Реферат: Мастерство Чехова-сатирика (на примере рассказов) - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Мастерство Чехова-сатирика (на примере рассказов)

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 39 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

с.ш . № 99 Реферат по литературе на выпускном экзамене на аттестат з релости Мастерство Чехова-сатирика (на примере рассказов ) Выполнила : ученица 11А класса Прихожаева Светлана Учитель : Наборщикова Н.А. г . Ростов-на- Дону 2001 г. ПЛАН I. Краткие б иогр афические сведения об А.П . Чехове. II. Юмор в первый период творчества . Разнообразие жанров писателя. III. Творчество Чехова во второй период . Переход к обще ственным темам. IV. Особенности чеховской сатиры. V. Связь рас сказа «Студент» с романом Толстог о «В ойна и мир». VI. Толстовство и теория «малых дел» в изображении Ч ехова. VII. «Палата № 6» – чеховский «фаталист». VIII. Заключение. XIX век – век развития различных направлений в литературе . Он подарил нам многих пре красных писателей , которые прославили рус скую литературу . Одним из них является Чех ов , вышедший на дорогу творчества в 80-е годы того века ; его предшественниками были Тургенев , Гончаров , Достоевский , Толстой . С этими именами связан быстрый рост русской пр о зы , расцвет русского романа . Чехов тоже писал прозу , но среди написа нного им нет романов , нет крупных по о бъему произведений . Область его деятельности – нероманные жанры : повесть , рассказ. Антон Павлович Чехов родился в 1860 год у в городе Таганроге , в сем ье мелк ого торговца . Будущий писатель еще в детст ве и отрочестве защищался от насилия , лжи и пошлости теми средствами , которые были ему доступны , – неиссякаемой жизнерадостнос тью , искрометным юмором , насмешкой над упорств ами жизни. Антон обладал несомненн ым актерским дарованием и с детства любил театр. В 1876 году , когда Антону было 16 лет , жизнь его круто изменилась : он остался в Таганроге один и должен был сам зара батывать . Отец его разорился и переехал с семьей в Москву . Чехов учился в гимна зии , там пр оявился его писательский та лант . Чехов осень нуждался , но не унывал . Заканчивая курс гимназии , он стал давать уроки. В эти годы Чехов очень много пис ал : водевили и драмы , очерки для гимназиче ского журнала , и даже издавал , специально для братьев , собственн ый журнал «Зайка» , который отправлял в Москву. С девятнадцати лет Чехов поступил на медицинский факультет Московского университета . В этом возрасте он становится кормильцем и , по существу , главою семьи . Он высту пает в роли воспитателя своих братьев. Чере з пять лет он заканчивает университет и получает звание врача . Еще студентом писатель начинает сотрудничать с юмористическими изданиями «Стрекоза» , «Осколки» , «Будильник» . Первый рассказ Чехова был напе чатан в 1880 году («Письмо к ученому соседу» ). Чехов в ступает на писательский путь в эпоху , которая известна как пора безвременья. Его произведения печатаются под псевдон имами Антоша Чехонте , Человек без селезенки и другие – известно свыше 50 чеховских п севдонимов. В апреле 1890 г . А.П . Чехов отправляется н а Сахалин в длительное и тяжело е путешествие с целью понять народ и его работы , его стремления . На обратном пу ти Чехов побывал в Индии , Сингапуре , на Цейлоне , в Порт-Саиде , Константинополе. Впечатления от поездки были богатыми , сложными , противоречивыми. В 90-е годы Чехов уже стал писател ем с европейской известностью . В это время он печатает такие шедевры , как «Палата № 6» , «Попрыгунья» , «Рассказ неизвестного че ловека» , «Человек в футляре» , «О любви» , «К рыжовник» , «Ионыч» и др. Основная тема рассказов эт ого пе риода – это жизнь обыденных людей соврем енников писателя . Чехов пишет о заблуждениях , о ложных представлениях судьбы , выбранной героями. Чехов был реформатором театра . Все е го пьесы были поставлены – это и «Ча йка» (1895), и «Дядя Ваня» (1896), и «Ви шневый сад» ( ). Пьеса «Вишневый сад» была последне й. Весной 1904 года здоровье Чехова ухудшилось и по советам врачей Чехов отправился на лечение в немецкий курортный городок Баденвейлегр , но там он скончался. Чехов оставил своим творчеством неиз гладимый след в русской литературе. Чехов вошел в литературу пародиями и юмористическими рассказами – вес ело , но нельзя сказать , чтобы легко . Он дебютировал на страницах тогдашних журналов , которым требовались , в пер вую очередь , рассказы-миниатюры , рассказы-«сценки» , рассчитанные на мгновенный комический эффект . Чеховские юмор ески подобны зарисовкам с натуры , его «сце нки» , говоря сегодняшним языком , будто сняты скрытой камерой. Автор «Палаты № 6» , «Дамы с собачк ой» , н астойчиво стремился к краткости , к сжатому , плотному повествованию . Краткость ф ормы и талантливость для него были синони мами . Конечно , краткость сама по себе отню дь не безусловное достоинство и не всегда «сестра таланта» , похвала краткости предпола гает ум е ние немногими словами ска зать о многом , насытить скупую речь богаты м внутренним содержанием . Вот этим умением как раз и обладал Чехов . Он мог изв лечь главное из какой-то ситуации и предст авить эту часть так , чтобы читателю была понятна суть дела . Краткост и фо рм Чехов достигает за счет избежания боль шого количества персонажей . Это количество ог раничивается двумя-тремя лицами . Когда тема и сюжет требует нескольких персонажей , Чехов обычно выбирает центральное лицо , которое и рисует подробно , разбрасывая оста л ьных , по фону , как мелкую монету . Э тот прием позволяет сфокусировать внимание чи тателя на основной части рассказа. Случай в театре («Смерть чиновника» ), встреча на вокзале («Толстый и тонкий» ), беседа в вагоне поезда («Загадочна я натура» ), разговор за обе денным стол ом («Торжество победителя» ) – вот типичные для Чехова-юмориста ситуации . В которых он описывает обыденную жизнь , самые элементарны е и обычные бытовые ситуации , которые можн о увидеть каждый день , и , которые мы ча сто не замечаем . В них он раскрыв а ет разнообразные сюжеты , представляющие р азличных героев . А типичный чеховский персона ж – это человек из толпы , один из многих . Смех он вызывает не какими-то ст ранностями или причудами , а наоборот , своими в общем-то заурядными поступками . Эти поступ ки : вз я точничество , чревоугодие , амбици и «маленького человека» , льстивость , – порой доходят до крайности , и вызывают не т олько смех , а отвращение – стараемся нико гда не совершать их. Его произведения показывают поистине пошлую жизнь пошлого человека . Меньш е всег о узнают себя читатели в та ких произведения , когда пошлость прикасалась к высоким явлениям человеческого духа . А в едь именно здесь его смех был особенно ядовит и колюч . Яростью автора , надежно скрытой от массового читателя юмористической формой изложения, рождены многие строк и целящиеся прямо в мишень ; и чем мень ше в человеке человечного , тем жестче подч ерк юмориста. Когда Чехов хочет указать на бездуши е героя он придает ему свойства манекена , и в юмористическом рассказе возникают гр озные очертания сатиры. Такой герой живе т в плену нескольких закостеневших представле ний , они , как панцирь стягивают его живое чувство , глушат мысль . Привычка прислуживатьс я , доведенная до крайности у таких людей , может принять и опасную форму ; так во зникает фигура добровольног о надзирател я и доносчика («Унтер Пришибеев» ). Унтер де йствует вопреки здравому смыслу , он выглядит посмешищем , ходячей карикатурой , но от ег о тупого усердия исходит реальная угроза . Пришибеев со своим нелепым поведением не оплачиваемого полицией доброволь н ого шпиона , живет с мыслью как бы чего пло хого не случилось . Предмет , внушающий страх здесь не имеет предела : ведь не для политических сходок собираются вечером крестьяне , имена которых он вносит в свой списо к . Как бы себя жители не вели он н айдет повод в з ять их под стра жу . Он портит жизнь не себе , а другим – и этим страшен . Но по иронии с удьбы человек , рьяно защищающий закон («Нешто в законе сказано…» – главный его ар гумент ), законом же и наказывается . Уж в этой нелепости – своеобразие чеховской са тиры ; в отличие от Щедрина у Че хова нет чистой сатиры ; она у него све ркает юмористическими блестками . В конечном с чете Пришибеев не столько страшен сколько смешон . И когда , арестованный , вопреки здрав ому смыслу , опять кричит свое : «Наррод рас ходись !» – ясно , что э тот ч еловек – какой-то психологический курьез , фиг ура , близкая к гротеску . В Пришибееве , как в кривом зеркале , уродливо отразилась сам ая суть полицейско-бюрократического режима , то как халатно относятся к своей работе с лужащие : они тратят время на пустяко в ые дела , не имеющие никакого значения , когда , между тем , более важное забывается , оставаясь в незаконченном виде . Только Ч ехову было под силу создать такую разност ороннюю и вместе с тем целостную картину нравственного ущерба , нанесенного эпохой 80-х годов среднему обывателю . То , что произошло с Пришибеевым типичный , но не распространенный сюжет . Чаще , как видно и з сотен чеховских произведений , страх перед властью и сильными мира сего заставляет обывателя приспосабливаться к обстановке . Так родилась почва д л я типа хаме леона – одного из художественных открытий Чехова-юмориста. Очень важную роль в рассказе Чехова играет диалог . Он , собственно , и движет действие . Портреты героев даются обыкновенно только несколькими словами и основными штр ихами . Вспомним , напри мер , портреты героев в «Ионыче» или портрет «преступника» в «Злоумышленнике» . Часто то , что входит у читателя в привычное понятие о портрете (глаза героя , цвет волос и т.д .), у Чех ова совершенно отсутствует. Пейзаж , как правило , скуп , реалистически точен и в то же время максималь но выразителен . Чехов требовал от произведени я , чтобы читатель мог , «прочитав и закрыв глаза , сразу вообразить себе изображаемый пейзаж» . Поэтому вот как Чехов рисует к артину заката солнца : «За бугром дог о рала вечерняя з аря . Остала сь одна только бледно-багровая полоска , да и та стала подергиваться мелкими облачками , как уголья пеплом» («Агафья » ). Композиционной особенностью чеховского расс каза является также прием «рассказа в рас сказе» , к которому автор часто прибегает . Так построе ны , например , рассказы «Крыжовн ик» и «Человек в футляре» . Этот прием позволяет автору добиться в одно и то же время и объективности изложения , и э кономии формы. Чехов старается писать языком простым и легким для нас , понятным любому слою читателей . Просто та языка – результа т огромной , напряженной работы автора . Это раскрывает сам Чехов , говоря : «Искусство писат ь , состоит , собственно , в искусстве вычеркивать плохо написанное» . Автор беспощадно борется со штампами языка и избитыми выражениями . С другой стор о ны , Чехов стрем ится к созданию простых синтаксических форм . Его сравнения и метафоры всегда новы , неожиданны и полны свежести : писатель умеет обратить внимание на какую-то новую сторо ну предмета , известную всем , но подмеченную как художественное средство л ишь особым зрением художника . Вот пример образног о сравнения , взятый из записной книжки Чех ова : «Почва такая хорошая , что если посади ть в землю оглоблю , вырастет тарантас» . Сл оварное богатство Чехова колоссально . Он знат ок профессионального жаргона , и чит а тель безошибочно , даже не предупрежденный автором , узнает по языку профессию и социальное положение персонажа рассказа : солдата , приказчика , моряка , монаха или врача. Чехов ярко изобразил образ Унтера Пр ишибеева и по силе сатирической выразительнос ти , по широте обобщения этот герой м ожет быть поставлен рядом с лучшими сатир ическими образами Гоголя и Салтыкова-Щедрина . Имя унтера стало нарицательным. Вообще , персонажи чеховских юморесок про чно запоминаются , а иные , вроде Червякова и Пришибеева , вошли в осн овной фонд нашего душевного опыта . При осмыслении жизн и , жизненных процессов на «сценки» Чехова ссылаются менее охотно , чем на романы Дост оевского , Толстого . И не случайно : в «сценк е» перед нами – полнокровный характер , за вершенный образ . Внешне – зарисов к а с натуры , а по сути – глубо кое художественное обобщение . Тем Чехов и отличается от своих многочисленных собратьев . Их имена сегодня известны узким специалистам , а ведь они были писателями небесталантли выми и некогда пользовались популярностью . Но , умея с мешить , они не умели обобщать , не умели говорить с читателем на языке образов-характеров , и поэтому их со чинения не выдержали самого главного испытани я – испытания времени , которое выдержали чеховские произведения , читаемые сейчас с так им же интересом. Чехов начал с юмора и вместе с тем не только с юмора . В состав его раннего творчества (1880-1887 гг .) входят и рассказы драмати ческого характера , причем удельный вес этих рассказов год от года возрастает . Правда , резкой черты между драм атическими и юмористическими произведениями провести нельзя , поскольку первые порой не свободны от комизма , от комических моментов . И все же черта ощущается , и она существенна . Жанр пародий прижился в раннем творчестве пис ателя . Шаблон , в какую бы форму о н ни рядился , встречал ядовитую насмешку Чехова . Вот как , например , он высмеивал в 1884 году композиционные стандарты беллетристики в цикле своих заметок «Осколки московско й жизни» (они печатались в петербургском ю мористическом журнале «Осколки» , с которым Чехов активно сотрудничал , начиная с осени 1882 года ): «Читаешь и оторопь берет <… > Уби йства , людоедства , миллионные проигрыши , привидения , лжеграфы , развалины замков , совы , скелеты , сомнамбулы <… > В завязке кровопролитие , в развязке тетка из Тамбова , кузи на из Саратов а , заложенное именье на юге и доктор с кризисом» . Эти строки , имевшие в виду модный тогда жанр уголовного романа , – то чно продолжение пародии «Что чаще всего в стречается в романах , повестях и т.п .?» Те же немыслимые ситуации с надуманным хо до м событий и развязкой , те же герои (вплоть до «тетки из Тамбова» ) и та же форма – в виде перечисления признаков «литературной заразы». Среди пародий Чехова на уголовные ро маны – одна из вершин его юмористическог о творчества : рассказ «Шведская спичка» (1884 г .). В нем выведен старательный начит авшийся Габорио следователь , который действует по всем правилам науки – и именно потому попадает впросак . Розыски «трупа» бывш его корнета Кляузова с помощью ряда улик и решающей из них – сгоревшей спичк и , которую обро н ил «убийца» в спальне «убитого» , – образец трафаретного мы шления . И здесь , как всегда , юмористический эффект возникает из несоответствия : серьезные усилия – и ничтожный до скандальности (в буквальном смысле ) результат : Кляузова на шли целехоньким в уютной б ане у прекрасной обладательницы шведских спичек. Близкие к пародиям иронические стилизац ии иностранных романов . Это огромный «рассказ » «Ненужная победа» , в котором Чехов , не имея в виду высмеять определенное произвед ение , уловил черты романов модного тогд а в России венгерского писателя роман ического склада Мавра (Мора ) Иокая , и так увлекся драматической историей уличной певицы-ц ыганки , что ввел в заблуждение некоторых с воих читателей , действительно принявших чеховскую вещь за роман Иокая. Все эти «стилиза ции» , выдавая в Чехове талант пародиста , блестяще доказывают , что иммунитет к подражанию у него бы л врожденный . И чувство юмора – тоже. Юмористическое начало дня Чехова-писателя не было случайным . В художественном отношен ии юмористические рассказы созрели ранее других его жанров . К шедеврам его юмори стики , кроме «Письма к ученому соседу» и «Шведской спички» , относятся широко известны е рассказы : «Смерть чиновника» , «Толстый и тонкий» , «В цирульке» , «Хамелеон» , «Хирургия» , «Жалобная книга» , «Брожение умов», «Нал им» , «Беззаконие» , «Пересолил» и др . В этом же ряду должно быть названо несколько замечательных рассказов о детях , стоящих ос обняком в наследии Чехова-юмориста : «Детвора» , «Гриша» , «Кухарка женится» , «Мальчик» – бесхи тростные истории , рассказанные авт о ро м с доброй улыбкой . Хотя юмористические ра ссказы Чехова относятся в основном к перв ому периоду , неверно было бы весь этот период назвать юмористическим . В те же годы , когда Чехов писал веселые рассказы , составлял смешные подписи к рисункам , сочинял кала м буры и т.д . Он писал большие повести , где было место и лирике и грусти (например , «Цветы запоздалые» , 1882 г .), рассказы о трудной судьбе разных людей города и деревни («Хористика» , «Горе» , «То ска» ). В таких рассказах есть чему улыбнут ься , над чем засмеят ь ся , но в целом они освещены мыслью автора о н есбывшихся надеждах и несостоявшемся человеческо м счастье. А вообще , многие произведения Чехова н ацелено педагогичны – в лучшем смысле эт ого слова . Убедительно показать травмирующее действие бестактности , несдер жанности , беззаст енчивости , нравственный вред , въевшийся в обыд енное общение , фальши – разве это не педагогика ? И тем она результативней , что заключена , как правило , в объемных образах-карт инах , весьма далеких от прямого поучения . Чехов всегда искал возмо ж ности «в оспитывающе влиять» на читателя . «Влияние» эт о мы испытываем и сегодня. Смех Чехова направлен против человеческ их пороков независимо от чина , культуры и сословия героя . Чехов исходил из представ ления об абсолютной ценности человеческого до стоинств а , и ничто в его глазах не оправдывало «отклонения нормы» , т.е . нравствен но ущербного , недостойного поведения . Ничто – значит , ни положение человека , ни уровень его развития , ни давление обстоятельств . В мире Чехова ни для кого не делается исключений : со в сех одинаковый спрос. Мелкость души и низость побуждений он презирал и в «маленьком человеке» , угнетенном чиновнике . Обрати в взор к тому дурному , что в «маленько м человеке» пробуждало жестокое время , молодо й Чехов смеялся над ним . Этим определялось большо е общественное значение его юм ористического творчества , и с высоты нашего времени это видно особенно ясно . Такие рассказы , как «Мелюзга» , «Орден» , «Упразднили» , написаны художником , беспощадным к тем , кто жалок по существу , да еще и унижает сам себя . Ничт о жность человека Че хов подчеркивал тем , что показывал огромное значение в его жизни мелочей , пустяков. «Как-то и уважения к себе больше чувствуешь» – думает учитель Пустяков , нацеп ив на себя чужой орден , чтобы идти на бал к купцу Спичкину («Орден» , 1884 г .). И когда «пустяку» грозит опасность , жизнь теряет смысл. Пустяков на балу встречает сослуживца , это дает повод для мук нравственных (ст ыд ) и физических (как прикрыть правой руко й орден , сидя за пиршественным столом ?). Но , когда обнаруживается , что и тот его боится – по той же причине ! – г ерой перестает мучиться , а авторский голос становится резче : как , в сущности , жалки эти добродушные , никому не делающие вреда люди ! И нелепые случаи , и психологические казусы носят общечеловеческий характер : с кем не мо жет такого случиться ? Вспомним хотя бы , как пятеро мужчин ловили и упустили опять в воду налима («Налим» , 1885 г .). Здесь все смешно . Даже горб плотника Андрея обыгрывается как юмористическая деталь : как ни боялся он при своей «низкой комплекции» лезть в в оду , страсть рыболова взяла верх , но при первой же попытке стать в воде на ноги он погрузился в нее с головой , пуская пузыри . Довольно дерзкий литературный прием . Но , что у другого писателя могло прозвучать г лумлением над уродством «маленького человека» , з десь нас веселит самым непринужд енным образом . И как колоритны оба плотник а , не спешащих строить купальню для барина , и кучер Василий («Который тут Налим ? Я его сичас…» ), и старый пастух , от нет ерпенья не успевший раздеться до конца и лезущий в реку «прям о в пор тах» , и сам барин , который , наоборот , дает сначала остыть своему холеному телу . Как они точно очерчены в своей социальной психологии и индивидуальной неповторимости. Настраивая на веселый лад читателей с воих рассказов , Чехов приглашал их посмеяться н ад происшествиями , подобными случаю с Налимом . И они смеялись , не замечая к оварства автора . Смеялись над глупым Червяков ым , трясущимся от страха перед старичком г енералом , на лысину которого он чихнул («С мерть чиновника» ), над полицейским надзирателем Очу м еловым («Хамелеон» ), над умалише нными из рассказа «Случаи mania grandiosa » (один из этих б ольных , например , боялся обедать вместе с семьей и не ходил на выборы , потому чт о знал : «сборища воспрещены» ). Смеялись и н ад членами санитарной комиссии в лавке , за к усывающими гнилыми яблоками , которые они конфисковали ввиду опасности заражения холер ой («Надлежащие меры» ), над героем рассказа «О даме» , который прерывает беседу о Ше кспире , чтобы высечь племянника , и говорит потом о процветании искусства и гуманности . С меялись и не замечали , что , в сущности , смеются над собой . Потому что всем этим была опутана жизнь усердного читателя юмористической прессы. Особое свойство чеховского смеха – так называемая внутренняя ирония или объектив ная , не высказанная автором прямо, т.е . ирония самой жизни , – проявилась уже в ранних рассказах . Разве не посмеялась жиз нь над унтером Пришибеевым и другими геро ями. Смех Чехова – то веселый , то с оттенком лирической грусти , то легкий и светлый , то граничащий с сатирой , – п оистине неисчер паем. Во второй его период (1888-1904 гг .) смех н е исчезает , но преобразуется – из самосто ятельной художественной величины в слагаемое многопланового изображения . Перестройку претерпевает и сам жанр , его границы хоть и ко леблются , но не в значительных пределах ; поздний чеховский рассказ по размерам бо льше ранней «сценки» , и все же это раз меры подчеркнуто малой прозы . Но иной стан овится внутренняя лира произведения – лира его содержания . Второй период отличен раз мыканием границ : явное преим у щество получает рассказ , представляющий собой жизнеопи сание . Изображается уже не момент из биогр афии героя , а сама биография , в ее боле е или менее длительной протяженности , о та ком рассказе говорят : «маленький роман» . В чем художественно весомое сочетание п ротивоположного : скромные размеры , но широко р азвернутый , многоохватывающий сюжет . Образцы таког о рассказа – «Учитель словесности» , «Дама с собачкой» , «Душечка» , «Ионыч» , «Невеста» , « Студент» . Эпизод вбирает в себя обзорные , суммирующие характеристики , в ы свечивающие весь уклад жизни , соединяющий настоящее с прошлым . Жизнеописания как такового нет , но видна биографическая перспектива , видно на правление жизненного пути. В поздних рассказах главенствует пробле ма смысла жизни , ее наполненности , ее сдер жанност и . Теперь рассматриваются различные формы «отклоняющегося» жизнеустройства , различные проявления обыденной жизни . Над человеком с «робкой кровью» молодой Чехов откровенно смеялся , теперь же преобладает иной тон , иной подход , продиктованный стремлением объ я снить утраты , найти связь причин и следствий , установить меру беды и м еру вины . Поздние чеховские рассказы одноврем енно ироничны и лиричны , скрывают в себе и усмешку , и печаль , и горечь. «Маленький роман» , разумеется , не есть уменьшенное подобие большого романа . В том-то и суть , что рассказ , приближенный к рассказу , с особой настойчивостью и энер гией реализует свои собственные ресурсы – изобразительные и выразительные . Рассказ углубл енно выявляет свою жанровую специфику . Нетруд но заметить : благодаря сжато с ти жи знеописания рельефно проступает схема биографии , ее «чертеж» ; резко обозначаются внезапные или стадиальные перемены в облике , в су дьбе героя , в его состоянии . Возможность с оздать ступенчатость , стадиальность биографического сюжета , – единым взглядом о хвати т жизнь человека как целое и как проц есс – и составит привилегию малого жанра . Чехов , в своем зрелом творчестве , дал тому неоспоренные доказательства. Во второй половине имеется яркая юмо ристическая страница – это одноактные шутки , или водевили : «Мед ведь» (1887 г .); «Предлож ение» (1888 г .); «Свадьба» (1890 г .); «Юбилей» (1891 г .). Вод евиль Чехова не имеет соответствия в русс кой литературе . В нем нет танцев и куп летов , он полон другого движения : это диал ог в одном акте , развивающийся с искрометн ой сил о й . Здесь жизнь схвачена в острые моменты : праздничное торжество , пер емежающееся бурными скандалами . В «Юбилее» ск андал поднимается до уровня буффонады . Все происходит одновременно : женоненавистник Хирин готовит доклад для юбилея банка , Мерчуткина выклянчи в ает у главы банка Шип учина деньги , жена Шипучина слишком подробно и нудно рассказывает о том , что она пережила у матери , и идет словесная пер епалка между Мерчуткиной и мужчинами . Каждый говорит свое , никто никого не хочет д аже слушать . И получается то , чт о Чехов сам себе ставил условием для хорошего водевиля : «сплошная путаница» (или «вздор» ); «каждая рожа должна быть характеро м и говорить своим языком» ; «отсутствие дл иннот» ; «непрерывное движение». Путаница и нелепость в «Юбилее» дост игает высшей точки в минуту , когда р азъяренный Хирин набрасывается , не разобравшись , на жену Шипучина (вместо Мерчуткиной ), та визжит , ошибка выясняется , все стонут – и входят служащие : начинается юбилей , тщател ьно ими подготовленный . Обессиленный юбиляр п ерестает что-либо го в орить , соображает , прерывает речь депутатов , бормочет бессвязны е слова , и действие прерывается : пьеса кон чилась. Несостоявшийся юбилей , фактическое топтание на месте при суетливом движении основных и мельтешении случайных лиц (а за кул исами , как выяснилос ь , идет подлинное действие – подлоги , казнокрадство и т.д .) – это образ той же жизни , которую мы знаем по чеховским рассказам 1880-х годов , но в юморе его теперь больше жесткости . Потому что за спиной автора «Юбилея» был груз свежих воспоминаний о сахалин с ком «аде» (поездка на Сахалин состоялась в 1890 г .). Ирония характерна для зрелой чеховской прозы , и особенно Чехов дорожит потаенной , скрытой ироничностью – дорожит тем , без чего ему не обойтись при изображении жизни вроде бы обыкновенной , нормальной , но по сути мнимой , фиктивной . В рассказ е Чехов осуществляет углубленный психологический анализ , обнажающий противоречие между привыч ным и желанным , между желанным и осуществи мым , раскрывающий явления внутренней несвободы . Тонко переданы настроения , состояни я , изнутри заполняющие сюжет рассказа . Гер оев таких произведений настигают не одни лишь горькие мысли , он приходит не только к печальным выводам , ему открываются и другие обобщенные мысли , разнокачественные выво ды. После «Юбилея» ни водевилей , ни друг их ве селых произведений Чехов больше не писал . Три «осколочных» рассказа 1892 года (перерыв в юмористике был пятилетний – с 1887 г .) – «отрывок» , «Из записок старого педагога» , «Рыбья любовь» – не вернули прозе Чехова ее прежнего юмористического т она . Но вряд л и сыщется произвед ение Чехова 1890-1900 годов , в том числе и др аматическое , в котором не сверкнули бы улы бка автора , смешной эпизод , каламбур. По свидетельству близких , люб имым рассказом самого Чехова является «Студен т» (Ялта , 1894 г .). «Студе нт» – один из самых коротких , но и наиболее совершенных по форме рассказов Чехова . Сюжет его прост и четок . Иван Великопольский , студент духовной академии , вечером в страстную пятн ицу держит путь домой . По дороге задумывае тся о смысле жизни , о совместимос т и прошлого и настоящего , о том , что за все эти годы также есть и бед нота , и голод , и т.д . По дороге он в стречает двух вдов , мать и дочь . Греется с ними у костра , при этом рассказывает им евангельскую историю . Слушая этот расс каз , одна из крестьянских женщ и н заплакала , а у другой на лице появило сь выражение сильной сдерживаемой боли . Потом , продолжая свой путь , студент думал о том , что не только ужасы жизни , как тол ько что ему думалось , но и правда , и красота , направлявшие человеческую жизнь , всегд а составл я ли главное в ней и вообще в земле , и мало-помалу , жизнь к азалась ему восхитительной. «Студент» достаточно определенно ассоциируе тся с одним известнейшим отрывком эпопеи «Война и мир» , тем эпизодом , где происходя т две знаменательные встречи Андрея Болконск ого со старым дубом. Эпизод с дубом вошел в идейно-художе ственную ткань романа-эпопеи как вставная нов елла об обретении толстовским героем утраченн ого смысла жизни , о возвращении его к чувству молодости , надеждам о счастье и ве ре в собственные силы . Он во спринимает ся как прообраз новеллы об обретении студ ентом Иваном Великопольским того , что будет определено Чеховым , как «главное в человече ской жизни» . В душе толстовского героя пер еворот был совершен «красотой и любовью» , в душе чеховского – «правдой и кр а сотой» , неизменных на протяжении многих веков человеческих чувств , ставших дос тупными юноше , только стоящему на пороге ж изни . Но прикосновение к «главному» – пра вде , красоте и любви – подарило и кня зю Андрею и чеховскому студенту , людям с таким несопостав и мым жизненным о пытом , совершенно сходные чувства : силу , молодо сть , веру в возможность счастья . Даже стру ктура чеховского «Студента» следует основным моментом толстовского эпизода : поначалу – кр уг безнадежных мыслей героев ; затем – неп редвиденная встреча , р азрывающая его и дающая новое направление мыслям ; возникае т иное ощущение непрерывности , вечности лучши х человеческих побуждений , а в итоге – вечности жизненной правды и красоты ; наконе ц , утверждается чувство обновления и просветл ения в душах героев , прич е м в обоих случаях оно сопровождается обновлением и просветлением самой природы : в романе появляются блеск солнца и молодость лист вы , в рассказе средь вечерней тьмы неожида нно открывается взгляду яркая полоса зари. Идейно-композиционные переклички между «Ст удентом» и эпизодом романа «Война и мир» свидетельствуют , что к середине 1890-х годов Чехов отказался именно от «морали Толстого» , а не от всего «толстовского» . Т.к . художественное воздействие знаменитой эпоп еи обнаруживается в чеховском творчестве впло ть до самых последних лет , даже в произведениях , относящихся к другому лите ратурному роду. Вписавшись в классическую традицию XIX века , «Студ ент» , в свою очередь , составил литературную традицию XX века . Через много десятилетий он от кликнулся на страницах пис ателя , для к оторого была безусловно важна как русская классическая традиция в целом , так и ее чеховская струя – у К.Г . Паустовского. У Паустовского имеются такие слова : «Есть четыре места в России , которые полны огромной лирической силы и связаны с подлин ной народной любовью – дом Чехова в Ялте , дом Толстого в Ясной По ляне , могила Пушкина в Святых горах и могила Лермонтова в Тарканах . В этих места х – наше сердце , наши надежды ; в них как бы сосредоточена вся прелесть жизни». Вдумываемся в перечень этих сла в ных отечественных имен , дорогих близких и дальних мест… Все они – тоже звенья той самой единой непрерывной цепи , какая о днажды привиделась герою первого ялтинского р ассказа Чехова , написанного холодным мартом 1894 года. Многие интеллигенты в 90-ые годы пропо ведуют отказ от больших идей , от «героизма » . Они возводят в идеал «среднего человека » , стремящегося исполнять «малые дела» – распространять культуру , устраивая аптечки и библиотечки , помогая бедным крестьянам , отстаю щ им ученикам . Тем самым отвлекали от больших общественных проблем , от задач коренного изменения русской жизни. А.П . Чехов осуждал эту проповедь «мал ых дел» . В рассказе «Дом с мезонином» соединены две темы – тема труда и те ма народа . Художник , от лица котор ого ведется повествование , встречает в дворовой усадьбе двух сестер-красавиц . Старшая сестра , Лидия Волчаникова , решила для себя быть деятельной и доброй , помогать бедным и больным , распространять знания среди крестьян . Лида отмахивается от чувств , искусс т ва , ведь по ее мнению , они не п риносят пользы народу . Она даже вмешивается в личное счастье Жени и художника. Отрицанию все той же проповеди «малы х дел» , осуждению застоя , посвящены рассказы «Человек в футляре» , «Крыжовник» , «О любви» , созданные в 1898 го ду. В отдельных рассказах писатель спорит с аскептической идеей толстовской «Крейлеровье й сонатой» (толстой осуждает «чувственную» лю бовь , отрицательно относится к идее равноправ ия женщин ). В знаменитом рассказе «Дама с собачкой» показал людей обыденных ( Туро в и Анна Сергеевна ), но в то же вре мя это люди с богатым душевным миром . Этот рассказ вызвал у читателей отвращение к серой обыденной жизни. Образом Полознева из рассказа «Моя ж изнь» Чехов осуждал теорию толстовства и «малых дел» . Мало изменить свою ж изнь , мало хождения в народ , а нужны коренн ые изменения в жизни общества . Чехов не только спорит с Толстым , но и зовет к социальной борьбе. Еще одна характерная особенность Чехова : его проза по совершенству отделки сопост авима с прозой поэтов . Такая проза н епременно несет в себе поэзию . Чехов , не будучи поэтом , учился мастерству именно на прозе поэтов и является последователем н е своих старших знаменитых современников – Л . Толстого и Достоевского , а своих «д едов» – Пушкина и Лермонтова. Свидетель ство тому – явное продолжение их традици й в его зрелом творчестве : философская осн ова произведений ; лаконизм , сосредоточенность пове ствования на главном , отсутствие «болтливости» (весьма характерной для беллетристов XIX - XX веков ); внимание к о бъе му , не превращающему чтение одного произведения , написанные порой под давлением критиков , строится «блоками» , дающими читателю возможность отдохнуть , на время прервать чт ение («Степь» , «Человек в футляре» , «О любв и» ); наконец , совершенство в отделке формы (лексика , ритм , единая методика п роизведения ). По существу , «Палата № 6» – это чеховский «фаталист» , «фаталист» конца XIX века . Полем ика с Львом Толстовым в деликатной , непрям ой форме проходит через многие произведения Чехова , а наиболее резкие его выступл ения против «толстовства» содержатся имен но в «Палате № 6» , да еще в «Крыжов нике». В «Палате № 6» и «Фаталисте» пров еряется одна и та же философская теория ; при этом не только способы ее проверки жизнью прямо противоположны (повышенная акти вность Печорина и полная пассивность до ктора Рагина ) – прямо противоположны и ре зультаты : герой «Фаталиста» выигрывает крайне опасную схватку – герой «Палаты № 6» полностью проигрывает жизненную битву , в кото рую и не вступал : ее вели другие , умело и нагло , пользуясь его па с сив ностью . Чехов , конечно же , созидательно отталки вается от лермонтовского «Фаталиста» и лишний раз показывал своим современникам , как ни зко они пали в самом подходе к филосо фским системам по сравнению с деятелями з олотого века. Много говорилось в былые г оды об атеизме Чехова-врача , «материалиста» уже в силу своей первой профессии . Произведения Чехова опровергают эту грубую натяжку . Так , в уста художника в «Доме с мезонином » писатель вложил самые горячие свои мечт ы о всеобщей увлеченности религией : «Раз ч е ловек сознает свое истинное приз вание , то удовлетворять его могут только р елигия , наука , искусство , а не пустяки» – не «книжки с жалкими наставлениями и прибаутками» . Ограничены для Чехова и перех од от сугубо земных проблем к загадкам мироздания , и воспри я тие Земли как части необъятного космоса , и сердечно-тепл ое отношение к евангельским образам (все э то – в пушкинско-лермонтовской традиции ). Вот , к примеру , рассказ «Студент» , с его я рким переживанием событий в Гефсиманском саду . Или реплика Пети Трофимова о бессмертии – реплику , проникнутую горячим ав торским чувством (Чехов неоднократно отдавал свои заветные мысли героям , к которым отно сился критически ; да у него , собственно , и нет героев безупречных ). В его произведен иях звучат периодически мысли о бессме р тии души , наверно , так думал и Чехов. Для Чехова чтобы быть фаталистом дея тельным , надо видеть в человеческой жизни более высокие цели и задачи , чем материаль ное благополучие , безопасность , покой , чем иску сство «жить , чтобы жить» и как можно д ольше . «Для какой цели я родился ?» . Этот вопрос волновал и Чехова . Отсутствие высоких целей у интеллигенции его времен и удручало его , как и Лермонтова . Искать пути для социального прогресса , не забывая за земными заботами о Боге , о высшей правде – вот призыв звучащий в произведениях Чехова . И , пожалуй , наи более непосредственно , искренне выражает себя писатель в монологе Ивана Ивановича («Крыжовн ик» ): «– Павел Константиныч , – проговорил он умоляющим голосом , – не успокаивайтесь , не давайте усыплять себя : пока молоды , с и льны , добры , не уставайте дела ть добро ! Счастья нет , и не должно его быть , а если в жизни есть смысл и счастье , а в чем-то более разумном и великом . Делайте добро !» Иван Иваныч говорил это , «как будто просил лично для себя» . То же хочется сказать и о само м Чехове : его завет нам , его горячая просьба «лично для себя» : «Не уставайте делать добро !» При перечитывании произведений А.П . Чехов а всегда обнаруживаешь , что его размышления о нравственных , социальных , религиозно-филосо фских вопросах вплетаются в нынешние злободневные дискуссии столь органично , как б удто Чехов – буквально нам современник . П оначалу это вызывает радостное удивление , но весьма скоро осознаешь , что радоваться не чему : российское общество в течение целого век а не решило ни одного из тех кардинальных социальных вопросов , которые занимали умы на рубеже XIX - XX веков . Тогда , как и сейчас , подавляющее большинство честных мыслящих людей были убеждены : дальше так жить нельзя , нужны перемены , что привело бы к больше й с оциальной справедливости , к большей гармонии в отношениях между государством и личностью , обозначило бы начавшееся , наконец , движение вперед. Чехов оказал мощное воздействие на р азвитие рассказа XX века . И сегодня чеховская традици я – одна из наиболее про дуктивных . Она прослеживается в творчестве многих сов етских прозаиков . По наблюдению Веры Пословой : «Чехов – это зерно , из которого прои зрастают разные по художественным приемам и манере ростки писательского творчества». «Если бы он даже ничего не писал , – говорил И.А . Бунин , – кроме « Скоропостижной конской смерти» или «Романа с контрабасом» , то и тогда можно было б ы сказать , что в русской литературе блесну л и исчез удивительный ум , потому что ведь выдумать и уметь сказать хорошую шут ку могут только очень у мные люд и , те у которых ум «по всем жилушкам переливается»». Список лите ратуры : 1. Э . Полоцка я «Юмор Чехова» , 1985 г. 2. И . Гурвич «Мир чеховского рассказа» , 1987 г. 3. Научно-методич еский журнал «Литература в школе» . Москва . «П росвещение» , апрель 1998 г. 4. Научно-методич еский журнал «Литература в школе» . Москва . «Просвещение» , январь 1996 г.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Ви заметили, что в последнее время когда президент обращает куда-нибудь свое внимание, там сразу начинают сажать коррупционеров?
- Так я вам скажу, что у нас наверное в последнее время не слишком внимательный президент.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Мастерство Чехова-сатирика (на примере рассказов)", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru