Реферат: Поэтика цвета в произведениях Сергеева-Ценского - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Поэтика цвета в произведениях Сергеева-Ценского

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 67 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

39 Содержание Введение…………………………… ……………………………… 3 Основная часть : § 1. Эст етика цвета……………………………………………… ..11 § 2. Поэтика цвета в поэме в прозе “Печаль полей”…………… 21 § 3. Поэтика цвета в поэме “Движения”…… …………………… 34 Приложение……………………………………………………… .42 Заключение……………………………………………………..… 45 Список использов анной литературы ..……………………… … ..49 Введение Неповторимость т ворческих исканий рубежа веков привела к формированию новых неоднородных литературных нап равлений (разных типов реализма , течений модер низма ). Одним из новых течений того времен и было течение нового реализма . Что же представ лял собою этот новый реализм начала XX века ? Новаторство литературы этого времени было отмечено критикой . Е . Колтоновская писала в 1913 году : “Старый вещественный реализм , достигш ий у больших художников пышного расцвета , отжил своё и в целом невозвратен . Л итератор нащупывает теперь возможность но вого одухотворенного реализма ” 1 . Молодые писатели впитывали в себя опыт прошлого , использовали все духовные дост ижения классиков XIX века и продолжали их гуманистичес кие традиции . Для литературы начала XX века хара ктерно обращение в область других смежных с л итературой искусств . Таких , как музыка , живопис ь , театр. У истоков обновляющейся прозы стоит к лассик русской литературы Сергей Николаевич С ергеев-Ценский , посвятивший литературе более шести десяти лет своей жизни . Исследователи на зывают его в одном ряду с такими непр евзойденными писателями , как М . Горький , Ив . Бунин , Л . Андреев , Е . Замятин , А . Ремизов. Как писатель , С.Н . Сергеев-Ценский сложился в отрочестве , когда на него влияли Н.В . Гоголь , М.Ю . Лермонтов , А.С . Пушкин , И.С . Тургенев . “Дальше этих четырех я так и не пошел , оттолкнувшись от них , я выс тупил со своим приемом письма , которые дор еволюционные критики окрестили “неореализмом” 2 . Интересен тот факт , что Сергеев-Ценский считал себя автором одного произведен и я и незадолго до смерти 26 октября 1958 г . п исал А . Прямкову , что “все произведения да же молодые стихотворения в прозе “Лесная топь” , “Движения” , “Молчальники” , все на одну тему – “Преображение России” 3 . Свое своеобразие он четко определял т ак : “Из меня получился художник-красочник , пейзажист, в чем и заключается мое своеобразие” 4 . Первым , кто оценил талант этого самобы тного и одаренного писателя , был М . Горьки й . Первое известное письменное высказывание Г орького о творчестве С.Н . Сергеева-Ценского отн осит ся к 1912 году . В письме Горького к Недолину (С.А . Попереку ) мы читаем : “О Ценском судите правильно : это очень большой писатель ; с амое крупное , интересное и надежное лицо в о всей современной литературе . Эскизы , которые он ныне пишет , – к большой картине , и дай бог , чтобы он за нее взя лся !” 5 . И уже в письме к самому Сергееву-Ц енскому Горький называл его “ большим русским художником, властелином словесных тайн , проницательным духовидцем и живописцем пейзажа – живописцем , каких н ыне нет у нас . Пейзаж ваш – вели колепнейшая новость в русской литературе” 6 . И именно Горький впервые обратил внимание на неправ ильное , ошибочное отношение дореволюционной крити ки к Сергееву-Ценскому : “Человек оригинального дарования , он первыми своими рассказами воз будил недоумение читат елей и критики . Было слишком ясно , что он не похож на реалистов Бунина , Горького , Куприна , но яс но было , что он несроден и “символистам” – несколько запоздалым преемникам французск их “декадентов” . Подлинное и глубокое своеобр азие его формы , его языка пост а вило критиков перед вопросом : кто этот новый и как будто капризный художник ? Куда его поставить ? И так как он не вмещался в привычные определения , то крит ики молчали о нем охотнее , чем говорили” 7 . Однако на ст раницах таких журналов , как “Русская мысль” , “Р усское богатство” , “Весы” и других появлялись критические статьи о Сергееве-Ценско м и его произведениях . Судя по ним , авт оры были очень разноречивы в оценке метод а и стиля писателя . Причем заметна следующ ая тенденция : одни литературные критики реали стичес к ого толка считали его писа телем-реалистом , который испытывал временное , отриц ательное влияние декаденства (А . Горнфельд , В . Келдыш , Е . Колтоновская ). Например , А , Горнфельд о творческом пути Сергеева-Ценского писал : “Он колебался , он метался , он то не вери л своему читателю и грубо , по-детски ставил все точки над i , все договарив ая до конца и ничего не давая ему додумывать самостоятельно ; то он чересчур дов ерялся своему читателю , весь отдаваясь произв олу этого читательского творчества ; он был и декадентски-м анерен и морально-традиционен…” 8 . Другие , поддерживающие модернизм , напротив , находили , что он впадает в крайности на турализма (В . Брюсов , Эллис ) 9 . Например , Эллис считал , что Сергеев-Ценский опускался до “грубого реализма” . Третьи писали о влиянии или про сто прямом подражании другим писателям , в частности Л . Андрееву 10 . Например , как эпигонское рас сматривал творчество Сергеева-Ценского В . Воровски й . В статье “Нечто о г . Сергееве-Ценском” писатель был назван “большим недостатком Л еонида Андреева” . Критик пи сал : “Сергеев-Це нский , бесспорно , не бездарность . Но он отн осится к категории тех несчастных талантов , которые вместо того , чтобы найти свое т ворческое “я” – свое содержание и свою форму , – цепляются за клочок чужого “я ” и стараются выкроить себе из него л итературный костюмчик” 11 . Оценки творчества Сергеева-Ценского в пос лереволюционный период менее разнообразны и н емногочислены. В 1931 г . выходит статья М . Бочачер “П евец обреченных” , где констатируется то , что “Сергеев-Ценский несмотря на мастерство слога , не в силах создать ценные в ис торическом смысле , художественные вещи . Все ег о творчество – это идеологическая агентура классового врача” 12 . В . Гоффеншефер в 1933 г . по поводу выш едшего сборника “Движения” написал статью , в которой размежевывал “мрачный п ессимизм Л . Андреева” и “пессимизм Сергеева-Ценского , окрашенный большим лиризмом” 13 . Лишь после смерти писателя в 1958 году стали выходить фундаментальные работы : очерки , воспоминания , монографии о Сергееве-Ценском и его творчестве. Интересны работы ценск оведов – М . Вайсерберга и И . Тартаковской , П . Плукша , Г . Макаренко , И . Шевцова и других исслед ователей. Общим в оценках начала , середины и конца XX века было признание живописного начала в произведениях этого классика русской литератур ы. В 1910 году вышла статья В.П . Кранихф ельда , в которой С.Н . Сергеева-Ценского он н азывал “поэтом красочных пятен” и утверждал , что в пейза жной живописи среди современных наших беллетр истов у него нет соперника . “В его пей зажах в полном блеске выражается его изум ительная чутк ость к краскам , к их таинственным сочетаниям и переходам . В них так много воздуха , неба , что они кажутся насыщенными светом , и каждое красочное пя тно при полной гармонической согласности со своей картиной живет своей особой , цельно й и завершенной жизнью . З десь , ср еди богатой , своеобразной жизни красок , соверш ается перерождение и самого человека” 14 . Р.В . Иванов-Разумник в статье “Жизнь на до заслужить” отмечал , что “Сергеев-Ценский – самый плотяной из всех современных русск их писателей ; краски у него тоже пло тные , яркие . И он любит эти яркие пятна красок” 15 . Интересна работа Н.И . Замошкина , составител я 10-томного собрания сочинения С.Н . Сергеева-Цен ского , с выразительным названием “Огонь в одежде слова” . В ней он характеризует писа теля , как “поэта северный , ле сной , хвой ный , болотный тишины в первые годы своей деятельности . В зрелые годы он поэт м ногоцветного , облитого солнцем юга . Его поэтик а света , его солнцепоклонничество не просто пейзажны , но идейно внутренне связаны со всем содержанием его произведений… Ч е ловек и солнце два неразделимых начал а бытия . Мне кажется , что и Сергеев-Ценский может долго , не мигая смотреть в самы й жар солнца , различая его спектр , а по том перевести его в слова , добиваясь в пейзажах рембрандтовского свечения” 16 . В настоящее время ин терес к т ворчеству С.Н . Сергеева-Ценского не угасает. В Тамбовском государственном университете имени Г.Р . Державина проводятся научные конф еренции преподавателей и аспирантов , молодых ученых , посвященные этому писателю , прославившему тамбовскую землю . Кро ме того , защищаю тся диссертации , дипломные проекты , пишутся ку рсовые работы , раскрывающие своеобразие прозы Сергеева-Ценского. Среди работ последних лет следует отм етить работы ценсковедов : Л.В . Хворовой “Проза С.Н . Сергеева-Ценского 20-х – начала 30-х год ов : мир художника , реальность бытия” ; Е.А . Прониной “Ранняя п роза С.Н . Сергеева-Ценского : поэтика неореализма” ; Е.А . Зверевой “Роман С.Н . Сергеева-Ценского “О бреченные на гибель” , нравственно-философский и поэтический контекст” . В последней работе м еня пр ивлек анализ символического смысла цветовой пали тры романа . Высказывается предположение о том , что в основе “Обреченных на гибель” лежит взаимосвязь четырех цветов – серого (серебряного ); красного ; золотого (желтого ) и г олубого . Каждый из этих цветов в ром ане символизирует какую-либо стихию : серый – Землю , красный – Огонь , золотой – Небо , голубой – Море . Символом “всецветн ого , вечно-живого бытия” в художественной сист еме Сергеева-Ценского Зверева называет радугу , причем подчеркнуто четырехцветную . Анализ с и мволики цвета позволил сделать в ывод о ведущих линиях романа. Целью м оей дипломной работы является осмысление свое образия ранней прозы С.Н . Сергеева-Ценского чер ез анализ поэтики цвета двух узловых и центральных произведений 1910-х годов : поэмы в прозе “Пе чаль полей” и поэмы “Дв ижения”. Цель диктует и задачи дипломной работ ы : – определить реальное и символическое значение основных цветов в поэмах “Печаль полей” и “Движения” ; – рассмотреть приемы и изобразительно-вы разительные средства , включающие колоронимы ; – на основании вышесказанного сделать вывод о общем колорите произведений в ранней прозе Сергеева-Ценского-художника. Структура работы включает введение , основ ную главу , состоящую из трех параграфов , з аключение и список использованной литературы , содержа щий 64 источника. Примечания 1 Колтоновская Е . Из новейшей литературы // Русская мысль . – 1913. – № 12. – Отд . 1. – С . 95. 2 Сергеев-Ценский С.Н . Талант и гений . – М ., 1981. – С . 304. 3 С.Н . Сергеев- Ценский в жизни и творчестве . – Тамбов , 1963. – С . 3. 4 С ергее в-Ценский С.Н . Талант и гений . – М ., 1981. – С . 305. 5 Сергеев-Ценский С.Н . Собр . соч .: В 10 т . – М ., 1955. – Т . 3. – С . 566. 6 Сергеев-Ценский С.Н . Указ . соч . С . 572. 7 Сергеев-Ценский С.Н . Указ . соч . С . 595. 8 Горнфельд А . Путь Сергеева-Ценского // Русское богатство . – 1913. – № 12. – С . 121. 9 Эллис Наши эпигоны . О стиле , Л . Андрееве , Борисе З айцеве и о многом другом // Весы . – 1908. – № 2. – С . 65; Брюсов В.Я . Ответ // Брюсов В.Я .: Собр . соч . в 2 т . – М ., 1987. – Т . 2. – С . 310. 10 Цит . по : Усиевич Е . Творческий путь Сергеева-Ценско го // Литературный критик . – 1935. – № 3. – С . 24; Останин Н . С . Сергеев-Ценский // Весы . – 1908. – № 2. – С . 83 – 84; Колтоновская Е . Из новейшей литературы . Сергеев-Ценский // Русская мысль . – 1913. – № 12. – С . 97. 11 Шп рыго в Ю.М . С.Н . Сергеев-Ценский и Л . Андреев // Русская литература . – 1976. – № 1. – С . 200. 12 Бочачер М . Певец «обреченных» (О творчестве С . Серге ева-Ценского ) // Русский язык в советской школе – 1931. – № 4. – С . 48. 13 Гоффеншефер В . Движение на месте // Лит . критик . – 1933. – № 3. – С . 134. 14 Кранихфельд В.П . Поэт красочных пятен // Современный мир . – 1910. – № 7. – Отд . II . – С . 118. 15 Иванов-Разумник Р.В . Жизнь надо заслужить // Заветы . – 1913. – № 9. – Отд . II . – С . 132. 16 Замошкин Н. И . Огонь в о дежде слова // Дружба на родов . – 1965. – № 6. – С . 90. Основн ая часть § 1. Эстетика цвета Феномен цвета – предмет изучения многих фундаментал ьных наук и составляющая многих искусств . Однако до сих пор цвет не имеет общей концепции как в пределах какой-либ о одной науки или целого направления , будь то гуманитарное или естественнонаучное , так и в художественном творчестве . Несомненным является одно – значимость цвета. С точки зрен ия физики – “цвет – особое качество поверхностей тел или всей массы , оцениваемо е глазом после действия на сетчатку световых лучей , распространяющихся от этих по верхностей или сквозь тела к глазу . Цвета могут быть естественные – от природы тел (красное дерево , золото , медь , слоновая кость , малахит ) и искусственные – с пом ощью наложенн ы х на поверхность те ла красок или особых тонких прозрачных и прочных плёнок” 1 . Исторический опы т Ньютона над разложением пучка солнечных лучей посредством стеклянной призмы в раду жной световой веер (спектр ), доказал , что лу чи , образующие солнечный свет , име ют ц вета , следующие в известном порядке : красный , оранжевый , желтый , зелёный , голубой , синий , фи олетовый . Некоторые исследователи добавляют к ним ещё два – розовый и лиловый , и три ахроматических – черный , белый , серый. “Философия , анализируя истоки метафи з ики света” и свето-цветовой символики , обращае т внимание на необходимость учитывать “особые свойства света , определяющие его роль в современной физической картине” 2 . Д.С . Лихачёв говорил по этому поводу : “Есть в природе признаки , указывающие на существова ние внеприродн ого и внечеловеческого сознания . Сочетания цв етов нетронутой человеком природе – всегда эстетически приемлемо… Пейзажист открывает в ольно или невольно красоту , создаваемую надпр иродным сознанием , которое в этом случае м ы должны признавать” 3 . С точки зрения психологии цветовые ощущения – одна из специфических реакций глаза и мозга на световые частотные колебания . Мир бесцветен , цвета в природе нет , есть впечатления о некой реальности , представимые в цветовых ощущениях . Вследствие этого реально с ть цветового ряда “является кажущейся” 4 . Цветовые модели , создаваемые правым и левым полушарием мо зга , не совпадаю – полушария “предпочитают” различные части спектра и выдают принцип иально разные результаты : 1) правое полушарие от природы ориентиров ано на длинноволновую часть спектра (кра сный ) и выдает цветовую картину , связанную с чувственным восприятием ; 2) левое полушарие ориентировано на средн еволновую часть спектра (синий ) и выдает ц ветовую картину , связанную с понятийным компл ексом. В этом состоит пар адокс цвета : цвет заключает в себе возможности логическ ого и чувственно-образного способов познания мира . Эта характеристика цвета важна для ф илософии , потому что цвет в этом случае можно рассматривать как перевод невербального (чувственно-образного мышле н ия ) на уровень вербального. Кроме того , психологи связывают цвет с эмоциями человека : у каждой эмоции свое определённое место в цветовом пространстве , т.е . каждая эмоция соответствует определённом у цвету , а каждый цвет вызывает строго определённые эмоции. Однако при наличии общих принципов цв етовосприятия в разных этнокультурах наблюдаются различия в семантике и ценности отдельны х тонов , а также в лексическом воспроизвед ении цвета . К примеру , в каждой культуре присутствует цветовая жизненная триада “черный – белый– красный” , сводимая во всех культурах к одному семантическому узлу “ро ждение– жизнь– смерть” , но значение каждого из этих цветов варьируется в зависимости от этнонациональной принадлежности культур. “В лингвистике , – как отличает С . Упорова , – системный подход к цветонесу щей лексике пока не выработан . Важным пред ставляется следующее : 1) слово-цветообозначение изначально эмоционально окрашено , оно упорно рвётся из рамок просто обозначения цвета и стремится выразить наше к нему отношение ; 2) цвет может быт ь выражен экспли цитно (путём прямого называния цвета или п ризнака по цвету ), и имплицитно (путём назы вания предмета , цветовой признак которого зак реплён в быту или культуре на уровне традиции ). При анализе цветообозначающей лексики в художественном тексте необходимо учитывать все способы выражения цвета . “С точки зрения литературоведения , текст должен восприни маться как художественное целое , где цвет один из элементов этого целого . Исследование цвета в этом случае предполагает анализ всех художественных ср е дств , в которых представлен цвет , расположение тонов в тексте . Необходимо рассмотреть семантику представленных в тексте тонов и цветосочетани й , соответствие этой семантики традиционным з начениям цвета или её трансформацию в тво рчестве автора. Цветовой анал из проливает свет на стиль писателя , на поэтику его произведен ий , на общие и частные вопросы психологии творчества. Изучая тщательным образом цветность мы можем поставить вопрос о колористических т енденциях той или иной эпохи . Каждая эпоха имеет свои краск и : иногда они ярк ие и сверкающие , иногда бледные и мрачные . Писатели тонко чувствуют эпоху и выражаю т колорит времени в своих произведениях . И сследователь С . Соловьев , сравнивая и сопостав ляя цветовые палитры писателей , говорит о колористических тенденция х эпохи века XVIII и XIX . Он хара ктеризует цветовую насыщенность произведений нек оторых русских писателей XVIII и XIX вв . Вводит понятие цветового числа : цв . число (С ) = число упоминаний того или иного цвета 5 число печатных листов произведения Наиболее в ысоки цветовые числа у поэтов XVIII в . – Державин (С = 96,8), Капнист (С = 45,3). В XIX цветность про изведений резко снижается у Толстого (С = 17,7), у Достоевского (С < 10), у Чернышевского (С < 5). С . Соловьев объясняет падение цветности тем обстоятельст вом , что для писателей сер . XIX в . задачи чисто изобразительные отступа ли на второй план по сравнению с зада чами социально-политическими , просветительскими , публи цистическими. Для эпохи начала XX века чрезвычайно важно понятие “умозрение в красках” философ а Трубецкого , обосновавшего его в трех философских текстах о русских иконах . Он констатирует двойственный характер красок в русских иконах – простой и символически й. Е.Н . Трубецкой писал , что “смысловая га мма иконописных красок необозрима , как и п ередаваем ая ею природная гамма небесных цветов . Иконописец знает великое многообразие отт енков голубого – и тёмно-синий цвет звёзд ной ночи и дневное голубое сияние голубой тверди и множество тонов – светло-голубы х , бирюзовых и даже зеленоватых . Но голубы м представ ляется лишь тот общий фон неба , на котором развертывается бесконечное разнообразие небесных красок , – и ночное звёздное блистание , и пурпур зари , и пур пур ночной грозы , и пурпуровое зарево пожа ра , и многоцветная радуга , и яркое золото полуденного солнца” 6 . Среди всех цветов Е.Н . Трубецкой выдел яет цвет золота полуденного солнца – “Из цветов цвет и из чудес чудо” . Все прочие краски находятся по отношению к нему в некотором подчинении . Перед ним бл екнет мерцание звезд , исчезает синева ночная и зарево ночного пожара . Самый пурп ур зари только предвестник солнечного восхода , и , наконец , цвета радуги : ибо всякому цвету и свету на небе и в поднебесье источник – солнце. Из всех цветов один золотой , солнечный обозначает центр божественной жизни , а вс е прочие – её окр ужение” 7 . Знаменательна мысль философа о том , чт о через цвет иконописцами передавался смысл жизни , непосредственно созерцалось сверхчувствен ное , выделялась благодать Божия. Понятие “умозрение в красках” так или иначе преломлялось в произведениях 1910-х го д ов и является ключом к пониманию многих произведений тех лет . Радужное , многоцветное восприятие жизни м ожно наблюдать в произведениях Сергеева-Ценского 1910-х годов (“Печаль полей” , “Движения” ). Это был человек , в котором уживались одноврем енно и поэт , и прозаик , и живописец . И в своих воспоминаниях он назвал себя не иначе , как “краснописец” и обосновывал это так : “ Если в изобразительном искусстве мы привыкли именовать художника живописцем , то и писа теля следовало бы почаще рассматривать “как краснописца”, то есть как художника , умеющего красиво писать” 8 . В области литературы С.Н . Сергеев-Ценский главным своим учителем считал Н.В . Гоголя и посвятил ему работу “Гоголь как худо жник слова” , а в области живописи восхищал ся работами И.Е . Репина и считал себя у че ником Репина в искусстве . Он говорил , что последний сформировал его наряду с Гоголем , Пушкиным , Лермонтовым . Сергеев-Ценский горячо отстаивал свои художественные приёмы . Объясняя своё “новаторство” в литературе , С .Н . Сергеев-Ценский писал критику А . Горнф е льду о том , что его “непривыч ные краски найдут признание , так как они живут в самой природе , и приводил изв естный эпизод с К . Чуковским и С . Юшкев ичем . Семен Юшкевич – известный писатель-одес сит начала XX века – рассказывал С.Н . Сергееву-Ценско му произошед ший с ним случай , и св язан он был непосредственно с поэмой в прозе “Печаль полей” . С . Юшкевич со свои м другом-художником читал вслух “Печаль полей ” , и вдруг художник бросил читать и во змущённо сказал : “Что он такое пишет этот Ценский ! Я же художник , я же д олжен заявить , что ничего такого никог да нигда не бывало и быть не может ! И поедем с тобой , – обращается он к Юшкевичу , – проветриваться на Большой ф онтан !” Возмущение художника вызвали следующи е строчки : “Опускалось солнце , и зеленая трава вдоль дороги ст ала ярко-оранжев ой , а белые гуси в ней синими , точно , окунуло их в жидкую синьку” . “И что же , – пр одолжал Сергеев-Ценский , – приехали они на Большой фонтан , вышли из трамвая , – гля дят : опускается солнце , зеленая трава не з еленая , а действительно очень ярко -оранжев ая и – ну , буквально , как по заказу , стадо тут белых гусей , и они увидели , что они не белые , а синие ! Тут худож ник посмотрел на Юшкевича и сказал : “Слуша й Семен , пока не ушел трамвай , сядем-ка да поедем дочитывать “Печаль полей” 9 . Не менее занимате льный случай про изошел уже с самим С.Н . Сергеевым-Ценским , о котором он рассказал в своем воспоминани и . Приведу этот забавный случай полностью , так как он характеризует Сергеева-Ценского не иначе , как художника , улавливающего все р еальные природные цвета и оттенки . Случай произошёл во время отдыха в Куокк ала , недалеко от “Пенат” , где жил И.В . Р епин. “Чуковский соблазнил меня , писал Сергеев-Ц енский , – идти кататься на лыжах . У не го нашлись палки и лыжи , и мы увлеклис ь этим делом до усталости. Когда мы отдыха ли , сидя под со снами на пеньках , Чуковский сказал мне сов ершенно угасающим голосом : – Я очень , очень устал… Я , должно быть , сейчас умру… А у вас в “Печ али полей” сказано : “Снега лежали палевые , розовые , голубые…” – Да , именно так и сказано , – подтвердил я. – Сергей Николаевич , – обратился он ко мне очень нежно и ласково , – хотя бы вот теперь перед смертью , скажите мне , что вы тут наврали , а снег – он обыкновенный , белый !.. – Так этот вот снег – указал кругом Чуковский – какой же , по-вашему , – палевый , голуб ой , розовый ? – Снег этот явно зеленый , – отве тил я , – и это вы должны видеть : в едь на нем отражается зелень сосен. – А-а , – вскричал Чуковский , – т а-ак ! В таком случае пойдемте сейчас же к Илье Ефимовичу , и пусть он сам пр и мне скажет , что снег – белый. – Послушайте , – сказал я , – неужели вы в самом деле вздумали беспо коить Репина из-за каких-то пустяков ? – Пустяки ? Нет-с , это не пустяки , к огда вы в своих книгах все перекрашиваете по-своему , а меня , читателя , хотите застави ть в эту выдумку поверить ! И Илья Ефимович тоже скажет , что это не пустяк и ! Идем ! Мы пошли по направлению к “Пенатам” , и я все-таки полагал , что Чуковский шути т , но оказалось , он действительно затеял н агрянуть к Репину днем. Я тогда не имел представления о т ом , где именно “Пенаты” , но Чук овский пришел на лыжах , как оказалось , прямехонь ко к даче Ильи Ефимовича , и , пока я ещё только разглядывал этот двухэтажный де ревянный дом среди сосен и елей , Чуковский стучал уже на крыльце в двери. Он стучал энергично , по-видимому , для н его вопрос о том, бывает ли снег какого-либо другого цвета , кроме белого , являет ся в действительности острым вопросом , и т ребовал немедленного ответа. Дверь открылась , и на крыльцо вышел Репин в домашнем сером пиджаке , с палит рой , с кистью и муштабелем в руках , и , что меня особенно поразило , он был вооружен еще одною парою очков , кажется четырёхугольной формы ! Разумеется , он был недоволен , что его оторвали от работы , но Чуковский горячо извинялся , и вот я слышу : – Илья Ефимович ! Скажите , пожалуйста , хотя бы вы ему , вот этом у… , что снег – белый ! – Корней Иванович , а вы учили физ ику ? – вместо ответа спросил Репин. – Учил , Илья Ефимович , я был в гимназии , – сказал Чуковский. – Так почему же вы не знаете , что белого цвета в природе не существует ?” 10 . В своё время критики упрекал и Сергеева-Ценского в чрезмерной расточительности образов , в слишком большой полноте личных ощущений и наблюдений , которые вкладывались им в каждое новое произведение . Писателю предсказывали , что при таком “мотовстве” , он “испишется” и довольно скоро умол к нет . Но эти пророчества не сбылись . Долгие годы он оставался едва ли не самым плодовитым среди своих литературных сверстников и все более поражал и критико в , и читателей богатством наблюдений , яркостью красок , превосходным языком. По воспоминаниям одного и з соврем енников : “Сергеев-Ценский готов был часами гов орить об особенностях художественного творчества , об индивидуальном видении мира каждым ху дожником , о том , как важно писателю видеть творческим воображением , хорошо знать жизнь и людей” 11 . “Каждый , кто приходит в литературу , должен не только уметь выразить передовые идеи , но и принести свое свежее , ориги нальное художественное слово , свои образы . Худ ожник видит одни краски в жизни лучше , другие хуже . И это всегда можно почувст вовать в его произведении . Т а к же творит и писатель” 12 . Все эти свидетельства характеризуют Серге ева-Ценского , как неординарного , оригинального худо жника , писателя и человека , показавшего себя во всех отношениях определявшимся большим “краснописцем” , с тонким чувством жизни и поэзии к расок. Впервые твердо со своими смелыми и своеобразными приемами творческого мастерства художника слова он выступил в поэме в прозе “Печаль полей” (1909) и утвердил их в написанной позже поэме «Движения». Примечания 1 Энциклопедический словарь : В 86 т.– СП б .: Издат . общ . – Ф.А . Брокгауз и И.А . Эфрон , 1903. – Т . XXXVI . – С . 874. 2 Упорова С . О методологии анализа цвета в художестве нном тексте // Гуманитарные науки в Сибири . – 1995. – № 4. – С . 52. 3 Лихачев Д.С . Искусство и наука // Русс кая литература . – 199 2. – № 3. – С . 5 – 6. 4 Мостепаненко Е.М . Свет в природе как источник художественного творчества // Художествен ное творчество . – М ., 1986. – С . 76. 5 Соловьев С . Цвет , числа и русская словесность // Знание – сила . – 1971. – № 1. – С . 54. 6 Трубецкой Е . Три о черка о русской иконе . – М ., 1981. – С . 94. 7 Указ . собр . соч . С . 112. 8 Сергеев-Ценский С.Н . Талант и гений . – М ., 1981. – С . 291. 9 Указ . соч . С . 294. 10 Сергеев-Ценский С.Н . Собр . соч .: В 10 т . – М ., 1955. – Т . 3. – С . 635. 11 Поповкин Е . С.Н . Сергеев-Ц енский // Сергеев-Ценский в жизни и творчестве . – Тамбов , 1963. – С . 32. 12 Указ . соч . С . 34. § 2. П оэтика цвета в поэме «Печаль полей» В возрасте 72 лет , когда за плечами мастера была уже героическая «Севастопольская страда» и многото мная эпопея «Преобра жение России» , писате ль не случайно подчеркивал и считал себя прежде всего автором «Печали полей» . Поэм а была его любимым детищем , и любовь к ней не ослабела с годами. «Печаль полей» впервые появилась в 1909 г ., ею открывалась 9-я книга альманаха «Шиповник » . Однако критика того времени не вскрыла всей г лубины идейно-художественного своеобразия поэмы . С ам Сергеев-Ценский считал , что «Печаль полей» – произведение непонятое , о чем он п исал А . Горнфельду в 1914 г . и с горечью вспоминал , что после «Печали полей » критик А . Измайлов печатно советовал ему учиться писать у Вл . Гордина . Тем не менее и читатели , и критика почувств овали незаурядность таланта автора , заметили оригинальность ходожественной формы , черты новато рства поэмы . Об этом писал М . Горький в «Преди с ловии к французскому и английскому изданиям I части романа Сергеева-Ценского «Преображение» в 1924 г . Пораженные необычайностью формы , критики и читатели не заметили г лубокого содержания произведений Сергеева-Ценского . Лишь когда появилась его «Печаль поле й» , они поняли как велико его даро вание и как значительны темы , о которых он пишет» 1 . Многие из критиков дореволюционного перио да указывали на пессимизм поэмы . Е . Колтон овская отмечала «кошмарную атмосферу вокруг п роизведения , создаваемую печалью засохших в бесплодии полей , мукой , агонией женщины , т щетно пытавшейся стать матерью и мужской тоской от неосуществившегося отцовства» 2 . Даже талантливый и уже пользовавшийся большой популярностью в те годы молодой критик К . Чуковский в статье «Поэт бесп лодия» назыв ал «Печаль полей» «печалью по бесплодию» : «Сергеев-Ценский…чует…что люди р ождены и предназначены для титанства , и ро мантически тоскует об этом ненаступившем наше м титанстве , он…ощущает…что воля наша бессиль на , что мы околдованы кем-то , что над н ами вечное проклятие» 3 . Несмотря на трагизм развязки – смерт ь Анны – поэма , на мой взгляд , не оставляет гнетущего впечатления . Помогает поддерж ивать от начала до конца поэмы мажорное настроение , море красок , звуков , запахов , пят ен , оттенков , переливов . Причем краски у Сергеева-Ценского звучат , запахи имеют цвет , звук ассоциируется с цветом , и все это по причине родственности этих ощущений в душе художника . В поэме «Печаль полей» есть примеры того , как иногда явления п риобретают не свойственные им качества : «…дал и …бы л и сотканы из одних толь ко запахов , ставших красками , и красок , кот орые пели» 4 . Красочное живописное начало является доминирующи м в поэме . И это неслучайно . «Ведь имен но живопись определила многое в моих писа тельских средствах , в моем новаторстве» 5 , – писал С. Н . Сергеев-Ценский . По-видимому , влиянием живописи объясняется тот факт , что в поэме в прозе «Печаль полей» порой цвет передает впечатление о тех явлениях , которые в силу своей природы его не могут иметь : «Го лос у Прокофия был лучезарный , или это казал о сь от того , что глаза у него лучились» ( I , 507), «У Лобизны голос был корявый , землистый» ( I , 512). Мир писатель воспринимает через приз му художника , для которого он окрашен в самые разнообразные тона и краски . Игра красок природы словно бросает отсвет и н а самого человека , ложится цветным б ликом на него . Словно желая подчеркнуть , ч то человек – тоже дитя природы , писатель и его наделяет яркими красками : у Фом ы Ивановича красная борода , лицо Иголкина – рябое и красное , «как спелая садовая клубника» , краснощ е кий кучеренок Фе дька , красная от холода Катерина . Красный цвет вносит живительное начало в повествование . Красный цвет является преобладающим в поэме . По количеству употреблений приближается к 15,7% от общего числа (345) всех колоронимов 6 . Красный – э то не только цвет лица героев , цвет их одежды , это еще и цвет самой жизни . «Дед пред ставил себе отца , каким он помнил его давным-давно , с детства , – жилистым , красным , с громовым смехом и с вечной такой живою , точно часть его самого глупой скороговоркой : «Ну-с, и в от сам Мартын с балалайкой» ( I , 566). Все отмечают , что это уже и не человек вовсе , а живой труп. «Душа-то…души-то ведь уж нет , а ?» – восклицает дед Ознобишина» ( I , 570). И только «жалко-грустная полоска красного света над окном столетнего» свидетельст вует о еще теплящейся жиз ни внутри него. Кроме того красный цвет – это цвет крови . Осо бенно зловеще выглядят капли крови на бел есой лебеде . После падения Игната с лесов «в Анну вошло вплотную слепое , бесщекое , скуластое лицо с живою , притаившейся пол оской крови у губ… На кустиках белесой лебеды тяжело горели разбрыз ганные капли» ( I , 528). Анне показалось это нехорошим з наком , и она попросила мужа не продолжать строительство на крови . Хотя Ознобишин и «знал , что кровь Игната была не на лебеде около завода , а здесь в душ е Анны , что это в ней светилось какое-т о случайно вспыхнувшее белое пятно , и вот теперь его заволокло кровью . От этого в нем самом болезненно сжалось сердце , почудилась ржавая соль кров и во рту…» ( I , 531). Он все же не отказался от затеи строит ельства винокуренного завода . Это было не последнее красное предзнаменование . В последней г лаве выползает вдруг красноватый столб. «Долго выползал , увязнув в дымчатой си ни . Вот закруглился и воткнулся концом в небо , концом в поля . Потом , дуга красного круг а , вышел крест … Долго смотрел на него Ознобишин . Улыбнул ся , поднялся , отряхнул снег… Взял ружьё… Э й , погоди ещё ставить крест над полями !» ( I , 574). Но красный крест , сотворенный морозом и со лнцем , стал уже предвестником чего-то нехороше го и «сплошь встал и стоял над с ухотинскими или дехтянскими , или надо всеми полями» . После этого знамения Ознобишин реш ил взять судьбу в свои руки . А судьба оказалась – «вороная с голубым отливом» , понесшая чер ез поля Машу и Аню . Не сумел остановит ь разгоряченных коней Озноб ишин , и Анн а выпала из саней , как впоследствии и из его жизни . Вечером он признался , что хотел гибели ещё не родившегося ребенка . Признание привело Анну в ужас . Несколько дней спустя после этого случая Анна во шла в комнату прадеда Ознобишина «с букет ом ор а нжерейной герани , точно вымо ченные в теплой крови , – такие красные , вещие были цветы . Запах от них шел гу стой , кадильный» .( I , 583). Как будто свою жизненную энерги ю принесла Анна вместе с цветами , и че рез этот кадильный красный запах набрался столетний жиз ненных сил и спросил «не по могил ьному глухо , а молодо , отчетливо весело да же : «Праправнук ?» Это была их последняя встреча . На следующее утро «началось то , во что не хотели верить , но чего жд али тайно» ( I , 583). Красный цвет в поэме имеет двоякое значение. С одной стороны , это показатель присутствия в человеке жизненных сил , жизненной энергии , с другой – это вещий , а вернее зловещи й цвет , предупреждающий о грядущем несчастье , в конечном счете о смерти. Цветовой контраст с красным составляет белый цвет . П о к оличеству употреблений он стоит на втором месте и равняется 14,8% от общего числа колоронимов . Этот прием используется Се ргеевым-Ценским при противопоставлении двух сесте р Маши и Анны : «Тонкая , гибкая Анна был а как девочка рядом с крепкой Машей . В маково-к расном была Маша , в белом Анна…» ( I , 536). В словесной ткани образа Анны белый цвет оказывается лейтмотивом , и нарисована она так , что в ней бол ьше от призрака , чем от живого человека : «Анна сидела в спальне на своей кроват и белая , безжизненно бросив вдоль колен руки» ( I , 528), «труп Анны одели в белое » , «тело Анн ы в белом , осыпанное свежими цветами , лежало нарядное и тихое , как сонное ( I , 591). И даже не родившийся р ебенок Анны представляется Ознобишину белым призраком . «Призр ак этот круглился все больше , и прид вигался ближе , и делался , наконец томительно страшным , как всякий смысл» ( I , 516). Признаком бе зжизненности и болезни становится в тексте белая одежда (понева ). «Все трое стали у крыльца в р яд : праздник был , – стояли в белых поневах и го ворили просто : «Сглазила барыня» . И здесь же : «Ребенка держала Устя неотрывно-крепко , так , как будто и не было его ; был просто нарост спереди на ее теле , одето м сплошь в белую поневу» ( I , 535). Контрастирует белый цвет не только с красным , но и с черным цветом . Белый и черный противопоставляются в поэме как Ознобишины и народ. «Куски белого хлеба внизу бросал Ознобишин Красногону Целую» ( I , 515) и «дед Ознобишин ест жирно намазанный медом длинн ый кусок белого хлеба ( I , 530), в то время как уголки флигеля , где расположил ись рабочие «насквозь пр опитались ими : их сапогами , онучами , чайниками , ложками , инструментом , ковригами черного хлеба и едким рабочим потом» ( I , 511). Белый и черный часто употребляются в пределах одного предложения : «Никита предста влял себе сытую черную корову с двухведерным выменем парного молока » ( I , 498); «ко нчики ушей у Дяди были черные , бабки – белые , звуки были лица слепые и зрячие , звуки были – ладони» , белые и черные , тонкие , не знавшие труда , и широкие , в мозолях» ( I , 528). Для Анны , например , м ногое видится в черно-белом свете : «Оба в ней долго росли , выросли , ушли каждый в св ою череду : в черную ушел Иголкин , в белую – Игнат... В доброй – белой – роились… надежды . А черного была сплошная туча , и глядеть в глаза этой туче боялась Анна» ( I , 522). Иногда эти два цвета меняются значени ями : черный приобретает положительное значение , а белый отрицательное . Например , «ждали черных и теплых , как земля густых и курчавых , как овчина , а пришли синевато-белые , холодные , насмешливые» тучи . Во время злопо лучно й поездки на жеребцах Анна сидел а онемев : « Белое волочилось мимо , вырывалось из-под ног чудовища впереди , летело клочьями с обеих сторон , а чудовище было многоногое , черное , как в де тской сказке , звонкое , с горячими ноздрями» ( I , 577). Черное и белое , добр о и зло – две стороны одной медали . Две катего рии взаимосуществующие , и причем одна никогда не исключает другую. На третьем и четвертом месте по к оличеству колоронимов стоят соответственно желтый и синий цвета . Желтый цвет представлен прилагательным желты й и глаго лом желтеть . Прилагательное желтый характеризует свет , блеск , блики , производимые различными источниками света , которые ложатся очень ча сто на лица ; на лицо Анны : «Анна была вся прямая и белая с легкими излучинами на лице , окрашенными от свечей в желтый цвет…» ( I , 589); или на л ицо столетнего : «Лампадный свет расплывался н а его обтянутой голой голове маслянистым желтым кругом…» ( I , 563). Желтый цвет – цвет нездорового лица – сопровождает на протяжении жизни Анну . С помощью нагнетения желтого создаю тся впечатление предобморочного состояния героини . « Солнце стояло прямо над головой , – от этого , что ли , пожелтело в глазах Анны : желтые стены , желтая земля , желтый Игнат , желтые руки у Фомы И вановича , желтые тяжелые сапоги кругом , то в желтой извести , то в опилках . Потом двинулось все щербатыми к ругами…» ( I , 528). Желтый цвет – это цвет осени , сол омы . Жнивья . Осень – праздник смерти , и желтый цвет осени становится символом смер ти природы . Солнце золотит , преображает все живое на земле , но в то же время дов одит и до смертельно-желтого состоян ия . Иногда его становится «ненужно много» , и на поля приносило и стелило « желтый дым» , и н а хлебах вспыхивали ржавые пятна и полосы как проказа» ( I , 541). Но летом , когда еще далеко до осени , солн це делает чудеса . «От со лнца , как в сегда летом загорала Анна , и вошла в н е упругость , похожая на силу» ( I , 532). Под действие м солнечных лучей преображается природа . «Веч ерами трава вдоль дороги между хлебами ст ановилась горячей , красно-оранжевой , а белые гуси в ней с иними , точно окунуло их в жидкую синьку . Из-за скомканной около горизонта кучи лиловых облаков , уже утопивших солнце и солнечные л учи прорывались в одиночку то здесь , то там и звонко раскланивались с полями . К акие нежилые становились поля , все махровые , мягкие , изжелт а-розово-голубые » ( I , 532). Итак , желтый цвет в поэме носит мн огозначный характер . Желтый цвет – это цв ет болезненного состояния человека и цвет увядания природы осенью . С другой стороны – это цвет , питающий посредством солнца все живое на земле. Ассоциати вно к желтому цвету близ ок золотой . Зол отой цвет встречается в поэме не часто , но все , что связано с этим цветом , п риобретает положительное значение – «день золотел и зеленел за окнами» – признак радости и грядущего счастья ; « золотистая Д ядина шерсть» – св идетельство его не сокрушимого здоровья ; « золотой крестик» , подаренный Анной Е ракомону , – должен уберечь его от болезни ; « золотистый смех Маши» – здоровый смех ; « золотистый верховой ка бардинец» – сильный и здоровый конь. В сочетании с синим цветом желтый и золотой цвета часто приобретают отр ицательное значение . В комнате столетнего это сочетание навевает жуткую атмосферу – с мерти и пустоты . Три раза на одной стр анице употребляется это сочетание : 1) «Пробиваясь сквозь сумерки , уже горела золотою точкою лампад ка . От этого в комнате было все слоисто-синее , как дым от кадила . И проступил старик : сна чала череп – голый и огромный , потом изгиб поднятых колен…» ; 2) « Син ели сумерки , и золотела лампадка . Ознобишин передернул ноздрями об обступившего его запаха тела сто летнего и вышел» ; 3) «Но также золотела лампадка и выплывал из синевы гладкий череп» ( I , 530). После смерти Анны Ознобишин , находившийся около ее гроба , прошел крадучись на н осках , возле самой стены , сырой , с синими от белых ставней окнами и сел в углу… Яз ыки свечей и желтые круги от них мутно плавали перед глазами Озноби шина , и оттого портреты колыхались» ( I , 590). Находящаяся здесь Маша вдруг увидела будто Анна шевел ится , и было ли это от желтых свечей , зыбких сте н и синих окон , или от звеневшей в голове уста лости…» ( I , 592). В одном месте – встреча Анны со старичком Демой – сочетание желтого цве та с синим воспринимается иначе , чем во всех остальных сочетаниях . «Одной рукой охв атил он каравай хлеба , завернутый в старый вывернутый зипун , другой держал синен ькую чашку (со святой водицей ), обвязанную (желтой ) тряпи цей . На руках его , шершавых от работы , на всех пальцах и на ладонях были чет кие черные тре щины , как на земле в засуху» ( I , 533). Желтый в этом примере ассоциируется с солнцем , а синий – с водой . Иным и словами , создается образ двух взаимодействующих стихий. Отдельно – вне сочетаний с другими цветами – синий характеризует холодные сн ега : «Снег забился в рукава и холодно таял там ; синий , сплошной лежал кругом» ( I , 579); поля зимою – «…сумерки густели упр уго и ст ойко . Поля под ними укрывались холодным , синим , потом сер ели , тухли…» ( I , 593). Летом – это цвет неба . «Игнат пос мотрел смаху на красные тяжелые кладки кирпича и на легкое чуть-чуть синее небо над ними» ( I , 528). Итак , синий цвет – это цвет неба , ц вет воды . В зависимости от конте кста синий может выступать , как теплый цве т , а иногда как холодный , леденящий. Серый цвет б лизок по значению к синему . Очень часто он используется в пейзажных зарисовках и при описании внешности человека и цвета его глаз . Эт от цвет имеет двоякое значение . «Жуть» у Сергеева-Ценского может б ыть серой , а старичок сизый – «Божьим» . Могут быть с мутные , невнятные серые глаза у Усти и ясные серые глаза у Иганата . Может быть лицо серое у Анны – признак духовно го истощения , и седые во лосы у дед а Ознобишина , делающие его мудро красивым. С серым цветом , а чаще всего в тексте это сизый цвет , ассоциируется у Сергеева-Ценского зима – « сизые как от мороза , хлеба кланялись Анне » ( I , 537). С каждым времени года у художника связаны определенные цвета , определенные краски , присущие только ему (этому времени года ). «Село было пушисто-зеленое весною , тощее , пыльное летом , ослепительно желтое осенью от новой соломы и нахлоб ученное , сизое зимой» ( I , 509). Как в жизни , так и в поэме , каждое время года несет с собой не оди н и не два цвета , а множество цветов и их переливов . В поэме «Печаль полей» именно это цветовое множество и взаимоде йствие внутри его задает па стельный тон всему произведению. Особую функцию выполняют у писателя и зобразительно-выразите льные средства . Часто дл я достижения нужного эффекта автор ставит подряд 4 – 5 эпитетов : «Так стали жить коричнево-зипунные с ухотинцы , волосатые , медленные и тугие , – на земле , из земли , земля , и тысяча слу чаев , то злых , то добрых , чередуясь , правили ими как они комьями чернозема» ( I , 510); « Голубая , золотая , красивая , милая , хорошая…» , – «Что ты шепчешь , говорю , Митя ? А он мне : «Не мешай мне , мамочка , – я молюсь» ( I , 548); «Сидел дед в широкой белой рубахе и сам весь белый , свежий и веселый» ( I , 550); «В уса дьбе липы стояли такие же спо койные и важные , лиловые и тяжелые , и галки возились перед сном на их верхушках» ( I , 580). У С.Н . Сергеева-Ценского нет повторяющихся определений одного и того же предмета , снег у него то «густой , холодный» , то «мягкий и липкий » , то «живой» , то «теплый» , то он «палевый , розовый , голубой» , то «синий сплошной» , то «яркий» ; тучи – «серые» , «синевто-белые» , холодные , насмешливы е . В одном предмете он находит такое к оличество оттенков цвета , что остается только поражаться . С.Н . Серге ев-Ценский широко использует индивидуальные метафоры и сравнения : «Чуть зеленоватая луна вверху глядела сквозь облака…» ( I , 497); «У облаков , ближе к луне , чуть поже лтели щеки , а дальше они растянулись мягкие , темносерые , чуть зеленые , точно июньское сено с поемных лугов…» ( I , 499); «И ещё в тот вечер облака горели тремя цветами : пурпурн ым , оранжевым и палевым , а потом так нежно и тихо лиловели , синели , серели , все уходя от земли ; а земля жадно настигала их где-то внизу , перебрасывая к ним мягкие мосты…» ( I , 536); «На хлеба х вспыхнули ржавые полосы и пятна , как проказа» ( I , 541); «В открыт ые окна весь день входил густой и зеленый , настоянный на зелени сада» ( I , 544). Отсюда можно сделать вывод , что каждая метафора , сравнение , эпитет , способствуя усиле нию выр азительности , создают своего рода миниатюру. Подводя итог , следует сказать , что про изведение С.Н . Сергеева-Ценского «Печаль полей» – полносочное и многоцветное . Основными цв етами в нем являются – красный , бе лый , желтый и синий , составляющие более 50% от вс ех ко лоронимов . В поэме раскрывается многозначный характер этих цветов . Им присущ как реальн ый , так и символический смысл. Красный цвет , как показатель присутствия в человеке жизн енных сил , жизненной энергии , – это реаль ное значение цвета . А символическое знач ение цвета зловещее , предупреждающее о наступ ающей смерти. Реальное значение белого цвета – цвет безжизненности , призрачности . Для главной героини Анны – этот цвет становится лейтмотивом . Символичес кий смысл белого цвета проясняется в конт расте с черны м цветом . Причем белым цветом обозначаются люди , далекие , отрешенные от природы , от земли , а черным – на род , связанный непосредственно с землей. Реальное значение желтого цвета у Сергеева-Ценского со впадает с традиционным его пониманием . Желтый – это цвет болезненного состояния человека или состояния увядания природы . Симв олический смысл желтого цвета – это цвет солнца , не только сжигающего посевы , но и питающего солнечной энергией все живое вокруг. Реальный смысл синего цвета совпадает также с тра диционным пониманием . Это цвет воды , неба , снега зимой . А в сочетании с желтым цветом проясняется его символическое значени е – значение леденящего мрака , пустоты и смерти. Все цвета в произведении С.Н . Сергеева- Ценского «Печаль полей» взаимодействуют друг с другом. Одни контрастируют , другие соче таются , третьи преображаются один в другой . Многие эпитеты , сравнения , метафоры построены на цвете . И в целом , все произведение основывается на ключевом для него понятии – понятии о цвете 7 . П римечания 1 Моё знакомство и пере писка с М . Горьким // Сергеев-Ценский С.Н . Собр . соч .: В 10 т . – М ., 1958. – Т . 3. – С . 574. 2 Колт оновская Е . Из новейшей литературы // Русская мысль . – 1913. – № 12. – С . 104. 3 Чуковс кий К . Поэт бесплодия // Книга о современных писателях . – СПб ., 1914. – С . 80. 4 Серг еев-Ценский С.Н . Собр . соч .: В 12 т . – М ., 1967. – Т . 1. – С . 150. Далее цитируется по этому изданию с указанием тома римскими ц ифрами , страницы – арабскими. 5 Сергее в-Ценский С.Н . Моё знакомство с И.Е . Репиным // О художественном мастерстве . – Крымиз дат , 1956. – С . 73. 6 Обще е кол-во колоронимов в тексте «Печаль поле й» – 345 [Е.Ш .]. 7 В к онце основной части в табл . 1 приводится сп ектр всех цветов в поэме «Печаль полей» в процентном соотношении ; в табл . 3 приводятс я все оттенки , объединенные в группы. § 3. Поэтика цвета в поэме «Движения» Впервые поэма «Движения» была напечатана в журнале «Современный мир» 1 . С.Н.Сергеев-Ценский отмечал , что «кажется , не было такого критика , который не писа л о «Движениях». 2 Но никто не смог раскрыть сущности п роизведения лучше самого автора . И именно слова С.Н.Сергеева-Ценского о поэме помогают точно понять её смысл : «В поэм у эту вложено было много , конечно , очень много бытового , психологического , пейзажного ; ря дом с Антоном Антоновичем выведены были д есятки л ю дей , нарисованных чётко и ярко» 3 . Серг еев-Ценский считал , что никто объективно так и не оценил поэму . Критики толковали ее , как повесть «о непрочности земного строи тельства» и о коварной воле случая . Так , например , В.П.Кранихфельд писал : «…”огромная зага дк а” , та же “бессмыслица жизни” стоит и перед Сергеевым-Ценским . Разгадать первую , найти возможное оправдание для последней , – такова задача не только его последней повести [«Движения» , Е.Ш .], но и всей воо бще его недолгой пока ещё , но в высшей степени напр я жённой творческой р аботы» 4 . В ответ на инотолкования своей поэмы Сергеев-Ценский писал : «Когда я писал «Дв ижения»… я занят был не тем , чтобы док азывать непрочность земного строительства , … а занят был только тем , как гармоничнее расположить три краски – зе леную ( хвойная зелень , тишина , холод , смерть ), желтую ( теплота , сырость , мелькан ие , жизнь ), и голубую ( ро к , бог , небо ). Игра этих тр ех цветов и составила для меня лично движения.» 5 Это высказывание С.Н.Сергеева-Ценского легло в основу моего анализа поэтик и цве та в поэме «Движения» . Общее количество колоронимов в поэме – 313. По сравнению с «Печалью полей» в «Движениях» наблюдается увеличение процентного ч исла основных для этого произведения цветов : желтого , синего , зеленого (табл . 2). Действие в поэме раз ворачивается на фоне имения , окруженного «иссиня-темнозеленой , густо пахнущей смолою , терпко хвойной тиши ною» 6 . В одно м единственном предложении автор соединяет во едино зрительные , слуховые и вкусовые впечатл ения от того места , в котором пребывает главный герой поэмы Антон Антонович . Этот приём используется писателем на протяжен ии всего произведения , во-первых , для усиления того или иного ощущения от передаваемой картины и , во-вторых , для раскрытия психол огического состояния героя . Заканчивается поэма тако й же зрительно-музыкальной фразой : «День был такой тихий , что падали сне жинки – точно не падали , точно стояли плотно между землёй и небом , белые внизу , темные вверх у , не падали , а просто повисали лениво ; и ели , и сосны устойчиво молчали каждой иглой , опушён ной синим инеем» ( II , 126). Этими двумя предложениями , начинающим и заканчивающим поэму , описывается имение Анненго ф . На протяжении всего текста его будут сопровождать холодные цвета такие , как зеле ный и синий , и их оттенки – иссиня-темнозеленый , темносини й , иссиня- синий , густозеленый , зеленоватый. Зелёный цвет получает у Сергеева-Ценского отрицательный смысл . И это значение оно удерживает на протяжении всей поэмы . На страницах произведения зеленый цвет употребл яется в соседстве со словами , несущими впе чатл ение затертости , старости , тишины , и в конце – смерти . «С горки за две версты вся на виду была его усадьба с садом , и Тростянка – село в дв ести чисто вымазанных белых хат , крытых оч еретом , и церковь , тоже бела я , с зелёненькими , выцветшими куполами» ( II , 22 ) . «Он сидел ошеломлённый , уплывающий куда-то , лёгкий , с открытым от изумления ртом , и почему-то ясно чувствовал… от зеленых р аспластанных Лапчатых веток пахнет могильно м ирной сосновой смолою» ( II , 26). Постепенно зеленый цвет вытесняется более холодным с иним цветом . Это происходит в октябре , когда Антон Антонович возвраща ется в нелюбимое имение Анненгоф из родно й Тростянки . «В синих парных туманах таяли колонны стволов» . И ещё пока «достаивали в садах на мызах зимние яблоки , зелёные, как мертвецы, твердые , без запаха и вкуса , среди редких багровых лист ьев ,.. и листья ждали уже малейшего ветра , чтобы оторваться и упасть… ( II , 50). И даже иллюз ия родного имения , созданная «синими с белыми лилиями » занавесками на окнах не смогла уберечь героя от «пропитанной хвойной смолою тишины» . И «густо-зелёный , поч ти синий лес» окружал его со всех сторон. А далее : «Тиш ина – ноябрь . Тишина – декабрь» И во т уже «синее» полностью вступило в свои права . «Сумерки подсиневают окна . В комнатах повисает что-то вроде тонких серых паутинок» ( II , 56). И в это холодное , спокойное , «синее» время года лишь тепли ца , в которой «цветут лимоны , азалии , герань и фукции »… , «поднялись зеленым пучком помидоры , обвились возле палок бобы… и арбуз распустил , как веер , первый сочный глубоко надреза нный лист…» ( II , 60), создает иллю зию теплого лета , буйство красок которого пробуждает желание к жизни. Но даже эта прекрасная теплица , присут ствие трех любимых сыновей около Антона А нтоныча и вино не помогло избавиться посл еднему от мыслей о поджоге. Суд над Антоном Антонычем проходил весной . Старый уездный город встретил его « желтыми то полями с кустами густых белых акаций» . «От тепла и солнца было весело и звонко в теле» ( II , 69). Все это цвело и пахло до тех пор , пока не вынесли Антону Антонычу приговор за под жог своей соломы – 3 года и 8 месяцев . П осле кассации приговора он возвращается в Анненгоф , и леса уже не просто густозел еные , а индигово-синие . Частота употребления синего цвета ув еличивается на последних страницах романа . Ос обенно ярка на этих стра ницах игра иначе борьба синего (смерти ) и желтого (ж изни ) цветов . «Летом на лесных тропинках и ногда стадами стоят в воздухе продомоватые желтые мухи , упрямо и просто стоят , как рыбы в воде в жаркий полдень» ( II , 124). «Все собирал концы вожжей Антон Антон ы чу , концы новых вожжей , плюшевых , желт ых , с синими помпонами» ( II , 124). Видел [Антон Антоныч Е.Ш .] мух , вожжи , и потом , как с высокой горы , сыпались мелкие камешки , желтые и синие , как водя ные струйки в водопаде…» ( II , 125).. Это сочетание желтого с синим ц ветов встречается очень часто на протяжении всего текста . То «желтый свет лампы б орется с синим светом окон» ( II , 60). То «от желтого пятна борется во все стороны по грязному снегу ползут синие по лосы , и вот , – как-то странно , – желто е пятно вдруг начина ет казаться Антон у Антонычу голубым» ( II , 79). Создается в целом впечатление борьбы света с мраком , жизни со смертью. Желтый цвет – это цвет , присущий родному имению Антон Антоныча Тростянке . Желт ый цвет выражается в основном имплицитно с помощью слов – пш еница , солома , стог сена и т.д . И именно здесь в Т ростянке «Антон Антоныч пил что-то невиданное , что плавало над хлебами , что давно уж е пил он , с детства , и от чего у него блаженно и радостно , изжелта-розово мут нело в голове , и вдруг , как марево , – сосны, на веки вечные крепко с работанные стены построек , смолистая , как похо ронный ладан , тишина , и неловкость , точно с делано было все хорошо , и в высшей сте пени хорошо , но как-то неожиданно совсем н е то» ( II , 23). Так противопоставляются два имения – «желтая «Тр остянка и «зелено-синий» Анненгоф . Здесь , уже с перв ых страниц поэмы происходит осмысление Антон Антонычем ненужности своей сделки. И для характеристики солнечного дня в Тростянке используются эпитеты « золототканый » , «ласковый » , «теплый» отчего и земля ста новится «золотистой» , горячей от спелых хлебов». Значение голубог о цвета – последнего , из выделенных Серге евым-Ценским цветов – проясняется по ходу основного действия произведения. Голубой – э то цвет весеннего неба . «Пахло чем-то весе нним в воздухе , и от э того всюду подымалось живое беспокойство : пели петухи , кудахтали куры , телились коровы , мокли и к исли дороги , голубело небо , расчирикались воробьи , у реб ят заалели щеки…» ( II , 69). «От тепла и солнца было весело и звонко в теле» ( II , 69) и на душ е Антон Ан тоныча . «На суде Антон А нтоныч замечал все , потому что все было ново , смешно и торжественно» ( II , 72). После ареста и возвращения героя в Анне нгоф душевное состояние его передается уж через другие краски природы . «Ели кажутся страшно глубокими , лохматыми , черными , а на другой стороне верхушки сосен , и узловатые стволы кое-гд е вырываются отчетливыми извивами , дожелта накаляются и гор ят» . И «небо , влажно-лиловое от растрепанных толстых туч , никуда не уходит , собралось над головою и висит тяжело» ( II , 82). Пос ле суда произошел окончательный перелом в душе Антона Антоныча , и тогда впервые он задумался о боге . «Уже ясн о кажется теперь Антону Антонычу , что у него глаза голубые , не серые , как он думал раньше , а голубые , к ак кусок неба . …Эти глаза – пустые , сквозные , смысла в них н ет , они и не зоркие , как у живых , и видят они не потому , что хотят видеть , а только потому , что открыты , открыты были всегда и не закроются . …От них к нему лучится какая-то холодная оцепенелость , а в нем подымается ей странный такой , щетин и стый , как ежик страх» ( II , 86). И вот уже представляется Антон Антоны чу Веденяпин , сыгравший роковую роль в его жизни . «Все время , сколько уже лет , бы л ротмистр Веденяпин – желтоглазый , грузный , басистоголосый , что ни скажет слово – соврет , – до того земно й , что т еперь он был какой-то немой , уплывающий ,.. и глаза голубые» Так , голубой цвет развивает свое реал ьное значение (цвета неба ) до символического (цвета глаз самого бога и цвета рока ). Цвета серый , черный , красный , белый , зол отой , розовый , коричневый и лиловый употр ебляются в основном в реальном своем знач ении . Они используются , например , при описании внешности человека «… был Антон Антонови ч сероглаз , чернобород с проседью , краснощек..» , «она сидела … вся тяжелая , с двойным белым подборо дком , с лениво выпиравшими из-под тонкой ночной рубашки грудями…» , «Дергузов смотрел на него… маленькими серыми глазами…» , адвокат «молодой и бравый на вид с широким лбом… и широким золотым перстнем» ; при описании природы «небо влажно-лиловое от ра стрепанных туч никуда не уходят» , «и ели были как-то необыкновенно , черны и ч асты…» , «разбежались ограды из-под стриженного бобриком боярышника – подцветили зеленые вишнево-красным». Итак , движение трех цветов – голубого , зелёного и желтого составляет основу все й поэмы Сергеева -Ценского «Движения». Они развивают своё реальное значение до символического . Действительно , значение зеленог о цвета выявляется в такой последовательности хвойная зелень– тишина– холод– см ерть . Значение желтого цвета представляет собой следующую цепочку тепло та– сырость– мелькание– жизнь , а голубого РОК– БОГ– небо . На страницах поэмы мы можем наблюдать игру этих трёх цветов , проявляющуюся в сочетаниях желтого и синего , желтого и голубого , переход зеленого в синий цвет . Г армоническое расположение цветов оставляет вп ечатление непрекращающегося движения на п ротяжении всего произведения Сергеева-Ценского. П римечания 1 Сергеев-Ценский С.Н . Движения // Современный мир . – 1910. – № 1, 2, 3, 6. 2 Сергее в-Ценский С.Н . Талант и гений . – М ., 1981. – С . 226. 3 Там же. 4 Кран ихф ельд В.П . Поэт красочных пятен // Совр еменный мир . – 1910. – № 7. – 109. 5 Сергее в-Ценский С.Н . Писатель , человек . – М ., 1975. – 82. 6 Сергее в-Ценский С.Н . Собр . соч .: В 12 т . – М ., 1967. – Т . 2. – С . 15. Далее цитируется по это му изданию с указанием тома римскими цифрами , страниц – арабскими. Приложение Спектр цветов в поэме «Печаль полей» С.Н . Сергеева-Ценского в процентном соотношении Таблица 1 Ц В Е Т % КРАСНЫЙ 15,7 БЕЛЫЙ 14,8 ЖЁЛТЫЙ 12,5 СИНИЙ 10,1 ЧЁРНЫЙ 9,9 СЕРЫЙ 9 ЗЕЛЁНЫЙ 5,8 ЛИЛОВЫЙ 4,3 РОЗОВЫЙ 4,3 ЗОЛОТОЙ 4,1 КОРИЧНЕВЫЙ 2,9 ГОЛУБОЙ 2,9 СЕРЕБРЯНЫЙ 1,4 Спектр цветов в поэме «Движения» С.Н . Сергеева-Ценского в процентном соотношении Таблица 2 Ц В Е Т % ЖЁЛТЫЙ 15,3 СЕРЫЙ 14,4 ЧЁРНЫЙ 13,7 КРАСНЫЙ 13,4 СИНИЙ 12,8 БЕЛЫЙ 11,2 ЗЕЛЁНЫЙ 6,7 ГОЛУБОЙ 5,1 ЗОЛОТОЙ 3,5 РОЗОВЫЙ 1,9 КОРИЧНЕВЫЙ 1,3 ЛИЛОВЫЙ 0,6 ПОЭМЫ С.Н . С ергеевА-ЦенскОГО «ПЕЧАЛЬ ПОЛЕЙ» И «ДВИЖЕНИЯ» ТАБЛИЦА ОТТЕ НКОВ , ОБЪЕДИНЁННЫХ В ГРУППЫ Таблица 3 Ц В Е Т О Т Т Е Н К И «Печаль п олей» (1909) «Движения» (1910) КРАСНЫЙ Маково-красный , красно-ватый , вишневый , алы й , рубиновый , червонный , красно-оранжевый , пунцовый Пунцовый , вишневый , червонный , притушенно-красн ый , терракотовый СИНИЙ Светлосиний , синенький , мутно-матово-синий , сине-в атый , синевато-белый , ва-сильковый , исси ня-темный Иссиня-темнозеленый , темносиний , синеньки й , индигово-синий , синеватый , иссиня-серый ЖЁЛТЫЙ Ржавый , рыжий , желтова-тый , изжелта-розово-голу-бой , палевый , оранжевы й Ржавый , рыжий , изжелта-розовый , медный , ры жева-тый , палевый , оранжевый ЗЕЛЁНЫЙ Зеленоватый Темнозеленый , зеленень-кий , густозеленый , зелен овато-золотистый , зеленоватый ГОЛУБОЙ Голубенький – СЕРЫЙ Темносерый , сизый , се-ренький Сизый , мышиный БЕЛЫЙ Белесый , беленьки й Беленький ЧЁРНЫЙ З аплакан но-черный , черненький Черненький , п очернелый ЗОЛОТОЙ Золотистый , позол оченный Золототканый КОРИЧНЕВЫЙ Карий , бурый , русый , кау-рый , коричнево-красн ый Караковый , вороной РОЗОВЫЙ Розово-желтый Розово-синий ЛИЛОВЫЙ Лилово-сизый , сир еневый , фиолетовый Влаж но-лиловый СЕРЕБРЯНЫЙ Серебристый , пепе льный , осеребренный – Заключение С.Н . Сергеев-Ценск ий – классик русской литературы , посвятивший литературе около 60 лет . Широким кругам чит ателей он стал известен , как создатель мно готомной эпопеи «Преображение России». В начале ХХ в . этот писатель стоял у истоков неор еализма , синтезирующего реалистические и символич еские элементы. Этот стиль в ызвал разногласия среди литературных критиков того времени : одни считали его писателем-реа листом , который испытывал време нное , приче м отрицательное влияние декадентства ; другие находили , что он впадает в крайности натур ализма ; третьи полагали , что на его творче ство оказало влияние творчество других писате лей (Ф . Достоевского , Л . Андреева ). В послереволюцио нный период оценки творчества С.Н . Сергее ва-Ценского менее разнообразны . Художественный мет од писателя оценивается , как реалистический , а влияние символизма , как временное. В конце 1980-х годов наметилась тенденция рассматривать метод С.Н . Сергеева-Ценского , как синтез реали зма и символизма , т.е . как неореализм . В настоящее время интерес к произведениям этого писателя не угасает : проводятся конференции научных работников и молодых ученых , защищаются диссертации и дипломные работы , пишутся курсовые , посвященные его творчеству. В своих произведениях Сергеев-Ценский выс тупал как мастер и художник словесных пол отен . Известны слова М . Горького о нем : «Вы встали передо мною , читателем , большущим русским художником , властелином словесных та йн , проницательным духовидцем и живописцем п ейзажа – живописцем каких ныне нет у нас . Пей заж Ваш – великолепнейшая новость в русс кой литературе» 1 . В своей работе я обратилась к поэ тике цвета в прозе С.Н . Сергеева-Ценского 1910- х годов в поэме «Печаль полей» и пове сти «Движения» . В них Сергеев-Ценски й показал себя , как писал В . Кранихфельд , «сл ожившимся большим и оригинальным художником» 2 . Вопрос о цвете интересовал ученых раз ных областей знаний. При анализе цвета с точки зрения литературоведения необходимо помнить , что текст – художественное целое , и цвет являет ся одним из элементов художественного единств а , также рассматривать следует все способы выражения цвета (эксплицитные и имплицитные ). Применимы к художественному тексту и принципы организации цветового пространства в теории живописи , например , взаимоотношения красок. Ключевым для анализа произведений Сергеев а-Ценского представляется понятие Е.Н . Трубецкого «умозрение в красках» , характерное для ру сского искусства 1910-х годов. В своих прои зведениях художник выступает как краснописец [термин Серг еева-Ценского ], т.е . художник , уме ющий красиво писать . Общий характер сочетания цветов в многокрасочных произведениях Ценско го можно охарактеризовать как яркий . Все ц вета внутри произведений движутся и взаимодей ствуют. Основными в поэме «Печаль полей» явля ются следующие цвета : красный , белый , желты й , синий , составляющие более 50% от всех колоронимов (всего выделяется 345 колоро нимов ). Реальное значение этих цветов расширяе тся до символического . например , на красный – цвет жи зни – наслаивается символический смысл вещего , предупреждающего о смерти . Цветовой контраст с красным цветом составляет белый . Один присущ жизнерадостной Маше , другой – безжизненной Анне . Белый и черный , употребляясь часто в пределах одного предложения , выступают ка к антагонисты. Белый пр отивопоставляется черному , как Ознобишины и народ . Желтый , с одной сто роны , – показатель болезненного состояния вс его живого на земле , с другой – стано вится аккумулятором солнечной энергии . Синий цвет в поэме также имеет двоякое значение : в действите льност и это цвет неба , цвет «святой водицы» . Связь синего с желтым приводит к обогащению первого символич еским значением с отрицательным смыслом. В «Движениях» желтый цвет и по статистике и по значимости перемещается на первое место . Яркие ( красный , синий ) уходя т на второй план , происход ит передвижение цветов . Но все же основную трехцветку составляют цвета – желтый ( теплота– сырость– мелькание– жизнь ), зеленый ( хвойная зелень– тишина– холод– смерт ь ) и голубой ( рок– БОГ– небо ) . Символический характер цветов завершает р еал ьно изображенные жизненные явления . Цв ет также является одним из средств раскры тия душевного состояния героев – Ознобишиных в «Печали полей» и Антона Антоныча в «Движениях». В этих двух произведениях С.Н . Сергеев- Ценский использует приемы цветового и графи ческого контрастов , сочетания цветов , пере хода одного цвета в другой . Они насыщены красочными эпитетами , индивидуальными метафорами и сравнениями. В целом манеру письма С.Н . Сергеева-Цен ского можно охарактеризовать как живопись с элементами цветописи. Прим ечания 1 Сергеев-Ценский С.Н . Собр . соч : В 10 т . – М ., 1958. – Т . 3. – С . 572. 2 Кранихфельд В . Поэт красочных пятен // Современный мир . – 1910. – № 7. – С . 108. Список использ ованной литературы 1 1 Литература распределен а по следующему принципу : I – художе ственные тексты ; II – критические статьи , исследования по творчеству С.Н . Сергеева-Ценского ; III – литература по теории цвета ; IV – слов ари , энциклопедии. I . 1. Сергеев-Ц енский С.Н . Собр . соч .: В 10 т . /Вступ . ст . В . Борисовой . – М ., 1955. – Т . 3. 2. Серг еев-Ценский С.Н . О художественно м мастерстве : Статьи и воспоминания . – Си мферополь , 1956. 3. Сергеев-Ценский С.Н . Собр . соч .: В 12 т . /Вступ . ст . В . Козлова . – М ., 1967. – Т . 1; 2. 4. Сергеев-Ценский С.Н . Радость творчества : Статьи , воспоминания , письма . – Симферополь , 1969. 5. Сергеев-Ценский С.Н . Трудитесь много и радостно . – М .. 1975. 6. Сергеев-Ценский С.Н . Талант и гений . – М ., 1981. II. 7. Бочачер М . Певец «обреченных» (О творчестве С . Сергеева-Ценского ) // Русский язык в советской ш коле – 1931. – № 4 . – С . 33 – 48. 8. Вайсерберг М ., Тартаковская И . Сергеев-Це нский – художник . – Ташкент , 1977. 9. Ванюков А.И . Повесть в эпической си стеме С.Н . Сергеева-Ценского // Кредо . – Тамбов , 1996. – № 6 – 7. – С . 9 – 17. 10. Горнфельд А . Путь Сергеева-Ценского // Ру сское богатство . – 1913. – № 12. – С . 121 – 152. 11. Гоффеншефер В . Движение на месте // Л ит . критик . – 1933. – № 3. – С . 134 – 135. 12. Дробчик И . Мастер пейзажа // Русская речь . – 1978. – № 3. – С . 30 – 32. 13. Жиляев Г . Повесть С.Н . Сергеева-Ценского «Движения» и ее место в прозе 10- х годов // Материалы 3-й научной конференции , посвященной творчеству С.Н . Сергеева-Ценского . – Крым , 1968. – С . 55 – 61. 14. Замошкин Н.И . Огонь в одежде слова // Дружба народов . – 1965. – № 6. – С . 90. 15. Зверева Е . Роман С.Н . Сергеева- Це нского «Обреченные на гибель» : Нравственно-философ ский и поэтический контекст /Автореф . дис . … канд . филол . наук . – Тамбов , 2000. 16. Зверева Л . Судьбы дворянской усадьбы в изображении С.Н . Сергеева-Ценского и А.Н . Толстого // Кредо : Тамбов , 1996. – № 6 – 7. – С . 17 – 28. 17. Иванов-Разумник Р.В . Жизнь надо заслужит ь // Заветы . – 1913. – № 9. – Отд . II . – С . 132 – 154. 18. Клейменова Г . Поэма С . Сергеева-Ценского «Печаль полей» // Труды Иркут . гос . ун-та : Серия литературоведения и критики . – Т . XXXIII . – Вып . 4 . – С . 107 – 130. 19. Колтоновска я Е . Из новейшей литературы // Русская мысль . – 1913. – № 12. – С . 95 – 110. 20. Кранихфельд В . Поэт красочных пятен // Современный мир . – 1910. – № 7. – С . 108 – 129. 21. Макаренко Г . С.Н . Сергеев-Ценский : Критик о-биографический очерк . – Симферополь , 1957. 22. Михайлова М . Бывают странные сближенья : Сергеев-Ценский и Зиновьева-Аннибал : инвариации неореализма // Вопросы литературы . – 1998. – № 2. – С . 83 – 87. 23. Поповкин Е . С.Н . Сергеев-Ценский : Литерат урный портрет . – Симферополь , 1955. 24. Плукш П . С.Н . Сергеев-Ценский – писа тель , человек . – М ., 1975. 25. Пронина Е . Ранняя проза С.Н , Сергеев а-Ценского : Поэтика неореализма /Автореф . дис . … канд . филол . наук . – Тамбов , 2000. 26. Редько А . Из литературных впечатлений // Русское бога тство . – 1912. – № 4. – С . 126 – 183. 27. Смирнов А . О реалистической символике в «Преображении России» Сергеева-Ценского // Фи лологические науки . – 1975. – № 5. – С . 5 – 10. 28. Степанов Г . А.С . Новиков-Прибой . С.Н . С ергеев-Ценский : Письма и встречи . – Красно дар , 1963. 29. Степанов Г . Дорогой длинною . – Кра снодар , 1985. 30. Усиевич Е . Творческий путь Сергеева-Цен ского // Литературный критик . – 1935. – № 3. – С . 24 – 27. 31. Хворова Л . Проза С.Н . Сергеева-Ценского 20-х– нач . 30-х годов : мир художника , реальность бытия /Автореф . дис . … канд . филол . наук . – Тамбов , 1995. 32. Чуковский К . Поэт бесплодия // Книга о современных писателях . – СПб ., 1914. 33. Шевцов И.М . Орел смотрит на солнце . – М ., 1963. 34. Шорыгина М . О художественном своеобраз ии прозы С.Н . Сергеева-Ц енского // Уч . зап . МОПИ . – 1964. – Т . XXIX . – Вып . 6. – С . 241 – 255. 35. Шпрыгов Ю.М . С.Н . Сергеев-Ценский и Л . Андреев // Русская литература . – 1976. – № 1. – С . 197 – 207. 36. Эллис Наши эпигоны . О стиле , Л . Андрееве , Борисе Зайцеве и о многом другом // Ве сы . – 1908. – № 2. – С . 65 – 70. 37. «Я с Россией до конца…» : С.Н . Се ргеев-Ценский и современность /Под ред . Л.В . Поляковой . – Тамбов , 1995. III . 38. Альфонсо в В . Слова и краски : Очерки из истории творческих связей поэтов и художников . – М.– Л ., 1966. 39. Ара пов М . Лингвистическое путешест вие в Страну цвета // Знание – сила . – 1986. – № 5. – С . 36 – 38. 40. Бахилина Н . История цветообозначений в русском языке . – М ., 1975. 41. Бахилина Н . Ослепительно рыжий , безнаде жно рыжий // Русская речь . – 1975. – № 5. – С . 1 04 – 110. 42. Бяо В . Стилистический прием и его роль в создании художественного образа // Вестник МГУ : Лингвистика и межкультурная комм уникация . – 2000. – № 1. 43. Вартанов А . Время завершает спор // В опросы литературы . – 1964. – № 3. – С . 98 – 125. 44. Виногр адов В . Стилистика . Теория поэтической речи . Поэтика . – М ., 1963. 45. Волков Н . Цвет в живописи . – М ., 1965. 46. Выготский Л . Психология искусства . – М ., 1986. 47. Герасимов Г . Оранжево-красный или красн о-оранжевый // Русская речь . – 1982. – № 2. – С . 78 – 8 2. 48. Журавлев А . Звук и смысл . – М ., 1991. 49. Качаева Л . Может ли голубое быть зеленым и розовым ? // Русская речь . – 1984. – № 6. – С . 20 – 25. 50. Качаева Л . Прилагательные , обозначающие цвет в произведениях А.И . Куприна // Уч . за п . ДВГУ . – 1968. – Т . XI . – С . 80 – 87. 51. Кезина С.В . Лексика живописи в русс ком языке : система и ее развитие /Автореф . дис . … канд . филол . наук . – Пенза , 1998. 52. Лосев А . Проблема вариативного функцио нирования живописной образности в художественной литературе // Литература и жи вопись . – Л ., 1982. 53. Лихачев Д.С . Искусство и наука // Рус ская литература . – 1992. – № 3. – С . 5 – 6. 54. Макеенко И.В . Семантика цвета в раз ноструктурных языках /Автореф . дис . … канд . филол . наук . – Саратов , 1999. 55. Мостепаненко Е . Свет в природе , как источник художественного творчества // Худож ественное творчество . – М ., 1986. 56. Назарьян Р . Цвет как категория поэ тики // Труды Самарск . ун-та . – 1974. – Вып . 254. – С . 36 – 46. 57. Трубецкой Е . Три очерка о русской иконе : умозрение в красках , два мира в д ревнерусской иконописи , Россия в ее иконе . – М ., 1991. 58. Упорова Л . О методологии анализа ц вета в художественном тексте // Гуманитарные на уки в Сибири . – 1995. – № 4. – с . 50 – 54. 59. Фрилинг К ., Ауэр К . Человек– цвет– прост ранство : Прикладная цветопсихолог ия . – М ., 1973. IV . 60. История русской литературы конца XIX – начала ХХ века . Библиографический указатель /Под ред . К.Д . Муратовой . – М.– Л .: Изд-во АН СССР , 1963. – С . 376 – 379. 61. Краткая литературная энциклопедия : В 9 т . /Под ред . А.А . Суркова . – М .: Со ветская энциклопедия , 1987. – Т . 5. – С . 936 – 943. 62. Русские писатели XIX – ХХ вв .: В 2 т . /Под ред . Н . Скатова . – М ., 1995. – Т . 2. 63. Литературный энциклопедический словарь /По д ред . В . Кожевникова и П . Николаева . – М .: Советская энциклопедия , 1987. – С. 318, 379. 64. Ожегов С . Словарь русского языка . – М .: Русский язык , 1991. – С . 670 – 715.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Надсмоторщик с кнутом укоряет бастующих рабов:
- Вам не нравится рабовладельческий строй?! Забыли, как при первобытном строе в пещерах жили и от тигров прятались?!!!!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Поэтика цвета в произведениях Сергеева-Ценского", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru