Диплом: Символика заглавий книг А. А. Ахматовой - текст диплома. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Диплом

Символика заглавий книг А. А. Ахматовой

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Дипломная работа
Язык диплома: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 159 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной дипломной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

100 Министерство общего и профессионального образования Российской Федер ации Ульяновский государственный педагогический университет имени И . Н . Ульянова Кафедра литературы Студентка 5 курса дневного отделения филологического факультета Вершинина Татьяна Евгеньевна Квалификационная работа Символика заглавий книг А . А . Ахм атовой Руководитель – канд . филол . наук ст . преподаватель Аминова О . Н . Ульяновск 2001. ОГЛАВЛЕНИЕ : Введение…………………………………………………………..стр. Глава I . Теория заглавия…………………………………………стр . Глава II . Символика заглавий книг А . Ахматовой : § 1. "Вечер "…… …………………………………………….стр. § 2."Четки "………………………………………………….стр. § 3. "Белая стая "……………………………………………..стр. § 4."Подорожник "…………………………………………..стр. § 5." Anno Domini "…………………………………………..стр. § 6."Тростник "………………………………………………стр. § 7."Седьмая книга "………………………………………...стр. Глава III . Преемственность заглавий……………………………стр. Заключение………………………………………………………стр. Библиография……………………………………………………стр. ВВЕДЕНИЕ. А..А . Ахматову в настоящее время рассматривают как поэта того периода ХХ столетия , который , начиная с 1905 года , охва тывает две мировые войны , революцию , гражданскую войну , сталинскую чистку , холодную войну , оттепель. Она смогла создать свое собственное понимание этого периода через призму значимости собственной судьбы и судьбы , близких ей людей , которые воплотили в себ е те или иные аспекты общей ситуации. "В последние годы практически не осталось "белых пятен " в творческом наследии Анны Ахматовой " Гончарова Н . "…Но все-таки услышат голос мой… ": [Планы несостоявшихся сборников Анны Ахматовой ] // Вопросы литературы . - . – Выпуск VI . – С . 287. . Полностью опубликованы "Поэма без героя ", "Реквием ", циклы "Черепки " и "Венок мертвым ", множество неизвестных ранее широкому кругу читателей философских и гражданских стихов 30-60-х годов , "восстановлены цензурные замены в р анее опубликованных произведениях , сделана попытка реконструкции "Пролога " Гончарова Н . Указ . соч . – С . 287. . Но не всем известно , что на протяжении десятилетий Ахматова вела титаническую и обреченную борьбу за то , чтобы донести до своих читателей "ца рственное слово ", перестать быть в их глазах только автором "Сероглазого короля " и "перепутанных перчаток ". В своих первых книгах она стремилась выразить новое понимание истории и человека в ней . Ахматова вступила в литературу сразу как зрелый поэт . Ей не пришлось пройти школы литературного ученичества , совершавшейся на глазах читателей , хотя этой участи не избежали многие крупные поэты. Но , несмотря на это творческий путь Ахматовой был долгим и трудным . Его можно поделить на следующие периоды : 1. Раннее т ворчество (1912-1922), в котором , в свою очередь . Прослеживаются два этапа , ознаменованных книгами : 1) "Вечер " (1912), "Четки " (1914),"Белая стая " (1917)-переходная книга ; 2) "Подорожник " (1921), "Anno Domini" (1922). Внутри раннего периода творчества про исходит мировоззренческий рост сознания поэта . Ахматова по-новому воспринимает окружающую ее действительность . От переживаний интимных , чувственных она приходит к решению нравственных глобальных вопросов. 2. 1923-1940 годы . Период "молчания ", который соп ровождался редкими всплесками вдохновения , вылившегося на бумагу. 3. 1940-1966 годы . Вышли книги "Тростник " (1923-1940) и "Седьмая книга " (1966). В этот период "наряду с объективно-историческим усиливается социально-философское начало " Кралин М . Примеч ания // Ахматова А . А . Собр . соч . в 2-х т.т . – Т .1. М .: "Правда ", 1990. – С . 411. поэзии Ахматовой. "До 1923 года вышло пять стихотворных книг Ахматовой . После этого , в течение 43 лет , ей не удалось выпустить ни одной новой книги . Книга "Тростник " (стих отворения 1923-1940 годов ) под названием " Ива " вышла в 1940 году только в составе сборника "Из шести книг ". В 1946 году Ахматова сдала в издательство "Советский писатель " рукопись новой книги "Нечет ", куда входили стихи 1940-1946 годов . Постановление 194 6 года о журналах "Звезда " и "Ленинград " погубило эту книгу : рукопись была возвращена в 1952 году Ахматовой . В дальнейшем ею был составлен новый план книги "Нечет ", включивший стихи 1940-1962 годов и поэму "Путем всея земли ". Однако и этот план остался не р еализованным . В конечном итоге "Нечет " вошел в качестве отдельного раздела в "Седьмую книгу " в составе последнего сборника Ахматовой " Бег времени " Кралин м . Указ . соч . – С . 367. . В данной работе мы рассмотрим семь книг стихов Ахматовой , выходивших в п ериод с 1912 по 1966 годы , а именно : "Вечер " (1912), "Четки " (1914), "Белая стая " (1917), "Подорожник " (1921), "Anno Domini" (1922), "Тростник " (1924-1940) и "Седьмая книга " (1966). На количество книг , их последовательность существуют различные точки зрен ия : одни , например , не выделяют "Тростник ", говоря о "Шестой книге " ("Тростник "- шестая по счету книга ); другие как книгу называют "Бег времени ". Мы в данной работе будем придерживаться точки зрения В . А . Черных и Н . Гончаровой , которые в качестве послед ней выделяют "Седьмую книгу ", в свою очередь , включающую в себя "Нечет " и "Бег времени ". Что касается шестой книги , то ее названием будем считать "Тростник ". По этому поводу можно привести высказывание самой Ахматовой : " Дальше (то есть после 1940 года ) э тот цикл всегда назывался "Тростник ", это его настоящее название " Цит . по Гончарова н . Указ . соч . – С . 288. . Но , наверное , речь все же шла не о цикле , а о самостоятельной книге стихов (1923-1940), " которая с середины 40-х годов определилась в своем сос таве и , хотя отдельным сборником издана не была , все же включалась автором во все более поздние предполагаемые им издания " Там же . – С . 288 – 289. . Выбор темы нашей работы , связанный с определением символики заглавия поэтической книги , не случаен . Данн ая проблема мало изучена . Ей посвящено сравнительно небольшое число работ , в которых исследователи в различных аспектах подходят к анализу книг А . Ахматовой . Приведем некоторые из них. Г . Макогоненко в статье "О сборнике Анны Ахматовой "Нечет " анализируе т заглавие с точки зрения его семантики . Исследователь говорит о многозначности этого первого слова книги. Н . А . Фатеева в работе "О лингвопоэтическом и семиотическом статусе заглавий стихотворных произведений " (На материале русской поэзии XX века ) упоми нает творчество Ахматовой в связи с проблемой озаглавленности / неозаглавленности поэтического текста , с проблемой определения способов уподобления заглавия стихотворному ряду. В работе "Имя книги " Л . Л . Сауленко заглавия стихотворных книг вообще и ахмато вских в частности рассматриваются как своего рода "конденсант историко-литературного контекста " Сауленко Л . Л . Имя книги (о традиции в поэтике А . Ахматовой ) // Вопросы рус . литературы . – Выпуск 1(43). – Львов . – 1984. – С . 90. , то есть заглавие исследу ется с точки зрения литературной традиции. Мы видим , что нет работы , посвященной целостному анализу символики заглавий всех книг А . Ахматовой , что , на наш взгляд , является важным , так как Ахматова , создавая книгу , всегда особое внимание уделяла ее названи ю. "В поэзии Ахматовой заглавия книг - это самостоятельный текст , отражающий движение исторического и личного времени поэта , метатекст , выражающий его жизненную позицию " Аминова О.Н .! / Человек в культуре России : Материалы VII Всероссийской научно-практ ической конференции , посвящ . Дню слав . письм . и культуры . – Ульяновск : ИПК ПРО , 1999. – С . 80. . Так , шестая книга первоначально называлась "Ива " (1940, в сборнике "Из шести книг "), но затем в 1961 году была переименована . Стихи "Ивы " получают в однотом нике избранного А . Ахматовой новое название -"Тростник ". Почему ? Потому , что "не плакучая ива , видом своим напоминающая согбенного несчастьями человека , - синоним ахматовской Музы , а поющий тростник . Стойкость , непреклонность , сила - позиция автора в данной книге " Аминова О . Н . Указ . соч . – С . 82. . Таким образом , целью нашей работы является исследование того , какое значение имеет заглавие книги в творчестве А . Ахматовой . В результате этого мы получим весьма яркое и многоплановое представление о духовно-био графическом опыте автора , круге умонастроений , личной судьбе , о творческой эволюции поэта. В связи с этим перед нами встают следующие задачи : 1) ознакомиться с теорией заглавия ; 2) проанализировать заглавия указанных книг с точки зрения отражения в них в сех возможных вне – и внутритекстовых ассоциаций ; 3) проследить динамику становления мировоззрения поэта. Анализ заглавий и книг в целом будет проводиться по следующему алгоритму : 1. История создания книги : 1) биографический контекст ; 2) социально-культу рный контекст ; 3) история публикаций (варианты , переделки ) 2. Работа над обнаружением внутритекстовых ассоциаций заглавия (количественный подсчет , анализ стихотворений ). 3. Работа с внетекстовыми ассоциациями заглавия и их возможным наличием в тексте. 4. Анализ эпиграфа. 5. Анализ книги как единого целого , как своеобразного цикла стихотворений , в котором важно : 1) первое стихотворение ; 2) последнее стихотворение ; 3) композиция книги ; 4) эпиграфы к стихам. 6. Анализ преемственности книг. 7. Анализ фонетики, графики , лексики , синтаксиса заглавия. Выполнение пунктов алгоритма в ходе анализа может варьироваться. Вышеизложенный алгоритм избран на следующих основаниях : · нельзя говорить о книге , не зная сведений из истории ее создания ; · так как заглавие книги является ее ассоциативным центром , то необходимо рассмотреть все возможные вне – и внутритекстовые ассоциации ; · эпиграф является мини-вступлением к книге , в нем часто сосредоточивается ее основная мысль , идея , поэтому важен анализ данной части книги ; · н ельзя не сказать о важности анализа книги в целом , преемственности между последующими книгами для понимания эволюции внутреннего мира поэта. ГЛАВА I . ТЕОРИЯ ЗАГЛАВИЯ. Анализ символики заглавий книг Ахматовой следует начинать с разговора о теории заглави я в целом. "Литературное произведение предстает перед читателем как единый текст , то есть материально закрепленная последовательность знаков . Но оно довольно редко , пожалуй , лишь в виде исключения представляет собой текст неотделимый и цельный . Как прави ло , это целая система , состоящая из основного текста произведения и окружающих его компонентов , оформляющих начало , а иногда и конец всего авторского текста " Ламзина А . В . Заглавие // Введение в литературоведение . – М .: "Высшая школа ", 1999. – С . 94. . В современном литературоведении начало и конец текста (или его частей ) принято обозначать термином "рама " или "рамка ". И основным , редко опускаемым автором (за исключением лирики ) рамочным компонентом является заглавие. Тема заглавия далеко не исчерпан а для исследования , хотя основные параметры этого первого слова художественного произведения обозначены . В "Литературной энциклопедии " 1925 года С . Д . Кржижановский определяет заглавие как "ведущее книгу словосочетание , выдаваемое автором за главное книг и … Заглавием книга представлена вмале " Кривушина Е . С . Полифункциональность заглавия // Поэтика заглавия художественного произведения . Межвузовский сборник научных трудов . – Ульяновск : УГПИ им . И . Н . Ульянова ,1991. – С . 3. . То же определение дает В . П . Г ригорьев , называя заглавие "чудовищно уплотненной аббревиатурой текста " Кривушина Е . С . Указ . соч . – С . 3. . Появление заглавия – следствие необходимости по мере развития литературы называть отдельные произведения , различая их друг от друга . При своем зарождении литература не знала заглавия , произведения именовались описательно . Даже ряд привычных ныне заглавий античности – плод позднейшей традиции . Кроме роли различителя заглавие обрело содержательность. Сейчас заглавие – это постоянное обозначение п роизведения , издания , сборника , его собственное имя . "Именно оно более всего формирует у читателя предпонимание текста , становится первым шагом к его интерпретации . "Заглавие… - как писал У . Эко в "Заметках на полях к "Имени розы ", - это уже ключ к интерп р етации . Восприятие задается словами "Красное и черное ", "Война и мир ". Но как бы ни было выразительно само по себе заглавие , в полной мере понять его смысл , оценить , насколько оно удачно , можно лишь по прочтении произведения , соотнося его с уже усвоенным содержанием " Ламзина А . В . Указ . соч . – С . 97. . В связи с разнообразием заглавий их можно группировать , выделяя типы , образующие устойчивую традицию в истории литературы . В основу классификации А.В . Ламзиной (мы будем придерживаться ее типологии ) полож ено соотношение заглавия с традиционно вычленяемыми компонентами произведения : тематическим составом и проблематикой , сюжетом , системой персонажей , деталью , временем и местом действия (описания ). "Во всех этих типах заглавий могут встречаться конструкции с усложненной семантикой : заглавия символические , метафорические , аллюзийные , пословичные , цитатные и т . д ." Там же . – С . 97. . Исследователь выделяет следующие типы заглавий : 1) заглавия , представляющие основную тему или проблему , отображенные автором в произведении . Понимание темы , заявленной в заглавии произведения , может существенно расширяться по мере развертывания художественного текста , а само заглавие приобретать символическое значение . Например , "Преступление и наказание " Ф . М . Достоевского , "Т е атр " С . Моэма ; 2) заглавия , задающие сюжетную перспективу произведения . Их можно условно разделить на две группы : представляющие весь сюжетный ряд (фабульные ) и выделяющие важнейший с точки зрения развития действия момент (кульминационные ). Например , "Радо сти и горести знаменитой Молль Флендерс , которая родилась в Ньюгейтской тюрьме и в течение шести десятков лет своей разнообразной жизни (не считая детского возраста ) пять раз была замужем (из них один раз за своим братом ), двенадцать лет воровала , восемь л ет была ссыльной в Виргинии , но под конец разбогатела , стала жить честно и умерла в раскаянии . Написано по ее собственным заметкам " Д . Дефо и "После бала " Л . Н . Толстого ; 3) персонажные заглавия , значительная часть которых – антропонимы , сообщающие о нацио нальности , родовой принадлежности и социальном статусе главного героя . Например , "Тарас Бульба " Н В . Гоголя. Особую группу антропонимов составляют имена с "прозрачной " внутренней формой , "говорящие фамилии ". Такие заглавия выражают авторскую оценку , еще до прочтения произведения формируют у читателя представление об изображаемом характере ("Господа Молчалины " М . Е . Салтыкова – Щедрина ); 4) заглавия , обозначающие время и пространство . Помимо названий времени суток , дней недели , месяцев , время действия может быть обозначено датой , соотносимой с историческим событием . Например , "Девяносто третий год " В Гюго . Место действия может быть обозначено в заглавии с разной степенью конкретности , реальным ("Рим " Э . Золя ) или вымышленным топонимом ("Чевенгур " А.Платонов а ), определено в самом общем виде ("Деревня " И . А . Бунина ). Выбор топонима автором обычно обусловлен общим замыслом произведения. Историческая эволюция оформления заглавия связана , прежде всего , "с его способностью в разные века и эпохи задавать читателю оп ределенный горизонт ожидания " Ламзина А . В . Указ . соч . – С . 100. . В античности , например , для зрителя театра достаточно было одного имени в заглавии трагедии , чтобы представить , о чем пойдет речь в спектакле . Например , "Царь Эдип ". Подобный принцип наим енования был характерен и для драматургии эпохи классицизма ("Федра " Расина ). В средние века и эпоху Возрождения тексты стремились озаглавливать предельно подробно , чтобы дать читателю наиболее полное представление о книге. Для литературы XVII – XVIII в еков вообще характерен принцип названия – аннотирование. "В XIX веке дескриптивные заглавия постепенно выходят из моды и используются писателями , как правило , только в стилизациях и пародиях . Сюжетные заглавия сжимаются до одного – двух слов и уже не пояс няют текст , а высвечивают кульминационный момент , динамическую "пружину " повествования . …Большую роль начинают играть заглавия – антропонимы , особенно широко используемые романтиками " Там же . – С .102 – 103. . В XX веке встречаются все без исключения тип ы заглавий , но в целом наиболее характерными оказываются заглавия с усложненной семантикой – заглавия-символы , аллюзии , метафоры , цитаты . Например , "Красный смех " Л . Андреева В современной литературе возможна множественная интерпретация заголовка , чит атель как бы приглашается автором к сотворчеству по воссозданию "смысла " текста. Как уже отмечалось , заглавие – это "один из важнейших элементов смысловой и эстетической организации художественного текста " Ламзина А . В . Указ . соч . – С . 105. , поэтому в ыбор заглавия произведения – одна из труднейших задач автора . На выбор заглавия могут влиять различные обстоятельства , связанные с личной и общественной жизнью , а также многочисленные "посредники " между писателем и читателем : редакторы , издатели , цензоры. Мы рассмотрели типологию и историческое изменение принципов выбора заглавия эпических произведений . А нашей задачей в данной работе является рассмотрение символики заглавий книг А . Ахматовой , то есть мы имеем дело с лирикой. Заглавия лирических произве дений с давних пор привлекают внимание исследователей . При изучении целостного поэтического текста всегда встает вопрос о заглавии . Интересуют такие проблемы , как : · озаглавленность / неозаглавленность текста ; · вариативность заглавия ; · зависимость целост ности / отдельности и завершенности художественного текста от факторов озаглавленности и рубрикации. Анализ заглавия позволяет определить его , "как одну из наиболее вероятностных исходных точек порождения не только тематической , но и композиционной , и зву ковой структуры поэтического текста " Фатеева Н . А . О лингвопоэтическом и семиотическом статусе заглавий стихотворных произведений (на материале русской поэзии XX века ) // Поэтика и стилистика . 1880 – 1990. – М .: Наука , 1990. – С . 109. . "По определению Ю . М . Лотмана , текст и заглавие , с одной стороны , могут рассматриваться как два самостоятельных текста , расположенных на разных уровнях иерархии "текст – метатекст ", с другой , как два подтекста единого текста " Цит . по : Фатеева Н . А . Указ . соч . – С . 109. . Такой подход дает возможность рассмотрения заглавия поэтического текста с точки зрения его внутри – и межтекстовых отношений . С точки зрения Григорьева , "рассмотрение заглавия в аспекте отношений интекст / интертекст позволяет поставить вопрос о с истеме поэтической "трансфразеологии " Цит . по : Фатеева Н . А . Там же . – С . 109. . Вопрос об озаглавленности / неозаглавленности встает только в лирике , так как в остальных видах художественных произведений заглавие является обязательным . В лирике , по сло вам Г . Д . Гачева , мир осмысляется , постигается через волевой единичный акт , поэтому "главное и ударное высказывается сразу , в начале , и еще раз – под конец " Цит . по : Кривушина Е . С . Указ . соч . – С . 3. . Следствием этого является то , что часто названием лирических произведений становится первая строка . В данном случае содержание неуловимо для определения , как ощущения и ассоциации , навеянные музыкой. Число озаглавленных стихотворений по отношению к их общему числу , резко отличается у разных поэтов , чт о , видимо , связано с "характеристиками идеостиля каждого из них " Фатеева Н . А . Указ . соч . – С . 109. . Так , например , выделяется группа поэтов с очень низким коэффициентом : "Цветаева (20%), Блок , Мандельштам (21%), Ахматова (25%), Есенин (26%)" Там же . – С . 109. ; и с очень высоким : "Маяковский (100%), Заболоцкий (97%), Антокольский (96%), Анненский (93%), Брюсов (91%), Пастернак (78%)" Там же . – С . 109. . Доля озаглавленных стихотворений различна у каждого поэта в разные периоды творчества. Чтобы как-либо приблизить стихотворное заглавие по своим характеристикам к тексту , поэт должен "всеми способами пытаться уподобить его стихотворному ряду и расширить его " Фатеева Н . А . Указ . соч . – С . 112. . В поэзии XX века существует несколько способов уподо бления заглавия стихотворному ряду : 1) использование в роли заглавия первой строки стихотворения или ее части . Особенности такого рода заглавий : А ) принципиальная незаконченность ; Б ) подчиненность последующему тексту ; В ) использование открытых конструкций. Заглавия такого типа могут совпадать и с конечной строкой стихотворения , находясь в отношении оксюморона с его первой строкой . Например , заглавие Мартынова "Я научился сочинять стихи " и первая строка "Я разучился сочинять стихи "… ; 2) использование в загл авной конструкции приема "паронимической аттракции с проекцией на текст . Таким образом , в заглавии моделируется звукомысленная перспектива всего стихотворения , нередко определяющая и композиционное строение текста " Там же . – С . 114. ; 3) интеграция , "диа лог " данного текста с другими . "Заглавие вводится в ряд поэтической традиции ; вступают в действие механизмы цитации , реминисценции , аллюзии . В этих случаях обнажается метатекстовое начало заглавия – оно выступает в роли внешнего текста по отношению к свое м у "материнскому " Там же . – С . 116. . "Наиболее очевидная связь своего стихотворения с текстами другого автора устанавливается заглавиями , совмещающими в себе функции заглавия и посвящения . Например , " Анне Ахматовой " (1913) А . Блока , "Памяти Блока " (19 60) А . Ахматовой " Фатеева Н . А . Указ . соч . – С . 117. . Иноязычные , прежде всего латинские , заглавия были очень распространены в начале XX века , но могли указывать на связь "не только с иностранной лирикой , но и с русской традицией " Там же . – С . 118. . Например , "Silentium" Мандельштама как перекличка с тютчевским "Silentium!". Отсутствие заглавия в лирических стихотворениях может определяться различными факторами . "Один из них – отказ в независимости лирическому тексту , указание на подчиненность цел ому (циклу , книге , всему творчеству поэта , поэтической традиции ). Неозаглавленность / озаглавленность стихотворений является индивидуальной особенностью каждого автора " Там же . – С . 122. . Итак , "заглавие книги , особенно поэтической , - это аббревиатур а основной мысли автора , миниатюрный слепок его философии " Аминова О . Н . Указ . соч . – С . 80. . Понять заглавие – значит , проникнуть в сущность авторской мысли. В следующей главе мы обратимся к анализу символики заглавий указанных выше семи книг А . Ахмат овой в соответствии с заданным алгоритмом . ГЛАВА II . § 1. "ВЕЧЕР ". Стихи , вошедшие в книгу "Вечер ", писались между 1909 и 1912 годами . Они выражают и исследуют ее собственную внутреннюю жизнь , а опыт , который они описывают , является скорее личным и психологическим , нежели национальным и культурным . Трагедии , с которыми она сталкивается , являются результатом ее собственного характера , а не трагедиями личности , вызванными силами истории . Для ранней Ахматовой общественный , политический и культурный ми р различался с трудом , так как борьба и хаос внутри себя занимали большую часть ее мировоззрения. "Работу над "Вечером " Ахматова продолжала до конца жизни , неизменно включая ее во все издания , но каждый раз в измененном составе . В сборнике "Стихотворения " (1961) Ахматова впервые включила в состав "Вечера " 5 стихотворений из так называемой "Киевской тетради " (другое название – "Предвечерие "), написанных в основном в 1909 году , но впоследствии значительно переделанных автором . Эти стихотворения открывают " Вечер " и в последнем прижизненном сборнике Ахматовой "Бег времени " (1965), однако в целом состав "Вечера " в этой книге сокращен (и не всегда , вероятно по воле автора ) по сравнению со сборником 1940 года "Из шести книг ", который следует признать , наиболее с оответствующим авторской воле " Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 368. . Для понимания смысла заглавия книги "Вечер " необходима работа с внетекстовыми ассоциациями данного заглавия Название "Вечер ", на первый взгляд , мало подходит для первой книги , так как вечер – это время суток , наступающее в конце дня , перед ночью . Вечер – символ завершенности , конца . А в 1909 – 1912 годы Ахматова только начинает свой творческий путь. Как известно , религия занимает центральное место в ее творчестве . И если обра титься к канонам православного церковного богослужения , то можно увидеть , что служение Богу в храме начинается именно вечером . Поэтому в контексте анализа данной книги символ "вечер " следует понимать как начало , точку отсчета всего творческого пути А . Ахм а товой. Ассоциативно заглавие "Вечер " также связано с концом жизни перед "вечной ночью ". Но для поэта физическая смерть – ничто по сравнению с вечной жизнью , которая для нее символизируется встречей с Всевышним . Для земной жизни , для людей Ахматова будет жива памятью о себе , завоеванной при помощи ее творчества. Рассматривая внутритекстовые ассоциации , в первую очередь следует остановиться на эпиграфе , так как он вместе с заглавием как бы возглавляет произведение , расширяет ту мысль , тот символ , который о бозначен заглавием. Эпиграф к книге "Вечер " был помещен только в сборнике "Бег времени " (1965). Он был взят из стихотворения "Виноградник в цвету " французского поэта Андре Терье (1833 – 1907): Распускается цветок винограда, А мне сегодня вечером двадцат ь лет. Цит . по : Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С. Лексика этого мини-текста имеет прямое отношение к слову "вечер " как символу начала : "распускается цветок винограда " – начало жизни , "мне сегодня вечером двадцать лет " – начало взрослой жизни , возм ожность заниматься тем делом , для которого создана , то есть творить. Сам по себе образ винограда очень символичен , и поэтому необходимо остановиться на нем подробнее . Этот образ-символ встречается в той или иной своих ипостасях в мифологии античности , в В етхом и Новом Заветах , а также во многих произведениях литературы и других искусств. Если открыть Ветхий Завет , а точнее "Песню Песней " (гл . 6), прочитаем строки : "Я сошла в ореховый сад , посмотреть на зелень долины , поглядеть , распустилась ли виноградна я лоза… ". "Песня Песней ", написанная царем Соломоном , - это книга , олицетворяющая любовь . А любовь – всегда созидающее , творческое начало . Следовательно , здесь образ виноградной лозы является символом расцвета духа , начала цветения любви. Тема любви , безу словно , доминирует в "Вечере ", где ранняя Ахматова является певцом несчастной любви . Любовь у нее почти всегда драматична , часто трагична . Стихотворение "Читая Гамлета " – одно из самых показательных в раскрытии внутреннего мира героини . Ход повествования п риводит к пониманию того , что темнота "Вечера " – это несчастье в любви , и указывает на ряд возможных путей , которые может выбрать героиня . Внутри нее чувствуется напряженность : Ты сказал мне : "Ну что ж , иди в монастырь Или замуж за дурака… " Принцы тольк о такое всегда говорят, Но я эту запомнила речь… ("Читая Гамлета ",1, 1909, стр .24). Все стихотворения Ахматовой (§§ 1 – 6) цит . по : Ахматова А . А . Сочинения в 2-х т.т . / Анна Ахматова / [Сост ., подгот . текста и примеч . М . М . Кралин ; вступ . ст . Н . Ска това ]. – Т .1. – М .: "Правда ",1990. В некоторых стихах "Вечера " сравнивается страх затруднительного положения героини с ее собственной смертью : В пушистой муфте руки холодели. Мне стало страшно , стало как-то смутно. О , как вернуть вас , быстрые недели Его любви , воздушной и минутной ! ( "Высоко в небе облачко серело ",1911, стр .29). Таким образом , виноград при данной ассоциативной трактовке – символ любви , которая может рассматриваться двояко : 1) любовь – светлое , всепоглощающее начало ; 2) любовь – нека я темная сила , заставляющая страдать. Новым Заветом образ виноградной лозы также не был обойден. "Я есмь истинная виноградная Лоза , а Отец Мой – Виноградарь " (Евангелие от Иоанна , 15:1) – так сказал Иисус Христос своим ученикам . Во время Тайной Вечери Иису с Христос также изрек , подавая , подавая чашу с вином : "… сие есть Кровь Моя нового завета , за многих изливаемая во оставление грехов " (Евангелие от Матфея , 26:28). В Новом Завете образы виноградной лозы , виноградаря , вина напрямую связаны с божественным н ачалом , жертвенностью во имя великой цели , во имя Спасения. Мотив жертвенности также присутствует в книге Ахматовой "Вечер ". Он связан с творчеством как высшим поэтическим служением Богу . В жертву творчеству лирическая героиня Ахматовой приносит порой сво ю любовь , семейное счастье , дом и многое другое , что может быть дорогим женщине : Муза-сестра заглянула в лицо, Взгляд ее ясен и ярок. И отняла золотое кольцо, Первый весенний подарок. Муза ! ты видишь , как счастливы все – Девушки , женщины , вдовы… Л учше погибну на колесе, Только не эти оковы. ( "Музе ", 1911, стр . 39). Муза , отняв у героини "золотое кольцо " – символ любовных и семейных уз , лишает ее счастья женщины , матери , жены . Но лирическая героиня готова принести все эти блага в жертву творчеств у , готова к проклятиям окружающих ее за то , что она живет не как все , что ее стремления направлены гораздо дальше , нежели те , что носят в сознании другие женщины. Возможно , именно поэтому в литературе образ винограда является символом поэтического творчес тва : это и сами стихи , и Муза , и душа поэта-певца . Например , у Ахматовой в "Эпических мотивах ": …я виноград В плетеную корзинку собирала, А смуглая сидела на траве, Глаза закрыв и распустивши косы , И томною была и утомленной От запаха тяжелых синих ягод… ( "Эпические мотивы ", 1, 1913, стр . 158). Сравните (у О . Мандельштама ): Только стихов виноградное мясо Мне освежило случайно язык… ( "Батюшков ", 1932, стр . 111) Цит . по : Мандельштам О . Э . Собрание произведений : Стихотворения / Сост . С . В . Васил енко , Ю . Л . Фрейдина . – М .: Республика ,1992. – С . 111. . Или : Я буквой был , был виноградной строчкой, Я книгой был , которая вам снится. ( "К немецкой речи ", 1932, стр . 114) Там же . – С . 114. . Виноград – это основное сырье для виноделия . А вино , кром е того , что оно символизирует кровь Иисуса Христа , является неотъемлемой частью , атрибутом праздников , проводимых в Древней Греции в честь бога Диониса . "Дионис (Бахус , Вакх ), в греческой мифологии – бог плодоносящих сил земли , растительности , виноградор ства , виноделия " Мифы народов мира . Энциклопедия в 2-х т.т . – Т .1. – М .: "Советская энциклопедия ",1982. – С . 380. . Дионис как божество земледельческого круга связан со стихийными силами земли , с хаосом . Культ Диониса в VII веке до н . э . был символом б унта против аристократического Олимпа , взрыва оргаистических сил , дремавших в глубине человеческого существа , придавленных светлым и легким аристократическим миром олимпийской мифологии и теперь восставших снизу . "В этом восходящем демократизме и в этом ( ч астном , конечно ) освобождении личности…и заключается разгадка культа Диониса . …человек представлял себе , что он… растерзывает… своего наивысшего бога , что он…поглощает его тело и его кровь и через то приобщается ко всей общекосмической и общебожественной ж изни " Лосев А . Ф . Античная мифология в ее историческом развитии . – М . – 1957. – С . 154. . Таким образом , Дионис – бог , символизирующий хаос , тьму . Но без этого низменного , "неокультуренного " начала невозможны порядок , гармония. В первой книге Ахматово й образ хаоса , который необходимо преобразовать в гармонию , связан с безмерностью мира человеческой души . Нас страницы книги выплескиваются амбивалентные по своей оценке чувства , ощущения , и поэт пытается гармонизировать их с помощью стихов : Я написала с лова, Что долго сказать не смела, Тупо болит голова, Странно немеет тело. Смолк отдаленный рожок, В сердце все те же загадки… ( "Обман ", 4, 1910, стр . 35). "Стихи книги "Вечер " представляют героиню как парадокс . Она охвачена стремлением к близости , с одной стороны , и к тихой обособленности , с другой . Героиня загнана между двумя ее несовместимыми "я " и падает жертвой тревоги , страха и отчаяния " Rosslin W. The prince, the fool and the nunnery: the religious theme in the early poetry of Anna Akhmatov a. – Averbury. - . – С . . (В нашем переводе ). : Между кленов шепот осенний Попросил : "Со мною умри ! Я обманут моей унылой, Переменчивой , злой судьбой ". Я ответила : "Милый , милый ! И я тоже . Умру с тобой… ". ( "Песня последней встречи ", 1911, стр . 30). Или : И тогда , побелев от боли, Прошептала : "Уйду с тобой !" Вот одни мы теперь на воле, И у ног голубой прибой. ( "Похороны ", 1911, стр . 32). Биография молодой Ахматовой имеет много общего с образом , созданным в стихах . Оба болезненно колеблю тся между желанием быть близким с другими и желанием оставаться независимой и одинокой . Они изолированы и ищут способ преодолеть эту изоляцию , находя , что близость может быть невыносимой . Их жизни кажутся бесполезными , и смерть приветствует их. Черта мног ообразия , хаотичности мира ранней Ахматовой проявляется и в наличии различных художественных ипостасей автора . Героинь в "Вечере " много (канатная плясунья , водяная нимфа (русалка ), крестьянка ), в их образах , бесспорно , проявляется ахматовский : Меня покину л в новолунье Мой друг любимый . Ну так что ж ! Шутил : "Канатная плясунья ! Как ты до мая доживешь ?" Ему ответила , как брату, Я , не ревнуя , не ропща, Ноне заменят мне утрату Четыре новые плаща. ( "Меня покинул в новолунье ", 1911, стр . 43). Или : Над засохшей повиликою Мягко плавает пчела ; У пруда русалку кликаю, А русалка умерла . … Замечаю все как новое. Влажно пахнут тополя. Я молчу . Молчу готовая Снова стать тобой , земля. ( "Я пришла сюда , безделица ", 1911, стр . 37). Для понимания смысла заглавия важно также первое и последнее стихотворения книги . Первоначально "Вечер " открывался стихотворением "Любовь ", позднее (в 1961 году ) – "Молюсь оконному лучу ". Оно непосредственно связано с вечерним богослужением . Слова "молюсь ", "вечерняя тишина ", "пустая храмина ", "праздник золотой ", "утешение " знаменуют собой процесс общения с Богом каждого отдельного человека . Для Ахматовой совсем не обязательно идти в собор , чтобы помолиться , получить от Бога благословение . Для нее комната собственного дома ста н овится храмом , она может общаться с Всевышним везде . И это общение становится для начинающего поэта праздником , утешением и , одновременно , разрешением на дальнейшее творчество. Последнее стихотворение книги "Я и плакала и каялась " – монолог героини . Это е е одновременное обращение и к Богу , и к своему возлюбленному . Она устала от любовного непонимания , и просит помощи в принятии решения : Хоть бы с неба грянул гром ! Сердце темное измаялось… ( "Я и плакала и каялась ", 1911, стр . 44). Проследив за наличием всех возможных вне – и внутритекстовых ассоциаций со словом "вечер ", присутствующих на страницах данной книги , можно сделать выводы по символике заглавия "Вечер ". Во-первых , налицо два полярных понимания значения символа "вечер ": 1) вечер как начало жизн и , начало творческого пути , первый шаг к "жертвоприношению "; 2) вечер – конец жизни перед Вечностью , которая воспринимается Ахматовой как Спасение . Второе значение символа "вечер " нашло отражение в стихах любовной тематики. Первое же – более разнообразно . Оно обращает нас к мифологии , античной и библейской , творчеству самой Ахматовой , заставляет вспомнить отдельные стихи О . Мандельштама , ее современника . И везде значение символа "вечер " – обобщенный образ начала служения во имя любви , искусства , гармонии. § 2. "ЧЕТКИ ". После выхода в свет своей первой книги Ахматова не могла найти себе места . Ей казалось неуместным , что опубликовали ее стихи , она даже стыдилась этого . Но , в конце концов Ахматова смогла преодолеть эти чувства и продолжала писать. Книга "Че тки ", вышедшая в 1914 году , была самой популярной и , безусловно , остается самой знаменитой книгой Ахматовой . "В 1964 году , выступая в Москве на вечере , посвященном пятидесятилетию выхода "Четок ", поэт Арсений Тарковский говорил : "…С "Четками " для Ахматово й наступила пора народного признания . До революции ни одна книга нового русского поэта не была переиздана столько раз , как "Четки ". Слава распахнула перед ней ворота сразу , в один день , в один час " Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 372. . В книге " Четки " некоторые образы и мотивы "Вечера " повторяются . Окружающий мир по-прежнему кажется Ахматовой жестоким , несправедливым и лишенным всякого смысла. Почему "Четки "? Здесь прослеживается религиозно-философская направленность творчества Ахматовой. Четки – это бусины , нанизанные на нить или тесьму . Являясь непременным атрибутом религиозного культа , четки помогают верующему вести счет молитвам и коленопреклонениям . Четки имеют разную форму : они могут быть и в форме бус , (то есть бусины нанизаны на нить , ч ь и конец и начало соединены ), и могут быть просто "линейкой ". Перед нами два возможных значения символа "четки ": 1) линейность , (то есть последовательное развитие событий , чувств , постепенный рост сознания , творческого мастерства ); 2) символ круга (движени е в замкнутом пространстве , цикличность времени ). Значение линейности , возрастания (а у Ахматовой это именно рост ) силы чувств , сознания , приближающегося в своем объеме к нравственным универсалиям , находит свое отражение в композиции и общем содержании чет ырех частей книги "Четки ". Но все же мы не можем обойти стороной толкование "четок " как круга , анализируя символику заглавия данной книги , так как должны использовать все возможные варианты значений. Попытаемся соединить вместе линию и круг . Движение лини и по кругу без соединения начала и конца даст нам так называемую спираль . Направление вперед по спирали предполагает на какой-то определенный отрезок возвращение назад (повтор пройденного элемента за некоторый промежуток времени ). Таким образом , возможно, авторское мировоззрение Ахматовой развивалось не по прямой линии , а , в соединении с кругом , - по спирали . Проследим , так ли это , рассмотрев четыре части книги , а именно : определим , по каким принципам произошло деление на части , какие мотивы , образы , темы являются ведущими в каждой из частей , меняются ли они на протяжении книги , какой в связи с этим видится авторская позиция. Анализ внутреннего содержания книги начнем с эпиграфа , взятого из стихотворения Е . Баратынского "Оправдание ": Прости ж навек ! но з най , что двух виновных, Не одного , найдутся имена В стихах моих , в преданиях любовных. Данные строки уже в начале книги заявляют о многом , а именно : о том , что в "Четках " речь пойдет уже не об индивидуальных переживаниях лирической героини , не о ее ст раданиях и молитвах ("моя молитва ", "я "), а о чувствах , переживаниях , ответственности двух людей ( "ты и я ", "наши имена "), то есть в эпиграфе сразу же заявлена тема любви как одна из доминирующих в данной книге . Словосочетанием "в преданиях любовных " в " Ч етки " вводятся темы времени и памяти. Итак , определим , по какому принципу произошло деление книги на части . На наш взгляд , - на основе логического развития , укрупнения образов , мотивов и тем , заявленных уже в первой книге , а также в связи с постепенным п ереходом от личного к более общему , (от чувств смятения , несчастья в любви , неудовлетворенности собой через тему памяти (одну из важнейших для всего творчества Ахматовой ) к предчувствию надвигающейся катастрофы ). Рассмотрим композицию и содержание первой части . Тематической доминантой данной части будут стихотворения любовного плана (17 стихотворений ). Причем они о любви без взаимности , которая заставляет страдать , приводит к разлуке , она – "надгробный камень ", давящий на сердце . Такая любовь не вызывает вдохновения , трудно писать : Не любишь , не хочешь смотреть ? О , как ты красив проклятый ! И я не могу взлететь, А с детства была крылатой. ( "Смятение ", 2, 1913, стр . 45). Чувства изжили себя , но дорога "память первых нежных дней ". Героиня уже не т а , что в "Вечере ": не только она причиняла боль и страдания , но и с ней делали то же самое . Не одна она виновна . Н . Недоброво уловил это изменение в сознании героини , усмотрев в поэзии "Четок " "лирическую душу скорее жесткую , чем слишком мягкую , скорее же с токую , чем слезливую , и уж явно господствующую , чем угнетенную " Черных В . А . Комментарии // Ахматова А . А . Сочинения в 2-х т.т.Т .1. Стихотворения и поэмы . – М .: Панорама , 1990. – С . 407. . И это действительно так : Когда же счастия гроши Ты проживешь с подругой милой И для пресыщенной души Все станет сразу же постыло – В мою торжественную ночь Не приходи . Тебя я знаю. И чем могла б тебе помочь От счастья я не исцеляю. ( "Яне любви твоей прошу ", 1914, стр . 47). Героиня выносит приговор себе и возлюбленному : нам не быть вместе , потому что мы разные . Роднит лишь только то , что оба могут любить и любят : Не будем пить из одного стакана Ни воду мы , ни красное вино, Ни поцелуемся мы утром рано, А ввечеру не поглядим в окно. Ты дышишь солнцем , я дышу луною, Но живы мы любовию одною. ( "Не будем пить из одного стакана ", 1913, стр . 52). И это любовное дыхание , история чувства двух людей останутся в памяти благодаря стихам : Лишь голос твой поет в моих стихах, В твоих стихах мое дыханье веет. О, есть костер , которого не смеет Коснуться ни забвение , ни страх. ( "Не будем пить из одного стакана ", 1913, стр . 52 – 53). Или : А ты письма мои береги, Чтобы нас рассудили потомки. Чтоб отчетливей и ясней Ты был виден им , мудрый и смелый. В биограф ии славной твоей Разве можно оставить пробелы ? Слишком сладко земное питье, Слишком плотны любовные сети. Пусть когда-нибудь имя мое Прочитают в учебнике дети. ( "Столько просьб у любимой всегда !", 1912(?), стр . 54). Стихотворение "Все мы бражники з десь , блудницы ", в первой части "Четок " дает начало развитию темы вины , греховности , суетности жизни : О , как сердце мое тоскует ! Не смертного ль часа жду ? А та , что сейчас танцует, Непременно будет в аду. ( "Все мы бражники здесь , блудницы ", 1912, стр . 54). Во второй части "Четок " чувства двух влюбленных сменяет одиночество героини , словно возвращает ее к переживаниям "Вечера " (шаг назад по развивающейся спирали ). Лирическая героиня вновь винит себя во всех бедах и недоразумениях . Сколько раз звучит э то банальное : "Прости !" из ее уст : Прости меня , мальчик веселый, Что я принесла тебе смерть . - … Как будто копил приметы Моей нелюбви . Прости ! Зачем ты принял обеты Страдальческого пути ? … Прости меня , мальчик веселый, Совенок замученный мой !… ( "Высокие своды костела ", 1913, стр . 56). Таким образом , героиня пытается повторить движение собственной души . Она защищается от наступающих чувств , пытается вести религиозный образ жизни , который сулит ей успокоение и стабильность : Я научилась просто , мудро жить , Смотреть на небо и молиться Богу, И долго перед вечером бродить , Чтоб утолить ненужную тревогу. ( "Я научилась просто , мудро жить ", 1912, стр . 58). Она даже предполагает , что если герой постучится в ее дверь , то она , вероятно , эт ого не услышит : И если в дверь мою ты постучишь , Мне кажется , я даже не услышу. ( "Я научилась просто , мудро жить ", 1912, стр . 58). Но тут же , в стихотворении "Бессонница ", она не может заснуть , вслушиваясь в отдаленные шаги , в надежде , что они могут прин адлежать Ему : Где-то кошки жалобно мяукают, Звук шагов я издали ловлю… ( "Бессонница ", 1912, стр . 59). Мы видим , что происходят метания в душе героини , там снова беспорядок (хаос , как в "Вечере "). Она пытается вернуться к уже пережитому вновь , но общее по ступательное движение сознания все же чувствуется. Во второй части два стихотворения ("Голос памяти " и "Здесь все то же , то же , что и прежде ") посвящены теме памяти . Ахматова вспоминает и Царское Село , где царит тревога , и флорентийские сады , где веет дух ом смерти и , "пророча близкое ненастье ", "низко стелется дымок ". В третьей части книги "Четки " происходит новый виток "спирали ". Шаг назад : героиня вновь не считает себя единственной виновной . В первом стихотворении данной части "Помолись о н ищей , о потерянной " она спрашивает , почему Бог наказывал ее день за днем и час за часом ? В поисках ответа героиня просматривает свою жизнь . Хотя она не всецело оправдывает себя за вину , но обнаруживает свою собственную виновность недостаточной для объясне н ия наказания . Причина , которую лирическая героиня , в конце концов , называет , совершенно различного порядка : "Или это ангел мне указывал свет , невидимый для нас ?" Героиня , однако , считает себя несправедливо обвиненной жертвой . Но вместо бунта – более пасс ивное сопротивление : скорбь , вопрошание . Она подчиняется божественному наказанию , обнаруживая нечто хорошее в нем. И новым шагом в "витке спирали " становится изменение взгляда героини Ахматовой на былое . Он становится несколько отстраненным , откуда-то све рху , с той высоты , когда имеется трезвость , объективность оценки . Она противопоставляет себя другим ("мы " – "вы "): Я с тобой не стану пить вино, Оттого что ты мальчишка озорной. Знаю я – у вас заведено С кем попало целоваться под луной. А у нас – тишь да гладь, Божья благодать. А у нас – светлых глаз Нет приказу подымать. ( "Я с тобой не стану пить вино ", 1913, стр . 65). Героиня оставляет возлюбленного в мирской жизни , желает счастья с новой подругой , удачи , почета , хочет оградить его от переживаний : Т ы не знай , что я от плача Дням теряю счет. ( "Будешь жить , не зная лиха ", 1915, стр . 66). Она освобождает его от взаимной ответственности и причисляет себя к толпе странников Божьих , молящихся за человеческие грехи : Много нас таких бездомных, Сила наша в том , Что для нас , слепых и темных, Светел Божий дом. И для нас , склоненных долу, Алтари горят, Наши к Божьему престолу Голоса летят. ( "Будешь жить , не зная лиха ", 1915, стр . 66 – 67). Любимого Ахматова сохраняет в себе лишь как частичку памяти , об оставлении которой она молит у "пророчеств " "из ветхих книг ": Чтоб в томительной веренице Не чужим показался ты. ( "Умирая , томлюсь о бессмертьи ", 1912, стр . 63). Главенствующей темой четвертой части "Четок " является тема памяти. Героиня возвращае тся в покинутое прошлое , посещает любимые сердцу места : Царское Село , где "ива , дерево русалок " встает преградой на ее пути ; Петербург , где "ветер душный и суровый с черных труб сметает гарь "; Венецию . Ее ожидает и встреча с любимым . Но это больше похоже на столкновение , которое всех тяготит : И глаза , глядевшие тускло, Не сводил с моего кольца. Ни один не двинулся мускул Просветленно-злого лица. О , я знаю : его отрада – Напряженно и страстно знать , Что ему ничего не надо, Что мне не в чем ему отк азать. ( "Гость ", 1914, стр . 71). Приходит Ахматова и в гости к поэту (стихотворение "Я пришла к поэту в гости " с посвящением Александру Блоку ), беседа с которым , думает она , запомнится надолго , не забыть ей и глубины его глаз. Последнее стихотворение че твертой части и книги "Четки " представляет собой трехстишие . Оно весьма значимо , так как является как бы переходным мостиком к книге "Белая стая " (1917). И строки В каналах приневских дрожат огни. Трагической осени скудны убранства. ( "Простишь ли мне эт и ноябрьские дни ", 1913, стр .72) словно пророчествуют о надвигающихся изменениях , трансформации привычного течения жизни. Таким образом , рассмотрев четыре части книги "Четки ", мы увидели , что переживания , мысли героини не протекают в ограниченном прямом р усле , а развиваются по спирали . Происходят колебания , повторы одного и того же движения , метания . И , следовательно , становление образа героини , авторской позиции можно увидеть , лишь рассмотрев книгу в целом , а не по отдельным стихам. Каково же движение по спирали в данной книге ? На душе героини в какой-то определенный момент – трагедия , внутренний надлом , чувство опустошенности . Чтобы как-то восстановить утерянное душевное равновесие , она устремляет свои мысли в прошлое , хочет воскресить светлые моменты лю бви , дружбы . И если это не помогает – ищет новое решение . То есть в данной книге темы любви , творчества тесно переплетены с темой памяти как неотъемлемой части бытия поэта. На вопрос о взаимосвязи заглавия книги "Четки " и ее содержания можно ответить след ующее : скорее всего , образ "четок " вводит в книгу два временных пласта : 1) прошлое , связанное с преданиями о былых чувствах , событиях , встречах ; 2) настоящее , связанное с отстраненным взглядом сверху , с объективной позиции. Соединение линейного и цикличног о значений "четок ", как уже говорилось ранее , дает "спираль ", по которой происходит развитие внутреннего мира героини , включая попеременно и элементы прошлого и настоящее. В книге С . И . Кормилова "Поэтическое творчество А . Ахматовой " есть такие слова , что название книги "Четки " "содержат намек на успокоительное механическое движение пальцев " Кормилов С . И . Поэтическое творчество А . Ахматовой . – М .: Изд-во МГУ ,1998. – С . 32. . Если считать верным данное предположение , то в контексте данной книги его можно представить так : все бытовые проблемы , напряженность действительности для Ахматовой – лишь сиюминутные явления . Перебирая бусины четок , поэт сверху , как бы с внешним безразличием , смотрит на бренное человеческое бытие , внутренне готовясь к встрече с неко й наивысшей Силой . Следовательно , мы встречаемся с еще одним значением символа "четки ". Четки – напоминание о статичности , конечности внешней стороны жизни. § 3. "БЕЛАЯ СТАЯ ". Третьей книгой , вышедшей из-под пера Ахматовой , стала "Белая стая ". "В 1916 год у , накануне выхода "Белой стаи ", Осип Мандельштам писал в рецензии на сборник стихов "Альманах муз ": "В последних стихах Ахматовой произошел перелом к гиератической важности , религиозной простоте и торжественности : я бы сказал , после женщины настал черед ж ены . Помните : " смиренная , одетая убого , но видом величавая жена ". Голос отречения крепнет все более и более в стихах Ахматовой , и в настоящее время ее поэзия близится к тому , чтобы стать одним из символов величия России " Цит . по : Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 378. . "Белая стая " вышла в свет в сентябре 1917 года . Во всех немногочисленных , по условиям смутного времени , отзывах на третью книгу поэта отмечалось ее стилевое отличие то двух первых. А . Л . Слонимский видел в стихотворениях , составив ших "Белую стаю ", "новое углубленное восприятие мира ", которое , по его мнению , было связано с возобладанием в третьей книге духовного начала над " чувственным ", причем , по мнению критика , в " каком-то пушкинском взгляде со стороны " Там же . – С . 378. . Д ругой видный критик , К . В . Мочульский , считает , что "резкий перелом ахматовского творчества " связан с пристальным вниманием поэта к явлениям русской действительности 1914 – 1917 годов : "Поэт оставляет далеко за собой круг интимных переживаний , уют "тем н о-синей комнаты ", клубок разноцветного шелка изменчивых настроений , изысканных эмоций и прихотливых напевов . Он становится строже , суровее и сильнее . Он выходит под открытое небо – и от соленого ветра и степного воздуха растет и крепнет его голос . В его п о этическом репертуаре появляются образы Родины , отдается глухой гул войны , слышится тихий шепот молитвы " Там же . – С .378. . Художественное обобщение в данной книге доведено до типической значимости. Обращаясь к символике заглавия , можно увидеть , что ос новополагающими составными частями его будут слова "белый " и "стая ". Рассмотрим их поочередно. Всем известно , что цвета влияют на наше мышление и чувства . Они становятся символами , служат сигналами , предостерегающими нас , радуют , печалят , формируют наш ме нталитет и влияют на нашу речь. Белый – это цвет невинности и чистоты . Белый цвет символизирует чистоту помыслов , искренность , юность , неиспорченность , неискушенность . Белый жилет придает облику изысканность , белое платье невесты означает невинность , бел ые пятна на географической карте – незнание и неизвестность . В рекламе понятие чистоты часто воплощается в сверкающем белоснежном кафеле . Врачи носят белые халаты . Человек , которого притягивает белый цвет , стремится к совершенству , он постоянно в поисках с амого себя . Белый цвет – символ творческой , жизнелюбивой натуры. На Руси белый цвет – любимый цвет , это цвет "Духа Свята ". (Он спускается на землю в виде белого голубя ). Белый цвет повсеместно присутствует в национальных одеждах и орнаментах . Он также явл яется маргинальным , (то есть символизирует переход из одного состояния в другое : смерть и рождение вновь , для новой жизни ). Символом этого являются и белый наряд невесты , и белый саван умершего , и белый снег. Но белый цвет имеет кроме радостной и свою печ альную сторону значений . Белый – это и цвет смерти . Недаром такое время года , как зима , ассоциируется со смертью в природе . Земля покрывается белым снегом , словно саваном . Тогда как весна – это зарождение новой жизни . Символ "белый " находит свое непосред ственное отражение в стихах книги . Во-первых , белый – цвет любви у Ахматовой , олицетворение тихой семейной жизни в "белом доме ". Когда же любовь изживает себя , героиня оставляет "белый дом и тихий сад ". "Белый ", как олицетворение вдохновения , творчества , находит отражение в следующих строках : Я голубку ей дать хотела, Ту , что всех в голубятне белей, Но птица сама полетела За стройной гостьей моей. ( "Муза ушла по дороге ", 1915, стр . 77). Белая голубка – символ вдохновения – улетает вслед за Музой , пос вящая себя творчеству. "Белый " – это и цвет воспоминаний , памяти : Как белый камень в глубине колодца, Лежит во мне одно воспоминанье. ( "Как белый камень в глубине колодца ", 1916, стр . 116). Или : И ходить на кладбище в поминальный день Да смотреть на белую Божию сирень. ( "Лучше б мне частушки задорно выкликать ", 1914, стр . 118). День Спасения , рай тоже обозначаются белым цветом у Ахматовой : В белый рай растворилась калитка, Магдалина сыночка взяла. ( "Где , высокая , твой цыганенок ", 1914, стр . 100 ). Образ птицы (например , голубя , ласточки , кукушки , лебедя , ворона ) глубоко символичен . И эту символику использует Ахматова . В ее творчестве "птица " обозначает многое : стихи , состояние души , Божьего посланника . Птица – это всегда олицетворение свободной жизни , в клетках мы видим жалкое подобие птиц , не лицезрея их парения в небе . Так же и в судьбе поэта : подлинный внутренний мир отражается в стихах , созданных свободным творцом . Но именно ее , свободы , в жизни всегда не хватает . Птицы редко живут по одиноч ке , в основном – стаями , а стая есть нечто единое , сплоченное , многоликое и многоголосое . Если вспомнить первые две книги ("Вечер ", "Четки "), то основными символами будут : во-первых , точка , (так как "вечер " – олицетворение начала или , наоборот , конца , нек а я точка отсчета ), во-вторых , линия (четки в виде "линейки "), в-третьих , круг (четки-бусы ) и , в-четвертых , спираль (синтез линии и круга ). То есть , это символы чего-то ограниченного или заданной траекторией движения , пространством , или временем , или всем о д новременно. Взглянув на символику заглавия третьей книги стихов Ахматовой , увидим , что здесь временной и пространственный пласты не ограничены ничем . Происходит выход из круга , отрыв от начальной точки и намеченной линии. Таким образом , "белая стая " – обра з , свидетельствующий об изменении пространственно - временного континуума , оценок , воззрений . Он (образ ) заявляет о позиции "над " всем и вся , с высоты птичьего полета. В период написания первых двух книг автор был включен в события окружающей действительнос ти , находясь с ними в одном пространственном измерении . В "Белой стае " Ахматова поднимается над действительностью и , уподобляясь птице , пытается охватить своим взглядом огромное пространство и большую часть истории своей страны , она вырывается из-под влас т ных оков земных переживаний. Анализ символики заглавия книги и поиск внутритекстовых ассоциаций начнем с эпиграфа . Он взят из стихотворения И . Анненского "Милая ": Горю и ночью дорога светла. В основе этого стихотворения – сюжет , повествующий о преступно м избавлении от плода внебрачной любви. Строчка , ставшая эпиграфом , приобретает в контексте "Белой стаи " иное , обобщающее значение . У Анненского показана личная трагедия человека , горе конкретной женщины ; у Ахматовой же – драма огромной страны , в которой, ей кажется , никогда не прозвучит "голос человека ", и "лишь ветер каменного века в ворота черные стучит ". "Белая стая " представляет собой совокупность стихотворений различной направленности : это и гражданская лирика , и стихи любовного содержания ; в ней зв учит и тема поэта и поэзии. Книга открывается стихотворением гражданской тематики , в котором чувствуются трагические ноты (перекличка с эпиграфом , но в более укрупненном масштабе ): Думали : нищие мы , нету у нас ничего, А как стали одно за другим терять, Так , что сделался каждый день Поминальным днем , - Начали песни слагать О великой щедрости Божьей Да о нашем бывшем богатстве. ( "Думали : нищие мы , нету у нас ничего ", 1915, стр . 73). Важным содержательным моментом "Белой стаи " явилось , как упомина лось выше , изменение эстетического сознания поэта . Практически оно оказало влияние на эволюцию характера лирической героини Ахматовой . Индивидуальное бытие в третьей книге смыкается с жизнью народа , поднимается к его сознанию . Не я одна , не мы – ты и я , а мы – все , мы – стая . (Сравните : "Вечер " – "моя молитва "; "Четки " – " мое и твое имя "; "Белая стая " – "наши голоса "). В "Белой стае " именно многоголосье , полифония становится характерной отличительной чертой лирического сознания поэта . Поиски Ахматовой нос или религиозный характер . Спасти душу , как ей тогда казалось , можно лишь разделив судьбу многих "нищих ". Тема нищих появилась в поэзии Ахматовой в последние годы перед Первой Мировой войной . Голосами нищих зазвучал внешний мир , и сама героиня ее стихов н а время надела маску нищенки. Книга "Белая стая " "открывается хоровым зачином , демонстрирующим спокойное торжество новизны обретенного опыта " Кралин М . М . "Хоровое начало " в книге Ахматовой "Белая стая " // Русская литература . – 1989. - № 3. – С . 103. . " Каждый день – это дни войны , уносящие новые и новые жертвы . А Ахматова воспринимала войну как величайшее народное горе . И вот в годину испытаний хор нищих превратился в хор современников поэта , всех людей , независимо от социальной принадлежности . "Для Ах м атовой в новой книге важнее всего духовное единство народа перед лицом страшного врага . О каком богатстве говорит здесь поэт ? Очевидно , менее всего о материальном . Нищета – это оборотная сторона духовного богатства " Кралин М.М . Указ . соч . – С .103. . Хоро вое "мы " выражает в "Белой стае " как бы народную точку зрения на происходящее вокруг . В составе композиции всей книги хор выступает как активное действующее лицо. В первом стихотворении также присутствует мотив смерти , звучит тема памяти. Образ смерти еже ярче , с еще большей силой выступает в стихотворении "Майский снег ", которое дает начало третьему разделу книги ; здесь же слышны звуки рыданий , чувствуется настроений печали : Прозрачная ложится пелена На свежий дерн и незаметно тает. Жестокая , студеная весна Налившиеся почки убивает. И ранней смерти так ужасен вид, Что не могу на Божий мир глядеть я. Во мне печаль , которой царь Давид По-царски одарил тысячелетья. ( "Майский снег ", 1916, стр . 95). Последние строки стихотворения , а также эпиграф к н ему отсылают нас к Священному Писанию . Возникает образ царя Давида , знаменитого своими песнопениями во Славу Божию . Эпиграф к стихотворению "Майский снег " указывает на следующие строки из Псалтири : "Утомлен я воздыханиями моими : каждую ночь омываю ложе мо е , слезами моими я омочаю постель мою " (Псалтирь . Псалом VI, 7). Здесь мы встречаем слово "ночь " (как и в эпиграфе ко всей книге ). Ночь – это время суток , в которое , обычно , предоставлен сам себе , ему дается время поразмышлять , если он находится в одиноче стве , поплакать над своими бедами , порадоваться удачам . Ночь также – время совершения тайных злодеяний. В контексте книги Ахматовой , как уже сказано , горе приобретает огромные масштабы . Но это горе священно , так как предопределено Богом как наказание за г рехи . И , может быть , у Ахматовой ночь – тот темный , страшный путь , который должны пройти и страна , и героиня , получив на то благословение. Мы видим , что настроение двух эпиграфов определяет основную тональность настроения героини и книги в целом : печаль , скорбь , обреченность и предопределение. В стихотворении "Майский снег " встречаем одну из традиционных трактовок значения белого цвета – это цвет смерти . Май – время , когда природа полна жизни , а внезапно и несвоевременно выпавшая белая "прозрачная пелена " обрекает ее на гибель. Белый как символ света , красоты мы встречаем в стихах , посвященных любви , воспоминаниям о возлюбленном : Твой белый дом и тихий сад оставлю. Да будет жизнь пустынна и светла. Тебя , тебя в моих стихах прославлю, Как женщина просла вить не могла. ( "Твой белый дом и тихий сад оставлю ", 1913, стр . 73). Одновременно с любовной тематикой в данном стихотворении слышна тема поэта и поэзии. Но иногда любовь вступает в противоборство с творчеством . Для Ахматовой поэзия , ее стихи – это "бе лая птица ", "веселая птица ", "белая стая ". Все – для любимого : Все тебе : и молитва дневная, И бессонницы млеющий жар , И стихов моих белая стая, И очей моих синий пожар. ( "Я не знаю , ты жив или умер ", 1915, стр .110). Но возлюбленный не разделяет инте ресов героини . Он ставит ее перед выбором : или любовь , или творчество : Был он ревнивым , тревожным и нежным, Как Божие солнце меня любил, А чтоб она не запела о прежнем, Он белую птицу мою убил. Промолвил , войдя на закате в светлицу : "Люби меня , смей ся , пиши стихи !" И я закопала веселую птицу За круглым колодцем у старой ольхи. ( "Был он ревнивым , тревожным и нежным ", 1914, стр . 75). В этом стихотворении звучит мотив запрета через разрешение . Закопав "веселую птицу " Ахматова , скорее всего , прячет н а некоторое время в недра своей души жажду творить , писать стихи. Она испытывает героя (дает ему свободу от оков страсти ). Он уходит , но вновь возвращается : Выбрала сама я долю Другу сердца моего : Отпустила я на волю В Благовещенье его. Да вернулся г олубь сизый, Бьется крыльями в стекло. Как от блеска дивной ризы Стало в горнице светло. ( "Выбрала сама я долю ", 1915, стр .107). Своего возлюбленного поэт облачает в оперенье сизого голубя , птицы обыкновенной , - Ахматова не идеализирует любимого , он – обыкновенный человек. В повседневной жизни наличие в природе птиц говорит о том , что ничто не нарушает ее нормального течения . Поют птицы – значит все хорошо , нет никакой беды . Когда же они замолкают , следовательно , что-то или уже произошло , или произойд ет в скором времени : беда , трагедия . В данном случае птицы – индикатор нормального течения жизни . У Ахматовой это звучит так : Пахнет гарью . Четыре недели Торф сухой по болотам горит. Даже птицы сегодня не пели И осина уже не дрожит. ( "Июль 1914", 19 14, стр . 96). Учителем Ахматовой в краткости , простоте и подлинности поэтического слова был на протяжении всей ее жизни А . С . Пушкин . Именно он подсказал ей образ Музы , которая бы являлась воплощением ахматовского сознания . Через все ее творчество проход ит образ Музы – подруги , сестры , учительницы и утешительницы . В стихах Ахматовой Муза реалистична , она часто принимает человеческий облик – "стройная гостья ", "смуглая ". Образ птицы зависит от состояния души поэта , от ее желаний , стремлений . Но порой на н его откладывают отпечаток не всегда справедливая действительность , разлад с любимым человеком . Например : Не с тобой ли говорю В остром крике хищных птиц, Не в твои ль глаза смотрю С белых матовых страниц. ( "Вижу , вижу лунный лук ", 1914, стр . 101). Ил и : Так раненого журавля Зовут другие : курлы , курлы ! Когда весенние поля И рыхлы , и теплы… ( "Так раненого журавля ", 1915. стр . 103). Или : Оттого и темно в светлице, Оттого и друзья мои, Как вечерние , грустные птицы, О небывшей поют любви. ( "Роди лась я ни поздно , ни рано ", 1913, стр . 117). Птица у Ахматовой – и показатель настроения героини , состояния ее души. Ахматова в данной книге не отходит от традиционной трактовки образа белой птицы как Божьего посланника , ангела с белыми крыльями : Лучи за ри до полночи горят. Как хорошо в моем затворе тесном ! О самом нежном , о всегда чудесном Со мною Божьи птицы говорят. ( "Бессмертник сух и розов . Облака ", 1916, стр . 94). Или : Где венчались мы – не помним, Но сверкала эта церковь Тем неистовым сияньем, Что лишь ангелы умеют В белых крыльях приносить. ( "Будем вместе , милый , вместе ", 1915, стр .105). Или : Небо мелкий дождик сеет На зацветшую сирень. За окном крылами веет Белый , Белый Духов день. ( "Небо мелкий дождик сеет ", 1916, стр . 113). Для А хматовой Бог – это высшая сущность , недвижимая ипостась , которой подвластно все . И в последнем стихотворении книги , воспарив высоко над землей , она это провозглашает : О . Есть неповторимые слова, Кто их сказал – истратил слишком много. Неистощима только синева Небесная , и милосердье Бога. ( "О , есть неповторимые слова ". 1916. стр . 120). Это стихотворение философского характера . Став одним из голосов хора в начале книги , к концу ее лирическая героиня Ахматовой объединяется со всей Вселенной. Итак , в тр етьей книге "Белая стая " Ахматова употребляет значения слов "белая ", "стая ", "птица " как в традиционном понимании , так и добавляет значения , присущие только ей. "Белая стая " – это ее поэзия , ее стихи , чувства , настроения , вылитые на бумагу. Белая птица – символ Бога , его посланников. Птица – показатель нормального течения жизни на земле. "Белая стая " – это знак содружества , соединения с другими. "Белая стая " – это высота , полет над бренной землей , это тяга к Божественному. § 4. "ПОДОРОЖНИК ". В 1919 и 1920 годы Ахматова почти стихов не писала . Сборник "Подорожник ", вышедший в свет в апреле 1921 года , содержал всего 38 стихотворений , в основном написанных в 1917 – 1918 годы или даже относящихся к более раннему периоду . В "Подорожнике " Ахматова как бы завершила отдельные лирические сюжеты "Белой стаи ". Что касается тем , связанных с общественной жизнью (революция , гражданская война ), то они в "Подорожнике " заявлены отдельными значительными стихотворениями , но большая часть стихотворений этого плана , нап и санных в плодотворном для Ахматовой 1921 году , вошла в следующую книгу поэта. "Ахматова дважды лишала "Подорожник " самостоятельного бытия , включая его в качестве отдельного раздела в книгу "Anno Domini". Однако в основных изданиях последнего периода ("Из шести книг ", "Бег времени ") "Подорожник " печатался в качестве самостоятельной книги , в несколько сокращенном виде по сравнению с первым изданием " Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 388. . Также она пыталась озаглавить данную книгу "Лихолетье ", но п отом отказалась . Наверное , это связано с тем , что символ "подорожник " более объемен по своему содержанию (убедимся в этом при дальнейшем анализе книги ), так как слово "лихолетье ", на наш взгляд , заключает в себе лишь временное значение. Время выхода книги – 1921 год . Что это за время для России , для представителей творческой интеллигенции , в частности для Ахматовой ? Двадцатые годы – это время разрухи , голода (самый конец гражданской войны , из которой страна выходила с неимоверным напряжением сил ). "Старый мир разрушен , новый только еще начинал жить . Для Ахматовой и тех , кого она… объединяет вместе с собой , разрушенное прошлое было хорошо обжитым и знакомым домом " Павловский А . И . Анна Ахматова : Жизнь и творчество . – М .: Просвещение , 1991. – С . 77. . Это время , "черное " для многих людей , близко окружавших Ахматову : сына Л . Гумилева , мужа Н . Пунина , друзей - Л . Гинзбург , Б . Эйхенбаума , О . Мандельштама . А их беды касаются и Ахматовой , что нашло свое закономерное отражение в ее творчестве. При выявлении сим волики заглавия данной книги следует отойти от толкования значения заглавного образа через поиск и интерпретацию различных вне - и внутритекстовых ассоциаций , связанных со словом "подорожник ". Это зависит от того , что , в отличие от предыдущих книг , где сл о ва "вечер ", "четки ", "белая , "стая " так или иначе присутствуют в тексте и поэтому позволяют выявить семантический ореол заглавия , в четвертой книге стихов образ подорожника практически не встречается . Следовательно , путь исследования здесь будет иным – не от текста , а от толкования слова "подорожник ". Подорожник – "сорная луговая , обычно придорожная , трава с мелкими цветками , собранными в колос " Ожегов С . И . Словарь русского языка / Под ред . Н . Ю . Шведовой . – М .: Русский язык ,1988. – С . 437. . Употребле ние в качестве заглавия слова с таким значением не лишено смысла . Вместо пышного букета цветов , часто употребляемых в стихах первых книг (лилии – 1 раз , левкои – 2, розы – 5, тюльпаны – 1, фиалки – 1, бессмертник – 1, сирень – 1), - сорная трава с мелкими цветками. Сравним : Сквозь стекло лучи дневные Известь белых стен пестрят… Свежих лилий аромат И слова твои простые. ( Книга "Вечер "; "Два стихотворения ", 2, 1909, стр . 24). Или : Новогодний праздник длится пышно, Влажны стебли новогодних роз, А в груди моей уже не слышно Трепетания стрекоз. (Книга "Четки "; "После ветра и мороза было ", 1914, стр .48) и книгу "Подорожник ", в составе которой лишь единожды упоминаются "благородные " цветы – розы , но они - "последние ": И в тайную дружбу с высоким, Ка к юный орел темноглазым , Я , словно в цветник предосенний, Походкою легкой вошла. Там были последние розы… ( "И в тайную дружбу с высоким ", 1917, стр .130). В дальнейших стихах нет никаких цветов , а лишь трава : Ты , росой окропляющий травы, Вестью душу мою оживи… ( "Эта встреча никем не воспета ", 1916, стр .136). Трава , выросшая на руинах любимой страны , в контексте стихов Ахматовой приобретает двоякую символику . С одной стороны , запустение таково , что "культурные " цветы не растут , и подорожник – симво л гибели культурного уклада. В течение нескольких веков центром культурной жизни России был (и остается по сей день ) Петербург . Этот город выступает как "поле , где разыгрывается основная тема жизни и смерти и формируются идеи преодоления смерти , пути к об новлению и вечной жизни " Топоров В . Н . Миф . Ритуал . Символ . Образ . – М .: Прогресс . Культура ,1995. – С . 259. . "Петербург – центр зла и преступления , где страдание превысило меру и необратимо отложилось в народном сознании ; Петербург – бездна , иное цар ство , смерть , но Петербург и то место , где национальное самосознание достигло такого предела , за которым открываются новые горизонты жизни , где русская культура справляла лучшие из своих триумфов , так же необратимо изменившие русского человека " Топоров В . Н . Указ . соч . – С . 260. . О Петербурге писали многие : Пушкин и Гоголь как основатели Петербургского текста , традиции ; Достоевский как ее гениальный оформитель , "сведший воедино в своем варианте Петербургского текста свое и чужое , и первый сознательный с троитель Петербургского текста как такового " Топоров В . Н . Указ . соч . – С . 277. ; Андрей Белый и Блок как "ведущие фигуры того ренессанса петербургской темы , когда она стала уже осознаваться русским интеллигентным обществом " Там же . – С . 277. ; Ахматов а и Мандельштам как свидетели конца и носители памяти о Петербурге , завершители Петербургского текста ; Валенов как закрыватель темы Петербурга , "гробовых дел мастер " Там же . – С . 277. . С другой стороны , подорожник – символ нетленных сил земли . Он , несм отря ни на что , пробивается сквозь толщу руин и завалов . Жизнь – вечна . А жизнь для поэта – это его творчество , которое не прекращается , не взирая на смерть , разлуку , потери , предательство , переворошенный быт , безысходное ощущение катастрофы – все то , что только может выпасть на долю человека , застигнутого сменой эпох. Как уже было сказано , книга "Подорожник " дважды включалась Ахматовой в состав книги "Anno Domini" в качестве отдельного раздела . Первоначально пятая книга вышла под заглавием "Anno Domini MC MXXI" – в переводе с латинского языка "В лето Господне 1921". Известно , что 1921 год являлся роковым для части русской интеллигенции . Люди , ранее ценимые своей страной , вдруг стали неугодными , они подверглись гонениям и расстрелам . И если рассматривать "П одорожник " в качестве одного из разделов книги "Anno Domini", то получим новое значение заглавного слова книги . Подорожник – это трава-лекарь , так как листья именно этого растения прикладывают к кровоточащей ране , если под рукой нет медикаментов . Возможно, давая такое имя книге , Ахматова пыталась любыми доступными ей средствами приостановить течение крови из ран , душевных и телесных , нанесенных временем ее поколению. Со словом "подорожник " ассоциируются такие символы , как "дорога ", "путь ", "странствие ". Зд есь же , помня о важности религиозного начала в поэзии Ахматовой , можно говорить о таких священнодействах , как молитва и покаяние . Ведь не случайно истинно верующие люди преодолевают огромные расстояния для того , чтобы вознести молитву и обрести милость Бо г а через покаяние . Они стремятся к священным местам. Проследим по тексту книги , как отражены данные символы в стихах Ахматовой. Не все представители творческой интеллигенции согласились разделить свою судьбу с участью страны , как это сделала Ахматова . Пот ок эмигрантов был велик : Ты – отступник : за остров зеленый Отдал , отдал родную страну, Наши песни и наши иконы, И над озером тихим сосну. ( "Ты – отступник : за остров зеленый ", 1917, стр .128). Что же остается ей , верной своей голодной и разрушенной ст ране : только молиться за живых и оплакивать безвременно ушедших : Да не страшны ни море , ни битвы Тем , кто сам потерял благодать. Оттого-то во время молитвы Попросил ты тебя поминать. ( "Ты – отступник : за остров зеленый ", 1917, стр .128). Или : Но разв е я к тебе вернуться смею ? Под бледным небом родины моей Я только петь и вспоминать умею, А ты меня и вспоминать не смей. ( "А ты теперь тяжелый и унылый ", 1917, стр . 131). То , что Ахматова осталась в России , - это "испытание железом и огнем ". Советска я Россия ее не принимала , в среде же эмиграции восприятие Ахматовой было сложным и противоречивым . "В глазах многих она была и оставалась представительницей утонченного дворянского искусства , акмеисткой , звездой изысканных литературных салонов , свидетельн и цей и участницей пряной предсмертной эпохи , нашедшей в ее лирике свое высокое словесное выражение " Павловский А . И . Указ . соч . – С . 74. . Эмиграция ценила в ней главным образом то , что сохранялось , "будучи навечно запечатленным в стихе , от канувшего в Л ету незабвенного прошлого " Там же . – С . 75. . Ахматова одинока : ее ненавидят враги и осуждают , не понимая , друзья , единомышленники : И вот осталась я одна Считать пустые дни. О вольные мои друзья, О лебеди мои ! И песней я не скличу вас, Слезами не верну. Но вечером в печальный час В молитве помяну. ( "И вот одна осталась я ", 1917, стр .137). Здесь обобщающий образ близких , любимых людей принимает лик птицы , (как в "Белой стае "). Или : Еще недавно ласточкой свободной Свершала ты свой утренний пол ет, А ныне станешь нищенкой голодной, Не достучишься у чужих ворот. ( "Теперь никто не станет слушать песен ", 1917, стр . 138). Образ ласточки – воспоминание о прошлом ; сейчас же она – голодная , убогая странница , натыкающаяся на безразличие и жестокость окружающих. Почему именно Ахматовой и ее поколению была уготована столь тяжкая судьба ? Почему лучшие люди страны за провозглашенную в их стихах правду должны умирать ? Действительно ли они оказались лишними для того нового уклада жизни , который складывался в России после революции ? Чем хуже этот век предшествующих ? Разве Тем , что в чаду печали и тревог Он к самой черной прикоснулся язве, Но исцелить ее не мог. Еще на западе земное солнце светит, И кровли городов в его лучах блестят , А здесь уж бела я дома крестами метит И кличет воронов , и вороны летят. ( "Чем хуже этот век предшествующих ? Разве ", 1919, стр . 138). Но "лирика Ахматовой отказывалась быть надгробным украшением . Как все живое , она продолжала жить , и ее цветущие побеги тянулись к солнц у , а не во тьму " Павловский А . И . Указ . соч . – С . 78. . "Да , жизнь может кончиться сегодня или через несчитанные годы , но ведь только пустые или несчастные дни поддаются унылому арифметическому действию " Там же . – С . 78. . А годы , проведенные Ахматовой в своей несчастной стране в то время безысходности , не прошли впустую . Она молила Господа о прощении тех , кто виновен в бедах и горестях России , о помиловании тех , "кто бросил землю на растерзание врагам ", в облике скиталицы , нищенки , плакальщицы ходила п о дорогам разрушенных городов , созерцая полный крах культуры , оплакивая убиенных , моля о рае для них . Не напрасны эти труды , не зря Ахматова "черной нищенкой скитается " по уже чужой ей столице с "румянцем жарким и недужным ", который "стерла богомольная пе ч аль ": Дьявол не выдал . Мне все удалось. Вот и могущества явные знаки. Вынь из груди мое сердце и брось Самой голодной собаке. Больше уже ни на что не гожусь, Ни одного я не вымолвлю слова. Нет настоящего – прошлым горжусь И задохнулась от срама такого. ( "Дьявол не выдал . Мне все удалось ", 1922, стр . 143). Эпиграфом к книге "Подорожник " является отрывок из "Посвящения " к поэме "Полтава " А . С . Пушкина . Тема "Подорожника ", а именно : человеческая судьба в контексте истории – тесно переплетается с одной из тем поэмы "Полтава " (темой частного человека , раздавленного колесом истории ). Мария – сильная и страстная женщина . Преодолев и религиозные препятствия , и проклятие родителей , и позор в глазах общества , она завоевывает себе счастье , но неожиданно и невинно погибает жертвой игры грандиозных и страшных исторических событий. Кому адресовано "Посвящение " – до сих пор точно не установлено . Есть предположение , что Марии Волконской (урожденной Раевской ), жене декабриста С . Н . Волконского , поехавшей за муж ем в Сибирь. Перед нами три трагических женских судьбы : Мария Мазепа , Мария Волконская и – сам автор "Подорожника " – Анна Ахматова . Все они по-своему патриоты . Мария Мазепа – любви и своего личного счастья . Мария Волконская , верная клятве , данной у Священ ного Алтаря , следует за мужем в таежную глушь . Анна Ахматова верна своей стране , давно забытой Богом и людьми . Эти женщины – настоящие , русские , способные на жертву ради своих идеалов. Избрав в качестве эпиграфа строки из "Посвящения " Узнай , по крайней м ере , звуки, Бывало милые тебе Ахматова во главу книги ставит не только одну из важнейших тем своих стихов – тему памяти , но и сообщает в книге код , шифр , который знаком ее поколению , или другу / друзьям , или возлюбленному. Узнавание звука – это признак р одственности Ахматовой с кем-то еще . Это как у Метерлинка в "Синей птице " (узнавание по вкусу слез ). Слезы и звуки – пароль родства. Итак , основные темы , которые заявлены в эпиграфе , это тема поколения , тема памяти , тема творчества и тема судьбы . Все он и действительно нашли свое отражение на страницах "Подорожника " (см . выше ). Эпиграф также связан с темой разлуки . В стихотворениях данной книги – разлука А . Ахматовой с Б . Анрепом , русским художником - мозаичистом , художественным критиком , поэтом . Родился в Ярославле . С 1908 года жил в основном за границей , умер в Лондоне . 13 февраля 1916 года в Царском Селе на квартире у Н . Недоброво , во время чтения Николаем Владимировичем своей трагедии "Юдифь ", Ахматова подарила Б . Анрепу черное кольцо . Это кольцо было з авещано ей бабушкой . В Англии такие кольца назывались "траурными ". Кольцо было золотое , ровной ширины , снаружи было покрыто черной эмалью , но ободки оставались золотыми . В центре черной эмали был маленький бриллиант . Ахматова всегда носила это кольцо и го в орила , что оно обладает таинственной силой . Потом кольцо было утеряно . И эта утрата стала символом разрыва . В 1917 году Анреп уехал из России . Ахматова тяжело переживала это . Все первые стихи книги "Подорожник " посвящены теме разлуки с Б . Анрепом . Они об разуют своеобразный мини-цикл . Вот отрывок из одного стихотворения этого цикла : Словно ангел , возмутивший воду, Ты взглянул тогда в мое лицо, Возвратил и силу , и свободу, А на память чуда взял кольцо. ( "Словно ангел , возмутивший воду ", 1916, стр .130). Таким образом , заглавие "Подорожник " несет в себе обширную символику . Во-первых , подорожник – это символ гибели культуры . Во-вторых , подорожник объединяет все нетленные силы земли , способные преодолеть это разрушение . В-третьих , подорожник - это трава , лечащая раны , нанесенные эпохой . В-четвертых , подорожник , соотносясь с образом дороги , символизирует тот крестный путь , который должна пройти Россия , преодолев страх и смерть. В контексте стихов Ахматовой "подорожник " – олицетворение стойкости , твердост и духа , веры . Поэт знает , что его творчество – лекарь , сила , которую нельзя уничтожить. § 5. " ANNO DOMINI ". "Anno Domini" – пятая книга стихов Ахматовой , завершает первый период творчества поэта (1907 – 1925) и некоторым образом предвещает стихотворени я , которые она собиралась написать во второй половине своей жизни . Первоначально книга называлась "Anno Domini MCMXXI", что в переводе с латинского означает "В лето Господне 1921". Почти все стихотворения , входящие в эту книгу , были написаны в 1921 году . В последствии количество стихотворений увеличилось вдвое , так как туда вошли произведения периода с 1913 по 1919 годы , 1922 года и более поздние – "Мелхола ", "Сказка о черном кольце ". Критика встретила книгу по-разному . Г . Лелевич обвинил Ахматову в "мистич еском национализме "1 Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 392. , М . Кузмин , Ю . Тынянов , М . Шагинян увидели в этой книге "перепевы старой ахматовской манеры " Там же . – С . 392. . Но на самом деле в творчестве Ахматовой наметилась кризисная ситуация . И это уловил К . Мочульский , который отметил "безысходность тоски , ужас одиночества , вечную разлуку и напрасное ожидание " как душевное состояние лирической героини " Там же . – С . 392. . "Однако К . Мочульский верно заметил , что "из этого проклятого круга лю бви и ненависти выводят поэта сверхличные чувства – любовь к родине и вера в свое призвание " Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 392. . Основная масса стихов книги написана в 1921 году . Это , мы знаем , год потерь для Ахматовой : она пережила смерти родного брата , своего первого мужа Н . Гумилева , А . Блока , о котором говорила как о "памятнике началу столетия ", а его смерть , должно быть , означала конец целой эры . Однако само существование "Anno Domini" свидетельствует о факте , что Ахматова поддерживал а себя писанием поэзии. Мир , в котором обречена жить лирическая героиня , - ненадежный , опасный мир . Ахматова принадлежала к тому общественному классу , который свергла , экспроприировала революция . Отсюда эти мотивы разрушенного бытия . Но правильнее считать иначе : "Ахматова принадлежала прежде всего к миру сложившейся за века культуры , вечных , нравственных ценностей , высоких представлений о личности . Этот мир имел не столько социально-классовое , сколько общечеловеческое происхождение . Он понес невосполнимый у рон в ходе революции . Его потери были той ценой , которую страна заплатила за революционный эксперимент . Крушение этого мира общечеловеческих ценностей наполнило поэзию Ахматовой ощущением катастрофы " Воздвиженский В . Г . Судьба поколения в поэзии Анны Ахм атовой // "Царственное слово ": Ахматовские чтения . Выпуск 1. – М .: Наследие ,1992. – С .22. . Следовательно , главным предметом художественного осмысления , поэтических раздумий Ахматовой стала именно судьба сверстников и современников , людей ее круга. "Это п околение , сложившееся в одном мире , для одной жизни , в других обстоятельствах : вступив в жизнь в дооктябрьском мире общечеловеческих , нравственных ценностей , высоких представлений о личности , ее достоинстве и долге , оно оказалось затем в мире обнаженной и торжествующей , утверждающей свои права социальной борьбы . Мысль об этой судьбе стала как бы фокусом если не всех , то основных , главных поэтических тем , творческих замыслов Ахматовой " Воздвиженский В . Г . Указ . соч . – С . 24. . Книга названа "Anno Domini ". Почему же "В лето Господне ", а не "В лето Господне 1921"? Наверное , потому , что не только 1921 год , но и другие тяжкие времена достойны внимания , оплакивания , памяти . Любая несправедливость не может предаваться забвению. Попытаемся найти внетекстовые а ссоциации к словам заглавия . В связи с этим необходимо рассмотреть параллели : 1) между совпадающими по звуковой организации словами "Anno" и "Анна "; 2) между значениями этих слов и их производных : "Anno", "Анна ", "в лето ", "Лета ", "Лето ", "лето "; 3) между значениями этих сопоставлений и судьбой Ахматовой ; 4) между значениями сопоставлений и судьбой России , временем , историей. Обратимся к слову "лето ". Его значение можно толковать по-разному. Во-первых , это время года . Причем время , символизирующее полноту , богатство жизни , в отличие от зимы . Это также пора трудов , за которые осенью будет наградой обильный урожай. Для Ахматовой такая трактовка "лета " – это , видимо , олицетворение ее творчества , ее вдохновения , поэтического труда , за который наградой будет нар одное почитание , людская память на века. Во-вторых , "лето " можно определить как год . В данной книге – это прямое значение слова : "В год Господень ". Уже в заглавии заявлена главенствующая тема всей книги – тема времени. В-третьих , имя Лето (или Летона ) – эт о имя греческой титаниды , жены Зевса , матери Аполлона и Артемиды . Согласно мифу , беременная Лето скиталась , преследуемая ревностью Геры , которая закляла землю , так что ни один клочок суши не смог принять гонимую богиню . Только маленький остров Делос согл асился принять Лето , и там она родила Аполлона . Лето изображается в виде скромной женщины с головой , накрытой покрывалом. Жизнь скитающейся , бездомной богини напоминает жизнь самой Ахматовой , у которой на протяжении многих лет не было собственного угла . О на меняла комнаты , квартиры , жила у друзей . Ахматова была стеснена материально , жила скромно : мебели в ее комнате – минимум , одевалась просто , но всегда , входя в комнату , где собирались близкие ей люди , она привносила туда некий дух аристократизма , элеган т ности и очарования . В этом ее сходство с богиней Летоной. В-четвертых , слово "лето " на фонетическом уровне соотносится с названием мифической реки Леты , которая соединяет мир живых с Аидом , Царством мертвых . Также в переносном смысле Лета стала означать з абвение , (так как глоток воды из этой реки заставляет души умерших забыть земную жизнь ). Исходя из вышесказанного , можно предположить , с какими темами мы столкнемся , обратившись непосредственно к стихам , составившим книгу "Anno Domini", - это творчество, страдание , любовь , терпение , рок , время , смерть и , безусловно , память. Книга "Anno Domini" представляет собой "не просто случайное собрание отдельных лирических стихотворений , но тщательно составленную подборку , где и последовательность , и группировка , и эпиграфы несли не меньшую смысловую нагрузку , чем поэтический текст " Хейт А . Анна Ахматова . Поэтическое странствие . – М .: Радуга , 1991. – С . 75. . Композиция "Anno Domini" трехчастная : 1) "После всего " (в основном стихотворения 1919, 1921 – 1922 годов ); 2) "MCM XXI" (1915 – 1916, 1917, 1918, 1921); 3) "Голос памяти " (1915 – 1917, 1919, 1921). Анализ содержания книги , поиск внутритекстовых ассоциаций следует начать с первой части "После всего ", а точнее – с эпиграфа к ней , который взят из стихотворения Ф . И . Тютчева "Я знал ее еще тогда… " (1861). Строчка из этого стихотворения и стала эпиграфом : В те баснословные года. Слова эпиграфа явно указывают , что основным тематическим направлением стихов данного раздела будет время . Тема времени также будет домин ировать и во втором разделе ("MCM XXI"). Каково же время ? Как период 1915 – 1922 годов отразился на ходе истории России , на судьбе Ахматовой , в ее стихах ? В России – социалистический переворот , который непосредственно захлестнул поколение , круг родных и друзей Ахматовой , изменил их жизнь в негативную сторону. В первой части книги Ахматова не просто констатирует результаты перемен , ее переполняют чувства и эмоции , бушующие в душе по поводу случившегося . Читая стихи , невольно прослеживаешь день за днем то, что происходило в России , в душе поэта . Здесь важны все стихи . Они как бы выстраивают собой цепочку событий , происходивших в разрушенной стране , а также цепочку чувств , постепенно вскипающих внутри самой Ахматовой. Она , как и многие другие патриоты своей страны , осталась "дома ". Этот дом похож на страшную сказку о Синей Бороде : каждый ждал страшного вестника , ждал , что когда-то любимый переулок "горло петелькой затянет ". Поэт не знает , что его ждет , поэтому , может быть , в его сознании тревога , растерянно с ть , метания сознания из настоящего и в прошлое , и в будущее . Проследим обращение Ахматовой к различным временным пластам на примере анализа первых трех стихотворений , которые , на наш взгляд , имеют очень тесную взаимосвязь . (Стихотворения "Петроград , 1 919" (1919), "Бежецк " (1921), "Предсказание " (1922)). В первом стихотворении рисуется картина Петрограда 1919 года через то душевное состояние людей , ту атмосферу , царившие в городе . Ахматова произносит монолог от лица всех тех , кто заключен "в столиц е дикой ", тех , кого "в кругу кровавом день и ночь долит жестокая истома ": Никто нам не хотел помочь За то , что мы остались дома, За то , что , город свой любя, А не крылатую свободу, Мы сохранили для себя Его дворцы , огонь и воду. ( "Петроград , 1919", стр . 144). Вторая часть стихотворения (последние четыре строчки , тогда как первая часть – двенадцатистишие ) обращена в будущее , то есть происходит временной скачек в сознании поэта . Осознавая всю трудность , непреодолимость нынешней ситуации , Ахм атова предвидит будущее : Иная близится пора, Уж ветер смерти сердце студит, Но нам священный град Петра Невольным памятником будет. ( “Петроград , 1919” , стр . 144). Второе стихотворение “Бежецк” выглядит как сюжетное противопоставление первому : умир отворенность , боговдохновенность противопоставляются ощущению несправедливости , жестокости бытия : Там вьюги сухие взлетают с заречных полей, И люди , как ангелы , Божьему Празднику рады, Прибрали светлицу , зажгли у киота лампады, И Книга Благая лежит на дубовом столе Память о горестном прошлом пытается нарушить этот душевный покой , она открывает героине «свои терема» «с глубоким поклоном» . Но та «не вошла» , а «захлопнула страшную дверь» . Ведь так тяжелы и неспокойны эти воспоминания ! Третье стихотворени е первой части «Предсказание» сначала не имело названия и было напечатано на обороте страницы 7 (издания « Anno Domini» 1923 года ) рядом со стихотворением «Согражданам» . Страница была вырезана цензурой почти из всех экземпляров тиража . Случайно сохранилось несколько экземпляров с этой страницей . Впоследствии она появилась в «Беге времени» , где стихотворение «Согражданам» получило новое название – «Петроград , 1919» . А стихотворение «Предсказание» при жизни Ахматовой не печаталось . Под таким названием оно был о опубликовано Л . К . Чуковской в журнале «Литературная Грузия» в 1967 году. Эти стихотворения («Петроград , 1919» и «Предсказание» ) имеют тесную взаимосвязь . Ведь не случайно они были напечатаны на одном листке . Как и в последнем четверостишии «Петрограда , 1919» , в «Предсказании» Ахматова пророчествует о будущем , ожидающем тех , кто не покинул места своей будущей казни . Ахматова знала , что близка расправа над представителями творческой интеллигенции : Туго согнутой веткой терновою Мой венец на тебе заблести т. Ничего , что росою багровою Он изнеженный лоб освежит. ( «Предсказание» , 1922, стр . 145). Терновый венец – это напоминание о гибели во имя Спасения грешных людей Иисуса Христа . Это «украшение» падет на головы многих современников Ахматовой , чьи имена на долгие годы предадут забвению . И им так же , как Христу , предстоит воскресение уже в наше время : поэтов и писателей , когда-то канувших в Лету , снова читают , цитируют , ими восхищаются. Итак , Ахматова «заключена в столице дикой» . Свобода потеряна. В неко торых стихах первой части чувствуется преемственность « Anno Domini» с книгой «Белая стая» . Образ птицы – символ свободы в « Anno Domini» . А ее – то и не хватает лирической героине . И даже небо – свободная стихия – лишено своего естественного состояния , св о его света : Веет ветер лебединый, Небо синее в крови. ( «Веет ветер лебединый» , 1922, стр . 149) Велико значение Библейского цикла в раскрытии темы времени и памяти . Он включен в данную часть книги . (Впервые как цикл – в «Беге времени» ). Данному циклу чрезвычайно повезло с многочисленными интерпретациями . В.Я . Виленкин , Г . А . Гуковский , Л . Я . Гинзбург , Р . Тименчик и другие исследовали стихи данного текста в разных аспектах. Не ставя перед собой цели полного анализа произведений лирической трилогии , мы попытаемся представить свою версию цикла в контексте темы времени , доминирующей в книге « Anno Domini». Цикл состоит из трех стихотворений : «Рахиль» (1921), «Лотова жена» (1924), «Мелхола» ([1922], 1959 – 1961). 1. «Рахиль» . Современники находили в этом стихотворении биографический подтекст . «Характерна запись Л . Я . Гинзбург (1927): «Гуковский говорил как-то , что стихи об Иакове и Рахили… он считает , в биографическом плане , предельно эмоциональным для Ахматовой . Эти фабульные , библейские стихи гораздо ин т имнее сероглазого короля и проч . Они относятся к Артуру Лурье» Цит . по : Кралин М . Примечания // Указ соч . – С . 394. . (Артур Лурье – близкий Ахматовой человек , композитор , эмигрант ). Тема эмиграции находит свое актуальное выражение в творчестве поэта , ве дь она являлась свидетельницей того , как многие стремились покинуть нравственно (да и материально ) оскудевшую страну . Она считает , что «беглецы» обмануты в своем ожидании лучшей жизни на чужбине . Они будут раскаиваться в содеянном и вспоминать покинутую Р о дину , брошенных любимых . Этот обман в данном стихотворении соотносится с обманом Лавана , который «приводит к Иакову в брачный покой» вместо Рахили (во имя любви к ней Иаков служил у Лавана 7 лет ) незрячую Лию . Но во снах Иакову все же являются «веселые вз о ры Рахилиных глаз» . Настоящую любовь не так легко забыть. 2. “Лотова жена” . Лирическая героиня готова расстаться с жизнью ради единственного взгляда на свой родной дом , свое прошлое . Ахматова глубоко сострадала изгнаннику , то есть человеку , которого вынуд или покинуть родную землю . Но сама , оставшись “дома” , хочет повернуть время вспять и , раздвинув пространство , снова очутиться в мире своей юности , где не было войн , смертей и насилия . Автор в данном стихотворении уподобляет свои чувства состоянию души лир и ческой героини , страдает вместе с ней , вспоминая те места , где когда-то была счастлива. 3. “Мелхола” . В основе лирического сюжета стихотворения лежит конфликт , происходивший внутри героини – Мелхолы : в ее душе – столкновение любви и сословного неравенства, гордости и желания (Мелхола – дочь царя Саула , Давид – пастух , поэт ). Над этим стихотворением Ахматова долго работала . И в рабочих тетрадях поэта сохранились следы этой работы (строчки , не вошедшие в стихотворение ): На лестнице нашей , о горе , шаги Идут за тобою……………..враги ………………….хватайте ремень Тебя отпущу я в безлунную тень Тебя я спасла , мой любимый , беги… А в дверь уже громко стучали враги. «В . Я . Виленкин полагает , что Ахматова , по-видимому , первоначально задумывая это стихотворение как балладу с драматическим сюжетом (Мелхола спасает своего юного мужа от убийц , подосланных коварным Саулом ), в процессе работы пришла к совершенно иному решению…» Цит.по : Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С .394. . «Приведенные в статье Виленкина отброшенные в процессе работы варианты могли быть отброшены и по другой причине : в них слишком явственно прочитывалась связь с личными бедами самой Ахматовой (аресты сына ), что делало эти строки заведомо непроходимыми для печати» .2. Но , на наш взгляд , стихотворение слиш ком интимно , сексуально , чтобы быть связанным с арестами Л . Гумилева . Скорее всего , оно связано с арестами друга / друзей , которые были поэтами , как Давид . Для нас оказываются более интересными именно строки , не вошедшие в стихотворение , так как они помог а ют проследить то время , ту эпоху , ситуацию , в которой жила Ахматова. Обращение к Библейскому циклу подтверждает мысль о том , что она жила в «страшном мире» , где сознание , чувства расходятся с реальностью , вступают в противоборство со временем и пространств ом . Из настоящего посредством памяти – в прошлое. Часть с названием « MCM XXI » передает ту атмосферу , которая окутывала Россию в 1921 году : ощущение тоски , потерянности . Это нашло свое отражение в стихах любовной тематики : Нам встречи нет . Мы в разных ста нах, Туда ль зовешь меня , наглец, Где брат поник в кровавых ранах, Принявши ангельский венец ? ( «Нам встречи нет . Мы в разных станах» , 1921, стр . 162). Или : Путник милый , ты далече, Но с тобою говорю. В небесах зажглися свечи Провожающих зарю. ( « Путник милый , ты далече» , 1921, стр . 160). Эпиграф ко второму разделу , взятый из «Любовных элегий» Овидия , говорит о муках любви , переживаниях лирической героини . Ее чувства как бы раздваиваются : Ни без тебя , ни с тобою жить не могу. Свое отражение в дан ной части книги находит также тема памяти . Два стихотворения имеют конкретных адресатов : «А Смоленская нынче именинница» (Памяти А . Блока ) и «Пророчишь , горькая , и руки уронила» (О . А . Глебовой-Судейкиной ). Эти люди сыграли немаловажную роль в жизни поэта. Ахматова считает себя виновницей всех несчастий своих близких , так как , пророчествуя о днях катастрофы , накликала беду : Я гибель накликала милым, И гибли один за другим. О , горе мне ! Эти могилы Предсказаны словом моим. ( «Я гибель накликала милым» , 1921, стр . 168). И вновь перед нами тема времени : поэт путем предсказания прокладывает дорогу в будущее , тернистую , залитую кровью. Последним стихотворением раздела является «Клевета» (1922). В нем переживания за собственную судьбу , за судьбу поколения р асширяются до вселенских масштабов . Ахматова возносится над страшной действительностью , ее тело остается «в страшной пустоте» , а душа больше не будет гореть «земным бессильем» и «дикой жалостью к оставленной земле» . Там , во внеземном пространстве , она над е ется , что ее ожидает встреча с ушедшими друзьями. Одну из главных мыслей третьей части книги « Anno Domini » «Голос памяти» можно сформулировать так : мир , человек , жизнь вообще существуют лишь тогда , когда в человеческой душе , в сознании сохраняется память о друзьях , когда-то ушедших . Отсутствие памяти – это всеобщая гибель , физическая и духовная. Эта мысль об огромном значении чувства дружбы и духовного родства нашла отражение в эпиграфе к третьему разделу : Мир – лишь луч от лика друга, Все иное тень его. Н . Гумилев. Ахматова жила лишь памятью и , конечно , своим творчеством , в то время как На дикий лагерь похожий Стал город пышных смотров, Слепило глаза прохожим Сверканье пик и штыков. ( «Тот август , как желтое пламя» , 1915, стр . 172). Видя такое , гер оиня предпочитает окунуться в мир воспоминаний . В «Царскосельских строках» Ахматова пятое действие драмы (напомним , что « Anno Domini » – пятая по счету книга ) соотносит с драмой России . И это , действительно , драма и даже трагедия . Ей Каждая клумба в парке Кажется свежей могилой. ( «Царскосельские строки» , 1, 1921, стр . 174). Ничего не остается , как только справлять «тайную тризну» и думать о том , что Все души милых на высоких звездах. Как хорошо , что некого терять И можно плакать. ( «Царскосельские ст роки» , 2, 1921, стр . 175). Героине некого больше терять – она одна. Рассмотрев три части книги « Anno Domini » , мы видим , что главенствующими здесь являются темы времени , памяти , духовного родства со своим поколением . Во всех трех частях героиня , не удовлет воренная настоящим , посредством памяти погружается в прошлое , которое , по ее мнению , более достойно человеческой жизни . Повернуть время вспять (хотя бы на уровне сознания ) – для нее единственный выход из сложившегося тупика. Итак , мы видим , что значения с лов , их производных имеют тесную взаимосвязь с судьбой Ахматовой , с судьбой России первых десятилетий XX века. Лета , река забвения , говорит об огромном значении темы памяти в творчестве Ахматовой . Лето (Летона ), как и Лотова жена , выступает памятником стр аданию и терпению , отразившимся непосредственно в стихах этой книги. Само имя Анна выступает в качестве зеркала , которое говорит об отражении судьбы России , жизни самой Ахматовой в ее творчестве. Действительно , стихи Ахматовой - это «зеркало ее души». То , что поэт убирает из первоначального заглавия прямое указание на 1921 год , символизирует огромное пространство и непомерный по своей величине отрезок времени , охваченный великой трагедией. § 6. "ТРОСТНИК ". «Действительность предстает в поэзии Ах матовой своими трагическими сторонами . Однако ее собственный художественный мир отнюдь не дисгармоничен . Это не одномерная поэзия жалоб и обид , не поэтическое царство отчаяния и отрицания , а полнокровная картина человеческой жизни во всем ее объеме . Мир А х матовой – конечно , не мир улыбок и цветов . Но и не безнадежный мир скорби . … поэзия Ахматовой – это поэзия противостояния . Противостояния обстоятельствам , враждебностям судьбы . Всем испытаниям , опасностям , ударам извне противостоит высокая и сильная душа» Воздвиженский В . Г . Указ . соч . – С . 23. . Олицетворением этой стойкости явилась шестая книга стихов Анны Ахматовой «Тростник». « В 1924 – 1940 годах Анна Ахматова не переставала писать , но стихи ее в советской печати в это время не появлялись» Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 399. . Почему ? 1920 – 1940 годы – один из самых трагических периодов в жизни и творчестве поэта . Ахматова в «черном списке» поэтов : ей запретили печататься , публично читать свои стихи . А . Ахматову исключают из ленинградско го отделения Союза писателей как «непролетарского поэта» . Производятся аресты близких и дорогих ей людей : сына Л . Гумилева , мужа Н . Пунина , друзей – Л . Гинзбург , Б . Эйхенбаума ; травля и смерть О . Мандельштама. Но , несмотря на все это Ахматова продолжает п исать стихи . Она объединяет их в книгу под названием «Ива» (стихи 1920 – 1940 г . г .), которая была включена в сборник «Из шести книг» , вышедший в свет в 1940 году . В состав «Ивы» перешли и некоторые стихотворения из « Anno Domini » . Для печати было подгото влено 34 стихотворения , но в «Иву» вошло только 21. «Кроме того , Ахматовой в эти годы был создан еще и «Реквием» , из которого в «Иву» попало одно стихотворение («И упало каменное слово…» ). Остальные стихотворения в то время опубликовать не удалось» Крали н М . Примечания // Указ . соч . – С . 399. . Заглавие «Ива» связано со стихотворением А . С . Пушкина «Царское Село» . Из него взят эпиграф к стихотворению «Ива» : И дряхлый пук дерев… Большинство стихотворений “Ивы” связано с темой творчества , с темой трагичес кой судьбы поэта , являющейся для Ахматовой “моделью творческого поведения” Аминова О . Н . Указ . соч . – С . 80. . “Образ ивы – это не только образ живой свидетельницы первого явления Музы к Пушкину . Ива – хранительница воспоминаний о поэтической юности Ахм атовой . Ива – символ старожила Царского Села , мотив которого – один из важнейших в книге . Царское Село – это русский поэтический парнас , где “ столько лир повешено на ветки…” , лир “золотых” и “серебрянных” , лир А . Пушкина и И . Анненского , А . Дельвига и Н. Гумилева , В . Кюхельбекера и Н . Недоброво . Царскосельский воздух создан для того , “чтоб песни повторять” . Книга А . Ахматовой “Ива” – это новая песня , песня – воспоминание , песня – поминовение , слова которой “сотканы” из повторов песен и имен поэтов , предш е ственников и современников “Музы плача” : Данте , Шекспира , Пушкина , Лермонтова , Гумилева , Недоброво , Лозинского , Пастернака , Есенина , Маяковского , Цветаевой , Мандельштама . Слово «ива» практически всегда сопровождается эпитетом «плакучая» . Она , пригибаемая ветром к земле , застывает в немом поклоне . Поклон , преклонение – позиция поэта в данной книге» Там же . – С . 81. . «Книга «Ива» отличается от всех предыдущих книг Ахматовой тем , что не имеет внутреннего лирического сюжета . По этим стихам , с намеренно пер емешанной хронологией , трудно представить себе , как шло развитие творчества Ахматовой с 1924 по 1940 год . И хотя книга была встречена восторженно и читателями , и немногочисленной прессой , жизнь ее оказалась слишком короткой» Кралин М . Примечания // Указ. соч . – С .399. . В 1961 году выходит однотомник избранного Анны Ахматовой (за период с 1909 по 1960 годы ). В его состав вошла книга «Тростник» (стихи «Ивы» и дополнения ). Сюда вошли стихотворения , написанные в 1923 – 1940 годы . Разделов данная книга не со держит , как это было в предыдущих сборниках . Стихотворения здесь размещены вразброс , не соблюдается даже хронологическая последовательность. Отсюда следует , что книга не имеет внутреннего лирического сюжета . Несмотря на то , что в книге отсутствуют тематич еские разделы , все же можно выделить несколько групп тем . Доминирующей является тема памяти , тема прошлого , воспоминания о нем. Ахматова кровно переживала общенародные бедствия (патриотическая лирика военных лет ). Творчество Анны Ахматовой – отголосок тех суровых испытаний и потрясений , которые выпали на долю ее народа , ее страны . Однако центром ее поэтического мироощущения было чувство сопричастности поколению , на долю которого выпало испытать невиданное ускорение темпа исторического движения и во всей п олноте ощутить стоящую за ним реальность течения Времени. Ранняя поэзия Ахматовой повествовала в основном об эмоциональной империи драматического существования во времени . Самый глубокий комплекс трагических переживаний восходит к одной , бесконечно варьи рующейся в ее творчестве , исходной ситуации : любая перемена , неизбежно вызываемая «бегом времени» , создавала условия для мучительного внутреннего разлада . Время , изменяя человека с той необходимостью , с какой оно искажает все вокруг , дробит его жизнь на р я д раздельных существований , на образном языке Анны Ахматовой «теней» и «двойников» . Благодаря ему происходит подмена одной жизни другой , и чем быстрее оно движется , тем более катастрофичны его последствия . Ахматова пишет о «скорости» как о настоящем прокл я тии человеческой жизни . Подлинный драматизм заключен в способности человека помнить о прошлом. В «Тростнике» множество стихотворений-воспоминаний о своей жизни , чувствах , друзьях . Например , в стихотворении «От себя я сердце скрыла» Ахматова вспоминает о с воих чувствах и нелегкой жизни с Н . Пуниным. С грустью и радостью вспоминает А . Ахматова «город , любимый с детства» : Душевный жар , молений звуки И первой песни благодать – Все унеслось прозрачным дымом, Истлело в глубине зеркал… ( «Тот город , мной л юбимый с детства» , 1929, стр . 184). И обо всем невозвратном «скрипач безносый заиграл». В стихотворении «Воронеж» рисуется панорама этого города . Автор , прогуливаясь по его улицам , вспоминает о своей встрече с О . Мандельштамом . «Весной 1936 года она прове ла несколько дней в Воронеже , где О . Э . Мандельштам находился в ссылке» Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 403. . Одним из стихотворений цикла «Юность» является «Подвал памяти» . В этом стихотворении Ахматова вспоминает «Бродячую собаку» и , в частно сти , «проказника» , который «от старости скончался» . Под «проказником» подразумевается М . А . Кузмин , завсегдатай и «идеолог» Там же . – С . 402. «Бродячей собаки» . В этом стихотворении Ахматова посещает свое прошлое . Она из памяти , как из подвала , где хран ится все старое , вышедшее из обихода , но с чем нет сил и желания расстаться , извлекает образы друзей и знакомых , воспоминания о проведенных вместе часах , беседах , праздниках . Подвал пуст , в не мне слышны голоса , смех , и это – великая боль : …………………………………но там Темно и тихо . Мой окончен праздник ! Уж тридцать лет , как проводили дам , От старости скончался тот проказник… Я опоздала… ( «Подвал памяти» , 1940, стр . 190). Ахматова не могла и не хотела отказываться от воспоминаний и объясняла это так : «В молод ости и в зрелых годах человек очень редко вспоминает свое детство . Он активный участник жизни , и ему не до того . И , кажется , всегда так будет . Но где-то около 50 лет все начало жизни возвращается к нему . Этим объясняются некоторые мои стихи 1940 года («Ив а » , «Пятнадцатилетние руки…» ), которые , как известно , вызывали неудовольствие Сталина и упреки в том , что я тянусь к прошлому» Цит . по : Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 402. . Ахматова делает вывод , что именно память , то есть способность помнить о прошлом , заставляет человека осознать могущество времени , власть необходимости , - но она же одновременно является средством борьбы с этой властью. Таким образом , императив «помнить» приобретает силу и значение нравственного долга , уклониться от исполнен ия которого невозможно – для опускающегося в «подвал памяти» нет иного пути . Именно память позволяет осуществляться диалектике жизни и смерти в пределах одного сознания . В памяти живет то , что уже кануло в небытие : помня , человек посещает внутреннюю преис п однюю , получая возможность прижизненно побывать в Царстве мертвых. Не последнее место занимает тема поэта и поэзии . Ей посвящены стихи : “Борис Пастернак” , “Кавказское” , “Памяти Сергея Есенина” , “Маяковский в 1913 году” . В них Ахматова рассказывает о творч естве Пастернака , который , по ее мнению , достоин награды за то , что “мир наполнил новым звоном” , вспоминает места , где “Пушкина изгнанье началось” и “Лермонтова кончилось изгнанье” ; ведает нам о нелегких судьбах гениальных поэтов , о слишком ранней гибели м ногих своих современников , среди которых смерть Есенина , «была одним из самых красноречивых примеров» Кралин М . Примечания // Указ . соч . – С . 402. . Помнит Ахматова и "бурный рассвет " Маяковского , ей не забыть , как в его стихах "кричали звуки ". Или стих отворение "Данте ", где в судьбе Данте Алигьери (1265 – 1321) Ахматова видит прообраз трагической Судьбы Поэта , как бы модель "творческого поведения ", которой должны подражать поэты , идущие вслед за ним. В жизни Ахматовой было много утрат , но утрата для не е – это всегда обретение чего-то высокого . И за это поэт поднимает тост : Я пью за разоренный дом, За злую жизнь мою, За одиночество вдвоем И за тебя я пью , - За ложь меня предавших, За мертвый холод глаз, За мертвый холод глаз, За то , что мир жест ок и пуст, За то , Что Бог не спас. ( "Последний тост ", 1934, стр .193). Жизнь жестока не только к Ахматовой , но и ко всему ее поколению поэтов . Творчество всегда сопровождается потерями , поэт часто лишается какой-то частицы бытия ради своего призвания. В книге имеет место и тема рушащегося мира . Она заявлена в самом первом стихотворении – "Надпись на книге ". Началась вторая Мировая война , "рушатся миры ". Поэт слышит и чувствует трагическое время . Ахматова душой вместе со своей страной , она как бы предчув с твует , что война не обойдет стороной и Россию : И над задумчивою Летой Тростник оживший зазвучал. ( "Надпись на книге ", 1940, стр . 179). Лета – это река , ведущая в Царство мертвых , в Аид . Это как бы путь , который должна преодолеть Россия , чтобы возродить ся вновь . И в этом ей помощник – поэтический голос Ахматовой. В полный голос мотив исчезновения , разрушения всех долгие годы складывавшихся устоев , родовых связей звучит в стихотворении "Ива ". Эти ценности разрушены насильственно . "Сопоставим : в эпиграфе – "дряхлый пук дерев " и у Ахматовой – "там пень торчит ". В первом случае – естественное умирание , во втором – насильственная смерть : пень ассоциируется прежде всего с делом лесоруба или вмешательством стихии " Непомнящий И . Б . "И – странно ! – я ее пережил а " (об одном тютчевском мотиве в лирике А . Ахматовой ) // "Тайны ремесла ": Ахматовские чтения . – Выпуск 2. – М .: Наследие ,1992 . "Погибшая ива есть свидетельство разрушенной цепи времени , "разорванной связи " с миром исторической и культурной преемственности " Непомнящий и . Б . Указ . соч . – С . 63. . "Ахматова , избирая для эпиграфа полустих "И дряхлый пук дерев ", внутренне его преобразует , насыщает принципиально новым содержанием . В конце эпиграфа она вместо полагающегося многоточия ставит точку . Это не случай ность . Ставя точку на место ожидаемого многоточия , Ахматова ограничивает , локализует смысл эпиграфа , вычленяет единственно нужный ей оборот… , фиксирует на этом обороте читательское внимание . В контексте пушкинской элегии "дряхлый пук дерев " есть объект на б людения , на что указывает форма винительного падежа ("… и увижу я дряхлый пук дерев… "). Эпиграф у Ахматовой автоматически воспринимается как субъект действия . Рядовая в пушкинском контексте деталь выводится за пределы эстетической системы элегии и приоб ретает черты символа " Непомнящий И . Б . Указ . соч . – С . 63 – 64. . Книга названа "Тростник ". Этот образ непосредственно нашел свое отражение в упоминавшемся выше стихотворении "Надпись на книге ". В нем тростник наконец-то зазвучал . После многолетнего мол чания он наконец-то ожил : голосом Ахматовой-поэта заговорило время , оно требовало , чтобы происходящее было запечатлено (это был период начала второй Мировой войны ), чтобы было воспето ее голосом. Итак , что же такое тростник ? Тростник – образ многозначный, занимающий одно из важных мест в философии , мифологии , литературе . Это символ творчества и высочайшей цены за него . Для примера можно вспомнить миф о фригийском сатире Марсии , лишившемся жизни , научившись играть на тростниковой флейте и решив посоревнова т ься в мастерстве с самим Аполлоном ; свирель Пана , изготовленную из тростника , в которую превратилась преследуемая козлоногим нимфа Сиринга ; образ флейты , изготовленной из собственного позвоночника в поэме В . Маяковского "Флейта-позвоночник "; образ флейты " Крысолова " М . Цветаевой ; образ флейты , олицетворяющей искусство , призванное соединить "двух столетий позвонки " в стихотворении О . Мандельштама "Век ". Заглавный образ книги Анны Ахматовой связан и с библейским уподоблением слабого , неверующего человека хру пкому и ломкому тростнику , ставшему источником сравнения человека – "слабейшего из творений природы " – с "мыслящим тростником " Заглавие шестой книги несет в себе и мотив разоблачения тайного злодейства , связанного с сюжетом стихотворения М . Ю . Лермонтова "Тростник ", в котором тростник , превращенный рыбаком в дудку , голосом человека поведал об убийстве девушки . У Лермонтова – "говорящий тростник ". В имени книги Ахматовой звучит мотив "отчаянного протеста " "мыслящего тростника ", нарушающего "невозмутимый ст рой " гармонии природы из стихов Ф . Тютчева "Певучесть есть в морских волнах… ". "Культурологическая насыщенность этого символа – не цель , а средство для Ахматовой . Поэт подключает всю энергию традиции , энергию чужого слова для того , чтобы отчетливее сказат ь свое . Практически все стихотворения книги "Тростник " связаны с прошлым , с воспоминаниями , мемуаристикой поэта , с поминовением усопших , безвозвратно изменившихся , исчезнувших – человека , места и времени , традицию которых и рассказывает голос ожившего тро с тника . Мужество , с которым А . Ахматова ведет речь о "залетейских тенях ", сравнимо лишь с непреклонностью этого растения , пригибаемого ветром , но неустанно тянущегося вверх . Муза А . Ахматовой – "с дудочкой в руке ", а не с лирой . Дудочка или цевница – тради ц ионные эмблемы поэзии , в отличие от лиры , приводятся в действие не только пальцами , требующими технической беглости , но и дыханием . Дыхание – это звучание души . Пение тростника – это , по сути дела , выдувание жизни из поэта , выпускание его духа , смерть . Та к ой счет предъявляет Муза к Ахматовой " Аминова О . Н . Указ . соч . – С . 82. . Таким образом , символика заглавия "Тростника " говорит нам о стойкой , непреклонной , сильной позиции автора в данной книге. § 7. "СЕДЬМАЯ КНИГА ". На протяжении всего творческого пути Ахматовой видно ее "упрямое мужество " и глубокая вера в грядущее "восстание из пепла ". С этим стремлением в 40 – 60-е годы связано для поэта создание "Седьмой книги ", введенной , в частности , в план двухтомного собрания сочинений 1962 года . Замысел , к асающийся этой книги , осуществился . Но существуют различные точки зрения на нее . Одни выделяют ее в качестве самостоятельной , другие – нет. Мы в своей работе будем считать "Седьмую книгу " именно седьмой , самостоятельной (вслед за Н . Гончаровой и В . Чер ных ) и , следовательно , проанализируем ее. Каким же образом Ахматова пришла к "Седьмой книге ", как изменялся ход работы ? Рассмотрим это. "Седьмым по счету (то есть следующим после сборника "Из шести книг ") был "Нечет " (1946), что было заявлено уже в его т итульном листе (РГАЛИ ). Характерно , что ташкентский сборничек 1943 года и одновременно с "Нечетом " подготовленные к изданию сборники "Стихотворения . 1909 – 1946" и "Стихотворения . 1910 – 1946" в счет автором не берутся . Так же не становятся "седьмыми " и в ы шедшие после долгой паузы "Стихотворения " 1958 и 1961 годов . Зато в 1962 году Ахматова начинает составлять план нового "Нечета " и снова называет его "седьмым сборником ". Очевидно , речь идет не о простой хронологии . Работа над "Нечетом " 1962 года не была д о ведена до конца ; стихи , подготовленные к нему , в виде "седьмой книги " вводятся в план двухтомника , а в следующем , 1963 году начинается работа над новым "седьмым сборником " – "Бегом времени ". Ранний вариант этого сборника не прошел цензуру , но в официально м "Беге времени ", вышедшим в 1965 году , значительный раздел назван "Седьмой книгой ". Однако сам "Бег времени " "седьмым сборником " уже не назван " Гончарова Н . Указ . соч . – С . 291. . Для Ахматовой "Седьмая книга " становится знаком итога , рубежа . "Седьмая кн ига " – это квинтэссенция творческого и философского пути поэта , которую она упорно старается воплотить в книге . "Отсюда полное игнорирование проходных , официозных сборников и счет "по крупной ": по книгам-вехам . Судя по планам , Ахматова долго шла к своей " с едьмой книге ", пытаясь превратить в нее издания 50 – 60-х годов , но по независящим от нее обстоятельствам этому не суждено было исполниться " Гончарова Н . Указ . соч . – С . 292. . Почему же Ахматова не дала книге какого-либо иного заглавия , а так и оставила – "Седьмая книга "? Это не лишено существенного значения. Число 7 не раз возникает в позднем творчестве поэта . "Человек глубоко религиозный , она не могла не знать его древнего сакрального значения . Культурно-философские истоки почитания этого числа уходят вглубь времен " Там же . – С . 291. . "Магическое число " 7… характеризует общую идею вселенной , константу в описании мирового древа , полный состав пантеона , число сказочных героев-братьев (ср . "Семь братьев ", "Семь Симеонов " и сестер и т . п .), число дней пр аздников , количество цветов спектра , тонов в музыке , основных запахов стереохимической теории , константу , определяющую объем человеческой памяти и т . п . В некоторых культурно-языковых традициях существует семиричная система счисления и / или число 7 высту п ает вообще как наиболее употребительное число , характеризующее почти универсально все , что исчисляется в мифоэпическом космосе " Мифы народов мира . – С . 630. . Число 7 воплощает в себе некое мировое равновесие , гармонию . И именно достижение этого – конечн ая цель "поэтического странствия " Анны Ахматовой. "В "седьмой сборник " Ахматова вводила наиболее значимые гражданские , философские , лирические стихи и поэмы 40 – 60-х годов – "Поэму без героя ", "Реквием ", "Путем всея земли ", стихи 30-х годов , примыкающие к "Реквиему ", "Сожженную тетрадь ", то есть , собственно , все ключевые произведения своего позднего творчества . В черновых записях 1962 года к сборнику "Бег времени " имеется титульный лист , сделанный рукой автора : "Бег времени . Седьмая книга . 1961 [Моя книга ] ". … Интересно , что и "Ленинградских элегий " было семь , и седьмая , недописанная , - элегия о молчании поэта , не принимающего постыдной действительности , - была сущностной , основной в цикле : Их будет семь – так я решила, Пора испытывать судьбу… В 60-е годы создавались наброски к неосуществленному циклу "Семисвечник "; в "Поэме без героя " упоминается о вывезенной автором из блокадного Ленинграда Седьмой симфонии Шостаковича ; эпиграф к "Бегу времени " гласит о падении "седьмой завесы тумана ", той , "за которой п риходит весна " Гончарова Н . Указ . соч . – С . 292. . Композиция "Седьмой книги ", которую задумала создать Ахматова , должна была быть следующей : "от вереницы четверостиший , становящейся как бы введением в книгу , через пронизанные памятью и верностью "Стихи разных лет ", "Венок мертвым ", "Реквием " и "Стихи тридцатых годов " к философской лирике "Ташкентских страниц " и суровым "Ленинградским элегиям ". После этого открывается трагическая любовная тема "Сожженной тетради ", крайне важная для поэта проблематика ц и кла "Тайны ремесла " и "стихи последних лет ", а затем – вершина : внутренне связанные между собой "Путем всея земли " и "Поэма без героя " Там же . – С . 293 – 294. . В двухтомнике сочинений А . Ахматовой , составленном В . А . Черных (1990) Мы будем ссылаться на стихотворения Ахматовой , помещенные в данном издании , последовательность стихов и циклов , входящих в рассматриваемую книгу , иная. Как у Ахматовой , так и у Черных , хронологический принцип расположения циклов стихов внутри задуманной книги , нарушен . Быт ь может , такое расположение позволяло ей создавать драматическую картину личности в мире . "Не случайно в черновых записях к сборнику "Нечет " (1962) мы находим помету – "завещание ": "Прошу мои стихи никогда в хронологическом порядке не печатать… " Гончаров а Н . Указ . соч . – С . 294. . "На страницах "Седьмой книги " вместо переходящего из одного сборника в другой перечня "наизусть затверженных " стихов 10 – 20-х годов перед нами… предстает зрелый поэт-философ и гражданин , не оставшийся в стороне от великих потря сений , выпавших на долю его Родины , разделивший судьбу своего народа и своего трагического поколения , на собственном опыте познавший "ужас , который был бегом времени когда-то начерчен " Там же . – С . 294. . "Седьмая книга ", как мы видим , - это завершающ ий этап творческой эволюции А . Ахматовой , в ходе которого происходит расширение , углубление символики значений , тематики стихотворений , заданных в предыдущих книгах. Ведущими темами поэзии Ахматовой по-прежнему остаются темы любви , творчества , дружеской п ривязанности , трагического времени , памяти . Они представлены в "Седьмой книге " целыми циклами , что , может быть , указывает на то , какое огромное значение имеет каждая из них для Ахматовой и литературы в целом . Также происходит укрупнение проблематики ее по э зии , иной становится лексика , интонация , по-новому звучит голос поэта . "Появилась мудрость не только любящей и горюющей об утрате любви женщины , но мудрость Поэта " Макогоненко Г . О сборнике Анны Ахматовой "Нечет " // Вопросы литературы . – 1986. - № 2. – С. 182. , горюющего о страшных последствиях истории. Любовь как один из главнейших объектов созерцаний и переживаний поэтов всех времен получает у Ахматовой наивысшее воплощение в циклах любовной тематики , таких как " Cinque " (1945 – 1946) и "Шиповник цвете т " (1946 – 1964). В стихах указанных циклов любовь из реального чувства превращается в нечто неземное , потустороннее . Лирическая героиня находится на грани между сном и явью : "и время прочь , и пространство прочь ", - утверждает она . И именно там , в несущес твующем мире (ночь , сон , зазеркалье ) происходит встреча героини с возлюбленным : И какое кромешное варево Поднесла нам январская тьма ? И какое незримое зарево Нас до света сводило с ума ? ( " Cinque ", 5, 1946, стр . 226). Или : Обещай опять прийти во сне. Мне с тобою как горе с горою… Мне с тобой на свете встречи нет. Только б ты полночною порою Через звезды мне прислал привет. ( "Шиповник цветет ": "Во сне ", 1946, стр . 228). Или : Как сияло там и пело Нашей встречи чудо , Я вернуться не хотела Ник уда оттуда. Горькой было мне усладой Счастье вместо долга, Говорила с кем не надо, Говорила долго. Пусть влюбленных страсти душат , Требуя ответа, Мы же , милый только души У предела света. ( "Шиповник цветет ": "Другая песенка ", 1956, стр . 228). Д ля героини Ахматовой любовь как воплощение бушующей страсти утрачивает силу и значение , столь существенные для большинства представителей рода человеческого и для нее в раннем творчестве . Более близким и приемлемым становится такое состояние , переживание л юбовного чувства , когда важно не телесное единение , а слияние душ , понимание взгляда , каждого внутреннего движения избранного сердцем человека : Таинственной невстречи Пустынны торжества, Несказанные речи, Безмолвные слова. Нескрещенные взгляды Не зна ют , где им лечь. И только слезы рады, Что можно долго течь. Шиповник Подмосковья, Увы ! При чем-то тут… И это все любовью Бессмертной назовут. ( "Шиповник цветет ": "Первая песенка ", 1956, стр . 228). Тема творчества как наивысшего служения Богу и люд ям вылилась на страницы "Седьмой книги " стихами цикла "Тайны ремесла " (1936 – 1960). Творчество у Ахматовой – это всегда самоотдача , жертва чем-то дорогим . Но без всецелого приношения себя во имя других существование для Поэта прекращается . Творчество – д о бровольная жертва во имя Жизни : … тайное бродит вокруг – Не звук и не цвет , не цвет и не звук , - Гранится , меняется , вьется, А в руки живым не дается. Но это !.. по капельке выпило кровь, Как в юности злая девчонка-любовь, И , мне не сказавши ни слова, Безмолвием сделалось снова. И я не знавала жесточе беды. Ушло , и его протянулись следы К какому-то крайнему краю, А я без него… умираю. ( "Последнее стихотворение ", (?), стр . 199). Цикл "Венок мертвым " вобрал в себя стихи , связанные с темой вернос ти , памяти , поколения . Сквозь строки стихов цикла на нас смотрят лица И . Анненского , М . Булгакова , Б . Пильняка , М . Зощенко , Н . Пунина . Все эти люди вместе с А . Ахматовой – одно единое поколение , которое "мало меду вкусило ", прошло "страшный путь ". Друзья ушли… …И вот Только ветер гудит в отдаленье, Только память о мертвых поет. Наше было не кончено дело, Наши были концы сочтены, До желанного водораздела, До вершины великой весны, До неистового цветенья Оставалось лишь раз вздохнуть… Две войны , мое поколенье. Освещали твой страшный путь. ( " De profundis … Мое поколенье ", 1944, стр . 249). Одиночество Ахматовой 1 скрашивается памятью о прошлом и уверенностью во встрече с ушедшими в день Всеобщего Воскресения. Тема памяти тесно переплетена с темой времени , страшного и беспощадного (цикл "Ветер войны "). Ведь именно полная бедствий и трагедий история России сделала поколение Ахматовой невольным свидетелем и участником этого хаоса . Цикл "Ветер войны " (1941 – 1945) включает стихи , явившиеся откликом Ах м атовой на события Великой Отечественной войны , где русский народ выступил героем с мировым именем . Но через какие испытания пришлось пройти ! Птицы смерти в зените стоят. Кто идет выручать Ленинград ? Не шумите вокруг – он дышит, Он живой еще , он все слышит : Как на влажном балтийском дне Сыновья его стонут во сне, Как из недр его вопли : "Хлеба !" – До седьмого доходят неба… Но безжалостна эта твердь. И глядит из всех окон – смерть. ( "Птицы смерти в зените стоят ", 1941, стр . 205). Люди , предста вители творческих профессий , на протяжении всего этого чудовищного отрезка истории при помощи музыки , стихов , живописных полотен пытались вселить в людей дух бодрости , уверенности в своих силах , жизнелюбия ; к их числу смело можно отнести Анну Ахматову , ко т орая "о победе пела ", которая "победе навстречу , обгоняя солнце , летела ". "Седьмая книга " написана в последние десятилетия жизни Ахматовой ; поэт все это время как бы предчувствовал , пророчествовал свою собственную смерть , причем скорую . На это повлияло мн огое : болезнь , преследовавшая Ахматову на протяжении всей ее жизни , трагический личный опыт и жизненный опыт близких : И комната , в которой я болею, В последний раз болею на земле, Как будто упирается в аллею Высоких белоствольных тополей. А этот пер вый – этот самый главный, В величии своем самодержавный, Но как заплещет , возликует он, Когда , минуя тусклое оконце, Моя душа взлетит , чтоб встретить солнце, И смертный уничтожит сон. ( "Смерть ", 3, 1944, стр . 213). Предчувствие собственного конца на талкивает человека на череду философских размышлений и вопросов : что есть смерть , есть ли жизнь после смерти , существует ли Высший судья ? Что сделано мной в этой жизни ? Какова будет память обо мне ? Пытаясь дать ответы на подобные вопросы , Ахматова перелис тывает страницы собственной жизни , размышляет о ней . Результатом этого явился цикл стихов "Северные элегии ", который складывался постепенно в течение многих лет . Первоначально цикл назывался "Ленинградские элегии ". Задумано было семь элегий . На рукописной обложке Ахматова написала строки , относящиеся к замыслу цикла : Их будет семь – так я решила, Пора испытывать судьбу, И первая уж совершила Свой путь к позорному столбу .1. Но написано только шесть элегий. Композиция цикла выстраивается в соответствии с сюжетной линией : от рождения до смерти – весь жизненный путь. Перед глазами мелькают годы любви и разлуки , радости и печали , торжества и падения . Жизнь Ахматовой не сопровождалась лишь розовым цветом , поэт изначально как бы предчувствовала , что ей уготов ано : Себе самой я с самого начала То чьим-то сном казалась или бредом, Иль отраженьем в зеркале чужом, Без имени , без плоти , без причины. Уже я знала список преступлений , Которые должна я совершить. ( "Вторая " (О 10-х годах ), 1955, стр .260). Ахмат ова никогда не причисляла себя к лику святых . Чувствуя , что во многом греховна , она смиренно ждала наказания . И оно пришло : Меня , как реку, Суровая эпоха повернула. Мне подменили жизнь . В другое русло, Мимо другого потекла она, И я своих не знаю берег ов… ( "Пятая ", 1945, стр . 262). Лишения , смерти , казни , сопровождавшие Ахматову на протяжении всей ее жизни , вселили в поэта дар предвидения : Мне ведомы начала и концы, И жизнь после конца , и что-то, О чем теперь не надо вспоминать. ( "Пятая ", 1945, стр .263). Горечи жизни не сломили Ахматову , а вознесли ее на "сверхличный рубеж жизни " Макогоненко Г . Указ . соч . – С . 161. "На этой высоте человек обретает возможность жить вопреки всем ударам судьбы , поскольку ему открылся иной смысл бытия . С особой си лой и ясностью в том случае , когда этим человеком оказывался поэт . Ахматова была поэтом " Макогоненко Г . Указ . соч . – С . 161. . Взирая "сверху " на прожитую жизнь , Ахматова ни о чем не жалеет . Она , несмотря ни на что , прожила бы ее еще раз , ведь это самый величайший из даров , данных человеку Богом : Но если бы оттуда посмотрела Я на свою теперешнюю жизнь, Узнала бы я зависть наконец… ( «Пятая» , 1945, стр . 263). «Анна Ахматова принимала жизнь такой , какая она есть . В ее спокойном течении и драматизме . С е е красотой и безобразием . Сплетением противоречивых чувств , порождающих конфликты… она не запутывалась в мелочах . Она давала им такое освещение , в котором они словно очищались от ржавчины обыденности . Служили доказательством естественности и красоты чувст в а . Получали знак подлинного и высокого поэтического достоинства : Когда б вы знали , из какого сора Растут стихи , не ведая стыда… Она не могла писать в безвоздушной и холодной высоте . Жить в мире отвлеченных эстетических ценностей . Чтобы создавать стихи , е й необходимо было чувство земли , воздух родины , ощущение поля и дома . Она должна была видеть весь тот «сор» ежедневности , который питал не выдуманную , но подлинную жизнь . Поэтому и осталась она глуха к «утешному» голосу , соблазняющему оставить «свой край, глухой и грешный». Но в стихах ее уже не было никакого сора . Ничего лишнего , постороннего , случайного . Они прозрачны , соразмерны , при всем своем лаконизме – просторны . В них всегда чувствуется и глубина , и высота , за которыми есть неразгаданная тайна . Та й на происхождения , тайна подпочвенных связей частного сюжета , частной судьбы с судьбой народа , с жизнью всеобщей " Урбан А . Образ Анны Ахматовой // Звезда . – 1989. - № 6. – С . 16. . «Седьмая книга» , таким образом , - это весь бесконечный , всеобъемлющий , вс епонимающий и всепрощающий мир жизни , творчества и души А . Ахматовой. ГЛАВА III . ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ ЗАГЛАВИЙ . В предыдущей главе нами была проанализирована символика заглавий семи книг А . Ахматовой : «Вечер» , «Четки» , «Белая стая» , «Подорожник» , « Anno D omini » , «Тростник» и «Седьмая книга». Каждое из перечисленных названий имеет свой собственный ореол смыслов и символических пересечений с жизнью и творчеством самой Ахматовой , а также с литературной , фольклорной и мифологической традициями в культуре. Ка к было сказано во введении к работе , все творчество поэта делится на периоды , каждый из которых является еще одним шагом к вершине ее творческого пути . Каждая минута , час , день , месяц , год жизни и творчества тесно переплетены между собой , взаимосвязаны и взаимообусловлены для Ахматовой . Порой один день длится вечно , а год пролетает как одно мгновенье . И это зависит от многого : чувств , эмоций , жизненных обстоятельств , окружения , настроений эпохи. Книги , выходившие из-под пера Ахматовой , - это словесное отр ажение каждого из жизненных отрезков , вылитое на лист бумаги . Они слиты воедино как ветви древа , олицетворяющего жизнь и судьбу поэта. Вопрос о преемственности книг принципиально важен и закономерен при выявлении символики заглавий , общей семантической ус тремленности поэтического пути А . Ахматовой. Первоначально , мы знаем , седьмой по счету книгой должен был выйти «Бег времени» , но «цикл «Из стихотворений 30-х годов» , а также цикл «Венок мертвым»… решили печальную судьбу» Кралин М . Примечания // Указ . со ч . – С . 412. этой книги . «Влиятельная в высших чиновничье-литературных кругах критик-литературовед Е . Ф . Книпович , которой рукопись ахматовской книги была отдана на рецензию , «зарубила» ее . В результате название «Бег времени» получила не седьмая книга поэ та , а сборник , включающий в просеянном цензурой виде все выходившие ранее книги Ахматовой , в том числе и «Седьмую книгу» , куда входили не все стихи из рукописных книг – «Нечета» и «Бега времени» Кралин м . Указ . соч . – С . 412. . Сборник «Бег времени» , вы шедший в 1965 году , включал в свой состав все семь книг , которые являются объектом исследования в данной работе . То есть мы можем говорить о «поэтическом странствии» Анны Ахматовой , как о беге времени , об отсчете каждого из прожитых мгновений , начиная с р о ждения Поэта. При рассмотрении семантики , контекстуальной значимости , поэтического ореола слов , вынесенных в заглавия книг , можно обнаружить общие принципы их выдвижения , преемственность , как на смысловом , так и на грамматическом уровнях : 1. По теме време ни ((«Предвечерие» ), «Вечер» , («Лихолетье» ) Первоначальные варианты заглавия также могут учитываться в осмыслении тенденции озаглавливания книг. , « Anno Domini » , «Седьмая книга» , «Бег времени» как общее название итогового сборника ). В этих заглавиях слов а принадлежат к одному денотату – денотату времени : · время суток ((«Предвечерие» ), «Вечер» ), · время жизни ((«Лихолетье» ), « Anno Domini » ), · исчисление этапов во времени по количеству молитв и поклонов («Четки» ), по количеству книг («Седьмая книга» ). Книг и , заглавия которых связаны с семой времени , содержат в себе указание на направление движения , как жизни Ахматовой , так и ее творчества. «Вечер» знаменует собой начало , «Лихолетье» , « Anno Domini » – тяжелое время испытаний , выпавших на середину жизни , «Сед ьмая книга» символизирует итог , некий апогей движения. Но наряду с тенденцией движения от начала к концу , то есть линейного , мы обнаруживаем и движение циклическое , круговое . На это указывает , во-первых , обращение Ахматовой в конце жизни к составлению кни ги «Предвечерие» , куда должны были войти ранние стихи из «Первой киевской тетради» . И это знаменательно : конец жизни сомкнулся с началом . Во-вторых , на то , что «Седьмая книга» – это не конец , а , возможно , новая точка для развития жизненного и поэтического цикла , указывает название итогового сборника стихов – «Бег времени» Анализу символики заглавия сборника "Бег времени ", опоры Ахматовой на традиции Горация , Державина , Пушкина посвящена работа Л . Л . Сауленко . Имя книги // Вопросы рус . литературы . – Выпуск 1(43). – Львов . – 1984. . Истинное время бесконечно , оно не ограничено рамками дат календаря , как бесконечны возможности памяти каждого , с кем объединяет себя Ахматова. 2. По образу растения («Подорожник» , («Ива» ), «Тростник» ). При помощи образов растени й , ставших заглавиями книг («Подорожник» , «Тростник» ), автор убеждает читателей в том , что сила духа , стойкость , непреклонность – это именно те качества характера , которые присущи человеку , желающему и , следовательно , способному выжить и помочь выжить дру г им в трудную годину жизни . Ахматова поет гимн «мыслящему тростнику». Заглавия «Подорожник» , «Ива» , «Тростник» , таким образом , - выражение жизненной позиции Ахматовой , ее нравственного императива . И не только этого . «Подорожник» , «Тростник» знаменуют собой путь , продолжение движения во времени и пространстве , связанном с книгами , озаглавленными по теме времени . Но если последние задают траекторию движения по горизонтали и по кругу , то «Подорожник» и «Тростник» и по вертикали : сквозь толщу земли , завалы кану в шей в небытие эпохи , сквозь груду разрушений , слой крови и слез , эти хрупкие растения пробиваются к жизни , к будущему. Наш рисунок – это своеобразна я модель , повторяющая модель ахматовского понимания движения времени и места человека в ней . «Стержень ахматовской картины мира – нравственный императив ахматовской поэзии – совесть и творчество . И совесть , и творчество не знают временных и пространственн ы х границ . Они почитаются Ахматовой как вечные начала , и вера в их вечность , соединяются с сознанием особой роли художника в мире – все это влияет на восприятие мира как целого , в котором , как в круге , все точки – и времени , и пространства – равноудалены о т центра - творящего свой мир сознания художника» Пахарева Т . А . Поэтический мотив как средство формирования целостности художественной системы Ахматовой . – Дис . … к . филол . н . – Киев , 1992. – С . 74. : Я помню все в одно и то же время, Вселенную перед собой , как бремя Нетрудное в протянутой руке, Как дальний свет на дальнем маяке, Несу , а в недрах тайно зреет семя Грядущего… ( «Творчество» , 1959, стр . ). 3. По религиозной символике («Вечер» , «Четки» , «Белая стая» , «Седьмая книга» ). Вечер , четки, белый цвет , число 7 – семантические знаки , прямо связанные с религиозным началом , которое в контексте стихов Ахматовой занимает не последнее место. Символ «вечер» приобретает у Ахматовой значения начала служения Богу , расцвет поэтического дара . Отсчет зе мных поклонов и молитв ведется при помощи «четок» , которые также символизируют витки движения души , становления характера лирической героини Ахматовой . «Белая стая» – священная стая , олицетворение Божественного дара . Это знак воссоединения с другими , отхо д от концентрации на собственном «я» , попытка приблизиться к Богу. Конечным центром движения души поэта всегда являлось достижение некоего мирового равновесия , гармонии (что символизируется числом 7). И к концу своей жизни Ахматова приходит к заглавию «Сед ьмая книга» . «Сорвав» семь печатей с книги жизни , она постигает ее сакральный смысл. По количеству слов в заглавии можно выделить : А ) однословные («Вечер» , «Четки» , «Подорожник» , «Тростник» ) и Б ) двухсловные («Белая стая» , « Anno Domini » , «Седьмая книга» ). На наш взгляд , введение двухсловных заглавий в состав «семикнижия» Ахматовой связано с переломными моментами в сознании лирической героини и самого поэта . Выход из кольца интимных переживаний , воссоединение со всеми людьми ознаменован книгой «Белая стая» . « Anno Domini » – олицетворение наивысшей точки в развитии темы времени , памяти и человеческой судьбы как главенствующей в поэтическом наследии Анны Ахматовой . «Седьмая книга» – средоточие , концентрат основных тем и идей , утверждение нравственных приоритет ов человеческой жизни , ее самоценности. На фонетическом уровне слова-заглавия также вступают в определенные виды отношений . Мы сталкиваемся с такими явлениями , как аллитерации (повторение одинаковых или созвучных согласных звуков ), ассонансы (созвучие ; в поэзии : неточная рифма , в которой созвучны только гласные ). Для обнаружения явных аллитераций составим таблицу : НАЗВАНИЕ КНИГИ СОГЛАСНЫЕ СООТВЕТСТВИЯ «ВЕЧЕР» [в’ ч’ р ] [ч’ ] «ЧЕТКИ» [ч’ т к’ ] [ч’ ] «БЕЛАЯ СТАЯ» [б’ л с т ] «ПОДОРОЖНИК» [п д р ж н’ к ] [ др ],[ н ’ к ] « ANNO DOMINI» [н н д м’ н’ ] [дм’ н’ ] «ТРОСТНИК» [т р с т н’ к ] [тр ] «СЕДЬМАЯ КНИГА» [с д’ м к н’ г ] [д’ м ],[ н’ ] [ч’ ] – мягкий глухой звук . При длительном произнесении дает [ш’ ]. Если при произношении данного звука прибавить жест «указательный па лец к губам» , призывающий к тишине , молчанию , то все это , с нашей точки зрения , можно трактовать следующим образом : Ахматова в книгах “Вечер” , “Четки” призывает к внешнему молчанию , заставляя при этом слушать голос своего внутреннего мира , ведь он у каждо г о человека безмерно богат . Это и призыв к молитве , к общению с Богом на языке сердца. [др ], [тр ] – сочетания данных звуков трудны для произношения , как нелегка и сама дорога жизни с ее перепитиями и трагедиями , триумфами и победами . Но человеку немного ле гче , когда есть рядом «добрый доктор» время (время лечит ) и верные друзья. [ дм’ ] – встречается в заглавиях 5-й и 7-й книг (в словах « Domini » , «Седьмая» ). «Господь» и «Семь» . Оба слова символизируют нечто священное , неземное . И Бог , и число 7 есть Мировая Гармония , Всеобщая Любовь. Рассмотрим ассонансы в словах-заглавиях . Для этого составим схему : НАЗВАНИЯ КНИГ СХЕМА ГЛАСНЫХ ЗВУКОВ КОЛИЧЕСТВО «ВЕЧЕР» Э – и 2 ЧЕТКИ» О – и 2 БЕЛАЯ СТАЯ» Э – а – а А – а 5 «ПОДОРОЖНИК» а – а – О – и 4 « ANNO DOMINI » А – а – О – и – и 5 «ТРОСТНИК» а – И 2 «СЕДЬМАЯ КНИГА» и – А – а И – а 5 Как видно из таблицы , среди заглавий книг встречаются такие , в которых : · 2 гласных звука : «Вечер» , «Четки» , «Тростник» ; · 5 гласных звуков : «Белая стая» , « Anno Domini » , «Седьма я книга» ; и одно заглавие – «Подорожник» – содержит 4 гласных звука . Количественное соотношение гласных звуков , как и количество слов в заглавии , говорит о выделенности книг из общего контекста . Действительно , «Белая стая» , « Anno Domini » , «Седьмая книга» – книги итоговые : · «Белая стая» - переход от «я» к хору , к «мы» , расширение границ жизни и творчества ; · « Anno Domini » – своеобразные похороны эпохи , завершение одного из больших этапов жизни и творчества ; · «Седьмая книга» - определенный итог , с которог о начнется новый виток жизненного цикла : Еще приду . Цвети ограда, Будь полон , чистый водоем. ( «Луна в зените» Если представить заглавия книг как единый текст , то мы можем обнаружить выделенность в нем звука [а ], который встречается 12 раз , в то время как [и ] – 8, [о ] – 3, [э ] – 2. Известно , что Ахматова обладала абсолютным поэтическим слухом , который проявлялся в самых ее первых строках , в частности – в псевдониме : Анна Ахматова . В нем - созвучие 6-ти [а ]: [А – а а – А – а – а ]. И в заглавиях книг , н а наш взгляд , отразилось ее имя , только в удвоенном варианте – в 12-ти [а ]. Филологи - ахматоведы знают , что такие совпадения у поэта никогда не были случайными . Ахматова любила шифр , анаграммы , игры с числами и годовщинами. Частотность [и ], на наш взгляд , также не случайна . Звук [и ] совпадает со звучанием излюбленного в творчестве Ахматовой союза "и ". Не без его помощи возникает в ее поэзии ощущение связанности стихов в единое целое , целостность ее творчества , библейская эпичность. Заглавия книг выстраив аются также на звуковых и графических повторах. В словах "подорожник " и "тростник " присутствуют сочетания [ро ], [ник ]. [ро ] – встречается в таких словах , как "дорога ", "родина ", "герой ", которые теснейшим образом связаны с 4-й и 6-й книгами . В них образы родины , дороги , человека-героя , которому возносят хвалу высшие силы , являются ведущими. Суффикс – ник - в русском языке также используется при образовании слов , характеризующих кого / чего-либо . (Например , человека – "защитник "). Сочетание "че " повторяетс я в 1-й и 2-й книгах : "Вечер ", "Четки "; "ая " встречается трижды : "Белая ", "стая ", "Седьмая "; "а " – дважды : " Anno Domini " " книга "; "ни " – четырежды : "Подорожник ", "Тростник ", " Domini ", "книга ". Таким образом , обращение к анализу фонетической , морфемной и графической сторон заглавия , дает возможность в очередной раз убедиться в продуманности выбора ключевых сло в книги – ее заглавий. Слова , образующие заглавия , можно , по нашему мнению , представить в виде неких графических образов (о них упоминалось в главе II при анализе каждой из книг ). "Вечер " – начало , точка отсчета творческого пути. "Четки " – бусы (круг ), лин ия , спираль. "Белая стая " – прямая , клин , косяк. "Подорожник " – дорога , тропа (извилистая линия ), вертикаль. " Anno Domini " – точка и горизонтальный вектор одновременно. "Тростник " – вертикальная линия , символизирующая памятник "мыслящему тростнику ". "Седьм ая книга " – точка , олицетворяющая итог , конец ; но , скорее , многоточие. Начало и конец графической схемы обозначены точкой (многоточием ): 1) точка – начало отсчета и 2) точка (многоточие ) – заключительный знак предложения , фразы , речи вообще. Мы видим , ч то взаимосвязь заглавий книг прослеживается на различных уровнях : тематическом , образном , фонетическом , графическом и структурном , что помогает более точно и полно раскрыть их символику. ЗАКЛЮЧЕНИЕ : В заключение нашей работы , целью которой яв лялось исследование символики заглавий книг Анны Ахматовой , а также выяснение того , какое значение имеет заглавие книги в ее творчестве в целом , можно сделать следующие выводы : 1. Процесс озаглавливания поэтической книги весьма значим для Ахматовой , ему в "творческой мастерской " поэта уделялось особое внимание . Заглавие книги сосредоточивает , интегрирует в себе многочисленные аспекты и линии ее поэтических размышлений , всю философию жизни и души , взгляды и идеалы. 2. Становление мировоззрения , творческая э волюция Ахматовой как поэта происходило постепенно , в соответствии с этапами жизненного пути , которые получили свое отражение в стихах , создаваемых в определенные периоды ее творчества , ознаменованные , как мы сказали ранее , книгами.Движение шло от "Вечера " , где символ "вечер " означал начало поэтического служения , сквозь тяжелые годы испытаний и потерь – к осознанию бренности внешней стороны бытия , к созданию собственной концепции в понимании движения времени и роли человека в этом "бурном потоке ", круговор о те ("Седьмая книга "). 3. Заглавный образ каждой из книг далеко не однороден по своей символике . Семантический ореол этого первого слова поэтического текста весьма широк и объемен . Он вбирает в себя многие стороны , направления , в которых ведется исследова ние символики заглавия. Анализ слов , вынесенных Ахматовой в заглавия книг , заключался в следующем : мы пытались провести различные параллели , найти точки соприкосновения названий ахматовских книг с мифологией , литературной и православной традициями , истори е й России и жизненным опытом , творчеством самого поэта . Из этого было вынесено следующее : · религия , занимающая одно из центральных мест в поэтике Ахматовой , ее образы и символы с большой яркостью перевоплотились в символику таких книг , как "Вечер ", "Четки " , "Белая стая ", "Седьмая книга "; · образы времени , памяти , судьбы , поколения стали основополагающими , доминирующими , жизнеутверждающими в книгах с заглавиями "Подорожник ", " Anno Domini ", "Тростник ", которые прозвучали гимном человеческой воле , сознанию , силе духа , столь необходимым человеку для поддержания внутри себя "искры жизни "; · стремление достигнуть Мировой Гармонии Ахматова в полной мере высказала при помощи стихов "Седьмой книги ", к созданию которой она пришла на последнем этапе своего "поэтическ ого странствия ". 4. Книги стихов тесно связаны между собой на содержательно-структурном уровне . Эта взаимосвязь находит свое закономерное отражение в последовательности заглавий . Общность их осуществляется на всех ярусах языковой , поэтической иерархий : фон етическом , графическом , морфемном , синтаксическом , семантическом . Всесторонний анализ заглавия помог нам наиболее тесно приблизиться к пониманию того , что было заложено Ахматовой в это первое слово поэтического текста , какие тайные смыслы и значения . БИБЛИОГРАФИЯ : I . Материалы исследования : 1. Ахматова А . А . Бег времени . Стихотворения . 1909 – 1965. – М.-Л ., "Советский писатель ", 1965. 2. Ахматова А . А . Собрание сочинений в 6-ти т.т . – Т . 1. – М .: Эллис Лак . – 1998. 3. Ахматова А . А . Соч инения в 2-х т.т . / Анна Ахматова / [Сост ., подгот . текста и примеч . М . М . Кралин ; вступ . ст . Н . Скатова ]. – Т .1. – М .: Изд-во "Правда ", 1990. 4. Ахматова А . А . Сочинения в 2-х т.т . / Анна Ахматова : Стихотворения и поэмы / [Сост ., подгот . текста , коммент . В . А . Черных ; вступ . ст . М . Дудина ]. – Т .1. – М .: Художественная литература , 1990. 5. Мандельштам О . Э . Собрание произведений : Стихотворения / [Сост . С . В . Василенко , Ю . Л . Фрейдина ]. – М .: Республика , 1992. II . Научно-критическая литература : 1. Аминова О . Н . Не ива – тростник ! // Человек в культуре России : Материалы VII Всероссийской научно-практической конференции , посвященной Дню славянской письменности и культуры . – Ульяновск : ИПК ПРО , 1999. 2. Воздвиженский В . Г . Судьба поколения в поэзии Анны Ахматов ой // "Царственное слово ": Ахматовские чтения . - Выпуск 1. – М . – 1992. 3. Гончарова Н . "…Но все-таки услышат голос мой… ": [Планы несостоявшихся сборников Анны Ахматовой ] // Вопросы литературы . - . - Выпуск 6. 4. Джанджакова Е . В . О поэтике загла вий // Лингвистика и поэтика . – М . – 1979. 5. Кормилов С . И . Поэтическое творчество А . Ахматовой . – М .: Изд-во МГУ ,1998. 6. Кралин М . Примечания // Ахматова А . А . Собр . соч . в 2-х т.т . – Т .1. – М .: Изд-во "Правда ",1990. 7. Кралин М . "Хоровое начало " в кни ге Ахматовой "Белая стая " // Русская литература . – 1989. - № 3. 8. Кривушина Е . С . Полифункциональность заглавия // Поэтика заглавия художественного произведения . Межвузовский сборник научных трудов . – Ульяновск : УГПИ им . И . Н . Ульянова , 1991. 9. Ламзина А. В . Заглавие // Введение в литературоведение . – М . Изд-во "Высшая школа ", 1999. 10. Лосев А . Ф . Античная мифология в ее историческом развитии . – М . – 1957. 11. Лотман Ю . М . Анализ поэтического текста . – М . – 1972. 12. Макогоненко Г . О сборнике Анны Ахматов ой "Нечет " // Вопросы литературы . – 1986. - № 2. 13. Максимов Д . Е . Русские поэты начала XX века . – Л . 1986. 14. Мифы народов мира . Энциклопедия в 2-х т.т . – М .: Изд-во "Советская энциклопедия ", 1982. 15. Непомнящий И . Б . "И – странно ! – я ее пережила " (об одном тютчевском мотиве в лирике А . Ахматовой ) // "Тайны ремесла ": Ахматовские чтения . – Выпуск 2. – М . – 1992. 16. Ожегов С . И . Словарь русского языка / Под . ред . Н . Ю . Шведовой . – М .: Русский язык , 1988. 17. Павловский А . И . Анна Ахматова : Жизнь и творче ство . – М .: Просвещение , 1991. 18. Пахарева Т . А . Поэтический мотив как средство формирования целостности художественной системы Ахматовой . – Дис . … к . филол . н . – Киев . – 1992. 19. Сауленко Л . Л . Имя книги (о традиции в поэтике А . Ахматовой ) // Вопросы ру с . Литературы . – Выпуск 1 (43). – Львов . – 1984. 20. Топоров В . Н . Миф . Ритуал . Символ . Образ . – М .: Прогресс . Культура , 1995. 21. Урбан А . Образ Анны Ахматовой // Звезда . – 1989. - № 6. 22. Фатеева Н . А . О лингвопоэтическом и семиотическом статусе заглавий стихотворных произведений (на материале русской поэзии XX века ) // Поэтика и стилистика . 1880 – 1990. – М .: Наука , 1990. 23. Хейт А . Анна Ахматова . Поэтическое странствие . – М .: Радуга , 1991. 24. Черных В . А . Комментарии // Ахматова А . А . Сочинения в 2-х т.т . – Т .1. – М .: Панорама ,1990. 25. Rosslin W. The prince, the fool and the nunnery: the religious theme in the early poetry of Anna Akhmatova. – Averbury.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Я из того поколения, когда газеты и журналы на родном языке можно было читать без словаря.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, диплом по литературе "Символика заглавий книг А. А. Ахматовой", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru