Курсовая: Мотив метели в поэзии Б.Л. Пастернака - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Мотив метели в поэзии Б.Л. Пастернака

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 50 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Министерство Образования и Науки Российской Федерации Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Шуйский Государственный Педагогический Университет» Кафедра литературы и методики обучения Дипломная работа МОТИВ МЕТЕЛИ В ПОЭЗИИ Б.Л. ПАСТЕРНАКА Работу выполнила студентка 5 курса 2 группы историко-филологического факультета Воробьёва Светлана Юрьевна Специальность – 032900.00 филология с дополнительной специальностью 032600 история. Работа защищена С отметкой « » Председатель государственной экзаменационной комиссии ___________________(Л.Н. Таганов) «______» __________________ 2004 Научный руководитель «Допустить к защите» Заведующий кафедрой литературы и методики обучения ________________(В.П. Мешеряков) «______» __________________ 2004 ШУЯ - 2004 Содержание В в едение Глава 1. Эволюция мотива метели в поэзии Б. Пастернака Глава 2. Поэтический образ бытия 2.1 Символический план мотива 2.2 Противоборство стихий (метель-огонь) Заключение Литература Введение Актуальность темы. В феврале 1990 года отмечалось 100-летие со дня рождения Бориса Леонидовича Па стернака – выдающегося поэта XX столетия. По решению ЮНЕСКО 1990 г. был объявлен годом Пастернака. В публикациях о творчестве и судьбе Б. Пастернака воссоздан образ удивительного человека, мастера поэтичес кой речи, художника-мыслителя в широком смысле слова. На языке искусства он стремился выразить своё понимание жизни, истории, природного мира. «П огружение в историю и современные ему течения философской мысли оказал о влияние на его мировоззрение, весь строй его поэтического восприятия п рироды и социальной действительности». Овчинников Н.Ф. Б.Л. Пастернак – поиски призва ния (от философии к поэзии). // Вопросы литературы. – М., 1990. №4. С.7. В письме к Жаклин де Труайяр от 1959 г., обращаясь к годам своей юности. Б. Пастернак говорит о стремле нии постигать если не Вселенную, то какое-то измерение вещей, несравненн о более широкое, чем личные впечатления. Сейчас, хоть и реже, чем в 1988-1991 годы, в газетах и журналах появляются статьи, и сследования, монографии о жизни и творчестве Б. Пастернака, о его произве дениях. Многое написано, сказано, но во многом ещё следует разобраться. Ос вещены многие темы и основные мотивы произведений этого автора, но и мно гое ещё не изучено. В к ачест ве основных источников нами будет использовано множество журнальных, г азетных публикаций, монографии. Второй номер «Литературного обозрения » за 1990 год полностью был посвящен Б. Пастернаку. Такие статьи, как: Бухштоб Б.Я. Лирика Пастернака. // Литературное обозрение. 1987. №9; Померанц Г. Неслыхан ная простота: [о поэзии Б. Пастернака]. // Литературное обозрение. – 1990. №2; Фран к В.С. Водяной знак: [Поэтическое мировоззрение Пастернака] // Литературное обозрение. – 1990. №2 и другие наиболее ярко выражают характер поэзии Б. Паст ернака. Большое значение имело издание первой советской монографии. Посвященн ой жизни и творчеству Б. Пастернака, напи санной Е.Б. Пастернаком «Борис Пастернак: материалы для биографии» (М, 1989 г.) В книге используется огромное число писем, мемуарных свидетельств. Содержательная рецензия М. Флейшма на на эту книгу была опубликована в журнале «Новый мир» за 1991 г. №5. Издательство «Советский писатель» выпустило монографию В. Альфонсова «Поэзия Б. Пастернака» (Л., 1990 г.). Это литературно-критический разбор творчес тва Б. Пастернака от первых сборников до стихотворений последних лет. Так же к юбилею почти во всех философских и литературно-художественных ж урналах было опубликовано много материалов, касающихся писателя. А журн ал «Литературное обозрение» (1990, №2), выпуск «Досье литературной газеты», жу рнал «Наше наследие» (1990, №2) и др. вообще были полностью посвящены Пастерна ку. В них собраны различные публикации: письма, записи Б. Пастернака, воспо минания современников, фрагменты дневников, статьи, исследования, фотог рафии. В статье «Пастернак и символизм» (вопросы литературы, 2002. №2) Клинг наиболее ярко осветил проблему поэзии Пастернака и поэзию символизма. Статья «Б. Пастернак. Метель.» (журнал «Поэтический строй русской лирики». – Л., 1973 г.) посвящена стихотворению «Мете ль», автор статьи – Смирнов И.П. рассмотрел стихотворение с точки зрения поэтического строя русской лирики, отметил наиболее яркие особеннос ти ранней лирики Б. Пастернака. В 1990 году в Москве были проведены пастернаковские конференции. Материалы Межвузовской конференции, прошедшей в Персии, были опубликованы. Таким образом, можно сделать вывод, что поэзия Пастернака изучается и ис следуется. Но недостаточно изучен мотив метели в поэзии Пастернака, эту тему незаслуженно забыли, а она играет далеко не последнюю роль. Цель и задачи исследования. В данном исследовании мы постараемся детально разобрать, как отражаетс я мотив метели в поэзии Пастернака, какое место занимает мотив в его твор честве, каким символическим планом обладает, как взаимосвязан мотив с др угими мотивами лирики. Попытаемся рассмотреть мотив метели как проявле ние стихии, ведь в метели, как в природном явлении, безусловно присутству ет стихийное начало. Понятие «стихия» имеет множество значений. Стихия (от греч. Stoicheion – первоначально элемент). В древ ней натурфилософии – одно из первовеществ, основных элементов природы [ например: вода, огонь, металл, земля – в древнекитайской философии: земля , вода, воздух, огонь]. Другое значение – явление природы, проявляющееся к ак могущественная, разрушительная сила. В словаре иностранных слов даётся дополнительное толкование этого сло ва: У древнегреческих философов-материалистов – основные элементы природ ы: огонь, воздух, земля и вода; Явления природы, отличающиеся часто разрушительной силой (например, ура ган, шторм, вулканические извержения); Отсутствие организации, полная неорганизованность, бесплановость (пер.); Окружающая привычная среда, обстановка (пер.). Нас интересует значение стихии как разрушительного природного явления и некой неуправляемой, неконтролируемой человеком силы. Метель есть выр ажение этой стихии на художественном уровне. Итак, в данном исследовании при рассмотрении произведений Пастернака, р ечь будет идти о стихиях природы (вьюге, метели, буране, снегопаде, ливне, д ожде). Метель, вьюга, ливень, дождь, огонь – это природные стихии. Так. Нередко, од на стихия, чаще более сильная, выражается другой. Например, у многих автор ов, в том числе у А. Блока, революционная эпоха выражена снежной метелью, б уря чувств в душе героя – бурей в природе. Стихии являются предвестника ми несчастий, а у некоторых авторов иногда выступает на стороне героев. Мотив метели (вьюги) является сквозным в поэзии Пастернака. Сама ритмика его стихов, стремительных и бурных в движении, воплощает стихию метели. В русской литературной традиции XIX - XX в.в. любое упомин ание о метели отсылается к пушкинским произведениям: «Метель», «Бесы», « Капитанская дочка», «Пир во время чумы». Метель входит в лирику и прозу Пу шкина в 1830 г. не пейзажной окантовкой . А художественным явлением: как тема, как символ, как событие. Метель – си мвол рокового стечения обстоятельств, она примиряет и разрешает против оречия; метель – знак беды и враждебной стихии. Эти сложные ассоциации о бусловлены культурной памятью. «Образ метели на пушкинских страницах настолько художественно самосто ятелен, что овладевает вниманием читателя и запоминается как действующ ее лицо, и настолько эмоционально и идейно значителен, что понимается ка к осмысленный автором мистический знак…» Бройдя М. Образ метели у Пушкина А.С. // Воскресна я школа. 2002. № 47 (декабрь). С. 4. Пушкинская метель именно поэтому приобретает значение почти самостоят ельного образа и завораживает душу мистической тайной, что выступает те м «случаем», с помощью которого Провидение направляет и корректирует де йствия героев. Б. Пастернак воспринял традиции А.С. Пушкина. Как и у Пушкина, метель высту пает в качестве действующего, значимого образа. В «Бесах» у Пушкина мете ль – фантастический, жуткий образ, символизирующий тёмные силы, ополчив шиеся против человека. В поэзии Пастернака метель олицетворяет нечисту ю силу, таинственную, неподдающуюся контролю. Через внешние проявления стихии многие писатели раскрывают внутренний мир своих героев, их переживание. Стихия метели в произведениях русской литературы XIX - XX в.в. нередко выступает как против, та к и заодно с человеком. Мотив метели характерен для русской поэзии, русской традиции. Он заявляе тся у многих писателей (Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Блок, Булгаков и др .). Пастернак подхватывает мотив и развивает его в своем творчестве, привн осит новое в эволюции мотива метели. Глава 1. Эволюция мотива метели в поэзии Б. Пастернака Лирика Б. Пастернака обладает подтекстом и проникнове нием в мир природы. «В романтически взволнованном стихе самая обыкновен ная картина рисовалась под совершенно неожиданным зрительным углом.» Бавин А.М. Б. Паст ернак. // Бавин, Семибратова. Судьбы поэтов серебряного века. 1993. – С. 334. В юности Пастернак увлекался живописью, серьёзно занимался музыкой, фил ософией. Черты лично-духовной биографии нашли отражение в его творчеств е, отличающемся любовью и живописью природы, к поэтическому пейзажу, стр емлением включить зёрна философской мысли в изобразительно-повествова тельную стихотворную ткань. Не случайно его поэзия посвящена природе, её земным просторам (весне, земле, солнцу, снегу, дождю, метели, вьюге). Главная тема стихотворений – благоговение перед природой («чудом жизни»). Не сл учайно исследователи отмечают, что «при рода всю жизнь была его единственной Музой, его тайной собеседницей, его невестой и Возлюбленной, его женой и Вдовой – она была ему тем же, чем был а Россия Блоку. Он оставался ей верен до конца, и она по-царски наградила е го.» Ковалёв Н.С. Лир ика Б. Пастернака. // Русская литература. 1990. №4. – С. 60. Пастернак неоднократно обращается к мотиву природной стихии (метели – зимняя стихия, дождю и ливню – летняя стихия). Мотив метели (вьюги, бурана) как отражение природной стихии бытия, обозна чился в раннем творчестве поэта и явится одним из загадочных и одновреме нно впечатляющих созданий. В мотиве намечается поэтическая антитеза – противоборство с губитель ными силами, в раннем стихотворении «Метель» ( 1914 г.) изображается метельный «посад» и метель явлена как «воро жея-вьюга»: В посаде, куда ни одна нога Не ступала, лишь ворожей да вьюги Ступала нога, в бесноватой округе, Где и то, как убитые спят снега. Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М .: 1989-1992. Т.1. – С. 76. Центральный образ – образ метели («вьюги») – выступа ет как мотивировка событийного ряда. «Метель обуславливает отличитель ные признаки «посада». Создаётся художественное пространство, в которо м сбивается с пути лирический герой. «Посад» - часть города, и метель, бушу ющая в нем, создаёт городское пространство.» Смирнов И.П. Б. Пастернак. Метель. // Поэтически й строй русской лирики. – М.: 1973. – С. 237. Изображенный поэтом мир не имеет конечных величин, не поддаётся управле нию человеком. Метель не во власти человека, он бессилен. Герой сбивается с пути в этом «метельном посаде»: В посаде, куда ни один двуногий… Я тоже какой-то… Я сбился с дороги: - Не тот это город, и полночь не та. Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М .: 1989-1992. Т.1. – С. 76. Чуждый герою «посад» - олицетворение города, вместили ще социальных отношений: Ни зги не видать, а ведь этот посад Может быть в городе, в Замосковоречьи… Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М .: 1989-1992. Т.1. – С. 76. Метель бушует над миром, над посадом как нечистая сила: «И вьюга дымится, как факел над нечистью…» Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.1. – С. 76. В «посаде господствует состояние, не имеющие начальной и конечной точки : ночь не сменяется днем, снега спят». Во второй части поэтического сюжета задаётся тема ночи и финальное четверостишие заканчивается реминисцен цией: «Ночь Варфоломеева. За город, за город!» Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.1. – С. 77. Таким образом, в кольцевой компетенции («ночь» - «ночь») нет смены времени суток, в «ночном» посаде «пурга» - «заговорщица» является символом страш ной силы, «нечисти». Образ вьюги в ночи, напряженная поэтическая интонац ия рисуют картину «мертвого, заброшенного посада», который чужд лиричес кому герою, в котором «как убитые, спят снега». Мотив метели, вьюги, зимы, снега в ранней лирике Пастернака является симв олом смерти, болезни, рокового стечения обстоятельств. Метель – природн ая зимняя стихия, которая всё уничтожает на своём пути и которой ничто не подвластно. Природные образы «вьюги» включаются в праздничную жизнь лирического г ероя. Зимний пейзаж дается в двух планах: в будни наступают оттепели, в пра здники бушуют вьюги. В будни город подчиняет себе природу, в праздничные дни природа победительно обрушивается на город. Сны, ветер, буран метоми мически представляют поэзию, именно поэтому город в буране представляе тся праздничным: Вот так бывало в будни – В праздники ж рос буран И нависал с полудня Вестью полярных стран. Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.1. – С. 71. («Оттепелями из магазинов». 1915 г.) Включенность природной стихии в городское пространс тво обуславливает исторический план мотива. Мотив бурана как превосходная степень метели символизирует революцион ную эпоху, метель – «хохочущая вьюга» становится символом историческо го времени. Революция сравнивается с природной стихией, исторические со бытия свершаются на фоне метели, бурана: Остаток дней, остаток вьюг, Сужденных башням в восемнадцатом, Бушует, придаёт вокруг, Видать – не наигралось насыто. Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М .: 1989-1992. Т.1. – С. 192. («Кремль в буран…») Теме революции посвящена поэма «Девятьсотпятый год» ( 1926 г.). Во вступлении к поэме выражено характерное для поэта представление о «природном начале революции, о ст ихийном её проявлении», связанном с его пониманием слитности природног о и исторического процессов. Мотив метели, снега, зимы выступает символо м революционных событий: В нашу прозу с её безобразием С октября забредает зима. Небеса опускаются наземь, Точно занавеса бахрома. <…> Это пьяное паданье снега… Что ни день, то метель… Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.1. – С. 281. В то же время следует отметить, что мотив метели не им еет однозначной трактовки, поэт раскрывает целебные, созидающие качест ва природы: На свете нет тоски такой, Которой снег бы не вылечивал. Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М .: 1989-1992. Т.1. – С. 193. («Январь. 1919») Мотив метели как устойчивый формально-содержательны й компонент литературного текста выражает не романтический, а реальный смысл, он связан с «гибелью», «с холодом», с революцией, с нечистью и т.д. Пастернак создаёт образ города, который пронизан зимним холодом, сугроб ами: Зима на кухне, пенье Петьки, Метели, вымерзшая плеть Нам хуже хуже горькой редьки В конце концов осточертеть. Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.2. – С. 29. («Город», 1942 г.) Метель в городском пространстве выступает как символ смерти и мёртвого сна: Из чащи к дому нет прохода, Кругом сугробы, смерть и сон, И кажется, не время года, А гибель и конец времен. Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.2. – С. 149. («Город», 1940 г.) Мотив города – сквозной мотив поэзии Пастернака. Гор од в ранней и поздней лирике представлен как «снежный», «метельный». Чуж дый лирическому герою. Городская среда наполнена холодом, сыростью, она имеет урбанистическое начало. Целью урбанизации города Б. Пастернак «по дхватил» тогда, когда вращался в футуристических кругах, состоял в групп ировке «Центрифуга», которая декларировала идеи о будущем цивилизации. Город – промышленная, безличная среда. Метель бушует в городе и символизирует тьму, стужу, гиб ель: В переулках потёмки, Их заносит метель, И змею подземки Снег ползет на панель… Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.2. – С. 546. («Город», 1957 г.) Метель выступает как действующее лицо, как образ-олиц етворение. Авторский голос материализируется и «вступает» в борьбу с «м етелью-лютней»: Мой голос завет, утопая И видеть, как в единоборстве С метелью, с лютней из лютен, Он – этот голос – на чёрствой Узде выплывает из мути… Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.1. – С. 75. («Раскованный голос», 1915 г.) «Особый поэтический смысл в том, что в в оплощении мотива нет деления природы на живую и неживую». Бухштаб Б.Я. Лирика Б. Паст ернака. // Литературное обозрение. – 1987. №9. С. 107. Для поэта в ажен не только взгляд на природу, но и внешние предметы, природа объясняе тся от собственного имени. Не поэт рассказывает о метелях и вьюге, а они са ми, от первого лица, ведут речь о поэте. Этот приём, в котором является пант еистическое чувство в воплощении мотива: Три месяца тому назад, Лишь только первые метели На наш незащищенный сад С остервененьем налетели <…> Заглядывала в дом из сада. Она шептала мне: «Спеши!» Губами белыми от стужи… Пастернак Б. Собрание сочинений: В 5-ти томах. – М.: 1989-1992. Т.2. – С. 106. («После перерыва», 1957) Эпитет «незащищенный» придает метели оттенок вражде бности, она (метель) олицетворена, имеет человеческие черты («губами белы ми от стужи»). «Зима», метель становятся реальными, живыми образами. Мотив отличается насыщенной поэтической детализаци ей: Снаружи вьюга мечется И всё заносит в лоск <…> Утайщик нераскаянный, - Под белой бахромой… Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.2. С. 106. («Первый снег», 1956) Образ метели создается за счет повтора («снег идет»), ко торый передает не остановимое, как время, движение падающего снега: Снег идет, снег идет. К белым звездочкам в буране Тянутся цветы герани За оконный переплёт. Снег идет , и все в сметеньи, Все пускается в полёт… <…> Снег идет, снег идет, Словно падают не хлопья. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.2. С. 108. («Снег идет», 1957) В стихотворении «Снег идет» повторяется анафора («сне г идёт» в начале каждой строфы, что создаёт динамику мотива, символизиру ющую скоротечность времени. Поэтическая символизация усиливается риторическим вопросом: Может быть , проходит в ремя? Может быть, за годом год Следует, как снег идёт, Или как слова в поэме? Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.2. С. 108. Более того, риторический вопрос создаёт философский п одтекст – бытие-движение снега, падающие хлопья («всё в смятении») – оли цетворение хаоса, падающий снег с неба является символом времени: («може т быть, за годом год // Следует как снег идёт…») Сравнения как художественное выразительное средство участвует в созда нии мотива метели. Развёрнутые сравнительные обороты придают мотиву ос обую поэтическую выразительность. Метель сравнивается с «небосводом», который «сходит наземь»: Снег идёт, снег идёт, Словно падают не хлопья, А в заплатанном салоне Сводит наземь небосвод. <…> Словно с видом чудака Сходит небо с чердака. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.2. С. 108. («Снег идёт») Зима, снег, стужа, вьюга – это составляющие элементы мо тива, которые сравниваются с «белой женщиной мёртвой из гипса»: Я, наверно, не прав, я ошибся, Я слеп, я лишился ума. Белой женщиной мёртвой из гипса Наземь падает навзничь зима. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.2. С. 111. («После вьюги», 1957) Рисуя картину «заснеженного мира», поэт делает вывод о том, что метель, которая обладает стихийным началом, повелевает всем ми ром, каждой его частью: Всё в снегу: двор и каждая щепка, И на дереве каждый побег. <…> Целый мир, целый город в снегу. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.2. С. 111. Человек и природа одинаково одушевлены и одухотворен ы в их единстве и взаимодействии. Лирический герой находится в постоянно м контакте с миром природы, природными явлениями: «И видеть, как в единобо рстве // С метелью, с лютейней из лютен, // Он - этот мой голос…». Зима не бывает без снега, спокойной, без метелей и вьюг, она бушующая, морозная, а метель, с негопад, буран – нарушение обычного порядка жизни. Метель есть неизменн ый атрибут зимы: Зимы делаются метелями, Когда, тронувшись как бы в рассудке, Снег повалил и валит неделями, День за днём и за сутками сутки… Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.2. С. 581. («Зимы…») Мотив метели создаётся за счёт анафорического повтор а, повтора сродных звуков, слов, ритмических построений в начале смежных стихотворных строк и строф (единоначати е): «Сыпет, сыпет и сыпет неделями // Снег уляжется и подморозит». Таким обра зом, повтор таких строк придаёт мотиву динамичность. Мотив метели меняется на протяжении всего творчества Пастернака. Проис ходит трансформация мотива метели: мотив формируется из мотива дождя, ли вня. Метель – это падающий снег с неба. Снег – это «зимняя» вода. Вода воп лощена в образе ливня, дождя так же природная стихия. Вода преимуществен но в форме атмосферных осадков, падающая, оседающая сверху. С самых ранних стихов дождь знаменует воздействие таинственной, внезем ной силы на природу. Дождь равнозначен жизни: «Сестра моя жизнь и сегодня в разливе Расшиблась весенним дождём обо всех…» Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.1. С. 112. Как жизнь, он бесконечно разнообразен. Вот – дождь ликующий: У капель тяжесть запонок, И сад слепит, как плес, Обрызганный, закапанный Мильоном синих слёз. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.1. С. 42. («Светает») И не только сам ликующий, но и заставляющий ликовать вс е орошаемое им: Душистою веткою машуни, Впивая впопыхах это облако, Бежала на чашечку с чашечки Грозой одуренная влага. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.1. С. 17. («Развлеченные любимой») Но ликование неземной силы может оборачиваться безде йствием для земного: Гроза, как жрец, сожгла сирень И дымом жертвенным застлала Глаза и тучи. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.1. С. 25. («Наша гроза») Или: Вот и ливень Блеск водобоязни, Вихрь, обрывки бешеной слюны. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.1. С. 136. («Болезни земли») Ливень сравнивается с вихрем, «вихрь» в значении стра шной, беспредельной природной силы. Она эта неземная сила может превраща ться во что-то жалкое, одинокое и несчастное: Но тишь. И листок не шелохнётся. Ни признака зги: кроме жутких Глотков и плескания в шлепанцах в шлепанцах, И вздохов, и слез в промежутке. Пастернак Б. Полное собрание сочинений. Т.1. С. 113. («Плачущий сад») В ранних стихах Пастернака преимущественно преоблад ал мотив ливня, дождя, текущей воды, заключающей в себе разное понимание э того «водяного знака». Дождь – это и знак беды, и знак радости, и знак вихр я, несущегося во всем мире. Из более поздних собраний можно выделить несколько наиболее характерн ых дождей: Велось у всех, чтоб за обедом Хотя б на третье дождь был подан… Дождь – желаемый, традиционный элемент быта, включен ный в обыденную жизнь. Элемент дождя сравнивается с «вихрем-велосипедом »: Меж тем как вихрь-велосипедом Летал по комнатным комодам. Пастернак Б. Собрание сочинений. Т.1. – С. 136. («Мефистофель», 1919) Образ воды («дождя») олицетворяется, приобретает черт ы живого существа: Всю ночь вода трудилась без отдышки Дождь до утра льняное масло жёг. Пастернак Б. Собрание сочинений. Т.1. – С. 240. («Петухи», 1923) В одном из самых насыщенных чувством благоговения пер ед жизнью пастернаковских стихотворений герой обращается к дождю, чтоб ы поведать ему своё ликование: Мой друг, мой дождь, нам некуда спешить. У нас есть время. У меня в карманах… Пастернак Б. Собрание сочинений. Т.1. – С. 269. («Белые стихи», 1918) «Дождь», «ливень» уподобляется событиям революционн ых лет, имеющие стихийное начало. Заметим, что метель (буран, вихрь) также я вляются символом революции: «Прошли года. Прошли дожди событий…» Или: «О статок дней, остаток вьюг, // Сужденных башням в восемнадцатом» («Кремль в буран»). В поэтическом тексте контрастные природные явления становятся синоним ическими образами, олицетворённые в злобном, агрессивном существе: «Вес ь вечер вьюга, не щадя затрещин, // Врывалась сквозь трещины тесин… // Мело, м ело. Метель костры лизала…» («Спекторий», 1925- 1930 г.г.) Образ ливня и образ вьюги, как две природные стихии слиты воедино и олице творяют хаос, мировой, государственный беспорядок во всём мире, в мире пр иродных вещей. Часто снег сменяется дождём: Все снег да снег, - терпи и точка Скорей уж, право б, дождь пошёл. И горькой тополевой точкой Подруги сдобрил скромный стол. Пастернак Б. Собрание сочинений. Т.1. – С. 397. («Все снег да снег…», 1931 г.) «Снег» как событийный фон доминирует не только в лири ке, но и в прозе (роман «Доктор Живаго»). Жизнь человека (Юрия Живаго) проходит на фоне снега: воды, нисходящей с неб а, но воды мёртвой. Все утраты в романе происходят в снегу и под снегом. Пос ле похорон матери Юрия: «За окном не было ни дороги, ни кладбища, ни огород а. На дворе бушевала вьюга, воздух дымился снегом…» Пастернак Б. Доктор Жива го. 1959. С. 4. Мотив метели (снега) пронизывает художественный текст, вживается в его с троки.В поздней лирике снег завладевает той территорией, под которой ког да-то шли дожди. Мотив дождя, ливня, текущей воды перерастает в снежную бур ю, метель – и это не случайно. Снег – безвозвратно уходящее время, снег – напоминание о конце: Тогда я понял, почему Она во время снегопада, Снежинками пронзая тьму, Заглядывала в дом из сада. Она шептала мне: «Спеши!» Пастернак Б. Собрание сочинений. Т. 2. – С. 106. («После перерыва») Снег – смерть: «Белой женщиной мёртвой из гипса // Назе мь падает навзничь зима». Так замыкается жизненный круг. «Водяной знак» (дождь, ливень, снег) жизнеп одателя-дождя превращается в «водяной знак» могильщика-снега. «Сходящая с неба вода (это и дождь, и снег), как живой образ связи мира реаль ности с миром эмпирической действительности, пронизывает всё мировозз рение Пастернака. «Я смок до нитки от наитий», - писал он в ранней молодост и. И до конца своих дней он остаётся верен «водяному знаку». Франк В.С. Водяной знак. // Л итературное обозрение. 1990. №1. С. 75. Таким образом, мотив дождя можно считать зарождением мотива метели: вода , нисходящая с неба , превращается в бушующие снежинки, в метель. Мотив дождя, лив ня и мотив метели, вьюги тесно переплетаются. Отсюда определяется общий мотив – стихия, и она не всегда несёт разрушительное начало, а метель, вью га – это зимняя стихия, зачастую, выступающая как разрушительная, «хаот ичная» стихия. Но метель не просто природная стихия в феврале, но и символ ическое изображение стихийности социальных явлений. Это не просто пейз ажный образ, но и действующее лицо, компонент поэтического сюжета, образ ующий символический план. Мотив метели, вьюги, бурана сопутствует остальным образам. Метель появля ется тогда, когда наступает страх, боязнь, смерть, социальная нестабильн ость (революция), многие события в жизни природы и человека происходят на фоне метели. Через всю поэзию Пастернака проходит мотив метели, он является сквозным в его творчестве. Мотив проходит сложную эволюцию в поэзии Пастернака, о н трансформируется в другие мотивы, имеет различные символические знач ения. Через внешние проявления стихии многие писатели раскрывают внутренний мир своих героев, их переживания. Стихия в произведениях русской литера туры XIX - XX в.в. нередко выступает как против че ловека, так и заодно с ним. А вот в лермонтовском «Мцыри» и в «Боярине Орша» стихия близка героям: «… О как я, брат, // Обняться с бурей был бы рад!» («Мцыри»); или «Той дружбы кротко й, но живой, // Меж бурным сердцем и грозой?..» («Боярин Орша»). У Лермонтова герои (Мцыри и Арсений) сроднились со стихией («и бурю братом назвал я»). Для них гроза и буря является символом свободы, стихия завладе ла их «бурным сердцем». Авторы обращались к этому мотиву, чтобы передать через стихию природы чу вства, мысли, ощущения, характер героев, отразить события, происходящие в округ. Таким образом, мотив метели – это устойчивый мотив, повторяющийся в поэ зии Пастернака. Она выражается в различных аспектах с помощью варьирова ния наиболее значимых его элементов. Глава 2. Поэтический образ бытия 2.1 Символический план мотива Мотив метели получает разнообразную интерпретацию: м етель – стихия революции, стихия творческого вдохновения, стихия холод а, тьмы, снега. Стихия – разрушительная сила. И нельзя говорить о стихии зла и стихии до бра, ибо, когда добро становится стихией, оно превращается в зло. Мотив метели (стихии) на синтетическом художественном уровне воплощает ся не только в поэзии, но и в прозе пастернака (роман «Доктор Живаго») и соз даёт символический план. Пейзажи занимают в произведении огромное место. Однако характер описан ий природы заметно отличается от традиционного. Структура художественного мира романа определена сильным лирическим н ачалом, предполагающим субъективность автора в воссоздании событий ис торической жизни и явлений природы, в сюжете участвуют образы-символы, о бразующие сквозные поэтические мотивы произведения: метель, вьюга, буря , огонь. В роман включен поэтический цикл «Стихотворения Юрия Живаго», который и меет функциональное значение в развитии мотива метели. Наиболее точно и ярко мотив обозначился в стихотворении «Зимняя ночь», которое является поэтическим обобщением всего романа. В романе «Доктор Живаго», как итоговое произведение автора мотив метели приобретает своё окончательное выражение. Пастернак работал над роман ом, словно подгоняемый некой стихией, писал роман , несмотря на все трудности и испытания, которые посылала ему жи знь. История создания этого произведения, история его написания и история вы хода в свет является показателем противостояния двух стихий. С одной сто роны — стихия творческого вдохновения, которая захватила автора, подчи нила себе его жизнь. С другой стороны — стихия неприятия, непонимания. Лю ди, которые не понимали, а, скорее всего, боялись этого одаренного, талантл ивого, страстного человека и его таланта, боялись быть на стороне его дру зей, предпочитая сторону врагов, всей своей мощью бросились на борьбу пр отив Пастернака. И видимо свои мысли об этом Борис Леонидович вкладывает в уста Юрия Живаго о его друзьях: «Дорогие друзья, о как безнадежно ордина рны вы и круг, который вы представляете, и блеск и искусство ваших любимых имен и авторитетов. Единственно живое и яркое в вас, это то, что вы жили в од но время со мною и меня знали». Пастернак Б. Доктор Живаго. Повести. Фрагменты про зы. – М., 1989. С. 44. Автор всю свою энергию, всю свою страсть вложил в это произведение. Он бор олся до конца, но стихия зла одержала победу. Однако это была лишь временн ая победа в бою, битву выиграл роман. Пусть спустя тридцать лет (в 1988 г. в журнале «Новый мир»), но он всё-таки появ ился на Родине и получил призна ние. Роман о докторе Живаго и стихи Юрия Живаго становятся воплощением радос ти, которая превозмогает все, даже страх смерти. «Мне представляется, что ты боишься смерти, что этим все объясняется — т воя страстная бессмертность, которую ты строишь, как кровное свое дело...» Пастернак Б. Пе реписка с О. Фрейнсдснберг. С. 273-274. — так писала Пастерна ку о романе Ольга Фрейденберг. Обратимся к самому произведения и посмотрим, как представлен в нём мотив метели. Юрий — безвольный человек, он не противостоит, а полностью подчи няется стихии революции, стихии жизни. Но в то же время Юрий Андреевич сто йко сносит все испытания судьбы, он духовно не меняется, не изменяет свои м идеалам, и стихии не в силах изменить его моральные принципы. Юрий Живаго — человек, который воспринимает эпоху, но не вмешивается в н ее. Он не принимает конкретных однозначных решений, а живет сомнениями и колебаниями. Однако это скорее не слабость, а моральная сила. «В нем есть р ешимость духа не поддаваться соблазну однозначных решений, избавляющи х от сомнений». Лихачёв Д.С. Размышления над романом Б. Пастернака «Доктор Жива го». // Новый мир. 1988, №1. С.6. События управляют внешней жизнь ю Юрия, но не в силах изменить его духовной жизни. Революция подчиняет себ е героя, но не может заставить доктора Живаго принять ее, она не может пере тянуть Юрия на свою сторону. Он остается сторонним наблюдателем, со свои ми мыслями, впечатлениями, изменить которые не в силах никакая стихия. В э том, на мой взгляд, и заключается «страстная бессмертность» души, против остоящая смертности тела. Роман состоит из противоборства жизни и смерти, света и тьмы. Недаром одн им из первоначальных названий романа было: «Свеча горела». Свеча — стихия огня, символ света, тепла, жизни. Мотив доминирует в романе и появляется в стихах Юрия Живаго. Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. Мело... Метель, снег — символы холода, тьмы, смерти, проти вопоставлены свече — теплу, свету, жизни. Стихия холода против стихии ог ня. Роман является своего рода автобиографией Бориса Пастернака, но не в соб ытийном плане (то есть роман не отражает событий, происходящих с автором в реальной жизни), а в духовном (произведение отражает то, что происходило в душе писателя). Тот духовный путь, который прошел Юрий Андреевич Живаго, является отражением собственного духовного пути Бориса Леонидовича Па стернака. С первых страниц, в роман включается стихия природы, выражается сильная связь между человеком и природой, Пастернак олицетворяет, обожествляет ее. Первая же фраза романа свидетельствует о неразрывности связи природ ы и культуры. Один из литературных приёмов Бориса Пастернака — перенос восприятия с человека на природное явление — становится в романе основ ополагающим. Автор через внешние природные факторы показывает внутрен нюю сущность героев, природными стихиями выражает события, происходящи е в стране, мысли и чувства людей. В ночь после похорон матери Юра просыпается от стука в окно. И тут он вперв ые сталкивается с природной стихией — со снежной бурей. «За окном не был о ни дороги, ни кладбища, ни огорода. На дворе бушевала вьюга, воздух дымил ся снегом. Можно было подумать, будто буря заметила Юру и, сознавая, как он а страшна, наслаждается производимым на него впечатлением. Она свистела и завывала, и всеми способами старалась привлечь Юрино внимание. С неба о борот за оборотом бесконечными мотками падала на землю белая ткань, обви вая ее погребальными пеленами. Вьюга была одна на свете, ничто с ней не соп ерничало». Пастернак Б. Доктор Живаго. С. 21. Снег ассоциируется со смертью. Буря, вьюга заметает все, все обвивает «по гребальными пеленами». Подобную ассоциацию можно встретить не только у Пастернака, но и у многих других авторов. (Например, в рассказе Б. Зайцева « Волки» снег, падающий с неба, несет гибель, белые просторы ассоциируются со смертью.) В «Докторе Живаго» снежная буря за окном ассоциируется с бур ей переживаний и чувств в душе мальчика, потерявшего мать. Буря наслажда ется, «сознавая, как она страшна» — и в душе ребенка действительно страх, он боится: «То его пугало, что монастырскую капусту занесет и ее не откопа ют, то что в поле занесет маму, и она бессильна будет оказать сопротивлени е тому, что уйдет еще глубже и дальше от него в землю». Пастернак Б. Доктор Жива го. С. 21. Вьюга заслонила собою все вокруг: и дорогу, и кла дбище, и огород, и мальчик словно отрезан от всего мира, он одинок, мать, сам ый близкий ему человек, покинула его. «Вьюга была одна на свете» — и Юра о стался один. Природа служит соединительным мостом, скрепляющим разные периоды исто рии. Борис Пастернак говорит: «Природа — часть истории». Автор выразите льными пейзажами показывает, что Россия жива, она никуда не делась и все п ревозможет. «Для Живаго и Лара — «рябинушка» — часть русской природы, с ама Россия». Фроловская Т. Горящая свеча или страсти по Юрию. // «Простор», 1988, №9. С. 199. Мать ассоциируется у маленького Юры с иволгами, за пахом цветов, жужжанием пчел. «Над лужайками слуховой галлюцинацией вис ел призрак маминого голоса, он звучал Юре в мелодических оборотах птиц и жужжании пчел. Юра вздрагивал, ему то и дело мерещилось, будто мать аукает ся с ним и куда-то его подзывает». Пастернак Б. Доктор Живаго. С. 27. В день похорон Анны Ивановны: «отдало после сильных морозов. День был пол он недвижной тяжести, день отпустившего мороза и отошедшей жизни, день, с амой природой как бы созданный для погребения. Погрязневший снег словно просвечивал сквозь наброшенный креп, из-за оград смотрели темные, как се ребро с чернью, мокрые елки и походили на траур». Пастернак Б. Доктор Живаго. С. 77. Именно зимой, когда идет снег, бушует вьюга, метель — свирепствуют стихи и , происходят события, которые накладыва ют свой отпечаток на жизнь героев, меняют их судьбы. Образ вьюги, метели проходит через весь роман. Вьюга — очистительный, сн ежный буран революции, это ноябрьский снег, падающий на газету с первыми декретами. Это и метель, в которой Юрий, пока еще не знакомый с Ларой, предч увствуя судьбоносную встречу, видит с улицы огонь свечи, просвечивающий сквозь маленький оттаявший кружок в заиндевевшем окне Камергерского п ереулка. За окном идет разговор между Ларисой и Пашей Антиповым. «Сквозь эту скважину просвечивал огонь свечи, проникавший на улицу почти с созна тельностью взгляда, точно пламя подсматривало за едущими и кого-то поджи дало». Пастернак Б . Доктор Живаго. С. 71. И именно в это мгновение в душе Юрия рождаются поэтические слова: «Свеча горела на столе, свеча горела». 2.2 Противоборство стихий (метель-огонь) Природным стихиям холода (метели, вьюге, бурану) против остоит стихия огня, свеча. Они возникают в самом начале романа (буря после похорон матери Юрия, манящая свеча в окне Камерческого переулка) и сопро вождают героев до конца (гроза в момент гибели Живаго, образ свечи в стихо творном творении Юрия «Зимняя ночь»). «Мы видим, как в процессе жизни, в ду шевной смуте автора героя романа, сначала брезжит пламя свечи, увиденное сквозь морозное окно… Затем ночная, чувственная свеча становится симво лом его любви к Ларе. Метель – символ истории, додувает этот одинокий ога рок, гибнет личность, одухотворённость, интеллигент – и, наконец, в финал е романа расцветает чудо классического стихотворения «Свеча горела», б ез света которого уже нельзя представить нашей духовной культуры». Вознесенский А. Свеча горела. // Правда. 1988. 6 июня. С.4. На протяжении всего повествования идёт противопоставление: свеча-мете ль, свет-тьма, жар-холод, жизнь-смерть. Свет свечи, как символ страсти, - это с тихия огня, несущего тепло, добро, свет, жизнь. Снег, метель, вьюга – стихия холода, несущего зло, тьму, страдание, смерть. Революция – стихия. Её нельзя избежать, нельзя вмешаться в её события. Иб о все равно ничего нельзя изменить. Стихия подчиняет себе всех и вся, она н ичего не выпускает из своей снежной круговерти. Действительно, основным символом революционной стихии является метель. Метель, сметающая, замет ающая всё вокруг. Снежинки – словно люди, летящие на свет неведомого оча га и гибнущие бесчисленно. Мело, мело по всей земле Во все пределы... В повествовании доминирует лиро-эпический план, выраж ающий буйство вселенской стихии. Вселенская стихия есть «историческая вьюга событий, ставшая уже совершенно стихийной и вовсе безликой, нечело вечески темной и жестокой, грозит задушить последние, слабые, казалось б ы, проявления свободной человеческой личности». Личность противопоста влена морозным вихрям безликой мертвенной стихии. Люди, как блуждающие н оябрьские листья разносятся эти личности зимними вьюгами по всей необъ ятной земле, по всей нашей застылой стране; иногда приникают они друг к др угу, приникают особенно любовно и задушевно, — ибо ничего, кроме голой ду шевности, у них и не осталось, а они ищут какого-то сочувствия и тепла: но вн овь порыв зимней ночной вьюги отрывает их друг от друга, несет их вдаль, то ржествующе поет самому себе оды, похваляется своей силой и умерщвляет вс е живое, противостоящее ему». Воробьёв К. Свеча челове чности и правды. // К. Воробьёв. Заметы сердца: из архива писателя. – М., 1989. С. 61. Действительно, вселенская стихия изображена живо, она чувствуется не только на страницах ее описан ия, но еще и ощущается между. И об этом порыве зимних вьюг говорит сам писа тель. «Писать о нем надо так, чтобы замирало сердце , и поднимались дыбом волосы. Писать о нем затвержено и привычно, писать не ошеломляюще, писать бледнее, чем изображали Петербург Гоголь и Достоевский, — не только бессмысленно и бесцельно, писать так — низко и бессовестно. Мы далеки еще от этого идеала». Пастернак Б.Л. Биографический очерк. (1957-1958 г.) Писатель не только ярко и живо воплотил разгул ночной стихии, он еще заст авил поверить в ее смысл. Ночная вьюга свирепа и непроглядна, несчастные изнемогающие путники потеряли дорогу, ничего не видят вокруг, уже извери лись в спасении. Но вдруг в далеком заиндевевшем окне мелькнул маленький путеводный огонек — «Свеча горела на столе, свеча горела». И вот уже увер еннее идет человек сквозь злую ночь и смертельную вьюгу на свет любви, до бра, тепла, человечности. Он вновь начинает верить в жизнь, в любовь, в себя, в спасение. Мело, мело по всей земле Во все пределы. Свеча горела на столе, Свеча горела. Свеча — крохотный маяк, просвечивающий сквозь пелену ужаса, безысходности, хаоса. Ее свет дает веру в спасение. Этот маленький огонек обладает какой-то безрассудной смелостью противостоять стихии. И так на протяжении всего романа встречаются, противоборствуют два обра за — свеча и снег, две стихии — огонь и метель, пламя и вьюга, свет и тьма. Природная стихия вторит стихии революции. «Порошил первый реденький сн ежок с сильным и все усиливающимся ветром, который на глазах у Юрия Андре евича превращался в снежную бурю. Юрий Андреевич загибал из одного переулка в другой и уже утерял счет сде ланным поворотам, как вдруг снег повалил густо-густо , и стала разыгрываться метель, та метель, которая в открытом поле с визгом стелется по земле, а в городе мечется в тесном тупике, как за блудившаяся». Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. С. 155. Пастернак из образил разбушевавшуюся стихию, метель в конце октября (начале ноября — по новому стилю) 1917 года. Природа бушует, мечется, она отражает происходяще е в окружающем нравственном, духовном и физическом, в человече ском мире. «Что-то сходное творилось в нравственном мире и в физическом, вблизи и вд али, на земле и в воздухе. Где-то, островками, раздавались последние залпы сломленного сопротивления. Где-то на горизонте пузырями вскакивали и ло пались слабые зарева залитых пожаров. И такие же кольца и воронки гнала и завивала метель, дымясь под ногами у Юрия Андреевича на мокрых мостовых и панелях». Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. С. 154. В городе, сре ди людей такой же хаос сумятица, такое же бушевание стихии, как и в природе . И опять метель вмешивается, как будто бросает вызов, насмехается, издева ется уже над взрослым Юрием Андреевичем Живаго. «Метель хлестала в глаза доктору и покрывала печатные строчки газеты серой и шуршащей снежной кр упою». Пастернак Б. Л. Доктор Живаго. С. 151. Буран, снег предопределяет судьбу героя, предупреждает о грядущих испыт аниях. Накануне отъезда героя из Москвы поднялась снежная буря: «Ветер в зметал вверх к поднебесью серые тучи вертящихся снежинок, которые белым вихрем возвращались на землю, улетали в глубину темной улицы и устилали ее белой пеленою». Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. С. 165. Во время пребывания Юрия в партизанском отряде, накануне страшных событ ий: жено- и детоубийства Палых, глупой и кровавой «колошматины и человеко убоины», звучит предупреждение метели о будущих жертвах, о каком-то кров авом помешательстве. «Погода была самая ужасная, какую только можно придумать. Резкий порывис тый ветер нес низко над землей рваные клочья туч, черные, как хлопья летящ ей копоти. Вдруг из них начинал сыпать снег, в судорожной поспешности как ого-то белого помешательства». Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. С. 272. Снег, метель являются предупреждением о неприятном, нежданном визите Ко маровского: «валил снег крупными хлопьями». Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. С. 314. Комаровский пришел из декабрьской темноты весь осыпанный вал ившим на улице снегом». Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. С. 315. Снег как пре двестник несчастья, посланец недобрых вестей, приносящий разлуку. Когда жизнь героев спокойна — вьюг, метелей нет. В описании первой зимы Ю рия Андреевича и Антонины Александровны в Варыкино нет ни одного упомин ания о снежных стихиях. Природа отражает внутренние чувства героев. После прочтения письма Ант онины Александровны в душе Юрия Андреевича возникают боль, страдание, бу ря эмоций, а за окнами - буйство стихии. И в этот раз доктор Живаго видит эту метель в себе. «За окном пошел снег. Ветер нес его по воздуху вбок, все быст рее и все гуще, как бы этим все время что-то наверстывая, и Юрий Андреевич т ак смотрел перед собой в окно, как будто это не снег шел, а продолжалось чт ение письма Тони и проносились и мелькали не сухие звездочки снега, а мал енькие промежутки белой бумаги между маленькими черными буковками, бел ые, белые, без конца, без конца». Пастернак Б.Л. Доктор Живаго. С. 314. Сквозной образ, который озаряет произведение, противостоит стихии тьмы. Это пламя и свет свечи, стихия огня. Мерцание свечи видит Юрий в заиндевел ом окне еще незнакомой ему Лары. «Юра обратил внимание на черную протаяв шую скважину в ледяном наросте одного из окон. Сквозь эту скважину просв ечивал огонь свечи, проникавший на улицу почти с сознательностью взгляд а, точно пламя подсматривало за едущими и кого-то поджидало». Пастернак Б.Л. Доктор Жив аго. С. 172. Именно с этой минуты начинают приходить Юрию Андреевичу стихотворные с троки. И словно заговор, заклинание, повторяемое — «свеча горела», повто ряется на тех страницах, где рассказывается о невольном отшельничестве Юрия Андреевича и Ларисы Федоровны посреди зимы, войны, холода, разрухи. Свет свечи на протяжении всей жизни помогает герою преодолевать, вернее сказать, переживать жизненные проблемы, удары судьбы. Существует пословица: «Ветер задувает свечу, раздувает костер». Свеча сл аба, её пламя не устоит против ветров стихии. Но настойчиво, словно некий з аговор, повторяет в течение жизни Юрий Живаго своё заклятье: «Свеча горела на столе, свеча горела». Он будто стремится утихомирить, за говорить, заворожить вселенскую метель. Он будто верит, что колдовской с илой певучего слова можно остановить эту стихию, замедлить неумолимый х од времени, запретить вторжение общей жизни в жизнь отдельного человека. На протяжении романа идет борьба двух стихий. И в финале они сходятся в од ном стихотворении «Зимняя ночь». В нем сосредоточена, сконцентрирована эта борьба. Оно является обобщением всего рома на. Мело, мело по всей земле Во все пределы... В стихах нечто меланхолическое. Темп плавный, сонный, д вижение усыпляет. И вдруг нарастание темпа: Свеча горела на столе, Свеча горела . Идет контраст противопоставления, сопротивления, стр асть: «мело, мело» — «свеча горела». Вот оно — противоборство двух стихи й, включающееся с первых строк. Стихотворение А. С. Пушкина «Зимний вечер » напоминает биографию жизни самого автора — ссылку Пушкина в Михайлов ское. Стихотворение Пастернака напоминает февральскую революцию, неоп ределенные, весьма бурные события тех лет. Чисто внешне стихи Пушкина и Пастернака схожи, вроде одно и то же: непогод а, метель, двое внутри дома укрываются, спасаются от ненастья. Но разница с остоит в том, как герои этих стихотворений воспринимают непогоду, как ее переживают. «Для Пушкина — это единение сердец — свет во тьме бури. У Пас тернака единение — источник обмана, свет как символ самой страсти — бу дущей правды». Верникович О. Две вьюги. // Новая юность. 1994, №4. С.180. Данное стихотворение имеет двойной смысл. С одной стороны — это стихотв орение о любви, соединяющей две души, два сердца, два тела в зимнюю непогод у. Но с другой стороны явно чувствуется другой смысл, другой подтекст. Это стихотворение о революции, о стихии, захватывающей и сметающей всех подр яд. Стихотворение начинается с монотонного, усыпляющего — «мело, мело по вс ей земле». Всё заметает снег, всё застыло, заснуло, стоит. Жизнь в городе как будто остановилась. На улицах царствует буря, непогод а, причем непогода во всех смыслах (с первых строк чувствуется двойной см ысл: непогода — снег, и непогода — революция). Всё останавливается и засы пает на снегу. И в то же время чувствуется движение. Идет снег, все тот же не скончаемый снег. Но он не просто падает с неба, и он падает не в одном напра влении. Мело, мело по всей земле Во все пределы... Это метение — постоянное, непрерывное движение наиск осок и вниз. Снег с огромной скоростью, плотной стеной уходит из неба прям о в землю. Из бесконечности в бесконечность со страшной скоростью летит снег, несомый стихией. И если смотреть на него неотрывно, то становится не понятно: то ли он летит с такой бешеной скоростью, то ли он стоит на месте, а ты взмываешь вверх. Метение — это поступь революции, которая заползает и проникает во все, н ичего и никого не пропускает. Метель никого не оставляет в покое, она сносит, затапливает всех, как пото п. И нельзя ни спастись, ни спрятаться. Возможность укрыться — это счасть е, подаренное судьбой лишь единицам. В данной ситуации человек ничего не может сделать, он беспомощен. Счастье зависит только от судьбы, рока, крес та — «судьбы скрещенье». Идет война, война со всеми страшными последствиями — голодом, холодом, о диночеством, смертью. У людей одна цель — выжить, выжить вопреки всему, не смотря ни на что. Все остальное неважно. Тут вроде и не до любви. Но люди не л юбят одиночества, они даже в этом хаосе ищут друг друга, пытаются возроди ть былые соединения. Метель — страстная стихия, она несет с бешеной скоростью снег на улице, н есет всех и вся, кого-то больше, кого-то меньше. Некоторые еще способны уде ржаться, кого-то уже отрывает и уносит, а кого-то уже унесло. Но кто-то смог с прятаться от этой стихии, он смотрит на все это со стороны, из окна своего маленького домика, который в любой момент тоже может поглотить та же неп огода. Однако и внутри дома неспокойно. Самих героев захватывает стихия страст и, а свеча, стихия огня, противостоит метели, которая пытается пробраться снаружи в дом и захватить его тоже: «... Слетались хлопья со двора к оконной раме». Снежной стихии, снегу противопоставлена свеча. Она дает свет, освещает п ространство дома, делает возможным общение, жизнь. Но , в то же время, освещая дом, свеча да ет возможнос ть появиться теням. На озаренный потолок Ложились тени... Тени — части тьмы, они являются выразителями и побуди телями той страсти, которая охватила героев. Тени руководят сознанием ук рывшихся в доме людей. Они заставляют отдаться общему потоку, метению, сл иянию. На свечку дуло из угла... Огонек свечи трепещет от ветра, тени мелькают, движутся, метутся в ритме з аоконной непогоды. Они находят уединение на «озаренном» потолке, словно наслаждаясь тем, что смогли хоть на время вырваться из этой несущейся в н икуда, в ни во что, разбивающей в смерть стихии. Скрещенья рук, скрещенья ног, Судьбы скрещенья. Судьбы пересекаются, скрещиваются. Но скрещенье — эт о всего лишь пересечение линий, пересечение в маленькой точке. Героев св ела судьба всего лишь на один миг. Встретились, соприкоснулись, и стихия н есет дальше. Несет всех «по всей земле, во все пределы», причем внутренний мир живет в лад с внешним — «ме ло, мело», он набирает скорос ть и несется вместе с метелью. Куда — это неизвестно — «по всей земле». Героев все больше захватывает уличная круговерть, их спокойное, размере нное существование остается в прошлом. На свечку дуло из угла, И жар соблазна Вздымал, как ангел, два крыла Крестообразно. «Жар соблазна» надувает из угла, сквозняком с улицы. И э тот жар вздымает «два крыла крестообразно». Опять рок, судьба, крест. Стра сть дана по воле судьбы, по воле стихии. Жар — тоже стихия, это вселенский масштаб, тут и сгореть недолго. Жар — это не свеча. Свеча дает тепло и свет, а жар — гораздо большее, это намного опаснее. Как летом роем мошкара Летит на пламя, Слетались хлопья со двора К оконной раме. Тяга к огню у мошкары природная, пламя для нее — нечто высшее. Мотылек знает, что сгорит, но не лететь не может (что-то вроде «если я гореть не буду...»). Пламя для него, как своего рода высший идеал, ради кото рого можно умереть. А снег слепой, неодушевленный. Он летит, как мошкара, н о куда, зачем, во имя чего? Его пламя — мираж, оно обманное, его нет. Слепой с нег, летящий из ниоткуда в никуда — символ революции. Снег, несомый стихи ей. Так сотни, тысячи судеб захватила и понесла стихия революции, кого к см ерти, кого к этому пламени-миражу, тоже, возможно на гибель. Во имя чего — м ногие толком и не понимают, но стихия не ждет понимания, она несет, ей так х очется. Февраль. Значит скоро весна. Скоро стихии придет конец. Она чувствует ско рую гибель, поэтому атакует снова и снова, бросает все новые и новые полчи ща снега. Он еще может победить, захватить все, кроме этого дома. Его изнут ри охраняет и защищает свеча, которая знает — скоро лето, пригреет солны шко и снег погибнет, ей недолго осталось держать оборону. Свеча и солнце. О ни дают тепло и свет, в их силах спасти от непогоды. Свеча, как символ побед ы. Стихия нарушает гармонию прошлой жизни, все погублено, сметено — «мело, мело». Те, кто внутри дома, кто смотрит на все это из окна, пока в безопаснос ти, их не несет, они еще в том старом времени. И все терялось в снежной мгле, Седой и белой. Свеча горела на столе, Свеча горела. Вот оно новое — снежная мгла. Снег все заметает, в нем в се теряется. Старый мир уничтожен, его больше нет. Автор оплакивает старо е время. Падение башмачков, как символ падения мира. Меняется, сбивается, и зменяется ритм. Свеча своими восковыми слезами оплакивает это падение, о плакивает тот правильный, спокойный мир, которого больше не существует — «и воск слезами с ночника на платье капал». Свеча противостоит снежной мгле, но и ее атакует стихия: «на свечку дуло и з угла». И героев, их внутренний мир захватывает вихрь несения. Стихия, стр асть не дают им больше избегать общего движения, скорости. Героев тоже ох ватывает с тихия страсти — «жар соблазна». Мело весь месяц в феврале, И то и дело Свеча горела на столе, Свеча горела. Противоборство идет не один день — «мело весь месяц», но все же за свечой поэт оставляет последнее слово. «И то и дело» — в этом ритме можно жить, он дает надежду на спасение. Скоро война закончится, она почти выиграна. На пороге весна, тепло. Стихия метели захватила героев, но не погубила их, т.к. стихия тепла (свеча) противостояла этому. На протяжени и всего стихотворения постоянно повторяется: «свеча горела на столе, све ча горела», и этими же строками оно и заканчивается. Свеча — надежда, посл еднее слово за ней. Это стихотворение, как уже отмечалось, имеет двойной смысл. С одной сторо ны, это стихотворение о любви, с другой — о революции. О том, что она сделал а со спокойной, уравновешенной жизнью людей. Стихотворение является лир ическим ключом романа, это своеобразное завершение мотива: метель как пр иродное, стихийное начало. Без контекста оно теряет свою двойственность, тот смысл, который придаёт ему роман, оно является неотъемлемой частью произведения. В стихотворен ии заложена история, ход исторических событий, оно словно кроткое изложе ние романа «Доктор Живаго». Мотив метели связывает прозу и поэзию в романе, он обозначается в экспоз иции романа и в финале – в поэтическом цикле стихов окончательно опреде ляется. В романе и в цикле стихов Юрия Живаго мотив является символом рев олюции, природная стихия вторит стихии революции. Стихия метели чувству ется не только на страницах её описания, но ещё и ощущается между строк на протяжении всего романа. Природа наделена способностью видеть, думать, чувствовать, т.е. принимае т деятельное участие в жизни человека. Вместе с героями в движении сюжет а участвуют образы-символы, образующие сквозные мотивы произведения: ме тель, вьюга, буря, свеча. В романе и в стихотворении «Зимняя ночь» показано слияние человека и при роды. Мотив метели, бури сплетаются с мотивом смерти, и стихия становится одним из активно действующих персонажей. Метель изображена как безличн ая человеку стихия, которая ничем не детерминирована и не определена, но в романе и стихотворении у метели есть «соперник» - свеча, которая символ изирует свет жизни и пламя любви. Заключение Основной целью исследования было рассмотреть, как ото бражается мотив метели в поэзии Б. Пастернака. За основу работы были взят ы стихотворения («Метель» (1914), «Январь» (1919), «Город» (1940), «Раскованный голос» (1919), «Первый снег» (1956), «Снег идёт» (1957), «Кремль в буран…» (1919) и др.) и стихотворен ие «Зимняя ночь» из поэтического цикла «Стихотворения Юрия Живаго». При раскрытии мотива метели рассматривалась и проза поэта (роман «Доктор Жи ваго»). Это обусловлено следующими причинами: во-первых, в роман включен с борник стихотворений, написанный героем-поэтом. Стихотворение «Зимняя ночь» является обобщением всего романа, в нем наиболее ярко определился мотив метели; во-вторых, структура художественного мира романа определе на доминирующим лирическим началом, предполагающим субъективность авт ора в воссоздании событий исторической жизни и явлений природы; в-третьи х, роман заключает творчество писателя. Таким образом, мотив метели проходит через всё творчество Б. Пастернака. Стихия метели воплощается и в первых стихотворениях поэта, и в сборниках более поздних стихов, и в прозе, и, конечно, в романе «Доктор Живаго». В поэзии Пастернака отражены все виды стихии, которые встречаются отдел ьно, в других произведениях писателя, мы встречаем стихии метели, бурана, вьюги, ливня, грозы, огня, революции, творческого вдохновения, любви. К сти хиям природы можно отнести вьюгу, метель, буран. Из всего множества приро дных стихий у Пастернака встречаются именно эти. Причем они могут как пе реходить друг в друга (редкий падающий снежок переходит в снежный буран, буран – в метель), так и противостоять друг другу (противостояние стихий холода – метели, вьюги, бурана – стихии огня – свече). Все эти стихии тес но связаны между собой и нередко автор посредством одних отображает дру гие. Чаще всего природными стихиями (метель, вьюга) выражает стихии, захва тывающие государство (революции). Стихийность позволяет живо описать происходящие события, даёт возможн ость окунуться в окружающий мир, увидеть, почувствовать его. Через описа ние метели глубоко раскрывается внутренний мир героев, их чувства и ощущ ения, их отношение к происходящему вокруг. На наш взгляд, и сам автор был с тихийным человеком, он чувствовал стихию, «жил в ней». Ведь человек не исп ытавший, не почувствовавший её, никогда не смог бы так точно, ярко описать её. Мотив метели является сквозным и проходит сложную эволюцию в творчеств е писателя. В ранней лирике метель – атрибут смерти и болезни, роковое ст ечение обстоятельств, знак беды и враждебной стихии, олицетворение нечи стой силы, затем мотив переосмысливает и получает социальные коннотаци и, становится символом социальных катаклизмов. Стихия метели становитс я стихией мирового масштаба, символом революции и мирового беспорядка. М отив метели трансформируется в мотив ливня, дождя, тоже стихии, но летней, и приобретает несколько иное толкование. Как уже было сказано, мотив метели обозначается и в прозе. На художествен ном миро-эпическом уровне в романе «Доктор Живаго» идёт борьба двух стих ий: метели и огня. Они сходятся в тематической доминанте «зимняя ночь» в с тихотворении «Зимняя ночь». Без контекста стихотворение теряет тот смы сл, который придаёт ему роман. Мотив метели играет доминирующую роль в творчестве Б. Пастернака, создаё т символический план. В мотиве отражаются лучшие традиции А.С. Пушкина и Л ермонтова, Тютчева и Фета, Блока и Достоевского. В литературно-историчес ком синтезе создаётся философская поэзия, насыщенная сложными вопроса ми эпохи. В творчестве Пастернака мы находим отражения жизни в реальных формах, и символические знаки, и футуристические поиски, и романтические мечтани я, и импрессионистические зарисовки. Поэт не умещается в пространство од ного какого-то метода или направления. Его творчество достигло вершин ми рового искусства и ставит автора на почётное место среди классиков XX столетия. Мир Б. Пастернака, явлений в его творчестве, ещё ждёт всестороннего иссле дования. Литература: 1. Альфонсов В. Поэзия Бориса Пастернака. – Л., 1990. 2. Баевский В.С. Борис Пастернак – ли рик: Основы поэтической системы. – Смоленск, 1993. 3. Берёзов Р. Свеча горела. // Р. Берёзов . Лебединая песня. – М., 1991. С. 266-268. 4. Бройде М. Образ метели у А.С. Пушкин а. // Воскресная школа. 2002. – № 47 (декабрь). С. 4-5. 5. Бухштаб Б.Я. Лирика Б. Пастернака. // Литературное обозрение. – 1987, №9. С. 106-112. 6. Верникович О. Две вьюги. // Новая юно сть. 1994, №4. С. 180-189. 7. Вознесенский А. Свеча и метель. // Пр авда. 1988. 6 июня. С. 4. 8. Воробьев К. Свеча человечности и п равды. // К. Воробьёв. Заметы сердца: из архива писателя. – М., 1989. С. 61-63. 9. Гусев В. Стихия и правда жизни. // Лит ературная Россия. 1987, №43, 23 октября. С. 7. 10. Зайцев Б. Вечность. // Слово. 1990, №2. С. 50-51. 11. Клинг О. Б. Пастернак и символизм. // Вопросы литературы. 2002, № 2. С. 25-59. 12. Ковалёв В.А. Лирика Б. Пастернака. // Русская литература. 1980, №4. С. 59-70. 13. Кузнецова М. Так начинают жить сти хом. (О поэзии Б. Пастернака к 100-летию). //Библиотекарь. 1990, №2. С. 56-57. 14. Кунин Н.Ф. Как читать ранние стихи Пастернака. // Русская речь. – 1994, №1. С. 12-19. 15. Лихачев Д.С. Размышления над роман ом Б.Л. пастернака «Доктор Живаго». // Новый мир. 1988, №1. С. 5-10. 16. Марговелошвили Т.С. С бурей и ветр ом в лад. // Единство. 1972, №5. С. 343. 17. Мир Пастернака. – М., 1989. 18. Овчинников Н.Ф. Б.Л. Пастернак – по иски призвания (от философии к поэзии) // Вопросы философии, М., 1990, №4. С. 7-22. 19. Пастернак Б. Доктор Живаго. Повест и. Фрагменты прозы. – М., 1989. 20. Пастернак Б.Л. Собрание сочинений . В пяти томах. – М.: «Художественная литература», 1989-1992. 21. Пастернак Е.Б. Мир Пастернака. – М ., 1989. 22. Переяслов Н.В. Важная тайна. // Литер атура в школе, 1996, №6. С. 49. 23. Померанц Г. Неслыханная простота : [о поэзии Б. Пастернака]. // Литературное обозрение. – 1990, №2. С. 19-24. 24. Рыбаков В. Свеча на ветру. // Семья и школа, 1990, № 2. С. 45-47. 25. Смирнов И.П. Б. Пастернак. Метель. // П оэтический строй русской лирики. – Л.: 1973. – С. 231-240. 26. Смирнов И.П. Роман тайн «Доктор Жи ваго». – М., 1996. 27. Советский энциклопедический сло варь. / Под ред. А.М. Прохорова. 4-е изд. – М.: «Советская энциклопедия», 1990. 28. Сонникова Е. «Мело, мело по всей зе мле, во все пределы». Вечер памяти в Москве 1994 г. // Русская мысль – Париж, 1994, 17-23 февраля, № 4017. С. 16. 29. Стариков Д. Уроки жизни. // Д. Старик ов. Свеча на ветру. – М., 1966. С. 46-47. 30. Франк В.С. Водяной знак. // Литератур ное обозрение. 1990, №1. С. 72-76. 31. Фроловская М. Горящая свеча или ст расти по Юрию. // Простор, 1988, №9. С. 194-200. 32. Якобсон Р.О. Работы по поэтике. – М .: 1987. С. 324 – 338.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Вопрос армянскому радио:
- Как жене следует обращаться с мужем?
Ответ:
- Как с собакой: регулярно кормить, ласкать, отпускать гулять.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Мотив метели в поэзии Б.Л. Пастернака", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru