Контрольная: Приемы создания образа Аси в одноименном произведении И.С.Тургенева - текст контрольной. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Контрольная

Приемы создания образа Аси в одноименном произведении И.С.Тургенева

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Контрольная работа
Язык контрольной: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 37 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

12 Министерство высшего образо вания Карельский государственный педагогический университет Кафедра литературы Контрольная работа по курсу «Русская литература 60– х годов» на тему : “Приемы создания образа Аси в одноименном произведен ии И.С.Тургенева” Выполнила: студентка 3 курса ФФ ОЗО Зайцева Ирина Михайловна Преподаватель: Иванова Тамара Васильевна Петрозаводск, 2005 Повесть «Ася», о дно из самых лиричных произведений И.С.Тургенева, впе рвые была опубликована в журнале «Современник» (1858. - №1) с подзаголовком «Р ассказ Н.Н.». На обложке чернового автографа Тургенев точно датировал св ою работу: «Ася. Рассказ. Начат в Зинциге на берегу Рейна 30-го июня/12 июля 1857 в воскресенье, кончен в Риме 15/27-го ноября того же года в пятницу». В этом произведении Тургенев во многом следует пушкинскому каноническ ому образу русской женщины с её естественными, открытыми и яркими чувств ами, которые, как правило, не находят должного ответа в мужской среде. Э та повесть знаменовала собой выход Тургенева из глубоког о душевного кризиса и именно в этот период Тургенев постеп енно занимает одно из ведущих мест в русской литературе. Повесть “Ася” произвела на современников чрезвычайное впечатление и п ородила массу откликов, писем и статей, которые послужили созданием вокр уг повести особого политического мифа. Среди публикаций наибольшую изв естность приобрела статья Н. Г. Чернышевского “Русский человек на rendez-vous”(«А теней», 1958.- № 18), которая была наиболее ярким политическим выступлением рев олюционной демократии против либерализма. В большинстве работ внимание сосредотачивалось на личности главного г ероя, господина Н.Н., как представителя «лишних людей». Характеристика Ас и занимает значительное место в статье Д.И. Писарева «Женс кие типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова» («Русск ое слово», 1861.- Кн.12). Демократу Ася представляется образцом «свежей энергич еской девушки». «Ася – милое, свежее, свободное дитя природы» Писарев Д.И. Женские типы в романах и повестях Писемского, Тургенева и Гончарова// Писарев Д.И. Сочинения в 4 томах.-Т.1.-М., 1955.-С.249. ,-пишет он, и, против опоставляя ее испорченным светским воспитанием девицам, подвергает кр итике всю дворянскую систему воспитания. Писарев считает, что подобные характеры доказывают необходимость общественной эмансипации женщины, ибо служат подтверждением того, какие необъятные творческие и нравстве нные силы таятся в женщине. Критик особенно ценит в Асе то, что она «умеет по-своему обсуждать свои собственные поступки и произносить над собою п риговор» там же. С.251. . Этой само бытности, самостоятельности мысли и поведения Писарев не находит у геро я повесит, который кажется ему представителем «золотой середины», носит елем дворянского общества. Впоследствии «Ася» оставалась одним из любимых произведений демократи ческих читателей. При этом некоторые из них, следуя за Чернышевским, виде ли основной смысл этой повести в политическом осуждении либерального д ворянина; другие – напротив, рассматривали ее как произведение, в котор ом торжествует чисто лирическое начало Рассматривая критику того периода, Е.Г. Эткинд См. Эткинд Н.Г. Двойной человек («Ася»)// Эткинд Н. Г. «Внутренний человек» и внешняя речь: Очерки психопотики русской лит ературы XVIII - XIX веков.-М., 1999.-С.169-213. не отрицал с праведливости замечаний революционеров-демократов при условии, если б ы у повести Тургенева была бы «социально-политическая сторона». По его м нению, критики, «повсюду искавшие обличения российского либерализма», « навязали тургеневской повести важный для них общественно-политический смысл». «В талантливой, но несправедливой статье …Чернышевский обрушил ся на героя «Аси», г-на Н.Н., как на типичного представителя современного е му бесхребетного либерализма», подчеркнув в герое дрябло сть натуры и неспособность к решительной борьбе». «Писарев … обнаружил в характере Аси все необходимые обоснования для феминистического движе ния, а в Н.Н. – представителя «золотой середины», носителем морали дворян ского общества, живущего чужими идеями, которых он «не может осилить и пе реварить». Но «…обостренный интерес к социально-политичес кой стороне проблематики повести, был вполне закономерен в годы революц ионной ситуации» Прим ечания к повести «Ася»//Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем: в 28 т. – Т.7.-М.-Л., 1964.-С.437. . Действие романа разворачивается за границей, в провинциальной Германи и, где случайно встречаются русские туристы: молодой господин Н.Н. и девуш ка Ася со своим братом. В роли повествователя выступает сам участник событий: 45-летний господин Н.Н., который вспоминает историю, случившуюся в его молодость («мне было то гда лет двадцать пять Здесь и далее цитаты по: Тургенев И.С. Полно е собрание сочинений и писем: в 28 т. – Т.7.-М.-Л., 1964.-С.71-122.. »). Таким об разом, событие и повествование о нем относятся к разным временным планам . Эта форма повествования ограничивает возможности авторского психоло гического анализа, но дает возможность для непосредственного самоанал иза и самораскрытия: Н.Н. постоянно комментирует свои переживания, глядя на себя – после многих лет - со стороны. Его видение, таким образом, более о бъективное, но в то же время, и более лирическое, элегическое. Господин Н.Н. путешествует, по его собственным словам, «без всякой цели, б ез плана». Ему незнакомы мучительные раздумья о смысле существования. Ед инственное, что руководит героем в жизни, - его собственное хотение. «Я был здоров, молод, весел, деньги у меня не переводились, заботы не успели заве стись – я жил без оглядки, делал, что хотел, процветал, одним словом». Небр оский ландшафт привлекает его во время путешествия гораздо более так на зываемых «достопримечательностей». В путешествии им движет желание ви деть новые лица, именно лица: «Меня занимали исключительно одни люди; я не навидел любопытные памятники, замечательные собрания…» Маленький немецкий городок З., где, ища уединения после любовной неудачи с «одной молодой вдовой» остановился Н.Н., привлек его своей простотой, те м, что в нем нет ничего «величественного» и «сверхинтересного», а более в сего – своей умиротворенностью, которая чувствуется во всем. Не случайн о автор описывает его в ночное время суток, когда городок «чутко и мирно» дремлет. Иной темп жизни имеет другой город Л., который расположился на пр отивоположном берегу Рейна. Там нет и следа от той тишины, что характерна для З. На площади развеваются флаги, играет громкая музыка. Несмотря на то , что герою повести больше сродни спокойствие, его притягивает и иной рит м жизни: «все это, радостное кипение жизни юной, свежей, этот порыв вперед – куда бы то ни было, лишь бы вперед, - это добродушное раздолье меня трога ло и поджигало». Немаловажен тот факт, что именно здесь, на «празднике жиз ни», Н.Н. знакомится с Гагиным и его сестрой Асей. Общее для героев – их национальность, осознание себя единственными рус скими на чужбине, - делает первые моменты их знакомство наиболее трогате льными и теплыми. Хотя герои Тургенева и имеют национальную, историческу ю, социально-бытовую определенность, но это люди, духовно переросшие сво й сословный быт и круг и свободные от традиционных норм и отношений (у Аси это дополнительно мотивировано ее происхождением). Распад сословно-пат риархальных связей на рубеже 50-60 годов и роста личностного сознания и цен ностей нашли отражения в бесприютном состоянии героев: Ася «никак не хо тела подойти под общий уровень», мечтала «пойти куда-нибудь далеко, на мо литву, на трудный подвиг», «избегал русских» за границей и Н.Н. Недзвецкий В.А. Люб овь-крест-долг…//Известия АН. Сер. Литературы и языка.-1996.-Т.55.-№2.-С.19. Тургенев отказывается от использования в экспозиции динамического сп особа развертывания характера, заменяя его прямой описательной характ еристикой. Автор вводит героев без предварительных описаний и сразу ста вит в обстановку острых жизненных ситуаций, обращаясь к приему предваре ния или раскрытия личности, не распространенного, но психологически выр азительного См. подро бнее Курляндская Г. Метод и стиль Тургенева-романтиста.-Тула, 1967. . Художника Гагина и Асю читатель видит с точки зрения господина Н.Н., т.е. с в нешней позиции по отношению к этим персонажам. В первых шести главах, сос тавляющих экспозицию, можно узнать о брате и сестре только то, что знает о них герой. Он описывает внешность, поведение, слова и жесты Гагина и Аси. Р ассказчик не знает Аси и видит лишь странность, капризность, загадочност ь и противоречивость ее натуры. Именно через оценку и отношение господин а Н.Н. происходит знакомство читателей с Асей. Собственно внешняя красота не является доминирующей чертой «тургеневс кой девушки». В облике героинь Тургеневу всегда были важны личное обаяни е, грация, человеческая неповторимость. Именно такова Ася: «Было что-то св ое, особенное в складе ее смугловатого круглого лица, с небольшим тонким носом, почти детскими щечками и черными, светлыми глазами. Она была граци озно сложена…». За совместным ужином Н.Н. отмечает особенности в поведен ии Аси, которая вела себя не так, как должна держаться благовоспитанная с ветская барышня в присутствии гостя: «Ни одно мгновенье, он ни сидела сми рно: вставала, убегала в дом и прибегала снова, напевала в полголоса, часто смеялась…» Быстрота и подвижность – главные черты облика героини. «Я н е видал существа более подвижного», - признается Н.Н. Натура художественная, романтическая Ася тонко чувствует красоту и поэ зию окружающего мира. Об этом говорит и выбор места жительства: брат и сес тра поселились за городом в «небольшом домике», стоявшем «на самом верху горы», и не устают восхищаться прелестью окружающей обстановки; и ее кри к Н.Н.: «Вы в лунный столб въехали, вы его разбили!». Но, там где Ася видит лунн ое сияние, ассоциирующееся с поэзией и светом любви, рассказчику открыва ется лишь непроницаемая чернота волн. И этот двойной угол зрения на пейз аж углубляет образ героини и обнаруживает различие в мировосприятии ге роев. Ася не приемлет никаких условностей, не выверяет свои действия в соотве тствии с канонами этикета и остается всегда самобытной. В наивности и не посредственности поведения героини есть порыв к чему-то важному, настоя щему, что должно составлять суть человеческого бытия. Характер героини соткан из противоречий и крайностей. Все ее свойства и черты даны в предельном выражении. Таковы, прежде всего, ее искренность и прямота, которые сразу же смущают Н.Н. Смущает окружающих и максимализм в сех ее чувств и желаний. Мечты о любви сливаются с идеалом жертвенного ге роизма, с мыслью о молитве, о трудном подвиге, и, в конце концов, - с тоской по чему-то запредельному. Эти черты «великой души» (как у пушкинской Татьян ы, с которой Ася явно соотнесена) обнаруживают народный, и иногда и просто народный колорит. Не случайно общение с этой «переполненной жизни девочкой» заставляет г ероя по-новому взглянуть на себя самого. Мир в буквальном смысле расцвеч ивается для него новыми красками. Даже запахи воспринимаются героем теп ерь как-то иначе. «Сильный, знакомый», «степной запах» конопли внезапно н апомнил ему о родине. Эта совершенно «русская девушка», сама того не подо зревая, помогла герою повести осознать собственную неприкаянность. Впе рвые за годы молодости он испытывает сожаление оттого, что так бессмысле нно растрачивает в скитаниях свои силы: «Что я здесь делаю, зачем таскаюс ь я в чужой стране, между чужими?» В поведении героини присутствуют некие элементы театральности. В разыг рываемое представление Ася пытается вовлечь и окружающих, раздавая рол и по своему усмотрению. Наиболее показателен в этом плане эпизод с цветк ом герани, где брошенная ветка – это своего рода приглашение принять «у словия игры». Но, придавая своему облику и манерам черты то одного, то друг ого персонажа, Ася никогда не переигрывала. Она искренна и органична в св оих «ролях». Она играет подобно тому, как играют дети или гениальные нату ры, всецело отдаваясь роли, увлекаясь «сценическим образом» и перенося в оображаемое в действительность. С любопытством наблюдая за перевоплощениями героини, проделки которой иногда превосходят самые смелые ожидания Н.Н., отмечает в девушке «что-то напряженное, не совсем естественное». Он называет ее «хамелеоном», «полу загадочным», «привлекательным, но странным существом». Загадочность, не объяснимость, непредсказуемость становятся лейтмотивом образа Аси. Эт а «загадочность» и «непредсказуемость» возникает оттого, что девушка б олее свободна от условностей, чем герои-мужчины. У Аси это связано с приро дной пылкостью натуры («У ней ни одно чувство не бывает впловину», - говори т о ней Гагин), с ее происхождением (Ася незаконнорожденная). Она требовате льна к себе и нуждается в помощи для осуществления своих стремлений. «Ск ажите мне, что я должна читать? Скажите, что я должна делать?», - спрашивает о на у Н. Время в повести течет неровно. Писатель выхватывает из жизни героев опре деленные эпизоды, соответствующие разным стадиям любовной истории. Пер вый период включает в себя три дня. Эта стадия знакомства, неосознанного влечения. Любви бесконечной, как поток, жаждут герои «Аси». «Я еще, - говори т Н.Н.,- не смел назвать его по имени, но счастья, счастья до пресыщения - вот ч его хотел я, вот о чем томился…». Развитие настоящего чувства движется странными скачками, через несура зные, необъяснимые противоречия. Ася лазает по скалам, усаживаясь на опа сном камне над крутизной: «…стройный облик ее отчетливо и красиво рисова лся на ясном небе, но я с неприязненным чувством посматривал на нее. Уже на кануне я заметил в ней что-то напряженное, не совсем естественное…Ее дви жения были очень милы, но мне по-прежнему было досадно на нее, хотя я невол ьно любовался ее легкостью и ловкостью». «Экая сумасшедшая!» - восклицае т Гагин, увидев сестру, примостившуюся на развалинах прямо над пропастью . Но к чувству его восхищения присоединяется немалая доля досады, потому что он отлично понимает, что Асино поведение во многом продиктовано каки м-то по-детски проявляемым честолюбием. Не случайно Гагин, зная сестру, пр едупреждает: «Не дразните ее…, она, пожалуй, еще на башню взберется». Господин Н.Н., встретив Асю, скоро позабыл красивую и умную «молодую вдову », которая предпочла молодому человеку «краснощекого баварского лейте нанта». Однако господин Н. не доводит до своего сознания значения этого м отива, не отдает себе отчета в своем чувстве и в чувстве Аси. Неосознанный внутренний пыл, а потом рождающаяся первая любовь служат причиной и прот ивоположных настроений Аси, волнение ее чувств удивляет и ее самое. В то в ремя как герой не стремится к разгадыванию своих чувств, Ася, напротив, ст ремится понять таинственный процесс, происходящий в ее душе. После возвращения героя из трехдневного путешествия в горы у него проис ходит разговор с Гагиным. Заметив внезапные перепады настроения сестры , переход от смеха к слезам; ее уверения, что она его «одного любит», настор ожили Гагина. В откровенной беседе он рассказал господину Н.Н. историю жи зни Аси. Видя взаимный интерес молодых людей, Гагин указывая на нравстве нный максимализм и импульсивность натуры девушки («… у ней ни одно чувст во не бывает вполовину»; «Порох она настоящий. До сих пор ей никто не нрави лся, но беда, если она кого полюбит!», на высокую требовательность в выборе предмета любви («Они-то (петербургские молодые люди») ей и не нравились во все. Нет, Асе нужен герой, необыкновенный человек…»). Хотя непосредственное сознание Аси не обнажается, тем не менее, чувства девушки захватывают благодаря передаче их через внешнее движение. При р аскрытии личности Аси Тургенев обращается к приему замедленной, развер нутой экспозиции образа через восприятие и оценку окружающих. Главным с пособом создания образа Аси являются сцены драматического действия в с очетании с рисунком жестом, мимических изменений лица, внешне выражающи х движение чувства и настроения. Так, создав некоторое представление о в нешнем, духовном облике Аси, ее образ выразительно раскрывается в расска зе Гагина о ее биографии. Но история Аси сообщается уже после первого хоть эскизного, но драматич еского раскрытия героев. Биографическое отступление очень содержатель но: оно способствует раскрытию характера в его социально-исторической с ущности, в его индивидуальном своеобразии. Хотя мы видим Асю и в дальнейш ем с позиции Н.Н., эта позиция оказывается уже не внешней, потому что раскр ываются черты внутреннего мира героини. Пока господин Н. в начале произв едения видит ее «извне», бросаются в глаза ее странности, необычные жест ы. Рассказ Гагина о ней уже приближает читателей к пониманию ее внутренн его мира, и это дает почувствовать возможность трагического финала. В.М.Маркович отмечает в характере Аси переплетения «с нравственно-псих ологическими аномалиями, напоминающими о героях и героинях Достоевско го. Наиболее очевидная из них – сочетание ущемленности и неистребимой г ордости, которое перерастает в мучительное противоречие между стремле ниями к самоутверждению и … ощущением собственной неполноценности. Ист очником противоречия оказывается «ложное положение» незаконнорожден ной, которое Ася тоже воспринимает подобно героиням и героям Достоевско го – как несправедливость абсолютно неисправимую, обрекающую ее на веч ное неравенство с другими людьми. Отсюда вырастают новые мучительные пр отиворечия: «… она и стыдилась своей матери, и стыдилась своего стыда, и го рдилась ею. Отсюда же – предельная напряженность душевной жизни и эксце нтричность поведения Аси. И в особенности – необузданность ее пережива ний и поступков» Маркович В.М. «Русский европеец» в прозе Тургенева 1850-х годов // Памяти Григория Абрамовича Бялого.-СПб ., 1996.-С.24-42. . Отсюда и ее лицедейство, которое сродни сложному п роцессу самопознания и самопостроения личности. Господин Н.Н., многое поняв в характере девушки, испытывает невероятное о блегчение. Былое раздражение сменилось живостью и готовностью к взаимо пониманию. Ася предстает теперь перед героем не во внешней привлекатель ности и необычности облика, а в неповторимой индивидуальности ее драмат ической судьбы. Внутренний мир героини теперь уже не отталкивает молодо го человека своей сложностью и непонятностью: «Теперь я многое понимал в ней, что прежде сбивало меня с толку: ее внутренне беспокойство, неуменье держать себя, желание порисоваться – мне все стало ясно. Я заглянул в эту душу: тайный гнет давил ее постоянно, тревожно путалось и билось неопытн ое самолюбие, но все существо ее стремилось к правде», «ее душа мне нравил ась», и далее: «Я чувствовал, что ее образ… втеснился мне в душу». Первый серьезный разговор Аси и Н.Н., представляющий собою завязку, вперв ые «обнаруживает ту их внутреннюю духовную общность, которая и становит ся питательной почвой для зарождающегося чувства» Курляндская Г. Метод и стиль Тургенева-ро мантиста.-Тула, 1967.-С.207. . Беседа героев отличается от предыду щего общения отсутствием прежней натянутости: впервые девушка отважив ается поделиться сокровенными мыслями, заветными желаниями и даже со вс ей искренностью дать объяснение своим «странностям» («Иногда мне хочет ся плакать, а я смеюсь. Вы не должны судить меня… по тому, что я делаю») В воображении Аси возвышенные человеческие стремления, высокие нравст венные идеалы не противоречат надежде на осуществления личного счасть ю, напротив, они предполагают друг друга. Зародившаяся, хотя еще и не осозн анная любовь помогает ей в определении своих идеалов. Стремление ощутит ь восторг полета, самозабвенное упоение вальсом являются лирическими в ыражениями желания счастья и полноты жизни. Ей свойственна идеалистиче ская вера в неограниченные возможности человека. Ее манят романтически е дали, она жаждет деятельности. Ася уверена, что «прожить не даром, след з а собой оставить», совершить «трудный подвиг» - по силам любому человеку . Н.Н. давно разуверился в подобных вещах и, хотя на вопрос героини: «А разве это невозможно?» – он отвечает: «Попытайтесь», про себя же с грустной уве ренностью констатирует: «Невозможно…» Глубинный смысл высказывания рассказчика о крыльях, которые могут выра сти у человека, выходит за рамки любовной тематики, вбирая в себя общефил ософское содержание. Окрыленностью может быть и способность человека в оспарить над обыденностью, и поэтическая мечтательность, и преобладани е возвышенно-романтического мировоззрения над рассудочностью и прагма тизмом. Метафора эта настолько понятна и близка Асе, что она тут же «приме ривает» ее к себе («Так пойдемте, пойдемте… Я попрошу брата сыграть нам ва льс… Мы вообразим, что мы летаем, что у нас выросли крылья»), высвечивает д оминанту характера героини: тревожную порывистость души в ее устремлен ности к возвышенно-идеальному. На мгновенье героям удалось-таки «взлете ть». Плавные звуки ланнеровского вальса словно приподняли их над землей . Музыка и танец раскрепощают героев. Ася становится «мила и проста», исче зает ее угловатость, и сквозь «девический строгий облик» проступает «чт о-то мягкое, женское». Даже Н.Н. веселится как ребенок. Именно образ вальса, которым завершается IX глава, является пластическим воплощением возможного духовно го сближения героев. Как отметил В.А.Недзвецкий: «В своем пафосе беспреде льности и бессмертия любовь тургеневских героев сродни советршенным я влениям искусства… Поэтому классические произведения искусства не то лько поясняют развитие и драму чувств,.. но и в огромной мере стимулируют и х возникновение» см. Недзвецкий В.А. Любовь-крест-долг…//Известия Академии нау к. Сер. Литературуры и языка.-1996.-Т.55.-№2.-С.20. . Знакомство героев п роисходит по вальс, который кажется в квартире Гагиных «слышнее», «слащ е и нежнее». Спустя две недели Н.Н. там же читает роман Гете «Герман и Дорот ея», сообщая, что «Ася сперва все только шныряла мимо нас, потом вдруг оста новилась, приникла ухом, тихонько подсела ко мне и прослушала чтение до к онца». В другой раз герой читает Гагиным «из Онегина», в связи с которым Ас я позднее заметит: «А я хотела бы быть Татьяной…». И едва ли не все, что чувс твует герой, опосредовано эстетическим восприятием. Ася ассоциируется у Н.Н. то с рафаэлевской Галатеей, то с пушкинской Татьяной, то с Доротеей и з поэмы Гете. Любовь там же как явление жизни п рироды подчинена тем же загадочным силам. Ася не осознает в себе капризн ой игры таинственных сил, и отчасти этим вызваны частые изменения ее нас троений. Бессознательно она стремится к полноте жизни, не зная, что это – по концепции автора – недостижимо. Страстный танец Аси выражает именно это желание счастья. Когда же она осознает, что влюблена, новое чувство бр еменем ложится на ее душу. Тургенев выражает это опять только при помощи психологии: «… хотите, я, по-вчерашнему, сыграю вам вальс?» – спрашивает Г агин. «- Нет, нет, - возразила Ася и стиснула руки, - сегодня ни за что!.. – Ни за что, - повторила она, бледнея». Между «вчера» и «сегодня» появляется огром ное психологическое расстояние, за это время Ася осознает свое чувство. Ведь именно его подразумевает Ася, когда на следующий день делает косвен ное признание Н.Н.: «Крылья у меня выросли, да лететь некуда». Большое чувс тво заставило героиню резко повзрослеть, вырасти как личность. Все повед ение Аси во время этой встречи было, в сущности, невысказанным признание м в любви: «Я все буду делать, что вы мне скажете..», сетования на то, что «ник огда нельзя сказать всей правды», беспокойство: «Ведь вам не будет скучн о со мной?», ребячески искреннее «честное слово» «говорить правду, умоля ющий вопрос: «Если б я вдруг умерла, вам было бы жаль меня?» «Пробудившись, любовь героев захватывает их с силой природной стихии, к оторой невозможно противиться. Потребность в вечной и неугасающей любв и подобна у героев Тургенева тому властному проявлению жизненной воли, к оторая, согласно немецкому философу А. Шопенгауэру, заложена в человечес кую личность самой природой Недзв ецкий В.А. Любовь-крест- долг…//Известия Академии наук. Сер. Литературуры и языка.-1996.-Т.55.-№2.-С.20. » Но если они не в состоянии противиться такому чувству, то и сделать его ве чным им не дано. Как не дано увековечить молодость, как не дозволено челов еку уравняться с источником всего и прекрасного на земле – природой. Со знание роковой для лучших упований личности несоразмерности итожится повесть «Ася». «Так, - сказано в последней ее фразе, - легко испарение ничто жной травки переживает все радости и горести человека – переживает сам ого человека». В «Асе» природа – могучий Рейн, соседствующие с немецкими городками З. и Л. горы – и даже космос в виде столба лунного света над рекой образуют све рхчеловеческие координаты отношений героев. В повести есть прямое упод обление чувства героини этой стихии: оно пришло к ней «так же неожиданно и так же неотразимо, как гроза». Герои повести надеются посредством любви гармонично объединить духовн ую и практическую стороны бытия, его «поэзию» и «прозу» в своем повседне вном существовании. Глубина чувств Аси подчеркнута контрастной паралл елью между ними и сердечными переживаниями хорошенькой немецкой служа нки Ганхен. Она была так «огорчена», когда «жених ее пошел в солдаты», что даже не поблагодарила Н.Н. за положенные ей в руку щедрые чаевые. Но в конц е повести рассказчик вновь увидел Ганхен: «Она сидела возле берега на ск амье. Лицо ее было бледно, но не грустно; молодой красивый парень стоял с н ей рядом и, смеясь, рассказывал ей что-то…». Любовь Аси так же дисгармонична и напряженно-тревожна, как и вся ее душев ная жизнь. Каждое мгновение любви, каждую из ее меняющихся ситуаций геро иня переживает как единственную и решающую. Она не чувствует опоры в уже пережитом, нет для нее опоры и в надеждах на будущее, в ожиданиях или мечта х. Для ее любви «нет завтрашнего дня», как нет, и дня вчерашнего. Поэтому лю бовь Аси неизбежно оказывается катастрофичной. Господин Н.Н. переживает возникновение любви иначе. Вначале он наблюдае т Асю как художник. Героиня все более и более привлекает его внимание, но о н беспечно наслаждается своим положением и не стремится понять природу душевных движений, происходящих в их сердцах. Для господина Н. Н. возникаю щая любовь еще означает эстетическое наслаждение, а для Аси – таинствен ное, тяжелое, ответственное испытание. У героя возникает жажда счастья, о днако она не сочетается с высоким нравственным стремлением, как у Аси. Сцена объяснения героя с Асей не случайно явилась источником споров еще до появления повести в печати. Сочетание в ней кульминации действия с мг новенной его развязкой, резкий поворот сюжета, неожиданно выявляющий су щество отношений и характер героев, составляет отличительную черту это й повести. Именно сцена свидания нашла отклик в целом ряде литературовед ческих работ, основная часть которых была посвящена рассмотрению лично сти главного героя. Можно привести многочисленные противоположные хар актеристики господина Н.Н., но цель данной работы анализ образа Аси. В повести «Ася», как и в «Рудине» и «Фаусте» инициатива свидания принадл ежит женщине. Тургенев исследует нравственно-психологический облик св оих героев, и их встреча является завершающим, окончательным эпизодом в этом исследовании. Сцена объяснения, в которой в последний раз встречается героиня повести, протекает с драматическ ой быстротой и окончательно проясняет сложный, противореч ивый характер девушки. Испытав в короткое время объяснения целую гамму ч увств - от робости, мгновенной вспышки счастья и полной самоотдачи ("Ваша ... - прошептала она едва слышно") до стыда и отчаяния, Ася находит в себе силы сама прекратить мучительную сцену и, победив свою слабость, "с быстротою молнии" исчезает, оставив г. Н.Н. в полной растерянности. Эта сцена наиболее ясно отражает противоре чие, несовпадение психологических ритмов г. Н.Н. и Аси. Полнота чувства, ис пытываемого Асей, ее робость, стыдливость и покорность судьбе воплощены в ее немногословных репликах, едва слышных в тишине темной комнаты. Напр отив, г. Н.Н., которому принадлежит инициатива в диалоге, многословен. О душевном состоянии Аси, о глубине ее чувств и теперь свидетел ьствуют внешние проявления эмоций: ее холодные руки («Я схватил ее руку, о на была холодна и лежала, как мертвая, на моей ладони»), бледные губы, отрыв истые предложения, частое дыхание, потом – в короткие моменты счастья – ее шепот, преданные взгляд, а наступление драматического поворота пре дсказывает ее внезапное рыдание и падение на колени. Все это подчеркивае т увеличение дистанции между героем и героиней. Краска стыда на лице Аси и ее рыдание являются не только следствие ее разочарования. Ася осознает , что господин Н. – не герой, что в обмен на свою преданность она получает п оловинчатые чувства и малодушие, а в обмен на свое бескорыстие – эгоизм. Разность характеров героев перерастает в трагические нес овпадения, которые приводят к роковой развязке. В момент последнего объя снения Н,Н. не может отдаться чувству, его любовь достигает своего предел а только тогда, когда Ася кажется ему потерянной и когда она действитель но потеряна для него навсегда. Л.А.Ходанен Ходанен Л.А. Идиллическо е начало в повести И.С. Тургенева «Ася»//Историческое развитие форм худож ественного целого в классической русской и зарубежной литературе: Межв уз. сб. науч. тр.-Кемерово, 1991.-С.60-67. , выделяя ступени становления человеческой личности, опр еделяет героиню, как «воплощение идеального порыва юности, Гагин – чело век взрослый даже в своей молодости («Молодость не кипела в нем ключом; он а светилась тихим светом»). Состояние Н.Н. – краткий переходный момент от юности к зрелости. Это соотношение персонажей проясняется в разговоре Г агина с Н.Н. Гагин точно знает, что Асе нужен «герой, необыкновенный челов ек или живописный пастух в горном ущелье» и потому недоумевает, как она м огла полюбить Н.Н. Трепетные отношения своей сестры с Н.Н. Гагин переводит на язык житейской прозы. Трижды повторенное им: «Но ведь вы не женитесь на ней», - приземляет идеальный порыв героя, заставляет его взглянуть на ист орию с Асей глазами взрослого человека. Закономерен поэтому итог этого р азговора: «Жениться на семнадцатилетней девочке с ее нравом, как это мож но!» - говорит герой, почти повторяя слова Гагина. Искреннее признание Аси контрастирует с нарастающим взрослым благораз умием Н.Н. Гармонического единения душ в этом последнем диалоге не произ ошло: «Одно слово… я расточал его на ветер, … но … было поздно». Его слово, ко торое должно было быть ответом на любовь героини, так и не было произнесе но. Здесь повесть дает градацию человеческих типов: с одной стороны, герой, д ля которого порыв органичен и пробуждает высшие субстанциональные сил ы (Ася), и – с другой стороны, - герой, для которого идеальный порыв – это пр еходящий этап, сменяемый трезвым взглядом взрослого. Субстанциональны е силы натуры, пробудившиеся в духовном порыве, оказываются слишком слаб ыми, чтобы вступить в противодействие с трезвым практическим укладом жи зни. Они не становятся органической частью его существа. Сложность и глу бина этих градаций подчеркнута поэтикой названия повести. Ася – героин я, которая исчезла в небытие, и мотив смерти легким пунктиром сопровожда ет это имя. В отрочестве, оторванная от родной почвы, Ася «чуть не умерла» в пансионе. После драматического свидания напрасно искавший Асю герой в идит на самом берегу Рейна быстрой тенью мелькнувшую белую фигуру возле одинокого каменного креста на могиле утопленника. И, наконец, раздумывая над судьбой Аси в «эпилоге», старик вновь предполагает раннюю смерть ге роини: «…рука, которую мне только раз пришлось прижать к губам моим, быть м ожет, давно уже тлеет в могиле…» Этот мотив смерти подчеркивает идеальность героини и, с другой стороны, раскрывает трагическую невоплотимость идеала в действительность. Причину несостоявшегося счастья молодых людей определяли по-разному. Ч ернышевский, хотел доказать, что в несчастной любви рассказчика повинны не роковые законы, а он сам как типичный "лишний человек", пасующий перед л юбыми решительными поступками. Тургенев был далек от такого понимания с мысла своей повести. У него герой неповинен в своем несчастье. Его погуби ла не душевная дряблость, а своенравная сила любви. В момент свидания с Ас ей он еще не был готов к решительному признанию - и счастье оказалось недо стижимым, а жизнь разбитой . Предсказаниями будущей драмы героев служит целый ряд эпи зодов См. Недзв ецкий В.А. Любовь-крест-долг…//Известия АН. Сер. Литературы и языка. -1996.-Т.55.-№2.-С .17-26. . Уже до свидания Аси и Н.Н. без всяких видимых оснований тр агичный конец был предрешен. Гагин замечает: «До сих пор ей никто не нрави лся, но беда, если она полюбит». «Ах, что за душа у этой девочки… но она себя погубит непременно». Сама Ася говорит герою: «Умереть лучше, чем жить так ». С самого начала и до эпилога через текст проходят метафорические прор очества грядущей трагедии. Таково уже то слово: «Гретхен - не то восклицание, не то вопрос», которое «т ак и просилось на уста» Н.Н. еще до знакомства его с Гагиными. Но «Гретхен», т.е. несчастная и обезумевшая возлюбленная гетевского Фауста Маргарита была для современников Тургенева ярчайшим символом трагичной любви и ж изни. Далее этот мотив подкреплен и усилен образом «маленькой мадонны с почти детским лицом и красным сердцем на груди, пронзенным мечами…». «По чти детские щечки» и «грациозное», но еще не вполне развившееся сложение отметил Н.Н. в облике Аси в момент знакомства с девушкой. Позднее она вызо вет у него ассоциацию с одной из фигур «Триумфа Галатеи» Рафаэля, знамен итого, прежде всего, изображениями богоматери. «Статуйка мадонны» вновь в контексте с Асей возникает в восьмой главе повести, где девушка впервы е косвенно обнаружила свое чувство к Н.Н., вдруг подав ему при расставании руку. Наконец, «маленькая мадонна», «все также печально» выглядывающая и з темной зелени старого ясеня, появится в концовке событийной части прои зведения после получения героем последней «маленькой записки» Аси со с ловами «Прощайте навсегда!» Это же слово «прощайте» (а не «до свидания» или «до встречи») героиня упот ребляет и в конце первой встречи Н.Н. с Гагиными, когда, возвращаясь к себе, герой переезжает Рейн. И эта случайная обмолвка оказывается более чем оп равданной, если учесть, что Ася «привязалась» к Н.Н. «с первого взгляда». С воим «прощайте» девушка, таким образом, невольно пророчествовала, высту пала гласом их, в конечном счете, совершенно тождественной с Н.Н. судьбы. Метафорическим предвестниками последней выступают в повести также руи ны («развалина») феодального замка, легенда о Лорелее, образ «глухой, едва освещенной комнаты» и настойчивый мотив креста. Руины замка, на уступе к оторого Ася предстает взору Н.Н., знак рыцарских времен и рыцарственной в ерности даме-избраннице. Представить себя объектом рыцарственного пок лонения не прочь и сама девушка. Однако от героических эпох остались лиш ь «развалины» и теперь реальность или иллюзорность рыцарственной любв и определена далеко не только человеком. Многими ассоциациями упреждает судьбу Аси и восходящая также к рыцарск им векам «сказка» о Лорелее, которую девушка узнает от старой немки. Здес ь и общее с повестью место действия – берег Рейна с легендарной скалой, и похожие действующие лица – дочь простого рыбака (Ася – дочь крестьянки ) и молодой рыцарь-граф, на первый взгляд, лично виновным в его разлуке с Ло рой-Лорелеей. Роль немецкой легенды в контексте повести определена не эт ими частными параллелями с ней, но подлинной – сверхличной – причиной гибели и Лорелеи и ее возлюбленного. Это – «старый бог Рейна», разгневан ный на людей, переставших почитать его и решивший отомстить им. Он-то и пр евратил Лорелею в погибельную для человека сирену-колдунью. Образ «мрачной комнаты» впервые появляется в рассказе брата Аси о детст ве Аси: в такой комнате скончалась мать Гагина. В свою очередь устойчивый в тургеневских повестях 50-х годов, он в качестве метафоры гроба выступает предчувствием неотвратимой смерти того или иного героя. И ставшее после дним интимное свидание героини с Н.Н. проходит не в светлой и радостной, а в «глухой, едва освещенной комнате». Все вышеназванные иносказательные намеки на будущую драму интегрируют ся в повести сквозным мотивом креста, причем не деревянного, т.е. недолгов ечного, но каменного. Сидя на «каменной скамье», Н.Н. видит статую мадонны; около «каменной часовни» назначает Ася сперва свидание герою. Сам симво л крестного удела человека появляется впервые после слов героини о жела нии «пойти куда-нибудь далеко…» - в прочтенном Асей намеренно неточного двустишия из пушкинского «Онегина»: «Где нынче крест и тень ветвей/ Над б едной матерью моей». А в конце сюжетной части повести происходит и пряма я встреча героев с крестом. «Куда могла она пойти, что она с собой сделала? » - восклицал я в тоске беспомощного отчаяния… Что-то белое мелькнуло вдр уг на самом берегу реки. Я знаю это место; там, над могилой человека, утонув шего лет семьдесят тому назад, стоял до половины вросший в землю каменны й крест с старинной надписью. Сердце во мне замерло… Я подбежал к кресту: б елая фигура исчезла». Это не совместное, но порознь свидание героев с древним символом человеч еского самоотречения и жертвы - подлинная кульминация Точка зр ения В.А. Недзвецкого. Большинство же исследователей считают кульминаци ей предшествующую сцену свидания. произведения, предреш ившая и ее настоящую развязку. Вопреки, казалось бы, очевидной возможнос ти завтра же своим признанием в возникшей ответной любви успокоить женс кую гордость Аси и быть вместе счастливыми, Н.Н. никогда более не увидит де вушку, и все розыски ее останутся столь же тщетными, как и надежда обоих ге роев на «бессмертное» счастье. «Ася» отличается от предшествующих тургеневских повесте й возросшей внутренней сложностью и многогранностью характеров. Все бо гатство содержания вырастает из динамического и остро драматического сопоставления двух типов человеческой психологии, воплощенных в образ ах героя и героини. В характере Аси есть черты, ставящие ее в один ряд с так ими героинями, как Марья Павловна, Софья Злотницкая, Вера Ельцова. Ее сбли жает с ними честность, прямота, своеобразный максимализм чувств и желани й. Но героиня повести – явление уже другого литературного ряда, ведущег о к Лизе Калитиной. Литератур а: 1. Тургенев И.С. Полное собрание сочи нений: в 28 т.-Т.7.-М.-Л.,1964.-С.71-122.. 2. Курляндская Г. Метод и стиль Тургенева-р омантиста.-Тула, 1967. 3. Лотман Л.М. Комментарии к повест и «Ася»//Тургенев И.С. Полное собрание сочинений и писем: в 28 т. – Т.7.-М.-Л., 1964.-С.437. 4. Маркович В.М. «Русский европеец» в прозе Тургенева 1850-х годов//Памяти Григория Абрамовича Бялого.-СПб., 1996.-С.24-42. 5. Недзвецкий В. А. Любовь – крест – долг// И звестия Академии наук. Сер. Литературы и языка.- 1996.- Т. 55. -№2.- С.17-26. 6. Писарев Д.И. Женские типы в романах и пове стях Писемского, Тургенева и Гончарова// Писарев Д.И. Сочинения в 4 томах.-Т.1.- М., 1955.-С.231-274. 7. Хетеши И. О построении повести И. С. Турген ева «Ася»// От Пушкина до Белого: Проблемы поэтики русского реализма XIX – н ачала ХX века/ Под ред. В. М. Марковича.-СПб., 1992. – С. 136-146. 8. Ходанен Л.А. Идиллическое начало в повес ти И.С. Тургенева «Ася»//Историческое развитие форм художественного цело го в классической русской и зарубежной литературе: Межвуз. сб. науч. тр.-Ке мерово, 1991.-С.64. 9. Чернышевский Н.Г. Русский человек на rendez - vous // Чернышевский Н.Г. Собрание сочинений в 5 т.-Т.3.-М., 1973. 10. Эткинд Н.Г. Двойной человек («Ася»)// Эткин д Н. Г. «Внутренний человек» и внешняя речь: Очерки психопоэтики русской л итературы XVIII-XIX веков.-М., 1999.-С.169-213.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
90% женщин не обращают внимания на мужчин в розовой футболке. В свою очередь, 90% мужчин в розовой футболке не обращают внимания на женщин.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, контрольная по литературе "Приемы создания образа Аси в одноименном произведении И.С.Тургенева", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru