – а сюжет «Горя от ума» на этом и построен, - обя зан сознать свою нелегкую, но честную миссию . Некоторые критики считают, что Чацкий слишком много говорит . Он знаменитый остряк, пробавляется досужими толками, перемыванием кос точек, сплетнями . Если он декабрист, б орец, революционер, диссидент, возникает вопрос – зачем ему все это ? Как к пустослову отнеслись к герою Грибо едова многие критические умы . Он легко раздражается, личная драма делает его особенн о уязвимым . Появившись на балу у Фаму сова, он устраивает, по выражению И .А. Гонч арова, такую «кутерьму», что его принимают за сумасшедшего . Белинский : «Чацки й… хочет исправить общество от его глупостей : и чем же ? своими собственны ми глупостями, рассуждая с глупцами и невеждами о «высоком и прекрасном» …» Сознание сверхзадачи («хочет исправить общество» ) обязано сообщать человеку черты сверхс ущества . По сути, он лишен права иметь недостатки, естественные надобности, причуды . И уж, во всяком случае, наделенный святыми намерениями челов ек не может понапрасну расплескивать свой праведный гнев . Чацкий враг Фамусову в ином . Обществу не нравится его стиль : ерничанье, шпильки, неуместный смех . Ведь сумасшедшим его объявляют как раз за насмешки и несерьезн ость . У Чацкого есть определенная сис тема оценок, которую он считает общеобязательной . В его оценке Молчалин – «жалчайшее созданье» . Он не достоин ничьей любви, а тем более Софьи . По мнению Чацкого, она, умная незауря дная девушка, просто не может любить такого человека . Чацкий – борец, у него есть свои убеждения, высокие иде алы . Ему глубоко противна жиз нь общества, где царят Фамусов, Скалозуб, М олчалин, Репетилов со всей косностью, лицемерием, ложью, ленью, тупостью . Яркий, деятельный ум героя требует и ной среды, и Чацкий вступает в борьбу, «начинает новый век» . Он, горячо любя Софью, не смог остаться в доме ее отца . Ему все казалось там безжизненно . В Моск ве «вчера был бал, а завтра будет два» . Молодому, пытливому уму нужна пища, нужны новые впечатления . Чацкий рвется к свобо дной жизни, к занятиям наукой и искусством, к службе делу, а не лицам . Но его стремление не понимает общество, в котором он живет . Стилистическое различие важнее идейного, потому что за трагивает неизмеримо более широкие аспекты жизни – о т незначительных деталей характера д о манеры мыслить . Поэтому так странен окружающим Чацкий, поэтому так соблазнительно объявить его сумасшедши м, взбалмошным, глупым, поверхностным . А он, конечно, вменяем, умен, глубок . Но п о-другому . Он – чужой . Эта чуждость обусловила не утихающие полвека споры – к то является прототипом Чацкого . Слишк ом непонятен грибоедовский герой, требуется поместить его в какую-нибудь шкалу : ре троградов или революционеров, дураков или мудрецов – или уж, по крайней мере, найти ему соответствие в истории . Конфликт Чацкого с обществом Фамусова – прежде всего стилистический, языковой . Чацкий из ъясняется изящно, остроумно, легко, а они – банально, основательно, тяжеловесно . Примечате льно, что самые знаменитые реплики противников Чацкого запомнились не с воей реакционностью, а редкостью юмористической окраски : например, идея Скалозуба заменить Вольтера фельдфебе лем - оче нь смешна . Но это одно из немногих иск лючений . Все веселое в пьесе принадл ежит Чацкому . Этим он и раздражает об щество . Любое общество – в том числе и Пушкина с Белинским . Все, что весело , - признается легкомысленным и повер хностным . В основе такого представл ения о борце, выступающем против общества, - вера в серьезность . Все, что серьезно, - обязано быть мрачным и ску чным . Так ведется в России от Ломонос ова до наших дней . Европа уже столети ями хохотала над своими Дон Кихотами, Пантагрюэлями, Симплициссимусами, Гулливерами, а в России литераторов ценили не столько за юмор и веселье, с колько вопреки им . Даже Пушкина, даже Гоголя . Чацкий обязан был, вероятно, выглядеть и вести себя ина че . В духе времени это могло быть что- то байроническое – бледное и в плаще . Но те грандиозные годы дали русской литературе две спровоциро ванные Байроном фигуры большого масштаба – Онегина и Печорина . Чацкий же – персонаж другого театра : шекспировского . Чацкий является, выкрикивая и насмехаясь, и сразу напоминает одного из с амых ярких героев Шекспира – Меркуцио . Очаровательный балаболка, фигляр, не щадящий никого ради красн ого словца, тот так же неизбежно идет к трагическому финалу . В первых сценах «Ромео и Джульетты» мы еще не знаем, что Меркуцио произнесет потрясающий монолог о королеве Маб и умрет от шпаги Тибальта . И первоначальная безмятежная болтовня Чацк ого никак не предвещает яростных проповедей и позорного изгнания в зван ии сумасшедшего . Но Меркуцио умирает за три действия до конца пьесы и по тому не может пройти естественный путь развития, становясь тем, кем мог с тать, - Гамлетом . А Чацкий проходит всю дорогу надежд, разочарований, горечи, краха, на глаз ах читателя набираясь желчи и мудрости . Датского принца и российского дворянина объединяет не только клеймо оф ициального безумия . Схожи их наблюде ния над жизнью и сделанные выводы, и даже монологи и реплики находятся в с тилевом соответствии . «Распалась св язь времен» - по-русски это вышло чуть многословнее : И точно, начал свет глупеть, Сказать вы можете, вздохнувши ; Как посравнить да посмотреть Век нынешний и век минувший . Нерусская новизна грибоедовского героя вызвала сомн ения и в самом качестве «Горя от ума» . «Ни плана, ни мысли главной, ни истины» не обнаружил в комедии Пушкин, но т ут же воздав должное автору : «Грибое дов очень умен» . Примерно то же писал Грибоедову Катенин : «Дарования боль ше, чем искусства» . Полтора ученых века вставляли Чацкого в привычную шка лу ценностей, не важно – с каким знаком . Подвижник святого дела – значит, борец . Если болтун – значит предатель святого дела . Опять-таки не важно, какое именно дело имеетс я в виду : что-то достойное, благородно е, нужное . Полтора школьных века заучивали общественно-полезные монологи : о помещике, обменявшем крепостных на соба к ; о Максиме Петровиче, упавшем назем ь перед императрицей ; о французике из Бордо и фран цузско-нижегородском говоре . За всей этой социальной яростью потерялся истинный, свой, голос героя . Ну вот и день прошел, и с ним Все признаки, весь чад и дым Надежд, что душу наполняли . Чего я ждал ? что думал здесь найти ? Где прелесть этих встреч ? участье в к ом живое ? Крик ! радость ! обнялись ! – Пустое . В повозке так-то на пути Необозримою равниной, сидя праздно, Все что-то видно впереди Светло, синё, разнообразно ; И едешь час, и два, день целый ; вот резв о Домчались к отдыху ; ночлег : куда не взглянешь, Все та же гладь и степь, и пусто и мертво… Досадно, мочи нет, чем больше думать станешь . Кто произнес эти страшные безнадежные слова, эти сбивч ивые строки – одни из самых трогательных и лиричных в русской поэзии ? Все он же – Александр Андреич Чацки й, российский Гамлет . Здесь гладкопись «Горя от ума» начисто исчезает, и ловкий четырехстопны й ямб переходит в пят и - , а затем и в тяжеловесный шестистопный . Это нестройное мышление истинно трагического героя . Это шекспировский тупик умного, несчастного, глубоко и тонко чувствующе го человека . Просто время иное, да и жа нр другой . Потому рядом не обреченная Офелия , ветре ная Софья , и противник – не Лаэрт с о травленной шпагой, а Молчалин с бумагами . И после главных слов появляется не кающаяся мать, а балагур Репе тилов . Карнавально, по-меркуциевски начав, Чацкий избежал его смертельного исх ода – хотя мог и не избежать ; дуэли бы ли в ходу, и был же ранен на дуэли с Якубовичем сам Грибоедов . Однако «Горе от ума» - комедия, стрельба тут неуместна . Но конец Чацкого так же трагичен, как конец Гамлета, до которого не успел вырасти Меркуцио . Чацкий, конечно, остается жив и куда-то благополучно уезжает в карете . Но это и есть гибель – исчезн овение со сцены . Но в соответствии с гражданским подходом к литературе закулисное бытие грибоедовского героя тоже волновал о общественность – и не меньше, чем бытие сценическое . Те, кто оценивал пьесу как прогрессию, полагали, что Чац кий пойдет прямиком в революцию . Однако почвенник Достоевский по-иному анализировал реплику «Бегу, не оглян усь, пойду искать по свету… » . Он писал : «Ведь у него только и свету, что в его окошке, у московских хороше го круга – не к народу же он пойдет . А так как московские его отвергли , то, значит, «свет» озна чает здесь Европу . За границу хочет б ежать » . В 1929 году А .В. Луначарски й говорил (на торжественном заседании, посвященном памяти Грибоедова ), в частности, что пьеса «Горе от ума» «приобретает особенно серьезное значение потому, что, кроме восхитител ьных масок, созданных Грибоедовым, в ней дана фигура, представляющая сам ого Грибоедова . Чацкий – это портпа роль Грибоедова . Пушкин чувствовал фальшь в Чацком… можно ли метать бисер перед свиньями, которые все равно его растопчут ! Правда глаголет устами безумцев, начиная от Василия Блаженного и кончая Любимом Торцовым и более близкими нам типами . В пьяном виде человек делается порой смельча ком . Он говорит то, чего бы не сказал, б удучи трезвым . Безумие, опьянение Ча цкого – в его молодости . Он еще слишк ом молод, он еще не созрел . Его ум – ум блестящего мальчишки . Его несдержан ность оттого, что у него еще нет седых волос, что он еще не примерился с под лостью, не пережил тех щелчков, которые пережили и сам Грибоедов и Пушкин » . Можно, пожалуй, сказать, что разноречивость мнений о Ча цком продолжает и развивает разноречивость мнений об его авторе . В конечном счете, в основе разногласий относительно Грибоедова , был вопрос об отношении Грибоедова к декабризму . В основе разногласий относительно Чацкого – вопрос об отношении к нему Грибоедова . Если согласиться с тем, что Чацкий декабрист (или будущий декаб рист ), то оба упомянутых вопроса с неи збежностью соединяются . Но это – схема . Вопрос об отношениях различных авторов в различное время к Чацкому богаче такой схемы . Образ Чацкого, вне сомнения, не покрывается проблемой отношения Грибоед ова к декабризму как таковому . Характерно в этой связи и объяснение Луначарским прич ин, по которым Чацкий не понравился Пушкину . «Бедный гениальный поэт, - п ишет Луначарский, - был уже к тому врем ени «сивкой, которого уходили крутые горки» . Должно было п ройти много времени и событий, прежд е чем А .И. Герцен – человек, поклявшийся в верности памяти героев 1825 года, - смог б ы сказать : «Энтузиаст Чацкий… декабр ист в глубине души, уступает место Онегину… человеку, скучающему и чувст вующему всю свою колоссальную ненужность . Онегин, - до бавляет А .И. Герцен, - который вступал в жизнь с улыбкой на устах, с каждой песнью становится все более мрачным и наконец, поглощенный пустотой, исчезает, не оставив никакого следа, никакой мысли . Тип был найден, и с тех пор каждый ром ан, каждая поэма имели своего Онегина, т.е. человека, осужденного на праздность, бесполезность, сбитого с пути, - человека, чужого в своей семье, не желающего делать зла и бессил ьного сделать добро ; он не делает в ко нце концов ничего, хотя и пробует все, за исключением, впрочем, двух вещей : во-первых, он никогда не способен ста ть на сторону народа… «Онегин» - само е значительное творение Пушкина…Эта поэма созревала под влиянием печа льных лет, последовавших за 14 декабря…Чацкий – это Онегин-резонер, ст арший его брат . «Ге рой нашего вр емени» Лермонтова – его младший брат» . Чацкий, иными словами, - это герой, еще не переживший своего п оражения, не переживший крушения своих надежд и верований, мечтаний . Чацкий – вечный юноша русской обществе нной мысли . И потому от него нечего тр ебовать, чтобы он был критерием зрелости мысли . Довольно того, что он навсегда останется мерилом той непоср едственности в отношениях к окружающему нас миру, которой посредственн ость никогда не знает и к которой посредственность все гда относится с насмешкой . Его величество король был прусский здесь, Дивился непутем московским он девицам, Их благонравью, а не лицам, И точно, мо жно ли воспитаннее быть ! Умеют же себя принарядить Тафтицей , бархатце м и дымкой, Словечка в простоте не скажут, все с ужимкой, Французские романсы вам поют И верхние выводят нотки, К военным людям так и льнут, А потому, что патриотки . Нетрудно видеть : м онолог Фамусова насквозь пронизан иронией . Причем этот парадокс был отмечен еще Белинским : «Это говорит не Фамусов, а Чацкий устами Фаму сова, и это не монолог, а эпиграмма на общество… Нужно ли доказывать, что…в се это Фамусов говорит не от себя, а по приказу автора ? » . «Скалозуб острит, да еще как ! – точь-в-точь, как Чацкий», и даже Лиза в разговоре с Молчалиным р аздражается «эпиграммою, которая сделала бы честь остроумию самого Чац кого» . Действующие лица, замечает Белинский, словно бы «прого вариваются, из угождения автору, против себя» 31 . Все это он объяснил целью Грибоедова «ос меять современное общество в злой сатире» . Иное мнение у С .А. Фомичева : причудливая смена тем и тональности в мо нологе Фамусова, двусмысленность его похвал вызвана заветной целью – « навести Скалозуба на мысль о женитьбе» . Подобные странности в поведении персонажей комедии Б елинский в ту пору относил за счет несовершенства произведения и авторс кого насилия над персонажами пьесы . Потом, как всем известно, Белинский изменил свою оценку комедии Грибоедо ва . И Чацкий в монологе «А судья кто ? » лишь подхватывает то, что мы уже слышали из уст Фамусова, о твечает сарказмом на иронию последнего . Во многих исследовательских литературах отмечалось, что в «Горе от ума» постоянно употребляется весьма своеобразный прием п овтора одних и тех же слов, выражений, стилистических оборотов, интонаци онных фигур и даже разговорной манеры в самых разных применениях, в самы х разных конкретных обстоятельствах и у самых различных персонажей . Одни и те же или необычайно сходные, почт и совпадающие по своему смыслу слова мы слышим в комед ии из уст совершенно несхожих между собой героев . Еще точнее можно сказать, наверное, так : слова, которые мог бы сказать Чацкий, очень часто произ носятся другими персонажами ; слова, которые мог бы произнести главный герой, словно бы «передоверяются» зач ем-то автором его оппонентам и противникам, или персонажам, с которыми гл авный герой, во всяком случае, не хотел бы иметь ничего общего . В частности, часто внешняя общность фразеологии в нек оторых случаях у Чацкого с Репетило вым неоднократно отмечалась разными авторами . При этом обязательно подчеркивалось, что ничего общего между Чацким и Репетиловым нет и быть не может . Что Репетилов для того и «выведен» автором, ч тобы только оттенить достоинства Чацкого . Репетилов, согласно такой точке зрения, выведен единственно дл я контраста по отношению к истинно героической фигуре Чацкого . Чацкий встречает Репетилова после трехлетнего перер ыва в знакомстве с ним . Это большой ср ок для той поры . Общественное движен ие и люди созревали тогда поразительно быстро . Люди менялись наглазно и тайно в одно и тоже время . И это обстоятельство еще более усугубл яло путаницу . В одно и то же время сосуществовали самые разные «либерал ьные» тенденции, самые разные уровни развития общественной мысли, самые разные стадии зрелости движения . Ре петилов на самом деле, а не по авторскому произволу был рядом с Чацким . И рядом с Грибоедовым . Репе тиловщина постоянно сопутствовала декабристскому движению ! В одних и тех же людях зачастую уживались сур овая серьезность взгляда, действительная самоотверженность и репетило вская патетика салонного ораторства . В одних и тех же людях можно было увидеть соединение черт незре лости движения с предощущением трагизма избранного пути . Что касается сатиры Грибоедова в сторону «московских девиц », на мой взгляд, она не может быть названа «злой» . Она, как и вся комедия, «тонкая, умная, изящная и страстная» (И .А. Гончаров ). Но и психологизм пьесы также нельзя отры вать от своеобразного грибоедовского комизма . «Горе от ума» обладает удивительно целеустремленным развитием действи я, когда каждое явление укрепляет единство действия, усложняя, но, не разд робляя его . Не раз задавался вопрос : почему, собственно, Гри боедов назвал свое про изведение, свое «Горе», комедией ? Поч ему, скажем, не драмой ? Ведь, действите льно, речь у Грибоедова идет о драме Чацкого, о его горькой участи . Налицо некое противоречие . Ю . Тынянов объяснил это противоречие , снимая его, так : «Центр комедии – в к омичности положения самого Чацкого, и здесь комичность является средст вом трагического, а комедия – видом трагедии . Пушкин необыкновенно ясно увидел эту черту Чацкого» 34 . Иными словами, Ю . Тынянов полагает, что в «Горе от ума» комичес кая форма выражает некий трагический элемент содержания, что «Горе от ум а» - трагедия в форме комедии . И в этом смысле «Горе от ума» - своего рода трагикомедия . Такое понимание «Горя от ума» очень близко к тому, что п о этому поводу говорил и Луначарский . А .В. Луначарский писал, что Грибоедову «ну жно было взять такой тон, найти такую манеру, в которой можно было и царям и подцаренкам говорить правду . Давн о известна для этого шутовская форма : в этой форме можно было кое-что протащить, поэ тому , оставив за Чацким – своим прокурором – всю полн оту серьезности… грибоедов в остальном старался сделать веселую комед ию… Поэтому, - заключает Луначарский, - комедия как форма для Грибоедова бы ла совершенно второстепенна . » Во-первых, Грибоедов ничего не «протаскивал» - он писал заведомо неподцензурную вещь . И сам об этом знал и говорил . В «Горе от ума» нет ни аллюзий, ни «шиша в карма не», ни намеков, ни политически криминального подтекста . Ничего этого в комедии Грибоедова нет . «Прокурор Чацкий» все говорит прямо, откр ыто и кому ни попадя, за что и осуждается Пушкиным . «Горе от ума» все пропитано стихией смеха – в самых ра зных его модификациях и применениях . Чацкий – «пересмеять умеет всех», по словам Софьи . Сама Софья готова высмеять Чацкого . Сам слух о «сумасшествии» Чацкого – издевательское высм еивание героя . Антагонисты Чацкого г отовы воспользоваться осмеянием противника, но вместе с тем как огня боя тся быть осмеянными . Сам Чацкий гото в высмеять все, что можно . Но мрачнеет на глазах, только лишь представив себе, что и над ним могут посмеяться . Юмор Чацкого односторонен, если можно т ак выразиться . Он сразу же подмечает смешное, комичное в иных людях . Комиз ма собственной ситуации ему увидеть не дано . К себе Чацкий относится в высшей степени серьезно, тут ему не до шуток . Смех в «Горе от ума» - чуть ли не «высший судия» . «Да, - говорит Чацкий, - нынче смех страшит » . «Ах ! – восклицает Молчалин, - злые языки страшнее писто лета» . Смех может убить, смех – оружие, оружие смертельно опасное . «Человек, который смеется» - победитель, а осмеянный – побежденный . Смех низводит с пьедестала, разоблачает . С мешное не может быть величественным . И страшно, когда обнаруживается вдруг, что от великого до смешно го – шаг . Но и само страшное не может быть в то же время смешным . В смехе – победа над страхом . Смех победителен . Смехом разрешаются противоречия и конфликты, которые не могут разрешиться ни дуэлью, ни каким-либо вообще и ным способом . Смеется тот, кто смеетс я последним . Последним в «Горе от ума » смеялся не Чацкий – он исчезает осмеянный, в ярости . Но не последним смеются и сами гонители Чацкого, Фамусо в говорит о плачевности своей судьбы и ужасается : «Что станет говорить княгиня Марья Алексевна ! » Последним в «Горе от ума» смеется Грибоедов – последн ее слово за ним, автором . И главный гер ой «Горя от ума» - смех Грибоедова . И .А. Гончаров сказал : «злобный смех» Грибоедова . В этом определении слышится нечто и негативное и странное . Ведь противников Чацкого высмеял сам же Ч ацкий . И об этом высмеивании Гончаро в выразился так : «крапива смеха Чацк ого» . «Пушкин щадил Онегина», - писал Гончаров . Порой кажется, что самому Гончарову хотелось бы как-то обере чь Чацкого, кажется, что в представлении Гончарова Чацкий недостаточно з ащищен . «Когда, - писал А .В. Луначарский в статье, посвященной Гриб оедову, - человек чувствует полную по беду воли, тогда появляется легкий юмор, чувство трепещущей иронии, что-т о даже вроде ласкающего смеха… Но когда до этой победы дело еще не дошло, к огда Фамусовы и Скалозубы являются правителями страны, когда их режим – длящееся преступление, на борьбу не пойдешь со свобо дным легким смехом . И Грибоедов, по-ви димому, немного переборщил, немного чересчур взял en comique (с комической стороны ); н адо было взять серьезнее . Но другого выхода не было…» «В комедии «Горе от ума», - писал П .А. Вяземский, - именно нет нисколько веселости . Есть ум, есть острота, едкость, даже желчь…» Стихия комического в «Горе от ума» - с тихия сложнейше противоречивая . И ту т вновь, в конечном счете, все упирается в вопрос об отн ошении Грибоедова к Чацкому . И потом у никак нельзя смешивать, тем более о тождествлять, смех Чацкого и смех Грибоедова . Трагедия ума , о которой идет речь в к омедии Грибоедова, освещена остроумно . Вот на этой острейшей грани соприкосновения трагического элем ента с комическим в «Горе от ума» и выявляется своеобразный подтекст соб ственно авторского восприятия всего происходящего . В принципе, невозможна какая-либо формула авторского о тношения к Чацкому . Можно попробов ать лишь очертить приблизительную сферу проявления в сего происходящего . В «Горе от ума» нет героев, насмешка над которыми была б ы невозможна, святотатственна с авторской точки зрения . Насмешка Чацкого не щадит никого из окружаю щих, не исключая и самого предмета его нежного чувства . Но и Чацкий, в свою очередь, даже, по мнению столь сердоб ольного к нему И .А. Гончарова, «даже не зам ечает, что он сам составляет спектакль» . Грибоедов не щадит Чацкого . Мы видим всю несостоятельность попыток персонажей, ок ружающих Чацкого, высмеять его, комически снизить его роль в сложившейся ситуации . Чацкий – сам иро нист и насмешник – не является человеком, который смеется последни м в комедии Грибо едова . Не за ним последнее слово . Не Чацкий в комедии Грибоедова смеется последний – д ля этого Чацкий слишком серьезно относится к себе . В этой серьезности отношения Чацкого к самому себе и кроет ся, в конечном счете, некая ирония, горькая, конечно, ирония . Грибоедов писал : «Есть такие качест ва в незаурядном человеке, которые обнаруживаются с первого раза… в особ енной манере смотреть, судить обо всем тонко и изящно, но не поверхностно , а всегда оставаясь выше предмета, о котором идет речь » . Это определение «незаурядного человека» целиком, кон ечно, приложимо и к «манере смотреть» Грибоедова на такого его героя, как Чацкий . В том-то и заключалось искусс тво автора «Горя от ума», в том-то и заключалось своеобразие его мышления, что едва уловимыми средствами ему удалось неоспоримо указать на некую д истанцию – дистанцию объективности, - сразу же отделяющую его от героя . И Пушкин тотчас это почувствовал – при первом чтении комедии, на слух . Комическое в положении Чацкого, в конечном счете, совм ещается с «самоиронией» Грибоедова . В 1830 году критик В .А. Ушаков писал по первым впечатлениям от встречи с Чацким на театральной сцен е : «Ознакомившись с Чацким, нельзя ег о не полюбить, но, узнавши его характер, должно признаться, что нет средств ужиться с этим человеком» . «Горе от ума» - это н аше знакомство и одновременно прощание с Чацким . Мы застаем его посреди пути . Он исчезает, едва появившись . Ему предстоит долгий путь вечного странника русской литератур ы и русской общественной мысли . Что-то неуловимое и тревожное заключается в бессмертии Чацкого . Словно бы этот пылкий юноша, когда-то «провед ший несколько времени с очень умным человеком», сам уже стал теперь оруд ием иронии истории – предела всех мечтаний . Героизм Чацкого – драматический в полном смысле этого слова . Некоторые полагают, что Чацкий – оди нок . И эти м много ск азано . Декабристов и продекабристск и настроенных людей было, как извест но, немало . Но, критики считают, что чу вство одиночества социального, было достаточно знакомо едва ли не каждо му из передовых людей того времени . Чацкий способен вызвать не только горячее сочувствие, но и сострадание , может быть, даже нек оторую досаду… Авторское отношение к этой фигуре , авто рское ее освещение взывают не только к гневному единомыслию с героем ком едии, но и к некоему словно бы снисхождению к его простодушной непосредс твенности и наивной самоуверенности . Так ли все это ? Обратимся к «конкретному содержанию» комедии . Автор неоднократно подчеркивает ум Чацкого, ясный и острый, быстро опред еляющий самую суть предмета, отличающийся, впрочем, несколько рассудочн ым подходом к жизни . Для современник ов – друзей и врагов – ум Чацкого означал, что он был не просто умным человеком, а «воль нодумцем», принадлежащим к передовому кругу . «Высокие думы», волновавшие его и всю передовую русскую молоде жь того времени, означали любовь к родине, вольнолюбивые стремления, воз вышенные цели жизни . Вольнолюбие Чацкого формировалось в тех же условиях, что и у декабристов . Его биография типична для представителей передовой дворянско й молодежи 1810-1820 гг . Детство Чацкого прошло в барском доме Фамусова . В годы, «когда все мягко так, и нежно и незр ело», юное сердце его остро реагирует на впечатления от быта московского барства . Дух «века минувшего», «низкопоклонничество» и пустота жизни рано возбудили в Чац ком скуку и отвращение . Несмотря на д ружбу с Софьей, Чацкий покидает дом Фамусовых : …уж у нас ему казалось скучно, И редко посещал наш дом, - рассказывает Софья Лизе . Началась самостоятельная жизнь . В Мо скве гостила тогда гвардия, только что вернувшаяся с победой из загранич ных походов . Горячее патриотическое чувство и идеи вольности охватили и пылкого героя . Все это решило его судьбу . Ни беспечн ая светская жизнь, ни счастливая дружба, ни даже юношеская, но глубокая и т огда еще взаимная, любовь к Софье не смогли удовлетворить его . Вот о себе задумал он высоко… Охота странствовать напала на него, - продолжает свой рассказ о его жизни Софья . «Охота странствовать напала на него» потому, что он хотел обогатить свой разум современными передовыми идеями, набраться сведений, необходимых для деятельности гражданина и патриота . Мы знаем, что к этому стремился и сам Грибоедов, и декабристы . По свидетельству декабриста Лорера, Пе стель говорил о том, что «без этих сведений нельзя быть полезным ни себе , ни обществу, ни отечеству » . Чацкий отправился «ума искать» с возвышенно й, патриотической целью . Он пережива л то, о чем рассказывал В .Ф. Раевский : «Это вы сокая цель жизни самой своей таинственностью и начертанием новых обяза нностей резко и глубоко проникла в душу мою, я как будто получил особенно е значение в собственных глазах : ста л внимательно смотреть на жизнь во всех проявлениях буйной молодости» Предчувствуя сердечную утрату, Чацкий все же покидает Москву и едет в Пе тербург . «Высокие думы» для него, как, например, и для Рылеева и других декабристов, были выше всего . Никогда не поступился бы Чацкий ради любви и любимой женщины принципами морали и долга . Сначала он едет путешествовать, надолго оставляя Софью, а позднее, не задумываясь, идет на резкое столкновение с Ф амусовым, хотя понимает, что это грозит ему потерей Софьи . В этом высоком понимании общественного долг а – одна из светлых и сильных сторон личности Чацкого . Нравственные черты Чацкого роднят его с моральным обликом декабристов . «У людей, действовавших в 1825 году, - пишет в своих воспоминаниях декабрист Завалишин, - есть одно, чего никак нел ьзя у них отнять и цену чего никак нельзя уменьшить, - это готовность жертвовать всем тем, чем люди более всего дорожат и чего более всего добиваются в жизни… » Чацкий попадает в Петербург как раз в ту пору, когда там зарождалось движ ение «либералистов», сначала еще неопределенное по программе и планам, н о полное вольнолюбивых надежд и свободомыслия . В этой обстановке и сложились взгляды, стремления и ум Чацко го . Он, по-видимому, заинтересовался лит ературой . Даже в Москву до Фамусова дошли слухи, что Чацкий «славно п ишет, переводит» . Увлечение литерат урой было типичным для свободомыслящей дворянской молодежи . Многие из декабристов были литераторами . Вместе с тем Чацкого увлекает общественная деятельность . У него возникает «с минист рами» связь . Однако ненадолго… в ком едии ясно сказано, что «с министрами связь» закончилась у Чацкого разрыв ом («потом разрыв» ). Таких примеров «н еуспеха по службе» передовых людей из дворянской молодежи было множест во . Порвал с высокими кругами П .Я. Чаадаев, отказавшись от блестящей карьеры ; вышел в отставку в 1820 г . декабрист Никита Муравьев . Они были не соглас ны с политикой правительства, а гордость и высокие понятия о чести не позволяли им прислуживаться . Чацкий хотел служить, но делу, а не лицам : «служить бы рад, прислуживаться тошн о…» После этого Чацкий, возможно, побывал в деревне . Здесь он, по словам Фамусова, «наблажил» . Очевидно, эта «блажь», приведшая к «о плошному управлению» имением, означала гуманное отношение к крепостно му крестьянству и те прогрессивные хозяйственные реформы, которые отли чали некоторых декабристов, например Якушина, желавших хоть чем-нибудь о блегчить крепостную неволю . По-видим ому, Чацкий, подобно Евгению Онегину, гнет барщины «оброком легким замен ил» . Затем Чацкий отправился за границу . На «путешествия» стали тогда смотреть косо, как на проя вление либерального духа и оппозиционной независимости . Знакомство передовых русских людей с жизнью, философией, историей Запад ной Европы имело несомненное значение для их идейного развития . Но этот фактор не следует переоценивать . Биография грибоедовского героя свидет ельствует, что еще до своего путешес твия за границу он сложился как типичный представитель раннего периода декабристского движения . Высокие стремления Чацкого появились задол го до отъезда из Москвы . Его любовь к « высокому» , вольнолюбие порождены русской действител ьностью . Они – отражение его патрио тических чувств, благородной вражду к барским нравам, к крепостной морал и . Таким образом, Грибоедов вперв ые в р усской литературе раскрыл типичные обстоятельства ф ормирования декабриста . Вслед за Гри боедовым обратился к этой же теме и Пушкин в «Евгений Онегине» . Предполагавшееся им участие Онегина в движе нии декабристов Пушкин связывает с его впечатлениями от странствий по Р оссии, с пробуждением патриотического сознания . В комедии мы встречаемся уже со зрелым Чацким, с человеком со сложившими ся идеями, с определенными моральными требованиями . Рабской морали Фамусовых и Молчалиных Чацки й противоп оставляет высокое, декабристское п онимание чести и долга, общественной роли и обязанностей человека . Свободный и самостоятельный образ мысле й вместо безмолвного преклонения перед «мнениями чужими» , независимость и гордое достоинство вместо низ копоклонства и лести перед высш и ми - таковы моральные принципы Чацко го . Подобно самому Грибоедову, он вид ит «не в наслажденьи жизни цель» , а в служении обществу, родине . Понятие подлинной чести патриота, истинного сына отечества неразрывно связывалось у грибоедовского героя с желанием вольности, с ненавистью к самовластью, к крепостникам-вельможам, которые, будучи «грабительством богаты», выдавали себя за «отцов отечества» . Чацкий – гуманист, защитник свободы и независимости личности . Рабство, кр епостничество вызывает в нем резкий, решительный протест . В своей гневной речи против «судей» он разобл ачает крепостническую основу грубо эгоистической философии наслажден ия жизнью, присущей фамусовскому обществу . В «Несторе негодяев знатны х» , в помещике-балетомане, в грабителя х, нашедших себе защиту в родстве, Чацкий страстно обличает ненавистный ему крепостнический строй . Особенны й гнев грибоедовского героя вызывают помещичьи насилия и издевательст ва над личностью крестьянина . Знаменитые слова Чацкого о «распроданных поодиночке» крестьянах имели тем большую силу, что подобные факты были в то время очень распространен ы . По признанию декабриста Штейнгеля, это место в комедии сильно его взволновало, оно напоминало современника м о подтвержденном в 1820 г . Государствен ным советом «праве» помещиков продавать крестьян поодиночке, разлучая родных . О том, что этим «правом» помещики пользовались очень часто , свидетельствует и то, что в литературе тог о времени на него указывал не один Грибоедов . В своем стихотворении « Смею сь и плачу» В . Раевский обличает «бар ство дикое» почти словами Чацкого . Антикрепостническая идеология Чацкого проявляется в высокой оценке характера, нравственных качеств закрепощенного народа . В противовес клеветническим утверж дениям помещиков-крепостников о крепостном крестьянстве, Чацкий говор ит о бодром, умном, то есть, во фразеологии декабристов, свободолюбивом на роде . В «Горе от ума» сформулирована идея национальной само стоятельности русского народа и решительно отвергнута мысль о подчине нии культурного развития России иноземному влиянию . Резкий прот ест Чацкого вызывает дво рянское низкопоклонничество перед всем иностранным, французское воспитание, обычное в барской семье . В нем грибоедовский герой видел про явление того ненавистного ему аристократического космополитизма, кото рый выражался в рабском преклонении дворян - «полуевропейцев» перед всем иностранным, в пренебрежении к св оему родному, русскому . В комедии отмечается пропасть между дворянско-крепостническим обществ ом и народом и проводится мысль о громадном значении развития национальной культуры . Обличая дворянский космополитизм, Чацки й говорит в своем знаменитом монологе о «французике из Бордо», о горячей привязанности простого русского н арода к своей родине, к своим национальным обычаям и языку . Вместе с тем патриотизм Чацкого коренным образом отличается от лжепатриотизма Фамусо ва, вызванного боязнью влияния прогрессивных идей западноевропейского просветительства . Патриотические идеи Чацкого выражали декабристскую идеологию, революционный патриотизм декабристов, их борьбу за национал ьную самобытность русской культуры . Так, например, резкий протест Чацкого против «нечистого духа», «пустого, рабского, слепого подражанья» прямо перекликается с рылеевским призыв ом к литераторам «стараться уничтожить дух рабского подражанья», царив ший в дворянской среде . Конечно, дворянину Чацкому еще не мо гли бы ть присущи демократические идеи , ставшие знаменем нового этапа освободительного движения . Но еще Гончаров заметил : «критика много погрешила тем, что в суде своем над знаменитыми покойниками сходил а с исторической точки , забегала впе ред и поражала их современным оружием . Не будем повторять ее ошибок – и не обвиним Чацкого за то, что в е го горячих речах, обращенных к фамусовским гостям, нет помина об общем благе, когда уже и такой раскол от «исканий мест, от чинов» , как «занятие науками и искусствами», считался «разбоем и пожаром » . Вместе с тем Чацкий, де кабристы в борьбе с «рабьим молчанием» видели одну из своих важных общес твенных задач . Декабрист Якушин, рас сказывая о том раннем периоде русск ого освободительного движения, выразителем которого и являлся Чацкий, с ообщает : «В это время главные члены « Союза благоденствия» вполне ценили предоставленный им способ действия посредством слова истины, они верили в его силу и орудовали им успешно» . Как истинный просветитель, Чацкий страстно отстаивае т права разума и глубоко верит в его силу, силу слова . Одну из причин вредного влияния на русскую жизнь фамус овщины он видит в общественных «предрассудках» . Понятно его страстное обличение тех, кто «сужденья черпают из забытых газет времен Очаковских и покоренья Крыма», понятно его возму щение против «старух зловещих, стариков, дряхлеющих над выдумками, вздор ом» . Проблеме воспитания Чацкий, как и все декабристы, придает огромное значение . В разуме, в воспитании, в общественном мнении, в силе идейного и м орального воздействия Чацкий видит главное и могучее средство переделки общества, изменения жизни . В его резкой критике «века минувшего» вопросы эти играют бо льшую роль . Как известно, Пушкин, высоко оценивший комедию в целом, критически отнес ся к ее герою, напомню : он упрекнул Чац кого в том, что тот произносит свои речи перед лицом фамусовского общест ва . Этот отзыв великого поэта нельзя считать вполне справедливым . Люди, п одобные Чацкому, громили старый мир, где только это пре дставлялось возможным . Слово Чацког о было тогда его делом, его заслугой . Оно соответствовало его просветительским взглядам . Н .П. Огарев замечает : «Зачем Чацкий, умный человек, говорит вс якую задушевную мысль при Фамусовых и Скалозубах ? Пушкину это казалось неестественным . Мы не можем решить вопроса ни в пользу Пушкина, ни в поль зу Грибоедова . Для нас лично оно, каже тся, было бы неестественным ; но, вспом иная, как в то время члены тайного общества и люди одинакового с ним убежд ения говорили свои мысли вслух везде и при всех, дело становится более че м возможным – оно исторически верно . Энтузиазм во все эпохи и у всех народов не любил утаивать своих убеждений, и едва ли нам можно возраз ить, что Чацкий не принадлежит к тайному обществу и не стоит в рядах энтуз иастов ; Чацкий чувствует себя самос тоятельным врагом порядка вещей своего времени » . Но мы можем и оправдать Пушкина, ведь отр ывок из комедии ему был привезен Пущиным и прочитан в перерывах между ра зговорами с другом, соответственно оценка не может являться совершенно объективной . Грибоедов прекрасно понимал, что Чацкий за свои пламе нные выступления будет осмеян и во многом просто не поня т. Д раматург тем фактом не только указывал на глубокую пропасть межд у Чацким и Фамусовыми, но и подчеркивал недостаточность и слабость надежд на силу одного слова, одних и дей и убеждений . Показывая неудачу проповеди Чацкого, попавшего к траг икомическое положение, Грибоедов шел дальше своего героя, критически ос вещая слабую его сторону, укрепляя своей комедией мысль о необходимости перехода к более действенным средствам борьбы с крепостнической реакц ией . В личности Чацкого, во всем его эмоционально-психологическом облике, в страстной вере в силу убеждения, в пламенном и возвы шенном красноречии много от романтизма декабриста, мечтающего о преобр азовании жизни своей родины . Еще В .Ф. Одоевский заметил, что в Чацком «комике думал представить идеала совершенства, но человека молодого, пламенног о, в котором глупости других возбуждают насмешливость, наконец человека , к которому можно отнести стих поэта : Не терпит сердце немоты» . Пылкость, страстность, доброе и доверчивое отношение к людям составляют основу его характера . Пылкость и страстность являлись типичной чертой многих декабр истов . «Достоинство Рылеева состоит в силе чувствования, в жаре душевном», - замечает Бестужев . Таким же пылким и увлекающимся был, например, и Кюхельбекер . Пылкость Чацкого соединяется в нем с волей . Он умеет владеть своими чувс твами, подчинять их разуму . На самом д еле ум с сердцем у него всегда в ладу . Глубоко ошибочно истолкование Чацкого как образа «ли шнего человека», беспочвенного «мечтателя», «одинокого протестанта» . Сам Чацкий чувствовал себя на почве «нынешнего века» и отнюдь не сознавал себя одиноким . В знаменитом своем монологе «А судьи кто ?. . » он выступает от имени нового поколения : Где, укажите нам, отечества отцы… Вот уважать кого должны мы на безлюдьи ! Вот наши строгие ценители и судьи ! Кто это – «мы» ? ко го здесь имел в виду Чацкий ? «Судьям» , у которых к «свободной жизни вражда непримирима», он противопоставляет молодое поколение, идущее другими путями . Образ «одного из нас, молодых людей» возникает в совах грибоедо вского героя . Это …враг исканий, Не требуя ни мест, ни повышенья в чин, В науки он вперит ум, алчущий познаний, Или в душе его сам бог возбудит жар К искусствам творческим, высоким и прекрасным… Среди «алчущих познаний» был и уже упомянутый двоюрод ный брат Скалозуба , отказавшийся от чинов и отправивши йся в деревню, и князь Федор – химик и ботаник, который «чинов не хочет зн ать» и чуждается пустой, советской среды, и профессора педагогического и нститута, упражняющиеся «в расколах и безверьи», и та передовая молодежь , от имени которой говорит все время Чацкий . «Смело говорю, - пишет декаб рист Каховский о сверстника х Чацкого, - что из тысячи молодых людей не найдется ста ч еловек, которые бы не пылали страстью к свободе . И юноши, пламенея чистой, сильной любовью к благу отечества, к истинному просвещению, делаются мужиками» . О том же говорят и многие другие декабристы . За Чацким стояло целое поколение передовой русской мо лодежи . Что Чацкий не одинок, понимал и Фамусов . «Ужасный век ! » - восклицает он . – «Нынче пуще, чем когда, безумных развелось людей, и дел, и мнений» . «Все умудрили сь не по летам», - говорит он о молодеж и, зараженной вольнодумством . В Чацком нет ни романтического демонизма, свойственно го байроническим героям, ни гордой мизантропии пушкинского Алеко . Образ его наоборот, как бы противопостав лен разочарованным романтикам, изображенным Пушкиным в его южных поэма х . Чацкий не замыкается в себе, не ухо дит от общества, от действительности . О том, что сам Грибоедов насмешливо относился к байроническому скептицизму и разочарованности, модным в начале 20-х гг . в кругах мыслящей дворянской молоде жи, свидетельствует Кюхельбекер . «Я в 1824 году начал первый вооружаться против этой страсти наших молодых людей, поэтов и не поэтов, прикидываться Чайльд-Гарольдами, - вспоминал Кюхел ьбекер в 1834г ., - …Грибоедов и в этом отно шении принес мне величайшую пользу : он заставил меня почувствовать, как все это смешно, как недостойно истин ного мужа» . В юные годы у Чацкого, не смотря на ясное осознание мног их темных сторон действительности, преобладает оптимистическое предст авление о характере и направлении современной ему жизни по сравнению с н едавним прошлым . Он верит в наступле ние новой эры . Как посравнить да посмотреть Век нынешний и век минувший : Свежо предание, а верится с трудом, - с удовлетворением говорит он Фамусо ву . Еще совсем недавно «прямой был ве к покорности и страха» . Тот с лавился, «чья чаще гну лась шея» . Нынче же охотника поподличать жестоко осмеиваются . Пробуждается чувство личного достоинство . Не все хотят прислуживаться, не каждый ищет п окровителей, «вольнее всякий дышит», возникло общественное мнение . Чацкому кажется, что наступило то время, к огда крепостническое общество становится изменить и исправить путем развития передового общественного мнения, воздействия благородных, гуманных идей . Но романтическое вольнолюбие Чацкого, его вера в люде й, в силу разума, в близость свободы сталкиваются с реальной крепостниче ской действительностью, со страшным миром Фамусовых и Молчалиных . С горячим сочувствием раскрывает автор и личную и общественную драму своего героя . Чацкий возвращается в Москву, полный надежд и мечтаний . В чужих краях он истосковался по родине, «и дым отечес тва» ему «сладок и приятен» . Он оживлен свиданием с Софьей . Его ос троты веселы, но не желчны . Чацкий оче нь удивлен, когда Софья, раздраженная его колкими словами о Молчалине, сп рашивает : «Случалось ли, чтоб Вы, смея лись ? или в печали ? Ошибкою ? Добро о ко м-нибудь сказали . » сначала он ответи л, было нежной шуткой, но потом, почувствовав раздражение Софьи, после мин утного молчания говорит уже серьезно : Послушайте, ужли слова мои все колки ? И клонятся к чьему-нибудь вреду ? Но если так : ум с сердцем не в ладу . Я в чудаках иному чуду Раз посмеюсь, потом забуду ; Велите ж мне в огонь : пойду как на обе д . У Чацкого появляется сомнение в любви к нему Софьи и в с вязи с этим меняется настроение, появляется нервозность, напряжение . Соответственно с личной драмой растет его общественная драма . В третьем действии драма героя растет – и сердечная и общественная – д остигает предельного напряжения . Из мученный сомнениями, но все еще надеющийся, он узнает, наконец, горькую ис тину . Не называя имени, Софья признае тся, что «иные» ей милее Чацкого . Он г лубоко взволнован приговором, и ему больно от ее улыбки : И я чего хочу, когда все решено ? Мне в петлю лезть, а ей смешно . «Однако лезет, как все влюбленные, несмотря на свой «ум »… - замечает И .А. Гончаров . – Он бросает никуда не годное против счастливого соперника оружие – прямое нападен ие на него, и снисходит до притворства ... чтоб «разгадать загадку»…» Мнение И .А. Гончарова, что Чацкий якобы до конца комедии не разрешил загадку – разлюбила ли его Софья или нет, - неверно . Софья сказала совершенно ясно, и он понял, что ее любовь к нему уг асла . Но кого любит Софья ? Молчалина ? Скалозуба ? И все же он не тер яет надежды . Ведь Чацкий любит страс тно, безумно и говорит Софье правду о своих чувствах : Дышал, и ими жил, был занят беспрерывно !? «Знаете ли вы, как любят такие люди ? < ... > Мыс ль о ней (о Софье ) сливалась для него с каждым благородным помыслом или делом чести…» - пишет о любви Чацкого А . Григорьев . Здесь начинается еще одно горе Чацкого – горе от высокого пон имания им человеческого достоинства, он слишком любил Софью, чтобы думат ь только о себе . Его страшит, что любим ая может стать жертвой корыстолюбивых расчетов отца или сама полюбит по шлое и жалкое ничтожество вроде Молчалина или Скалозуба . Он пытается предостеречь ее, ссылаясь на сво и права друга и брата («Но вас он стоит ли ? » и пр . ) Не для себя притворяется Чацкий, а для Софьи . Любовь у него неотделима от его морального идеала . Он может любить только человека, соответству ющего его высоким понятиям о чести, благородстве, нравственности . В этом отношении Чацкий более близок к лю дям 60-х гг ., чем к Онегину и Печорину . Для последних любовь главным образо м «наука страсти нежной», для Чацкого – целый мир, возвышенный и благоро дный . Душевная пылкость, благородство, нравственная чистота Чацкого объясня ют и сцену его разрыва с Софьей . Гонча ров полагает, что Чацкий наговорил кучу вздора, потеря в голову от любви, будучи невменяем . Н о он был потрясен не только тем, что Софья разлюбила его, но и тем, что его до верие к ней, возвышенное о ней представление, все прошлое – было, как ему кажется, растоптано Софьей, осмеяно и унижено : А вы ! О боже мой ! Кого себе избрали ? Когда подумаю, кого вы предпочли ! – восклицает он . В эт их словах звучит не уязвленное самолюбие (как считали многие критики ), а оскорбленная гордость чистой и бл агородной личности, человека высокой морали и больших требований к себе и к людям . Вот почему он и не мог промо лчать, а должен был все высказать Соф ье . Еще более тяжелой драмой для Чацкого было крушение его общественных надежд, сознание того, что он оказался отвергнутым в своих лучших стремлениях . «Незначащая встреча» в одной из комнат с «французиком из Бордо» вывела е го из себя . Он обращается к присутств ующим в надежде вразумить их . Но заве тные мысли Чацкого вызвали у них только непонимание и насмешку . Он почувствовал себя одиноким, свои идеалы о смеянными, свои надежды разбитыми . Ч ацкий обращается к Софье в ожидании, что друг юности поймет его, измученн ого «мильоном терзаний» . Н о все, и Софья в том числе, смотрят на него, как на безумного . А когда он хочет излить ей свою душу, она оставляет его . Треть е действие пьесы заканчивается поистине трагикомической картиной . Одинокий, отвергнутый, объявленный сум асшедшим, Чацкий продолжает свой рассказ, а вокруг него равнодушные к ег о горю пары кружатся в вальсе… Возвращаясь полный надежд в Москву, Чацкий предвидел встречу с представителями фамусовского общества . «Жить с ними надоест», - говорил он Софье при первом свидании, тут же утешая себя : «и в ком не сыщешь пятен ? » . Но он был все же уверен, что фамусовщина – это лишь осколок «века минувшего» . Спокойно говорил он Фамусову в начале пьесы : Ваш век бранил я беспощадно, Предоставляю вам во власть : Откиньте часть, Хоть нашим временам в придачу, Уж так и быть, я не поплачу . Однако реальная действительность оказалась куда более мрачной . Старые друзья были заражены в той или иной мере фамусовщино й . Прежний друг Горич, совсем еще неда вно полный жизни, теперь отступил все перед той же фамусовщиной . Встреча с Репетиловым раскрыла Чацкому поверхность и пустоту либерали зма многих, ничтожность собраний «либералистов», происходящих в Англий ском клубе . А тут еще Софья, умная, раз витая девушка, любившая его когда-то, предпочла ему не то Молчалина, не то Скалозуба . И грустное чувство овладе ло им . Чацкий понял, что фамусовские идеалы и принципы, несмотря на их нравстве нное безобразие, очень живучи в современной ему действительности, что сл ишком рано назвал он «преданием» «век минувший», что велика еще сила его традиций . Когда же он узнал, кого Софья избрала, кого предпочла ему, что именно она п устила в ход сплетню о его сумасшествии , фамусовщина , казавшаяся вначале отживающей и смешной, представляется ему зловещей и страшной . И Чацкий восклицает : Так ! Отрезвился я с полна, Мечтанья с глаз долой – и спала пелена ; Теперь не худо б было сряду На дочь и на отца, И на любовника-глупца, И на весь мир излить всю желчь и всю досаду . С кем был ! Куда меня закинула судьба ! Все гонят ! Все клянут ! Мучителей толпа, В любви предателей, в вражде неутомимых, Рассказчиков неукротимых, Нескладных умников, лукавых простаков, Старух зловещих, стариков, Дряхлеющих над выдумками, вздором,- Безумным вы меня прославили всем хором . Вы правы : из огня тот выйдет невредим, Кто с вами день пробыть успеет, Подышит воздухом одним, И в нем рассудок уцелеет . Вин из Москвы ! Сюда я больше не ездок, Бегу, не оглянусь, пойду искать по свету, Где оскорбленному есть чувству уголок !. . Драма Чацкого типична для того периода русской жизни, который начался с национально-патриотического подъема 1812-1815гг . и закончился резким усилением крепостничес кой реакции в самом начале 20-х гг . Это в ремя отличается , с одной стороны, пыл ким увлечением передовых кругов дворянской молодежи свободомыслием, н адеждами на скорые изменения в русской общественной жизни, а с другой – неясностью, незрелостью общественно-политической программы, случайнос тью, неопределенностью участия в этом движении многих «либералистов», о тказавшихся впоследствии от своего свободомыслия . « Комедия «Горе от ума» - драма о крушении ума человека в России, о нен ужности ума в России, о скорби, которую испытывал предста витель ума в России, - замеча ет А .В. Луначарский . Разве Пушкин не восклицал : «Догадал меня черт родиться в России с умом и талантом ! » . А Чаадаев, написавший самую умную книгу в тогдашней литературе, разве не был провозглашен безумцем ? Все высшее общество – высокопоставленные «престарелые Несторы», выжи вшие из ума старухи - всем стадом твер дило об этом безумии» . Драма Чацкого была отражением и еще более широкого общ еевропейского явления . Он терпит гор е от своего ума, от пробудившегося передового разума, глубокого в своем к ритическом отношении к эгоистическому и неразумному миру Фамусовых и С калозубов, но слабого в понимании об ъективных законов развития общества и потому бессильного в определени и правильных путей и действенных методов борьбы за преобразование дейс твительности . Как уже указывалось, о н был подлинным представителем века Просвещения и века романтизма и причины уродливости жизни видел в неразумности общества . Он верил в то, что крепостной строй мо жно изменить и исправить воздействием благородных, гуманных идей . Жизнь нанесла этим надеждам и мечтаниям с трашный удар, раскрыв идеалистический характер просветительского, осл ожненного романтическими мечтаниями понимания действительности . Таким образом, в общественной драме Чацко го отразилась слабость дворянского освободительного движения . Вместе с тем Грибоедов в определенной сте пени запечатлел важный исторический момент в духовно м развитии народов Европы – кризис рационалистической философии эпох и Просвещения и начало кризиса романтизма . Однако пафос комедии оптимистичен . Г оре от ума испытывает не только Чацкий . Чацкие наносят страшный удар своими обличениями Фамусовым и Молчалиным . Спокойное и беспечное существование фамусовского обществ а кончилось . Его паразитический эгои зм обличили, его философию жизни осудили, против него восстали . Если Чацкие пока слабы в св оей борьбе, то и Фамусовы бессильны остановить развитие просвещения и пе редовых идей . Мы рассмотрели все основные вопросы о главном герое ко медии, увидели насколь ко разнообразны мнения критико в . Сопоставив их, нельзя подвести как ой-либо однозначный итог . «Чацкого роль – роль страдательная : оно иначе и быть не может . Такова роль всех Чацкий, хотя она в то же время и всегда победите льна . Но они не знают о своей победе, они сеют только, а пожинают другие – и в этом их главное страдание, то есть в безнадежности у спеха » . Конечно, Павла Афанасьевича Фамусова он не образумил, не отрезвил и не ис правил . Если б у Фамусова при разъезде не было «укоряющих свидетелей» , то есть толпу лакеев и швейцара, - он л егко справился бы с своим горем : дал б ы головомойку дочери, выдрал бы за ухо Лизу и поторопился бы свадьбой Соф ьи с Скалозубом . Но теперь нельзя : наутро, благодаря сцене с Чацким, вся Мос ква узнает – и пуще всех «Марья Алексевна» покой его возмутится со всех сторон – и поневоле заставит кое о чем подумать, что ему в голову не прихо дило . Он едва ли даже кончит свою жизн ь таким «тузом», как прежние . Толки, по рожденные Чацким, не могли не всколыхать всего круга его родных и знаком ых . Он уже и сам против горячих монологов Чацкого не находил оружия . Все слова Чацкого разнесутся, повторятся всюду и произведут свою бурю » . Борьба против Фамусовых не завершилась в комедии . Она и в русской жизни только начиналась . Декабристы и выразитель их идей Чацк ий были представителями первого, раннего этапа русского освободительн ого движения . Некоторые исследовате ли в бегстве Чацкого в конце пьесы у сматривают паралле ли к бегству Ч айльд- Гарольда Байрона от опостылевшего ему английског о «света» и к бегству «Кавказского пленника» Пушкина . Однако бегство этих романтических героев означало раз рыв со светом, но вместе с тем обнаруживало и их собственную пассивную по зицию в жизни . Чацкий не таков, и Герце н справедливо писал о дальнейшей судьбе грибоедовского героя : «Чацкий шел прямой дорогой на каторжную рабо ту и, если он уцелел 14 декабря , то навер ное, не сделался ни ст р адательно тос кующим , ни гордо презирающим лицом… не оставил бы ни в к оем случае своей пропаганды » . Декабристы разбудили Герцена и Огарева, были их ближайшими предшественниками и воспитателями . Подчеркивая эту связь, Герцен и писал о Чацком, как о де кабристе, который «протянул бы горячую руку нам» . Гончаров правильно отметил, что в «горячих импровизациях» Белинского звучат те же мотивы и тот же тон, как у грибоедовского Чацкого . И в ге р ценовских сарказмах Гонча ров слышал «эхо грибоедовского смеха» . Как верно заметил писатель «Чацкий неизбежен при каждой смене одного века другим… Чацкие живут и не переводятся в обществе… где… длитс я борьба свежего с отжившим, больног о с здоровым… Каждое дело, требующее обновления, вызывает тень Чацкого… будет ли то новая идея, шаг в науке, в политике, в войне… Вот отчего не соста релся до сих пор и едва ли состареется когда-нибудь грибоедовский Чацкий, а с ним и вся ко медия» . Образ Чацкого придает гениал ьному творению Грибоедова не только национально-историческое значение . Подобно шекспировскому «Гамлету» и ли «Дон Кихоту» Сервантеса, оно полно глубокого, общественного смысла .
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Наконец в ЦРУ признались, что в течении нескольких лет прослушивали телефон Дмитрия Медведева, но так и не смогли понять, о чём говорит этот человек....
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Споры вокруг главного героя комедии "Горе от ума" А.С. Грибоедова", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru