Реферат: Первый роман о Салавате Юлаеве (Злобин) - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Первый роман о Салавате Юлаеве (Злобин)

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 31 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы



Первый роман о Салавате

Имя великого сына башкирского народа, талантливого поэта и полководца Салавата Юлаева (1754—1800) еще при жизни было овеяно легендами. По словам Мустая Карима, «в течение двух столетий Салават остается первым башкиром, превратившись в символ своей нации... Его помыслы намного опережали время. Из всех предводителей многих башкирских восстаний он первый предугадал, что свободу и независимость невозможно завоевать в одиночку, потому он пошел к русскому казаку Емельяну Пугачеву и под свое знамя собрал не только башкир, но и другие народности, жившие в башкирском крае. Пробудившись сам, словом и делом пробудил он под­линное национальное самосознание башкир — самосознание, вытекающее из понимания общности судеб разных народов, исключающее превосходство одних над другими.

Именно таким предстает Салават Юлаев со страниц одноименного романа, впервые увидевшего свет почти 70 лет тому назад. Автор его — Степан Павлович Злобин (1903— 1965), известный мастер русской исторической прозы.

Романы С. Злобина «Салават Юлаев», «Остров Буян» и «Степан Разин», реалистически отразившие важнейшие вехи освободительной борьбы народов нашей страны в XVII— XVIII веках, прочно вошли в сокровищницу отечественной литературы. Большую популярность получили также монумен­тальные исторические полотна «По обрывистому пути» и «Пропавшие без вести», соответственно посвященные пред­революционным событиям начала XX века и периоду Великой Отечественной войны. Но самой любимой книгой многомил­лионного читателя, несомненно, стал его первенец — «Сала­ват Юлаев».

Благодаря этой книге имя национального героя башкир­ского народа Салавата Юлаева возродилось из полузабытья, стало известно и любимо в самых отдаленных уголках нашей Родины. Как свидетельствуют многочисленные читательские отзывы, полученные автором, роман о Салавате вызвал большой интерес не только на родине легендарного батыра, но и далеко за ее пределами. Этому во многом способствовало романтически восторженное описание молодым писателем подвигов бесстрашного «пугачевского бригадира, певца и им­провизатора».

Еще в детстве он некоторое время жил в Уфе, учился в реальном училище. Вторично в Башкирию он попал через десять лет: за три месяца до окончания очень престижного в то время Высшего литера­турно-художественного института имени В. Я. Брюсова был арестован как анархист, отсидел два месяца в бутырской тюрьме, а затем, в конце мая 1924 года, выслан в арестантском вагоне в административную ссылку в Уфу.


В обрисовке С. Злобина Салават, действительно, предстал «Первым башкиром», «символом своей нации». С трибуны Первого Всесоюзного съезда писателей С. Я. Маршак под­черкнул, что «надо оценить по достоинству смелость задачи Злобина, который попытался посмотреть на восстание Пуга­чева глазами башкира Салавата и для этого собрал новый, еще никем не использованный материал»


«...летом 1924 года,— вспоминает писатель,— я оказался в Уфе, где преподавал литературу и русский язык. А к лету 1925 года новая вспышка туберкулёза вывела меня из строя, пришлось отказаться от преподавания и поступить статистиком в Башкирский Госплан. Участвовал в экспедиции по горно-степному и горно-лесному районам Башкирии, много ездил верхом, ночевал на башкир­ских кочевьях, охотился, изучал башкирский язык, записывал песни, местные предания, пословицы, поговорки» Эти мате­риалы легли в основу содержательных литературно-этногра­фических путевых заметок С. Злобина «По Башкирии» (1928). В ту же пору совместно с А. Кийковым им была написана для первого издания Большой Советской Энциклопедии статья «Башкирская АССР»— она свидетельствовала о хорошем знании особенностей" быта башкирского народа, а также исто­рии, экономики и культуры края.

В 1925—1927 годах С. Злобин работал над повестью «Дороги». Она была принята Московским отделением Харь­ковского издательства «Пролетарий», но не напечатана, так как не удовлетворила требовательного к себе автора, и он «сам настоял рассыпать уже готовую вёрстку». Кстати, это не един­ственное произведение С. Злобина, которое он не захотел издавать. Аналогичная участь постигла и первую редакцию романа «Степан Разин». В 1941 году он был закончен, принят издательством и даже иллюстрирован. Перед тем как отдать в типографию, автор выпросил в редакции рукопись, чтобы еще раз ее «посмотреть», и... раздумал печатать. «Издатель­ство подало на автора в суд с требованием или отдать роман в производство, или возвратить полученный аванс,— вспоми­нает С. Злобин.— Даже в суде, смеясь, говорили, что в первый раз видят такое положение, когда издательство считает книгу готовой, а автор требует права на доработку. Хорошо, что к этому времени подоспел гонорар за фильм «Салават Юлаев». Старый друг Салават помог мне с честью выйти из затрудне­ния, и, возвратив аванс, я унёс домой неизданную рукопись».

Интерес к Башкирии, проявившийся за годы уфимской ссылки С. Злобина, естественно, привел начинающего прозаика к углубленному изучению героической истории этого своеоб­разного края. «В двадцатых годах,— вспоминает писатель,— всюду велись работы по составлению первых промышленных планов. Должно быть, я проявил какие-то способности, потому что вдруг оказался экономистом Башкирского Совнархоза. Я выкраивал время и для работы в исторических архивах Уфы. Нашел интересные материалы по башкирским восста­ниям и задумал писать «Салавата»... Правда, о Салавате он задумал писать не сразу. Сначала им овладела идея создания большого исследовательского труда об истории башкирских восстаний. Он пересмотрел множество исторических архивных материалов и башкирской краевед­ческой литературы. Материалы были очень интересными, но, уже взявшись за работу, он почувствовал, что больше склонен к художественному творчеству, чем к научной деятельности. Однако, понимая, что художественное произведение нельзя писать сразу обо всех восстаниях, которых в течение двух столетий было несколько, он стал выбирать — о каком же из восстаний писать, какое наиболее типично для Башкирии и башкирского народа?!

Особенно сильно творческое воображение С. Злобина захватили две колоритные исторические фигуры — Караса-кала и Са­лавата Юлаева. Наиболее значительным ему показалось восстание башкир, слившееся с Крестьянской войной, названной «пугачевщиной». «В то время как Карасакал был национа­листом, поднявшим сепаратно башкирское восстание под знаменем ислама,— мотивирует свой выбор писатель,— Салават был участником и одним из вождей пугачевского дви­жения и вёл более упорную и интересную борьбу с прави­тельством».

«Салават Юлаев» С. Злобина — первый роман, довольно полно и правдиво изобразивший жизнь и боевой путь леген­дарного героя башкирского народа. В то же время это первое большое произведение писателя, давшее ему литературное имя. В годы работы над ним С. Злобин увлекался поэзией, и ему казалось, что романтический образ юноши Салавата, который был вместе поэтом и вожаком повстанцев, лучше всего передаст поэма. Размером был избран четырехстопный ямб:

Урал, страна суровых гор, Взмывающих над ковылями, Я в черноземный твой простор Вхожу пустынными полями... Шайтан-Кудеев род богат, Старик Юлай — отец Кудеев, Но сын Юлая — Салават — Сильнее льва, мудрее змея...

Так начал он свою поэму! Написав около ста строк поэмы о Салавате Юлаеве, С. Злобин пометил: «1924 г.— июль-август — самая первая мысль о Салавате». Впереди было еще более четырех лет работы над первой редакцией произведения.

Однако от поэтической формы писателю вскоре пришлось отказаться: он понял, что огромное количество исторического материала о Салавате потребует целого тома. Ему же каза­лось, что не каждый согласится читать историческую поэму величиной с «Одиссею» или «Илиаду», а между тем очень хотелось, чтобы имя Салавата Юлаева стало известно тыся­чам и тысячам людей. И он окончательно остановился на прозаическом жанре.

«Видимо, эпичность материала, поэтический характер избранного героя и божественная красота башкирской приро­ды пробудили у Степана Павловича желание писать в стихах,— вспоминал известный башкирский писатель Баязит Бикбай.— Но потом, в процессе работы над произведением, автор отклонил свой первоначальный замысел и написал «Салавата Юлаева» прозой. Однако и проза его получилась проник­нутой поэтичностью, певучестью, близкой к народным песням». ,- С. Злобин долго и напряженно работал над рукописью книги,— ему, требовательному к себе, всегда казалось, что он еще слабо знает материал. Так было и с «Салаватом Юлаевым». Писатель перечитал много архивных документов, од­нако недостаточно хорошо знал башкирский язык, быт, одежду, утварь, оружие и местную природу. Он отложил работу над книгой и взялся за изучение языка штудировал самоучитель, брал уроки. (Но лучше всего он узнал язык во время экспедиций по горно-лесным районам Башкирии, где в ту пору некоторые местные жители вовсе не говорили по-русски) Исключительно одаренный от природы, С. Злобин, что называется, улавливал всё на лету. Писатель знал укра­инский и белорусский языки, очень быстро овладел гуцуль­ским, французским, а английский выучил в плену, общаясь с человеком, который до войны жил в Америке.

Общение во время экспедиций с коренными башкирами, особенно с пожилыми, знавшими много легенд и преданий о Салавате, в силу необходимости приобщало к башкирскому языку. Даже через 30 лет после отъезда из Башкирии С. Зло­бин помнил немало башкирских слов и выражений, чем и удивил меня во время первой же нашей встречи в 1960 году.

В экспедиции он столкнулся с бытом, который мало от­личался от быта, современного Салавату; бывал и жил в кочевках в войлочных «кошах», подобных тем, в которых жил и Салават, пил кумыс из деревянных чаш, из которых, быть может, пил и Салават. Он питался пресными лепешками, слушал чарующие мелодии курая, скакал по горам и степям, натягивал даже тетиву старинного лука и ездил на соколиную охоту; побывал на заводах, выстроенных на башкирских землях, интересовался их историей. Всё это дало ему возмож­ность широко ознакомиться с башкирским народом и его бытом, с историей края.!

«Если бы эта книга была задумана на несколько лет позже,— вспоминал С. Злобин,— мне не удалось бы так глубоко ознакомиться с материалом: ведь развитие сельского хозяйства и индустриализация края изменили быт, изме­нили и людей, но я успел увидать этот тысячелетний быт кочевников, при котором жил Салават,— мне «повезло»... Кроме того, в поездках по Башкирии я записал много пове­рий, пословиц, поговорок, узнал национальные черты харак­тера башкир, записал приметы, вслушался в стиль рассказов...»

После первой поездки по Башкирии (с июля по ноябрь 1925 года) он написал пролог к книге «Салават Юлаев», но дальше пролога дело не пошло: ему казалось, что он плохо знает материал, хотя интенсивно изучал его уже более года. Тогда он снова взялся за книги. Он читал старинные книги, журналы, листал пожелтевшие страницы архивных дел, выпи­сывал из них целые абзацы, перечитал «Капитанскую дочку» и «Историю Пугачева» А. С. Пушкина. В богатом личном фонде писателя, хранящемся в Российском государственном архиве литературы и искусства в Москве, много материалов, относящихся как к истории Башкирии вообще, так и к баш­кирским восстаниям в частности. Особый интерес представ­ляют многочисленные блокноты и дневники писателя, из которых видно, как он собирал для романа о Салавате фоль­клорные сюжеты, изучал язык и составлял словарь башкир­ских слов, восторгался природой, географией Башкирии.

В личном фонде писателя хранятся такие материалы, как очерк «Башкирские смуты от 1740 года до пугачевского пе­риода», шежере (родословная) — «Корень Кипчакского рода» (с приложением «Родословного дерева Кипчакского рода»), выписки из дореволюционных работ о Салавате, в том числе из очерка писателя-народника Ф. Нефёдова «Движение среди башкир перед пугачевским бунтом; Салават, башкирский батыр» (1880) и статьи-исследования известного краеведа Р. Игнатьева «Башкир Салават Юлаев, пугачевский бригадир, певец и импровизатор» (1893).

С. Злобин читал книги по экономической географии Урала и Приуралья, по истории уральской промышленности; изучал старинные карты Урала; очень помогли ему продол­жительные экспедиции по Башкирии. Экспедиций было три: с июля по ноябрь 1925 года, с мая по ноябрь 1926-го и с мая по сентябрь 1928 года. В мае 1927 года истек срок трехгодич­ной административной ссылки в Уфу и целый год (с мая 1927-го по май 1928-го года) С. Злобин прожил в Москве.

Итак, в 1928 году С. Злобин поехал исследовать леса северной Башкирии. Маршруты экспедиции по счастливой случайности совпали с былыми путями Салавата. «Во время этой новой лесоэкономической экспедиции,— вспоминает писатель,— я побывал в деревне, где он родился и рос, в де­ревне, откуда была родом его жена, в деревнях и сёлах, где он набирал людей в свой отряд — в войска Пугачева, в тех местах, где он сражался с войсками Екатерины Второй. Здесь я ознакомился с природой мест, окружавших детство Сала­вата, и лучше мог себе представить его жизнь. Кроме того, в этих же местах люди рассказали мне нигде не записанные до того легенды и предания о Салавате, они пели песни, кото­рые предание приписывает Салавату Юлаеву...».!

Не только люди, даже урочища и камни рассказывали писателю о Салавате. Так, объясняя ему дорогу, один баш­кир сказал: «Проедешь Салаватов двор, повернешь направо». Степан Павлович сразу же схватился за эту фразу. Когда же собеседник объяснил ему, что «Салаватов двор» — это камни, среди которых скрывался Салават в последние дни перед поимкой его екатерининскими войсками, он побывал в этих камнях.

Поляны, ручьи, овраги, камни — вся окружающая природа рассказывала пытливому писателю-исследователю о Салавате. Вначале, по неопытности, С. Злобин, по его собственным словам, вложил в книгу очень много этнографического мате­риала, потом же, почувствовав, что от этого книга делается тяжелее, освободился от него. Он считает, что для своего произведения использовал приблизительно только одну пятую часть собранного материала, а это дало ему возможность свободнее писать, легче выбирать яркие характеры и образы.

С. Злобин настолько хорошо изучил башкирский язык и фольклор, что сочиненные им поэтические тексты ввели в заблуждение даже башкир. В одном из писем к жене из Башкирии (от 15 июля 1928 года) он с удовлетворением сообщал: «Башкиры не верят, что мои «Песни Салавата», которые я писал по-башкирски, сочинены урусом, и смеются над моим «хвастовством», когда я говорю, что это мои песни. Это меня радует».

Писатель рисует своего героя многогранно, он показы­вает формирование его характера и идейно-нравственную эволюцию. Первая же сцена с участием Салавата (поединок - с орлами) предвосхищает в нем будущего батыра: смелость, выносливость, помощь товарищу, попавшему в беду. В после­дующих эпизодах и сценах раскрываются нравственные каче­ства героя: правдивость, честность, прямота, великодушие, желание делать людям добро. Причем Салават не стремится стать над товарищами, они сами выдвигают его из своей среды. В первой редакции романа образ главного героя был написан в подчеркнуто романтических тонах, реальное изобра­жение нередко подменялось условностью. Не случайно позднее сам автор определил жанр своего произведения как «историко-романтическую повесть об одном герое».} Характерная особенность писательской манеры С. Злобина — начинать изображение судьбы героя с юных лет. «Почему вы всегда начинаете ваши книги с юности ваших героев? — не раз слышал я вопрос от своих читателей,— пишет он в статье «О молодежи». — Потому,— отвечаю я,— что молодость — это пора, в которой формируется так называемая «душа» героя, когда силы его кипят, когда в нем нет желаний покоя и каждое сердечное возбуждение, как и каждый помысел его, зовет к действию, к борьбе за свою правду, к ломке всего отжившего, старого, к которому в молодости еще не образо­валась привычка, перерастающая в инерцию». Любовно воспел С. Злобин легендарные подвиги башкирского богатыря, который, презрев национально-сословные предрассудки, плечом к плечу с русскими повстанцами ге­ройски сражался за интересы угнетенных народных масс. В примечании к первому изданию «Салавата Юлаева» автор писал: «Частично книга основана на исторических докумен­тах, отчасти — на краеведческой исторической литературе и в значительной части — на легендарном материале, собран­ном на родине Салавата... Автор не настаивает, что Салават был именно таков, как изображен в повести, однако глубоко убежден, что социальная историческая обстановка того вре­мени могла создать отношения и характеры, сходные с пред­ставленными в книге; иными словами — автор надеется, что за прошедшим столетием сумел разглядеть лицо бунтарей — предшественников организованного революционного движе­ния».

Скромность двадцатипятилетнего автора достойна ува­жения! Книга же была восторженно встречена читателями, особенно — на родине героя. Вот как оценили ее, в част­ности, писатели Башкирии, лично знавшие С. Злобина: «По своей скромности, первую книгу автор назвал «повестью». На самом же деле это произведение — многоплановый роман по содержанию и по историчности. В нем речь идет не только о судьбе Салавата, но и о доле башкирского народа в ту эпоху; о нравах, самобытных обычаях и помыслах башкир»! Собирая материалы для «Салавата Юлаева», С. Злобин не мог жить только историей позапрошлого столетия, а инте­ресовался и событиями современной действительности. В сво­бодное от служебных дел время он уезжал в башкирские аулы, где слушал песни, предания, записывал пословицы и поговор­ки, общался по работе с лесоводами, инженерами, статисти­ками, сплавщиками, лесорубами, подрядчиками, землекопами. Запоминал их выражения, мысли, внешний облик: записывал отдельные интересные эпизоды, слова. Эти люди, разумеется, не нашли воплощения в книге о Салавате, но их образы скла­дывались в другую систему. Так у него одновременно скапли­вался материал для повести «Здесь дан старт», в которой много внимания уделено лесам, их устройству и экономике, но писатель боялся перегрузить книгу научно-популярными сведениями. Работа же в лесной промышленности дала ему богатые сведения о лесах, и, чтобы рассказать об этом в занятной форме, он выбрал иной жанр — научно-популяр­ный очерк. Так родилась другая книга — «Пробужденные деб­ри». Материалы к ней также были собраны во время экспе­диций по лесам Башкирской республики.

Незадолго до Великой Отечественной войны С. Злобин значительно переработал свое произведение о Салавате Юлаеве, объем его увеличился примерно в полтора раза, повесть переросла в исторический роман. Возвращение к любимому образу было связано с начавшейся в 1939 году экранизацией фильма «Салават Юлаев».


Консультантами у С. Злобина были видные башкирские ученые, писатели, среди них историк Абубакир Усманов, писа­тель Баязит Бикбай.

К этому времени С. Злобин -уже стал профессиональным писателем, и он по-иному взглянул на свое первое произведе­ние. «Подоспевшая к этой поре работа над сценарием для фильма «Салават Юлаев»,— пишет С. Злобин в «Автобиогра­фии»,— вынудила меня возвратиться к теме моей юности. Я снова поехал в Башкирию, чтобы встряхнуть старое вино и заставить его бродить. И тема «Салавата» вдруг «забродила». Я понял, до какой степени был наивен тот двадцатилетний автор детской повести о Салавате, как не сумел он справиться с раскрытием исторического процесса и до чего же необходи­мо всё это сделать заново, совершенно иначе переосмысли­вая события Крестьянской войны XVIII века. Эту работу я делал параллельно с фильмом, появившимся на экране в 1941 году».

Выход на экраны страны кинофильма «Салават Юлаев» в постановке талантливого режиссёра Якова Протазанова стал большим событием на родине героя, в культурной жизни Башкирии. Фильм успешно демонстрировался во многих городах Советского Союза. В фонде писателя сохранились многочисленные отзывы (и все — положительные!) о кино­фильме «Салават Юлаев», в частности, известного кинорежис­сёра Михаила Ромма.

Автору, однако, фильм о Салавате не принёс большого творческого удовлетворения. Он был недоволен фильмом пото­му, что считал его примитивным. Но таковы были традиции детфильмовских работ..

Итак, в 1941 году вышла в свет вторая, основательно переработанная редакция романа «Салават Юлаев». Книге было предпослано обстоятельное предисловие академика Л. В. Черепнина.

Как справедливо отмечает критика, переработка произве­дения преследовала цель глубокого раскрытия исторического процесса, шла по пути, говоря словами самого С. Злобина, превращения «историко-романтической повести об одном ге­рое» в «исторический роман». По-новому были расставлены некоторые идейные акценты, сложнее стала композиция, появились новые эпизоды, сюжетные линии, новые действую­щие лица. Автор стремился раскрыть, как и почему башкир­ский народ примкнул к восстанию русского крестьянства. Мысль об интернационализме имела место и в первой редак­ции произведения, но была выражена слабо. Проблему интернационализма народных масс писатель раскрывает пре­имущественно через образ Салавата, его идейное и нрав­ственное мужание.

С большой требовательностью и взыскательностью отно­сясь к своему труду, автор не только ввел в произведение ряд новых эпизодов, сюжетных линий и действующих лиц, способ­ствующих более глубокому раскрытию центрального героя, но много поработал и над языком романа. Вторая редакция отличается от первой насыщенностью действия. С увеличением объема исторического материала раздвинулись и рамки произ­ведения.

Во второй вариант своего романа писатель, по словам критика Г. Ленобля, привнёс «прежде всего совершенно отсутствовавшее в издании 1929 года изображение противо­речий между казаками — с одной стороны, крестьянами, а также угнетенными нерусскими народностями — с другой сто­роны». Новые исследования отечественных историков о Салавате и других сподвижниках Пугачева позволили писателю уточнить, дополнить и расширить многие части произведения, и в 1953 году появилась третья, прин­ципиально новая редакция романа «Салават Юлаев». Если в первой редакции основное внимание автора было сосредо­точено на главном герое, то в последней образ Салавата Юлаева слит с эпохой, широко и многогранно обрисована его полководческая деятельность; существенным изменениям под­вергся также образ Юлая; вновь отшлифован язык романа. «В издании 1953 года... — говорит С. Злобин,— эта книга опять-таки снова переработана в связи с накоплением вновь открытой документации, что повлекло за собою и некоторые сюжетные изменения в романе».

В третьей редакции «Салавата Юлаева» исторически верно воспроизведены типические черты и особенности стихийного народного движения крепостной эпохи, раскрыта могучая сила народных масс. Большое профессиональное мастерство позволило писателю умело сочетать историческую правду с тонким, художественным вымыслом. При этом автор широко использовал башкирский фольклор, что способствовало не только воссозданию местного колорита, но и глубокому рас­крытию психологии героев. Однако, как отмечала критика, «некоторые главы книги стали кое-где довольно громоздкими» из-за подробных описаний боев, включенных в новую редак­цию романа.

В издании 1962 года С. Злобин вновь подверг текст произ­ведения стилистической правке, но — незначительной. По ут­верждению вдовы писателя В. В. Злобиной, «для переизда­ния 1962 года С. Злобин вновь прочел роман (лежа: был болен), кое-что стал поправлять, потом сказал: «Ничего не надо, хватит: ловлю блох!».

Как видим, с образом Салавата писатель не расставался на протяжении целых сорока лет, и его герой рос духовно и идейно вместе с ростом художественного таланта самого ав­тора. Зрелость Салавата сказалась, в частности, во вдохно­венном воззвании к башкирам и русским:

Сравнение и сопоставление различных редакций романа показывает, как кропотливо и настойчиво работал С. Злобин над своим первенцем, от редакции к редакции углубляя его реализм, уточняя отдельные детали. Вместе с тем каждая из редакций по-своему интересна, оригинальна и значительна. Если первая редакция примечательна своим романтическим пафосом, поэтичностью, авторской непосредственностью и не­принужденностью, обилием фольклорного материала, то по­следующим редакциям присуща реалистическая направлен­ность, строго научный подход к решению поставленной в ро­мане проблемы — народ и история. В последних редакциях писатель выступает как зрелый мастер, в совершенстве вла­деющий богатым арсеналом художественного воссоздания исторического прошлого.

В центре романа «Салават Юлаев» изображен народ — творец истории, поднявшийся на борьбу против угнетателей. Образы вождей народного восстания Емельяна Пугачева, Салавата Юлаева и других правдивы и выразительны. Высту­пая продолжателем традиций А. Пушкина, Д. Мамина-Сиби­ряка, Ф. Нефёдова, Р. Игнатьева, еще в прошлом веке воспев­ших подвиги «пугачевского бригадира, певца и импровиза­тора», С. Злобин во всей полноте раскрывает духовный - мир своего героя, его богатую поэтическую натуру и выдаю­щийся полководческий талант.

Образ Салавата раскрыт через описание богатой приключениями и событиями жизни героя. Салават честен, непод­купно прям, предан своему делу, великодушен, поражает необыкновенным героизмом. Он прекрасный организатор, искусный воин, талантливый поэт. Писатель стремится к все­сторонней характеристике исторического героя. В Салавате он выделяет не только черты руководителя движения, но и человеческое обаяние».

Роман о национальном герое башкирского народа Салавате Юлаеве, талантливо воссоздавший легендарный образ батыра-воина, замечательного певца-импровизатора, бес­страшного пугачевского полководца, оказал влияние на баш­кирских писателей, работавших в исторических жанрах. «Салават Юлаев» возвестил о приходе в советскую литера­туру талантливого, смелого писателя, и нам, молодым баш­кирским писателям,— пишет Баязит Бикбай,— показал хо­роший пример того, как создавать большие полотна из жизни исторического прошлого своего народа.

Творческие, деловые и дружеские связи С. Злобина с Башкирией продолжались в течение всей жизни, поэтому-то он любил наш край, свою писательскую колыбель, как родину.

Размышляя о судьбах народов России и мира, волнуясь извечными проблемами свободы и счастья, писатель коло­ритно рисует те обрывистые пути, по которым идут его уфим­ские герои — люди мужественные и самоотверженно борю­щиеся за утро Нового века.

...Прошло почти 70 лет с выхода в свет первого издания романа «Салават Юлаев». Он сразу же стал бестселлером, неоднократно переиздавался, был переведен на многие языки народов нашей страны и ряд иностранных. На башкирский язык его перевел народный поэт Башкортостана Рашит Нигмати. Не одно поколение молодежи восхищалось мужеством и благородством башкирского батыра и его соратников, немало юношей и девушек испытало на себе благородное влияние героев Степана Злобина.

Мы, земляки легендарного героя башкирского народа, глубоко благодарны замечательному русскому писателю за талантливое воплощение образа славного Салавата Юлаева, ставшего ныне символом на национальном гербе суверенной Республики Башкортостан.







Использованная литература

  1. Мустай Карим. Собр. соч.: В 3 т. М.: Худож. лит. 1983. Т. 3. С. 285.

  2. Первый Всесоюзный съезд советских писателей. Стенографический
    отчет. М., 1934. С. 36.

  3. См.: Материалы семейного архива С. Злобина.— См. также: И. Коз­лов. Исторические романы Степана Злобина (Вступительная статья).— Сте­пан Злобин. Собр. соч.: В 4 т. М.: Худож. лит. 1980.— Т. 1. С. 13.

  4. Степан Злобин. Собр. соч.: В 4 т. М.: Худож. лит. 1980. Т. 1. С. 12.

  5. См.: Г. Ленобль. Степан Злобин и его роман «Салават Юлаев». (Предисловие). — Степан Злобин. Салават Юлаев. Свердловск: СУКИ, 1973. С. 10—12.

  6. Е. Кудряшова. Степан Злобин как автор исторических романов. Критико-биографический очерк. Белгород, 1961. С. 19.

1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Подходит дочь к маме:
- Мам! А откуда я взялась?
- Мы с папой тебя в капусте нашли.
- А что это вы с папой на поле капусты такое делали..?
неловкая пауза...
- Роды принимали.
- Ааа... А я думала, вы любовью занимались...
- Все девять месяцев?!
- Откуда мне знать? я еще маленькая...
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Первый роман о Салавате Юлаеве (Злобин)", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru