Реферат: Образ Козьмы Пруткова - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Образ Козьмы Пруткова

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 34 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Содержание : Создатели Козьмы Петровича Пруткова Биография Козьмы П етровича Пруткова Новый "автор " Что же принадлежит перу Пруткова ? Мастер литературной пародии "Мудрые " изречения Басни Военные афоризмы Прутков как представитель своей эпохи Создатели Козьмы Петровича Пруткова Писатель Козьма Прутков , придуманный группой единомышленников , - явление в нашей литературе уникальное . Н и до , ни после него не было случая , чтобы литературный псевдоним приобрел такую самостоятельность , когда писатели , известные ка к литераторы под собственными именами могли издавать под именем вым ы шленного лица особое "собрание сочинений ", снабженное к тому же портретом и подробной биогра фией . К.П.Прутков - равноправный член семьи реал ьно живших русских литераторов . Его мнимое имя занимает законное место в литературном алфавите наряду с подлинными и менами его главных опекунов . Кто же причастен к сотворению этого заслуженного литератора ? Кто создал Козьму Пруткова ? Называли они себя по разному : пр иятели , друзья , "ложные друзья ", клевреты , опекун ы , приближенные советники . Сперва вся затея была всего л ишь семейной шуткой . Шу тили Алексей Константинович Толстой и его двоюродные братья Алексей , Владимир и Алекс андр Жемчужниковы. А.Толстой и Жемчужниковы принадлежали к родовитому дворянству , их молодость проходила в условиях отличного достатка . Они отлича ли сь здоровьем , талантом и завидным за пасом жизнерадостности . В сочетании с большим досугом все это предрасполагало к неисто щимому озорству. Алексей Михайлович Жемчужников был на четыре года моложе А.К.Толстого . Он тоже стал известным поэтом и даже академико м , но таланта был скромного и осно вательно забылся. Александр Михайлович Жемчужников в молодо сти был порядочным озорником , но именно ем у выпала честь написать первую басню , поло жившую начало поэтическому творчеству Козьмы Пруткова . Потом он стал крупным чи новн иком , но не утратил веселого нрава . И н аконец Владимир Михайлович Жемчужников , самый юный из всех "опекунов " Пруткова , стал орга низатором и редактором публикаций вымышленного поэта. Биография Козьмы Петровича Пруткова Козьма Петрович Прутков провел в с ю свою жизнь , кроме годов детства и ра ннего отрочества , в государственной службе : сн ачала по военному ведомству , а потом по гражданскому . Он родился 11 апреля 1803 года в деревне Тентелевой Сальвычеготского уезда , вход ившего в то время в Вологодскую губе р нию . К.Прутков происходил из незн атного , но весьма замечательного дворянского рода . Замечательного тем , что почти весь о н занимался литературой . К.П.Прутков доказал эт о , опубликовав в годы своей творческой зре лости выдержки из записок своего деда , отс тавн о го премьер-майора и кавалера Федора Кузьмича Пруткова , а также кое-что из сочинений своего отца Петра Федотыча П руткова . Родитель Козьмы Пруткова по тогдашне му времени считался между своими соседями человеком богатым . Маленький Кузька получил прекрасное д о машнее образование . Ра но развернувшиеся в нем литературные силы подстрекали его к занятиям и избавляли от пагубных увлечений юности . В 1820 году он вступил в военную службу , только для мундира , и пробыл в этой службе всего два года с небольшим , в гусарах. На двадцать пятом году жизни , будучи еще в малых чинах , К.П.Прутков влюбился . Ее звали Антонидой Платоновной Проклеветантово й . К.П.Прутков , вступив в Пробирную Палатку в 1823 году , оставался там до смерти , т.е . д о 13 января 1863 года . Как известно , началь с тво отличало и награждало его . Здесь , в этой Палатке , он удостоился получить все гражданские чины , до действительного ст атского советника включительно , и 1841 году ему досталась вакансия начальника Пробирной Палатк и , а потом - и орден св . Станислава 1-й с т епени , который всегда прельщал его , как это видно из басни "Звезда и брюхо ". Но не служба , не составление проектов , открывавших ему широкий путь к п очестям и повышениям , не уменьшали в нем страсти к поэзии . И как бы ни был и велики его служебные успехи и д о стоинства , они одни не доставили бы ему даже сотой доли той славы , какую он приобрел литературною своею деятельностью . Новый "автор " Произведения К.Пруткова впервые появились в печати , правда еще без его имени , в 1851 году . В ноябрьской книжке журнала "Со временник ", в "Заметках Нового Поэта о русской журналистике " были напечатаны три басни : "Незабудки и запятки ", "Кондуктор и тарантул ", "Цапля и беговые дорожки ". Впервые имя Пруткова появляется в печ ати только в 1854 году . Новый "автор " выступил с большим количеством произведений , сра зу определивших литературную физиономию К.Прутков а первой поры его деятельности. Он заявил себя прежде всего пародисто м - находчивым , метким и злободневным . При ж изни "незабвенного " Николая Павловича , когда ве сь строй держался гигантской бюрократическо й машиной - военной и гражданской , - Пруткова еще нельзя было произвести в статские генералы и сделать директором . Из того , чт о братья тогда могли и считали нужным опубликовать , вырисовывался облик простого лите ратурного эпигона с безмерным самомне нием : "Я поэт , поэт даровитый ! Я в этом убедился ; убедился , читая других : если они поэты , так и я тоже !" Со временем с атирический тон окреп , казенность точки зрени я Пруткова на все предметы стала яснее . В 1854 году он явился одним из глав н ых сотрудников созданного в некр асовском "Современнике " отдела "Литературный ералаш ". Этот отдел журнала был целиком посвящен юмористике , преимущественно пародиям . В перво й же тетради "Литературного ералаша " К.Прутков выступил как плодовитый писатель , мас т ер различных жанров. В следующих книжках "Современника " 1854 года продолжали печататься "Досуги Козьмы Пруткова ", афоризмы , "Выдержки из записок моего деда ". В составе "Досугов Козьмы Пруткова " была дана "Пословица в одном действии - "Блонды ". После этого сотрудничество К.Пруткова в "Современнике " прекратилось вплоть до 1859 года , когда была напечатана с тремя звездочкам и вместо имени басня "Пастух , молоко и читатель ". И в последний раз он появляется на страницах этого журнала в 1863 году . Б ратья известили литературный мир о кончине крупного чиновника и поэта. Казалось бы , явление , столь связанное с непосредственной злобой дня , должно было постепенно отойти в историю . Но истинная общественная актуальность как раз и способ ствует долгому существованию в потомс тве , - Прутков яркое тому подтверждение . Он ник огда не жил , но его вовсе не просто оказалось похоронить. Издание полного собрания в 1884 году закр епило имя и состав творений Пруткова и затруднило приписывание ему всякого вздора . Успех издания опрокидывал о прометчивые предсказания тогдашних якобы очень прогрессивн ых и смелых либералов , находивших прутковский юмор чисто "балагурским ", а потому устарел ым в новых , пореформенных условиях . "Давно забытое имя " (об этом издевательски писал М.Филиппов , издатель жур н ала "Век ", о дин из похитителей имени К.Пруткова ) оказывало сь вовсе не забытым уже потому , что им охотно пользовались журнальные лавочки ; тепе рь же подтвердилась его непреходящая популярн ость в публике. Что же принадлежит перу Пруткова ? Прежде чем пытатьс я уяснить , что такое Прутков , надо как-то разобраться в том , какие произведения мы подписываем эт им именем . Прутков оставил наследство хотя и далеко не бедное , но несколько расстр оенное и не вполне упорядоченное . До сих пор невозможно определить раз и нав с егда , что именно должно считаться прутковским , а что не должно . Причин т ому несколько . Во-первых , если А.Толстой и А лексей Жемчужников , выступая с юмористикой ил и сатирой вне прутковского содружества , этой своей деятельности Пруткову и не приписы вали , то А лександр Жемчужников с 70-х годов не раз печатал под именем Пруткова свои безделушки , которые брат Владим ир полупрезрительно называл "Сашенькины глупости ". Во-вторых , протестуя против "Сашенького " самоу правства , его братья , готовя собрание сочинени й после смерти Толстого , в свою очередь , досочинили Пруткова : так возникло , например , "Предсмертное с необходимым объяснением ", - нечто похожее на саморекламу . В-третьих , позднее в архиве Жемчужниковых советские иссл едователи обнаружили немало текстов , в том числ е и неотделанных , которые не только были подчас написаны после распад а главного триумвирата , но по разным сообр ажениям не публиковались и при жизни сост авителей "полного собрания ". Так постепенно "полный " Прутков становился все "полнее ", хотя , строго говоря , сле довало бы считать подлинно прутковскими произ ведениями лишь те , что были созданы до смерти Толстого и , по крайней мере , не без его ведома . Но и этого , к сожале нию , нельзя знать с точностью. Да и внутри самого прутковского насле дия нет непреложной ясно сти . Ведь Козь ма Прутков - это не только "сам " Козьма Петрович . В его лице объединены и "дед " Федот Кузьмич , и "отец " Петр Федотыч , и , наконец , даже "дети " Козьмы Петровича . В ря де случаев возникает настоящая путаница . Счит ать ли , например , произведением П рутк ова пьесу "Любовь и Силин ", которую Алексан др Жемчужников напечатал под этим именем ? Недовольным братьям пришлось посчитаться с со вершившимся фактом . В результате - неопределенный компромисс : сначала В.Жемчужников в целом отвергает комедию , а затем бр а тья соглашаются считать ее все же прутковско й . Но вот отыскалась превосходная сатира " Торжество добродетели ", и из предисловия к ней уже оказывается , что "Любовь и Салин " - сочинение не самого Козьмы Петровича , а его детей . Заодно "выясняется ", что ими ж е сочинена и ... "Фантазия ", которая появилась еще прежде самого имени Пруткова и была лишь затем ему приписана. И , однако , при всей пестроте материала нельзя согласиться с утверждением , будто "наследие Пруткова распадается ... и почти без остатка , на произ ведения отдельных авто ров " (мнение П.Н.Беркова ). Едва ли можно счит ать то или иное произведение безусловно п ринадлежащим кому-либо только на основании то го , кому принадлежит автограф : при коллективно м творчестве вовсе не обязательно пишут в две или четыре руки. Как ни подстрекательно звучит афоризм самого Пруткова , словно нарочно для этого случая предназначенный ("не в совокупности и щи единства , но более - в единообразии разд еления "), главное здесь все же единство , еди ный творческий облик. Мастер литератур ной пародии Что лежит в основе такого единства ? Может показаться , что никакого вопроса здес ь нет , потому что ответ давно уже усто ялся . Двое из создателей этой переменчивой маски точно определили в некрологе , в б иографии Пруткова и особенно в письмах , сп ец иально рассчитанных на оглашение , что Прутков есть пародия на всевозможные прояв ления "казенности " и ретроградства - сперва лишь литературного , а потом и политического , - к оторые так процветали "в эпоху суровой вла сти и предписанного мышления ". Прутков - э то образ литератора "типического , самодово льного , тупого , добродушного и благонамеренного ", подражающего самым ходовым мотивам с стиха х , самому истертому глубокомыслию в прозе . Добролюбов , рекомендуя , со своей стороны , чита телю "Современника " очередные по д борки стихов Пруткова , особенно ценит в них разоблачение приемов "чистого искусства " В любых разговорах о Пруткове чаще всего отмечается его непроходимая "тупость ", от которой становится "смешно ". Такой штамп повторяется почти механически , как нечто са мо с обою разумеющееся . А так ли эт о , если вдуматься ? Что до "смешного ", то наш теперешний взгляд многое у Пруткова с овсем не вызывает настоящего смеха . Представл ения о смешном тоже меняются . Но даже во времена Пруткова не всем читателям Пру тков казался смешны м . Пародийный хар актер его творчества раскусили быстро , а с ами пародии многих не посмешили. А насчет "тупости " недоумений должно б ыть еще больше . Б.Бухштаб , применивший для обозначения этого свойства изысканное сочетание "бесконечная ограниченность ", находи т , напр имер , "гениальным " по своей "тупости " стихотворе ние о юнкере Шмидте ("Вянет лист ..."). Раньше оно называлось "Из Гейне " и скорее всего пародирует русских подражателей Гейне , тех самых , о которых "искровец " Д.Минаев писал в одном из своих фельетонов : " Вы должны знать , что поэт этот (Гейне ) есть жертва российских стихотворцев , которые еще в чреве матери стали перегружать его произведениями плац-парад нашей литературы ... К то из них не упражнял своей музы поло сканием гейневских песен в волнах славянской Леты ?.. Благодаря русским переводчикам от Парнаса немецкий стихотворец на нашей почве получил новую , совершенно оригинальную физиономию , физиономию до того новую , что если бы немцы попробовали вновь перевест и русского , перегруженного Гейне на свой я зык , т о они бы не узнали в нем автора "Германии " и "Атта Троля " К . Прутков , остроумно и язвительно пар одируя плохих переводчиков , модных подражателей "в гейновском духе ", становился в один ря д с сатириками демократического лагеря , котор ые были заинтересованы в то м , чтобы познакомить русских читателей с подлинным Гейне ; недаром его стихи с таким усердием переводили и М.Л.Михайлов и Добролюбов. Подражатели давно забыты , а пародия жи вет безотносительно к ним и к самому Гейне . Что-то подкупает в ней своей трогат ельнос тью , полнейшей незащищенностью от о бличений со стороны критики , от насмешек . От того ли , что написана она А.Толстым еще до полной обрисовки мифического директора "Палатки ", но только кажется , что сочинил это стихотворение не надменный петербургский чиновн и к с изжелта-коричневым лицом , а какой-нибудь уездный фельдшер или почт альон , умирающий от скуки и уныло мечтающи й о неведомой "красивой " жизни . При одной превосходной рифме ("лето " - "пистолета ") и маст ерской чеканке ритма , выдающих большого поэта , стихот в орение в общем стилизован о под беспомощные любительские "стишки ", которы е тайно "пописывают " между делом . Самый неу клюжий перенос ударения ради сохранения метра ("честное ") явно указывает на насмешку. И вместе с тем тут же , в тех же строках есть и иная инт онация . Если человеку , утратившему вкус к жизни , находящемуся в состоянии подавленности , скажут : "Юнкер Шмит , честное слово , лето возвратит ся !" - то это будет шуткой , но ведь ободр яющей шуткой ! Впрочем , в иных обстоятельствах , тоже желая ободрить , но поже с че , можно сказать иначе : кажется , наш юнкер Шмидт из пистолета хочет застрелиться ? Ил и что-либо подобное . И такой смысл в ст ихотворении тоже потенциально заключен. Еще пример - коротенькое стихотворение "Пре д морем житейским ". В позднейшем примечании , сопр овождающем его публикацию , авторы у казывают на "смущение " и даже на "отчаяние ", которые овладели директором Прутковым при известии о готовящихся реформах и привели его к созданию этого восьмистишия . Недаро м казенный поэт хочет покончить с собой . Но предпо л ожим , что ничего не знаем о примечании . Прочтем : Все стою на камне,- Дай-ка брошусь в море... Что пошлет судьба мне, Радость или горе ?.. Да ведь это (кроме , быть может , "дай- ка ") просто начало какой-нибудь неизвестной нар одной песни - задушевной , печальной . Во вт орой же половине - уже намек на нелепость (вдруг сравнение с кузнечиком ). Печаль доп олняется иронией , но не снимается ею , оста ется , только чуть "подправляется ", и настроение пустенького вроде бы стиха оказывается с ложнее , чем просто разоблачение от ч аявшегося ретрограда. Кстати , строка о почти вечном стоянии на камне ("Все стаю ...") вызывает в памят и другое , более сильное и популярное стихо творение , в котором есть знаменитая строчка о сидении на камне бороне фон Гринваль дуса ("Немецкая баллада "). Зде сь не исклю чена возможность и прямой пародии на жанр рыцарской баллады . Под внешней литературной пародией - подтрунивание над , казалось бы , безусловно положительным качеством - верностью . Нес проста стихотворение по кусочкам понимается т огда , когда надо вы ш утить или разоблачить неоправданное постоянство убеждений или поступков . И все это независимо от "немецких баллад ". Никакого непримиримого противоречия между добродушной шуткой и сатирической издевкой в этих и им подобных случаях нет . К орень дела в особенн остях русского юм ора. "Мудрые " изречения Сочинения Пруткова , насколько известно , кр айне редко переводились на другие языки , в то время как иные юмористы с большим или меньшим успехом поддаются иноязычной передачи , и чужое сознание в разной мер е приближае тся к смыслу оригинала . Зде сь же очень трудно , если не возможно , п риблизиться потому , что вне этой юмористическ ой стихии в разных ее вариантах (от ле гкой шутки до ядовитой сатиры ) вряд ли что ценное от Пруткова останется. Особенности такого непосредственно го , непереводимого юмора , идущего от очень здоров ого национального самосознания , нельзя кратко и однозначно сформулировать . Некоторые из них можно переживать только в конкретных обр азных претворения. Его "мудрые " изречения давно укрепились в устной и литер атурной речи , мы постоянно применяем их к явлениям и во просам текущей жизни ; нередко цитируются и отдельные его стихотворения-пародии . В марксист ских кругах в пору борьбы с народниками установилась своего рода традиция обращения к К.Пруткову . В частности д ля Г.В.Плеханова , беспощадного полемиста , К.Прутков , нар яду с Гоголем , Щедриным , Крыловым , и Грибое довым , был неисчерпаемым источником , откуда он брал остроумные и язвительные характеристики своих незадачливых противников . Хорошо знал наследие Пруткова В. И .Ленин . В бытовом обиходе , в кругу товарищей и друз ей , он , любивший и пошутить и посмеяться , нередко пользовался прутковскими афоризмами , в роде "Никто не обнимет необъятного ", "Не ход и по косогору , - сапоги стопчешь !" и др . Н о в печати , в общественных выс т уплениях Владимир Ильич всегда обращался к более острому , сильнее разящему оружию - к Щедрину , к Гоголю. Вот два афоризма : "Шпионы подобны букве "Ъ ". Они нужны в некоторых только случаях , но и тут можно без них обойтиться , а они привы кли всюду соваться ". " Девицы вообще подобны шашкам : не всякой удается , но всякой желается попаст ь в дамки ". Второй из них принадлежит Пруткову , в нем пародирована "житейская мудрость ". А п ервый принадлежит Пушкину и ровно ничего не пародирует . Просто Пушкин высказывает неку ю с ентенцию в том стиле , острота к оторого была обозначена им самим : "отменно тонко и умно , что нынче несколько смешно ". Оба афоризма внешне очень похожи , что видно и на первый взгляд . В обоих н еожиданно сближены предметы , вроде бы не и меющие никаких существе н ных общих свойств : шпионы - и буква "Ъ "; девицы - и шашки . Они сближены лишь на основании с лучайно возникшей далекой ассоциации . Такое н еожиданное сближение рождает комизм. И все же дух пушкинского высказывания отличается от прутковского . При всей насм ешли вости Пушкин высказывает свое игривое рассуждение без "задней мысли ". Это то , что называется "житейской мудростью ". Впрочем , для Пушкина такие "мудрости " - лишь гимнастика ума , побочный продукт живого и активного воображения . Не то у Пруткова . Для нег о из р ечение - любимое дело . Он совершенно серьезен . Его сочинители - остроумные люди , им тесно в рамках стилизованной б уквальной "тупости ", вроде : "Ревнивый муж подобе н турку ". Они выходят за рамки и тоже изрекают "мудрости ": "Достаток распутного равня ется ко р откому одеялу : натянешь ег о к носу , обнажается ноги " и многое том у подобное. Все дело в том , что предметом вышу чивания является не , "тупость " как таковая , а именно самая , с позволения сказать "мудр ость ", точнее , та безапелляционность и то б еспредельная сам одовольство рассудка , с к оторым он , торжествуя , накидывает свою сетку на неуловимо разнообразную живую жизнь. Таким образом , Алексей Жемчужников , против опоставляя прутковскую "тупость " "житейской мудрост и ", на склоне лет явно недооценивал масшта ба своих бо лее молодых проказ . Когда Прутков выступает с многообразными пародиями на "мудрость ", то в этом сказывается , б ыть может , так же и косвенная реакция на рационализм , например , на просветительскую веру в безграничную преобразующую силу разума . С изменением и с торических услови й для людей других эпох в афоризмах П руткова звучит прежде всего очень здоровая нота - отвращение от абстрактного самонадеянног о умствования. Развенчание ложной мудрости проводится та к , как обычно происходит в пародии : посред ством известно го "пересаливания ", путем дов едения глубокомыслия до верха претециозности . Например : "Кончина наступает однажды , а ждем мы ее всю жизнь : боязнь смерти мучитель ней , чем сама жизнь ". Это серьезно говорит французский писатель Лабрюйер . Мысль претенд ует на ун и версальность и абсолютн ую правоту . Видимо , невольно , но с ней перекликается Прутков : "Смерть для того постав лена в конце жизни , чтобы удобнее к не й было приготовиться ". Выдержан глубокомысленный тон , сохранен и формально-логический костяк . Достаточно чуть вдуматься , чтобы стало очевидно нелепым допущением того , что сме рть могла бы быть и как-то иначе "поста влена ", а не "в конце ", что здесь еще нужны какие-то особые мотивировки . В свете такой шутки и серьезная сентенция уже не кажется такой незыблемой , абсо л ютной. Суждения подобного рода вовсе не обяз ательно рассмешат в буквальном смысле . Но ведь юмор и не сводится всецело только к "смешному ". Юмор - это особого рода мысл ь , это вольная или невольная оценка . Там , где юмор выступает в форме пародии , он чаще все го является переоценкой чего- то привычного , он является свежим , насмешливым взглядом , проникающим внутрь предмета , сквозь , казалось бы , непререкаемую правильность обол очки. Недаром сам Прутков после первых же своих выступлений в печати протестует прот ив то го , чтобы его творения назывались пародиями : "...Я пишу пародии ? Отнюдь !.." В самом деле , такая "пародия ", будучи столь же "общим местом ", что и пародируемый предмет , оказывается - как это ни удивительно - ближ е к действительной жизни и потому истинне е . О н а мудрее серьезной непререкае мой "мудрости ". Жизнь сложна , и наше познани е ее , как известно , в каждый момент отн осительно . Именно диалектику в познании жизни , - пусть в самом обыденном виде , - и несу т в себе мнимо дурашные афоризмы Пруткова. Будучи гибкими от пропитывающей их внутренней иронии , они не старятся в разных условиях и случаях жизни - и потому они долговечнее неподвижно абсолютной "мудро сти ". Афоризмы - не только наиболее популярный жанр творчества Пруткова , но и самая определенная его часть. Ба сни Про басни , например , этого не скажеш ь . В них нашла отражение близость К.Прутко ва к "Современнику ", особенно в баснях , напе чатанных в журнале в 1860 году . Примечательно , что эти басни , подобно русским сказкам , из ображают помещика как "глупого барина ", и в них трудно уловить что-либо пародий ное . В них высмеяны предреформенные раздумья либеральных дворян , уже начавших понимать , что ликвидация крепостного права неизбежна и что надо заблаговременно к ней приго товиться . Один из таких либералов ("Помещик и т рава ") мечтает о будущей "св язи " со своими крестьянами : себе он оставл яет всю землю , а "тимофееву траву " готов "возвратить немедля Тимофею ". "Разница вкусов " просто остроумная , хорошая басня , заключительно е присловье которой ("Тебе , дружок , и горьки й хрен - малина ...") напоминает даже пушкинскую притчу о художнике , сапожнике и разнице вкусов ("Суди , дружок , не выше са пога "). Когда читаешь крошечную басню "Пастух , Молоко и Читатель ", то вряд ли приходит в голову : вот , мол , какое удачное разо блачение разных г лупых басен ! Это басня - шедевр "чистого " остроумия , это как бы излишек смешливости русского ума и словоохотливости , которых оказывается все же больше , чем надо даже для самых больших практических целей , для оформления серьезной мысли , и потому они перехл е стыв ают через край . Пастух , унесший свое Молок о куда-то в бесконечность ; Читатель , поставленн ый заголовком в число "действующих лиц ", хо тя он и не участвует в "сюжете " (подобн о тому как "незабудки " были в другой ба сне помянуты просто для "шутки ") - как мо ж но все это строго рационально использовать ? Еще в старое время один критик за метил по поводу шуточного стихотворения А.К.то лстого "Вонзил кинжал убийца нечестивый ..." и ему подобных : "... ключ ли к ним утратился , или они сочинены вообще во славу бес смыслиц ы , но только всякий комментатор рискует очутиться в глупом положении , если начнет изощрять свое остроумие в их серьезном толковании " (Н.Котляревский . Старинные по ртреты ). Как известно , самый талантливый поэт в прутковском кружке А.Толстой любил и независи м о от Пруткова предаваться стихотворной игре словами и алогизмами . Даж е у Козьмы Петровича не часто встретишь такие экстравагантности , как толстовские рифмов анные наставления в куплетах "Мудрость жизни " вроде : Будь всегда душой обеда, Не брани чужие щи И из уха у соседа Дерзко ваты не тащи ... - а это еще самое благопристойное ! Не удивительно потому тот громадный размах , ко торого достигает сознательная нелепость в кол лективно созданных пьесах. Ставиться заведомо абсурдная задача : созд ать словесную основу врод е бы нормаль ного сценического зрелища из ничего или и з такого пустякового зерна , как , скажем , уп омянутая идея "драматической пословицы " "Блонды " насчет учтивости и прочего . В этом отно шении замечательно "разговорно-естественное представле ние " "Опрометчивы й турка , или : Приятно ли быть внуком ?". Как в басне о Молоке ни при ч ем был Читатель , так и здесь ни Турка не появляется , ни вопроса о приятности быть внуком не возникает . Взят уже попу лярный у читателя и полюбившийся авторам афоризм о поощрении и канифоли - и буквально раздут в "представление " в целую сцену . Она , в свою очередь , произвольно обо рвана , что называется , "на самом интересном месте ": как раз тогда , когда злополучный скрипач Иван Семенович , отец многих детей , "не считая рожденных от первого брака и случайно ", собирается открыть невероятну ю тайну . Разбирать "сюжет " этого произведения просто невозможно (потому что его нет ), в ыискивать сатирическую цель тоже : не на на чальника же здесь сатира , что обиделся на игру без канифоли ! Создается особая , вязк а я смесь диких анекдотов и слов есного озорства , а вяжется "действие " (то ес ть бездействие ) "плавным , важным , авторитетным " голосом Миловидова , который в своей основопол агающей речи никак не может из-за помех сдвинуться дальше первых двух фраз , время от врем е ни слово в слово мо нотонно повторяя начало. Военные афоризмы Интересно , что сами создатели Пруткова отлично знали по опыту , как нелепо-серьезно могут быть восприняты (и воспринимались , начиная отзывами о "Фантазии " (они собраны в книге П.Н.Беркова "Козьм а Прутков , дир ектор Пробирной палатки и поэт ") его сочин ения . Вряд ли случайно в одном из ориг инальнейших прутковских жанров - "военных афоризмах ", где тесно сплетаются самая едкая сатира на солдафонство с невероятной словесной бутадой , появляется подстро ч ный комме нтатор - командир полка . Это поистине один из сильнейших сатирических образов Пруткова , достойный стать в один ряд с образом самого директора Пробирной палатки , что сочин ил "Проект : о введении единомыслия в Росси и ". Вот уж подлинно олицетворение т упости. Полковник сразу же начинает серьезничать . Он читает : "Проходя город Кострому , заезжа й справа по одному " и примечает : "Это м ожно отнести и к другим городам . Видна односторонность ". Недоумение критика растет все более : "Чтобы полковнику служба везла, он должен держать полкового козла ". Впрочем , в том , что полковник и полковой козел поставлены рядом , причем служебное благополу чие первого предопределено присутствием второго , заключена известная двусмысленность и пробл ескивает издевка . Но где уж чинуше, в зявшемуся за перо критика , понять то , что говорил Гоголь о русском уме ! И он начинает раздражаться : "В этом нет никакого смысла . К чему тут козел ?" Казалось бы , явно дразнит тупицу двадцать восьмой афо ризм , построенный на рифме : "сорокам - сроком ", но т о т не унимается : "Опять нет смысла . Сороки не служат ". Предположение о скопце , командующем штабом , вызывает почти беспомощное : "Когда же это бывает ?". В примечаниях полковника сквозит , однако , не только достойная жалости умственная н евинность . Замечая , что в сочинениях офиц ера Фаддея Пруткова не упоминается о служ бе "престо-отечеству ", что в них есть "неприл ичный намек на маневры " и тому подобное , критик делает косвенный политический донос , всякий случай , как бы ничего не вышло , отдаленно перекликаясь с буд у щим чеховским Беликовым . В свете такой переклич ки образа "мысли " критика-ретрограда приобретает немалую актуальность . До сих пор еще не перевелась порода людей , которые , надежно огородившись частоколом соответствующих проверенных цитат , видят "односторонн о сть ", чут ь ли не преступность во всякой попытке мысли выйти за пределы общих мест , за пределы самоочевидного . Можно представить себе недоумение и страх подобного фельдфебеля , назначенного в Вольтеры (говоря известными грибоедовскими словами ), когда он , зн а я , что в пьесе должна быть и з авязка , и развязка , и многое другое , читает прутковские пьесы и отчаивается : при чем тут турка ? Когда же это бывает ? Такой критик даже автора "Медного всадника " обв инил бы в мистике за "тяжелозвонкое скакан ье " ("ибо когда же э то бывает ?"), если бы автором был не Пушкин. Если "Проект ...", сочиненный чиновником К.П.Пру тковым , являет собою открытую сатиру на ох ранительство и особых разъяснений не требует , то "Военные афоризмы " или "Торжество добро детели " - произведение более сложн ого рода. Так , последнее - великолепная сатира на обстановку всеобщей слежки и подозрительности в деспотическом государстве , которое , "налажив аясь либеральными политическими учреждениями , пов инуется вместе с тем малейшему указанию в ласти ." В обычную схему комедии о бор ьбе за "местечко " с взаимными подножками и прочим , авторы вводят агента "министерства народного подозрения ", который , "целуя взасос " очередную жертву , с беспредельным сладострасти ем "вписывает " ее в специальный реестр : "Я в настоящее время зн а ю очень немногих благонадежных людей ,- остальные почти все у нас вписаны . Скоро прийдется вп исать и последних ". Политически казнив своих "друзей ", полковник Биенинтенсионе - весь умиление : "Друзья мои ! Позвольте утереть слезу сост радания и расцеловать вас ! (Утирает слезу сострадания ...)" и так далее. Но Прутков есть Прутков : только читате ль настроился на восприятие "всамделишной " сат иры , как вдруг министр вторично требует эк ипаж : "Карету , как сказано выше !.." Актуальная сатира , и подтрунивание над чересчур облегченным легким жанром , и просто избыточна я жизнерадостная "бойкость " - все это в нера зложимом сплаве придает фарсу о "министре плодородия ", как и многим другим характерным вещам Пруткова , неповторимый отпечаток. Козьма Прутков требует от читателя ос обо го настроения . В известном смысле , он - обманщик : его лицо обещает гораздо мен ее того , что может дать его книга . Поэт ому , вознамерившись просто развлечься , посмеяться над "казенностью " и тому подобным , можно закрыть книгу с разочарованием . Только помн и о т ом , что Прутков глубже и значительнее плоского "обличительства ", можно нащупать его собственное значение в многоо бразии русской литературы. Прутков как представитель своей эпохи Шестидесятые годы прошлого века - эпоха подъема революционно-общественного д вижения в Росси - оставили нам большое наследие в области юмора и сатиры . Наряду со сп ециальными отделами в больших журналах ("Свист ок " Добролюбова в "Современнике ") возникли много численные юмористические издания . Многие из н их отличались беззубостью , мел к им обличительством ; многие , едва родившись , умирали ; иные , как "Искра ", придерживались длительное время и заняли свое место в истории о течественной сатиры. Исключительный интерес к сатирическому из ображению действительности вызвал к жизни цел ый ряд талантл ивых поэтов (В.Курочкин , Д.Минаев ), а также художников - графиков-карикатурист ов (Н.Степанов ). Имена некоторых из них вошл и в историю русской культуры и русского искусства . И это неудивительно , поскольку , н аряду с несомненной талантливостью , эти писат ели в большей или меньшей степени были связаны с передовой общественной мы слью своего времени и являлись во многом выразителями тех идей , которые развивали вожди революционной демократии - Чернышевский и Добролюбов. Утверждать , что и К.Прутков был писате лем эти х идей , что он был хотя бы в малой мере революционным демократом , - едва ли кому прийдет в голову . И в то же время не подлежит сомнению ни его широкая популярность среди современников , ни то , что память о нем была свеж а спустя десятилетия после его "смерт и ", о которой объявлено в 1863 году . И в наши дни он интересен не только как превосходно вылепленный образ тупого , ограни ченного и самодовольного представителя бюрократи и царской России , как своего рода музейная редкость , но и как художник , произведения ко т орого не лишены эстетической значимости и практической поучительности . У Козьмы Пруткова - талантливого сатирика , масте ра литературной пародии - есть чему поучиться писателям-сатирикам. Список использованной литературы : 1. Сквозникова В . Сочинения Козьмы П руткова , М : Художественная литература , 1974 2. Десницкий В . Козьма Прутков , Ленинград : Советский писатель , 1954
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
"Смерть Бориса Березовского наступила в результате повешения, следов насилия на его теле не обнаружено."
- Гуманно. Повесили, а насиловать не стали.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Образ Козьмы Пруткова", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru