Реферат: Поэзия В.А. Брюсова - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Поэзия В.А. Брюсова

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 44 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Мончегорский политехнический колледж Реферат по литер атуре на тему : О поэтах и поэзии «Серебренного века» Брюсов Валерий Яковлевич выполнил студент группы ЭПП-00 Федоров Семен Преподаватель : Шляхова Т . М. Мончегорск 2001 г. «Я В ЖИЗНЬ ПРИШЕЛ ПОЭТОМ…» Брюсов на своем примере показал , чем может быть выпрямленный человек. А . В . Лу начарский 13 декабря 1973 год а исполняется 100 лет со дня рождения Валери я Яковлевича Брюсова , а 9 октября 1974 года — 50 лет со дня его смерти . Чуть больше полувека отмерила судьба этому удивительному человеку , но , эти 50 лет пришлись на напряженнейшую эпоху в истории его народа и родины и вместили в себя такое бо гатство дум , чувств , стремлений ' и поисков , творческих свершений , что их с лихвой хват ило бы на несколько человеческих жизней. Москва 70-х годов . Яузский, потом Ц ветной бульвары . Детство в доме деда , купц а , в недавнем прошлом крепостного Костромской губернии . Патриархальный быт , знакомый нам сегодня только по пьесам Островского , в странном сочетании с веяниями 60-х годов . Над столом отца портреты Чернышевс к ого и Писарева , о теории Дарвина м альчик узнает раньше , чем выучивает , таблицу умножения . Вместо сказок и страшных историй — Жюль Берн , Брем , путешествия Ливингсто на , популярная книга Г . Тиссандье «Мученики науки» . В шесть лет он уже увлекается астрономие й , в восемь начинает пи сать стихи , как ему кажется , в духе Нек расова , единственного поэта , которого признают в их доме. В гимназию его отдают сразу во второй класс . Он сбли жается с товарищами , интересующимися литературой , участвует в гимназических журналах. Все больше пишет сам : стихи , драмы , проза , рефераты прочитанных книг , среди которых — запрещенная «Азбука социальных наук» В . Бер ви-Флеровского . Учитель П . Мельгунов открывает перед ним мир истории : «Ни одна наука не произвела на меня такого впечатления.. . это впечатление имело значение для всей моей жизни». Брюсов пробует силы в переводе — Шиллер , отрывки из «Энеиды» Вергилия , впервы е серьезно интересуется Пушкиным , страстно ув лекается Спинозой , «Этику» которого читает в подлиннике и комментирует . И тут ж е — первое знакомство с французской поэзией последних десятилетий : Верленом , Малл арме , Бодлером . Впечатление совершенно ошеломляюще е : оказывается , развитие поэзии не остановилос ь на великих романтиках , существуют новые формы . Так зарождается у Брюсова инт е рес к символизму , понимаемому им как высвобождение лирической основы поэзии , как средство не столько описать предмет или событие , сколько передать вызванные ими о щущения и пробудить в читателе соответствующе е настроение . Символизм кажется ему языком , спос о бным выразить новые чувства и переживания «конца века» , в нем он видит ближайшее будущее русской поэзии. Но пока это еще будущее . 1893 год . Око нчена гимназия . Экзамены в университет , на математический . Но — четверка по геометрии , и уязвленная гордость прив одит первого математика гимназии , самостоятельно освоившего ряд разделов высшей математики , на историко- филологический факультет. Студенческие годы . Жизнь Брюсова развивае тся как бы в двух планах . 1894 год . Дебют в литературе — выходят два выпуска коллекти вного сборника «Русские символисты» , в основном заполненных стихами Брюсова ( частично — под псевдонимами , чтобы создать видимость большой школы ), и его перевод «Романсов без слов» Верлена . Для нас , знаю щих позднейшие дебюты Маяковского , Есенина , ли тератур н ых групп 20-х годов , дерзост ь этих книжечек кажется очень умеренной — и них никого не обзывают «академиками» , никого не сбрасывают «с парохода совреме нности» , утверждается только , что символизм им еет такое же право на существование , как и прочие направлен и я . Да ,и новизна брюсовских стихов зачастую относительн а , среди них много явных подражаний даже не французам , а Фету и Гейне . Но з астои в поэзии и поэтических вкусах тех лет был настолько велик , что книжки эти , вышедшие тиражом 200 экземпляров , возбуждают резонанс совершенно неслыханный . Вся пресса — от толстых журналов до бул ьварных листков , от Буренина до Владимира Соловьева — упражняется в остроумии по а дресу Брюсова . Для широкой публики его имя надолго становится синонимом «декадента» , «н испровергателя основ» , не то шарлатана , не то помешанного. Эта скандальная репутация настолько укоре няется , что когда в 1895 г . поэт собирает в отдельную книгу свои «несимволические стихи » , в основном — довольно умеренную и традиционную любовную лирику , до самих стихов у же никому нет дела — достаточн о названия « Chefs d ’ Oeuvre » («Шедевры» ), чтобы расценить сборник как очередную выходк у символистов . Тогда поэт принимает вызов и начинает вести литературную борьбу «по всем правилам» . Выходит второе , полностью пере строенное из дание «Шедевров» , в котором на первый план выдвинуты вещи максимально экзотические , эпатирующие . А в конце 1896 г . выходит « Me eum esse » («Это — я » ), в которой , начиная с заголовка , последов ательно и сознательно конструируется маска — лирический образ того пропащего «декад ента» , циника и гордеца , которого хочет ви деть в нем окололитературная публика . Эта книга — «желтая кофта» Брюсова , в которую «душа от осмотров укутана» , смысл высказы ваний в ней часто определяется не столько их прямым значением , сколько и х противоположностью ходячим , обесцененным взгляда м и мнениям. Первые поэтические единомышленники — К . Балъмонт , И . Коневской , А . Добролюбов . Жени тьба на Иоанне Матвеевне Рунт , преданной п одруге и помощнице всей дальнейшей жизни поэта . И работа , работа , ра бота . Чтение всей русской классической и новейшей зап адной литературы , изучение философии , русского летописания и эпохи царя Алексея Михайлови ча , раздумья над методологией истории , подкреп ляемые штудированием исторических работ и пер вым , еще не слишком гл у боким , з накомством с марксизмом . Исследование глубинных проблем теории стиха и истории литературы , работа над фундаментальной «Историей русско й лирики» XVII — XIX веков . Из всех этих тру дов свет увидит только небольшая брошюра «О искусстве» (1899), но и нен а печатанн ые , и даже незаконченные , они формировали духовный облик их автора , постепенно сделав его одним из самых образованных людей своего времени. Следующая книга « Urbi et Orbi » (« Городу и миру» , 1903) открывалась строками : По улицам узким , и в шуме , и но чью , в театрах , в садах я бродил, И в явственной думе грядущее видя , за жизнью , за сущим следил. Я песни слагал вам о счастье , о страсти , о высях , границах , путях, О прежних столетьях , о будущей власти , о всем , распростертом во прах. С презрен ием относится поэт ко всем напуганным размахом революции , ко всем , кто надеется , что история остановится на полпути . На следующий день после опубликования царского м анифеста 17 октября 1905 г . Брюсов пишет «Довольным » : Довольство ваше — радость ст ада, Нашедшего клочок травы. Быть сытым — больше вам не надо, Есть жвачка — и блаженны вы ! Все написанное им в это время озарено отблеском революци и — не только стихи «Венка» , но и драма «Земля . Сцены из будущих времен» , с которой начинается история русской научной фантастики X X века , и следующие один за другим переводы из Верхарна : «Верхарн воистину революционный поэт , и нужно чтоб его узнали сейчас» . И начатый тогда же роман «Огненный Ангел» из жизни Германии XVI века , эпохи , казавшейся -Брюсову особенно родственной его време н и . И оста вшаяся в рукописи поэтическая исповедь «К народу» : ...Но ты не узнал моего горького голоса, Ты не признал моего близкою лика,— В пестром плаще скомороха, Под личиной площадного певца, С гуслями сказителя вечных времен. …Я слушал твой голос , народ ! ...Без тебя я — звезда без света, Без тебя я — творец без мира, Буду жить , пока дышишь— ты и созданный тобою язык. Вторая половина 900-х годов . Блистате льная книга стихов «Все напевы» , в дни поражения революции , в дни мрачной реакции возносящая «хвалу чело веку» . Завершение «Огненного Ангела» , книга «Французские лирик и XIX века» , в переводах и очерках дающая панораму целого столетия . Знакомство и друж ба с Верхарном , доверяющим Брюсову перевод своей неизданной еще трагедии «Елена Спарт анская» : Черного небыт ия ты тщетно просишь и молишь : Этою нет нигде под подвижным золотом тверди ! Все распадается в мире , все в свой черед погибает, Но лишь затем , чтобы слиться с дру гим и жить бесконечно ! Ужасы , стоны и крики скользят по з емле мимолетно, Словно туман по скале , и , словно туман , исчезают. По остается екала всегда неизменной и твердой... Статьи о Пушкине . Пламенная речь на юбилее Гоголя , прерванная свистом и топотом официальной публики , но принятая спец иалистами и привязавшая к Брюсову сердце молодого Николая Асеева. И одновременно — все большее отдаление от товарищей-символи стов . Старые разногласия , когда-то отступавшие в тень перед общими задачами , теперь , посл е революции , выходят па первый план . Уже в 1906 г . Брюсов заявляет , что круг задач «нового искусства» исче рпан и нужно идти дальше . А в 1909 — 1910 гг . происходит открытый и окончательный разрыв . Отныне Брю сов связан , только с теми организациями и журналами , которые не носят узкогруппового характера , зато на него ориентируется и к нему тянется поэтическая молод е жь. Десятые годы . Учащаются болезни . Неустойчи во материальное положение . Но несмотря ни на что — работа . «Зеркало теней» (1912), книга , отразившая переживаемые страной годы реакци и : И все трудней мне верить маю, И все страшней мой черный сон... Мировая во й на . Брюсов едет на фронт корреспонден том «Русских ведомостей» . В Вильнюсе знакомит ся с еще неведомым в России Янкой Куп алой и переводит его стихи . В Варшаве завязывает тесные отношения с прогрессивной п ольской интеллигенцией . Вернувшись в Москву и не полу ч ив возможности продолжат ь корреспондентскую деятельность , с удесятеренной энергией принимается за работу . Повести « Рея Сильвия» из римской жизни и «Обручени е Даши» , воскрешающая Россию 50 — 60-х годов XIX века . Лекции в университете Шанявского , в том числе о бширный курс по истории Римской империи , охватывающий и мно гие древнейшие цивилизации , и «Учители учител ей» , большое исследование о легендарной Атлан тиде , опубликованное горьковской «Летописью» . Анти военные стихи «Тридцатый месяц» и написанный в несвойств е нной ранее Брюсову сатирической манере «Орел двуглавый». Главной его работой тех дней , его творческим и гражданским подвигом стала уника льная антология «Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней» , равной которой не было тогда не только в русской , но ив мировой литературе. Но значение книги и лекций об арм янской литературе , с которыми выступал Брюсов во многих городах России , выходило далеко за рамки литературы . В дни глубокой с корби , национального траура Армении по жертва м кровавой армянской резни , у чиненной в Турции , Брюсов напомнил о древней славе и великом пути армянского народа . Патриар х армянской поэзии Ованес Туманян так оце нил значение сделанного Брюсовым : Явился из снегов , издалека, Призвал к величью духа и любви И стала так чиста и глубока На дежда , овладевшая людьми. (Перевод Б . Ахмадулиной ) В 1923 г . Б рюсову первому было присвоено звание народног о поэта Армении , и до сих пор его имя — среди самых близких и дорогих армянскому народу . А созданная им книга ст ала образцом для всех изданных в годы Советской власти антологий братских ли тератур. И когда Великий Октябрь размежевал пр едставителей творческой интеллигенции , став мерил ом их совести , исторического чутья , любви к Родине , Брюсов— гуманист , демократ , труженик остался с народом и Родиной . Конеч но , принятие революции не было для него простым и безболезненным — нужно было мн огое осмыслить , со многим расстаться и со многим свыкнуться , но эти трудности лишь подчеркивают всю значимость и важность с деланного поэтом бесповоротного выбора . И гла вное— к а к бы сложны и трудны ни были раздумья поэта , их конечный и тог был определен всем его жизненным и особенно творческим путем , который закономерно привел его в ряды строителей нового общества. Не мог не быть близок Брюсову и самый пафос революционной ломки от живш его , прогнившего строя : «И песня с бурей вечно сестры» («Кинжал» , 1903). Еще в дни сво его шумного дебюта Брюсов писал : «Наши вып уски служили новому в поэзии ... In turannos (против тиранов . — С . Г. ) — вот ка ков был наш девиз . ...Крайности отпадут впос ле дствии от обновленной поэзии , смеем думать , что в дни борьбы они могли име ть только самое благодетельное влияние» . И даже в годы наибольшего своего консерватиз ма , считая , что общественные выступления не дело поэта , Брюсов полагал , что «дробя р азмеры и зав е ты» (слова из пис ьма к М . Горькому , 1901 г .), он в своей с фере , в поэзии , служит тому же общему д елу — разрушению старого мира . И как бы ни преувеличивал поэт свою революционность , как бы ни была узка область ее п риложения , все же в конечном итоге он был п рав в своей самооценке . Нед аром П . Г . Смидович , выступая от имени Президиума ВЦИК на юбилее Брюсова в 1923 г ., сказал : «Когда мы работали в подполье , когда мы разрушали фундамент самодержавия , то мы слышали , что то же самое делает история и по другим русл а м . Мы слышали тогда приветствующий нас голос Брюсова». И когда в дни Октября , новое «хлын уло в нашу жизнь целым потоком , резко изменив весь ее строй , все ; сознание челов ека» («Смысл современной поэзии» , : 1921), мог ли Брюсов изменить делу всей своей жиз ни и не принять его ? «Тому «новому » , что вырастает из европейской войны и Октябрьской революции , суждено развиваться целы е столетия» , — писал поэт , и в его собственном творчестве тема революции связывал ась прежде всего с категориями будущего , т ого пути , к о торый открывается чело вечеству . Верность этому пути , мужество перед лицом будущего — нот чего требовал поэт от себя и своих современников : Крестят на с огненной купелью, Нам проба — голод , холод , тьма .. Что ж ! Ставка — мир , вселенной суд ьбы ! Наш век с века ми в бой вс тупил. Тот враг , кто скажет : «Отдохнуть бы !» Лжец , кто , дрожа , вздохнет : «Нет сил !» («Нам проба» , 1919) Лето 1924 г . Отдых после трудных и напряженных лет . Крым , Коктебель , гостеприимный дом Волошина . По возвращении Брюсов заболел крупозным восп алением легких . Последние слова его бы ли : «Мои стихи...». Три дня прощалась с ним столица , а 12 октября траурный кортеж направился от з дания ВЛХИ на , ул . Воровского (теперь Союз писателей СССР ) по улицам Москвы . У па мятника Пушкина , у Моссовета , во дворе у ниверситета , у Академии художественных на ук возникают новые и новые митинги . Выступ ают А . В . Луначарский , О . Ю . Шмидт , П . Н . Сакулин ... Лишь к вечеру многотысячная пр оцессия достигла Новодевичьего кладбища . Вышедший в день похорон последний сборник поэта н азывался «Меа» — «Спеши». «ТВОЯ ДН ЕВНАЯ ПРЕЛЕСТЬ , МИР» Я волю пронесу сквозь темноту : Любить , искать , стремиться в высоту ! В . Брюсов. Брюсов знал на своем жизненном и творческом пути немало поражений и з аблуждений . И все же настроения уныния , от чаяния , р астерянности владевшие иными из его товарищей и современников , проповедь тщеты жизни всегда оставались ему чужды . О пределяя контуры и идею будущей книги «Се мь цветов радуги» , Брюсов писал , что «утом лению от жизни и пренебрежению ею» , свойст венным «определ е нному кругу» его современников , он хочет противопоставить «ненасыт ную жажду жизни» . И на всем ее протяже нии поэзия Брюсова характеризуется страстной любовью к вещному , многоликому и неисчерпаемо му в своем богатстве земному миру , мужеств енным принятием реа л ьной жизни во всей ее пестроте и сложности . Горести , беды , тяжелые переживания , через которые до велось пройти поэту , мрачные «декадентские» с облазны и искушения , которым он иной раз подвергал свою музу , не могли истребить мощной , победительной интонации , р ву щейся со страниц его книг : Мои дух не изнемог во мгле противоречий, Не обессилел ум в сцепленьях роковых, («Я» , 1899) Вам всем , этой ночи причастным, Со мной в эту бездну глядевшим, Искавшим за поясом млечным Священным вопросам ответ, Сидевшим на пире бе спечном, На лоне предсмертном немевшим, И нынче , в бреду сладострастном, Всем зачатым жизням — привет ! («Приветст вие» , 1904) Я сознаю , что постепенно, Душа истаивает . Мгла Ложится в ней . Но неизменно Мечта свободная — светла ! («В го рнем свете» , 1918) Многи е вещи Брюсова относятся к лучшему , что написано о вечере , суме рках , ночи в русской поэзии . Но мы не встретим , у него возникшего еще у ром антиков предпочтения ночи дню , и тем более — воспевания сумерек и ночи как защ иты от враждебной и непонятной дневной ж изни , которое мы встречаем у многих поэтов начала века . Ночь и день для Брюсова — «два равных мира» («Рань ше утра» , 1903), день , дневная деятельность необход имы , без них жизнь заснет , остановится . И днем мир прекрасен , но не тишиной , и полумглой , а светом и грохотом , н е покоем , а движением . Поэтому в поэзии Брюсова пробуждение , рассвет не несут с собой уныния и отчаяния . Пусть ночью он «был странно близок раю» , рассвет входит в сердце «победно возраставшим звуком». Полюби ж в толпе все дневной Шум ее , и гул , и гам, Даже грубый , даже гневный, Даже с бранью пополам ! («Только русский» ) Чтобы ощут ить прелесть мира и полноту жизни , Брюсову не требовались дальние страны или кругос ветные путешествия . Напротив , даже говоря об иных мирах и прекрасно представляя , каки е совершенно невероятные для нас собы тия могут происходить в них , он все же полагал , что основная радость и прелесть жизни и там кроется в толь же пр остых и коренных вещах , что на Земле : В просторн ом океане неба, Как в жизни нашей,— тот же круг ; Там тот же бодрый труд для х леба, Та ж радость песен и наук... («Когда стоишь ты в звез дном свете» , 1920) Брюсов умел чув ствовать природу , в его пейзажной лирике н емало подлинно вдохновенных страниц. Но все большая часть людей живет в городах , этот процесс необратим , и поэзия , претендующая на охват и утверждение всей жизни , не может отворачиваться от города . Пусть ворчат нытики , что город уби вает прелесть жизни , вглядись— и ты поймешь , что и здесь , «под серым сводом свисших вниз небес , меж тусклых стен , мир ярок и ро с кошен» («День» , 1920). Пусть г ородская весна кажется скромной и невзрачной , надо уметь увидеть ее скрытую и негр омкую красоту : В борьбе с весной редеет зимний холод, Сеть проволок свободней и нежней, Снег потемневший сложен в кучи , сколот , Даль улицы испол нена теней Вдали , вблизи — все мне твердит о смене : И стаи птиц , кружащих над крестом, И ручеек , звеня , бегущий в пене, — И женщина с огромным животом. Брюсову св ойственно уважение к тайне смерти . Но при всем обилии его произведений о смерти , ни пр ославлен ия смерти , ни ужаса перед нею в них пет . И дело тут не только в вере поэта в разумную победу человеч ества над смертью : ...Так что ж не встать бойцом , смерть , перед тобой нам, С природой власть по всем концам двоя ? Ты к нам идешь , грозясь ножом разб ойным ; М ы — судия , мы — казнь т воя («Как лис тья в осень» , 1924) Ведь такая победа в любом случае - дело далекого будущего . Важнее то , как отношение к смерт и утверждал поэт в сегодняшней жизни. «Я К ВАМ ВЕРНУСЬ , О ЛЮДИ...» ...имеющий п рийти великий читатель его п оймет , оце нит и отбросит все обвинения в холодности , услышит в бронзовой груди стихов Брюсова глубокое биение живого сердца. А . В . Луноча рский В предыдущей гл аве мы впервые встретились с очень характ ерной чертой поэтической личности Брюсова — динамизмом , н епрестанным стремлением «вс е вперед» («Братьям соблазненным» , 1899). Это выгля дит довольно мирно и общо , пока мы рас сматриваем поэта на фоне таких общих кате горий , как жизнь , смерть , покой , обновление . Но в обыденной жизни все гораздо сложнее . Поиск , борь б а , стремление вперед , к неизведанному требуют новых и новых сил , а возможности человека не беспредельны . Наступает усталость , поэт уже не может идти , и тут же в мозгу возникает ко варное желание оставить свой тяжелый путь , сбросить взваленное на себя бремя, за жить просто и бездумно . Брюсов был бы рядовым доктринером , а не поэтом , если б , призывая к борьбе , он обошел эти трудно сти , отмахнулся от них . Но во всех его книгах рядом с темой пути , движенья в се время присутствует тема бремени , которое наваливается п а выступающего в пу ть . В книге « Urbi et Orbi » появилась восхитившая Льва Толстого маленькая 1поэма « L ' ennui de vivre » (1902), название которой обычно перев одится как «Скука жизни» , но может быть переведено и как «Отвращение к жизни» : Я жить устал среди люд ей и в днях, Устал от смены дум , желаний , вкусов, От смены истин , смены рифм в стиха х. Желал бы я не быть «Валерий Брюсо в». ...О , если б все забыть, ...Идти своим путем , бесцельным и широки м, Без будущих и прошлых дней. Срывать цветы , мгновенные как .маки, Впивать лучи , как первую любовь, Упасть , и умереть , и утонуть во мра ке, Без горькой радости воскреснуть вновь и вновь ! С уваженье м , с любовью относился Брюсов к труду , к тяжёлой работе . Он сам был тружеником , как пахарь , только в другой профессии , и потом у Пахарь для него не непосв ященный , а «брат» («Признание» , 1918). Это чувство братства с людьми , ощущение общности судеб — давний мотив его поэзии , еще с «Люблю вечерний свет..,» , 1899. И потому глубоко не случайно , что именно Брюсов , как бы в творческом с поре с бунинским сонетов , создал произведение , глубоко отражаю щее сложную диалектику творчества , взаимоотношени й поэта с людьми , с обществом . Мы имеем в виду его маленькую поэму « In hac lacrimarum valle » , название которой , пе реводимое обычно «Здесь , в дол ине слез» лучше было бы , в согласии с традициями русской поэзии и «высоким штилем» латыни , передать как «Здесь , в юдоли слез» . Как и в сонет е Бунина , поэт в этой поэме уходит от людей . Позади остается бранный стан , прой дена и пустыня , где застряли «безумц ы и пророки» . Поэт идет дальше и вот он уже совсем один ; перед ним «гор ный кряж веселости и смеха» (не отсюда ли — позднейшее блоковское противопоставление «заколдованной области плача» и «тайны с меха» ?). В самом факте «ухода» еще никакого индивидуализма н е т , это лишь проявление неизбежного и вполне объективного противоречия , коренящегося в самой природе тв орчества и состоящего в том , что писателю , какой бы он ни был коллективист , для творчества нужно одиночество , уединение . Пуст ь это уединение у некоторых н ат ур на каких-то этапах творческого процесса может происходить посреди шумной толпы , сам факт такого уединения , самоуглубления — несомненен . Вопрос лишь в том , для чего этот уход , это уединение . У Бунина поэт уходил , чтобы утаить от людей свой со нет , поэм е Брюсова – чтобы вернуться к ним с новыми песнями . Од иночество – временно , обновленный и преображ енный , поэт снова возвращается к людям , в «долину слез» , чтобы петь для них : Я к ва м вернусь , о люди , - вернусь преображен, ...Я к вам вернусь воскресшим , прос нувшимся от сна... Дано мне петь , что любо ... вникать в напевы вам ! Не личност ь или общество , а личность для общества — так разрешается Брюсовым противоречие. Чтобы не сдаться , не изменить своему призванию , своему народу и идеалам , поэт должен привыкнуть к непониманию , научит ься пренебрегать посулами и угрозами , полагат ься только на свои силы . Только в свое й душе , в своих убеждениях может он по ка найти доказательства своей правоты . Так рождается пушкинское : Ты царь : живи один . Дорогою свободной Иди , куда вл ечет тебя свободный ум,.. ...Ты сам свой высший суд ; Всех строже оценить умеешь ты свой труд. Ты им доволен ли , взыскательный художн ик ? Доволен ? Так пускай толпа его бранит... (Пушкин . Поэту ) И так рождается брюсовское : Забудь об утрен ней росе, Не думай о ночном покое ! Иди по знойной полосе, Мои верный вол,— нас только двое ! («В ответ » ) Поэт и его мечта , только двое . Все остальное — пустяк : Что слава наших дней ? – случайная забава ! Что клевета друзей ? – презрение хулам ! («Памятник» , 1912) На первой странице рабочей тетради Брюсова за октябрь 1896 г . находим следующею запись : «Дово льно ! Я боролся и теперь я побежден . Я долго боролся ... Вы не хотите меня — я ухожу . Я не напишу больше ни од ной строки ни прозы , ни стихов — искл ючая разве деловой записки . Я смол к аю , чтобы жить для себя . Я один буду любоваться своими вспыхивающими мечтами и никто из вас не повторит их . Я ухожу» . Самая лексика и образы этой зап иси напоминают «...И покинув людей» и други е стихи « Me eum esse » , но есть здесь и существенное , отличие— осо знание того , что уход от людей , путь аристократ ического индивидуализма есть поражение , творческа я смерть . И Брюсов выбирает в стихах 1897 г . другой путь,— тот , что был назван выше «индивидуализмом независимости» . Пусть его юнош еские мечтания не соответству ю т д ействительности , поэт все же не изменяет и м : «Да , я к людям пришел !.. Круг заветный замкнулся» . Пусть неверно , что «люди мне братья , как это мне грезилось в детст ве» («Нам руки свободные свяжут...» , 1905), но я должен помочь им . Пусть они даже прокля ну т меня , я должен простить их , «забыть вражду» («Я прежде боролся , скорбел... » , 1897), быть выше личных обид . Так возникло замечательное стихотворение «Еще надеяться — безумие...» (1897), являющееся своего рода синтезом в поэтическом споре «Поэт и люди» , на ч атом в русской поэзии «Пророком» Пушкина и подхваченном в «Пророке» Лермо нтова. Еще надеят ься — безумие. Смирись , покорствуй и пойми ; Часами долгого раздумья Запечатлен союз с людьми. Прозрев в их душах благодатное, Прости бессилие минут : Теперь уныло непо нятное Они , счастливые , поймут. Так . Зная свет обетования, Звездой мерцающей в ночи, Под злобный шум негодования Смирись , покорствуй и молчи. «Молчи» , не отвечай на брань , «смирись» со своей участью думать о других и за других , « покорствуй» своему призвани ю , ибо ты п ришел в жизнь поэтом , и останешься им «даже против воли» , тебе не дано «останови ть , что быть должно» («Я прежде боролся , скорбел...» ). Это абсолютно зрелый , выбор , поэт не обманывает себя , он знает : перед ним кре стный путь , многолетней одинокий труд . Но выбор его окончателен : Облитый светом предзакатным Еще до входа я стою, Но в сердце знаю невозвратно - Дорогу скорбную мою. …Пусть суждена мне смерть и гибель Здесь , в глубине , где я стою ; — Она — моя , я сердцем выбрал — Дорогу скорбную мою ! Сам Б рюсов в сонете «К портрету М . Ю. Л ермонтова» (1900), написанном задолго до успехов на учного лермонтоведения , преподал нам урок так ого проникновения в поэзию : Но не было ответа . И угрюмо Ты затаил , о чем томилась дума, И вышел к нам с усмешкой на у стах. И м ы тебя , поэт , не разгадали, Не поняли младенческой печали В твоих как будто кованых стихах ! И если мы столь же внимательно вчитаемся в его собственные стихи , то сумеем и здесь отличить защитную маску от живого человеческого лица . Вдумчиво прочтя хотя бы ст ихотворе ния «Подруги» или «В прош лом» , написанные , казалось бы , в самый «декадентский» и « индивидуалистский» период его творчества , мы поймем , сколько искреннего сострадания и сочу вствия к людским бедам было в сердце поэта . В «Жреце Изиды» (1900) он пока ж ет , как даже невольное равнодушие к судьбе случайно встреченного человека может перевесить целую человеческую жизнь , хотя б ы жизнь эта я была в остальном абсолю тно чиста и заполнена самоусовершенствованием . И пусть его « Me eum esse » нарочито , вызывающе хол одна , вспомним стихи , не предназначавшиеся для печати и потому Своб одные от эпатажа : На каждый зов готов ответить, И открывая .душу всем, Не мог я в мире друга встретить, И для людей остался нем. Поймем же , сколько выстрадал поэт на своем пути , и , поняв , б удем ему благодарны. В поэзии 90-х — 900-х голов диалектич еский взгляд на человека , завоеванный некогда для русской поэзии Державиным в оде «Бог» : Я телом в прахе истлеваю, Умом громам повелеваю, Я царь — я раб — я червь — я бог ! — был в основном утерян . С ол огуб еще упоминает «Я — только Бог» , но бог сам оказывается порабощенным : ...Но я и Мал , и слаб. Причины создал я В путях моих причин я вечный раб И пленник бытия. (Сологуб . «О жалобы на множество лучей...» ) Ведь даже , если твой голос прорвется к Таинств енной , то что толку , кто ты для нее ? Ты — . только смутное виденье Миров далеких и глухих. Смотри , ты многого ль достоин ? Смотри , как жалок ты и слаб, Трусливый и безвестный воин, Ленивый и лукавый раб ! (Блок . « В глубоких сумерках собора...» ) Практическим в ыводом из такой философии сплошь да рядом оказывалась проповедь смирения и покорности — человеку следует примириться со своим уделом , отдаться на волю судьб ы или творца : Надо верит ь и дремать И хвалить в молитвах тихих девстве нную Мать. (Сологуб ) «РАДОС ТЬ ПЕСЕН И НАУК » …я чувств ую , что если я писатель , то я обязан говорить о народе…об его будущем , говорить о науке… А.П . Чехов Научную поэзию Брюсова обыкновенно ставят в связь только с естественными науками . Между тем она не меньшим обязана всемирной исто рии. Послеоктябрьская историческая поэзия Брюсова коренным образом отличается от дооктябрьской — главенствующее место в ней занимают уже не образы исторических деятелей , а напряженные попытки охватить и показать истор ию человечества как единый и закономерн ый , при всем обилии случайностей , проц есс . И если в венке сонетов «Светоч мы сли» (1918) история представала еще все же как последовательность или совокупность отдельных картин , то в стихах последних сборников Брюсова преобладает стремление к синтетическом у , целостному отображению самого дви жения истории , в котором лишь высветляются время от времени , то тут , то там отд ельные участки , и сближение и сопоставление личностей и событий проводится в соответст вии не столько с хронологией , сколько с их смыслом и фу н кцией. Октябрьская революция в стихах Брюсова как бы собирала в едином фокусе «волны времен» и представала как веха на пу ти к грядущему единству человечества : Мир раскол олся на две половины : Они и мы ! Мы — юны , скудны,— н о В века скользим с могуществом лав ины, И шар земной сплотить нам суждено ! («Магистрал ь» , 1924) В этих стихах дана первая наметка темы , которая потом станет в советской поэзии (например , в заграничных стихах Маяковского и в тво рчестве Антокольского 20-х годов ) одной из в едущих. Но и естеств еннонаучная ветвь брю совской научной поэзии не в меньшей степе ни была порождением рево люционных дней . В молодые годы , на рубеже столетий , Брюсов при всех его научных устремлениях и жа жде познания относился к науке Несколько настороженно : его смущали ее пр етензии на м онопольное воплощение всего человеческого знания и на полное и окончательное объяснение мира . И такое отношение имело под собой известное объективное основание . Во всяком случае , развитие физики в конце XIX века д аже многим физикам казалось за в ер шенным , а картина мира в основном построен ной . Лишь где-то на периферии незначительным облачком белел опыт Майкельсона по определ ению скорости света . Но это облачко предве щало грозу . В 1900 г . Макс Планк формирует идею квантов , и этот год становится дат о й рождения физики XX в . Это ста ло началом лавины : Эйнштейн , Минковский , Бор , Резерфорд , позднее Борн , Гейзенберг , Де-Бройль наносят удар за ударом по позициям мех анистического и позитивистского естествознания . Д ействительность снова оказалась глубже проду м анных и законченных схем . Ощущени я , вызванные новыми открытиями , хорошо передан ы замечательным советским физиком С . И . Ва виловым : «Современному физику порою кажется , что почва ускользает из-под ног и потеряна всякая опора . Головокружительное ощущение , испы тываемое при этом , схоже с тем , кот орое пришлось пережить астроному-староверу времен Коперника , пытавшемуся постичь неподвижность движущегося небесного свода и солнца». Стихотворение «Принцип относительности» пере дает непосредственные ощущения , вызванные н аучным открытием . В ряде других стихов известные науке факты служат Брюсову тол ько отправной точкой для собственных размышле ний . Если читателю «Принципа относительности» не обязательно быть знакомым с эйнштейновско й теорией — он и так поймет выраженн ые в с тихах ощущения поэта , то читатель «Мира электрона» должен все же знать хотя бы то , что электрон — э то микроскопически малая частица материи . Тре бование это для читателя не слишком обрем енительно , а поэту оно дает совершенно нов ые возможности. Конечно , боль шинство этих гипотез так и останется только гипотезами . Но инач е и не должно быть : искусство — путь познания мира , равноправный с наукой , но отличный от нее . Гипотетические ситуации интересуют Брюсова не сами по себе , а как средство выявления и постановки коренных , глубинных проблем человеческого бытия , среди которых есть и давно знакомы е философии и поэзии , и новые , возникающие в связи с проникновением человека в строение мира и его выходом в космос . В конце концов не так уже важно , дейст вительно ли на эл е ктроне есть разумное население — эта гипотеза прежде всего способ художественно представить антро поцентризм цивилизации . У нас , знающих размеры электрона , крики его обитателей , «что бог свой светоч погасил» , могут вызвать тольк о улыбку , но и нам не стоит с лишком гордиться — рядом с «Миром электрона» поэт ставит предвосхищающее «Формул у Лимфатера» Станислава Лема стихотворение «М ир N измерений» , где показывает развитую цивили зацию , рядом с которой жители Земли — только робкие дети . Так средствами поэзии Брю с ов вскрывает неисчерпаемость я безграничное многообразие мира . И не след ует бояться , что показывая «Мир N измерений» , поэт выражает неверие в возможности челове ка , в ценность человеческой жизни . Всей св оей поэзией Брюсов говорит , что вся бескон ечность и в с е величие мира не только не подавляет и не обесценивает человека и его стремления , но , напротив , лишь подчеркивает смелость его свершений . Еще в 1907 г . писал он : Пусть боги смотрят безучастно На скорбь земли : их вечен век. Но только страстное прекрасно В тебе , мгновенный человек ! («Служител ю муз» ) И когда в последние годы перед его поэзией рас пахнулись дали времен и пространства Вселенно й , когда его стихи вобрали в себя и путь , пройденный человечеством на Земле , и путь , проделанный им вместе с Землей в кос мосе , перед ним не могла не встать снова проблема ценности жизни и всего человечества , и отдельного человека . Не исчезает ли она перед лицом мировых бездн ? Как не растеряться перед лицом беск онечного движения , перед грандиозностью мира ? Где найти точку оп о ры ? Недаром страх и растерянность так часто сопутствов али новым научным открытиям . И вот оказыва ется , что эту точку опоры— «где стать»— Брюсо в , которого обвиняли в релятивизме , в косм изме , в недостатке человечности , находит на Земле , в самом обычном окружен и и и в делах человека , в неповторимой и ндивидуальности существования : И поклонни кам кинув легенды да книги, Оживленный , быть может , как дракон на звезде, Что буду я , этот — не бездонное ль nihil . Если память померкла на земной борозд е ? (« Nihil — Ничто» . 192 2) Смысл веко в не броженье ль во тьме пустой ? Время , место — мираж прохожи й ! Только снег , зелень трав , моря мантия, Сговор губ к алтарю Селены — Свет насквозь смертных слов , пусть обм ан тая, Нам наш путь в глубину Вселенной ! (« Pou st ф — Где бы стать» , 192 2) Пусть снис ходительно улыбаются обитатели «Мира N измерений» — для самих людей их жизнь не о бесценивается , не теряет смысла и прелести . Так в последний раз перед лицом безгра ничного космоса признавался Брюсов в своей неистребимой любви к миру и жизни. « НО СТАНЕТ ЯСНО ВСЕМ , ЧТО ЭТА ПЕСНЬ — О НИХ» Мы относи мся к миру , не как к мрачной тени , к тяжкому сну , к безысходной трагедии . Мы относимся к миру как к явлению , разви вающемуся , летящему все вперед , в котором мы активно сами участвуем и которым мы никак н е можем вдоволь налюбоваться . Пусть будет нашим лозунгом благородная жад ность к миру , к новым темам , к новым человеческим переживаниям , к ненаписанному. Вл . Луговской Наша «экскурсия» в поэтический мир Брюсова подходит к к онцу . Пора попытаться свести воеди но н аши разрозненные наблюдения и ответить на вопрос , в чем же пафос и в чем с воеобразие брюсовской поэзии. Самое основное и вместе с тем сам ое общее , что можно сказать о поэзии Б рюсова — то , что это поэзия пути , непр естанного стремления и неустанного движ ен ия к новому , вперед и выше . Путь предст ает при этом не только как фирма жизн и , но и как содержание , смысл жизни и отдельного человека (прежде всего — само го поэта ), и страны , и всего человечества . « Naviget , haec summa est !» — «пусть она плывет (впер ед ), в этом все !»— любил повторять Брюсов слова своего любимого Вергилия . Этот пафос одушевлял и все его книги , и стихи , при жизни ненапечатанные : Я дорожил минутой каждой, И . каждый час мой был порыв. Всю жизнь я жил великой жаждой, Ее в пути не утолив. («Я мн ого лгал и лицемерил...» , 1902) Полнее все го это кредо Брюсова выражено в стихотвор ении «Братьям соблазненным» : Разве редк о в прошлом ставили Мертвый идол Красоты ? Но одни лишь мы прославили Бога жажды и мечты ! Подымайте , братья , посохи, Дальше , дальше , ка к и шли ! Паруса развейте в воздухе, Дерзко правьте корабли ! Жизнь не счастье , но томления, Но прозренья , но борьба. Все вперед — от возрождения К возрожденью , сквозь гроба ! Поэтому категория пути оказывается неразрывно связанной с категорией «мужества пути » . А потенциальная бесконечность пу ти и активный характер движения лают возм ожность преодоления , победы над трудностями и тяготами настоящего . Так поэзия Брюсова с тановится поэзией возможности человеческого деян ия , человеческого свершения , поэзией победы ч еловека и человечества над време нным и косным : Где все сиянья старины, Умножены , повторены, Над жизнью над пустым провалом, Зажгутся солнцем небывалым, Во все , сквозь временный ущерб, Вжигая свой победный герб ! («Дом видений» , 1921) В стихотво рении 1915 г . «Должен был...» , говоря о пре допределенности творчества и поступков людей по требностями времени и истории , поэт сказал о себе : Так и я не могу не слагать ин ых , радостных песен, Ибо однажды они были должны прозвучат ь ! «Радостная» — этот эпитет в п рименен ии к поэзии Брюсова многим мож ет показаться странным . Но не надо понимат ь его слишком узко . Как-то в беседе с Луговским Горький заметил , что самое горь кое чувство , самое страшное испытание может служить утверждению жизни , если только посл еднее слово не за ними , а за человеком , который преодолевает их . Именно в этом смысле была «радостной» , т . е . жи знеутверждающей , поэзия Брюсова : Когда твой поле т отбит , не падай духом ; сброшенный на землю , не сознавайся в бессилии. Собери новые силы , взлети — и ты пробьешь облака и взглянешь с высоты на землю. Так и познание... (« Poи mes en prose» , 1895) Так , поэзия Брюсова с ее пафосом движения вперед , с ее принятием жизни .и мира и утве рждением возможностей человека , его труда и мысли , стала непосредственной предшественнице й советской поэзии , той поэзии , которо й , по его замечательному предвидению , предстоя ло «явить новый пафос творчества» , неведомый старому миру . Именно этим принципиальным родством объясняются многочисленные брюсов cкие предвосхищения частных тем и решений с о ветской поэзии , лишь некоторые из которых были прослежены нами выше. Самое замечательное состоит , однако , в том , что на протяжении долгого периода со ветская поэзия как бы не ведала об эт ом родстве . Молодые поэты клялись именем Б лока , Брюсов же казался им д алеким от жизни академиком . Не случайно Николай Асеев , с истинной прозорливостью определивший в статье памяти Брюсова революционную су щность его поэзии : «...имя революционного поэта , поэта-революционера неотъемлемо от Брюсова» , тут же нашел нужным оговори т ь : «Рабочим и крестьянам не мог быть близ ок Брюсов в его специфической деятельности ... поэта-ученого ...И юбилей Брюсова не мог быть особенно популярным , как и юбилеи вся кого кабинетного ученого» . Кабинетным ученым Брюсов никогда не был , он был страстным о бщественным деятелем , строителем лит ературы , и все же для своего времени А сеев был прав ; И прав не только биогра фически , хотя молодые советские поэты действи тельно , и в прямом , и в переносном смыс ле , были на более горячих фронтах , чем Брюсов. Когда человеч ество впервые проникло в космос , то написанные 40 — 50 лет назад стихи Брюсова гораздо в большей степени , чем поэтические отклики иных наших совре менников , оказались адекватны чувствам и мысл ям , обуревавшим современное человечество . Кибернет ика , биология и п ерспективы межплане тных сообщений по-новому поставили целый ряд вопросов о человеческих ценностях , о внут реннем мире и мужестве человека , и поэзия и литература в целом не могут остать ся в стороне от их решения . Брюсов и здесь с нами . Бездны его не пугают, через полстолетия его стихи протя гивают руку наиболее острым и проблемным книгам и статьям ученых , философов и фанта стов наших дней . Ему свойственно истинно ч еловеческое мужество , не нуждаю щееся в утешит ельных сказках . Наперекор страданиям и гибели утвер ж дает он величие Человека , мысль и дело которого не знают преград . И в стихах поэта , сжигаемо го ненасытной страстью к познанию мира , к творчеству , жизни , — один из несомненных истоков н ашего сегодняшнего движения : Над поколе нием пропела Свой вызов пламенна я медь, Давая знак , что косность тела Нам должно волей одолеть. Наш век вновь в Дедала поверил, Его суровый лик вознес И мертвым циркулем измерил Возможность невозможных грез. ...Пусть торжествуя , вихрь могучий Взрезают крылья корабля, А там , внизу , в пр орывах тучи, Синеет и скользит земля !
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
СК РФ проверяет на причастность к падению метеорита Алексея Навального.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Поэзия В.А. Брюсова", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru