Реферат: Сергей Есенин и революция - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Сергей Есенин и революция

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 138 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

43 Есенин и революция Содержание В ведение Глава I Глава II Заключение Список литературы Введение В последние годы возрос интерес ученых к проблемам литературы начала XX века усилилось стремление изучить такие моменты литературного процесса , которые раньше в силу сложившихся социально-исторических условий освещались частично или негативно . В настоящее время пересматриваются прежние концепции об отдельных творческих индивидуальностях и о соотношении художественных тенденций разных направлений . В числе художников , чья личная и поэтическая судьба находится в центре внимания рос с ийского литературоведения , следует назвать С.А.Есенина . Интерес русского читателя к творчеству этого замечательного мастера слова не удалось подорвать даже массовыми запретами . С.Есенин уже давно возвращен в отечественную литературу . Современный читатель с трудом представляет его в числе "закрытых авторов ". Тем не менее не так просто разобраться в его творческом пути , в своеобразии художественной системы , в творческих связях , причинах разноречивого восприятия есенинских стихов его современниками . Это и яви лось главной причиной выбора темы реферата . В представленном исследовании рассматривается взоимоотношение С.А.Есенина с "революцией ". Материалом для данной работы послужили воспминания современников о нем , литературоведческие работы о творчестве поэта , а также его стихи . Целью настоящей работы является освещение творчества и жизни С.Есенина в контексте революции. Достижение предполагаемой цели связано с решением частных задач : - показать влияние революции на жизнь поэта и его поэзию ; - кожанных тужурок " и поэта ; - изучить истоки рассмотреть взоимоотношение " пламенных конфликта творчества С.Есенина . Концепция работы строится на основе имеющихся по проблеме исследований В.Кузнецова , Ю.Прокушева и др . Методы исследования опираются на принципы изучения л итературных и исторических явлений . Реферат состоит из введения , II глав заключения , списка использованной литературы. Глава I 28 декабря 1925 года дежурный по Ленинградской губернской милиции (ЛГМ ). Старший делопроизводитель Петр Викентьевич Купец запис ал в "Сводке о происшествиях ": "На территории 2-го Отделения милиции , в гостинице "Интернационал ", покончил жизнь самоубийством через повешение гражданин ЕСЕНИН Сергей , 30 лет . Труп направлен в больницу им . Профессора Нечаева ". Семьдесят лет окутана тайной трагедия в ленинградской гостинице "Англетер " . На эту тему написаны несколько книг , сотни статей , но , увы , большинство из них страдают одной и той же застарелой болезнью - слабостью архивно-документальной базы , повторением старых фактических ошибок и изна чально ложных умопостроений . Вносят в общую сумятицу свою лепту и разнообразные "свидетельства очевидцев ", которые будут подробно рассмотрены в настоящей работе . Для чего и во имя чего сочинялись фальшивые фантасмагории ? Мы попытаемся ответить на этот вопр ос . Предлагаем вашему вниманию не просто очередную версию , а строго документальное исследование , в заключение которого назовем имя одного из главных преступников - организаторов кровавого спектакля на проспекте Майорова , № 10. Однако все по порядку... "Ан глетер " был строго режимной гостиницей , и архив его логично искать в экономическом отделе Ленинградского ГПУ (начальник отдела Рапопорт ). Есть , впрочем , и обходной путь , который подсказала эпоха советского нэпа : где-то должны были сохраниться финансово-бю д жетные отчеты "Англетера " (они составлялись тогда дважды : в октябре текущего и в апреле следующего года ). Сохранились . Перед нами списки жильцов (их более 150) и работников (примерно 50) гостиницы за 1925-1926 годы. Полистаем эти прелюбопытные документы . В от журнал , предназначенный для финансового инспектора 24-го участка Центрального района Ленинграда и датированный 15 октября 1925 года (имеются декабрьские и январские (1926) примечания , то есть в списках жильцов вполне реально встретить имя Есенина ). Во т проклятый 5-й номер ! Площадь - 7,17 сажени , то есть номер весьма неказистый . Жил в нем в ту пору , если верить записи , работник кооперации из Москвы Георгий Осипович Крюков . Открываем списки "англетеровцев ", датированные апрелем 1926 года . Здесь-то уж нав е рняка Есенин должен значиться , 5-й номер исчез и вообще не указан ! 1-й и 4-й есть , а 5-го нет ; нумерация вокруг "есенинской " комнаты проставлена небрежно или вообще отсутствует . И нет даже намека на присутствие поэта . Обращает на себя внимание факт постоя н ного проживания рядом с 5-м номером (1-й этаж , всего их было 4) сотрудников "Англетера ", людей скромного материального достатка : сапожник Густав Ильвер , шофер Иван Яковлев , рабочий Андрей Богданов , сторож Дмитрий Тимошин , парикмахер Леонид Кубарев , портно й Самуил Серман ; поименованы даже супруги Ильзбер . Есенинского имени нет в списках жильцов ! Вернемся к этой загадке чуть позже , а теперь проведем "экскурсию " по "Англетеру " - благо сохранилась подробнейшая инвентаризационная опись гостиницы (15 марта 1926 года ). "Зайдем " в злосчастный 5-й номер и , хотя со дня печальной истории прошло два с половиной месяца , можно думать , здесь больших перемен не произошло . Самое интересное : гипотеза о том , что "есенинская " комната была смежной с другим помещением , подтверд и лась ! В документе зафиксирована комната № 5/6. Оказывается , 5-й номер до 1917 года использовался под аптеку , откуда "таинственная дверь " вела на склад (более 160 кв . м ), где хранились лекарства . Имеются и соответствующие пометки : "Пустует со времени револю ции "; "Под жилье не годится ". Любителей детективных сюжетов огорчим : гэпэушники не нуждались в излишне острых ощущениях (лезет громила в кожаной куртке , с маузером , через шкаф , отгораживающий дверь в 5-м номере ...), потому что в своей крепости могли вытво р ять все что угодно . А то , что "Англетер " представлял собой четырехэтажную получекистскую цитадель , сегодня сомнений нет . Это подтверждает и инвентаризационная опись . Вот как выглядела "дежурка 1-го этажа " - в переводе на понятный язык - вахта ГПУ . В окруж е нии двух больших зеркал (обзор !) рядом с "буфетом под ясень " сидел на мягком стуле "боец невидимого фронта " и попивал чаек , зорко вглядываясь в удостоверения проходящих людей . В "дежурке " имелся "телефон с коммутатором ", "нумератор ". Время было для ленинг р адской оппозиции тревожное : в Москве заканчивался XIV съезд , и следовало быть начеку . Что случись - чекист мог нажать кнопку электрического сигнального звонка , и входы и выходы из "Англетера " тут же были бы перекрыты. Пользуясь , случаем , "пройдемся " по гос тинице . В парадной вас встретит чучело горного барана , смотрящееся в трюмо ; в вестибюле - чучело медведя с проеденной молью головой . Диван , кресла , бархатные ковры французской работы , люстры , зеркала ... Тут же , в вестибюле, телефонная будка с двумя отделе ниями - в оперативной связи чекисты знали толк . Рядом контора , украшенная портретом Ленина , как и положено вождю трудящихся, "в простой багетной раме ". Мы - во владениях швейцаров . Кто дежурил в ту жуткую декабрьскую ночь , пока выяснить не удалось . Это мог ли быть швейцары Петр Карлович Оршман , Ян Андреевич Слауцитайс , Иван Григорьевич Малышев . Кстати , примечательная деталь : многие работники гостиницы , начиная с коменданта , после есенинской драмы были уволены . Поднимаемся по устланной ковровой дорожкой лестн ице на второй этаж . Удобные плетеные кресла , бархатный ковер , трюмо , вазы , ящики с диковинными растениями - это называется "Зимний сад ". Здесь обитатели "Англетера " и дзержинцы обсуждали новости XIV партсъезда , говорили о толсторожих нэпманах - главной уг р озе социализму ; в сердцах они могли дымить своими модными тогда трубками и даже сплевывать в стоящую плевательницу . Можно было полюбоваться красующимся тут же мраморным женским бюстом . В комнате месткома висела картина "Арест Людовика XVI " ; в шкафах покоил ись тома классиков марксизма-ленинизма , желающие могли потренировать зоркость своего глаза на большом бильярде из красного дерева . Из любопытства "заглянем " во второй двухкомнатный номер . Рояль , заморские ковры, зеркала , фарфор , картины (в реестре около 60 вещей , стоимость солидная -941 рубль ). Непременный телефон и роскошная белая ванна. Прервем нашу "экскурсию и всерьез поговорим о ванне . В 5-м , есенинском ее вовсе не было . Лгут мемуаристы , что утром 27 декабря поэт поднял шум из-за котла без воды и побе жал , чуть ли не с мочалкой жаловаться своим сердобольным знакомым , что "его хотят взорвать ". В этом не было никакой необходимости : рядом имелся телефон , кроме постового в "дежурке " поблизости торчал коридорный . "Зайдем " в пятый номер и сверим его обстанов к у , перечисленную в реестре , с известными снимками кремлевского придворного фотографа Моисея Наппельбаума . Итак : "шкаф зеркальный , английский , орехового дерева , под воск " (да , именно этот шкаф скрывал дверь в большое соседнее помещение ), знакомый по печаль н ой фотографии "стол письменный , с пятью ящиками , под воск (на него якобы взбирался Есенин , устраивая себе смертельную пирамиду ), вот и "кушетка мягкая , обитая кретоном " , наконец , "канделябр бронзовый , с шестью рожками , неполными " - перечислено всё , вплоть до мыльницы и ночного горшка . Снимки Наппельбаума явно избирательного характера ; на пленку не попали многие предметы (кровать , диван и др .), которыми спешно декорировался кровавый сюжет . Был выбран дальний от любопытных глаз захудалый номер , на скорую рук у обставлен и... С нумерацией получилась странная чехарда . Поэт Всеволод Рождественский , понятой , подписавший 2 декабря милицейский протокол, в тот же день отправил приятелю в Ростов-на-Дону письмо (оно опубликовано ), в котором указан не 5-й , а 41-й номер . В других источниках также приводятся иные порядковые номера . Кто-то комбинировал , путался , спешил ... Подробное знакомство с остатками архива гостиницы , тщательный анализ всех данных приводят к неожиданному выводу : вполне возможно , что 24-27 декабря 1925 г ода Сергей Есенин не жил в "Англетере "! Начнем с элементарного соображения : почему , кроме болтливых ленинградских литераторов , никто и никогда из жильцов этого дома и его работников ни единым словом не обмолвился о необычном постояльце ? Зная общительный нр ав Есенина , его взрывной характер , в такое единодушное молчание трудно поверить . А ведь в "Англетере " проживали постоянно многие деятели культуры : киноартисты Павел Михайлович Поль-Барон , Михаил Валерьянович Колоколов , режиссер Мариинского театра Виктор Ро манович Рапопорт и другие , приметные в свое время личности . Наши оппоненты возразят : может , кто-то что-то и заметил , но , по понятным причинам , боялся написать об услышанном и увиденном , - да , мол , и не до поэта было обывателям . Довод слабенький : некоторые мемуаристы встречались с Есениным мимолетно и настрочили воспоминания , а тут такая памятная жуткая история - и ни слова . Вспоминать им было нечего , весь спектакль абсурда проходил в глубокой тайне - иначе скоро бы открылось : московского беглеца в "Англете р е " до официального объявления о б его самоубийстве - не видели. Приведем фрагмент разговора исследователя-есениноведа Кузнецова (декабрь 1994-го . март 1995 года ) с ныне здравствующей вдовой коменданта "Англетера " Антониной Львовной Назаровой (р . 1903). - Мн е трудно об этом судить , - говорит еще бодрая седая женщина . - Я заходила в общежитие "Интернационал " (так оно тогда называлось ) лишь однажды. -А когда Вы узнали о смерти Есенина ? - Как все . 28 декабря , но этому грустному известию накануне . 27 декабря , пре дшествовал незабываемый для меня вечер . Примерно в 21-22 часа в нашей квартире раздался телефонный звонок . Я читала какую-то книгу , а мой муж , Василий Михайлович , незадолго перед тем вернувшийся с работы , прилег отдохнуть . Звонивший представился дворником "Англетера " "дядей Васей " и просил немедленно позвать управляющего гостиницей . Я заупрямилась , сказав , что нечего беспокоить мужа по всяким пустякам . Но "дядя Вася " заставил меня разбудить Василия Михайловича , и он подошел к телефону... - Когда Ваш муж вер нулся домой после того , как он внезапно отправился на службу поздно вечером , 27 декабря ? - Он пришел домой лишь на следующий день и рассказал мне о горе , случившемся с Сергеем Есениным . Даже говорил , что снимал с петли его тело. -Он , если верить ему , совер шал этот обряд один , или кто-то ему помогал ? -Василий Михайлович называл помощника , Цкирию Ипполита Павловича, коммунального работника . Так ли это было на самом деле - не знаю , но что муж упоминал эту фамилию - ручаюсь . Цкирия бывал в нашей квартире - весе лый , высокий такой грузин , любил шумную компанию и кахетинское вино (запомним этого человека , мы еще обратимся к его возможной роли в "деле Есенина ") . - Скажите , пожалуйста , а почему вечер 27 декабря Вам так крепко запомнился ? Не подводит ли Вас память ? Мо жет , Вы спутали дни ? - Ни в коем случае , - возражает Антонина Львовна . - Только теперь я понимаю, что мужа вызывали именно в связи с есенинской страшной историей . Разумеется” по долгу своей тайной службы , он мне не открыл тогда правды (молчал он вплоть до своей смерти ). Тот тревожный вечер я навсегда запомнила - до того Василий Михайлович обычно приходил с работы вовремя . Так было и когда он исполнял обязанности ответственного дежурного в " Астории " (ее в 25-м году пышно называли "Первый Дом Советов "). Незад олго до трагедии с Есениным скончался наш трехлетний сынишка , и в нашей семье болела своя горькая рана . В то время мы жили дружно и ни тени сомнения у меня не существовало. - Называл ли Василий Михайлович еще какое-либо имя в связи с несчастьем в "Англетер е "? -Он рассказывал , что заходил в один из номеров гостиницы к члену партии Петрову (запомним и эту фамилию , она станет к финалу нашего следствия центральной ) и якобы видел там Есенина с поникшей хмельной головой. - Почему к Петрову ? Кто он такой ? - Не зна ю . Наверное , какой-то авторитетный для мужа партийный товарищ. "Тайна Есенина " была доверена люмпен пролетарию , не только никогда не слышавшему о поэте , но вряд ли когда открывавшему какой-нибудь стихотворный сборничек . Расчет убийц оправдался : Назаров так и не понял , какую грязную тайну он покрывал . Справедливости ради надо сказать , служил он большевикам не за страх , а за совесть , служил ревностно и по-своему честно : спасал по поручению ГПУ разрушенные революцией дворцы в Ленинграде . Не брал чужой копейки - впервые сменил гимнастерку на костюм , перейдя на службу в "Англетер ", но "гаврилку " (так он называл галстук ) так и не научился носить . Преследовал в гостинице разврат ("мед пчел трудовых "), бесхозяйственность и прочую вольницу . Короче , подлинно мужицкая дубина пролетарской революции . Заглядываем в архивные документы . Примечательная деталь : 1 января 1926 года, спустя четыре дня после гибели Есенина , Назарову значительно повысили тарифный разряд , отправили в отпуск (заслужил ), а через две недели (то есть ко гда отпуск закончился ) вышвырнули на склад губернского отдела коммунального хозяйства "заштатным управляющим " . Антонина Львовна вспоминает , какой тогда страшно кричал по ночам , как хватался за наган под подушкой . Со слов других известно - пил горькую ... В 1929 году после ловко подстроенной финансовой недостачи Назаров попал под суд , сидел в "Крестах ", а потом оказался в "Соловках " . Вернулся из заключения физически и морально сломленным , несколько лет вновь работал в коммунальной системе на маленьких должно стях , а затем , вспомнив молодость , пошел на завод . Типичная "щепка ", которую с 1917-го понесло по разудалым революционным волнам , швырнуло в жуткую пучину - и из нее он уже не смог выбраться . То было и возмездие за бездумье расстрельных лет , за сокрытие "е сенинской тайны ". Много раз приходилось читать , что "самоубийство " Есенина придумали журналисты , игнорировавшие вяло протекавшее милицейское расследование и даже опередившие результаты суд ебно медецинской экспертизы . Да , бойкие и развязные газетчики в пого не за шумихой поспешили объявить о несчастье в "Англетере ". Погоня тут , конечно , была , но главное, имелось молчаливое согласие и даже поощрение цензуры , очевидно , получившей на этот счет соответствующее указание . Подобные циркуляры в архиве сохранились . Во т , например , совершенно секретный приказ (он лишь недавно стал доступен исследователям ) от 21 июля 1926 года : "Всем уполномоченным Гублита . Ленинградский Гублит предлагает всем уполномоченным впредь до особого распоряжения -без согласования с Гублитом не д опускать опубликования в печати материалов об обстоятельствах смерти т . Дзержинского , кроме правительственных сообщений , телеграмм ТАСС и перепечаток с московских газет "Известия " и "Правда ". Нечто похожее раньше произошло с публикациями о кончине Фрунзе . Полагаем , подобное случилось и с освещением смерти Есенина (многие циркуляры доставлялись в цензуру со специальными фельдъегерями ГПУ , давались только для прочтения и возвращались на исходное тайное место ). Утверждение , что писаки сочинили "самоубийство " п оэта - наивно , говорит о плохом знании жесточайшей карательной практики конца 1925-го - начала 1926 годов . Тогда подвергались строгому контролю даже стенные газеты ' (При "Красной газете " выходили 'Красные клыки ", а в ленинградском ГПУ - "Москит "). 7 октября 1925 года Главлит выпустил циркуляр № 3521 "О предоставлении ежемесячных сведений о стенных газетах , написанных от руки или напечатанных на пишущей машинке ". Цензор Лебедев-Полянский вновь подтвердил свое драконовское предписание (позже его все-таки отмен или ). Во всех изданиях сидели специальные политредакторы и уполномоченные Гублита . "Красную газету " контролировал С . М . Рымшан , привлеченный прокуратурой в мае 1926 года за небольшую цензорскую оплошность к суду . Охранники печатного и устного слова (театр, кино , эстрада ) торчали повсюду . 21 июля 1925 года Ленинградский губернский комитет РКП (б ) устами своего Агитотдела принял решение ; "Просить Губисполком дать официальное разъяснение , чтобы ни одна типография не имела права принимать в печатание ни одного и здания без визы Гублита ". Как советские работники реагировали на "просьбу " партийных чинов - объяснять не надо . Все сказанное выше убеждает : каратели слова всячески поощряли печатные инсинуации вокруг отрежиссированного печального события в "Англетере ", к а к раньше содействовали есенинской травле . Это благодаря им по всему свету мгновенно распространилась (через ТАСС , РОСТА , зарубежные телеграфные агентства ) лживая информация об обстоятельствах гибели русского поэта . Еще официально не были готовы результаты судебно медецинской экспертизы тела покойного , а все газеты прокричали о самоубийстве . К примеру , французское агентство “ Тавас " датировало сообщение на эту тему 28 декабря ("Парижский вестник ", 1925, 30 декабря ). В Ленинграде таким Гермесом-лжецом выступал заведующий вечерним выпуском "Красной газеты " и одновременно сотрудник бюро РОСТА Иона Рафаилович Кугель . Но как же быть со свидетельствами людей , бывших в гостях у поэта в 5-м номере "Англетера ", видевших его и беседовавших с ним ? Допустим , намеренно вре т Анна Яковлевна Рубинштейн , строчившая за бывшего полуофициального супруга Устинова клеветнические статейки . Так оно и было . Ведь не случайно Георгий Устинов отсутствовал на есенинской гражданской панихиде в Ленинграде , не случайно и его "самоповешение " в 1932 году , когда ,. мучаясь совестью , он , быть может , пообещал рассказать правду . Врет и Эрлих , по долгу сексотской службы прикрывавший преступление ... Но ведь мемуаристы ссылаются на присутствие многих "есенинских гостей " в "Англетере " - Николая Клюева и других... Посмотрим поочередно на каждого из "очевидцев ". Николай Клюев о своем посещении гостиницы не проронил ни слова . Жил он тогда по адресу ул . Герцена , 45, кв . 7, совсем рядом с "Англетером ". Жил очень бедно , часто болел и находился в большой завис имости от директора Ленотиздата Ильи Ионова . Нами недавно обнаружено заявление (ноябрь 1924-го ) Николая Клюева в Президиум Ленинградского губисполкома , в котором он , ссылаясь на свои заслуги перед революционной литературой , слезно просит уменьшить ему пла т у за жилье и , в частности , пишет : "Никаких доходов , а по нездоровью , и работы , за мной не водится ; питаюсь я случайными грошами , помещение же , в котором я живу , представляет низкую , полутемную комнату , затерянную на заднем дворе огромного дома на бывшей М о рской улице . Дом этот до августа настоящего года принадлежал Госиздату , заведующим которого , товарищем Ионовым , и было разрешено пользоваться упомянутым помещением за плату 2 рубля 75 копеек в месяц . За переходом здания в Откомхоз , мое жилое обложение выр а зилось в сумме 41 рубля 50-ти копейкам. За снисхождение к моей невозможности платить подоходное и квартирную плату , по свободной профессии , мое товарищеское сознание и русская поэзия будут Президиуму благодарны " Снизошли ли совчиновники до просьбы Клюева - неизвестно , его письмо и в 1925 году лежало под сукном , и "классовые гуманисты " продолжали долгую бюрократическую переписку. На 1 декабря 1925 года долг Клюева за комнату равнялся 15 рублям . Возможно , в дело вмешался Ионов и помог бедолаге (на фотографии у гроба Есенина они рядом ). В декабре 1925-го капкан захлопнулся , и Клюев , прочитав о своем "визите " к Есенину , обо всем догадался и благоразумно помалкивал . Своеобразной подачкой за предательство памяти друга стала публикация поэмы Клюева "Плач о Сергее Е сенине ", напечатанной вместе со статьей критика П . Н . Медведева в сборнике “ Сергей Есенин ” (1927 год ). И еще две любопытные детали . Оказывается , Клюев жил в доме , управляющим которого был чекист Ипполит Павлович Цкирия . Тот самый , который , по воспоминаниям вдовы коменданта "Англетера ". очутился вместе с Назаровым в 5-м номере 27 декабря . Контора гупэушного домоуправа располагалась как раз на Герцена , 45, и он мог по-своему "обработать " влачившего жалкое существование квартиранта. Другой жилец того же дома , сосед Клюева - неожиданная новость ! - художник с авангардистскими выкрутасами Павел Андреевич Мансуров . Его задолженность за квартплату в декабре 1925 года составляла довольно солидную сумму - 71 руб . 39 коп . Как выкручивался сей живописец , неизвестно , но зато известно , как он в 1972 году , на склоне лет , живописал свое посещение (27 декабря ) Есенина в "Англетере " (в письме к О . И . Ресневич -Синьорелли ). Тон воспоминаний художника пошловато-развязный , он позволяет себе говорить кощунственный вздор . Описывая посмертный путь поэта в Обуховскую больницу , Мансуров "фантазирует ": "Сани были такие короткие , что голова его ударялась по мокрой мостовой " А эту грустную сцену видели Другие люди (например , Иннокентий Ок c енов ) и оставили совсем иные воспоминания . Если Кл юев и некоторые другие "попали в гости " к поэту по воле убийц и их покровителей и не распространялись об этом эпизоде своей жизни , то некий журналист Дм . Ушаков лжесвидетельствовал сознательно : "Мне , остановившемуся в Ленинграде в той же гостинице "Англете р ", в которой утром 26 декабря был найден повесившимся в своем номере поэт Сергей Есенин , пришлось быть свидетелем его последних дней " и далее беспардонное вранье ("...лечился в психиатрической лечебнице , где признан , был врачами психопатом " и т . п .). Леге нду о проживании Есенина в "Англетере " также раздувал Лев Рубинштейн , автор книги воспоминаний "На рассвете и на закате ” . Воспоминаний фальшивых и явно заказных . Мемуарист описывает , как некий ''высокий угрюмый человек ", по его словам , ''кто-то из заезжих московских поэтов ", спрашивал Есенина , (место встречи не называется ), где он остановился в Ленинграде . Псевдоромантический сумбур продолжается и на последующих страницах , когда появляются все те же суетливый Эрлих и заботливая "тетя Лиза . Дабы упрочить ве р сию о существовании "Елизаветы Устиновой ", Лев Рубинштейн выдумал даже пятнадцатилетнюю ее сестру Варю , которая "сходила с ума " по красавцу поэту Есенину. Как и у других фарисеев , заметавших следы убийства , у Льва Рубинштейна важнейшая задача - во что бы т о ни стало убедить читателей : Есенин жил в "Англетере ". С этой целью он приплетает имя Ильи Ивановича Садофьева , председателя Ленинградского Союза поэтов , который якобы передавал жалобу Есенина о дороговизне платы за гостиницу . Попутно заметим , - Эрлих в с воих измышлениях пошел дальше - "пригласил " Садофьева "в гости " к Есенину. Лгут оба , что доказывается записью в дневнике (рукопись ) критика Иннокентия Оксенова : "29 декабря 1925 г . Вчера , около часа дня , в "Звезде " я услыхал от Садофьева , что приехал Есени н , и обрадовался ", - и далее Оксенов пишет , как в тот же день , то есть 28 декабря , он купил вечернюю "Красную газету " и прочел в ней краткое известие о смерти поэта . Иннокентию Оксенову следует вполне доверять , он искренне и трогательно любил Есенина и не запятнал свою жизнь никаким грязным поступком. Можно лишь гадать , знал или не знал Илья Садофьев 28 декабря "около часа дня " о трагедии в "Англетере ". Может быть , его "подготавливали " в тот же день , с утра , или даже с вечера 27 декабря - неясность остается . Сведущий (даже слишком ) Павел Лукницкий писал , что о смерти Есенина Садофьеву первым позвонил Эрлих ("Аврора ", 1988, № 2). Сама личность Садофьева не вызывает большого доверия . В неопубликованных пустеньких воспоминаниях "Расколки памяти " (1924) он писал о себе : "...По темпераменту и убеждениям - бунтарь , "сицилист ", эсдек , сочинитель распространяемых в рукописях революционно-обличительных стихов ..." В гражданскую войну он " комиссарил " в Политуправлении Юго-Западного фронта , и эта страница его биографии о стается неизвестной . Мы вряд ли ошибемся , если скажем , что и он тогда ходил в кожаной курточке с чекистским удостоверением. Вернувшись в Петроград , Садофьев одно время редакторствовал в "Красной газете ” и не оставлял своей дзержинской привычки . Об этом мы нашли свидетельство в одном из обзоров ленинградского ГПУ за декабрь 1925 года . Тайные информаторы сделали выписку из одного белоэмигрантского органа печати , где говорилось о неохотном сотрудничестве молодых писателей в "Красной газете ": "Садофьев призвал одного из них , вынул из письменного стола документы и фотографии , изобличающие былую прикосновенность писателя к Колчаку , и заявил : "Или давайте рассказ , или я перешлю это в ЧК " Тем же приемом он извлекал из критиков хвалебные статьи о своем творчестве ". К ак говорится , не было печали , да черти накачали. Теперь вернемся к Льву Рубинштейну . Выяснилось : в 1925 году (до апреля -точно ) Лейба Франсович Рубинштейн проживал в 130-м номере "Англетера " - "без документов ", гласит пометка . Тогда его ближайшими соседями были Леонид Захарович Розовский (народный судья ), службист артиллерийской академии РККА Савва Моисеевич Шулькин и губернский прокурор Иосиф Иванович Юденич. Присутствие Лейбы Рубинштейна именно в 130-м номере весьма показательно (напомним , в декабре 1925 года здесь упорно "прописывали " Георгия Устинова ). Указанный номер вкупе со смежным 131-м (он в журнале квартирантов всегда отсутствует , но означен в инвентаризационной описи за март 1926 года ), как уже говорилось , представляли собой секретные меблированн ы е кабинеты ГПУ - отсюда , вероятно , шла команда о проводившихся тайных чекистских операциях , сюда являлись с докладами и т . п . Так "засветился " еще один подлец. Из перечня секретного сотрудника Вольфа Эрлиха остаются еще два так называемых свидетеля. Обычно в примечаниях к собранию сочинений Есенина Григорий Романович Колобов (прозвище "Почем соль ") аттестуется как "советский работник ", что вуалирует его чекистские занятия . Его-то и записал Эрлих в очевидцы . Полагаем , комментарии излишни . Г . Е . Колобов в 192 5 году и позже не оставлял своей службы в ГПУ , что доказывается его присутствием 25 мая 1926 года на заседании партийного бюро 3-го Ленинградского полка войск ГПУ (протокол сохранился ). Косвенно то же самое подтверждается фактом проживания (1929) его брата (7), студента политехнического института Николая Романовича Колобова (р . 1907) в 46-й квартире дома № 3 по улице Дзержинского (бывшая Гороховая , затем Комиссаровская ). А как же быть с воспоминаниями друзей Есенина - Вольфа Эрлиха , журналиста Георгия Феофа новича Устинова и его жены Елизаветы Алексеевны ? Так вот , гипотеза о том , что Есенин 24-27 декабря 1925 года не жил в "Англетере ", получает новые подтверждения . Обратимся к фактам . Первый и самый достоверный : Вольф Иосифович Эрлих (1902-1937) - секретный с отрудник ГПУ , создавший вместе с другими легенду о том , что Есенин , почаевничав четыре дня в пятом номере "Англетера ", повесился . От тоски , алкоголизма , безнадежности , победы "черного человека в душе , в общем-то , обаятельного , несмотря на "завихрения ", по э та ... И в это поверили . И это было самое глубокое и наивное заблуждение биографов Есенина . Чтобы их разубедить , нарисуем портрет "Вовы " не по воспоминаниям Николая Тихонова ("Мне нравится Вольф Эрлих и своей сердечной преданностью Есенину и большой , насто я щей любовью к родной поэзии ") и вздохам его родственников и близких знакомых , а по документам и "наследию " стихотворца , которое почему-то не привлекало внимания. 7 июня 1902 года раввин Симбирска И . Гальперн записал : "...у провизора Иосифа Лазаревича Эрлих от законной его жены Анны Моисеевны родился сын , которому , по обряду Моисеева закона , дано имя Вольф ". Через 28 лет Вольф пропоет свою "Волчью песнь ": Я ли это - С волей на причале. С песьим сердцем, С волчьей головой ? Пой же , трубы гнева и печали ! Вейся клекот лиры боевой ! Но когда заря Зарю подымет, В утренней Розовоокой мгле, Вспомню я простое волчье имя, Что мне дали на моей земле. И , храпя И воя без умолку, Кровь свою , роняя на бегу, Серебристым Длинномордым волком К вражьему престолу пробегу. В этом "романтическом " стишке речь , конечно , идет о коммунистической заре и Царском престоле . Метафора "с песьим сердцем " вполне отражает сущность автора , внешне добродушного , открытого , приветливого , внутренне - злобного , циничного , холодного . Его жизненный пр и нцип : "Нет во мне - нет в людях ". Однажды , обращаясь к другу , он признался : Прости за то , что был как все - Не верен и лукав, За мелочность и злую грусть Моих земных забав. И перед нами отнюдь не "лирический герой ", а автопортрет . После окончания 2-й Симби рской советской школы 2-й степени имени В . И . Ленина он в 1919 году поступил на историко-филологический факультет Казанского университета , где числился до июня 1921 года . Именно числился, потому что сам в одной из анкет указал : "добровольно служил в 1920-1 921 в Санчасти Приволжского оттого округа . Врет , так как в другой анкете был ближе к правде : "Служба в Красной Армии : работал в качестве секретаря педагогической лаборатории Главного Политического Управления Просвещения Комитета Татарской республики ". И е щ е дал справку : в 1920 году проходил курс всеобуча в 9-м взводе 1-й роты 1-го пехотного Казанского территориального полка . Свою чекистскую службу он начал с первого университетского курса . Фанатик мировой революции , он в 1921 году на вопрос анкеты (пункт 2 9 -й ): "Какой партии сочувствуете и почему ?" - ответил : "РКП . Хотя бы потому , что все попытки переворота (независимо от намерений кого бы то ни было ) по неизбежным результатам считаю контрреволюционными " (ему , "твердокаменному " , колебания были несвойственны ). Детали темной биографии "Вовы " проясняются им самим в стихотворных опусах . Процитируем отрывочек (поэзии в нем ни на грош , но фактура любопытна ): Много слов боевых живет в стране, Не зная , кто их сложил, Громче и лучше на свете нет Песни большевика. И эт ой песне меня научил Мой первый товарищ Выборнов Михаил, Председатель Рузаевской ЧК. Даже адрес чекиста указан : Симбирск , Смоленская ул ., 3. Человек с такой фамилией (имя другое ) известен в Ленинграде начала 20-х годов (в его служебном формуляре немало тем ных строк ); осенью 1925 года он исполнял обязанности ответственного дежурного 1-го Дома Советов ("Астории "), а должность эта - чекистская , ее до него занимал В . М . Назаров , переведенный на должность коменданта "Англетера ", Возможно , перебравшись в северну ю столицу , Выборное в июле 1921 года перетащил за собой и своего ученика. Здешнее ГПУ приютило Эрлиха в комнатке ведомственного дома № 12 по Вознесенскому проспекту (это буквально рядом с "Англетером ", позже имевшим адрес : проспект Майором , 10). Вольф посту пил на литературно-художественное отделение факультета общественных наук Петроградского университета . В 1923 году его оттуда выгнали за неуспеваемость и участие в сионистских сборищах . Пытался в революционном духе воспитывать детей , но скоро забросил педа г огическое ремесло , отдавшись всецело сексотству и "социальной " поэзии : " Мой дом - весь мир , отец мой - Ленин ..." Наиболее заметная его работа - сценарий известного фильма "Волочаевские дни " (1936), Литератор Матвей Ройзман писал о нашем "герое ": Вольф Эрли х был честнейшим , правдивым , скромным юношей . Он романтически влюбился в поэзию Сергея Есенина и обожал его самого . Одна беда - в практической жизни он мало понимал . Здесь нет ни одного слова правды , но именно в таком ореоле воспринимали его современники : тихонький , мяконький - из него бы получился неплохой провинциальный артист . Даже в недавние наши дни у волка сохранялся овечий "имидж ": на его родине , в Ульяновске , открыли музей его имени (позже тихо и благоразумно прикрыли ). В практической жизни он разб ирался великолепно , В 1930 году сообщал матери : "Сам я живу замечательно . Две комнаты с передней , а я один . Сам к себе в гости хожу . Шик !" (Адрес того "шика ": ул . Литераторов 19, кв . 13). Что ни говори - ценный кадр ЧК-ГПУ-НКВД . Есенину "советская " власть на захотела плохонького угла дать , а к таким , как "Вова ", радела классовой лаской . Пройдя в 1922 году подготовку в радиотелеграфном дивизионе Петроградского военного округа , Эрлих время от времени совершал путешествия в южные республики СССР , совмещая отд ы х с обязанностями сексота ГПУ и пограничника (вот еще одна странность его биографии : в 1924 году он признан Негодным к воинской службе по ст . 125; личная карточка № 166 от 14 мая 1924 года ). Споры о том , сфотографирован он однажды в форме пограничника или гэпэушника , - пустые , одно не мешало другому. Но пора вернуться в "Англетер " Кажется , никто не обратил внимания , что Вольф Иосифович после смерти Есенина не промолвил на эту тему ни слова в газетах и лишь в 1926-м поместил в сборнике воспоминаний о поэте с татейку "Четыре дня ". Поначалу Эрлиху было не до писанины . Он заметал следы преступления , колыхаясь между Ленинградом и Москвой . 16 января 1926 года он сообщил матери : "живу в Москве с тех пор , как привез сюда Сергея . Нет ! На два дня выезжал в Питер ". В др угом письме (не датировано ) припоминал : "Зимой я был несколько раз в Москве , а после смерти Есенина прожил там без малого 2 месяца )" Домовая книга точно зафиксировала : вернулся он в Ленинград 19 февраля 1926 года. Где он жил в столице , почему о его пребыва нии там в дни похорон поэта никто даже не упомянул ? "Волк " рыскал по приказу своих хозяев с Лубянки и с Комиссаровской : в Москве докладывал об "операции " и получал новые инструкции , в Питере , запасшись "заключением судебно-медицинской экспертизы " о самоуб и йстве Есенина и , возможно , отрекомендованный чьим-то предварительным звонком в загс , получил " Свидетельство о смерти " (№ 1120) поэта , воровски взял в больнице остатки его одежды и вещей (они могли стать уликами для подлинного следствия ). "Вова " спешил , мож ет , быть , "мальчики кровавые в глазах " все-таки давали о себе знать . Он испытывал слабость к жутким стихотворным медитациям . Одна из них с многозначительным названием "Шпион с Марса " для нас весьма любопытна : Снятся мне багровыми ночами Кровяные росы на ве твях, Женщина с огромными очами С платиновым циркулем в руках. Не будем останавливаться на "масонских штучках " автора , процитируем еще лишь два последних четверостишия : Подожду. А ремесло шпиона - Вряд ли признанное ремесло... Постою , пока сквозь гром и зв оны Можно различать значенье слов. Но , когда последний человечий Стон забьет дикарской брани взрыв, Я войду , раскачивая плечи, Щупальцы в карманы заложив. Трудно сказать , так ли картинно входил Эрлих в пыточную , где убивали Есенина , или перед нами его очер едная рифмованная фантазия , но , согласитесь , стишок наводит на размышления . Так же , как и другой ("Между прочим "), "кабацкий ", где рисуется питейное заведение и... Где пьют актеры - внешность побогаче ; Ну , джемпер там , очки , чулки , коньяк, Европой бредит , всеми швами плачет Не добежавший до крестца пиджак. И бродит запах - потный , скользкий , теплый. Здесь истеричка жмется к подлецу. Там пьет поэт , размазывая сопли По глупому , прекрасному лицу. Но входит день . Он прост , как теорема. Живой , как кровь , и точен , как затвор. Я пил твое вино , я ел твой хлеб , богема, Осиновым колом тебе плачу за то. Как видим , весьма боевитый и нагловатый "лирический герой ", заставляющий задуматься о его создателе - "шпионе ". Вывести его на чистую воду непросто , он , как на одной св оей фотографии , застегнут на все пуговицы полувоенного френча ("Мы наглухо кожанки застегнем ", - писал он в стихотворении "Площадь жертв революции " ). Маскировку Эрлих начал сразу же после убийства поэта , но особенно активно стал гримироваться в 1929-1930 г одах , когда Сталин брал за жабры троцкистов . О том , как заволновались и засуетились ленинградские "зиновьевцы ", можно книгу написать . Есенинская история к тому времени стала забываться , имя поэта было в опале , а Эрлих вдруг взялся за сочинительство брошюр к и "Право на песнь " (он тогда был больше занят подготовкой своего стихотворного сборника "Вдова с деревянными ногами " - так уголовники называют виселицу ). Заголовок для воспоминаний он не случайно позаимствовал из статьи Троцкого "Памяти Сергея Есенина ". В конце 1929 года он информировал мать : "В феврале выходит отдельной книжкой "Софья Перовская ", в апреле - книга о Есенине . К осени приготовлю книгу стихов . Работаю как нанятый ". Словцо весьма характерно , оно говорит не только о производительности труда стих отворца , но и как бы намекает на некий нажим на автора со стороны . Думаем , так оно и было . Уже в самом начале "Права на песнь " он вынужден признаться : "...я все-таки боюсь , что я не сумел не солгать ", далее следует нечто невразумительное , сумбурно-труслив о е : "...пусть он простит мне наибольшую вину перед ним , ту , которую он знал , а я - знаю ". Теперь выведем на свет еще двух главных "свидетелей " -так называемую чету Устиновых. Георгий Феофанович Устинов (1682-1932) рассказал о себе в автобиографии , опубликов анной в книге Л . М . Клейнборта "Очерки народной литературы ...(1880-1923)". Родился он в лесной глуши "Бурдуковская дача " Балахнинского уезда Нижегородской губернии в семье раскольников . Прожил здесь до четырнадцати лет ; после школы попал в церковно-приход с кое училище села Кантаурово Семеновского уезда - отсюда-то и началось его скитальчество . "...Там решили , - вспоминал он , - меня напихать катехизисом , как мешок опилками . Но в этом училище за незнание Закона Божьего был изгнан из общежития ..." Возможно , Ус т инов привирает , был он малый разбойный , непокладистый . В семнадцать лет стал матросом на волжском буксирном пароходе "Братья Плехановы ". Не поладил с хозяином и избил его. Отделался легко , получив расчет . Бродяжил , голодал , попал в Сормово , в 1905 году уча ствовал здесь в известных политических событиях . С 1907 года начинается его журналистско-литературная деятельность ; вместе с Иваном Касаткиным (в молодости знакомцем Генриха Ягоды , позже чекистом , редактором ) сотрудничал в газетах "Судоходец ", "Волгарь ", " Нижегородский листок ". Признавался : “ …народный писатель из меня выйдет плохой ... Я - язычник , аморалист , способный преклоняться перед Байроном , Уайльдом , Лермонтовым , Г . Манном , Из русских ценю Бунина , А . Куприна , терпеть не могу бытовиков... ” Мечтал стат ь "писателем для женщин ". 1917 год поднял его на гребень революционно-публицистической волны , сделал заметным автором "Правды " и других большевистских газет . Сочинил дифирамбическую брошюрку о Троцком ; наиболее известна была книга его критических статей " Л итература наших дней " (М , 1923), наглядный пример вульгарнейшего социологизма . В сборнике есть главка о Есенине , где встречаются такие оценки : у поэта "большевизм не настоящий . Рязанский кулак может спать спокойно . Сын вполне оправдал его доверие "; "самы й яркий , самый одаренный поэт переходной эпохи и самый неисправимый психобандит ". В один из своих наездов в Ленинград Устинов женился на местной журналистке и печатался в "Красной газете ". Нас , естественно , прежде всего интересует некролог "Сергей Есенин и его смерть " ("Красная газета ", вечерний выпуск , 1925, 29 декабря ). В ней - гнев на русских поэтов-патриотов "распутинской складки ", охаивание "идиота-царя " и осуждение Есенина , ушедшего от идеалов революции и причалившего "к своей мужичьей рязанской почве " . Стиль не устиновский , статья , видно , готовилась в спешке . Обращает на себя внимание следующий абзац : "Есенин умер по-рязански , тем желтоволосым юношей , которого я знал . Этот юноша не делал петли из шарфа , он обертывал этот шарф два раза вокруг шеи . Серг е й Есенин обернул вокруг своей шеи два раза веревку от чемодана , вывезенного из Европы , выбил из-под ног тумбочку и повис лицом к синей ночи , смотря на Исаакиевскую площадь " Не будем комментировать явные логические нелепости , пируэты грамматики , внимательн о вслушаемся интонацию , обратим внимание на лексику . Достаточно сравнить эти сантименты с вариантом статьи Устинова в сборнике "Сергей Александрович Есенин . Воспоминания " (1926), чтобы убедиться : в "Красной газете ” печаталась чья-то , не устиновская оператив ная стряпня. В тот же день , 29 декабря 1925 года , ленинградская "Новая вечерняя газета " опубликовала безымянную статью "Самоубийство поэта Сергея Есенина ", в которой опять-таки фигурируют Устинов и его жена . В этой статье чета Устиновых , без Эрлиха , вместе с комендантом В . М . Назаровым обнаруживает труп поэта . Важнейшей задачей безымянного автора было убедить советских обывателей : самоубийство произошло в "Англетере " Нажим лобовой , "указательный ": "Гостиница "Интернационал " на бывшей Исаакиевской площади яв ляется местопребыванием ленинградских поэтов . Сюда , прямо с вокзала , и приехал 24 декабря Сергей Есенин " Откуда читатели могли знать , что там здешние парнасцы никогда не проживали , да и не могли проживать ! ", „прямо с вокзала ": Эрлиху окончательно еще не б ыло определено место в игре "свидетелей " (ведь Есенин с поезда якобы поехал к "Вове "), его роль будет разработана позднее . Далее в статье сообщается , как веселый , бодрый Есенин явился к Устинову , с порога объявив ему : "-Довольно , надоела Москва . Порвал со всеми родственниками и навсегда перебираюсь в Ленинград !" Автор явно переборщил в своем усердии во что бы то ни стало сказать : жил , жил поэт в "Англетере ". Это стремление заметно и в следующей демонстративной фразе : "Устинов устроил его в № 5". В роковое у т ро , продолжает лгать "Новая вечерняя газета ", Устинова пошла за оставленным в комнате Есенина самоваром (автор опять переусердствовал : номер был обставлен богато , да и хозяин мог в любую минуту попросить горничную принести ему нужный прибор ), не достучала с ь , о чем рассказала "вернувшемуся мужу ". "Устинов пошел сам " - и т . д. Сочинитель был явно не из глубокомысленных , в 5-м номере не бывал - отсюда еще две вопиющие нелепости . Первая : вошедшие "Устиновы " увидели : "...над письменным столом с восковым лицом , о бращенным к стене , на веревке , обмотанной вокруг шеи , висел поэт .." вторая нелепость : "Поэт был одет в нижнюю рубашку с засученным рукавом , брюки и сапоги ". Третье измышление : "Вторая рука . вытянутая по туловищу , вся почернела ” . Безграмотная , бесцеремонная и дубовато-развязная статейка заказного дезинформатора . Таких , кстати , в Ленинграде хватало. Наконец , приступаем , может быть , к самому трудному и загадочному сюжету в англетеровском происшествии . Кто же все-таки такая Елизавета Алексеевна Устинова , жена к усковского журналиста ? Ее 70 лет воспринимали как "тетю Лизу ", заботницу и радетельницу Есенина , но никто не удосужился поинтересоваться личностью этой , фактически ключевой фигуры среди свидетелей трагедии . Опустим рассказ о том . как сложно шли поиски это й "мистической женщины ” . Да , она , возможно , была близка с Георгием Феофановичем Устиновым , имела сына , но их семья не состоялась . Фамилию свою она так и не меняла и оставалась Анной Яковлевной Рубинштейн , ответственным секретарем вечерней "Красной газеты ". Она-то , уверены мы , и сочиняла за бывшего супруга слезливые статьи и вместе с Эрлихом обеспечивала сокрытие преступления . Жила она постоянно в "Астерии " (1-м Доме Советов ), в квартире № 128; рядом , в 125-й квартире , поселилась жена Кингисеппа Елизавета Ива н овна , сравнительно неподалеку - тесть Сталина , Сергей Яковлевич Аллилуев. В "Англетере же Анна Яковлевна Рубинштейн , она же Елизавета Алексеевна Устинове , появилась лишь однажды при каких-то чрезвычайных и , если не ошибаемся , оперативно-секретных обстоятель ствах . Было это примерно в октябре 1924 года , когда в гостинице размещалась английская консульская миссия и ее покой обеспечивало "Бюро по обслуживанию иностранцев в Ленинграде ". Из советских граждан здесь проживали только 11 человек -10 из числа обслужива ю щего персонала . В 114-й квартире значится среди жильцов единственной и последней в списках (под № 11) Елизавета Алексеевна Рубинштейн . Жила она роскошно , платя за апартаменты раз в полугодие 450 руб . -сумма по тем временам громадная . Есть пометка : "Членов с емьи - 2, число комнат - 2. Торговля москательными товарами : Садовая , 83. Магазин . Торговый патент II I разряда ". Гадать о той , что она тогда делала в "Англетере ", не будем (она не свободно , но говорила по-английски ). "Отправимся ” (легко сказать ) по указанн ому адресу на Садовую . Да , есть такой магазин , торгует красками , а владелицей его является почему-то не Елизавета Алексеевна , а Надежда Николаевна Рубинштейн ; других примечаний , увы , нет . Такой конспирации удивляться не следует , она пользовалась , в зависи м ости от ситуации , разными именами и отчествами (распространенное еврейское "Рубинштейн " равносильно русскому "Иванов "). В справочнике "Весь Ленинград ' (1924-1926 и позже ) она проходит как А . Я . Рубинштейн , но однажды , в 1926 году , мелькнула как А . Я . Устин ова , хозяйка прачечной по ул . Некрасова , 30.И . Эрлих жил в доме № 29 по той же улице , то есть они могли легко общаться на своеобразной явочной конспиративной квартире № 10). Сегодня нам известен весь жизненный путь "племенной революционерки " - от рождения до ее расстрела в Соловках в 1937 году за террористическую деятельность (по нашим отрывочным сведениям , была причастив к убийству С . М - Кирова ). Подробно излагать автобиографию " нет необходимости . Перед нами типичная революционерка-фанатичка ленинского п о шиба . "Взлеты " ее карьеры пришлись на разгул идеологической большевистской уголовщины , а "падение " связано с утратой позиций леворадикального еврейства в период борьбы Сталина с Троцким . XIV съезд РКП (б ) остановил уверенную карьеру Анны Яковлевны Рубинште й н -Устиновой , оставив ей задворки политической жизни . Арестована в сентябре 1936 г . и , гласит протокол Комиссии партийного контроля при ЦК ВКЛ (б ) и Партколлегии при уполномоченном КПК по Ленинградской области : "Обвиняется в активном участии в контрреволюц и онной троцкистско-зиновьевской террористической организации . Привлечена к уголовной ответственности и находится под арестом ” (в августе 1936 года по этому "делу " в Ленинграде было привлечено 28 членов ВКП (б ) . Круг знакомств А . Я . Рубинштейн в период ее слу жбы в III Армии (Пермь и др .), очевидно , был обширным . Она , конечно же , знала командующего Рейнгольда Иосифовича Берзина , бывшего организатора ликвидации Ставки Николая II в г . Могилеве . Общалась с уральским окружным военкомом Шаем Голощекиным , заправилой убийства последнего русского императора , ей , разумеется , хорошо был известен приятель Я . М . Свердлова , политический уголовник и ненавистник Сергея Есенина - Лейба Сосновский (главный редактор Бедноты "), и многие другие "неистовые рыцари " Октября . В первой половине 20-х годов комиссарша Рубинштейн представляла в Ленинграде идеологическую опору Зиновьева , находясь на самом левом фланге "новой оппозиции ” . В сохранившихся протоколах собраний сотрудников "Красной газеты " она предстает крайне жестоким , своевольны м ответственным секретарем ; в ее поступках чувствуется вздорность и истеричность . После убийства Есенина , проходившего на фоне жаркой схватки Сталина с зиновьевцами на XIV партийном съезде , новый главный редактор "Красной газеты ", друг С . М . Кирова и Есен и на , Петр Чагин выжал Рубинштейн из редакции . Пригрел Анну Яковлевну директор Ленинградского отделения Госиздата , шурин Зиновьева - Илья Ионович Ионов . Мы столь подробно остановились на ее биографии , потому что имя этой сатаны в юбке ни разу в литературе о Есенине не звучало в полный голос , что говорит лишь о начале подлинного документального расследования трагедии в "Англетере " и поразительной не освещенности и заблуждениях наших "следопытов ". Продолжаем наше следствие . На очереди понятые , подписавшие маска радный протокол милиционера Николая Михайловича Горбова. Их было трое : малоизвестный ленинградский литератор Михаил Александрович Фроман (Фракман , 1891-1940), известный поэт Всеволод Александрович Рождественский (1895-1977) и забытый критик Павел Николаеви ч Медведев (1891-1938). Почему именно они поставили свои подписи , а не кто-либо из жильцов или сотрудников "Англетера ", к примеру , соседи мнимого обитателя 5-го номера ? Личность Фромана-Фракмана , зятя кремлевского фотографа Моисея Наппельбаума , не раз запе чатлявшего лик Ленина , весьма вовремя появившегося для траурных съемок , окутана мраком . С его стихами и переводами можно без особого труда познакомиться , но до сих пор невозможно заполучить материалы сохранившегося архива "подписанта " Однако кое-какие штр и хи его внутренней жизни все-таки удалось разглядеть . Жена Фромана вторым браком связала свою судьбу с Иннокентием Мемноновичем Басалаевым , оставившем пространные дневники и воспоминания . В одной из его тетрадей мы нашли такую запись о Фромане : Главное - ум еет молчать , когда его не спрашивают . О нем говорят : культурный поэт . Мне он кажется похожим на большую грустную обезьяну , знающую повадки приходящих к ней друзей… Аккуратист , систематически слушал по радио последние известия , любил копаться в книгах , воз и ться с котом Мухтаром и играть на бильярде . В 19-м году - секретарь ленинградских поэтов , что уже само по себе говорит о его духовной близости к местной партийной верхушке , так как случайности в выборе литературного начальства тогда категорически исключал и сь . Ближайшим молодым приятелем Фромана-Фракмана в 1925-м году был ... Вольф Эрлих , причем настолько близким , что у них имелась общая , "коммунальная " касса . В одном из писем к матери Эрлих по этому поводу писал : "Дело в том , что на меня и на Фромана лежало в "Радуге " 300 р . на половинных основаниях . Я эти деньги считал неприкосновенным фондом своим . И не трогал . Так Фроман в эти два месяца (январь 1925-го - февраль 1926 года .) перетаскал их все ". Причины лопнувшего "банка " компаньонов как раз в интересующи й нас период понятны , о причинах же их трогательного товарищества можно лишь догадываться. Почему в числе понятых при составлении протокола Николаем Горбовым оказался поэт Всеволод Александрович Рождественский ?.. К его личному архиву давно не подпускают , св едения о нем , относящиеся к 1925 году , весьма противоречивы... По складу натуры - романтик-эстет . Октябрь 1917-го воспринял как захватывающее , стихийно рожденное социально-художественное произведение ; сам участвовал в его создании , гордясь двумя алыми квад ратами на левом рукаве гимнастерки . В 1926-м , в тяжелый период нэпа и политической междоусобной трескотни , восторгался : "Никогда так не хотелось петь , как в наши дни . Чудесное время !" Для сравнения приведем запись писателя Андрея Соболя от 13 января 1926 г ода : "...пустота , ощущение , что нет воздуха , что нависла какая-то глыба . Еще никогда в нашем писательском кругу не было такого гнетущего настроения - настроения опустошенности , стеклянного колпака . Сникли и посерели все ". Легкодумность "богемника " Рождест в енского очевидна . Среди его молодых приятелей - Павел Лукницкий и Вольф Эрлих (знакомая компания ). С ними он любил путешествовать , погостить в Коктебеле у Максимилиана Волошина . Увлекался театром , живописью и графикой , за неизвестные нам заслуги учился " н а бесплатной вакансии " на Государственных курсах при Институте истории искусств ; хорошо знал художника-авангардиста Павла Мансурова , более чем странные воспоминания которого о последнем дне Есенина мы уже приводили. Насколько был непрост В . А . Рождественск ий , писал и говорил литературовед В . Л Мануйлов , отказавшийся присутствовать на похоронах бывшего старшего друга ; не красят Всеволода Александровича и некоторые его поступки в отношениях с близкими родственниками . Он вел себя трусливо в пору ареста прияте л я , поэта Владимира Владимировича Луизова ... Но это все , так сказать , "домашние " проблемы . Однако личность Рождественского предстает не в лучшем свете и в есенинском "деле " Мы уже упоминали : 28 декабря 1925 года он отправил В . В . Луизову в Ростов-на-Дону п и сьмо с рассказом о виденной им страшной картине в "Англетере ", но почему-то указал не 5-й номер гостиницы , а 41-й . Он не раз исправлял свои воспоминания о Есенине , изобилующие "лирическими отступлениями " и небрежностями в подаче фактов (например , очевидцы удивлялись отсутствию пиджака поэта в 5-м номере , у Рождественского же читаем : "Щегольский пиджак висел тут же "). Возможно , мемуарист не держал камня за пазухой - давала себя знать рассеянная натура , но налицо и вопиющая - безответственность . Попросил - п р отокол не глядя и подмахнул ... Кстати , "свидетель " сам описывает : когда он пришел в "есенинский " номер , тело покойного лежало на полу . Словно забыл о своей подписи , закреплявшей описание совсем иной сцены . Примечательно : в неопубликованном дневнике Инноке н тий Оксенов пишет , что В . А . Рождественский пришел в 5-й номер "Англетера " вместе с Б . Лавреневым , С . Семеновым , М . Слонимским и другими позже самого Оксенова и Н . Брауна (спрашивается , когда же он исполнял обязанности понятого ?..). Есть о чем поразмыслит ь. Оценки Рождественским Есенина-лирика и человека поверхностные и снобистско-снисходительные ("...пел только о себе и для себя "), по свежим следам трагедии он бестактно спешил зарифмовать сплетни о безудержном пьянстве поэта : Уж лучше б ты канул безвестный ; В покрытую плесенью тишь, Зачем алкоголем и песней Глухие сердца бередишь ? У Рождественского найдется немало защитников , нам же он видится человеком фразы , которому важнее "сделать красиво ", но не обязательно глубоко и правдиво (его любимое выражение : ". ..больше всего на свете я люблю "Дон Кихота " и антоновские яблоки "). Рождественский дружил с критиком и литературоведом Павлом Николаевичем Медведевым (1891-1938), третьим понятым , подписавшим подлый протокол . Медведев-то , не сомневаемся , и соблазнил любит еля антоновских яблок на постыдное лжесвидетельство . Обычно имя Медведева стоит на отшибе дискуссий вокруг англетеровской истории . В 1937-м его репрессировали и вплоть до наших дней о нем говорят , как о невинно пострадавшем . С 1922 по 1926 год (!) педагог ика и литературно-критические студии использовались Павлом Николаевичем Медведевым лишь как удобные ширмы при выполнении им обязанностей штатного петроградско-ленинградского сотрудника ЧК-ГПУ . В протоколах его имя нередко стоит рядам с именами крупных мер з авцев : Мессинга , Сюненберга , Цинита , Петерсона , Ульриха и многих других . Медведев был значительной фигурой - комсомольским комиссаром в 3-м Ленинградском полку войск ГПУ (численный состав более 800 человек ); под его непосредственным началом состояло более 170 членов РЛКСМ . 2 января 1925 года . Общее собрание (около 300 человек ) коллектива РКП (б ) сотрудников ГПУ . Председательствующий -П . Медведев (указан инициал , что является крайней редкостью для партбюрократии того времени ; под протоколом красуется и его со бственная подпись , что встречается в исключительных случаях ). Повестка дня : работа МОПРа , культсмычка города с деревней , предстоящая клубная конференция , выпуск стенной газеты "Москит ". Хорошо узнаваемая с первых слов ревдемагогия . Далее следует доклад об отчете Ленсовета ответственного организатора здешних чекистов Николаева , вероятно , того самого , который в 1929 году станет прокурором Центрального района и будет вместе с другими сообщниками выгонять милиционера Николая Горбова из партии и упрятывать его ч тобы не говорил лишнего - в тюрьму. 30 марта 1925 года . Партийное бюро ГПУ прикрепляет Медведева к "работе среди работниц ” . Фамилия Медведева мелькнула и на собрании чекистов 30 декабря 1925 года , когда -обсуждались итоги XIV партийного съезда . Он осторожно критиковал местную оппозицию , в частности сказал : "После смерти Ленина нашу партию такая лихорадка треплет второй раз " Встречается его имя в недавно рассекреченных бумагах вплоть до ноября 1926 года . Присутствие П . Н . Медведева на высшем партийно-гэпэушн о м уровне не столь заметно , как на его основной службе - в 3-м Ленинградском полку войск ГПУ . Полк насчитывал более 800 красноармейцев и являлся главной карательной силой в городе . Полковая партячейка в 1935 году имела свой штаб - через два дома от "Англете ра " (Комиссаровская , 16), где часто ораторствовал Медведев , ответственный организатор чекистского комсомола . 1922-1927 -"преподаватель в военных школах Петрограда-Ленинграда ". Примечательный факт : в 1925 году его избрали сверхштатным научным сотрудником Пу шкинского Дома , то есть можно допустить , он проводил в качестве "эксперта ” официальное оформление псевдоесенинского послания "До свиданья , друг мой , до свиданья ...", поступившего "от Эрлиха " через Г . Е . Горбачева. В 1928-м , когда троцкисты побежали с насиж енных мест , Илья Ионов пристроил Медведева помощником заведующего литературно-художественным отделом Ленотгиза (мы уже замечали , как радел "своим человечкам " бывший каторжник ). В декабре 1929-го , когда сторонникам Троцкого стало жить совсем неуютно , литер а тор-чекист перешел работать штатным доцентом педагогического института имени Герцена . Как и Ленотгиз , пединститут тогда же заботливо пригревал вчерашних "пламенных революционеров ". Скопом 1 сентября 1929 года в педагоги попали многие недавние гэпэушники , з накомцы Медведева : бывший партсекретарь 3-го полка Сергей Андронникович Павлович , Григорий Самойлович Беленький , Андрей Теофилович Арский , Владимир Николаевич Комаров , Соломон Абелевич Шапиро и другие . Здесь же нашел прибежище видный партдеятель и оппозиц и онер-зиновьевец Александр Сафаров . Среди прочих новоиспеченных "герценосцев " числился Исаак Израилевич Презент (р . 1902) - личность , достаточно известная по лысенковской "эпопее "; сей преподаватель исторического материализма к 1929 году имел за душой лишь одну статью "Приоритет речи или мышления ". Конечно , читатель обратил внимание на частенько мелькавшие выше еврейские имена . Достаточно сказать , что здесь в 1924 году на неофилологическом факультете 30 преподавателей носили "иностранные " фамилии и только дв ое -да и то женщины - русские . Это , разумеется ничего не говорит об их профессионализме , но , согласитесь , для наставников русского языка и литературы - многовато . В такой-то компании и вращался Медведев - хохотун и любитель славянских речений . Багаж его л и тературно-критических работ весьма скромен : вульгарно-социологические статейки о Есенине , Шишкове , Форш , Лавреневе , Н . Никитине ... Его же фамилия стоит и на титуле книги "Формальный метод в литературоведении ", хотя подлинным ее автором был опальный М . М . Б ахтин . Подписав по приказу своих хозяев с улицы Комиссаровской кощунственный протокол , Медведев вряд ли испытывал угрызения совести , более того , сочинил в 1927 году посмертный "оправдательный " очерк о преданном им Есенине. Именно Медведев утром 28 декабря распространял слухи о самоубийстве Есенина ! Литературовед В . А . Мануйлов цитировал строки из письма к нему В . А . Рождественского , датированного тем же днем : "Приходит (в редакцию журнала "Звезда ") П . Н , Медведев в солдатской шинели прямо со своих военных л екций . Вид у него растерянный. - Сейчас в редакции "Красной газеты " получено сообщение , что умер Сергей Есенин, - Где ? Когда ? - Здесь , в гостинице "Англетер ", вчера ночью. Мы с Медведевым побежали на Морскую в "Англетер ". Медведев , действительно , мог появи ться "со своих военных лекций " из школы ГПУ , располагавшейся в доме по улице Комиссаровской , 7/15; здесь , в квартире 8, жил Петров , тут же , к примеру , обитала "переписчица " 3-го чекистского полка Нина Александровна Ширяева-Крамер и многие другие сослуживц ы "педагога ". Сам Медведев квартировал также неподалеку , на Комиссаровской , 26 - и мог явиться по звонку (158-99) в любую минуту . Подлецом он был дисциплинированным. Вовсе не случайно Медведев коллекционировал фотографии мертвого Есенина и другие материалы, связанные с его гибелью . В одном из его альбомов сохранилась телеграмма из Москвы (от 29 декабря 1925 года , оригинал ) неизвестного отправителя : "Ленинград , ДН , копия ДС . ТЧ -8. Для перевозки тела Есенина прошу подготовить один крытый товарный вагон осмотре нный ел . тяги на предмет годности следования с пассажирским поездом включив указанный вагон в п . № 19 от 29 декабря для следования в Москву . № 82.92/ДЛ /Д ." Подпись неразборчива . Телеграмму эту еще предстоит Исследовать и прокомментировать , подчеркнем лишь осведомленность "понятого ” в такого рода документах . Так же , как преступника тянет к месту преступления , так нелюдей , причастных к убийству или укрывательству убийства поэта , тянуло - "по службе и по душе " - к собирательству материалов на эту тему . Медведе в складывал жуткие снимки в альбомы , Вольф Эрлих аккуратно подшивал вырезки из многих советских газет и журналов с некрологами и статьями о Есенине (позже коллекция перешла к приятелю Эрлиха , стихотворцу Г Б . Шмерельсону, квартире которого , кстати , одно вр емя сексот ГПУ находил приют ). В 1938-м пробил час возмездия . Было бы справедливо и полезно сохранившееся "дело " П . Н . Медведева опубликовать - в нем могут быть дополнительные детали к биографии легко жившего и наверняка безмятежно спавшего типичного шкурн ика той эпохи . Поистине прав оказался Есенин , когда писал : "Не было омерзительнее и паскуднее времени в литературной жизни , чем время , в которое мы живем " ("Россияне ” ) . Заключая раздел о юрких литераторах , опозоривших свои имена лжесвидетельством , добавим несколько штрихов к портретам ленинградских писателей , имевших прямое или косвенное отношение к происшествию в "Англетере " или к его освещению в печати. Николай Александрович Брыкин (1895-1979) - плодовитый социалистический реалист , дважды арестовывался (1 941,1949) как участник , "антисоветской правоцентристской организации , существовавшей среди литературных работников Ленинграда " Дело это за давностью лет покрыто мраком неизвестности , и судить о нем не беремся . Но известно - Брыкин первым дал в "Новой вече р ней газете " (1925, 29 декабря ) пошловатую и клеветническую статейку "Конец поэта ". "В гостинице , бывшей "Англетер ” , - расписывал он , - на трубе центрального провода отопления повесился Сергей Есенин . До того он пытался вскрыть вены . Не хватило силы воли . К огда я увидел его страшного , вытянутого , со стеклянным выражением в одном глазе , я подумал ..." - и прочий вздор . Репортаж явно заказной , нога автора вряд ли ступала в злосчастный 5-й номер , он судит о причине смерти еще до результатов вскрытия тела покойн о го , а такое можно было напечатать лишь с одобрения драконовской цензуры. В том же номере "Новой вечерней газеты " заметка стихотворицы Сусанны Мар "Сгоревший поэт " - лживая , сусальная , с претензией на социальную оценку произведений Есенина . И вывод : "...Пья ные слезы . Пьяные миражи ... "Понимаешь , я влюблен ", - и заплакал . А через неделю горько плакала покинутая белокурая Анюта ". Вместо комментария процитируем строчку из воспоминаний Вадима Шершеневича о Сусанне Мар : "Она безбожно картавила и была полна намере ния стать имажинистской Анной Ахматовой ". Поэзия Есенина , его внутренний мир и его трагедия остались чуждыми , увидевшим в неожиданной смерти лишь остренький сюжетец на потребу обывателям. Ленинградская литературная среда в интересующее нас время представля ла , в целом , явление в нравственном отношении болезненное . Иннокентий Оксенов 28 апреля 1924 года записал в своем дневнике : "Страшное , могильное впечатление от Союза писателей . Какие-то выходцы с того света . Никто даже не знает друг друга в лицо . Что-то с т арчески шамкает Сологуб . Гнило , смрадно , отвратительно ". На такой-то кладбищенской почве и взросло преступление XX века. Непосредственно руководили этой варварской операцией начальники Ленинградского ГПУ Мессинг и начальник секретно-оперативной части (СОЧ ) ГПУ Райский (или И . Л . Леонов ). Доказательств у нас нет , но весь ход кровавого безумства и причастность к нему сексотов-чекистов (Эрлиха и других "товарищей в коже ") заставляют так думать . Появилась новая многозначительная деталь : в 1923 году секретарем с екретно-оперативной части Ленинградсного ГПУ служил некий М . Никольский , член РКП (б ) с 1920 года . Вспомнилось , некий "М . Никольский " 20 сентября 1932 года давал В . И . Эрлиху рекомендацию для вступления кандидатом в члены ВКП (б ), причем написал : знает подо п ечного с 1920 года , то есть когда тот начинал свою тайную карьеру . Это обстоятельство не только еще раз подтверждает близость Эрлиха к секретному ведомству (серьезные исследователи уже не подвергают его сексотство ни малейшему сомнению ), но , главное , косве нно , по логике вещей , свидетельствует о задействовании в "деле Есенина " влиятельных чекистских чинов . На ту же мысль наводит появление на англетеровской "сцене " Лазаря Васильевича (Вульфовича ) Бермана (1894-1980) - бездарнейшего стихоплета , в 1914-1915 го д ах секретаря петроградского журнала "Голос жизни ", где состоялось его знакомство с Есениным Л . В . Берман , видя огромную популярность Есенина , считал обязательным везде , где можно , напоминать , как он в Голосе жизни " облагодетельствовал молодого поэта . В пис ьме от 18 марта (конца 50-х годов ) Берман в ответ на предложение Н . С . Войтинской организовать "есенинскую экспедицию " и по ее результатам выпустить сборник писал : "...моя заинтересованность в этом вопросе по существу сводится лишь к тому , чтобы в предисл о вии было упомянуто , что у меня с Сережей была в Петрограде дружба в 15-16 гг . и что я обратил внимание на явление , о котором идет речь . Вот пока и все ”. Некоторые современные деляги от литературы пытаются представить Бермана искусником поэтической формы , н оватором-теоретиком в разработке "концепции реализма " и т . п ., что , кроме смеха , ничего не вызывает . Уже в 14 лет "Зоря " определил для себя собственные законы лирики ; неисправимый юный рационалист , представляя тогда "гигантские образа ", мудрил : "Стихотвор е ния ... передающие оттенки настроений , это птицы с подрезанными крыльями , это облако , которое мгновенно сгоняется с души ". Подростку говорить такую нелепость простительно , он еще не читал Аристотеля , Гегеля , Белинского , которые думали о природе поэзии совс е м обратное . Но Берман в своих представлениях о художественном слове так и остался навсегда утилитаристом . Сердечно симпатизировавшая ему поэтесса Елизавета Полонская верно назвала его “ пустяшным поэтом ", увидев в его натуре замедленные реакции . Однако оста вим лирику и вернемся к суровой прозе. Лазарь Вульфович всю свою сознательную жизнь пил "из сосцов " ЧК-ГПУ-НКВД . Стишки для него были лишь душевной усладой , средством удовлетворения амбиций и внешним антуражем его тайной черной работы , в которой он (как и В . И . Эрлих ) находил свое истинное вдохновение . Наконец-то стало возможным представить его настоящей облик . Справка из тайников Федеральной службы безопасности : "По материалам архивного уголовного дела за 1918 год проходит в качестве арестованного Берман Л азарь Васильевич . Освобожден из-под стражи по Постановлению Председателя ВЧК 29 ноября 1918 года за отсутствием достаточных оснований для предъявления обвинения в шпионаже ". Подумать только : сам всемогущий Дзержинский вмешивается в судьбу недавнего выпуск н ика юридического факультета и вовсе не за заслуги перед отечеством , а за склонность последнего подглядывать в замочные скважины . С той-то поры "Зоря " и превратился в профессионального стукача . Эдуарду Хлысталову автору книги "13 уголовных дел Сергея Есени н а ", удалось приоткрыть одну из темных завес в биографии Бермана . Приведем соответствующий абзац из его исследования : "Собирая материалы о "деле Таганцева , Гумилева и др .", я обратил внимание , что в эмиграции русские поэты считали гибель Гумилева делом про в окатора и даже называли имена подозреваемых в этой провокации . И . Одоевцева вспоминала , что после ареста Гумилева к ней прибежал молодой поэт , состоявший в антисоветской организации , и просил совета , как ему себя вести дальше : толи скрываться , то ли сдава т ься . Этот человек , по словам Одоевцевой , поддерживал связь Гумилева со всей организацией . Фамилию его она не помнила , но профессионально запомнила строчки его стихов . Эти строчки принадлежали Лазарю Берману . Надо же : главный экзекутор Яков Агранов , справе д ливо изумляется Э.Хлысталов , "расширил " круг антисоветчиков , соратников профессора Таганцева до 200 человек , а с головы Бермана даже ни один волосок не упал. Прошло четыре года со дня расстрела Николая Гумилева ; успокоившийся провокатор продолжал свою "кул ьтурную политику " - на сей раз его "объектом " стал Есенин . Правда , роль Лазаря Вульфовича была теперь второстепенная и сводилась , главным образом , к созданию легенды о проживании "конфидента " (так он однажды назвал поэта ) в "Англетере " К тому времени секс о т ГПУ проживал в квартире № 18 по Саперному переулку , д . 14 -да как и с кем проживал ! Об этом надо сказать подробнее. В 1925 году "Зоря ", тогда официально сотрудник издательства "Прибой " и заведующий литературной частью "Красного галстука ", занимал четыре комнаты общей площадью 76 квадратных метров ; имел 26-летнюю прислугу Агафью Ивановну Михайлову - по тому бесприютному времени - советский князь ! Правда , в той же квартире занимал комнатку студент Коммунистического университета им . Зиновьева , 23-летний Игн а т Игнатьевич Халтурин , но , возможно , он не столько стеснял хозяина , сколько помогал ему ... Неподалеку , в кв . 9, расположился сотрудник желтой "Красной газеты " Петр Ильич Коган-Сторицын , а поближе к Берману , в кв . 12, жил-поживал уполномоченный экономическ о го отдела Гавриил Михелев Губельбанк . Очень удобно : и нужная информация к Анне Яковлевне "и , ответственному секретарю "Красной газеты ", попадает вовремя , и ситуация в ' всегда известна (экономический отдел ГПУ ведал гостиницами ). В целом домашняя компания Бермана лишний раз убеждает - перед нами ворон высокого полета . Кроме возможности через Г . М . Губельбанка легко узнавать оперативную информацию об обстановке в "Англетере ", наш стихотворец-сексот мог ее черпать из уст приятеля , также выпускника юридическо го факультета ЛГУ делопроизводителя Треста коммунальных домов Бориса Иосифовича Пергамента (в современных справочниках его имя-псевдоним помечается - "М ", но сие , так сказать , дело житейское и , увы , привычное ). В прошлом Б . И . Пергамент секретарствовал в о дном из уездов Смоленской губернии , в 17-м году был начальником канцелярии Красною Креста Царскосельского района ; в июле 1922 года объявился в Петрограде , а до того три года служил в Красной Армии на административно-хозяйственных должностях . Пописывал сти ш ки , в 1912 году выступил соавтором Бермана по петербургскому поэтическому сборнику "Пепел ". Через руки Пергамента проходила вся гостиничная переписка , и он мог "по-дружески " сообщать необходимые сведения собрату по перу и , кто знает , может , и еще по какой- нибудь сфере . Пергамент был дошлым канцеляристом , его неоднократно приглашали в Губисполком для наведения порядка в запутанных бумажных делах - короче , в его осведомленности о текущей ситуации в "Англетере " можно не сомневаться. Верим , читатель уже устал о т знакомства с Берманом и ждет поворота к трагической есенинской теме . Столь подробное отступление необходимо для того , чтобы опровергнуть его показание о якобы виденном им 27 декабря 1925 года пьяном Есенине в 5-м номере "Англетера ". Слух этот передавалс я из уст в уста , многие современники и даже друзья Есенина ему верили , в наши дни сие свидетельство тоже остается веским аргументом защитников версии самоубийства поэта. Свои воспоминания о "визите ” в гостиницу Берман так и не напечатал (отпала необходимост ь ). Нам удалось их разыскать . Восемь страничек машинописного текста (не датированы ) с авторской правкой . Пустейшие по содержанию и жалкие по форме , но с потугой на обзор поэзии 20-х годов и с кокетливым самолюбованием собственным поэтическим даром . Учитыв а я первую публикацию из бермановской фальшивки (она называется “ По следам Есенина "), дадим из нее целиком одну интересующую нас страницу. "В декабре 25-го года я узнал , что Есенин в Ленинграде . Захотелось мне встретиться с ним . От редакции "Ленинских искр ", в которой я работал , было недалеко до "Англетера ". где , как я узнал , он остановился . Приближаясь к дверям его номера , я услышал из комнаты приглушенный говор и какое-то движение . Не приходилось особенно удивляться - о чем я не подумал , - что я едва ли за с тану его одного . Постучав и не получив ответа , я отворил дверь и вошел в комнату . Мне вспоминается она , как несколько скошенный в плане параллелограмм , окно слева , справа - тахта . Вдоль окна тянется длинный стол , в беспорядке уставленный разными закусками, графинчиками и бутылками . В комнате множество народа , совершенно для меня чуждого . Большинство расхаживало по комнате , тут и там образуя отдельные группы и переговариваясь . А на тахте , лицом кверху , лежал хозяин сборища Сережа Есенин в своем прежнем анге л ьском обличий . Только печатью усталости было отмечено его лицо . Погасшая папироса была зажата в зубах . Он спал. В огорчении стоял я и глядел на него . Какой-то человек средних лет с начинающейся полнотой , подошел ко мне. - Вы к Сергею Александровичу ? - спро сил он и . видя , что я собираюсь уходить , добавил : - Сергей Александрович скоро проснутся, Не слушая уговоров , я вышел из комнаты . На следующее утро , спешно наладив работу редакции , часу в десятом , я снова направился к Есенину . "В это время я его , наверное, уже застану не спящим ", - думал я , быстро сбегая по лестнице . Внизу , навстречу мне , из входных дверей появился мой знакомый , ленинградский поэт Илья Садофьев. -Куда спешите , Лазарь Васильевич ? - спросил он. - К Есенину , - бросил я ему . Садофьев всплеснул руками : - Повесился ! Здесь навсегда обрываются видимые следы нашего поэта ". Процитированный фрагмент "воспоминаний " настолько лжив и глуп , что его даже комментировать неловко . Ограничимся самыми общими замечаниями . "Зоря " не говорит , от кого он узнал о при езде Есенина в Ленинград и его поселении в "Англетере ", потому что сослаться было не на кого - да и из конспиративных соображений нецелесообразно . Придуманный им для создания картины буйного похмелья в 5-м номере "длинный стол " - не от большого ума . В ком н ате , согласно инвентаризационной описи (март 1926 года ), к которой мы уже обращались , значатся : "Мв 143. Стол письменный с 5-ю ящиками , под воск . -1. - 40 руб . (Стол этот очень скромный по размерам , известен по фотографиям Моисея Наппельбаума ). Овальный с т ол , ореховый , под воск . - 1. - 8 руб . № 145, Ломберный стол дубового дерева . -1. -12 руб ." Других столов в 5-м номере не находилось . Фарисей лжет . Перестарался он , "пригласив в комнату "множество народа ", Вольф Эрлих . Анна Рубинштейн и даже Павел Мансуро в были в этом отношении похитрее , называли "гостей " выборочно , с понятной оглядкой . В описании лжемемуариста Бермана его "конфидент " выглядит падшим пьяницей , заснувшим , как извозчик , с папиросой в зубах. Укажем лишь на деталь , которая выдает пособника убий ства со всей его бандитской головой (на известной фотографии в словаре "Русские писатели " его физиономия пугающе-каменна ): он-де узнал о происшествии в "Англетере " "часу в десятом ". Негодяй даже поленился сверить свои больные фантазии со сведениями других "воспоминателей " и со статьями в газетах . Например , "Правда " (1925 г ., 29 декабря , № 296) писала : " -в 11 часов утра жена проживающего в отеле ближайшего друга Есенина , литератора Георгия Устинова , отправилась в номер покойного ..." Тоже , конечно , вранье , н о зато согласованное с "тетей Лизой ". Сегодня уже просматриваются многие звенья кольца ГПУ , плотно окружившего Есенина . Одни звенья мы разобрали , о других только упомянули , третьи и последующие остались нам неведомы. Канул куда-то дворник "Англетера " Васил ий Павлович Спицин , телефонный вестник беды , вызвавший вечером 27 декабря коменданта В . М . Назарова в гостиницу . Перерыты сотни личных и Других дел Губернского отдела коммунального хозяйства и Треста коммунальных домов , но следы "дяди Васи " пока не обнару ж ились . Наконец-таки нашлась зацепочка : в доме ГПУ по Комиссаровской , 3 (управдом В . М . Назаров !) дворничал в 1925 году Александр Матвеевич Спицин , предполагаемый родственник "нашего " (несовпадение отчеств , как уже говорилось , не должно смущать ; на примере "тети Лизы " мы убедились , как легко манипулировали конспираторы своими метриками ). И хотя архив ФСБ в розыске "дяди Васи " не помог , теперь можно утверждать еще определеннее : В.П.Спицин , живший буквально рядом с 5-м , Есенинским ", номером - один из посвящен н ых в тайну убийства поэта . След его , конечно же , рано или поздно отыщется , и недостающее звено восполнится . Еще одно мелькнувшее имя : Цкирия Ипполит Павлович . Уже говорилось - этого товарища , как "сердобольного " собрата по коммунальной службе , называл ком ендант "Англетера " В.М.Назаров ; его . здравствующая ныне вдова хорошо помнит высокого веселого грузина , большого любителя застолий и женского пола . Информация для размышления : И.П.Цкирия , уроженец Кутаисской губернии , сын состоятельного землевладельца ; око н чил 8-ю гимназию , участник походов Красной Армии на Кавказе . В сохранившейся анкете о своей военной службе писал сумбурно , противоречиво , что лишь обостряет интерес к его потаенной биографии . В служебном формуляре Цкирии сказано : 1918- 1923 годы - "кочега р ", что никак не вяжется с другими документами , в которых он фигурирует как конторский работник и строитель. Выяснилось : сей "кочегар " заправлял домами , принадлежавшими ГПУ . По предписанию (30 октября 1925 года ) заведующего Управлением коммунальными домами Пагавы - Цкирия , кроме прочих зданий , стал хозяином дома № 3 по улице Комиссаровской и дома № 8/23 по проспекту Майорова (напомним адрес "Англетера ": просп . Майорова , 10/24). Если верить воспоминаниям здравствующей вдовы В . М . Назарова , Цкирия вместе с н им , комендантом гостиницы , "снимал с петли ” Есенина . Нас, впрочем , больше интересует , почему Цкирия оказался в час злодейской акции в "Англетере "? Случайность ? Нет , закономерность . В сохранившейся домовой книге (просп . Майорова , 8/23) указана только булоч ная и ее владельцы , а про все остальные помещения - молчок . Предположить , что таинственный о c обняк - сосед "Англетера " - являлся тюрьмой и следственным изолятором , вполне логично : тогда мы получаем ответ на вопрос : почему сотрудники Активно-Секретного Отде ления УГРО и одновременно ГПУ Дмитрий Михайлович Тейтель , Михаил Филиппович Залкин и другие , имея постоянные домашние квартиры , селились в "Англетере ". Товарищи эти здесь отдыхали от допросов в соседнем доме , куда добраться было делом нескольких минут , чер ез подвальный лабиринт . Мы интересовались соседним с нынешней "Асторией " зданием , принадлежащим госучреждению . Нам рассказали , как один из его начальников имеет обыкновение мистически исчезать , хотя его часами сторожат посетители у выхода . Никакой мистики : человек пользуется старыми чекистскими потайными ходами . Теперь уже несложно объяснить , почему Цкирия очутился в 5-м , "есенинском ” номере . Как домоуправ он исполнял свой прямой служебный долг , "транспортируя ” тело поэта к предполагаемому месту "самоубийст ва ". Мы уже рассказывали , как неожиданно печально сложилась судьба коменданта "Англетера " В . М . Назарова после декабрьского события . Судьба И.П.Цкирии выглядит счастливой : с 1 января 1926 года он возглавлял все коммунальные дома Центрального района Ленингр ада. С тех пор карьера Ипполита Павловича , кажется , не давала осечек ; он вскоре оставил семью и женился на сотруднице ГПУ , почил своей смертью . Уже не раз на наших страницах появлялась фамилия неуловимого Петрова , которую хорошо запомнила вдова коменданта "Англетера " и к которому Назаров , по его же словам , ходил 27 декабря 1925 года "консультироваться ", как к "члену партии ". Забегая вперед, скажем : это он , по нашему убеждению , был главным организатором кровавого фарса в 5-м номере гостиницы , это по его прик азу бегали и постоянно лгали в Ленинграде сексоты типа Эрлиха и Медведева , это по его указанию суетились с дезинформацией газеты , подобные "Красной ", это по его сигналу замерло в бездействии 2-е отделение милиции ... Наконец-таки Петров нашелся . Разыскать е го оказалось неимоверно тяжело . Тысячи Петровых мелькают в старых бумажных потоках - этот товарищ знал , какой надо выбрать себе псевдоним . Представим невидимку таким , каким он хотел выглядеть "на людях " (по архивным данным ФСБ , финансово-контрольных орган о в , цензуры и другим документальным источникам ), Петров Павел Петрович , 1895 г . рождения , в 1922-1923 годах заместитель заведующего административно-инструкторским подотделом петроградской губернской цензуры (Петрооблита ). Должность эта находилась в системе Политконтроля ГПУ (начальник Новик ). Карательную свою службу Петров исполнял неукоснительно . Для подтверждения приведем строки из одной недавно рассекреченной бумаги : “ Секретно Начальнику Политконтроля ГО ГПУ По имеющимся в Петрообпите сведениям , коллектив ом РКП (б ) типографии "Красный агитатор ” издается стенная газета без визы Обплита , что совершенно недопустимо и на что Попитконтропю надлежит спешно обратить внимание , приняв соответствующее меры. Зав . Обплитом Херченко Зам , зав . адм.-инстр . п /отд . Петров Секретарь Борисов ” Надеемся , после знакомства с этим документом у охотников сваливать "дело Есенина ” на бесцеремонных газетчиков окончательно пропадет желание защищать эту никчемную идейку : око цензуры видело все и , не м оргнув , могло прихлопнуть любую нежелательную статейку . Не без участия "нашего " Петрова в 1923 году была конфискована книга Ф.Ю.Левинсона-Лессинга "Математическая кристаллография , привлечена к ответственности за ослушание 3-я государственная типография . Д а же либретто оперы Кальмана не разрешалось к публикации . Особенно нещадно цензурный хлыст стегал русскую литературу . Например , тогда же была запрещена книга Георгия Чулкова "Федор Иванович Тютчев ”. -"за рассуждение в духе идеалистической философии и возвелич ение Тютчева , как мистика и националиста ". С 1923-го по 1930 год , согласно домовым книгам , Петров жил в доме № 7/15 по улице Комиссаровской . В 1923-м домоуправ записал : "Квартира № 12. Служит в ГПУ ", затем зачеркнул и уточнил : "Политконтроль ГПУ , удостовер ение № 40116". а это , что в лоб . что по лбу . Указан служебный адрес постояльца : Комиссаровская , 4. В домовой книге , составлявшейся в апреле 1924 года , он прямо именуется сотрудником ГПУ , в октябре того же года или несколько раньше Петров , очевидно , перешел на оперативную секретную работу "под крышей " ("артист Севзапкино ” ). В 1925-м артист-чекист "вырос " до режиссера Севзапкино - с таким титулом он проходит в списках вплоть до 1930 года . Имя этого "деятеля искусства " встречается в недавно рассекреченном соот ветствующем фонде ЦГАЛИ (Санкт-Петербург ). Согласно выписке из доклада (1926 год ) ответственного руководителя кинофабрики , зам . директора тов . Любинского - "можно сократить немедленно , без ущерба для дела " 25 человек ; восьмым по списку стоит "Петров-Бытов П . П ., режиссер ". Кстати , у него был самый высокий тарифный разряд - 17-й - с рядом привилегий. Фильмы Петрова нам неизвестны , но по некоторым протоколам собраний "коллектива " ГПУ известен его цензурно-идеологический раж . Он часто менял профсоюзные книжки. К примеру , в 1928-м числился членом профсоюза работников искусства (Рабис ) по удостоверению № 24476. В 1929-м - № 38598. Бланки подлинных книжек этого и других цеховых профсоюзов , расчетные книжки , оттиски печатей и другие документы ГПУ всегда имело в дос т атке и легко делало "артистов " и "режиссеров ". Приведем лишь два доказательства из многих имеющихся. 1/Х -1924 СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО В Севзапкино Ленинградский Губотдеп Госпопитупраепения просит выдать предъявителю сего 10 штук (десять ) чистых бланков за подписями и печатью для секретно-оперативных работ под-ответственность начальника ЛГО 0/777. Начальник Ленинерадскоео Губотдепа ОГПУ И . Леонов "Засветившийся " И . Л . Леонов был , как уже говорилось , правой рукой главы местных чекистов . Его основная обязанность в 1925 году - начальник секретно-оперативной группы (СОЧ ) ГПУ . Иногда Леонова замещал Райский . Фамилии Петрова и "понятого " П . Н . Медведева не случайно фигурируют рядом . "Артист-режиссер " и "педагог ” могли часто встречаться на ул . Комиссаровской , 7/1, где располагались Политконтроль ГПУ и чекистская школа . Прослеживается и связь Петрова с Вольфом Эрлихом . Последний в одном из своих стишков упоминает друга школьных лет Перкина , который , в свою очередь , знался с "р е жиссером ". Дело в том , что в 1923-1924 годах Петров , очевидно с конспиративными целями , снимал квартиру (№ 7, позже № 12) в доме № 12 по улице Верейской . Так вот , в 7-й жил и Борис Яковлевич Перкин , студент-политехник , с женой Марией Яковлевной , учившейся в ЛГУ . Внешне все выглядит пристойно : наборщик типографии РККА Петров (удостоверение № 3223-82) мирно обитает с супругой Марией Васильевной Капустиной , но его выдает подпись-автограф , хорошо нам знакомый по вычурной завитушности ; его дражайшая "половина ", Петрова Зоя Константиновна , расписавшись другой фамилией , не могла изменить начертания букв , также легко узнаваемых по известным ее каракулям . Думаем , Б . Я . Перкин исполнял при Петрове обязанности связного и , когда возникала необходимость , информировал Эр л иха . Однажды , 3 февраля 1925 года , в протоколе приема новых членов профсоюза Совработников (председатель П . Н . Медведев ) рядом с именем "киношника ” возникло имя Г . Ф . Устинова , что лишь усиливает уверенность в причастности Петрова к "делу Есенине ". О много м можно догадываться по квартирным соседям Петрова . Прежде всего , это секретарь Гублита А . М . Карпов , имевший в 1924 году удостоверение ГПУ ; он держал в своих руках все ленинградские цензурные нити и , не ошибемся , дирижировал газетной пачкотней на замучен н ого Есенина . В одной квартире с Петровым отдыхала от службы в 3-м полку войск ГПУ переписчица Нина Александровна Ширяева-Крамер . Мы уже говорили , - в этот полк наведывался Петров со своими агиттирадами.Чужую почтовую переписку цедила для лжережиссера его с оседка по комнате в той же 8-й квартире , Минна Семеновна Бомбей , служившая на Главпочтамте , позже не раз менявшая свои удостоверения . Рядышком с нашим героем , в квартире № 10, как уже отмечалось , восстанавливал свои коммунистические потенции преподаватель университета им Зиновьева Рейнгольд Иванович Изак , активно упрятывавший милиционера Николая Горбова в тюрьму. 29 декабря 1925 года ленинградская вечерняя "Красная газета " напечатала ставшие печально известными строки : До свиданья , друг мой , до свиданья. М илый мой , ты у меня в груди. Обещает встречу впереди. Под стихотворением имя Сергея Есенина и дата "27 декабря ". В дискуссиях "Убийство или самоубийство ?" это послание играет важнейшую роль , приводя в смущение сторонников версии преступления ” В большинстве своем авторы разоблачительных статей автографа (?) этой последней есенинской "песни " не видели , так как его до сих пор строжайше охраняют , и открывался он глазам исследователей (оставивших свои подписи ) за 70 лет (1927-1994) не более 15 раз . Историю появ л ения "До свиданья... ” поведали Вольф Эрлих и Георгий Устинов . История этого такова : ранним утром 27 декабря поэт передал первому из названных приятелей рукописный листок , попросив не спешить знакомиться с "подарком ” . "Стихотворение вместе с Устиновым мы пр очли только на следующий день , - утверждал Эрлих . - В суматохе и сутолоке я забыл о нем ". Последняя оговорка многих не только смутила , но и возмутила . Устинов в "Красной газете " (1925, 29 декабря ) сделал жест в сторону : "..товарищ этот просил стих не опуб ликовывать , потому что так хотел Есенин , пока он жив ..." Других свидетелей рождения предсмертной элегии мы не знаем , а верить этим двум , как уже было доказано , нельзя . Так думали наиболее внимательные и чуткие современники . Художник Василий Семенович Сваро г (1883-1946), рисовавший мертвого поэта , не сомневался в злодеянии и финал его представлял так (в устной передаче журналиста И . С . Хейсина ); "Вешали второпях , уже глубокой ночью , и это было непросто на вертикальном стояке . Когда разбежались , остался Эрли х , чтобы что-то проверить и подготовить для версии о самоубийстве ... Он же и положил на стол , на видное место , это стихотворение - "До свиданья , друг мой , до свиданья ..." Очень странное стихотворение ...". Пожалуй , профессионально наблюдательный Сварог во в с ем прав , за исключением соображения о демонстрации Эрлихом "убийственного " послания . В этом просто не было необходимости - "подлинника " никто из посторонних тогда не видел . Более того , мы склонны считать , что его не видел в глаза даже сам "Вова " - ему , ме л кой гэпэушной сошке , отводилась роль механического рупора версии преступников. В газетах о стихотворении сообщалось сумбурно , авторы писали всяк на свой лад . В "Последних новостях " (Париж , 1925, 30 декабря ) в информации ТАСС от 29 декабря говорилось : "На с толе найдено начатое стихотворение , написанное кровью ". Тассовец , конечно же с чьих-то слов , определил -степень завершенности послания и , не видя его , дал ему "кровавую ” характеристику . О неосведомленности журналиста свидетельствует и такая его фраза : "Поэ ту было только 22 года " Заметьте , - так же , как назойливо лжесвидетели "поселяли " Есенина в "Англетере ", с такой же настырностью желтые писаки сообщали о "До свиданья ..." Причем сообщали по-разному . Спешившая всех опередить вульгарная “ Новая вечерняя газет а " 29 декабря , когда еще полной согласованности в действиях убийцы и их укрывателей не наметилось , информировала нейтрально : "На небольшом письменном столе лежала синяя обложка с надписью "Нужные бумаги " . В ней была старая переписка пота ". Миф о предсмертн ом послании уже родился , но еще не обрел законченную форму. Очевидно , более всего читателя повергала в недоумение наша гипотеза о "забывчивом " Эрлихе , в глаза не видевшем адресованного ему послания . Ничего дерзкого в таком предположении нет . Во-первых , отк уда известно , что стихотворение посвящено "Вове "? От него самого . Но даже малейшего доверия он не заслуживает . Во-вторых , "До свиданья ..." в виденной нами рукописи не датировано . В-третьих , обратите внимание , Эрлих о нем поначалу нигде не распространяется, и это говорит не о его скромности , а об отчужденности "милого друга " от кем-то наспех сочиненного восьмистишья . Эрлих отличался крайним тщеславием , и непонятно его равнодушие к строкам , удержавшим этого типа на плаву известности. Настаиваем : Эрлих "До сви данья ..." увидел впервые уже напечатанным в "Красной газете ". Элементарная логика подсказывает : он "забыл " его прочитать 27 декабря , так как читать было нечего . Согласитесь , если бы послание существовало в тот день , его бы показывали всякому встречному поп еречному , дабы , так сказать , документально закрепить версию о самоубийстве поэта . Однако все это догадки . Обратимся к фактам , которые лишь подтверждают нашу версию . Сравнительно недавно удалось точно установить : рукописный экземпляр "До свиданья ..." прине с в Пушкинский Дом (ПД ) 2 февраля 1930 года зав . редакцией и отдела рецензий журнала "Звезда " Георгий Ефимович Горбачев (1897-1942). Есть основательное подозрение , что оформлял прием "автографа " новоиспеченный сотрудник ПД , он же работник ГПУ М ., - мы о не м расскажем . В учетных данных рукописного отдела ИРЛИ содержалась пометка о передаче того листка через Горбачева "от В . И . Эрлиха ". Можно подумать , - первый исполнял поручение второго , весьма занятого мемуарами о "Сереже " или очередным сексотским заданием. Вот так Эрлих ! Есенин посвятил ему последнюю исповедь своей души (допустим такое ), тем самым обессмертив его , а "Вова " не нашел времени доехать от своего жилья (ул . Литераторов , д . 19, кв . 3) до Пушкинского Дома на набережной Макарова . Г . Е . Горбачев был с лишком большой комиссарской персоной , чтобы находиться у Эрлиха на побегушках . Фраза из анналов Пушкинского Дома - "от В . И . Эрлиха " - лишь вынужденная дань легенде , по которой "Вове " назначалась роль адресата "есенинского ” послания. Так как наше расследов ание приняло неожиданный оборот, расскажем о Горбачеве подробнее. Непосредственно по приказу Троцкого Горбачев вместе с другими "кожаными куртками " организовывал в 1921-м кровавое подавление Кронштадтского восстания. Энергичный, нахрапистый , он успевал всю ду : на партийной работе (одно время был секретарем Василеостровского райкома партии ), в лекционной пропаганде , на марксистских педагогических курсах и т . п . Как он учился в Петроградском университете (окончил его в 1922 году ), можно легко догадаться , - как и все революционеры-недоучки . В 25 лет он уже преподавал в "университете им . Зиновьева ", в политической академии им . Толмачева и других вузах . Имел двух сыновей и дочь. Кумиром Горбачева являлся Троцкий , его ближайшее окружение - леворадикальное еврейство с конспиративно-заговорщическим уклоном . Когда после XIV съезда РКП (б ) поджигатели мировой революции получили крепкого пинка , Горбачев пристроился в Ленинградское отделение Госиздата под начало директора Ильи Ионова, собиравшего вокруг себя остатки ленинс ко-троцкистской гвардии . С сентября 1925 года Горбачев работает в редакции журнала "Звезда ", где занимает ведущее положение, сохраняя старые партийно - гэпэушные связи . Его слова боялись . По воспоминаниям критика Иннокентия Оксенова , Горбачев не возражал п ротив публикации в газетах честных статей о смерти Есенина , но всемогущий Лелввич -Калмансон из Москвы одернул ленинградских литераторов . Думаем , эту "утку ” пустил сам Горбачев , с помощью своих дружков из Политконтроля ГПУ наложивший вето на малейшую правд у о трагедии в "Англетере ". С 1927-го по 1932 год он бился за свой партийный билет … Горбачев не примирился с исключением из партии , но вынужден был приоткрыть завесу своей потаенной деятельности . 18 февраля 1928 года покаялся , назвал троцкистов-сообщников : Куклина , Нотмана , Н . и С . Отрожденовых , Лукаса и др . Признался : "Передавал Нотману полученные оппозиционные документы (позже заявления в ЦК за подписью Троцкого и Зиновьева и др .). Был раза два или три на квартире Зиновьева на 11-й роте , однажды давал адре с , и пароль для прохода туда оппозиционерам из ЛГУ ". Признаниям Горбачева поверили , в 1929-м он вновь стал коммунистом , в 1931-м “ погорел ” опять , однако еще через год все-таки получил красную книжечку . Сегодня предателя России в июле 1917-го , душителя восс тавших кронштадтских матросов в 1921-м , вдохновителя расстрелов в 1920-х . пропагандиста террора в литературе наши новые гуманисты возводят герои . Не лучше ли им заглянуть в архивные святцы ? Они , как нам известно , доныне хранятся в Ф C Б (Москва ), в них навер няка не только о "генеральной линии партии " говорится, но и кое о чем посущественней из темной биографии Г . Е . Горбачева , автора вульгарнейших "Очерков современной русской литературы (1925). Итак , рукопись "До свиданья ..." появилась на свет из рук человека , близкие единомышленники которого (А . Я . Рубинштейн , сотрудники ГПУ ), несомненно , причастны к злодеянию в "Англетере ". Уже одно это обстоятельство заставляет внимательно вглядеться а каждую букву тревожного послания . Для сравнения почерка руки автора "До свиданья ..." мы положили рядом подлинный автограф Есенина "Гори , звезда моя , не падай ..." Я знаю , знаю. Скоро , скоро. Ни по моей , ни чьей вине Под низким траурным забором Лежать придется также мне. Известно , каллиграфию поэта атестовывал Д . М . Зуев-Инсаров в своей спекулятивной книжке “ Почерк и личность " (М . 1929): "Предсмертное письмо Есенина характерно выраженным центростремительным направлением строк , - писал явно близкий к Лубянке спец , -что указывает на депрессивность и подавленность состояния , в котор ом он находился в момент писания ". Даже беглого , внешнего взгляда на "До свиданья ..." достаточно , чтобы не поверить Зуеву-Инсарову . Он назойливо подгоняет свою трактовку почерка поэта под официальную схему "есенинщины " и договаривается , например , до таког о вывода о "подопытном ": "Сердечности в натуре мало " Комментарии излишни . Более интересна указанная книжечка одним примечанием . Вот оно : "Исследование почерка Есенина сделано мною за насколько дней до его трагического конца , по просьбе ответственного редак т ора издательства "Современная Россия ", поэта Н . Савкина ". Николай Петрович Савкин - фигура любопытная , но , конечно , он интересует нас не как жалкий стихотворец и редактор вычурной имажинистской “ Гостиницы для путешествующих в прекрасном ", а как человек , ча сто мельтешивший вокруг Есенина . В ноябре 1925-го он появлялся вместе с поэтом в Ленинграде и , видно , тогда-то и обеспечил ГПУ образцами есенинского почерка . Известно : поездка та была нервная , спешная , об истинной цели ее можно только догадываться ; прятав ш ийся от суда Есенин явно что-то затевал . Люди же с Комиссаровской улицы в Ленинграде не дремали ... Возможно , "имажинист " сыграл здесь отведенную ему тайную роль , тем более Есенина он ненавидел . Однажды поэт писал сестре : "Передай Савкину , что этих бездарн о стей я не боюсь , что бы они не делали . Мышиными зубами горы не подточишь " В контексте таких враждебных отношений интерес Савкина к почерку Есенина не может не настораживать. Почерковедческую экспертизу "До свиданья ..." проводила (1992) криминалист Ю . Н . По тбко (почему-то она не оставила в сопроводительном листке к "есенинскому " автографу своей подписи ). Вот ее заключение , перекликающееся с "заключением " Зуева-Инсарова : "Этот текст исполнен Есениным Сергеем Александровичем под влиянием необычных внутренних и внешних факторов , "сбивающих " привычный процесс письма и носящих временный характер . В числе таких факторов наиболее вероятными являются необычное психофизическое состояние С . Есенина (волнение , алкогольное опьянение и др .) и использование им пишущего пр и бора и красителя , обладающего плохими расписывающими свойствами ", Принципиальный вопрос : кровью написано "До свиданья... ” или нет ? Кандидат медицинских наук Т . В . Стегнова , как засвидетельствовал 15 июня 1992 года (№ 2028) начальник Экспортно-криминалистич еского Центра (ЭКЦ ) МВД России , доктор химических наук И . П . Карлик , утверждает : - “ Кровью ” . Чьей ? Ответа нет . И почему Т . В . Стегнова проводила экспертизу одна ? Миллионов людей волнует более чем загадочная смерть русского поэта . Требуется объективное и не зависимое научное исследование "До свиданья... ” , а столь ответственное дело поручают неизвестно кем назначенной "единице "... И разве нельзя было определить группу крови и другие специальные показатели (например , резус-фактор ) "автографа " и сравнить их с пр изнаками крови Есенина (он не раз лежал в больницах Москвы и некоторых клиниках Европы и установить идентичность или разнохарактерность соответствующих данных вполне возможно ). Впрочем , в застенках ГПУ крови всегда хватало... Глава II Русская земля предст ает перед поэтом как печальный "покойный уголок ", "родина кроткая ", "сторона ковыльной пущи ". Весь мир для него окрашен в светлые , радужные тона . Русский пахарь , рус ский крестьянин , еще совсем недавно такой земной и мир ный , превращается в отважного , гор д ого духом богаты ря — великана Отчаря , который держит на своих плечах "нецелованный мир ". Есенинский мужик — Отчарь наде лен "силой Аники ", его "могутные плечи — что гранит-гора ", он "несказанен и мудр ", в речах его "синь и песня ". Есть в этом образе что- т о от легендарных богатыр ских фигур русского былинного эпоса . Отчарь заставляет вспомнить прежде всего былинный образ богатыря-пахаря Микулы Селяниновича , которому была подвластна великая "тяга земли ", который играючи распахивал "чис тое поле " своей чудо- с охой . "Отчарь " — один из первых поэтических откликов Есенина па события Февральской революции 1917 года . Это стихотворение было написано Есениным летом 1917 года во время пребывания в родном селе . В сентябре "Отчарь " печатает одна из петроградских газет . В этом стихотворении , так же как в написанных не сколько ранее , в Петрограде , "Певущем зове " и "Окто ихе ", тема революционного обновления страны раскры вается в образах , носящих чаще всего космический , пла нетарный характер . Отсюда пророческий смысл этих с т ихотворений , их ораторски-полемическая ритмическая структура. Радуйтесь ! Земля предстала Новой купели ! Догорели Синие метели, И земля потеряла Жало. В мужичьих яслях Родилось пламя К миру всего мира ! Так начинает Есенин свой "Певущий зов ". В "Окто ихе " этот стык "земного " с космическим получает свое дальнейшее развитие : Плечьми трясем мы небо, Руками зыбим мрак И в тощий колос хлеба Вдыхаем звездный злак. О Русь , о степь и ветры , И ты , мой отчий дом ! На золотой повети Гнездится вешний гром. Овсом мы кормим бурю , Молитвой поим дол , И пашню голубую Нам пашет разум-вол. Осанна в вышних ! Холмы поют про рай . И в том раю я вижу Тебя , мой отчий край. В "Октоихе ", так же как в "Певущем зове " и "Отчаре ", мифологические образы и библейские легенды на пол няются новым , революционно-бунтарским содержа нием . Они очень своеобразно переосмысливаются поэтом и трансформируются в стихах в картины "мужицкого рая " па земле . В "Отчаре " Есенин пытается поэтически более зримо представить этот новый мир : Там голод и жа жда В корнях не поют , Но зреет однаждный Свет ангельских юрт. Там с вызвоном блюда Прохлада куста , И рыжий Иуда Целует Христа. Но звон поцелуя Деньгой не гремит , И цепь Акатуя — Тропа перед скит. Там дряхлое время , Бродя по лугам , Все русское пл емя Сзывает к столам. И , славя отвагу И гордый твой дух , Сыченою брагой Обносит их круг. Эта образная "зашифрованность " будущего в "Отчаре " не случайна . Каким конкретно будет новый мир , поэту трудно еще представить , но одно для него очевид но,— что в не м должен царить свет разума и справедли вости ("свет ангельских юрт "): нужда и голод там будут исключены ("там голод и жажда в корнях не поют "), там не будет разделения на богатых и бедных , будет од но свободное "русское племя ", невозможно будет там и люб о е предательство , даже поцелуй "рыжего Иуды " "деньгой не громит ". Он "целует Христа " искренне (по библейской легенде , Иуда , одни из двенадцати апостолов Христа , предал своего учителя за "тридцать сребрени ков "); будут все свободны , никто не будет знать кат о рж ных "цепей Акатуя " (на Акатуйский рудник при царе ссылали людей на каторгу ). Гражданский пафос этих стихотворений ("Отчаря ", "Октоиха " "Певущего зова ") находит свое образное выражсние в романтической мечте поэта о гармонии мира , обновлеияого революцион н ой бурей : "Не губить пришли мы в мире , а любить и верить !". Стремление к равенству , братству людей — главное для поэта . И еще : уже февральские события порождают совер шенно иной социальный настрой в лирических стихах Есенина . Он радостно приветствует прих о д нового дня свободы . Это свое душевное состояние он с огромной поэтической силой выражает в прекрасном стихотворе нии "Разбуди меня завтра рано ...". С . Толстая-Есенина рассказывает , что "по словам Есенина , это стихотворение явилось первым его откликом на Февральскую револю цию ". С революционным обновлением России связывает Есенин теперь и свою дальнейшую поэтическую судьбу : Разбуди меня завтра рано , О моя терпеливая мать ! Я пойду за дорожным курганом Дорогого гостя встречать. Я сегодня увидел в пуще Сл ед широких колес на лугу . Треплет ветер под облачной кущей Золотую его дугу. На рассвете он завтра промчится , Шапку-месяц пригнув под кустом , И игриво взмахнет кобылица Над равниною красным хвостом. Разбуди меня завтра рано , Засвети в нашей горнице с вет . Говорят , что я скоро стану Знаменитый русский поэт. Ощущение того , что теперь и он — сын крестьянской Руси — призван стать выразителем дум , чаяний и стрем лений восставшего народа , с огромным пафосом пере дает Есенин в стихотворении "О Русь , взмахни крылами ..." - своеобразном поэтическом манифесте , строки из которого уже приводились выше . Все теперь под силу поэту , все подвластно его вольному , свободному слову : Долга , крута дорога , Несчетны склоны гор ; Но даже с тайной бога Веду я тайно спор. Сши баю камнем месяц И па немую дрожь Бросаю , в небо свесясь , Из голенища нож. За мной незримым роом Идет кольцо других , И далеко по селам Звенит их бойкий стих. С иными именами Встает иная степь. В своем поэтическом манифесте Есенин выдвигает благород ную , демократическую идею : показать во всей красоте и силе революционную Русь . Поэт стремится расширить художественный горизонт , углубить социальную проблематику своих произведений . Следует особо выделить "маленькую поэму " Есенина "То варищ ", написанную и м по горячим следам февральских событий в Петрограде . 26 февраля днем на улицах и площадях Петрограда по колоннам демонстрантов был открыт огонь . Более пя тидесяти человек было убито , многих раненых демонст ранты унесли с собой . Командующий Петроградским в о енным округом Хабалов и министр внутренних дел Про топопов поспешили заверить Николая II (царь находил ся в ставке ), что "порядок восстановлен ". Но движение народных масс росло с молниеносной быстротой . И уже 1 марта остатки царских войск перешли на стор о ну вос ставшего народа . На Петропавловской крепости был поднят флаг революции ... В один из мартовских дней 1917 года трудовой , ра бочий Питер в суровом , скорбном молчании провожал и последний путь тех , кто пал в вооруженной борьбе против самодержавия . Сто восемьдесят революционеров было похоронено в тот день в брат ской могиле на Марсовом поле . Сдержанно-просто и вместе с тем эпически широко начинает Есенин в "Товарище " свой суровый правдивый рассказ о рабочем , который в дни разгрома царизма "не сробел пе р ед силой вражьих глаз ", и о том , как его сын — крошка Мартин , увлеченный героизмом отца , встает на защиту республики . Образ рабочего был новым для Есенина . И примеча тельно , что поэт сумел найти скупые и вместе с тем вы разительные штрихи , чтобы передать в "Товарище " ат мосферу тех дней и создать волнующий образ питерского рабочего , который незадаром прожил жизнь и в схватка с врагом предпочел смерть предательству. Мартин слышит мужественный голос отца , который "не пал , как трус ", слышит , как он зовет Марти на туда . Где бьется русский люд , Велит стоять за волю , За равенство и труд !.. Каков же исход борьбы ? Кто победит ? Убит отец Мар тина , "пал , сраженный пулей , младенец Иисус ", и вот уже самого Мартина , "кто-то давит ... кто-то душит , палит ог нем ". Трагизм событий нарастает . Кажется , конец ... Но все сильнее вьюжит "февральский ветерок "... и "спокойно звенит за окном , то погаснув , то вспыхнув снова , же лезное слово : "Рре-эс-пу-у-у блика !" . Такой резко-контрастный поворот повествования в кон це стихотворения с наибольшей эмоциональной силой передает драматизм и напряженность событий . В грозном , чеканном ритме заключительных строк "Товарища ", в тревожных раскатах железного слова "Рре-эс-пу-у-убли-ка !" как бы слышится неумолимая поступь шагов рево люции. Есенин был одним из тех русских писателей , которые с первых дней Октября открыто встали на сторону вос ставшего народа . "В годы революции,— писал Есенин,— был всецело на стороне Октября , но принимал все по-своему , с крестьянским уклоном ". Все , что свершалось в Р оссии в годы Октября , было необычно , неповторимо , ни с чем не сравнимо . "Сегодня пересматривается миров основа ", — утверж дал Владимир Маяковский . "Революцьонный держите шаг !" — призывал сынов восставшей России Александр Блок . Великие перемены в жизни России предчувствовал и Сергей Есенин : Сойди , явись нам , красный конь ! Впрягись в земли оглобли. Мы радугу тебе — дугой , Полярный круг — на сбрую . О , вывези наш шар земной На колею иную. Все больше Есенина захватывает "вихревое " начало , вселенский , космически й размах событий . Поэт Петр Орешин , вспоминая о встречах с Есениным в годы революции , подчеркивал : "Есенин принял Октябрь с неописуемым восторгом , и принял его , конечно , толь ко потому , что внутренне был уже подготовлен к нему , что весь его нечеловеческий темперамент гармонировал с Октябрем ...". Однако осмыслить глубоко , сознательно все зна чение исторических и социальных перемен в жизни на рода , особенно русской деревни , связанных с борьбой за торжество идей Великого Октября , он , естественно , смог далеко н е сразу . Интервенция , контрреволюция , блокада, террор , голод , холод обрушились на плечи народа . В жестоких схват ках с невинными жертвами " перманентной революции " , ценой неимоверных усилий прокладывал пролетариат России под руководством " кожанных тужурок " путь в социалистическое будущее . Революция тре бовала напряжения всех сил , железной , сознательной дис циплины , подчинения всей жизни страны единой цели — победить врага . Чтобы спастись от голода и дать продовольствие фронту , на учет были взяты все " излишки " продуктов у крестьян , установлена продраз верстка и запрещена частная торговля хлебом . Политика военного коммунизма была явлением , которое должно было упрочниться надолго , вы званным войной и разрухой народного хозяйства . Введение продразверстки и обостр ение в связи с этим на стороженно-недоверчивого (исторически сложившегося ) отношения деревни к городу , поиск частью трудового крестьянства "третьего пути " в революции , борьба в сознании крестьянина-тру женика индивидуалистических собственнических устрем л е ний с новыми взглядами на жизнь - все это находит свое преломление и в творчестве Есенина. Поэт поначалу односторонне воспринимает период военного коммунизма , ему трудно еще понять , что проти воречия этого времени будут быстро преодолеваться раз витием сам ой новой действительности . Именно в этот сложный период классовых битв , требовавших от художника особенно четкой и ясной идейной позиции , и проявился наиболее ощутимо "крестьянский уклон " Есенина . Не следует думать , что этот "уклон " — следствие только суб ъ ективных сторон мировоззрения и творчества поэта . На самом деле никакого " крестьянского уклона " не было . В произведениях Есенина прежде всего отражены те конкретные , объективные противоречия , ко торые были характерны для русского общества в пе риод пролет арской революции , что собственно и не понравилось идеологам "железной дисциплины ", в этом был главный конфликт поэта и "революции ". Россия ! Сердцу милый край ! Душа сжимается от боли . "Мне очень грустно сейчас,— пишет Есенин в 1920 го ду,— что история п ереживает тяжелую эпоху умерщвле ния личности как живого , ведь идет совершенно не тот социализм , о котором я думал ..." Рухнули утопические мечты поэта о социализме как "мужицком рае " на земле , еще недавно столь вдохновенно воспетые им в "Инонии ". Это свое мироощущение с особой лирической взвол нованностью и драматизмом Есенин выразил в поэме "Со рокоуст ". Творческая история ее примечательна . Поэма была написана Есениным во время его поездки на юг Рос сии в августе 1920 года , написана очень быстро , букваль н о "с ходу ". Один из современников поэта вспоминает : "...в перегоне от "Минеральных до Баку " Есениным на писана лучшая из его поэм — "Сорокоуст ". Жеребенок , пустившийся в тягу с нашим поездом , запечатлен в об разе , полном значимости и лирики , глубоко волну ю щей . В Дербенте наш проводник , набирая воду в колодце , упустил ведро . Есенин и его использовал в обращении к железному гостю в "Сорокоусте ": Жаль , что в детстве тебя не пришлось Утопить , как ведро в колодце. В Петровском порту стоял целый состав малярийны х больных . Нам пришлось видеть припадки , поистине ужас ные . Люди прыгали на своих досках , как резиновые мя чи , скрежетали зубами , обливались потом , то ледяным , то дымящимся , как кипяток . В "Сорокоусте ": Се изб древенчатый живот Трясет стальная лихорадка ! Может показаться , что все эти "случайные " факты , неожиданно попавшие в поле зрения Есенина во время поездки , оказались затем также "случайно " в поэме . На самом деле эти документальные в своей основе факты явились для ноэта лишь своеобразным эмоциональным д етонатором . Ко времени южной поездки Есенина "Соро коуст " уже сложился в его поэтической душе и сердце . Все мучительнее встает перед поэтом вопрос : "Куда не сет нас рок событий ?" Ответить тогда на него было не легко . Всюду были видны следы войны и разрухи : го лодные , опустевшие села , тощие , неухоженные поля , чер ные паутины трещин на опаленной засухой , мертвой земле... Трубит , трубит погибельный рог 1 Как же быть , как жо быть теперь нам На измызганных ляжках да Ах , не с того ли за селом Так плачет жалостно г армоника : Таля-ля-ля , тили-ли-гом Висит над белым подоконником. И желтый ветер осенницы Не потому ль , синь рябью тронув, Как будто бы с коней скребницей, Очесывает листья с кленов. Идет , идет он , страшный вестник, Пятой громоздкой чащи ломит. П все сильней тоскуют песни Под лягушиный писк в соломе. О , электрический восход, Ремней и труб глухая хватка, Се изб древенчатый живот Трясет стальная лихорадка ! Особенно тяжело , временами трагически , в 1919 — 1921 годах переживает поэт революционную ломку ста рых , патр иархальных устоев русской деревни . Глубокий внутренний смысл имеет в "Сорокоусте " рассказ о том , как паровоз обогнал тонконогого жеребен ка . Именно в этой сцене поэма достигает своего кульми национного звучания : Видели ли .вы, Как бежит по степям, В тумана х озерных кроясь, Железной ноздрей храпя, На лапах чугунных поезд ? А за ним По большой траве, Как на празднике отчаянных гонок, Тонкие ноги закидывая к голове, Скачет красногривый жеребенок ? Милый , милый , смешной дуралей , Ну куда он , куда он гонится ? Неуже ль он не знает , что живых копей Победила стальная конница ?В одном из писем , относящихся к осени 1920 года , Есенин рассказывает : "Ехали мы от Тихорецкой на Пя тигорск , вдруг слышим крики , выглядываем в окно , и что же ? Видим , за паровозом что есть силы скач е т маленький жеребенок . Так скачет , что нам сразу стало ясно , что он почему-то вздумал обогнать его . Бежал он очень долго , но под конец стал уставать , и на какой-то станции его поймали . Эпизод для кого-нибудь незначительный , а для меня он говорит очень мно г о . Конь стальной победил коня живого . И этот маленький жеребенок был для меня наглядным дорогим вымирающим образом деревни ..." Да , на глазах у поэта умирала старая , патриархаль ная Русь . Что придет ей на смену ? Что ждет Россию в будущем ? Вот прежде всего ч ем озабочен поэт и что наполняет его "Сорокоуст " трагедийным пафосом : Хорошо им стоять и смотреть , Красить рты в жестяных поцелуях,— Только мне , как псаломщику , петь Над родимой страной аллилуйя . Это пронзительно-тревожное "чувство родины ", по терь оза рена вся поэма , дерзкие , впечатляющие образы "Сорокоуста " сразу же (до появления его в печати ) при ковали внимание многих современников поэта . О есенин ском "Сорокоусте " заговорили , заспорили , иные возра жали поэту , иные возмущались его "грубой " лексикой, иные полностью солидаризировались с автором . Равно душных не было . В ноябре 1920 года Есенин читает свой "Сорокоуст " на вечере в Политехническом музее . Один из литераторов , присутствовавших на этом вечере , рас сказывает : "Аудитория Политехнического музея в Москве . Вечер поэтов . Духота и теснота . Один за другим читают свои стихи представители различных поэтических групп и на правлений . Многие из поэтов рисуются , кривляются , не которые как откровения гения вещают свои убогие стиш ки и вызывают смех и ирониче с кие возгласы слушателей ... Пахнет скандалом . Председательствует сдержанный , иног да только криво улыбающийся Валерий Брюсов ... Высту пает Есенин . Начинает свой "Сорокоуст ". Уже четвертый или пятый стих вызывает кое-где свист и отдельные воз гласы негодова н ия ... Часть публики хлопает , требует , что бы поэт продолжал . Между публикой явный раскол . Брюсов встает и говорит : "Вы услышали только начало и не даете поэту гово рить . Надеюсь , что присутствующие поверят мне , что в деле поэзии я кое-что понимаю . И вот я утверждаю , что данное стихотворение Есенина самое лучшее из всего , что появилось в русской поэзии за последних два или три года ". ...Есенина берут несколько человек и ставят его на стол . И вот он ... читает свои стихи , читает долго , по обык новению размахив ая руками... А через ноделю-две не было , кажется , в Москве моло дого поэта или просто любителя поэзии , следящего за но винками , который бы не декламировал "красногривого жеребенка ". А потом и в печати стали цитировать эти строки , прицепив к Есенину ярлык " поэт уходящей де ревни ". Сегодня особенно очевидна несостоятельность попыток представить Есенина лишь певцом Руси уходящей . Вмес те с тем очевидно и другое : "крестьянский уклон ", с кото рым Есенин воспринял Октябрь , сказался в "Сорокоусте " особенно отчетл и во . В этой "маленькой поэме ", так же как и в "Кобыльих кораблях ", "Песне о хлебе ", "Испове ди хулигана ", стихотворениях "Мир таинственный , мир мой древний ...", "Я последний поэт деревни ...", "Сторона ль ты моя , сторона ..." и др ., явственно звучит и непод д ельная тревога за судьбы "России ", которую , по мнению поэта , готов был прибрать к рукам "железный гость "; и мужицкая стихийная удаль , идущая на кресть янской Руси от разинских и пугачевских времен ; и мучи тельный разлад поэта с самим собой ; и боль , с кото р ой Есенин воспринимал тогда ломку старого крестьянского уклада . Все глуше слышны теперь раскаты буслаевской мужицкой удали , мятежного революционного набата , еще так недавно громко раздававшиеся в стихах поэта . И ря дом с призывными строками : Шуми , шуми , ре ви сильней , Свирепствуй , океан мятежный ... все чаще появляются теперь строки , полные душевного смятения , тревоги и грусти : Я последний поэт деревни , Скромен в песнях дощатый мост. За прощальной стою обедней Кадящих листвой берез. На тропу голубого поля Скоро выйдет железный гость . Злак овсяный , зарею пролитый , Соберет его черная горсть. Скоро , скоро часы деревянные Прохрипят мой двенадцатый час ! Речь здесь идет , конечно , не о физической смерти , а о "гибели " стихов "последнего поэта деревни " под бесп о щадной пятой "железного гостя ". И вместе с тем поэт стремится познать смысл происходящего : О , если б прорасти глазами , Как эти листья , в глубину. Он сердцем чувствует , что вся его жизнь в песнях, в стихах , что без них нет ему места на земле : Ах , увял г оловы мой куст , Засосал меня песенный плен . Осужден я на каторге чувств Вертеть жернова поэм. И опять поэта гложет тревожная дума , сможет лп он петь по-новому . А если нет ? Если "новый с поля придет поэт "? И его "будут юноши петь " и "старцы слушать ". Что тогда ? И вся эта сложная гамма чувств проникнута любовью к Родине , которая всегда томила , мучила и жгла чистую душу поэта : Я люблю родину , Я очень люблю родину ! Я все такой же, Сердцем я все такой же. Как васильки во ржи , цветут в лице глаза. Стеля стих ов злаченые рогожи , Мне хочется вам нежное сказать . Спокойной ночи ! Всем вам спокойной ночи ! Эти есенинские стихи , как и вся его поэзия , по-на стоящему гуманистичны . Они наполнены "грустной ра достью " бытия и даже тогда , когда поэту кажется , что все све тлые мечты и надежды — в прошлом . Вспомним одно из самых проникновенных и человечных лириче ских стихотворений — "Не жалею , не зову , не плачу ...", написанное им в 1921 году . Как философски мудры в ном раздумья Есенина о днях быстротекущей жизни , с ка кой х удожественной силой выражена в нем любовь к лю дям , ко всему живому на земле ! Не жалею , не зову , не плачу , Все пройдет , как с белых яблонь дым. Увяданья золотом охваченный , Я не буду больше молодым . Дух бродяжий , ты все реже , реже Расшевеливаешь пламен ь уст . О , моя утраченная свежесть , Буйство глаз и половодье чувств. Все мы , все мы в этом мире тленны , Тихо льется с кленов листьев медь ... Будь же ты вовек благословенно , Что пришло процвесть и умереть. Когда вчитываешься в позднего Есенина , поражае шься тому , что , оказывается , почти все , о чем мы только сейчас заговорили вслух после семидесятилетней безгласности,— почти все это уже былосказано и предвидено гениальным поэтом . С потрясающей силой запечатлел Есенин то " новое " , что насильственно внедря л ось заезжими эмиссарами в быт деревни , взрывало его изнутри и привело теперь к всем известному состоянию. " Был в деревне . Все рушится ... Надо самому быть оттуда , чтобы понять ... Конец всему " - таковы были впечатления Есе нина тех лет . Они дополняются воспо минаниями сестры поэта Александры Ксениной : " Помню наступивший голод . Страшное время . Хлеб пекли с мякиной , лузгой , щавелем , крапивой , лебе дой . Не было соли , спичек , мыла , а об остальном уж и думать не приходилось ... К власти наряду с честными людьми прол езли " лабути ", имеющие длинные руки . Жилось этим людям совсем неплохо... " 1 июня 1924 г . Есенин пишет " Возвращение на родину " . Образ запустения , но уже не чеховско-бунинского , в котором была поэзия , а какого-то надрывного , беспросветного , пред вещающего " к онец всему ", встречает нас в самом начале этой маленькой поэмы . " Колокольня без креста ", подгпиншпе кресты кладбища , кресты , которые — образ гражданской войны ! -- "как будто в рукопашной мертвецы , за стыли с распростертыми руками ". Убогий быт разоренной го да ми -междоусобного раздора - деревни , "календарный Ленин " вместо выброшенных сестрами комсомолками икон , " Капитал " вместо Библии ... Внук , не узнавший деда , еще один образ сим вол - эпохи , еще одно страшное прозрение будущего . Как это контрастирует с пушк инским : "внук ... обо мне вспомянет " !.. Все стихотворение , собственно ,- поэтическая параллель к пушкинскому "Вновь я посетил... " , правда , лишь тематически . И там , и тут - возвращение на родину . Но каким же разным со держанием наполнено го и другое возвращен ие ! У Пушкина— полноценное бытие , которое не кончается даже смертью , потому что во всем страстное ощущение связи вре мен , непрерывности этого бытия . У Есенина , который в это вре мя и своем творческом развитии приходит к Пушкину , - ощущение распада времен, разру шения векового уклада , разлома бытия. Трагический итог всему этому поэт подводит в стихотворении тех же дней " Русь советская ": Вот так страна ! Какого ж я рожна Орал в стихах , что я с народом дружен ? Моя поэзия здесь больше не нужна Да и , пожалуй , са м я тоже здесь не нужен. И далее звучат чисто пушкинские мотивы утверждения сво боды творчества , независимости поэта,— разумеется , звучат по-есенипски обостренно-лично : Приемлю вссе, К ак есть все принимаю. Готов идти по выбитым следам. Отдам всю душу октяб рю и маю, Но только лиры милой не отдам. Какой страшный , трагический образ : " готов идти по выбитым следам "! Готов отдать душу , жизнь , но только не лиру...За три года до Есенина о " тайной свободе " , воспетой вослед Пушкину , в условиях надвигающегося деспотиз ма вспомнит Блок . В своей пушкинской речи "О назначении поэта " Блок предвидел , что " надо пережить еще какие-то события ", что уже " изыскиваются средствам поставить преграды на пути этой " тайной свободы " , замутить "бездонные глубины духа " , и преду преждал : " Пускай же остерег утся от худшей клички те чиновни ки , которые собираются направлять поэзию по каким-то собст венным руслам , посягая на ее тайную свободу и препятствуя ей выполпять ее таинственное назначение. " Многое из того , что произошло в стране , предуга дал Есенин . в своей лирике лета 1924 г . и в поэме "Анна Онегина ", задуман ной тогда же. Поэма тесно связана со всей лирикой Есенина , она вобрала в себя многие ее мотивы и образы , Если же говорить о традици ях , то в год окончания работы над поэмой — 1925-й — Есенин писал : " В смысле формального развития теперь меня тянет все больше к Пушкину ". И пушкинская традиция , конечно же , при сутствует в поэме . Плодотворнее , думается , говорить о пушкинском начале в широком смысле , на что , кстати , ссылал ся и сам Есенин в приведенном высказьжании . Прежде всего это - народность . Есенин , пройдя через искушение изысканной метафорой , пришел к такому пони манию искусства , которое определяется верностью художника "простоте , добру , правде " . Эти ориентиры выразились в языке поэмы , точнее - во всем бо гатстве разговорной народной речи , что бросается в глаза с пер вых строк . В поэме Есенина персонажи " самовоспроизводятся " через речь и оттого сразу приобретают пластически зримые чер ты живою лица . Речь каждого настолько индивидуальна , что нам хорошо помнятся и возница , и мельник , и старуха , и Анна , н даже ее мать , которая произносит всего одну фразу , но опреде ляется в ней , и Прон , и Лабутя , и , конечно же , сам главный ге рой . Именно здесь проявилась неподдельная народность , кото рая н ашла свое высшее воплощение у великих предшественни ков Есенина - Пушкина , Лермонтова , Кольцова , Некрасова . Вспоминается и лермонтовский старый сол дат ( " Бородино " ), и , наконец , Некрасов , основу многих стихов которого составила разговорная речь русского на рода . Это все мы находим в поэме Есенина. Печально , что в некоторых работах прошлых лет образ Анны рассматривался слишком "приземление " и получал порой социо логическое толкование . Так , один из авторов даже называет ее "женой белогвардейца ", хотя , как явст вует из самой поэмы , муж Анны погиб на фронте еще до октября 1917 г . С другой стороны , хочется предостеречь и от чрезмерного увлечения поисками про тотипов героев , сведения всего богатства произведения к какой-то конкретной биографической ситуации . Конечн о , в поэме Есе нина не могли не отразиться моменты его биографии , но надо по мнить , что прототип и художественный образ всегда богаче ; ге рой произведения живет и развивается по законам данного про изведения , т . е . по законам искусства , которые тождественн ы жизни , отвечают жизненной правде , а не правде узкобиографи-ческой . К примеру , прототипом Анны Снегиной называют поме щицу Л . И . Кашину — молодую , интересную , образованную жен щину , которая после революции ни в какие заграницы не уезжа ла , а работала в Мо с кве переводчицей и стенографисткой . Судь ба распорядилась так , что Л.И.Кашина была похоронена в 1937 г . на одном кладбище с Есениным. Но вернемся к поэме . То , что Анна Онегина оказалась вдали от Советской России , это , конечно же , печальная закономер ность , трагедия многих русских людей того времени . Разлука с - Анной Снегиной в лирическом контексте поэмы - это разлука поэта с юностью , разлука с самым чистым и святым , что бывает у человека на заре жизни . Но - и это главное и поэме - все че ловечески прекрас н ое , светлое и святое живет в герое , остается с ним навсегда - как память , как " живая жизнь " , как свет да лекой звезды , указывающей путь в ночи : Далекие , милые были !… Тот образ во мне не угас Мы все в эти годы любили , Но , значит , Любили и нас. Этот эпилог был очень важен для Есенина - поэта и челове ка : ведь это все помогало ему жить , бороться в себе со своим " черным человеком " , а также выдерживать нечеловеческую борь бу с ненавистниками России и русского поэта . Эпилог этот означает еще и то , что прошлое и настоящее для героя взаимосвяза ны ; он как бы соединяет времена , подчеркивая их неделимость и неотделимость от судеб родной земли , ощущаемой в конкрет ных и зримых образах " малой родины ", где прошли ранние годы жизни поэта и его героини. Тема родины и тем а времени в поэме тесно связаны . В узко-хронологическом смысле эпическая основа поэмы такова : основная часть это рязанская земля 1917 г . в пятой главе — эскизный набросок судьбы одного из уголков большой деревенской Руси периода страшных потрясений , сви д етелем которых становится поэт и герой " Анны C негиной " (дей ствие в поэме кончается 1923 г .). Разумеется , за судьбой одного из уголков русской земли угадывается судьба страны и народа , но все это , повторяю , дано эскизно , хотя и с довольно характер ными поэ тическими картинками . Для нас особый интерес пред ставляет не само изображение "эпических " событий , а отноше ние к ним поэта : ведь поэма - то в первую очередь лирическая . Есенин в поэме высказывает , если так можно выразиться , концепцию жизни свой взгляд н а мир , на события , на то , что остается неизменным и вечным . После строк о времени революции , когда " чумазый сброд ! Играл по дворам на роялях | Коровам тамбовский фокст роты , следуют стихи иной тональности : Шли годы Газмашисто . пылко ... Удел хлебороба гас. Есенин как бы провидел то время , когда удел хлебороба выльется в трагедию 1929 1933 гг . Но дело не только в провиденье поэта, а в том , что он был свидетелем истоков трагедии русского крестьянства . Саркастически звучат в поэме слова , ко торыми представите ли разных интеллектуальных слоев именова ли крестьянина : Фефела ! Кормилец ! Касатик ! Владелец землей и скотом , За пару измызганных " катек " Он даст себя выдрать кнутом. Сам Есенин не идеализирует русское крестьянство ; он видит ею неоднородность , видит в н ем и мельника с его старухой , и возницу из начала поэмы , и Прона , и Лабутю , и мужика , сжи мающего от прибыли руки ... При этом нельзя забывать , что положительные начала , своеобразную основу жизни поэт видит в трудовом крестьянстве , судьба которого является эпической основой поэмы . Судьба эта печальна , как явствует из слов ста рухи мельничихи : У нас здесь теперь неспокойно . Испариной все зацнело . Сплошные мужицкие войны — Дерутся селом на село. Символичны эти мужицкие войны ; они являются прообразом большой братоубийственной войны , подлинной трагедии , от кото рой и впрямь , по словам мельничихи , едва не " пропала Расея " ... Перекличка с этим возникает и в конце поэмы в письме мель ника Расея... Дуровая зыкь она. Хошь верь , хошь не верь ушам — Однажды отряд Ден икина Нагрянул на криушан. Вот тут и пошла потеха-.. С потехи такой— околеть- Со скрежетом и со смехом Гульнула казацкая плеть... Такая " потеха " никому не на пользу , разве что Лабуте , тре бующему для себя "красный орден " ...Осуждение войны — империалистическ ой и братоубийствен ной - одна из главных тем . Война осуждается всем ходом поэ мы , разными ее персонажами и ситуациями : мельником и его старухой , возницей , двумя главными трагедиями жизни Анны Снегиной . Причем порой голос персо нажа сливается с голосом ав т ора , как , например , в словах пись ма мельника однажды поэт говорит прямо от себя : Я думаю : Как прекрасна Земля И на ней человек. И сколько с войнной несчастных Уродов теперь и калек ! И сколько зарыто в ямах ! И ско лько зароют еще ! И чувствую в скулах упрямых Жестокую судоргу щек... Потрясающая душу человечность русской классической литературы , ее "лелеющая душу гуманность " живет в поэме Есен ина . Отказ от участия в кровавой бойне не поза , а глубинное выстраданное убеждение . Изменения в облике русского мужика начинают раскрывать ся с первых строк поэмы - в рассказе возницы , да и в самом облике этого персонажа , по-своему умного и нахального , ос о бенно в сцене расчета . Это тоже образ эпохи , человек , стронув шийся с вековых устоев и , в отличие от Прона Оглоблина , не об ретший каких-либо других жизненных стремлений , кроме как "выпить в шинке самогонки ". Но , с другой стороны , в чем то близок к нему и сам Прон - "драчун , грубиян ", который "с утра по неделям пьян ". Старуха мельничиха не случайно говорит так о Проне : он для нее разрушитель , к тому ж убийца . Да и у са мого поэта Прон Оглоблин вызывает сочувствие лишь там , где говорится о его гибели , а в целом в поэме автор далек от Прона , между ними все время присутствует какая-то непреодолимая преграда . И немудрено : если с мельником и его старухой поэт на равных , то к народу , к мужикам он идет поклониться и чувствует себя счастливым оттого , что мужики п ризнают его за своего . Прон Оглоблин , как отмечали исследователи , как раз и явля ется воплощением какого-то пугачевского начала . Верное на блюдение — пугачевского ! Вспомним , что Пугачев , объявивший себя царем , стоял над народом , был деспотом и убийцей (см . хотя бы "Историю Пугачева " Пушкин с приложенным к ней огромным списком жертв Пугачева ). Над народом стоит и Прон Оглоблин : Оглоблин стоит у порот И спьяну в печенки и в душ Костит обнищалый народ. "Эй, Тяраканье отродье ! Все к Сн егиной !.. Р-раз и квас ! Даешь , мол , твои угодья Без всякого выкупа с нас ! " И тут же , меня завидя, Сказал в неподдельной обиде : " Крестьян еще нужно парить " "Тараканье отродье !" — вот как обращается к народу герой , в котором многие исследователи вполне справедливо видели подлинного большевика-ленинца !.. Характерно и поведение Про на в присутствии поэта , выраж енное в последних четырех строч ках ... Позже аналогичный тип встретится у М.А.Шолохова в "Поднятой целине " (Макар Нагульнов ). Дорвавшись до власти и так и не сумев , да и не желая слиться с народом , такие люди будут думать , что делают все для блага народа, а благом наро да , как известно , издревле оправдывались любые кровавые пре ступления . До этого , разумеется , не доходит в поэме , но тип во жака , стоящего и а д народом , подмечен верно. Другой чип , Лабутя Оглоблин , не нуждается в особых комментариях . Характер но , что рядом с Проном Лабутя "с ...важной осанкой , как некий седой ветеран ", оказался "в Совете " и живет , " не мозоля рук ". Тоже тип эпохи , и он необходимо должен был оказаться подле Пропа , считающего , что "крестьян еще нужно варить ". Но если судьба Проча, при всех его отрицательных сторонах приобретает трагический оттенок в своей развязке , то жизнь Лабути - жалкий , отвратительный фарс . Знаменательно , что именно Лабутя "поехал первым описывать снегинский дом " и арестовал всех его жителей , спасенных впослед с твии от скорого суда добрым мельником . Так в январе 1925 г ., находясь на Кавказе , закончил Есенин свою последнюю и главную поэму . Широта исторического про странства поэмы , обретаемая героем в конце ее открытость жиз ненным впечатлениям , лучшим движениям д уши прямо соответ ствую ! народным идеалам , выразителем которых был и остается в своих лучших творениях великий русский поэт С.А.Есенин - "поэтическое сердце России ". И пока живет земля , Есенину-поэту суждено жить с нами и "воспевать всем существом в поэте шестую часть земли с названьем кратким "Русь ". Заключение Пришло время подвести итог нашему архивно-следственному эксперименту . Ограничимся двумя главными вопросами : "Каковы мотивы убийства Сергея Есенина ?" и "Как и при каких конфетных обстоятельствах происходило убийство ?" Первая проблема обсуждалась в печати многократно , но постоянно с оглядкой на недостаточную доказанность самого факта преступления в "Англетере " и недопропорядочных участвовавших в нем фигу р . Теперь , надеемся , вопрос "Убийство или самоубийство ?" решен . На текущей стадии расследования подтвердилось : несомненное убийство , отягченное последующим варварским надругательством над телом русского поэта . Возражать против такого вывода могут сегодня , л ишь люди или безнравственные , или лишенные логики , или просто несведущие. В жизни Есенина в первой половине 1924 года происходили события - одно нерадостнее другого . Скандальная известность персонажа "дела четырех поэтов " ползла по площадям , улицам и самым укромным закоулкам . Поэтический образ хулигана намертво сросся в представлении многих с искаженной информацией а скандале в кафе оброс самыми фантастическими деталями и стал своего рода мишенью для возможных провокаций со стороны людей , жаждущих "отомст и ть антисемиту ", особенно на глазах публики , наслаждающейся бесплатным спектаклем . 20 января , за день до смерти Ленина , к Есенину в больницу пришел Алексей Ганин . Друзья решили пройтись , по дороге зашли в кафе , выпили , а потом ... Потом некто Ю . Эрлих давал показания в милиции : "Я сидел в клубе поэтов и ужинал . Вдруг влетели туда С . Есенин и Ганин . Не говоря ни слова , Есенин и Ганин начали бить швейцара и , продолжая толкать и бить присутствующих , добрались до сцены , где начали бить конферансье . Пришедший ми л иционер просил всех разойтись , но Есенин начал бить по лицу милиционера , последний при помощи дворника усадил его на извозчика и отправил в отделение . В продолжение всей дороги Есенин кричал : "жиды продают Россию " и т . д ." Дворник также засвидетельствовал, что Есенин "разорвал мне тулуп и бил по лицу , кричал "бей жидов " и все в этом духе ". С чего начался скандал - осталось неизвестным . В постановлении о предании поэта суду зафиксировано , что "гр-н Есенин , явившись в кафе "Домино ", начал придираться без пово да к посетителям и кричал : "бей жидов " . Так вот , ни с того ни с сего "злостный антисемит " начал драку ... Сам же Есенин отделался коротким замечанием : "Я вышел из санатория , встретился с приятелями , задержался и опоздал в санаторий ", решил пойти в кафе , н емного выпил и с тех пор ничего не помню , что я делал и был ". Знал , что объяснять что-либо бессмысленно . Ни "избитый " конферансье , ни "присутствующие " никаких показаний не дали . Не сняли тогда показаний и с Алексея Ганина . Ясно , что скандал произошел ли ч но с Ю . Эрлихом , и все на той же почве . Причем инициатором скандала был явно не Есенин . В этом убеждают протоколы последующих уголовных дел . Но вот уже 9 февраля , уже после выхода из санатория , Есенин сидел в "Стойле Пегаса ". На сей раз в роли Ю.Эрлиха ок а зался Семен Абрамович Майзель . В милиции на допросе Есенин сообщил , что "сего числа , около 2-х часов ночи , я встал от столика и хотел пойти в другую комнату ; в это время ко мне подошел какой-то неизвестный мне гражданин и сказал мне , что я известный сканд а лист Есенин , и спросил меня : против ли я жидов или нет ? – на что я выругался , послав его по матушке , назвав его провокатором . " В это время подошли милиционеры и забрали меня в 46 отделение милиции ." Сам же Майзель показал , что , зайдя в кафе , "услышал , как гр . Есенин в нетрезвом виде говорил следующее : "по делу моему жидов мне плевать и никого я не боюсь ". На мое возражение , что на него никто плевать не хочет , гр-н Есенин набросился на меня , но был удержан публикой , нанося при этом ряд оскорблений нецензу р ными словами... " Еще один тут как тут оказавшийся свидетель , гр-н . из г.Одессы М . А . Крымский добавил , что "гр-н Есенин , придя в отделение милиции , одного из милиционеров назвал "взяточником и мерзавцем " и ругался площадной бранью .. " А буфетчица Е . О . Гартман , уже не в первый раз осуществлявшая свою "благородную миссию ", заявила , что Есенин "делал дебош , ругался неприличными словами по адресу гр . Майзель ". Проходит месяц , и Есенин попадает в очередную историю , но уже с братьями М . и В . Нейманами . Через много лет Екатерина Есенина рассказала , что прибывшие в милицию братья Нейманы предъявили удостоверения сотрудников ГПУ , после чего их тут же отпустили . Спрашивается , не из этого ли учреждения были и такие посетители "Домино " и "Стойла Пегаса ", как Ю . Эрл и х и С . Майзель ? Какую цель преследовали эти люди , намеренно играя на больной струне поэта ? Зачем изощренно выводили его из себя ? Не для того ли , чтобы добиться суда и приговора по известной статье - чего не удалось добиться Сосновскому ? В марте происходил а настоящая трагедия , финал которой разыгрался 3О-го числа , через три дня после очередного бегства Есенина на Кавказ. Тридцатого марта 1925 года в камере смертников лубянской тюрьмы загремели двери. - Кто тут Ганин ? Выходи ! Двое палачей в кожаных куртках и брюках , ставших профессиональной формой ЧК , а потом ГПУ , вытолкнули в бетонный коридор светловолосого худого человека лет тридцати , провели его до выхода в тюремный двор , повернули за изгиб кирпичной стены . Один из чекистов на ходу расстегнул деревянную кобуру маузера . Так погиб на рассвете весеннего дня вологодский крестьянин , поэт , друг Сергея Есенина , Алексей Ганин... "Дело "Ордена русских фашистов " начато 13 ноября 1924 года . Ордер на арест 1 ноября 1924 года подписан Генрихом Ягодой . В анкете для аре стованных указано , что Ганин арестовывался дважды . Впервые Губчека в Москве "по недоразумению принятый за контрреволюционера ". Второй раз 21 ноября 1923 года "арестован по обвинению в антисемитской агитации ... Освобожден под подписку о невыезде ". Речь и д ет о до сих пор скандальном "деле " Есенина , Клычкова , Орешина и Ганина , деле , преследовавшем их всю жизнь . Из протокола допроса от 15 ноября 1924 года . Допрашивали Славатинский и Агранов . "Читал выдержки из тезисов , которые обнаружены у меня при аресте (" М ир и свободный труд - народам "). Эти тезисы я подготовлял для своего романа ". Тезисы "Мир и свободный труд - народам ", пролежавшие во тьме чекистских архивов почти 70 лет , - документ русского народного сопротивления чекистско -коммунистической банде плод н ародного низового сопротивления , и написан он с таким выходом в грядущее , что мысли и страсти , изложенные в нем , кажутся выплеснутыми сегодня , в наше смутное время . ЧК арестовало тринадцать человек , не партийных , не эсеров , не широко известных писателей , а никому неведомых маленьких людей эпохи , вчерашних крестьян , начинающих поэтов , мелких служащих , объединенных одной идеей - борьбой с интернационально-коммунистическим режимом во имя спасения национальной России . Как в наши демократические времена , так и в ту тоталитарную эпоху такое мировоззрение называлось "фашистским ". Группа Ганина получила название "Орден русских фашистов ", Ганин был объявлен главой ордена , и после подобных ярлыков участь подсудимых была решена . "Главу ордена " с пятью товарищами расст р еляли 30 марта 1925 года . Остальные семеро пошли на Соловки , откуда вернулись лишь двое. Отрывки из работы Алексея Ганина "Мир и свободный труд - народам ": "За всеми словами о коммунизме , о свободе , о равенстве и братстве народов таится смерть и разрушения , разрушения и смерть . Достаточно вспомнить те события , от которых все еще не высохла кровь многострадального русского народа , когда по приказу этих сектантов-комиссаров оголтелые , вооруженные с ног до головы , воодушевляемые еврейскими выродками банды лат ы шей , беспощадно терроризируя беззащитное сельское население , всех , кто здоров , угоняли на братоубийственную бойню , когда при малейшем намеке на отказ всякий убивался на месте , а у осиротевшей семьи отбиралось положительно все , что попадалось на глаз , начи н ая с последней коровы , кончая последним пудом ржи и десятком яиц , когда за отказ от погромничества поместий и городов выжигались целые села , вырезались целые семьи. Достаточно опять-таки вспомнить разгром городов , промышленных предприятий , образцовых хозяй ств и усадеб , бесконечно и ежедневно происходившие реквизиции , бесчисленные налоги , когда облагалось да облагается и до сих пор все , кроме солнечного света и воздуха , чтобы понять , что это только безответственный грабеж и подстрекательство народа на самоу б ийство . Наконец , реквизиции церковных православных ценностей , производившиеся под предлогом спасения голодающих . Но где это спасение ? Разве не вымерли целые села , разве не опустели целые волости и уезды Поволжья ? Кто не помнит того ужаса и отчаяния , когда люди голодающих районов , всякими чекистскими бандами и заградилками доведенные до крайности , в нашем двадцатом веке в христианской стране дошли до людоедства , до пожирания собственных детей , до пожирания трупов своих соседей и ближних. Всякая общественная и индивидуальная инициатива раздавлена . Малейшее проявление ее рассматривается как антигосударственная крамола и жесточайшим образом карается , как преступление . Всюду дикий , ничем не оправданный произвол и дикое издевательство над жизнью и трудом народа, над его духовно-историческими святынями . Вот он , коммунистический рай , недаром вся Россия во всех ее слоях , как бы просыпаясь от тяжкого сна , вспоминает минувшее время как золотой , безвозвратно ушедший век . Потому что всюду голод , разруха и дикий разгул , и здевательство над жизнью народа , над его духовно-историческими святынями ..." Есенин всегда опасался быть втянутым напрямую в любую политическую борьбу , в любые заговоры . Истории с социал-демократами , с императрицей , с эсерами научили его звериной осторожн ости ... Он был верен этому своему правилу и в отношениях с друзьями и со своим окружением 1924 года , вступившим в неравную и наивную тяжбу с коммунистической властью . Алексей Ганин и его друзья , как бы копируя историю с заговором Таганцева и с Гумилевым , о днажды стали шутя составлять списки будущего правительства . Из воспоминаний Г . Бениславской : "В один из этих списков он включил и Е .- министром народного просвещения . Но Е , который , как бы ни ругался на советскую власть , все же не мог ее переменить ни на к акую , рассердился , послал Ганина к черту и потребовал , чтобы тот сейчас же вычеркнул его фамилию . Ганин вычеркнул и назначил министром народного просвещения Приблудного. " В . Чернявский вспоминал о том , как Есенин в 1923-1924 годах где попало , в любо м застолье "говорил о том , что все , во что он верил , идет на убыль , что его . "есенинская " революция еще не пришла , что он совсем один ... ...В этом потоке жалоб и требований был и невероятный национализм " , и желание драться ... С кем ? Едва ли он мог на это ответить , и никто его не спрашивал "... Обратим внимание на слово "национализм " и на то , что А . Ганин в своих тезисах объявляет себя и своих товарищей русскими националистами , восставшими против засилья коммунистической власти . Но как продолжает Чернявский свои воспоминания , чрезвычайно важно : "То , что он говорил мне , слышали , вероятно , многие , как на этот раз слышал я и молчавший в кресле его приятель . Это , видимо , и было то , что прощали одному Есенину и чувствовалось , что он давно перегорает в этой тягост н ой свободе выпадов и порывов , что на него и теперь смотрят с улыбкой , не карая , щадя его , как больного ." Какое красноречивое признание того , что "национализм " и скорее всего Страсти по "еврейскому вопросу " общество прощало одному Есенину , "не карая его ", д елая для него , в силу его популярности , до поры до времени исключение . Ганину и его друзьям власть этого не "простила " и "покарала " их ... Приехав в марте 1925 года , когда над Ганиным и его товарищами шло следствие и , несомненно , в первые же дни узнав об э т ом , Есенин заметался ... Об аресте целой группы знакомых людей - художников Чекрыгиных и актера Бориса Глубоковского он знал лично - ему , конечно же , рассказали сразу либо в комнатке на Никитской , либо в "Стойле Пегаса ". Только из официальной прессы невозм о жно было ничего узнать . Она , в отличие от "дела четырех поэтов " , специально раздутого ею , о "фашистском заговоре " Ганина не напечатала . Не выгодно было признавать , что на седьмом году советской власти в столице возникла антисоветская группа заговорщиков , н е дворян не церковников не бывших офицеров , а молодых людей из самого что ни на есть простого народа , вчерашних крестьян . Эти люди просто исчезли из жизни , и о реакции общества на исчезновение не осталось никаких свидетельств . Никто не знал , что произошл о . Процесс , следствие , приговор , исполнение приговора - все было сделано тайно . Как на все случившееся реагировал Есенин , до последнего времени не было известно. В марте-месяце (ранее это было невозможно - Сергей еще был на Кавказе ) Есенина вызывали в ЧК . К ак раз в период его знакомства с Толстой , жениховства , смотрин , разрыва с Бениславской . Видимо , предчувствуя скорую развязку трагедии и , может быть , узнав в ЧК о деле Ганина гораздо больше того , чем он рассказал Мансурову , Есенин прибег к испытанному не р а з приему : дело - не шуточное , гораздо более серьезное , нежели все прежние , в которых он был замешан , так что надо бежать , пока не поздно , скрыться , исчезнуть из Москвы . А то и его загребут под горячую руку... Видимо , поэтому 27 марта , за три дня до расстре ла Ганина , неожиданно для всех знакомых , предвкушавших развитие его романа с Софьей Толстой сел в поезд Москва-Баку . Скорее под надежное покровительство Кирова ! В Баку он прибыл 30 марта и сразу же , на всякий случай не останавливаясь в гостинице , поселилс я у Чагина . Не следует думать , что Есенин , отшатнувшийся от троцкистско-партийной элиты , приблизился к сталинскому окружению после гипотетического свидания со Сталиным и наладившихся связей с Фрунзе , а также будущим вторым лицом в партии Сергеем Мироновиче м Кировым . Вполне возможно , что жизнь Есенина в Баку под покровительством Кирова и Чагина была для поэта непростой и , что он чувствовал обволакивающие его путы дружеского партийного диктата . А ведь он , Есенин , не раз пытался не прямо в лоб , а бережно , не о б ижая самолюбия , объяснить Петру Чагину , что никому не следует распоряжаться его талантом . Хотя бы потому , что даже сам Есенин им не распоряжается , наоборот , его талант властвует над ним . Желая объяснить эту истину Чагину , он как-то показал на ржавый жело б в саду чагинской загородной дачи : "Видишь тот ржавый желоб ? Я такой же , как он , но из меня течет чистый кастальский источник поэзии ..." По глазам увидел - ничего не поняли . Показательно письмо Чагина Есенину с добрыми партийными пожеланиями , как и о чем с ледует ему писать : "Дружище Сергей " крепись и дальше . Что пишешь ? "Персидские мотивы " продолжай , не вредно , но работай над ними поаккуратней , тут неряшливость меньше всего уместна . Вспомни уклон в гражданственность , тряхни стариной . Очень неплохо было бы , чтобы соорудить что-нибудь в честь урожая , не браваду и не державинскую оду , а вещь , понимаешь ". В этом письме все - от первой до последней строчки - вызвало у Есенина отвращение : и снисходительное отношение власть имущих ("Персидские мотивы " продолжать н е вредно "), и боярско-партийное убеждение , что можно указывать поэту , что есть "аккуратность ", что есть "неряшливость ". Петр Чагин фактически пытается учить Есенина , "как писать стихи ". Но уж , конечно , о чем писать - здесь у Чагина нет никаких сомнений , он- то знает : надо "соорудить " (стиль-то каков !) что-нибудь "в честь урожая ". Чагин уверен , что это должна быть не "бравада ", не "державинская ода ", а нечто наивысшее - "вещь ", и как равный к равному , чуть ли не как "поэт к поэту ", обращается к Есенину : "ну ты же понимаешь "... Перед нами почти разговор Моцарта и Сальери . И в роли Моцарта выступает Чагин : "Мы с тобой , в отличие от непосвященных , от черни , ведь все понимаем ". И это писал один из самых образованных партийных чиновников , один из тех , кто искренне л ю бил Есенина . Что уж говорить о других ! Все исследователи жизни Есенина восхищаются Кировым , который после тою , как Есенин на даче в Мардакянах читал партийной верхушке Азербайджана "Персидские мотивы ", сказал с упреком Петру Чагину : - Почему ты до сих пор не создал Есенину иллюзию Персии в Баку ? Смотри , как он написал , как будто был в Персии . В Персию мы не пустили его , учитывая опасности , которые его могут подстеречь , и боясь за его жизнь . Но ведь тебе же поручили создать ему иллюзию Персии в Баку . Так со з дай ! Чего не хватит - довообразит . Он же поэт , да какой ! Да , Киров относится к Есенину , конечно же , лучше , нежели Бухарин Троцкий или Луначарский . Но даже в этих его благожелательных словах сколько бесцеремонного сознания своего могущества , своей спесивой непогрешимости , уверенности в том , что он-то , Киров , знает , что Есенину нужно , гораздо лучше , нежели сам Есенин . Вроде бы комплимент сказал : "Он же поэт , да какой !". А одновременно - партийное высокомерие , хамство сильного мира сего : ну что , что не пусти л и в Персию ! Он же довообразит , у него же профессия такая -"довоображать ". Кому-кому , а уж Кирову , бывшему уездному газетчику , можно сказать , Литератору , это известно лучше , нежели кому другому. Затравленный , обложенный уголовными делами , истерзанный партий ной прессой после "дела четырех поэтов ", не раз уже побывавший в ЧК , Есенин спасается в Баку , а Киров как будто ничего не знает об этой травле , об этих реальных опасностях , об уголовном преследовании ... Палец о палец не ударит , чтобы оберечь Есенина от тр а вли , подстерегающей поэта в России , и несет какую-то околесицу о том , что жизнь Есенина может быть в опасности , если он поедет в Персию . Поэт здесь , у себя на родине живет "как иностранец ", как "пасынок ", как изгой . За его друзьями идет политически-угол о вная охота , Ганин со своими соратниками уже расстрелян , а самодовольный Киров думает , что в России у Есенина все в порядке… Ответить на второй вопрос : "Как и при каких конкретных обстоятельствах происходило убийство ?" в наши дни , увы , невозможно , нам посил ьны только гипотезы . Предположить можно следующее развитие драматических событий. Из-за угрозы суда и под воздействием своего окончательного разлада с большевистской идеологией Сергей Есенин намечает свой побег из СССР , о чем проговаривается 27 ноября 1925 года в письме к П . И . Чагину . Замысел излишне доверчивого поэта становится известен Льву Троцкому , остановившему ходатайство Луначарского - замять судебное дело по оскорблению поэтом дипкурьера А . Рога - и приказавшему "присмотреть " за Есениным , позволяю щ им себе резкую критику власти чуть ли не на всех перекрестках и почти открытые выпады против него лично . Главный "архитектор " дал сигнал "присмотреть " за Есениным , он же после государственного фарса с похоронами поэта 19 января 1926 года дал в "Правде " и о тбой . Едва ли Троцкий приказывал убить своего духовного противника . Это , уместно предположить , случилось в застенке ГПУ (настаиваем на адресе : проспект Майорова , 8/23) после четырехдневных допросов беглеца , когда расшалившиеся нервы следователя не выдержа л и и рука потянулась к нагану ... Внешним поводом для жестко-пристрастной экзекуции послужила выдуманная ГПУ версия о связях поэта с британской разведкой . Может , этот вариант возник у злодеев позже , для оправдания "самоубийства " на почве , так сказать , разоб л ачения пойманного с поличным беглеца (в литературе о Есенине такой сюжет разрабатывался , в январских ленинградских газетах глухо сообщалось о неких арестованных английских шпионах ). Чтобы скрыть убийство и отвести возможный сокрушительный удар Сталина на XIV партийном съезде (вспомним , здесь Троцкий молчал как рыба ), сочиняется сценарий с самоповешением , режиссером-исполнителем которого выступил идеологический надсмотрщик Петров . Чтобы расчистить место для кровавых мизансцен , из 130-го номера "Англетера " " извлекается " некий Евгений Васильевич Кушников - В списках жильцов гостиницы (контрольно-финансовый экземпляр ) к его фамилии дано примечание : "По сведениям домоуправления , арестован ". В 130-й срочно "поселяется " Г . Ф . Устинов , а затем колесо закручивается у же на полные обороты . В действие вступают все секретно-оперативные механизмы ГПУ , милиции и уголовного розыска , начальник Административного отдела Ленгубисполкома (ДОЛГИ ) и руководитель ЛГМ Г . С . Егоров , глава подотдела УГРО ДОЛГИ Л . С . Петржак (в 1929 г оду будут разоблачены и осуждены как крупные аферисты и финансовые мошенники ); из кожи вон лезут сексоты , надрываются во лжи газеты , подло молчат вчерашние приятели Есенина ... Его смерть окутывается ядовитым туманом на 70 лет. Подчеркиваем , предполагаемое бегство поэта из СССР - лишь видимый и не самый главный мотив его убийства . Невозможно отрицать в "деле Есенина " экстремистско-националистический еврейский . О раздутом чуть ли не до вселенских масштабов так называемом "антисемитизме " поэта считал своим п р ямым долгом высказаться всякий знакомый с ним обращенный в православие иудей и откровенный потомок Сиона . Проблема эта до сих пор запретная , несмотря на демократические выкрутасы нашего времени. Существовали , разумеется , и другие причины злодеяния (политич еские , психологические и т . д .). В трагической судьбе Есенина , как в фокусе , отразилась эпоха 20-30-х годов , драматическая судьба русского народа и его национальной культуры . Об этом еще скажут , напишут , споют... Поиск продолжается . Мы пока лишь в самом на чале пути утверждения правды о гибели великого поэта России . Страницы настоящего материала вызвают крайне неоднозначную , а подчас и шоковую реакцию у читателей . В самом деле : можно ли с большей или меньшей долей уверенности предположить , что Сергей Есенин в последние 4 дня своей жизни вообще не появлялся в "Англетере " и был убит в совершенно другом месте — в соседнем доме по проспекту Майорова , 8/23, а все мемуары о последних днях Есенина в гостинице не более чем ложь ? Мы бы не стали утверждать это с такой категоричностью . Рассмотрим , прежде всего , какими аргументами подкрепляется версия. Самый убедительный , на первый взгляд , аргумент— это отсутствие имени Есенина в списках жильцов гостиницы финансово-экономического отдела Ленинградского ГПУ . Манипуляции в эт их списках с пресловутым "5-м номером ", бесспорно , заслуживают внимания , так же как и путаница с гостиничными номерами в мемуарах . Но логичнее всего предположить , что Есенин поселился в гостинице вообще без какой бы то ни было , регистрации и его имя , соот в етственно , не было внесено ни в один список . Невероятно для режимной гостиницы ? А почему нет , если Есенина поселили туда по знакомству , по протекции тоге же Устинова ? Более того , если предположить , что поэта заманивали в капкан (а основание для такого пре д положения есть !), то тем более его имя не должно было фигурировать ни в каких списках. Все-таки наиболее надежный путь в данной ситуации — не объявлять все написанное в мемуарах супругов Устиновых и Эрлиха сплошной ложью , а постараться отделить правду ото лжи , хотя сделать это весьма затруднительно . Указание на отсутствие ванны в 5-м номере выявляет уже тот факт , что далеко не во всем можно верить "мемуаристам ", особенно по части подробностей жития Есенина в "Англетере ". Менее убедителен следующий аргумент ; никто из жильцов гостиницы , чьи имена фигурируют в списках , не вспоминал о поэте . Это доказательство полного отсутствия поэта в "Англетере " представляется весьма шатким . Ну , положим , не выходил Есенин днем из своего номера . Положим , что сидел то у себя , т о у Устиновых и не прогуливался по коридорам , не заводил ни с кем знакомств . Имя его в реестре отсутствует , в режимной гостинице , находящейся под контролем ГПУ , особенно из номера в номер не пошастаешь . Ну , не попался он просто никому на глаза , а заинтерес ованным лицам болтать о его присутствии в "Англетере " тем более смысла не было. Мы отдаем себе полный отчет в шаткости наших построений . Но и любые другие , не выглядят более убедительными . Как косвенное доказательство отсутствия Есенина в "Англетер е " приводится тот факт , что близкие к Есенину люди не написали о есенинских "четырех днях " никаких мемуаров . Совершенно неубедительным выглядит опровержение свидетельства Павла Мансурова . Путаницы в его письме О . Ресневич-Синьорелли , конечно , с избытком , но это не дает оснований уличать его в прямой лжи — все-таки , почти полвека прошло с тех пор . Интереснее другое . В "деле " Николая Клюева в архиве КГБ сохранилось письмо Мансурова Клюеву , написанное в 1928 году , спустя три года после трагедии . И там о Ес е нине ни слова . Само по себе это , конечно , не может служить никаким доказательством , но факт отсутствия имени поэта в большом и весьма откровенном послании , как можно понять первом по времени после отъезда Мансурова в Европу , наводит на некоторые размышлен и я. Теперь перейдем к тем аргументам , которые нельзя не признать бесспорными . В первую очередь — это , конечно , находка подлинных актов судмедэкспертиз за подписью Гиляровского . Аргумент железный ! Сопоставление этих актов с "актом " вскрытия тела Есе нина говорит само за себя . Кто-то использовал имя Гиляровского во всей этой грязной истории . Впрочем , окончательный ответ на этот вопрос мы получим , когда будут сличены подлинная подпись судмедэксперта и автограф на злополучном "акте ". Большой интерес пре д ставляет также указание автора на стилевое отличие некролога за подписью Георгия Устинова в "Красной газете " от его позднейших воспоминаний . Мы могли бы добавить к этому диаметрально противоположную оценку побудительных поступков Есенина в двух материалах, принадлежащих якобы перу одного и того же человека . В некрологе "Сергей Есенин и его смерть " автор утверждает , что Есенин отправился в Ленинград именно умирать и "по веси лся по-рязански ", а в воспоминаниях , опубликованных в сборнике "Сергей Александрович Есенин " (М.— Л ., 1926) и "Памяти Есенина " (М ., 1926) говорит , что поэт ехал в Ленинград жить , а не умирать ... Чему в данном случае верить ? Не правы ли мы здесь , утверждая , что некролог , подписанный Устиновым , на самом деле ему не принадлежит ? Что говорить : эпоха двойников , псевдонимов , теней , мертвых душ ! Интересный материал , представленный в статье , — биографические справки милиционеров , причастных к англетеровской трагедии , — Горбова и других , а также коменданта гостиницы Василия Назарова . Связи , прослежен ные между разными людьми , так или иначе имеющими отношение к " Англетеру ", поистине впечатляют . Документально удостоверено то , в чем , по сути , уже давно не было сомнений : "Англетер " был одним из укрепленных пунктов в зиновьевском Ленинграде , и появление там Есенина , тем более без регистрации , говорит о том , что поэта заманили в капкан . С какой целью ? Предположить здесь можно многое . Но прежде чем предполагать что-либо , отметим еще некоторые бросающиеся в глаза плюсы и минусы данного материала . Наконец-то ок о нчательно прояснена физиономия Вольфа Эрлиха — "мяконького и тихонького ", способного если не на всё , то достаточно на многое . До сих пор приходится сталкиваться с характеристикой этого стихотворца , как "кристально чистого человека " . Думается , что представл енная информация ставит все точки над "и ". В жизни человек может притворяться кем угодно . Но в творчестве солгать нельзя . Каждое стихотворение — зеркало души автора . Приведенные цитаты из стихов Эрлиха достаточно красноречивы и говорят сами за себя . И дав а йте , наконец , прекратим рассказывать сказки о "лирическом герое "! Существует такое понятие , как "образ автора ", который и открывается в написанном со всей полнотой . Так вот , образ Эрлиха достаточно ярко раскрывается в его стихах и никоим образом не соотве т ствует той маске , которую он носил в жизни. Тем , кого не убедят эти рассуждения , советуем обратиться к ленинградским газетам 30-х годов , в частности к "Литературному Ленинграду ", где "Вова " публиковал статьи о литераторах-современниках , статьи , в значитель ной мере напоминающие печатные доносы . Жертвой одного из таких доносов стал , в частности , Борис Корнилов . Какое все это имеет отношение к Есенину ? Самое прямое . Воспоминания Эрлиха ни под каким видом нельзя рассматривать как документ , как отображение реал ь ной картины происходившего . Приходится и здесь тщательно отделять зерна от плевел , пожалуй , еще с больший тщанием , чем в мемуарах Устинова. Гораздо менее убедительно однозначное утверждение , что стихотворение "До свиданья , друг мой , до свиданья, - " не при надлежит Есенину . Это все же явная натяжка . Другое дело , — почему стихотворение появлялось в печати в странной редакции , не соответствующей рукописному тексту ? Почему подлинник всплыл лишь через пять лет после трагедии ? Обрисована на основе документальных материалов сеть ГПУ , сплетенная вокруг "Англетера ". Но и здесь еще масса не проясненного . П.П.Петров , которого подозреваемый в совершенном преступлении , так и остался не до конца раскрытой фигурой . Гипотеза есть , штрихи портрета — также , но серьезные доказ ательства именно его причастности к происшедшему пока отсутствуют . Очень жаль , что осталась , по существу , в тени фигура Ильи Ионова . Это , пожалуй , одна из ключевых фигур ленинградской трагедии . Не он ли обещал Есенину пресловутый журнал , который Есенин та к и не смог начать выпускать в Москве и собирался издать в Ленинграде , о чем вел предварительные разговоры с Наседкиным ? До сих пор остается загадкой внезапное появление Есенина в Питере в ноябре 1925 года . Это была какая-то странная , моментальная поездка, словно без цели и без смысла . Встреча с Устиновым через шесть лет после их последнего расставания , компания друзей с чтением одного из вариантов "Черного человека " — и все ? Цель , безусловно , была . И молчание Ионова , равно как и его позирование в Ленингра д е у гроба Есенина , достаточно красноречивы . Но этот сюжет еще нуждается в дальнейшей разработке. Что же касается причин возможного убийства поэта , то она не выглядит убедительной . Слишком тугой завязался к концу 1925 года узел , и распутывать его надо по ни точке . Желание съездить в Италию к Горькому , безусловно , было , но "бегство из СССР " — слишком громко сказано ! Кажется , никто еще не обратил внимания на то обстоятельство , что к этому времени как-то стала исчезать из газет , журналов и официальных речей тем а "красного террора ". О бессудных расстрелах и произволе ВЧК в первые пореволюционные годы уже было не принято вспоминать . Прежние "герои " получили новые посты , государственность укреплялась на новых основаниях , и воспоминания о пролитой крови становились я вно не к месту . Представим себе в этой ситуации Есенина , который отнюдь не отличался способностью держать язык за зубами и не уставал бравировать своими правительственными связями , да еще швыряясь именами , слишком одиозно звучавшими для того времени . Нетр у дно представить и ответную реакцию : "Какой Блюмкин ?! Какие расстрелы ?! Да ты что ?! ” Можно предположить , что увещевали Есенина не единожды , и есть основания утверждать , что к Дзержинскому он приглашался именно по этому поводу . Слишком нерядовой фигурой был поэт в ту эпоху , слишком он был на виду , слишком независимо себя при этом вел , а поклонников , поклонниц , слушателей , друзей и подруг рядом — хоть пруд пруди . Особенно в Писательском сообществе . Неужели нельзя допустить , что кое у кого очень чесались руки — заставить поэта замолчать ? Если добавить к этому то положение между молотом и наковальней , в котором оказался Есенин (с одной стороны , покровительство Фрунзе и Кирова , с другой — Ионов и питерская компания "зиновьевцев ", обещавшая поддержку ), то с большей или меньшей вероятностью можно предположить , что именно в данный конкретный момент грандиозной внутрипартийной разборки на XIV съезде он стал кому-то не просто не нужен , а очень опасен. Так или иначе , каждая гипотеза нуждается в документальном подтвержден ии . Нам остается лишь , что "мы пока лишь в самом начале утверждения правды о гибели великого поэта России ". Необходимо разложить на весы все доводы "за " и “ против ", все факты , все возможные аргументы . Слишком много еще нераскрытого в этой истории . Верим , ч то белые пятна со временем будут заполнены и в основу создания подлинной картины происшедшего в "Англетере ". Список литературы Виноградская С. Как жил Есенин // Библиотека “ Огонек ” , N _201. М .,1926 . Вольпин Н . Свидание с другом . М ., 1984. Ивнев Р . Воспом инание о Сергее Есенине // Газета ” Московский рабочий ” . М ., 1965. Кузнецов В . Убийство С . Есенина // Журнал “ Наш современник ” . М ., 1994 . Мариенгоф А. Роман без вранья // Журнал ”Прибой ” . М .,1927 . Наседкин В . Последний год Есенина . М. , 1927 . Рождественс кий В . Память // Журнал “ Звезда ” . Л. , 1947. Шершеневич В . Великолепный очевидец . (рукопись ЦГАЛИ , фонд В.Г . Шершеневича ). М .,1932 . Эрлих В . Право на песнь // Журнал “ Издательство писателей в Ленинграде ” . Л., 1930.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Летом многие огородники задаются вопросом: "Как извести тлю?" Пацаны! Очень просто: твердо, очень-очень твердо пообещайте на ней жениться, но не говорите КОГДА. Изведется сама. Вот увидите!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Сергей Есенин и революция", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru