Курсовая: Мир идеала в творчестве Шелли - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Мир идеала в творчестве Шелли

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 36 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

17 Содержание Глава 1. Сотворение идеального мира романтизмом 3 Глава 2. Зарождение черт идеализма Шелли в поэме «Королева Мэб» 4 Глава 3. Идеалистические «блуждания» поэмы «Аластор». 8 Глава 4. Влияние Платона на формирование идеализма Шелли 9 Глава 5. Идеальный мир «Освобожденного Прометея» 11 Глава 6. Черты идеализма в «Эпипсихидионе» и «Адонаисе» 14 Глава 7. Роль од в формировании поэтического идеала Шелли 15 Список использованной литературы 18 Глава 1. Сотворение идеального мира романтизмом Первые тридцать лет девятнадцатого века отмечены творчеством поэтов, возрождавшими романт изм. Так отмечают учебники, хотя сами поэты могли этого и не понимать. Их т ворчество сильно отличалось от творчества их предшественников. Интере с к природе, например, не был умозрительным любованием, а был интересом к идеальному явлению, информационно и духовно в лияющим на жизнь. Термин происходит от слова «роман» («романами» в XVII в. называли сочинения, написанные не на латыни, а на происходящих от неё романских языках: франц узском, итальянском и др., а позже так называлось всё таинственное и чудес ное). Романтизм XIX в. во многом противоположен классицизму, предыдущей эпо хи и нормам академического искусства. Для романтизма характерно обостр ённое внимание к душевному миру человека, но, в отличие от сентиментализ ма, романтиков интересует не обычный человек, а исключительные характер ы в исключительных обстоятельствах. Романтический герой испытывает бу рные чувства, «мировую скорбь», стремление к совершенству, мечтает об ид еале – не случайно символом романтизма стал «голубой цветок», поискам к оторого посвящает жизнь один из героев Новалиса. Романтик любит и порой идеализирует далёкое средневековье, «первозданную природу», в мощных, и сключительных проявлениях которой он видит отражение обуревающих его сильных и противоречивых чувств. Для романтизма характерно убеждение, ч то не логика и знание, а интуиция и воображение открывают тайны жизни. Привлекательные черты романтизма имеют и обратную сторону. Художник пр евращается в существо высшего порядка, которого «обычные» люди не могут понять и оценить («гений и толпа», «поэт и чернь» и т.п.). Порыв к идеалу, поро й иллюзорному или недостижимому, оборачивается неприятием повседневно й жизни, этому идеалу не отвечающий. Отсюда – так называемая «романтиче ская ирония» по отношению к устоявшейся действительности, которую обыв атель принимает всерьёз. Отсюда и внутренняя раздвоенность романтика, в ынужденного жить в двух несовместимых мирах идеала и реальности, преход ящая порой в протест не только против костной действительности, но и про тив божественного миропорядка. Глава 2. Зарождение черт идеал изма Шелли в поэме «Королева Мэб» Представления об ид еальном мире, присущие взглядам романтиков, а у Шелли в полной силе явлен ные в позднем, насколько оно может быть поздним у поэта, трагически погиб шем в 29 лет, творчестве, явлены уже в первой его поэме — «Королева Мэб», нап исанной в 1813 году. Несмотря на то, что, как писал сам Шелли , поэма получилась как в идейном, так и в художестве нном отношениях «сырой и незрелой », она : по дерзости и космической грандиозности замы сла не уступает лучшим созданиям поэта Дьяконова Н. Я. Чамеев А. А. Шелли, СПб, 1994, с. 28-33 . Она действительно несет на себе печать ученичества: в ней много риторики и дидактики, встречаются поэтич еские штампы и тяжеловесные конструкции, а некоторые из проповедуемых а втором идей, вроде идеи абсолютного детерминизма или апологии вегетари анства как верного средства исцеления человеческой природы, наивны и ме ханистичны. Вместе с тем суровый приговор, который вынес своему детищу Ш елли, справедлив лишь отчасти . Поэма сильна иконоборческой мощью и вдохновенностью прониз ывающих ее ф инальные песни пророческих инто н аций. Ее гражданский пафос, благородство одухотворяющих ее идеа лов, вера в будущее человечества поражали смелостью и новизной даже на ф оне революционных изменений в английской литературе эпохи романтизма. Вместе с тем произведение Шелли еще тысячами нитей было связано с прошлы м просветительским веком; эта связь проявляется и в особенностях художе ственной структуры поэмы, и в философских, этических, политических тягот ениях ее автора. Основу идеального м ира Шелли в ранний период его творчества составляла концепция так назыв аемой великой цепи бытия, согласно которой все во вселенной— от атома д о созвездия, от букашки до человека — взаимосвязано, упорядочено, имеет строго определенное назначение. Концепция эта, унаследованная поэтом о т предшественников — Шекспира и Мильтона, переосмысляется им и в дальне йшем все больше смыкается с распространенной в начале XIX в. шеллингианско й «философией тождества». Бытие понимается поэтом как единство, управля емое законами аналогии, как бесконечная вереница идеальных форм единой в своей сущности материи, каждая частица которой связана с другой родств енными узами: Нет в целом мире ат ома, который Однажды не был частью человека; Нет капельки дождя в прозрачной туче, Что не текла б когда-то в чьих-то жилах. (перевод А. Чамеева.). Шелли перерабатывае т в своем творчестве следующие положения поэтов Ренессанса, а позднее Ми льтона и Попа: цепь бытия тянется от Бога, творца всего сущего, к самым низ ким формам материи; Бог— одухотворяющее начало вселенной. По словам Поп а, Все суть лишь звен ья в необъятном целом, Где Бог— душа, Природа служит телом. В интерпретации Шел ли великая цепь оказывается лишенной своего высшего звена — в ней не на ходится места Богу. Развивая в примечаниях к «Королеве Мэб» концепцию ми роздания, автор опирается на учение Ньютона и подкрепляет свои выводы ци татами из «Системы природы» Гольбаха и «Системы мира» Лапласа. «Множест венность миров, неопределенная безмерность вселенной, — пишет Шелли, — это предмет, о котором нельзя размышлять без благоговейного трепета. Дл я того, кто правильно ощущает таинственность и величие этого предмета, н ет опасности соблазниться ложными измышлениями религиозных систем или обожествлением первопричины вселенной» Шелли П. Б. Избранные произведения М, 1998, с. 54 . Идеализм раннего Шелли заключается в том, что, отрицая суще ствование Бога-творца, Шелли утверждает вместе с тем, что в основе всего с ущего лежит духовное начало, душа, иными словами, он пантеистически одух отворяет материю. Шеллиевский «дух природы» (« Spirit of nature ») — это св о его р ода энергетическое начало, изначально присущее материи, ее движущая сил а. Итог исторического развити я человечества представ ляется поэту неразрывно связанным с жизнью природы, космоса; он убежден, что разлитые во вселенной закономерности всеобщего дви жения не враждебны человеку. Идеализм Шелли подкрепляется просветительской верой в из начально добрую природу человека, которая, будучи искажена влиянием уро дливой среды, должна все же победить под действием благоприятных матери альных и моральных условий. По словам поэта, «есть в каждом сердце семя со вершенства» Там же, с. 69 , и это семя обещает дать могучие всходы, если только его не будут подавлять ни бремя собственных страстей индивида, ни какие бы то ни было формы внешнего угнетения. Центральная идея, со ставляющая философский стержень «Королевы Мэб», — идея непрерывного п оступательного движения истории. Именно с движением истории, а не с трад иционным развитием характера, личных судеб героя связан сюжет поэмы. Авт ор «Королевы Мэб» «смотрит вперед и вспять», «его мысль странствует в ве чности». «Прошлое, Настоящее и Будущее — вот величественные и всеобъемл ющие темы этой поэмы», — подчеркивал Шелли в письме к издат елю Хукему. Поэма написана в форме романтического видения. Волшебница Мэб, фея-храни тельница человеческих судеб, является во сне прекрасной девушке Ианте и увлекает ее душу в заоблачные выси, чтобы открыть ей смысл бытия, законы д вижения истории. Жанр видения позволяет автору создать философско-обобщенную, поэтичес ки впечатляющую картину истории человечества — от ее истоков до теряющ ихся в вечности контуров будущего. Центральной пространственно-времен ной оппозицией является для Шелли оппозиция конечного и бесконечного, в ремени и вечности. Вечность осмысляется поэтом не как сфера Бога, но как сфера абсолютного добра, истины и красоты, сфера бесконечной и универсальной гармонии. Время же, в восприятии поэта, тождественно истории и представляет собой сферу, лишенную гармонии, сферу, где сталкиваются в непримиримом конфлик те добро и зло, истина и ложь, красота и уродство. Человечество, согласно Ш елли, сможет приобщиться к вечности, лишь установив на всей земле справе дливый и гармоничный общественный порядок. Тогда седое Время — грозный победитель, Что в гордом одиночестве так долго Владычествовал, шествуя неслышно И повергая в прах народы мира, — Отступит в страхе... С точки зрения вечно сти жизнь человека столь же эфемерна, сколь эфемерно бытие мельчайшей твари, Которой хрупкая зеленая былинка, Что поутру родившись, Умирает в полдень, Вселенной служит. Но человек способен одолеть всесокрушающее время, наполнив каждый миг своего существовани я напряженной деятельностью сердца и ума. Я меряю не мерою мг новений И месяцев обманчивый твой бег, Любовь и жажда действия и мысли, Согретые огнем кипучей страсти, Длинней и ярче делают мой день! (перевод К. Бальмонта). Человек способен пр орваться к вечности, к бессмертию, посвятив свою жизнь борьбе с царящим в мире злом: память о тех, чьи имена приводят в трепет земных владык, о тех, кт о достойно прошел свой земной путь, не умирает. Мир, обретающий в поэме Шелли идеальные черты, отчетливо прописывается и м через три временных пласта: время реальное, бытовое, служащее своего ро да рамкой всего полотна (те несколько предрассветных минут или часов, в т ечение которых возлюбленный Ианты, Генри, склонившись над ней, оберегает ее сон); время магическое, чудесное — время, проведенное духом Ианты в пу ти через необозримые просторы вселенной в фантастической колеснице ко ролевы Мэб и в ее дворце; и, наконец, время историческое и утопическое (кар тины прошлого, настоящего и будущего, которые— благодаря чарам феи — от крываются взору пробужденной от сна души Ианты). Меняются и пространственные координаты поэмы: ограниченный бытовой ло кус распахивается в космос; волшебное пространство дворца королевы Мэб позволяет ей и ее гостье видеть то, что отделено от них огромной простран ственной и временной дистанцией: земной шар, былые блестящие цивилизаци и, современные города и страны и, наконец, лучезарный мир будущего. Идеальный мир — художественная вселенная Шелли имеет множество точек соприкосновения с реальным историческим временем и географическим про странством: это и намеки на известные исторические события (пожар Москвы , отступление французской армии из России и т. д.), это и реальные топонимы (в ечный Нил, Афины, Рим, Спарта, Гренландия, Англия и т. д.), и описания кровавых войн. Таким образом, в поэме «Королева Мэб» поэт, интерес которого был сосредо точен на судьбах человеческой цивилизации, уже воспаряет над грешной зе млей в космические идеальные дали. Как отмечает М.М. Бахтин, основное творческое движение поэмы — «продуктивное устремление в будущее» Бахтин М. Автор и герой. К философским основам гуманитарных наук. СПб, 2000, с. 197 . Глава 3 . Идеалистические «блуждания» поэмы «Аластор». Поэма «Аластор, или дух одиночества», написанная Шелли в 1816 году повествует об опасностях, по дстерегающих молодого идеалиста, утратившего веру в способность содей ствовать преобразованию мира Дьяконова Н. Я. Чамеев А. А. Шелли, СПб, 1994, с. 40-47 . Герой «Аластора» — юный поэт, посвятивший себя поискам истины и добра. П рекрасный телом и душой, он жаждет познания, чтобы оно могло принести люд ям счастье. Он странствует из страны в страну, посещает прославленные го рода древности — Вавилон, Иерусалим, Мемфис, Фивы, Афины, — устремляется в долины Персии, Индии, в горы Кавказа. Во всех своих странствиях он неразлучен только с одиночеством. Оглушенн ый внутренней тревогой, он презрел, даже не заметил любовь арабской деву шки и все силы чувства сосредоточил на таинственном и прекрасном видени и — оно явилось ему во сне и пленило его голосом, который был словно голос ом его души. Этот голос говорил ему о знании, правде и добре, о высоких наде ждах на божественную свободу. И голос этот сливался с неземной музыкой и вызвал ответный огонь в его сердце. Но в радостный миг соединения любящи х видение внезапно исчезло. Потрясенный потерей, поэт продолжает свои бе сцельные блуждания. Напрасно надеется он вновь встретить таинственную деву — она исчезла навсегда. В утлом челне, неизвестно откуда появившем ся, он, жаждая смерти, плывет по бурному морю, потом углубляется в неведому ю реку, которая приводит его в страну гор, лесов, скал, глубоких пещер и, нак онец, в таинственную, защищенную вековыми деревьями долину, ставшую его последним пристанищем. Там, ослабевший, все утративший, чуждый всему зем ному, он испустил дух. Никто не помнит теперь того, кто некогда уподоблялс я лютне, на струнах которой звучала гармония небес. Единственная награда героя поэмы — смерть среди нагой, суровой простоты гор. В «Аласторе» Шелли п редстает художником слова, близким основному, романтическому, направле нию своей эпохи. Вслед за Вордсвортом («Прогулки») поэт изобразил духовн ые искания личности, зыбкость надежд на счастливый исход, нерушимую связ ь внутреннего мира и внешнего, человека и природы. В поэме весь созданный Шелли мир подчинен символике, порожденной вечной красотой природных начал: река, по которой плывет поэт, есть всепобеждаю щий поток жизни и в то же время — поток мысли; пещеры — непостижимые тайн ы бытия и вместе с тем сознание человека, отъединенное от реальности; гор ы символизируют высокие цели человеческие и опасность путей к ним, море — бури жизни и ее необъятность. Идеализируемая поэтом поэзия природы одновременно порождает поэта и п орождается им. Герой «Аластора», пр едаваясь радостям созерцания, отъединяется от человечества, уходит в ид еальные миры и тем самым не обретает подлинной человеческой сущности. Од иночество для Шелли ассоциируется с неспособностью к любви. За это и мст ит невольно согрешившему поэту демон Аластор. Глава 4. Влияние Пл атона на формирование идеализма Шелли За два года, последов авшие за созданием «Королевы Мэб», Шелли прошел значительный путь как мы слитель и философ. На развитие философских взглядов Шелли оказали значительное влияние элементы идеализма платоновского толка, значение которых в переломные 1814 — 1816 гг. возрастает . В эти годы Шелли говорит о решающем влиянии духовной деятельности, о том, что нельзя противопоставлять материю и дух, ибо материя духовна, а дух ма териален. В 1813— 1815 гг. Шелли пишет ряд трактатов: «Опровержение деизма» , «О христианстве», «О любви», «О будущем состоянии» , «О жизни» , «О нравах». Эти со чинения показывают, что последовательной сис темы философских идей у Шелли не было , но демонстрируют, нас колько сильны в творчестве Шелли веяния идеализма . Шелли не приемлет и о суждает христианство, видит в нем религию лицемерную, враждебную счасть ю и свободе, с другой стороны, отрицая божественность Христа, высоко оцен ивает его моральное учение и сравнивает умение прощать и любить врагов с воих с сократовским. По мнению Шелли, Христос не был христиа нином в современном, т. е. искаженном, значении слова; Бога Шелли считал ли шь вездесущей вдохновляющей людские души силой. Шелли не раз сомневался в бес смертии души, с др угой — не соглашался верить, что человек с его высокими помыслами рожда ется лишь для того, чтобы умереть. Выхода из этих противоречий Шелли не ук азывает; он ограничивается фаустовским страданием от неизбежности сом нения и незнания. Итоги философских размышлений Шелли подведены в трактате «О жизни». Он выдвигает принципы интеллектуальной философии, которая утверждает абсолютное единство ид еального и материального и невозможность для материального существова ть вне восприятия. Одн о из важнейших философских п оложений Шелли заключен о в трак тате «О любви». Воплощая моральные концепции Шелли, этот трактат передае т как бы сердцевину мироощущения поэта. Главная его идея заключается в т ом, что любовь подразумевает абсолютное понимание и сопереживание, абсо лютную общность; все это любящие распространяют и на всех окружающих, в к оторых они ищут такого же сочувствия и единства эмоций. Любовь оказывает ся основой общения между людьми, основой их личного и социального сущест вования, всеобъемлющим чувством, связывающим человека с мировым целым. Посредником между Ш елли и современным ему идеализмом служил Платон. Поэт изучал его еще с ун иверситетских времен, бесконечно чтил как философа и художника и не раз переводил. Влияние, оказанное на Шелли Платоном, сочеталось с влиянием и дей скептицизма и агностицизма. Мировоззрение Шелли нельзя, разумеется, свести к платонизму, но нельзя вместе с тем отрицать воздействия на него общей системы взглядов греческого философа, созданных им поэтических о бразов, его представления о земной жизни как отблеске потустороннего, ве чного, недосягаемо совершенного мира идей. Для Шелли платонизм есть сокр овищница концепций. Он использует в эстетике те идеальные представлени я, на которые Платон опирался в своей теории познания. Зло для него есть по верхностный изъян, который не может распространяться на вечное. С Платоном Шелли свя зывает вера в возможность совершенствования людей и мира, вера в конечну ю победу добра над злом, в противоречие между необходимостью, сковывающе й развитие внешнего мира, и свободой мира внутреннего. Вопрос о платониз ме Шелли существен при рассмотрении философских стихотворений, написа нных в 1816 г. Стихотворение «Гимн интеллектуальной красоте», в характе рной романтической манере сочетает отвлеченную философичность с личны м признанием. Это не только рассуждение о той возвышенной красоте, котор ая для Шелли есть, в духе учения Платона, некая одушевляющая вечная сила, с тоящая за миром видимых явлений, но и взволнованный рассказ о том, как впе рвые это прекрасное явление посетило его на пороге юности. Интеллектуальная красота— понятие духовное, идеальное: э то невидимая сила, и на людей снисходит только тень ее, которая, подобно об лакам или воспоминаниям о музыке, посещает их и вскоре ускользает. Шелли взывает к духу Красоты и скорбит о том, что он покинул мир, оставив людям с трах, уныние, отчаяние. По-платоновски звучит мысль Шелли, что беспокойны й сон жизни становится истинным и благотворным, только если на него пада ет отблеск незримого духа прекрасного; без него нас покидают Любовь, Над ежда и Самоуважение; с ним мы обретаем всемогущество и бессмертие. Явивш ись к герою стихотворения в ответ на его лихорадочные поиски истины, дух красоты вызвал восторг отрока; он посвятил себя служению ей, ибо твердо в ерил, что только она может освободить мир от мрачного рабства. Красота как начало, в едущее к мудрости и гуманности, вряд ли может считаться платоновской иде ей, но представление о красоте как начале, одушевляющем видимый мир, идет если не от самого Платона, то от его позднейших истолкователей. Для Шелли подлинная реаль ность не матер иальна, а духовна . У Шелли красота носит чисто духовный характер. В «Гимне» конечная духов ность вселенной, в которую Шелли неизменно верил, проявляется в красоте. Слова о любви к человечеству, завершающие гимн, также идут от Платона; в ег о «Пире» Сократ приводит слова Диотимы, согласно которым любовь есть жел ание красоты и добра, выводящее любящих за пределы чувства друг к другу и распространяющееся на все остальное человечество. «Гимн интеллектуаль ной красоте» может считаться платоническим главным образом потому, что в нем красота идеальная, красота ума и души возвышается по сравнению с кр асотой физической. Глава 5. Идеальный мир «Освобожденного Прометея» Лирическая драма «О свобожденный Прометей» написана Шелли в 1820 году по мотивам «Прикованного Прометея» Эсхила. Шелли выбрал для своей драмы героя древ него мифа и античной трагедии, жившего в памяти многих поколений, чуждог о ограничений во времени и пространстве и не раз привлекавшего внимание поэтов, художников и музыкантов. Прометей - бунтарь, бросающий вызов и тирании Зевса, и слабодушию всего че ловеческого рода, которое оказывается опорой деспотизма. В отличие от тр агедии Эсхила, послужившей образцом для Шелли, гнет осмыслен не как прок лятие, а как расплата людей за собственный страх перед бытием, который по велевает им отдать предпочтение несвободе, заглушив в себе творческий п орыв. Прометей, не принявший насилия над своей свободой, по характеристи ке поэта, «представляет собой образ высочайшего нравственного и духовн ого совершенства». Отвергая всевластие Зевса, Прометей у Шелли ополчается и против человеч ества. Охваченный жаждой возмездия за его слабости и грехи, герой должен сам пережить духовный катарсис, исцелившись от ненависти. Лишь тогда исп олнится его мечта о сообществе людей, которые более не знают эгоцентричн ости, покорности угнетению и жажды компромисса. Человеческому роду уготована вечная весна, однако для этого необходимо, чтобы своим верховным божеством люди признали любовь, покончив с духовн ым рабством, вызывающим горечь и презрение у титана, похитившего огонь. Бунт Прометея, наделенного истинной мощью духа, которая позволила ему вы держать все испытания, ниспосланные Зевсом (орел, терзающий прикованног о к скале героя, фурии с железными крыльями, испепеляющая молния), носит, о днако, трагический и обреченный характер. Им движет лишь мысль о противо борстве, оправдывающем и насилие, и зло, так как нет иного способа воздейс твовать на косную и трусливую человеческую природу. Низвергая тирана, Пр ометей отчасти уподобляется ему в своих усилиях радикально переменить порядок вещей. Лишь после того как титан начинает осознавать собственную причастност ь к человеческой семье и готов взвалить на свои могучие плечи страдания всех, Прометей обретает черты истинного героя. Терпевший одну неудачу за другой в своих попытках созидания утопии, П рометей лишь в заключительных актах драмы постигает, что насилие неспос обно преобразовать мир, сотворенный деспотией, в прекрасное царство спр аведливости и свободы. Шелли в «Освобожденном Прометее» по его собс твенному признанию, как и прежде, одержим «страстью к пре об разованию мира» ; однако идет он к этой цели более сложным, ч ем прежде, путями: объявляя дидактику несовместимой с истинной поэзией, он стремится воздействовать на читателей не столько прямым выражением своих идей, сколько красотой поэтических образов. Он убежден, что, «покуд а душа не научилась любви, восхищению, вере, надежде и стойкости, рассудоч ные моральные принципы останутся всего лишь брошенными в дорожную пыль семенами, которые путник бездумно топчет, хотя они принесл и бы ему жатву счастья» Шелли П. Б. Избранное М, 1997, с. 235 . Герой Шелли — проро к и борец, гуманист-просветитель, спасающий от гибели «проявления божест ва в человеке» и преобразующий мир в согласии с законами природы и гармо нии Дьяконова Н. Я. Чамеев А. А. Шелли, СПб, 1994, с. 92-103 . Мир в драме есть «воплощение Света и Любви». Сатурн приходит на смену вне временным, вечным формам и привносит в мир время — «завистливую тень»; поэтому он сам есть ступень временная, преходящая. Жизнь людей на этой ра нней ступени, хотя и счастлива, напоминает скорее растительное, то есть лишенное самопознания, существование. На языке поэтических образов сме на Сатурна Зевсом означает смену одной ступени развития другой, более вы сокой. Прометей, видя преимущества Зевса, вручает ему власть во вселенно й с единственным условием — «не ущемлять свободы человека». Зевс, однак о, обманывает ожидания Прометея — превращается в самодержца, не знающег о «ни веры, ни любви, ни долга»: И на людей обрушил ись несча стья: Работа, голод, раны и болезни И неизвестная дотоле смерть; И стужа не по времени и зной Погнали бедные их племена Искать укрытия в каменных пещерах И он вселил в пустынные сердца Безумие и жажду мнимых благ, И недовольство — и в людских берлогах Пошла междоусобная борьба . Шелли П. Б. Избранные произведения М, 1998, с. 201 Прометей — не тольк о бунтарь и тираноборец, но и «спаситель и опора страждущего человека. Пр имечательно, что едва ли не самым страшным испытанием для прикованного к скале Титана становятся не телесные его страдания, но духовные муки, кот орые причиняет ему видение распятого Христа. Все явления мира подчинены законам Судьбы, Времени, Случая, Изменчивости , кроме нескончаемой любви. Понимание ее как первоосновы бытия, как движу щей силы жизни проходит через всю драму. Прометей, отказавшись от прокля тия Зевсу, становится в изображении Шелли активным участником действия — он внушает океанидам любовь, которая ведет их к пещере Демогоргона и т ем самым открывает путь для освобождения от тирании. Образы океанид — И оны, Пантеи, Азии — играют в драме Шелли роль образов-символов и представ ляют собой персонифицированные идеи любви. Можно предположить, что кажд ая из океанид соответствует одной из ступеней в трехчастной временной с труктуре универсума, изображенного Шелли; Иона олицетворяет зарождающ уюся любовь, свойственную прошлому Золотому веку Сатурна, Пантея — земн ую любовь в разделенном мире, Азия — высшую духовную любовь, которая мож ет быть достигнута только в будущем. Она манит Прометея своей величавой красотой, помогает ему переносить страдания, освещает ему путь к грядуще му Золотому веку. «Освобожденный Прометей» есть утопия счастливого будущего, путь к кото рому, по мысли поэта, долог и труден, исполнен мук и потрясений, требует ге роического терпения и мужественного противостояния злу и лежит через д уховное возвышение человечества. Космической грандиозности сюжета дра мы, благородству исповедуемых в ней идеалов соответствует возвышенный строй поэтической речи. Язык «Прометея» приподнят над обыденным уровне м благодаря напряженной эмоциональности и концентрированной, порой да же избыточной образности. Поэтическая речь Шелли порывиста и стремител ьна; она отражает динамизм и диалектичность его во сприяти я мира. Глава 6. Черты идеализма в «Эпип сихидион е » и «Адонаис е » Концепция тождеств а любви и красоты положена в основу поэмы Шелли «Эпипсихидион». По-грече ски название поэмы означает «душа моей души». Она была написана в феврал е 1821 г. и опубликована летом того же года. По законам романтической эстетик и это — одновреме нно произведение обобщенно-философское, о природе и назначении любви и в то же время — страстное признание, исповедь и мольба о любви. Поэма конча ется гимном одухотворенной чувственной люб в и, которая облагораживает, возвышает и позволяет тому, кем она владеет, по знать не только возлюбленную, но благодаря обретенному в истинном чувст ве второму зрению расширить границы своего восприятия так, чтобы он о охватило бы и тайны вселенной . Из платоновского диалога «Пир», кот орый Шелли перевел, он заимствовал идею о любви как примирительнице прот ивоположностей, гармонизирующей духовные и физические начала, заимств овал сравнение любви с музыкой и, наконец, отождествление любви и красот ы Дьяконова Н. Я. Чамеев А. А. Шелли, СПб, 1994, с. 119-149 . Проникновение в фил ософию любви, подсказанное Платоном и его позднейшими толкователями, во сприятие любви как сильнейшего из доступных смертному чувств, как таинс тва, приобщающего к наслаждению не только чувственному, но и духовному, н еотделимо в поэме от личных переживаний. В «Адонаисе» (1821) герой не со святыми свят, а среди бессмертных занимает принадлежащее ему по пр аву место: его дух, как негасимая звезда, будет сиять отныне из глубин вечн ости. Образ его— не часть мифа о добром гении-хранителе, а воплощение вер ы поэта в могущество человеческого духа, способного попрать самое смерт ь. Заглавная мысль Шелли, изложенная в «Адонаисе», как и вообще философия р омантической эпохи, развивалась в сторону идеализма. Шелли не разделял х ристианской веры в бессмертие души, но не хотел удовлетворяться и просты м признанием смертности человека, дух которого проникает в тайная тайны х природы, создает прекрасные произведения науки и искусства. «Поскольк у поэт, — писал он вскоре после окончания «Адонаиса», — обязан посвятит ь себя служению идеям, возвышающим и облагораживающим человечество, пус ть ему будет дозволено высказать догадки» относительно будущего, к кото рому нас влечет неугасимая жажда бессмертия. До тех пор, пока не могут быт ь предложены доказательства более веские, нежели софизмы, лишь компроме тирующие идею, самое желание бессмертия должно оставаться единственны м подтверждением того, что вечность есть удел всякого мыслящего существ а». Шелли верит, что Адонаис, умерев, ожил; его дух устремился к вечным исто чникам света и истины, тогда как живые — мертвы Глава 7. Роль од в формировании п оэтического идеала Шелли Ф илосо фск ая «Од а к небеса м» (1819) состоит из обращения трех духов к небесам. Они по-разному оценивают небо в соответствии с различными сторонами философской мысли Шелли, выр ажая и преклонение перед божественной его природой, и понимание его как порождения ума человеческого и как независимую от него материальную ре альность. Признанной вершиной одического искусства Шелли является «Ода западном у ветру» (1819), где в сильнейшей степени проявилось единство личных и общест венных чувств поэта, неразрывность для него социальных и природных сил, трагического восприятия настоящего и надежды на грядущее. Западный ветер в оде Шелли приобретает как конкретные, так и символические функции: он призва н смести с пути сухие листья ушедшего лета и вместе с тем развеять мертвы е, застывшие людские обычаи и установления; своими дикими порывами он ра зносит по земле «крылатые семена», которые символизируют новое возрожд ение-то, что настает с приходом весны. С этой основной функцией ветра по сл ожным законам поэтической ассоциации связывается и бурное его движени е в воздухе и небесах — он разгоняет тучи, как мертвые листья; перепутанн ые его порывами облака напоминают ветки, такие же ломаные, как и изгибы во лн в океане. В бурную ночь бешеные порывы ветра сливают все в единую разгн еванную стихию, символизирующую уже не благое начало, а ярость политичес кой реакции. Разлетевшиеся по небу тучи ассоциируются с разметавшимися волосами дикой вакханки, предвестницы бури, а вой ветра — с отходной по у мирающему году, с могилами, в которых погребены надежды человечества. Пе ред грозным голосом западного ветра трепещут не только высоты небесные, но и глубины океана. Чисто романтический мир оды, в котором всеобщность замысла сливается с г олосом непосредственного чувства, прямо выражая авторское «я», раскрыв ается до конца в мечтах поэта стать частицей стихии, разрушающей и созид ающей, и так спастись от тяжкого бремени часов, пригнувших его к земле, от ранящих его шипов жизни. Шелли мечтал лишь о том, чтобы могучий ветер его у стами возвестил миру о близкой весне и возрождении. Природа, стихии, исто рия, чувство составляют в оде неразрывное единство. Смелые метафоры пере дают быстрое, как полет ветра, движение мысли, устремленной к благу челов ечества . В «Оде свободе» и «Од е Неаполю» поэтический идеал Шелли осуществляется тогда, когда Италия, н ыне «потерянный рай», станет «возвращенным раем». Отсюда двоякий характ ер образов в его итальянских стихах. В одних, овеянных трагизмом, подчерк ивается противоречивость, совмещение противоположностей, как в стихот ворении «О леонардовской Медузе», построенном исключительно на сталки вании страха и очарования, ужаса и красоты, которые одинаково божественн ы, света, который страшнее мрака. По ощущению Шелли, музыка красоты, проник ающая в застывший мрак боли, очеловечивает и гармонизирует. В других образах, напротив, раскрывается вожделенный идеал единства, сог ласия, взаимопроникновения всего, что прекрасно, утверждению которого в поэзии Шелли помогла Италия. Так, описывая Анархию, наступающую на восст авший Неаполь с севера и, «подобно Хаосу, рассотворяющую творение, Шелли взывает к глубочайшей Любви, Великому духу, который правит и движет всем сущим на италийских берегах… духу красоты. Равнодушие Шелли к частностям, к индивидуальным деталям в последние год ы исчезает. Отчасти тому причиной растущая зрелость поэта, постепенно пр иближающегося к синтезу общего и единичного, отчасти — его восторженны й интерес к Италии, отчасти, и, быть может, более всего, то, что она сама и все с нею связанное приобретают для Шелли символический смысл. Она — поруга нная красота, которую должны воскресить сильные духом, те, кого вдохновл яет поэзия. Вопреки обычному представлению, мир природы, уподоблен островкам, мир ск орби людской — безбрежному океану. Вой вихря напоминает поэту вопли поб ежденного города, когда король-победитель скачет посреди торжества бра тоубийц: Символична также параллель между океаном, которому постеп енно суждено поглотить Венецию, и океаном горя и тирании, разрушающим ее величие. Символом единства духовного и физического, неотделимого для Ше лли от истинно прекрасного, является соединение в облике Венеции реальн ого, зримого очарования и «идеального» ореола, которым окружил ее Байрон , когда жил и пел в ее стенах. Символ нередко вырастает у Шелли из сравнения. Так, символ грядущей побе ды красоты Шелли видит в солнце — оно парит в небесах, под обно окрыленной м ыслью свободе . Этот тип сравнения обычен для поэтики Шелли, склонного объяснять явления природы с помощью явлений психологии. Конк ретное о н уподобляет более абстрактному . В итальянских стихах, особенно насыщенных образами, чрезвычайно распро странена отмеченная выше синестезия, то есть соединение в образе данных , добытых разными органами чувств. В самые последние го ды жизни поэтическое зрение Шелли обостряется. Он учится видеть красоту не только в прекрасном, но и в обыкновенном, не переставая воспринимать в се частности как проявления единого, великого, как отсвет рая, — того, что возвратится с отвоеванной свободой. Его сияние падает и на самые точные пейзажи Шелли, как например описание «замученных бурями сосен, стволы ко торых переплелись, как змеи». Постепенная конкретизация образов была за кономерной для Шелли, но Италия дала его развитию в этом направлении мог ущественный толчок. Осмысление ее природы, искусства и исторических суд еб стало основой зрелого творчества поэта. Поэтический идеал Шелли выражается в неутомимом служении его поэзии добру и способствовании поэтической красотой бескровно поб еждать. Список использованной литер атуры 1. Бахтин М. Автор и герой. К фило софским основам гуманитарных наук. СПб, 2000 2. Гампер Г. «Дух сам себе отчизна» СПб, 1996 3. Дауден Э. Очерк жизни Шелли в кн. Шелли П. Б. В еликий дух, М, 1998 4. Дьяконова Н. Я. Чамеев А. А. Шелли, СПб, 1994 5. Квасова Л. В. Межиндивидуальное и индивид уальное при воплощении универсальных смыслов в поэтических текстах (на материале лирики Ф. Тютчева и П. Шелли), Саратов, 1989 6. Колесников Б. И. Революционная эстетика П. Б. Шелли, М, 1963 7. Кружков Г. «Поэзия — это прекрасное лицо мира» в кн. Шелли П. Б. Китс Дж. Избранная лирика М, 1981 8. Моруа А. Ариель, или жизнь Шелли, М, 1999 9. Неупокоева И. Г. Революционный романтизм Шелли, М, 1929 10. Шелли П. Б. Избранное М, 1997 11. Шелли П. Б. Избранные произведения М, 1998 12. Шелли П. Б. Китс Дж. Избранная лирика М, 1981
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Если у вас в кармане есть 10 долларов и у вас нет долгов, то вы богаче, чем 25% американцев.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Мир идеала в творчестве Шелли", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru