Реферат: Роль гротеска в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Роль гротеска в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 39 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

26 Реферат по дисциплине Шедевры миров ой литературы на тему : «Роль гротеска в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» Работу выполнила сту дентка очно-заочного отделения 1 к урса второе высшее образо вание Новикова О . Преподавател ь: Москва – 2005 Содержание: Введение………… ………………………………………………………………...2 Глава 1. Ф.Рабле – великий фран цузский писатель ………… …. ………………2 Глава 2. Роман «Гаргантюа и Пантагрюэль» - крупнейший памятник французского Р енессанса . ……………………………………………………… ..3 Глава 3. Определение гротеска … …………………… ………………..………… 7 Глава 4. Роль гротеска в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль».. ………………. 8 За ключение………………………………………… …………………………… .2 3 Библиография…………………………………………………………………….2 6 Введение . Роман Ф.Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» написан в п ереломную эпоху. П исатель выражает опыт времени через гротескно-гиперболическ ую фантастик у, которая выполня ет важную э стетическую функцию; она помога ет воспроизве сти уни версальн ую картин у мира, создавая для этого высокую степе нь образного обобщения. Целью моего исследования в данном реферате являет ся выявление роли гротеска в романе Ф.Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль». Реферат состоит из 4 глав, введ ения, заключения и списка используемой литературы. В первой главе представлен краткий очерк этапов жизни писателя. Во второй главе представлен кратк ий анализ исследуемого произведения. Третья глава состоит из определения исследуемого мною понятия – гроте ска, и его отражени я в литературе и искусстве. Четвертая глава состоит из определения роли гротеска в исследуемом про изведении. В заключении представлены выводы проведенного исследования. Глава 1. Ф.Рабле – величайший французский писатель. Крупнейшим представителем французского гуманизм а и одним из величайших французских писателей является Франсуа Рабле (1494 – 1553). Он родился в Шиноне, в семье зажиточного землевладел ьца и адвоката. В молодые годы поступил в о Францисканский монастырь и до 1525г. пробыл монахом в Фонте-Леконт, но вмес то богословских трудов изучал древних писателей и юридические трактат ы. Рабле получил сан священника, но служебных обязанностей не исполнял. С самого начала Франсуа Рабле больше привлекали науки, нежели духовные по двиги. Он изучал латынь, греческий, читал Платона, вступил в переписку с главою французских гуман истов Гильемом Бюде. После конфликта с монахами, которые были недовольны его нефранцисканским образом жизни ("пусть не стараются люди необразова нные приобрести образование", - учил святой Франциск), он покинул монастыр ь и стал уделять больше времени изучению медицины, а в 1532г. получил должнос ть врача лионского госпиталя. Кроме того, Ф.Рабле изучал в Риме римские др евности и лекарственные травы. После этого он состоял на службе у Франци ска I , практиковал как врач, путешествуя по Франции, и получил степень доктора медицины, затем с нова вернулся в монастырь. Глава 2. Роман «Гаргантюа и Пантагрюэль» - крупнейш ий памятник французского Ренессанса. Роман «Гаргантюа и Пантагрюэл ь» - крупнейший памятник французского Ренессанса. О н создан в эпоху Возрождения – время, когда мир закончил свое политичес кое объединение и создавал новую, отличную от старой, культуру. Роман пис ался на стыке эпох, во время перемен и потрясений, и отражает все противор ечия и недочеты, существовавшие в жизни. Как основу для сюжета «Гаргантюа и Пантагрюэль» Фр ансуа Рабле взял старинную французскую народную сказку о великане Гарг антюа «Великие и неоценимые хроники о великом и огромном великане Гарга нтюа». Главный интерес этой книги составляли ее широкая фольклорная осн ова и содержащаяся в ней явная сатира на фантастику и авантюрную героику старых рыцарских романов. Это привлекало Рабле, который решил использо вать канву лубочного «Гаргантюа» . «Гаргантюа и Пант агрюэль » был задуман как прод олжение народной книги, сохраняющее в некоторой степени стиль и имитиру ющее наивную эпичность оригинала: тот же сюжет, те же великаны, но соверше нно иной смысл. Сам Рабле в предисловии к первой книге «Гаргантюа и Пантагрюэль» сравнивает свое творение с ларцом, на котором сверху нари сованы «смешные и забавные фигурки», а внутри хранятся редкие снадобья, приносящие человеку немалую пользу. «Положим даже, вы там найдете вещи д овольно забавные, если понимать их буквально, вещи, вполне соответствующ ие заглавию, и все же не заслушивайтесь вы пенья сирен, а лучше истолкуйте в более высоком смысле все то, что, как вам могло случайно показаться, авто р сказал спроста». В своей книге Рабле рассматривает ряд проблем современной жизни общества и выр ажаеает свои взгяды на различные стороны жизни. Педагогика в культуре Ре нессанса играла очень большую роль, так как этот период – время научног о подхода и открытий, пришедших на место слепой вере, это время воспитани е нового человека с новым образом мыслей. В трудах Леонардо Бруни, Вердже рио, Дечембрино, Гварини была разработана целая система новой педагогик и, была основана школа в Мантуе, которую называли «домом радости». Один из персонажей - к ороль Грангузь е поручил решение вопроса воспитания Гаргантюа схоластикам и богослов ам сорбоннского типа, людям старой культуры и старой науки, для которых г лавный метод обучения – «зубрежка», в результате которой Гаргантюа выу чил азбуку наизусть в обратном порядке всего лишь за 5 лет и 3 месяца. Бедны й Гаргантюа стал заметно глупеть и на смену учителям-схоластикам пришли гуманисты. И здесь Рабле в очень яркой форме раскрывает свои идеалы. Восп итание по Рабле – это не только умственное, но и физическое образование, чередование различных дисциплин и отдыха, а так же не насильственное «вд албливание» дисциплин, а свободное обучение, воспринимаемое учеником с радостью. Схоластки, будучи представителями старого мира, душили на корн ю новые идеалы, вот поэтому-то так жестоко осмеивает их Рабле, выставляя н а посмешище их умственную немощь, издеваясь над их человеческими слабос тями. Не менее важная проблема, рассматриваемая Ф.Рабле, – это неудовлетворяю щая политика феодализма. Рассмотрена она в сюжете войны Гранузье и Пирох ла. Поводом для нападения войск а Пирохла на утопий цев стали не поделенные плюшки. Война в романе – эт о возможность показать не только отрицательные черты существующего ст роя, но , главным образом , изобразить тип правителя. Что пр едставляет собой Пирохл? Это король-феодал, король в старом стиле, далеки й от гуманизма и других передовых идей, это варвар, который принимает тол ько идею грубой силы. Ему противопоставлен Грангузье – полная противоп оложность: добрый король, который заботится о славе и о благе своих подда нных. Оба портрета сатира, крайность, но отдельные черты обоих королей мо жно найти в любом из правителей европейских государств. Из чего ясно, что Рабле, не отвергающий принципа монархии, не видит достойного короля и до стойной системы правления ни в одном из реально существующих государст в. На примере Телемского аббатства (телема в переводе с греческого - желани е) Ф.Рабле показывает свои идеалы устройства общества. Отставляя в сторо ну нравы С редневековья, Рабл е рисует свою картину устройства общества – Телемское аббатство, на две рях которого написан единственный принцип жизни телемитов: «Делай, что х очешь». Эта картина утопична . Но Рабле говорит о том, что в любом человеке есть свой внутренний ценз, порядочность. И когда чел овек попадает туда, где все разрешено, где свобода, то его порядочность не даст ему совершить плохих пос тупков. В Пантагрюэле Ф. Рабле вырази л свой идеал монарха и человека. Пантагрюэль не похож ни на одного из реал ьно существующих монархов. В начале книги он – великан, в середине превр ащается в обычного человека. Он – универсальный человек, образ большой французской нации. Плут и транжира Панург, перед которым встает вопрос: жениться ему или не ж ениться, ибо он очень боится остаться «рогатым», задает этот вопрос мног им представителям «учености», и каждый дает ему мудрые советы, которые н а самом деле нелепы и глупы до невозможности. Рабле разворачивает целую галерею комических личностей, среди которых богослов, врач, философ и юр ист. Но после консультаций Панург вместе с Пантегрюэлем решили ехать в К итай к О ракулу Божественной Бутылки. Это п утешествие Панурга и Па нтагрюэля похоже на «Плавание Святого Брендана» и на поиски Святого Гра аля. По дороге герои останавл иваются в разных удивительных странах, населенных невероятными сущест вами и претерпевают ряд приключений. В первой части описываются два ярких эпизода. Первый – это «панургово с тадо», мотив его заимствован у итальянца Фоленго. Такую же шутку продела л герой его поэмы «Бальдус». Этот эпизод полон иронии и тонко характериз ует психологию Панурга. Второй – описание бури и поведения пассажиров корабля во время нее – Панте грюэля, Панурга, Брата Жана, Эпистемона. Корабль тонет, и всплывают черты, раскрывающие образы этих героев. С каждой главой усиливаются сатирические аллегории, направленные на уклад католической церкви. Ост ров, где царствует враждебный всему естественному Постник, который прив одит на память притчу о Физисе и Антифизисе. Антифизис (Противоестество) плодит детей, ходящих вверх ногами, а так же монахов, христопродавцев, «св ятош», «неуемных кальвинистов, женевских обманщиков», бесноватых «путе рбеев» и «прочих чудищ, уродливых, безобразных и противоестественных. А с самого Постника Рабле нарисовал портрет типичного фанатика. Далее следовали острова Папефигов (показывающих фигу папе, т.е. кальвини стов) и папоманов. Некогда папефиги были веселы и богаты, но однажды их уго раздило показать папе фигу, и тогда папоманы вторглись на их остров и раз орили его. Зато папоманы чувствуют себя отлично. Они покланяются папским Декреталиям. Как известно, сборник папских постановлений, носящий это н азвание, односторонним решением пап был объявлен источником каноничес кого права, и именно Декреталии санкционировали всякого рода вымогател ьства курии; б лагодаря их «зл атекучей энергии» Франция ежегодно отдавала Риму в виде дани четыреста тысяч дукатов. Последняя книга романа писал ась по черновикам Рабле после его смерти его учени ками . В ней много аллегорий и резких нападок на церк овь. Герои приплывают к Оракулу Божественной Бутылки. Вердикт Оракула – «Пить», означающий наслаждаясь поглощать знания, символизирует у Раб ле дух Возрождения, который сравнивается с возгласом Гаргантюа «Лакать! » в начале книги, символизирующим утоление жажды как физиологической по требности организма, символизирующей Средневековье. Глава 3. Определ ение гротеска. Сатира - одна из самых ярких особенностей художест венного гения реалиста Рабле, а гротеск – одно из орудий его сатиры. Грот еск – излюбленный литературный прием Рабле. « Гротеск (франц. grotesque, итал. grottesco — причудливый, от grotta — гро т) - т ип художественной образности (обра з, стиль, жанр), основанный на фантастике, смехе, гиперболе, причудливом со четании и контрасте фантастического и реального, прекрасного и безобра зного, трагического и комического, правдоподобия и карикатуры. Гротеск резко смещает «формы самой ж изни», создавая особый гротескный мир, не допускающий ни буквального пон имания, ни однозначной (как в аллегории) расшифровки. Г ротеску свойственно стремление к целос тному выражению кардинальных противоречий бытия, что и предопределяет резкое совмещение в нём полярностей. Сама форма гр отеска таит в себе многозначительную содержатель ность: освящает вольность вымысла, обнаруживает «противоречивое единс тво» разнородного, разрушает общепринятые предрассудки. Гротеск — древний тип образ ности (присущий уже мифологии и архаике всех народов). Приёмы гротеска присущи комедиям Аристофана и Плавта. К гротеску охотно при бегало средневековое искусство (например, фигуры «химер» на соборах, пер сонажи животного эпоса, образы Дьявола и Порока — в драме). Став характер ной формой народной культуры (особенно — карнавалов) европ. средневеков ья, гротеск выразил стихийно материалистическое и стихийно диалектическое понимание бытия народом . Художественная вершина этого «гротескного реализма» — литература, жи вопись и театр Ренессанса (например, «Похвала глупости» Эразма Роттерда мского, образы шутов, Фальстафа и Калибана в театре У. Шекспира, итальянск ая комедия дель арте, живопись Х. Босха и П. Брейгеля, графика Ж. Калло и особ енно — «Гаргантюа и Пантагрюэль» Ф. Рабле). Определяющие структуру обра за принципы ренессансного гротеска — отношение к времени, к становлению и связанная с этим амбив алентность (двуединость), целостное и нерасчленённое изображение обоих полюсов становления: и нового и старого, и умирающего и рождающегося. Сме х, вызываемый гротескным образом, также двуедин: весёлый, ликующий и — од новременно — насмешливый высмеивающий; он отрицает и утверждает, чем от личается от чисто сатирического смеха нового времени. Ренессансный гротеск выразил смеющуюся вольн ость народа, ощущение весёлой относительности и вечной «неготовности» бытия, его единства и неисчерпаемости, а также чувство исторических пере мен. Он был также проникнут реабилитацией плоти, земной жизни и демонстр ативным антиаскетизмом » (Б ольшая С оветская Э нциклопедия в 30 тт.) . Гротеск - одна из форм комизма и вторичной условности, близкая к фантасти ческому. Гротеск становится ведущим способом типизации в литературе Во зрождения (Ф. Рабле, Дж. Боккаччо). Глава 4. Роль гро теска в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль». Большое значение для изучения гротеска имеет работа о творчестве Ф. Рабле М. Бахтина «Творчество Франсуа Рабле и народная культура Сре дневековья и Ренессанса» , который раскрыл глубоки й миросозерцательный смысл гротеска в народной карнавальной культуре и специфику его отражения у одног о из ведущих представителей литературы Возрождения. Гротескный образ в понимании Бахтина характеризует явление в состоянии его изменения, нез авершенной еще метаморфозы, в стадии смерти и рождения, роста и становле ния. Отношение к времени, становлению - необходимая конститутивная черта гротескного образа. Другая связанная с этим необходимая черта его - амби валентность: в нем в той или иной форме даны (или намечены) оба полюса изме нения - и старое и новое, и умирающее и рождающееся, и начало и конец метамо рфозы. «Гротеск, порожденный народной смеховой культурой, в сущности, вс егда - в той или иной форме, теми или иными средствами - разыгрывает возвра т на землю сатурнова золотого века, живую возможность его возврата . <…> Относительность всего сущест вующего в гротеске всегда веселая, и он всегда проникнут радостью смен, п усть эти веселье и радость редуцированы до минимума» (М.Бахтин «Творчество Франсуа Рабле и народная культура С редневековья и Ренессанса») . Функции карнавально-гротескной формы состоят в вольн ости замысла, сочетании разнородного, сближении далекого, умении по-ново му, нетрадиционно взглянуть на мир. Преувеличение, гиперболизм, чрезмерн ость, избыток являются основными признаками гротескного стиля. У Рабле г ротеск имеет не только сатирическую функцию, материально-телесная стих ия в «Гаргантюа и Пантагрюэле» носит положительный, жизнеутверждающий характер. В исследуемом мной п р оизведении Рабле, как уже говорилось выше, ши роко использует прием гротеска. Гротеск в романе Рабле выполняет важную эстетичес кую функцию: он помогает воспроизведению универсальной картины мира, со здавая для этого высокую степень образного обобщения, котор ую не мог бы достичь еще не развитый натурали стический реализм. Формы и ха рактер фантастической образности Рабле были обусловлены целым рядом в нутренних и внешних, объективных и субъективных факторов. Г ротеск, форма которого заимствована из наро дного творчества, представляет собой неотъемлемую черту образного мыш ления не только Рабле, но и многих других художников Возрождения. Чудови щные несоразмерности, несуразицы, диспропорция роста, веселые нелепост и, курьезы и неразбериха, разрывы в логической цепи, резкие переходы и нео жиданные следствия - все это характеризовало формы художественного мыш ления в эпоху начавшегося великого брожения, ломки векового уклада, когд а жизнь быстро рванулась вперед, и гротеск старого, на каждом шагу рождаю щего новое, как образная концепция бытия, вошел в литерату ру из самой действительности. Воплощени ем исторического оптимизма, непоколебимой веры в человека и его будущее , свойственных воззрениям гуманистов, явилась фантастически гиперболи зированная сила и мощь к оролей-великанов - героев р омана Рабле. Она же продиктовала Рабле вдохновенны й апофеоз человека, картины "божественного", космического могущества люд ского рода, обращенны е к очень отдаленному будущем у. Образным проявлением характерного для ренессан сного сознания стихийного антропологического материализма явилась в э попее гиперболизация материального и телесного начала, фантастика мат ериальной мощи и роста, буйного расцвета, избытка и игры материальных, те лесных сил, где под стать образам королей-великанов и количество поглоща емой ими еды и выпитого вина, где знаменитая кобыла Гаргантюа, отмахивая сь своим хвостом от оводов, уничтожает целый лес . Стихия гротеска, наполняющая роман, имеет народно- средневековый характер. Но эти мо менты получают у Рабле новый смысл и новое назначение. Хаотическая форма его повествования отражает выход человека Ренессанса на исследование действительности, предстающей перед ним во множестве аспектов, раскрыв ающейся с самых различных стор он, в зависимости от случ айных обстоятельств. Характерна в этом отношении т ема III— V книг — консультации Панурга с целым рядом советчиков по тревожа щему его вопросу и зате м плава ние по неведомым морям и островам. Здесь сказывается типичное для Ренесс анса ощущение безграничности мира и таящихся в нем сил и возможностей Гротескно-к омическая струя в романе Рабле выполняет несколько назначений. С одной с тороны, она служит целям «заманивания» читателя, должна его заинтересов ать и облегчить ему восприятие сложных и глубоких мыслей, положенных в о снову романа. С другой стороны, она же маскирует эти мысли, смягчая их выра жение, служит для книги щитом против нападок цензуры. В средние века обли чье шутовства делало возможными очень смелые высказывания и профессио нальным шутам разрешалось говорить, паясничая, то, что считалось недопус тимым в устах кого-либо другого. На это назначение своей забавной манеры повествования Рабле указывает сам в предисловии, где он сравнивает свой роман с античными ларчиками, украшенными всякими «веселыми и потешными изображениями», а внутри таящими «тонкие снадобья», и предлагает «после тщательного чтения и зрелого размышления разломать кость и высосать от туда мозговую субстанцию». Частный случай гротеска Рабле — исполинские разм еры Гаргантюа и всего его рода в первых двух книгах (начиная с третьей Пан тагрюэль приобретает обычное человеческое обличье). Черту эту Рабле пер енял из народной книги, но опять-таки она получила у него новое и притом сл ожное осмысление. Прежде всего это гиперболизированное выражение прир одных, стихийных влечений человеческой натуры, освобожденных от гнета с редневековых аскетических норм, напоминающее тот разгул плоти, который несколько позже появится на картинах фламандских мастеров. Но в то же вр емя здесь проступает замысел показать постепенное приобщение к культу ре первобытных существ, не отравленных никакими предрассудками,— этих природных сил в человеческом образе, какими являются великаны Рабле. М.Бахтин в св оем труде «Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса» пишет, что «Преувеличение, гиперболи зм, чрезмерность, избыток являются, по общему признанию, одним из самых ос новных признаков гротескного стиля». «Через весь роман проходит могучий поток гротескн ой телесной стихии - разъятое на части тело, обособленные гротескные орг аны (например, в Панурговых стенах), кишки и внутренности, разинутые рты, п ожирание, проглатывание, еда и питье, акты испражнения, моча и кал, смерти, родовые акты, младенчество и старость и т.п. Тела смешаны между собою, с ве щами (например, в образе Каремпренана) и с миром. Повсюду сквозит тенденци я к двутелости. Повсюду подчеркнут родовой и космический момент тела » (М.Бахтин). Рабле не только изображ ает гротескный образ тела во всех его существенных моментах, но он дает и теорию тела в родовом аспекте. На п ример, слова Панурга о том, что кажд ый преступник перед смертной казнью должен зачать нового человека . В знаменитом рассуждении Панурга о дебиторах и кредит орах, изображая идеальный утопический мир, где все дают и все сами получа ют взаймы, Панург также развивает теорию родового тела. Тема родового тел а сливается у Рабле с темой и с ощущением исторического бессме ртия народа. « Э то живое ощущение народом своего коллективного историческо го бессмертия составляет самое ядро всей системы народно-праздничных о бразов. Гротескная концепция тела является, таким образом, неотрывною со ставною частью этой системы. Поэтому и в образах Рабле гротескное тело с плетается не только с космическими, но и с социально-утопическими и исто рическими мотивами и прежде всего с мотивом смены эпох и исторического о бновления культуры» (М.Бахтин) . В эпизодах и образах романа ф игурирует по преимуществу телесный низ в узком смысле слова. Но в гротес кных образах ведущую роль играет также разинутый рот. « И он, связан, конечно , с топографическим телесным низом: это – раскрытые ворота, ведущие в низ, в телесную преисподнюю. С разинутым ртом связан обр аз поглощения-проглатывания – этот древнейший амбивалентный образ см ерти и уничтожения. В то же время с разинутым ртом (глоткой и зубами) связа н ряд пиршественных образов. <…> Особенно важную, прямо ведущую роль играет разинутый рот в хр онологически первой книге романа – в «Пантагрюэле». Можно предполагат ь, что героем этой книги является им енно разинутый человеческий рот » (М.Бахтин). « Ни имя, ни ядро образа Пантагрюэля не были созданы Рабле. Самое имя существовало до него и в литературе, как имя одного из чертей в дьяблериях, и в языке, как нарицательное имя (назван ие) горловой болезни – потери голоса в результате перепоя (болезнь пьян иц). Таким образом, нарицательное имя (название болезни) связано со ртом, с горлом, с выпивкой, с болезнью, то есть с весьма характерным гротескным ко мплексом. С таким же, но с более широким и космическим комплексом связан и образ Пантагрюэля в дьяблериях. <…> Д ьяблерии, составлявшие часть мистерии, по характеру своих обр азов принадлежали к народно-праздничным площадным формам. И образы тела в них носили резко выраженный гротескный характер. В этой гротескно-теле сной атмосфере дьяблерий и появляется впервые образ Пантагрюэля» (М.Бахтин) . Рабле задума л и написа л «Пантагрюэля » во время жары и засухи 1532 года. Люди тогда в буквальном смысле ходили « с разинутыми ртами » . Абель Лефран полагает, что имя дьяволенка Пантагрюэля и его п редательская роль пробуждать жажду неоднократно поминались в окружени и Рабле и вызывали немало шутливых замечаний или проклятий. Жара и засух а сделали этот об раз особенно популярным. В озможно, что отчасти поэтому Рабле и воспользовался им для своего романа. «Первая глава книги сразу вводит гротескный образ тела со всеми его хара ктерными особенностями. В ней рассказывается о происхождении рода гига нтов, к которому принадлежал Пантагрюэль. После убийства Авеля пропитан ная кровью земля была исключительно плодородной. < … > Таков пер вый телесный мотив этой главы. Его гротескно-карнавальный характер очев иден; первая смерть (по библейскому сказанию, смерть Авеля была первою см ертью на земле) обновила плодородие земли, оплодотворила ее. Здесь – уже знакомое нам сочетание убийства и родов, но в космическом аспекте земног о плодородия. Смерть, труп, кровь, как семя, зарытое в землю, поднимается из земли новой жизнью, – это один из древнейших и распространеннейших моти вов. Другая вариация его: смерть обсеменяет матерь-землю и заставляет ее снова родить. Эта вариация часто расцвечивается эротическими образами ( конечно, не в узком и специфическом смысле этого слова). Рабле говорит: «Сл адостное, вожделенное лобзание великой кормилицы нашей – земли, которо е зовется у нас погребением». Образ погребения, как последних объятий ма тери-земли, очевидно, навеян Плинием, который подробно разрабатывает тем у материнства земли и смерти-пог ребения, как возвр ата в ее лоно . Но этот древний образ смерти-обновлен ия, во всех его вариациях и оттенках, Рабле склонен воспринимать не в высо ком стиле античных мистерий, а в карнавальном, народно-праздничном духе, как веселую и трезвую уверенность в относительном историческом бессме ртии народа и себя в народе » (М.Бахтин) . Таким образом, мотив смерти-обновления-плодородия был первым мотивом Ра бле, открывшим его бе ссмертный роман. « Особенно плодородна была зе мля «на кизиль». Но люди, которые ели этот кизиль, начинали развиваться не нормально: какая-нибудь одна часть тела разрасталась до чудовищных разм еров. И Рабле разво р ачивает ряд типично гротескных образов отде льных чудовищно преувеличенных членов тела, совершенно заслоняющих ос тального человека. Дается, картина разъятого на части тела, но только отд ельные части эти изображены в грандиозных размерах. Прежде всего изобра жаются люди с чудовищными животами (типичное гротескное преувеличение); к этой веселой расе пузатых принадлежат святой Пансар и Жирный Вторник. Святой Пансар (т.е. св. Пузан) – шуточное имя святого, которого обычно связ ывали с карнавалом. Характерно, что к расе пузатых отнесен и сам карнавал. Затем Рабле изображает невероятной величины горбы, чудовищные носы, иск лючительно длинные ноги, громадные уши. Подробно изображены те, у кого вы рос невероятной длины фалл (они могут обернуть его вокруг своего тела, ка к пояс, шесть раз), а также и те, у кого разрослись яички. В результате перед нами образ грандиозного гротескного тела и одновременно целая серия ка рнавальных фигур (ведь в основу оформления таких фигур кладутся обычно т е же гротескные мотивы). Непосредственно перед этой галереей гротескных членов тела Рабле изоб ражает космические пертурбации на небе такого же карнавального характ ера: например, «Сноп» из созвездия «Девы» переместился в созвездие «Весо в». Но и эти космические образы Рабле непосредственно сплетает с телесны м гротеском: звездные пертурбации эти были так трудны для понимания, что «астрологи обломали об них все зубы, а зубы-то у них, должно полагать, были ох какие длинные, коли могли они так далеко доставать!». Гротескный образ длинных до звезд зубов родился в результате реализации метафоры – «раз грызть» трудный астрологический вопрос ». Рабле дает длинное перечисление гигантов, предков Пантагрюэля. Здесь на звано большое количество имен библейских, античных, средневековых и вым ышленных гигантов. Рабле был отлично знаком с громадным материалом обра зов и легенд о гигантах. Образы гигантов и легенды о них тесно связаны с гр отескной концепцией тела. «Б о льшинство местных легенд о гигантах связывает различные явления приро ды и местного рельефа (горы, реки, скалы, острова) с телом гиганта и с его отд ельными органами. Тело гиганта, таким образом, не отграничено от мира, от я влений природы, от географического рельефа. <…> великаны принадлежали к обязательному репертуару нар одно-праздничных карнавальных образов. <…> Таким об разом, в первой глав е г ротескные обр азы тела сплет аются с космическими явлениями » (М.Бахтин). При изображении человеческого тела в гротескно-фа нтастическом аспекте в телесный ряд вовлекается масса разнородных вещ ей и явлений. Здесь они погружаются в атмосферу тела и телесной жизни, вст упают в новое и неожиданное соседство с телесными органами и процессами , снижаются и материализуются в этом телесном ряду. Напр имер, для очистки желудка Пантагрюэль глотает, как пилюли, большие медные шары, «как те, что на памятнике Вергилия в Риме». В ш арах заключены рабочие с орудиями и корзинами, производящие очистку жел удка. По окончании очистки желудка Пантагрюэля вырвало — шары выскочил и наружу. Когда рабочие вышли из этих пилюль на волю, Рабле вспоминает, как греки вышли из троянского коня. « О дну из этих пилюль можно видеть в Орлеане, на колокольне церкви св. Креста » . Еще более обширный круг вещей и явлений введен в гротескный анатомическ ий ряд путешествия автора во рту Пантагрюэля. Во рту оказывается целый н овый мир: высокие горы (зубы), луга, леса, укрепленные города. В одном из горо дов чума, вследствие тяжелых испарений, поднимающихся из желудка Пантаг рюэля. Во рту более двадцати пяти населенных королевств; различаются жит ели «по ту» и «по сю» сторону зубов, как и в человеческом мире «по ту» и «по сю» сторону гор, и т. д. Описание обнаруженного во рту Пантагрюэля мира зан имает около двух страниц. Этот гротескн ый образ имеет фольклорную основу. Если в эпизоде путешествия во рту Пантагрюэля в телесный ряд был вовлече н географический и экономический мир, то в эпизоде с великаном Бренгнари ллем в телесный ряд вовлекается бытовой и сельскохозяйственный мир. «Бр енгнарилль, страшный гигант, за недостатком ветряных мельниц, которыми о н обыкновенно питался, поглотил все сковороды, котлы, кастрюли, горшки и д аже печи и печурки на острове. Вследствие этого под утро, в час пищеварени я, он тяжело заболел несварением желудка, вызванным тем, что (как говорили врачи) пищеварительная сила его желудка, естественно приспособленная к перевариванию ветряных мельниц, не могла переварить вполне печей и жаро вен; котлы и горшки переваривались довольно хорошо, о чем свидетельствов али мочевые осадки в четырех бочках его мочи, дважды выпущенной им в это у тро». Бренгнарилль пользовался курортным лечением на «Острове Ветров». Здесь он глотал ветряные мельницы. Пробовали по совету местных специали стов по желудочным болезням подкладывать ему в мельницы петухов и кур. О ни пели в его животе и летали, отчего у него сделались колики и судороги. К роме того, лисицы острова вскочили ему в горло в погоне за птицами. Тогда, чтобы очистить желудок, ему пришлось поставить клизму из хлебных зерен и проса. Куры устремились за зернами, а за ними лисицы. Внутрь через рот он п ринял еще пилюли из гончих и борзых собак . Здесь характерна свойственная Рабле логика построения этого ряда. Процессы пищеварения , лечебные манипуляции, вещи домашнего обихода, явления природы, сельско хозяйственной жизни, охоты объединены здесь в динамический и живой грот ескный образ. Создано новое и неожиданное соседство вещей и явлений. В основе этой гротескной логики Рабле лежит логика фольклорной ре алистической фантастики. Так же в э пизоде с Бренгнариллем телесный ряд пересекается с рядом испражнений, с рядом еды и с рядом смерти. Еще более гротескный, причудливо-неожиданный характер носит пародийно е анатомическое описание Каремпренана. Гротескная фантастика в изображении человеческог о тела и совершающихся в нем процессов проявляется при изображении боле зни Пантагрюэля, при лечении которой в его желудок спускают рабочих с за ступами, крестьян с кирками и семь человек с корзинами для очистки желуд ка от нечистот. «Образ разинутого рта – наиболее яркое выражение открытого, незамкнутого тела. Это – распахнутые настежь ворота в глубин ы тела. Открытость и глубинность тела еще более усиливаются тем, что внут ри рта оказывается целый населенный мир, а в глубины желудка спускаются люди, как в подземную шахту. Выражением той же телесной открытости служи т и образ разверзшегося лона матери Пантагрюэля, плодородного лона земл и, выпившей кровь Авеля, преисподней и др. Эти телесные глубины плодородн ы: в них умирает старое и с избытком рождается новое; вся первая книга букв ально насыщена образами производительной силы, плодородия, изобилия. Ря дом с этой телесной открытостью постоянно фигурируют фалл и гульфик (как заместитель фалла). Таким образом, гротескное тело здесь лишено фасада, л ишено глухой замкнутой поверхности, лишено также и экспрессивной внешн ости: тело это – либо плодоносные телесные глубины, либо производительн ые зачинающие выпуклости. Это тело поглощает и рождает, берет и отдает. Построенное из плодоносных глубин и производительных выпуклостей тело никогда не отграничено четко от мира: оно переходит в него, смешивается и сливается с ним; в нем самом (как во рту Пантагрюэля) таятся новые неведомы е миры. Тело принимает космические масштабы, а космос отелеснивается. Ко смические стихии превращаются в веселые телесные стихии растущего, про изводящего и побеждающего тела . < … > Гротескное те ло играет громадную роль. Это всенародное, растущее и вечно торжествующе е тело чувствует себя в космосе как в своем родном доме. Оно – плоть от пл оти и кровь от крови космоса, в нем те же космические стихии и силы, но они в нем наилучше организованы; тело – последнее и лучшее слово космоса, это – ведущая космическая сила; космос со всеми его стихиями не страшен ему. Не страшна ему и смерть: смерть индивида – только момент торжествующей жизни народа и человечества, момент – необходимый для обновления и сове ршенствования их » (М.Бахтин). Разбросанные по всей Франции « части разъятого тела гигантов и их утвари » обладали исключительною гротескною н аглядностью и не могли не оказать известного влияния на образы Рабле. « Например, в «Пантагрюэле» уп оминается о громадной чаше, в которой варили для героя кашицу; чашу эту, пр ибавляет автор, можно видеть и сейчас в Бурже. В настоящее время в Бурже ни чего подобного не существует, но до нас дошло свидетельство XIV века, что та м действительно существовал громадный камень в форме бассейна, называв шийся «Scutella gigantis», то есть «чашка гиганта»; в него один раз в году продавцы вин а наливали вино для бедных. Рабле, следовательно, взял этот образ из дейст вительности» (М.Бахтин) . «Средневековая мистерийная сцена была в основной своей части гротескно-телесной топографией. Не подлежит никакому сомне нию, что разинутый рот, как ведущий образ «Пантагрюэля», связан не только с традиционным ядром образа этого героя (бросание соли в рот и т.п.), но и с у стройством мистерийной сцены. В организации образов Рабле, безусловно, о тражается гротескно-телесная топография этой сцены. < … > этот факт чрезвычайно важен для правильного понимания Рабле: он свидетельствует о том, какое громадное влияние имели театральн ые народно-зрелищные формы на его первое произведение и на весь характер его художественно-идеологического видения и мышления. Он показывает та кже, что образ разинутого рта в его гротескно-космическом значении, стол ь странный и непонятный для нового читателя, для современников Рабле был глубоко близким и понятным: он был совершенно привычен для глаза, привыч ен был и его универсализм, и его космические связи, привычно было и то, что из этого разинутого рта выскакивают гротескные фигуры на сцену, на котор ой изображаются мировые события библейской и евангельской драмы. Понят но и наглядно было также топографическое значение этого разинутого рта, как ворот в преисподнюю. Таково влияние мистерийной сцены и дьяблерий дл я развития гротескной концепции тела у Рабле» (М.Бахтин) . Важным источником гротескной концепции тела являются клятвы, ругатель ства и бранные выражения . В народно -праздничной карнавальной атмосфере, в которой строились образы Рабле, б ранные выражения были искрами, разлетающимися в разные стороны от того в еликого пожара, который обновлял мир. Недаром на празднике огня – «moccoli» – и звучало у каждой потушенной свечки «Смерть тебе!» с радостной интон ацией. Ф орма веселой брани, веселых проклятий, веселого срамословия космических сил, имевшая первоначальн о культовый характер, в последующие эпохи играла существенную роль в сис теме образов, отражавших борьбу с космическим и всяким страхом перед выс шим. Ведь древнейшая обрядовая брань и осмеяние были именно бранью и осм еянием высшей силы – солнца, земли, царя, полководца. Это осмеяние сохран ялось еще в площадно й праздничной брани эпохи Рабле . « Одним из очень важных источн иков гротескного образа тела были формы площадной народной комики. <…> Гр отескный характер носит и оформление народно-комического тела. Оформле ние фигуры Толстого Гильома, воплощавшего в себе вино и хлеб, очень нагля дно показывает общую тенденцию оформления фигур народной комики – сте реть границу между телом и вещью, телом и миром и акцентировать какую-ниб удь гротескную часть тела (живот, зад, рот). И в словесном репертуаре народ ной комики мы также повсюду находим выражение гротескной концепции тел а: специфическую непристойность, брань и проклятия, снижающие травестии , разъятое на части тело и т.п. Вполне понятно, что народная комика была одн им из самых существенных источников раблезиан ски х гротескно-телесных образов » (М.Ба хтин) . Гротескная фантастика сочетается с точностью ана томического и физиологического анализа. При всех описаниях битв и избиений одновременно с гротескным преувелич ением даются точные анатомические описания наносимых человеческому те лу повреждений, ран и смертей. Так, изображая избиение монахом Жаном врагов, забравшихся в монастырски й виноградник, Рабле дает детализованный ряд человеческих членов и орга нов . В гротескном рассказе Панурга о том, как его поджаривали на вертеле в Турции и как он спасся, соблюдается та же анатомическая детализация и точность. В этом гротескном рассказе Панурга ряд человеческого тела (в анатомическом аспекте) скрещивается с рядом еды и кухни (Панурга поджаривают на вертеле, как жаркое, предварите льно обложив салом) и рядом смерти. В романе Рабле очень много чисел. И все они носят кар навальный и гротескный характер. «Достигается это разными средствами. И ногда Рабле дает прямое пародийное снижение священных чисел: например, д евять вертелов для дичи по числу девяти муз, три триумфальных столба с ка рнавальными аксессуарами (в эпизоде с уничтожением шестисот шестидеся ти рыцарей, причем и самое число рыцарей пародийно-апокалипсическое). Но таких чисел сравнительно немного. Большинство чисел поражает и вызывае т смеховой эффект своим гротескным гиперболизмом (количеством выпитог о вина, съеденной пищи и т.п.). Вообще у Рабле все количественные определен ия, выраженные числами, безмерно преувеличены и раздуты, хватают через к рай, нарушают всякое правдоподобие. В них нарочито нет меры. Далее, комиче ский эффект вызывает претензия на точность (притом чрезмерную) при таких ситуациях, когда сколько-нибудь точный подсчет вообще невозможен: напри мер, указывается, что Гаргантюа потопил в своей моче «двести шестьдесят тысяч четыреста восемнадцать человек». Но самое главное – в самой гроте скной структуре раблезианских чисел ( например, отрывок из рассказа Панурга о его турецких похождениях) . Здесь есть и г ротескное преувеличение, да еще с резким скачком (от шестисот сразу до ты сячи трехсот), и снижающий объект подсчета (псы), и совершенная ненужность и чрезмерность точности, и не возможность самого подсче та, и развенчивающее точность слово «более». Но хар актернее всего самая структура числа. Как пишет М.Бахтин , «е сли бы мы прибавили единицу – тысяча триста две надцать, – то число сразу успокоилось бы, закруглилось, завершилось, ком ический эффект резко бы снизился. Если же мы доведем его до тысячи пятисо т двенадцати, то оно вовсе успокоится, статически завершится, утратит вс ю асимметрию и открытость, перестанет быть гротескным раблезианским чи слом » . «У Рабле гротескные образы сохраняют своеобразну ю природу, свое резкое отличие от образов готового, завершенного бытия. О ни амбивалентны и противоречивы; они уродливы, чудовищны и безобразны с точки зрения всякой «классической» эстетики, то есть эстетики готового, завершенного бытия. Пронизавшее их новое историческое ощущение переос мысливает их, но сохраняет их традиционное содержание, их материю: совок упление, беременность, родовой акт, акт телесного роста, старость, распад ение тела, расчленение его на части и т.п., во всей их непосредственной мат ериальности, остаются основными моментами в системе гротескных образо в. Они противостоят классическим образам готового, завершенного, зрелог о человеческого тела, как бы очищенного от всех шлаков рождения и развит ия» (М.Бахтин). Заключение. Проанализировав исследуемое произведение, изучив критические статьи и монографии, обозначенные в разделе «Библиография », и в особенности труды М.Бахтина, можно сделать следующие выводы о роли г ротеска в романе «Гаргантюа и Пантагрюэль»: 1. Гротеск в романе Рабле выполняет важную эстетическую функцию: он помог ает воспроизведению универсальной картины мира, создавая для этого выс окую степень образного обобщения . 2. Стихия гротеска имеет народно-средневековый характер. Но эти моменты п олучают у Рабле новый смысл и новое назначение. Хаотическая форма его по вествования отражает как бы выход человека Ренессанса на исследование действительности, предстающей перед ним во множестве аспектов, раскрыв ающейся с самых различных сторон, в зависимости от случайных, не подлежа щих учету обстоятельств. 3. Благодаря гротеску автор создает более насыщенную систему образов про изведения, повествовани е при обретает интересные и неожиданные повороты, в язык героев вносит сатирический оттенок, описание местности приобретает не повторимые черты, что, с литературной точки, зрения больше привлекает читателей. 4. Гротеск помогает автору «замаскировать» свои взгляды на политическую ситуацию в стране, на проблемы воспитания, на политику церкви, изложенны е им в произведении в завуалированном виде, защитить себя и свое произве дение от цензуры. 5. Гротескное описание внутре нностей человеческого организма, физиологических процессов, происходя щих в организме , точные анатомические описания наносимых человеческому тел у повреждений и ран, отража ю т начало скачка развития медицины во вр емя написания книги и профессиональные знания автора. 6. У Рабле гротескные образы те ла связываются с космическими, с социально-утопическими и историческим и мотивами, с мотивом смены эпох и исторического обновления культуры. Библиография: 1. Рабле Ф. Гаргантюа и Пантагрю эль. – М., Правда, 1981. 2. М.Бахтин. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. – М., Художествен ная литература, 1990. 3. М. М. Бахтин. Формы времени и хронотопа в романе. Очер ки по исторической поэтике. // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. — М., Худож. лит., 1975. 4 . Давыдова Т.Т ., Пронин В.А.Теория литературы: учебное пособие. М., Логос, 2003. 5. Большая Советская энциклопедия в 30тт. М., "Советская энциклопедия" 1969 – 1978. 6 . Зарубежная литература. Эпоха Воз рождения. Сост. Б.И.Пуришев. М, «Просвещение» 1976. 7 . Б.И.Пуришев. Литература эпохи Воз рождени я . Курс лекций. М, «Высшая шк ола» 1996. 8 . История зарубежной литературы Р аннее средневековье и Возрождение под общей ред. В.М.Жирмунского. М., Учпед гиз, 1959. 9 . Энциклопедический словарь юног о литературоведа. М., «Педагогика», 1987. 10 . Артамонов С.Д. Франсуа Рабле. М., 1964. 11. Пинский Л.Е. Смех Рабле // Пинс кий Л.Е. Реализм эпохи Возрождения. М., 1961.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Девушка на диете как таракан: ест только по ночам, а когда свет включаешь, начинает в панике прятаться.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Роль гротеска в романе Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль»", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru