Реферат: Саша Чёрный - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Саша Чёрный

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 96 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Министерство общего образования Российской Федерации. по Литературе. на тему : Саша Чёрны й . Ученика 11 А класса. Средней школы № 4 Ляпина Алексан дра. Ляпина Александра Учитель : С.В . Пономарева. г . Усть – Лабинск. *** Саша Чёрный *** Mail: Salam@mail.ru. XXII 27.06.15 2001г. Краткая характеристика Саши Чёрного. ЧЁРНЫЙ, Саша . псевдоним (н астоящее имя— Гликбеог Алексан др Михайлович ) (1(13).Х . 1880, Одесса — .5. Vr ''.1932, Прованс , Франция – поэт прозаик , переводчик , детский писатель . Раннее детство пров ел в г . Белая Церковь . Отец был агентом крупной химической лабора тории . Отмеча емая современниками замкнутость и нелюдимость Ч . во многом сформировалась под влиянием тяжелой обстановки в семье (деспоти ческий отец и больная истеричная мать ). Ч . учился во 2 -й Житомирской гимназии . В 15 лет бежал из дома , учился в гимназии в Петербурге , однако был отчислен за не успеваемость . К этому времени лишился родител ьской помощи . Мальчик бедствовал , пока история не получила огласку (Я б л о н о в с к и я А . А . Срезал с я по алгебре // Сын отечества.— 1898. 8 сент .), после чего в 1898 г . его взял на воспитание председа тель крестьянского присутствия в Житомире К . К . Роше . Из Житомирской гимназии Ч . бы л вновь исключен «без права поступления» за столк новение ; директором (Ш нейдерман Э . Но вое о Саше Черном . Иванов А . С . «Не упрекай за то , что я такой В 1905 г . пер еехал в Петербург . Начал со трудничать в с атирическом журнале «Зритель» , имевшем антиправит ельственную направлен ность . 27 ноября 1905 г . в № 23 дебютировал стихо творением «Чепуха» (под псевдонимом Са ша Черный , в котором сатирически изобража лас ь правящая верхушка , включая царскую фа милию . Этот номер был конфискован , а журнал вскоре был закрыт . После этого Ч . печаталс я е ряде о ппозиционных сатирических изданий » .*» ! ( «Молот» , «Альманах» , «Маски» , «Леший» , «Ско морох» ), а также в революционных сборниках «Вольниц а» , «В борьбе» , «Песни борьбы» и др. В 1906 г . вы пустил первый сборник стихов «Разные мотивы» , в который вошли граждан ские , сатирические стихи , а также ав тобиогра фические прои зведения . Сборник был арестован , автор привлеч ен к суду за политическую сати ру . Однако судебное разбирательство состоялось лишь в 1908 г ., т . к . Ч . в 1906 г . выехал за гра ницу (см .: Евстигнеева Л . Журнал «Са тирикон» и поэты-сатирик о нцы ). В 1906 — 1907 гг . слушал лекции в Гейдель- бергском университете , написал стихотворный цикл «У немцев» , в котором сатирически изо бра жался немецкий филистер В 1908 г . возвратился в Россию , где на чина лась политическая реакция , связанная с по раже нием пе рвой русской революции . Ч . вошел в чис ло сотрудников нового журнала «Сатирикон» (вместе с А . Т Аверченко , П . П . Потемкиным , Н А Тэффи , А . Буховым ), продолжившего тра диции радикальной сатирической журналистики 1905 — 1906 гг . и , в более далекой перспективе. Журнала «Искра» 60 гг . XIX в Ч . стал бесспор ным поэтическим лидером «Сатири кона» в 1908 — 1911 гг ., завоевав всероссийскую и звестность ; сравните его характеристик в журн але «Золо тое руно >' как «короля поэтов «Са тирикона» (1909. Как вспоминает К И Чук о вский , «получив свежий номер журна ла . читатель прежде всего искал в нем стихов Саши Черного . Не было такой курсистки , та кого студента , такого врача , адвоката , учи теля , инженера , которые не знали бы их наизусть» (Чуковский К Саша Черный )'. На ряду с сати р ическим обличением разнообр азных проявлений политической реакции (столыпинск их репрессий — «Успокоение» , 1910: «третьей июньс кой» конституции , ренегатства кадетских лиде ров — «Невольное признание» , 1909; политики 3 Думы — «Пьяный вопрос» , 1908), Ч . высме и в ает и нравственное банкротство и пошлость интеллигентного обывателя , растерявшего поли тическ ий радикализм после поражения револю ции («Инт еллигент» , «Отбой» , «Желтый дом» , «Культурная р абота» , «Зеркало» , «Крейцерова соната» и др .). В 1910 г . вышла книга стихов «Сатиры » , объединившая произведения , печатавшиеся в « Сатириконе» и др . журналах . В 1911 г.— сбор ник «Сатиры и лирика» . Обе книги выдержали пя ть переизданий до 1917 г. В 1911 г . у Ч . обостряется конфликт с ре дакцией «Сатир икона» , который терял ост рую по литическую направленность и из сатирического журнала превращался в развлекательный юмо ристический . В апреле 1911 г . произошел разрыв Ч . с «Са тириконом» . Затем он сотрудничал в газете «Новый день» , печатался в журналах «Сов ременн ый мир» , «Солнце Р о ссии» , альманах ; «Шиповник». В 1912 г . Ч . провел лето в Италии н а Капри , в гостях у М . Горького , высоко оценившего его дарование : «Он гораздо инт ересней и талантли вее своих двух книжек и кажется мне способным написать превосходные веши» . В конце 1912 — нач. 1913 г . Ч . при нял участие в жур нале «Современник» , реоргани зованном М . Горь ким (вместе с ним Ч . вы шел из состава сотруд ников в мае 1913 г .). В 1912 г . Ч . привлек М . Горького к участию в сборнике для детей «Голубая книжка». В 1912 — 1914 гг . Ч . пробует се бя в разнооб разных новых жанрах : переводит Гейне (в 1913 г . под его редакцией выходит учеб ное пособие «Генрих Гейне . Книга песен . Из бранные стихотво рения» ), пишет рассказы , активно выступает как детский писатель . Принимал уч астие в альма нахе «Жар-птица » под редакцией К . И . Чуков ского , совместно с художником В . Фалилеевым выпустил книгу сти хов «Тук-тук» (М ., 1913) и «Живую азбуку» В августе 1914 г . ушел на фронт . В качестве вольноопределяюще гося был зачислен в 13-к полевой госпиталь в Варшаве . В 191 7 г . служил в Пско ве , где после февральской революции был на значен заместителем народного комиссара . Однако Октябрьской революции не принял . В 1918 — 1920 гг . жил в Вильно и Каунасе , затем эми грировал в Берлин . В эмиграции выступал по преимуществу как детск и й писател ь . В ряде стихотворений , вошедших в сборни к «Жажда» (Берлин . 1923), звучат ностальгические мо тивы идеализации старой России . Судьбы русски х эмигрантов становились темами его рассказов . Военные впечатления отразились в стилизован ных «Солдатских с к азках» , вошедших в послед нюю книгу Ч «Несерьезные рассказы» (Париж , 1928). В 1932 г . Ч . поселился в Прован се , на юге Франции . « 5 августа , возвращаясь домой от со седа , поэт услышал крик « Пожар !» и сразу же устремился к месту несчастья . С его помощью пожар быст ро потушили , но дома он почувст вовал себя плохо и через несколько часов , после сильного сердечного припадка , скончался» (Евстигне ева Л . А . Журнал «Сатирикон» и поэ ты-сатири концы ). Для политической и бытовой сатиры Ч . харак терны жанры , развиваемые в творчест ве поэтов-искровцев в 60 гг . XIX в . (А . К . Толс той и др . Жемчужниковы — Козьма Прутков , Д . Минаев . В . Курочкин ): стихотворный фелье тон («В редак ции толстого журнала» , «Смех сквозь слезы» ), эпиграммы («Критику» ), пародии (« Пробужде ние весны» ), « р ассказ в ст ихах» («Любовь не картошка» , «Городская сказка » ). Обличая совре менного «интеллигентного» обыва теля , Ч . ши роко использовал прием сатирической речевой маски . «Отстранение» автора от по шлого пер сонажа-субъекта декларировано в стихотво рении , отк рывающем первую книгу «Сатиры» («Здесь «я» не понимай , конечно , прямо — Что , мол , под дамою скрывается поэт . Я истину тебе по-дружески открою : Поэт — мужчина . Даже с бо родою» ). Этот прием обусловливал фамильяризацию стихотворного языка , ироническое , п а ро дийное сопоставление традиционной поэтической фразеологии (вплоть до цитат ) с интеллигент ским жаргоном , газетны ми штампами , низкой вульгарной лексикой («Я — волдырь на сиденье прекрасной российско й словесности» , «Стили зованный осел» : «Отречемся от ст а рого мира ... И полезем гуськом под кровать» «Отбой» ). Демократизация стихотворного языка , тенденция к снижению т радиционных поэтических тем в творчестве Ч . оказали определенное воздейст вие на поэтику раннего В . В . Маяковского (см . автобиографию «Я сам» : « Поэт почитаемый — Саша Черный . Радовал его антиэстетизм» ). Жизнь и деятельность Саши Черного. Бродя по набережным Сены , Саша пытался отыскать то место , где когда- то его любимый герой повстречался его люб имому поэту. У кого-то в Париже любимый герой д , Артаньян ,у кого-то граф Монте-Кристо. А у него , - наверно , это кому-то пока жется смешным , -у него Собачий парикмахер . Быть может , в древности он был бы мудрецом, В углу , на площади сидел , лохматый ,в бочке И говорил глупцам прохожим правду За горсть б обов… Но современность зла : Свободных бочек нет, Сограждане идут своей дорогой, Бобы подорожали Псы обрастают шерстью, И надо же кому-нибудь их стричь. Это его л итературный герой . Диоген , стригущий собак на набережной Сены . Старый интеллигент , который зад ержалс я каким-то чудом на земле , когда кончились времена интеллигентов. Может быть , он , как и автор его , из России , эмигрант , не сумевший понять революцию . Многие в т о время не поняли революцию , но некоторые говорили , что по няли , и даже сделали в ней карьеру . Другие сн ачала вроде бы поняли , а потом перестали понимать… Вот тогда и кончились времена интеллигентов . Почему они кончились ? Неужто потому , что нет своб одных бочек , бобы подорожали и над о же кому-то стричь собак ? Наверное , причина в другом . Не в том ,что бобы подорожали , а в том , что мудрость упала в цене . Пришла жена с эмалевым судком, Увядшая и тихая подруга. Смахнула шерсть с собачьего стола, Газету распластала. Друг другу старики передают С изысканностью чинной То нож , то соль… Молчат ,- давно наговорились. И только кроткие глаза Не отрываясь смотрят вдаль На облака - седые корабли, Плывущие над грязными домами… И это пишет поэт-юморист , смешивший некогда всю Росс ию . Почему ж е, Приехав сюда , он не стал смешить Ф ранцию ? Франция любит смеяться еще со вре мени Рабле , смехом в ней больше заработаеш ь , чем слезами. Если б он тогда не уехал… В 37-м ему было бы 57,в 49-м – 69.Но он у мер в 32-м, За несколько лет до того , как в России стали умирать его друзья… А родился он в 1880-м , в один год с Блоком , и значит , это и о нем Блок сказал : Мы _- дети страшных лет России- Забыть не в силах ничего. Впрочем , он это и о нас сказал , потому что страшные годы России не кон чились и при нас , и не известно , при ком кончатся . Но то , что мы , дети этих страшных лет , не в силах ничего забыть , дает нам некоторые надежды , как давало Блоку и другим поэтам , его совреме нникам. Нашим современникам . Потому что поэты не привязаны к каким-т о одним временам , лучшие из них становятся сов ременниками многих времен и поколе ний . Правда , другие времена не всегда понимают , или наоборот , настолько хорошо понимают , что отказываются печатать этих свои х современников из других времен . Так , поэта , сме шивше го всю Россию , не печатали в России с выше сорока лет . Но читатели его не з абыли и повторяли слышанное от родителей и от родителей : От русского флота остались одни адмиралы… Потому что де ти страшных лет Росси и забыть не в сила х ничего. Во времена реакции 1908-1912 годов в России было много сатирических журналов . Видимо , реакция понимала , как сильно нужно ее кри тиковать. А может , ничего она не понимала , п росто у нее не было монополии на обще ственное мнение. Другое дело - времена прогресса . Прогресс зачем критиковать ? Его критиковать нечего . Тем более что , начиная с тринадцатых годов , в стране утвердилось единое мнение , обязательное для всех органов печати , в том числе и сатирических . А если мнение одно , за че м же иметь два сатирических журнала ? Поэтому из всех « Чудаков » , « Смехачей » , « Бузотеров » и « Бег емотов » , Уцелел один « Крокодил» ( крокодилы жи вут долго ). И , начиная с тридцатых ,прогресс сам высказывал мнение о себе , не допуская никаких других мнений ( тем более сомн ений : прогресс он или не прогресс ). Могла ли додуматься дореволюционная реакц ия ? «Если б знать точно ,что можно , а что нельзя… -сокрушалась газета «Речь» в самый разгар реакции . -Но ведь именно этого у нас никто н е знает . С одной строны , как будто все дозволено , а с другой , как будто и запрещено» . К тридцатым годам никаких неясностей не остало сь : было точно известно , что запрещено , а что не дозволено . Из журналов , критиковавши х реакцию 1908-1912 годов , один п о льзовал ся успехом . Назывался он «Сатирикон» - в па мять о сатирическом романе жестоких нероновс ких времен . Редактором «Сатирикона» был талантливейший и остроумнейший писатель Аркадий Аверченко , который не только редактировал , но и мн ого писал для журнал а (впоследствии э ти два вида деятельности разделились : одни писали, Другие редактировали ). Но главной его заслугой было то ,что он собрал в журн але лучших сатирических писателей того времен и . В первом номере «Сатирикона» были напеч атаны то ли смешные , то ли грустные стихи : Все в ш танах , скроенных одинаково , При усах , в пальто но в котелках. Я похож на улице на всякого И совсем теряюсь на углах . Вот такой человек , пришедший прямо с улицы и похожий на всякого ,стал пост оянно появляться на страницах «Сат ирикона » . Уже в следующем номере журнала он с ообщил читателям важную новость , которую подс мотрел ,теряясь На выше упомянутых углах : Губернатор едет к тете Нежны кремовые брюки Пристяжная на отлете Вытанцовывает штуки . И стало ясно : нет , он не затеряетс я . Автор таких стихов не может затеряться на страницах журнала . Надо будет , решил чи татель , запомнить имя этого автора . Тем более что запомнить "его легко : Саша Чёрный. Это ваш слуга покорный, Он зовется «Саша Черный»... Почему ? Не знаю сам. Так впос ледст вии объяснял поэт происхождение свое го псев донима. А все-таки — почему ? Как случилось , что Александр Михайло вич Гликберг , сын провинциального провизора , р одившийся в Одессе , детство проведший в Бе лой Церкви , а отрочество , юность и значите льную часть молодос ти в Житомире , пере ехав в столичный город Петербург , стал зна менитым писателем Сашей Черным ? И почему именно Черным , а не Белым ? Белый в литературе уже был . Андрей Белый к тому времени был хорошо известен как символис т , то есть поэт , весьма далекий от проб лем не только Житомира , но и самог о Петербурга . А по эт Александр Гликберг б ыл близок к этим проблемам . Так , мо жет быть , для контраста с возвышенным — Ан дрей Белый , — это приземленное , будничное , не из книг , а из житейских разговоров : Саша Черный ? «Это ты , Саша ? Ну , что скажешь ? Мы тебя слу шаем». Кругом , к ругом Зрю отблеск золотистый Закатных янтарей, А над ручьем Полет в туман волнистый Немых нетопырей Это Андрей Белый. Жизнь все ярче разгорается : Двух ста рушек в часть ведут. В парке кто-то надрывается — Вероятно , морду бьют. А это , к онечно , Саша Черный. Житейская проза плохо укладывается в стихи , поэтому сти хам лучше держаться подальше от жизни ,-этого правила при держивались два таких разных направления в литературе , как символиз м и социалистический ре ализм . Различие между ними , мне кажется , в том , что с имволизм был свободен от жизни , как полет в туман волнистый немых нетопырей , а социалистический реализм руководствовался определенн ыми правительственными установками. Что касается меня , то мне нравятся и Саша Черный , и Анд рей Белый ,-тол ько Андрей Белый по праздникам , а Саша Чер ный на каждый день . В особенности на черный день. Может рыть , от этого черного дня его имя ? Скажи , Саша ! Ну , скажи ! Мы тебя слушаем. Его слушала вся Россия , он имел вс ероссийск ий успех , в том числе и у полиции , которая закрывала журналы , печатавши е его произведения , и даже арестовала его первую книжку— «Разные мотивы» . В книжке мотивы были разные , но мотив для ее ар еста был один , и этот полицейский мотив и впоследствии нередко о п ределял отношение государства к литературе. Есть и еще одно предположение по поводу происхождения псевдонима Саши Черного . В 1905 году в России появились чер носотенные погромные организации , вдохновляемые главным жа ндармом Треповым , уже известным кроваво й фразой : «Холостых залпов не давать , патро нов не жалеть !» И вскоре после это го , в том же 1905 году , в сатирическом журна ле «Зритель» по является стихотворение «Чепуха» , в котором автор рассыпается в иронических комплиментах , награждая ими не только Тре п о ва , по и министра внутренних дел Дурново : Трепов — мягче сатаны. Дурново— с талантом. Немало якобы лестных слов сказано и о других столпах ре акции Сообщается , что председатель комитета министров Витте , совершен но отрекшись от себя , живет только родиной , ч то один из главных идеологов че рносотенного и антисемитского движения Крушеван усыновил старую еврейку , и делается выво д , что не слободы нам нужны , а рейтузы с кантом. Номер «Зр ителя» с этим стихотворением был конфискован , и не спасла его подпись : Саша Че рный , то есть свой , такой же , как все эти черносотенцы , человек. Не в этом ли смысле появился впервые его псевдоним ? Вся жизнь Саши Черного-борьба с черносотенцами самых разных цветов и оттенков . И не только жизнь : среди могил , уничтоженного фашистами , есть и могила Саши Черного. Корней Иванович Чуковский , не только современник , но и добр ый знакомый Саши Черного (и даже герой его стихотворения «Корней Белинский» ), сравнива л его маску с маской Козьмы Пруткова , — с той разницей , что авторы Козьмы П рутко ва , -создали эту маску от себя отдельно , я Саша Черный надел ее на себя. У Козьм ы Пруткова маска всегда остается маской , д аже в лирических стихотворениях подчеркивается их нелепая , пародийная суть . А к Саше Черному его маска словно прирастает, и его сати ры звучат как лирика . Не потому ли он оставил себе псевдоним Саша Че рный , чтоб не было соблазна заговорить от себя ? От себя он заговорил лишь тогда , к огда оказался не у себя . В эмиграции м аска ему не понадобилась. Судя по некоторым сегодняшним выступления м в печати , кое-кто возразит против э того выражения «у себя» , кое-кто считает , ч то Саша Черный не только в эмиграции , но и в России бил не у себя,— так же , как Гейне в Германии , по утверждению блюсти телей чистоты немецкой расы . Блюстители чистоты русской р а сы могут п ризнать Сашу Черного разве что русскоязычным писате лем . Как украинца Гоголя . Как датча нина Даля . В последнее время стало модным брать у писателя анализ крови для ре шения вопроса : принимать его в отечественную литературу или не при нимать . Тут с Александром Гликбергом все ясно . Как и с Бабелем , Ильфом , Мандельштамом , Све тловым , Василием Гроссманом . Труднее с Пушкины м , анализ крови которого показывает , что п радед у него был арап . Как же русскую литературу оставить без Пушкина ? Может , з акрыть глаза на этого арапа , а на осталь ных предков пошире открыть ? Заодно закрыть глаза на молдав-ский анализ крови Антиоха Кантемира , с которого , по утвержденн ую Белинского , начиналась не молдавская , а русская литера тура. Все эти столпы нашей литературы , нечис токро вные как люди , но чистокровные ка к писатели (к ним можно добавить Фонвизина , Герцена и многих других ), дают основание отнести Сашу Черно го , несмотря на его еврейское происхождение , к чистокровным русским писателям . Не русскоязычным , а русским . По тому что писатель— это не только я зык . Да простят меня те , кто привык заг лядывать писателю в кровь , вместо того что бы заглядывать в его произведения. Ко врем ени своего прихода в «Сатирикон» Саша Чер ный был уже автором книги стихов , арестова нной в годы революционного подъема , наст упившая же реакция дала ему для творчеств а такой богатый материал , что в самый ее разгул вышла главная книга его стихов , которую он так прямо и назвал : «Сатир ы». Реакция промолчала , понимая , что ей на смену приде т рево люционный подъем , А ког да он пришел , Саша Черный» встретил его еще о дной книгой стихов : «Сатиры и лирика» . В этой книге , наступая на горло лирике , он откровенно сатирически вопрошал : Во имя чего казнокрады Гурьбою бегут в патриоты ? Во имя чего как шарады Приходится правду писать ? Вопрос о патриотах злободневен и сейчас , поскольку мно гие из них оказались обычными казнокрадами . Но вопрос был задан Сашей Черным еще в 1911 году . Вопросы нередко дольше живут , чем ответы . Так во имя чего же ? ВО ИМЯ ЧЕ ГО ? Сейчас уже можно п ризнать , что это выражение раньше понимали слишком конк ретно , подставляя то одно , то другое имя , олицетворявшее власть . Хотя выражение «во имя» имеет чисто служебное значение и лег ко заменяется предлогами «ради» и «для» , н о мы , теперь в этом можно п р изнаться ,нередко служебное , второстепенное значение поднимали на первостепенную высоту , а первостепенные загоняли в такие места , откуда их возвр атить было невозможно. Это сатира . А где же лирика ? На улице сморкался дождь слюнявый, Смеркалось… Ветер . Тусклый , дальний г ул. Поэт с «Ночною песней» Взял направо, А беллетрист налево повернул. Счастливый случай скуп и черств , как Плюшкин. Два жемчуга опять на мостовой. Ах , может быть , поэт был новый Пушк ин, А беллетрист был новый Лев Толстой ?! Бей , ветер , их в лицо , дуй за сорочку- Надуй им жабу , тиф идефтерит ! Пускай не продают души в рассрочку, Пускай душа их без штанов парит… Это лирика ? Не совсем . Но это и не сатира . Это Саша Черный . Просто Саша Чёрный , о кот ором Куприн сказал : «Саша Чёрный – один … Узос ть , мелочность , скука и подл ость обывательщины отражаются у Саши Чёрного чудесными , сжатыми , незабываемыми штрихами , ро днящими его только с Чеховым , совсем незав исимо от влияния великого художника». Ревёт сынок . “П обит” за двойку с плюсом… Больше всего уми ляет этот плюс , источник вечной бодрости и оптимизм а . Пусть жизнь на двоечку , пусть ещё ме ньше того , но всегда отыщется какой – нибудь плюс . Если поискать , непременно отыще тся . И всё же сынок побит . Не дорос еще до нашего оптимизма . Довольно трудно оптими зму в такой обстановке («Обстанов очка» ) пробиваться сквозь кряхтенье жалких ко пеек , простуженное сипенье рояля , кошачий траг ический визг и спокойную задумчивость таракан ов , которые даже хлеб оставили , чтоб задум аться о происходящем . Оптимизму нередко прих о дится пробиваться , потому что жиз нь для него нередко не приспособлена. Это похоже на черный юмор . У Саши Чёрного хватает черного юмора (не от этого ли его псевдоним ?). Хотя понятия «чёр ный юмор» тогда ещё не было , но самого чёрного юмора хватало . Может быт ь , из – за этого чёрного юмора поэту в течении многих лет был закрыт доступ в нашу светлую действительность ? В действитель ность наших тридцатых , сороковых и пятидесяты х годов. А сынок все ревёт . Он уже вырос и даже состарился , но продолжает реветь , оглядыв аясь на прожитую жизнь , в ко торой было много двоек и много плюсов , и он никак не может подсчитать , чего было больше : двоек , плюсов или светлой д еятельности. Если когда-нибудь человечество забуде т , что такое любовь , ему не останется ничего , как обратиться к стихотворению « Страшная история».У Ромео любви научить ся нельзя . У Анны Карениной нельзя . Зато совсем несложно научиться у двух сослуживц ев - Клары Керних и Петра Банкова . Как у них это произошло ? Конторщик Банков , уже не моло д ой человек , однажды н а вечерних занятиях подошел к девице Керн их . Без всякого любовного умысла . Ему нужн о было получить справку о варшавских накл адных , и за минуту до любви он еще не знал , что с этих самых накладных она и начнется .И девица Керних ниче г о не предчувствовала . Она дала ему эту справку , и вот тут , в этот самый момент , конторщик Банков , опять же без вся кого любовного умысла , чмокнул ее куда-то в затылок. Реакция была немедленная и почти машинальная : девица Керних обл обызала к онторщика , и он , растерявшись от этого вза имного проявления чувств , а каких-то скрытых рефлексов , отошел к своему столу и мрач но углубился в работу . Он и на следующ ий день не мог прийти в себя и вс е косился на соседний стол : помнят ли там еще о вчерашнем нелепом эпизод е ? Там помнили . Там не торопили со бытий , понимая , что теперь они никуда не уйдут , поскольку конторщик Банков на вечер них занятиях целовал именно ее , а не к ого-то другого . Но и медлить девица Керних тоже не ста ла : она представила Ба нкову их будущий семейный бюджет , он прове рил его с карандашом в руках и ущипну л невесту ,отдавая себе отчет , что для такого дела, Как любовь , одного карандаша мало. Проползло ч етыре года . Три у Банковых урода Родилось за это время Неизвестно для чего. Недоношенный четв ертый Стал добычею аборта, Так как муж прибавки новой К рождеству не получил. И тут всп оминается Шекспир . Да , конечно , « Ромео и Джульетта».Эта трагедия любви завершается та кими словами : Нет повести печальнее на св ете , Чем повесть о Ромео Джульетте. Автор « С трашной истории» оканчивает ее похожим заверш ением . Только не Печальнее-какая там печаль !- он говорит , что повести нет ничего на свете страшн ее . Когла человечество забудет , что такое любовь , оно забудет и что такое печа ль . Из всей богатой гаммы чувств ему о станется только одно чувство страха. А вот , казалось бы , еще б олее страшная история , но автор не называ ет ее страшной . Он называет ее простым , нестрашным словом : «Жизнь» И хотя все с тихи Саши Черн ого-про жизнь , но только это стихотворение удостоено такого названия. У двух проституток сидят гимназисты : Дудиленко , Барсов и Блок… Так начинает ся этот рассказ , вызывая законное возмущение у педагогических коллективов , родительских с оветов и всех прочих б люстителей нрав ственности . Тем более чем гимназисты не пр осто сидят : они играют с ними в карты ! Но поэт не возмущается . Он даже ка к будто умиляется . Там , где два взрослых человека вступили в законный брак , создали семью , он возмущался , назвал это «Страш ной историей» , а здесь , когда гимназис ты сидят у проституток , он настраивается н а лирический лад : Темнеют уют ными складками платья. Две девичьих русых косы. Как будто без взрослых здесь сестры и братья В тиши коротают часы. А вот и взрослые . К девушк ам п риходят «гости» , и Дудиленко , Барс ов и Блок «Встают , торопясь , и без жел чи и злости Уходят готовить урок» . Это жизнь. Она состоит из темных красок , но к артина получается вроде бы даже светлая . Белый цвет , как известно , складывается из далеко не белых цветов . И в этом вроде бы светлом - весь ужас этой картины . В сборник е «Новое о Маяковском» (Литературное наследст во ) приведены слова Горького о влиянии Саш и Черного на Маяковского . Отметив , что в стихах Саши Черного «не мало резкостей и грубостей , порой не менее значительных и правдивых , чем Маяковский» , Горький про должает : «Это не важно , что острие сатиры Черного было направлено против интеллигента , — здесь речь идет о форме , о пре емственности . Как-то в Мустамяках Маяковский и зъяснялся в почитании Черн о го и с удовольствием ци тировал его наиболее злы е стихи». Понятие «интеллигенция» возникло , когда н а арену политической жизни выходил пролетариа т , что придавало самому сло ву «интеллигенция» несколько иронический оттенок . Пролетариат з анимается серьезным д елом , роет могилу капитализму , а чем занимается интеллигенция ? Среди неразвитых , необразованных масс образова нность всегда вызывала ироническое не одобрен ие . Не исключено , что гордая фраза : «Мы университетов не кончали»— возникла еще до т ого , как появился п ервый университет . Но высшей точки пренебрежение к интеллиг енции достигло после прихода к власти нев ежественных бюрократических сил . Потому что б юрократ рождается от любви невежества к в ласти , причем безразлично : своей власти над другими или власти друго г о — "ад ним. Саша Черный писал об интеллигенции то гда , когда она пере живала не самые худшие свои годы , и он , конечно , ее высмеивал , потому что сам был интеллигент . Интеллиг енция всегда смеялась над собой и , смеясь , сгущала свои пороки. Квартирант и Фекла на диване. О , какой торжественный момент ! «Ты — народ , а я — интеллигент , — Говорит он ей среди лобзании . — Наконец-то здесь , сейчас , вдвое м, Я тебя , а ты меня поймем...» К . И Чуковский , с мужеством подлинного интеллигента , ком ментирует эти строки : «...во т с ка ким чудовищным цинизмом трактовали эти интелл игенты новейшей формации столь желанное для прежних поколений слияние с народными ма ссами». Конечно , э ти интеллигенты, ничего подобного не трактовали всерьез , они просто смеялись над собой , доводя до абсу рд -) своп малейшие слабости . Ни оди н общественный слой не смеялся так над собой , как смеялась эта прослойка . Трудно представить рабочего , который высказывал бы недовольство : «Ох уж эти рабо чие !» Или крестьянина , который бы говорил : «ох уж эти крестьяне !» А от инте ллигенции только и слышишь : « O х уж эта интелли генция !» Интеллигенция постоянно атакует сама себя , словно ей недостаточно , что ее атакуют другие . Н этих других много , слишком мно го во все времена. Но не нужно думать , что накануне р еволюции у нас была та-кая уж плохая интеллигенция . Плохая интеллигенция не подве ргалась бы такому сокрушительному разгрому . А если она в значи тельной своей части не приняла революции , то лишь потому , что ее представления о свободе не совпадали с теми , какие предлагала новая власть . Не было б у нее своих представлении о св ободе , она бы приняла любую власть , но тогда бы она не была интел лигенцией. Зачем я сын культуры, Издерганный я хмурый, Познавший с колыбели Осмысленные цели ? Вот эти м-то интеллигенция и вызывает на се бя огонь : самодержавная власть не терпит нич его осмысленного . Потому что если ее осмыслить , то придется ее свергать , а этого не хочется ни ей , ни се прислужникам и нахл ебникам. На русском клад бище Сент-Женевьев неподалеку от Парижа свяще нник отец Силуян ск азал или процитиро вал такие слови : «Те , что остались в России , любили Родину больше , чем своя убеждения» . Мы всегда считали это правильным : измена Родиие у нас карала сь со всей строгостью , измена убеждениям и ногда даже поощрялась. На кладб ище Сент-Женевьев могилы Бунина и Мережк овско го рядом с могилами белых офицеров , и теперь уже ничто не сможет их разде лить . Но и отделить их от умерших на родине Ахматовой и Булгакова тоже невозмож но . Это отсюда , из нашего времени , видно , кто из них шел верным , а кто нев е рным путем , да и то любое мнение будет небесспорным . А тогда , в на чале пути , кто из них мог видеть его продолжение ? Если б видели , кто-то из тех , кто ушел , может быть , и остался бы , а кто-то из тех , кто остался , возможно бы ушел . Судить прошлое с высокой т рибуны настоящего — неблагодарное и пустое занятие. Русские интеллигенты ... Они неблагонадежны во все време на , и ни одна власть не может рассчит ывать на их бездумную и безропотную благо надежность . Правда , с помощью интенсив ных кара тельных мер можно вырас тить новую пор оду интелли гента , благонадежного при любой вл асти , но это будет та самая порода , о которой писал «Сатирикон» , отвечая любознате льному читателю : «Вы думаете , что мерин— это порода лошадей ? По пробуйте разводить эту п ороду». И все же она развод ится . Мерин-интеллигент пре восходно хо дит в упряжке , его можно погон ять в любую сторону , но не жди те , что он оплодотворит вашу мысль , а теу , бол ее нашу литературу , В шестидесятом году , когда вышло первое советское издание сатир Саши Чёрного , жизнь значительно отличалась от той , которую он изображал в начале века . В стихах его царь Соломо н по прежнему сидел под кипарисом и е л индюшку с рисом , и все так же у ног его , как воплощённый миф , лежала С уламифь , - а в жизни уже почти никто не понимал , кто т а кой Соломон , кт о такая Суламифь.… Пройдёт еще время , и будут спрашивать , кто такая индюшка. А вот это сохранилось и почти не претерпело изменений , не смотря на две революции , две войны и одно строительство социализма : Второй эт аж . Дубовый кабинет. Гигантск ий стол . Начальник службы сборов, Поймав двух мух , покуда дела нет, Пытается отправится на свет, Какого пола жертвы острых взоров. Господи , не ужели за столько лет не чего не измен илось ? Только Служба Сборов называется иначе , но сборы те же и служба та же. В этом жизнеспособность сатиры : все те чёт , все изменяется , но течёт и изменяется то же , что всегда изменялось и текло. Вот и ещё тридцать лет прошло , и опять Саша Чёрный является к читателю . И , оказывается , ему и теперь есть о чем с нами поговорить : Дух свободы… К перестройке Вся страна стремится. Откуда он знает ? Ведь он умер почти шестьдесят лет назад ! Но , ок азывается , это еще не все. У него , оказывается , не только знание сегодняшней жизни , но и сегодняшние наши опасения. Сообщив , что полицейск ий , узнав о перестройке , хочет утопиться , автор успокаива ет его : Не топис ь , охранный воин,- Воля улыбнется ! Полицейский ! Будь покоен- Старый гнет вернется… Все течет , все изменится . Но сатира современна во все времена. Можно только удивляться , к ак С аша Черный осмеливался поименно называть в своих сатирах самых высоких государственных чиновников , например , скотиной министра внутрен них дел Дурново ( стихотворение « К праздн ику» ), вместо того чтобы спрятать эту мысл ь Подальше в подтекст , вывести министр а под видом какого-нибудь осла и уже э того осла назвать ско тиной , как ему и положено . Н ет , он пишет прямо : Съест о бжора Дурнопо Весь овес , и у него Лопнет брюхо пополам... То-то праздник будет нам ! Мы от такой прямоты отвыкли . M ы привыкли к сатире, в которой смеялся подтекст . То , что рассказывалось в самом тексте , было вроде и не смешно , иногда даже трагично , но вот явился подтекст , засмеялся и заставил смеяться всех— и серьезный текст , и серье зных читателей. Во времен а Саши Черного даже самым свиреп ым врагам литературы представлялось невозможным б ороться с подтекстом . Получалось , вроде бы на воре шапка горит . Но впоследствии , когд а при шапке выставили специальные пожарные посты , она если и горела , то не на воре , а на том , кто его уличил в преступ ле н ии , и не только шапка , у н ero под ногами горела земля , если он позвол ял себе высмеивать власть хотя бы скрыто , хотя бы на меками . Пожарные при шапке выковыривали подтекст из любого текста , как выковыривают из булки изюм , превратив это в способ неплохого су ществования . Пус ть бы сунулся к ним Иван Андре евич со своим «Квартетом» , у него бы спросили , что он имел в ви ду , говоря : «Л вы , друзья , как ни садитесь , все в музыканты не годитесь» . Каких музыкантов он имел в виду ? И какую музыку ? Потому что автором под текста был необязательно автор тек ста , им мог стать любой хранитель государственной нравственности. По , с другой стороны , сатира с подт екстом не теряет своей злободневности , поскол ьку каждое поколение читателей вклады вает в нее свой подтекст , а конкретны е ф амилии или события привязывают ее к одном у времени и без примечаний ее трудно понять. Середина мая — и деревья голы... Словно Третья Дума делала весну. Здесь приходится объяснять , что речь идет о черносотенной Думе , открывшейся после реакционного перево рота 3 июня 1907 года. Поэтому Куприн , очень высоко ценя творчество Саши Черно го , отмечал , что «он гораздо слабее своего таланта тогда , когда пишет сатирические стихи на злобу дня— о Думе , о политике , Гучкове , Милюкове и т . п . ... Саша Черный чувствует и мыслит более глубоко , и жертвы его сатиры не господа : «А» , «В» , «С» , «Д» , а типичные пошлость , скука , лень , равнодушие и тихое оподление современной жизни» . В годы реакции он призывал своих сограждан : Бра тья ! Ср азу и навеки Перестроим этот мир. ………………………. Я согласен для начала Отказаться для сатир ! Вероятно , он надеялся , что мир можно перестроить так хорошо , что никакая сатира ему не понадобится. Однако первые три года перестройки мира его разочаровали, и осенью 1920 года он уехал из России . А там . в эмиграц ии , кому нужны были его сатиры на росс ийские дела ? И пришлось Ему от них отказаться , независимо от успехов перестройки , развернувшейся в его стране . Он писал лирику , писал стихи для детей , потом у что дети всюду один аковы , они не знают ни классовых , ни на циональных различий : Япончата , Китайчата , Англичане и французы , Узкоглазые тунг узы , Итальянцы и испанцы , Арапчата , негритята… Он создал для себя детский остров , убежище от б езрадостных и взр ослых проблем , и в первую свою книгу , вышедшую на Западе , так и назвал : «Детский остров». Я купил эту книжку во Франции . Поч ему во Франции , а не у нас в Росси и ? Потому что наше детское издательства эт у детскую книжку не издают . А французские – издают . В о Франции вообще изда ется больше книг на русском языке , чем у нас на французском , потому что все французские книги могут издаваться во Фран ции , а русские могут издаваться далеко не все. Там же , во Франции , я купил и е ще одну книжку Саши Черного-«Солдатски е сказки» . Ее раскроешь так на тебя Росси ей и пахнет , словно увез Россию с собо й во Францию . В книжке этой есть сказк а «Правдивая колбаса»наводит на размышление : когда говорить начальству правду-до колбасы и ли после колбасы ? Некоторые так приспособилис ь, что ни до колбасы , ни после колбасы правды от них не услышишь . Он и не о правде думают ,а только о к олбасе . Поэтому ими начальство всегда довольн о . Что-то приходится выбирать , чем-то жертвовать : либо любовью к начальству и колбасе . У тех кто выбирает второ е , при жизни все хорошо : у тех , кто выбирает первое , все хорошо только после смерти . После смерти они живут долго , а прижизненн ая жизнь у них обычно короткая . И очен ь трудная – из-за нежелания жертвовать пр авдой. Именно это поэт и имел в ви д у , наставляя своего кота : Никогда у лукоморья Не кружись , толстяк , вкруг дуба - Эти сказки и баллады До добра не доведут… Вдруг очнешься : глушь и холод Цепь на шее все короче , . И вокруг кольцом собак и… Чуть споткнешься – и капут. Провинция , провинция…Двадцать четыре года провинции , и ни одна из провинций не запомнила , что он в ней жил . Одесса помнит , что в ней родилась Бабель и Катаев , Багрицкий и Ахматова , Ильф и Петров…Но самым то первым из знам енитых писателей в ней родился Саша Черный . Белая Церковь помнит , что в ней бывали Пушкин и Шевч енко , Нечуй-Левицкий и Паустовский , но что в ней прошло детство Саши Черного , она не запоминала .А Житомир , где он учился во 2-й гимназии и был из нее ис к лючен за оппозиционные настроения , где печатал первые свои произведения , полу чая гонорар контрамарки в оперу на галерк у . Житомир , где он прожил пятнадцать лет ,- неужели и Житомир его не запомнил ? В двенадцатитомной Украинской Советской Энциклопедии имен и Саши Черного нет . Есть механик Горимир Черный , астроном Сергей Чер ный , писатель Кузьма Черный ,кинооператор Миха ил Черный , но поэта Саши Черного в это й энциклопедии нет . И в статье о город е Житомире , где названы лучшие люди , удост оившие Житомир рожде н ием или прос то посещением , имени Саши Черного тоже нет … Провинция , провинция … Двадцать четыре года провинции , потом несколько лет столицы -впнремешку с провинцией…И снова провинция-война . И снова провинция – Литва… А там уже столицы – Берлин , Париж … Пров инци я его забывала… Но он никогда не забы вал провинцию… О , я продал бы книги свои и жилет ( Весною они не нужны ) И под свежим дыханьем весны Купил бы билет И поехал в провинцию , в страшную глушь. Четыре го да Берлина , восемь лет Парижа… Но он , остряк и насмешник , не смешил ни Бер лин , ни Париж . И не высмеивал Россию , х отя теперь ее можно было смело высмеивать , не опасаясь никаких последствий . Некоторые так и делали , даже некото рые из тех , которые в России хвалили Россию , принималис ь ее высмеивать , у ехав в другую страну. Для человека , который любит , изъяны пр едмета его любви уменьшаются с расстоянием , а достоинства— увеличиваются .Для человека , кот орый не любит , уменьшаются достоинства и у вели чиваются изъяны. Прокуроров было слишком много ! Кто грехов Твоих не осуждал ?. . А теперь , когда темна дорога И гудит-ревет девятый вал, О Тебе , волнуясь , вспоминаем , — Это все , что здесь мы сберегли... И встает былое светлым раем, Словно детство в солнечной пыли... Любовь к родине нельзя воспитать , как воспитывают лю бовь к государству . Потому что лю бовь к государству состоит из долга , из верности , из гордости , а любовь к родине — кто скажет , из чего она состоит ? Это так же невозможно определить , как и то , из чего состоит любовь к любимому чело веку. Провинция , провин ция ... В последний год своей п арижской и вообще жизни он купил билет и уехал в провинцию . В Прованс . Прованс по-французски — это и есть провинция. Хоть по ра б остепениться, Хоть пора б понять , ей-богу, Что давно уж между нами — Тем житомирским балбесом И с олидным господином, Нагрузившимся сиренью,-— Сходства нет ни на сантим... Местечко Лаванду , куда он приехал умирать , находится на той же параллели , что и Одесса , где он родился . Специально ли он выбрал эти мес та — чтобы юг Франции был похож на юг России ? . Когда в 1906 году вышла первая книжка Саши Черного , ему было 26 лет , и жить ему оставалось столько же. А когда в 1908 году к нему пришла всероссийская слава , он не знал , что славе этой только половину ос тавшихся лет жить в России , а другую п оловину — вдали от нее , в тоске и безвестности . Потому что не может всеро ссийская слава жить вдали от России. И как раз посредине , в самом зените славы сво ей в России , Саша Черный ушел добровольцем на фронт. Это только так говорится : золотая середина . Вышедшая как раз п осредине жизни первая его книжка была конфискована , посредине его литературно й жизни-эмиграция , посредине короткой , но всеро ссийской славы – война . И тоже посредине – между первым появлением имени Саша Чер ный и первым советским изданием его сатир- смерть на чужбине , во Франции , в маленьком местечке , где до него не умир али не только русские , но и франзуские поэты… Конфискация , эмиграция , война , смерть…Вот они , золотые середины русского поэта . Как-то случилось , что в эмиграции на ши писатели-сатирики не выживали . Аверченко умер в 25-м , Потемкин в 26-м , Саша Чер ный в 32-м . Но на родине бывшие авторы «Сатирикона» не очень-то выживали . Особенно не выживали те , кто связал свою жизнь с революцией . Василий Князев , автор «Песни коммуны» («Никогда , никогда… к оммунисты не будут рабами…» ).Евгений Венский , автор «Дуни-батрачки» и «Петьки-подпаска» . Аркадий Б ухов, Политически неблагонадежный еще при царе и так и не ставший благонадежным пос ле победы революции…Жизнь Саши Черного подход ила к концу , а на его родине н ачинались тридцатые годы . Застрелился Маяковский . Горький , в разгар реакции писавшей о превосходной должности быть на земле человек ом , теперь писал о « не похороненных м ертвецах» , которые «все вокруг отравляют тяго стным запахом тления . Но они уже скоро и с чезнут,-возвратят в хозяйство прир оды ту ценную материю , из которой они созданы и которой пользуются во вред окру жающим и себе» (« О пьесах» ). Как же тут было выживать , когда нужно было воз вращать материю ? Последнее стихотворение Саши Черного напечатали вместе с извещением о е го смерти. Выбрав м есто у тропинки, Где сквозь бор синеет море, Где в дали бельишко сохнет На бамбуковом заборе, Я принес большую доску- Пар дымился над ушами !- И четыре толстых ножки Обтесал карандашами. Он смасте рил эту скамейку , чтобы усталый спутник мог отдохнуть , чтобы влюбленные , сбежав о т городской суеты , могли посидеть , тесно п рижавшись друг к другу. И влюбленные не заставили себя ждать . Они сидели на его скамейке и пламенн о шептались, склонившись над биржевой таб лицей. Глядя на эту таблицу , поэт совсем было потерял веру в любовь , но тут петушок с соседней фермы очень кстати выт янул шейку и хотя и покосился на бирж евую таблицу , но внимания на ней не за держал , а стал зычно созывать свое возлюбл енное войско Двум во злюбленным он дал по шее , от двух откупился какими-то кр ошками И ушел в кусты за пятой, Томно вскидывая ножки. Любовь то ржествовала . И где , у кого ! У Саши Черн ого , в его последнем стихотворении . Но он не был бы Сашей Черным , если б за кончил свою творческую жизнь на серьезн ой ноте. Я подумал с облегченьем : Есть любовь еще на свете ! И , зевнув , разрезал дыню На развернутой газете. Зной оранжевою дымкой Острова в дали туманил, И внизу какой-то олух «Стеньку Разина» горланил. «Стеньку Раз ина» Это во Франции ! С корее всего . Это послышалось Александру Михайловичу - в его последнем стихотворении , может быть , в по следний день его жизни . Там вдали от р одины , в местечке Лаванду , в его последний день ему слышалась Россия… Он еще успел погасить пожар , возвращая сь до мой поздно вечером . Шел по ул ице , услышал зовут на помощь . Бросился на помощь , помог погасить пожар . А потом пришел домой , лег и умер. Список лит ературы. Шнейдерман Э Новое о Саше Черном // Русская литература.— 1966. — . No 3. Е в с т и г н е е в а Л . А . Журнал -<Сатирнкон» и гтоэты-сз . тириконцы.— М .. 1968: С п и р и д о и о в а Л . А . (Евстигне ева ). Русская сатирическ ая литература начала XX века.— М ., 1977: Тренин В .. Харя /Киев Н . И . Маяковский и *сатирнко нская» поэзия // Харджиев Н ., Тренин В . В Поэ т и ческая культура Маяковского.— М .. 1970; И в а н о в А . С . «Не упрекай за то . что я такой» // Панорама искусст в . 10. — М .. 1987.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Коллекторы, которым дверь открыл Федор Емельяненко, представились свидетелями Иеговы.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru