Реферат: Мастер и время - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Мастер и время

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 90 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

10 Мастер и время (Отражение реальности в ро мане М . Булгакова “Мастер и Маргарита” ) План I . “Литература и революция” II . Мастер и его время. 1. Полемика с Троцким о художественном мастерстве и Мастерах. 2. Изменения “московского народонаселения” и разгар “великого перелома”. 3. “Творчес кий союз” МАССОЛИТ модель писательского общества Москвы. 4. Мир вечных человеческих ценностей Маст ера. II I . Мастер и наше время. IV . Вечна душа Мастера. Роман Булгако ва “Мастер и Маргарита” , как и все вел икие , вечные книги человечества , посвящён всес илию и непобедимости любви . Но не бу дем забывать того , что писался он во в ремена , когда господствующей силой в обществе , в стране и мире была ненависть . Ненав исть классовая и национальная , революционная и религиозная , общественная и личная… Нет сомнения , что Бу лгаков в 1923-1924 годах читал самую яркую , самую известную и самую влиятельную критическую книгу того времени – “Литература и Революция” Троц кого . Вряд ли мимо М . Булгакова прошли процитированные Троцким слова Блока : “Большевики не мешают писать стихи , н о они мешают чувствовать себя мастером ... Мастер тот , кто ощущает стержень всего своего творчества и держит ритм в себе” . Выска зывание это , по-видимому , так поразило или задело Троцкого , что он почувствовал прямо-так и обязанность высказаться по этому повод у , прокомментировать слова великого поэта , "надорвавшегося " на революции . И вот Троцкий объясняет , почему в этом высказывании Блока содержится не только “внутренняя в ероподобность” и “значительность” фразы , но и безусловная истина . “Большевики , - заявляет Т роцкий от имени партии , членом Политбюро ЦК которой он в то время состоял , - мешают чувствовать себя мастером , ибо мастеру надо иметь ось органическую , бесс порную в себе , а большевики главную-то ось и передвинули” . “Никто из попутчиков рево люции - а попут ч иком был и Блок , и попутчики составляют ныне очень важный отряд русской литературы - не несёт стерж ня в себе , и именно поэтому мы имеем только подготовительный период новой литератур ы , только этюды , наброски и пробы пера - законченное мастерство , с уверен н ым стержнем в себе , ещё впереди” . Целая к онцепция “новой литературы” держалась у Троцк ого на обыгрывании блоковского высказывания. Кажется , всё творчество Булгакова было призвано опровергнуть высокопарную сентенцию Т роцкого . Булгаков был глубоко убеждён , и драматургия его , и романы , и повести , и рассказы суть явления именно “закончен ного мастерства” , а не “этюды , наброски и пробы пера” . Булгаков не верил , а твёр до знал , что он-то безусловно “несёт” в себе “стержень” , неколебимую “ось” , вокруг к оторой враща е тся не только его творчество , но и вся его загубленная жи знь. Булгаков не сомневался в том , что никакой главной оси - ни в природе , ни в обществе , ни в частной жизни личности - не “передвинули” . И роман “Мастер и Мар гарита” содержит в себе спор и полемику не только с рассуждениями Троцкого о художественном мастерстве и Мастерах , но и с самим исходным высказыванием Блока . Бо льшевики исключительно мешали Булгакову писать , печатать , ставить на сцене или в кино свои произведения , но они не мешали ему (да и не м огли преуспеть в этом ) чувствовать себя Мастером. Многозначителен конец романа “Мастер и Маргарита” . Незадачливый пролетарский поэт Иван Бездомный , “интеллигент” , только “вышедшей из народа” (ещё недавно собиравшийся даже Ка нта отправить на Соловки на испр авите льные работы – “годы на три” - за шест ое доказательство существования Бога ), становится в результате всех сюжетных пертурбаций п рофессором истории . В этом отношепии Иван Бездомный - значительный прогресс “нового человека ” по сравнению с Полиграфом По л играфовичем Шариковым , который воспринимает как личное для себя оскорбление предложени е профессора Преображенского “поучиться хоть чему-нибудь”. При всём своём высоком трагизме роман “Мастер и Маргарита” оптимистичнее “Собачьег о сердца” . Покидая этот бренн ый мир , Мастер оставляет в нём своего ученика , который видит те же сны , что и он , бредит теми же образами мировой истории и культуры , разделяет его философские идеи , верует в те же идеалы всемирного , общечел овеческого масштаба... Ученик Мастера , его идейны й преемн ик и духовный наследник , ныне “сотрудник И нститута истории и философии” Иван Николаевич Понырев , “всё знает и понимает” - и в истории , и в мире , и в жизни . “Он знает , что в молодости он стал жертво й преступных гипнотизёров , лечился после этог о и в ы лечился” . Теперь он и сам Мастер . Булгаков показал , что обретение интеллигентности происходит через накопление знаний , через напряжённую интеллектуальную , шир е - душевную работу , через усвоение культурных традиций человечества , через избавление от чар “чё р ной магии преступных г ипнотизёров” . Значит , даже такое “штучное” явл ение культуры , как мастерство , подлежит творче ской преемственности , не уничтожается в апока липтические времена “мировых катастроф”. Герои “Мастера и Маргариты” - все без исключения , от мал а до велика - вы рвались на простор вечности и очутились в бесконечном пространстве мировой истории . И это свидетельствует о том , что ни как ие могущественные силы не властны над тем , кто несёт “в себе” свою “ось” , свой неповторимый нравственный и идейный “ с тержень” , кто является хозяином с воих помыслов и своего дела , кто владеет мастерством . Мастер живет в мире без социальных , национальных и временных границ . Е го собеседниками являются Иисус Христос , Кант , Гёте . Он современник и собеседник бессме ртных , ибо о н - равный с ними. Как и предшествовавшие роману фантастичес кие повести , “Мастер и Маргарита” - произведени е , в котором тоже сплавлены в нерасторжимо е единство реальность и фантастика . Но фан тастика здесь выполняет качественную роль . Он а не столько средств о испытания дейст вительности в экстремальной ситуации или усло вная деформация её гипотетическим допущением . Мир фантастических образов и сверхъестественных сил в романе - прорыв через тонкую плё нку суетной повседневности , через мелочи теку щей современност и грозных и неумоли мых черт Вечности , истинного , а не призрач ного бытия , в котором того не подозревая , находятся до времени все без исключения булгаковские персонажи . Недаром Булгаков гов орил о себе : “Я – мистический писатель”. В романе реально представлена Москв а , её коммунально-бытовой и литературно-театральный мир , так хорошо знакомый Булгакову . Для современников были узнаваемы гонители Мастера - бдительные критики булгаковских пьес , повест ей и рассказов , воюющие тем же орудием , что и сам Мастер - словом. Желая по ддержать Мастера , Маргарита отнесла в редакци ю газеты отрывок из романа , и он был напечатан . Удары посыпались градом . Мастера обвиняли в том , что он “сделал попытку протащить в печать апологию Иисусу Христу” , назвали “воинствующим старообрядцем”. И всё это - на основании одного отр ывка из художественного текста , законы которо го (законы искусства ) не позволяют идентифицир овать автора и его героев. Однако для критиков Мастера не сущест вует разницы между жизнью и художественным текстом , между искусств ом и не иску сством : они глухи к вечному , нетленному , он и погружены в политическую суетню и треск отню . Занимаясь искусством слова , верша свой неправедный суд над художниками , над Мастер ом , они заняты не своим делом , - но им недоступно понимание этого . Вот т ак с помощью слова в сознание читателей , не имевших возможности прочитать роман цел иком , настойчиво внедрялась недобросовестными око лолитературными дельцами мысль о вредных , вра ждебных помыслах автора идеях его произведени я. Итог : Мастер затравлен , первое же столкновение с литературным миром приводит его в сумасшедший дом , где он и пог ибает . Судьба , типичная для Мастера , живущего не в ладах с окружающим миром , вопреки ему , по своей собственной , внутренне своб одной логике ... В отличие от своего персона жа , р о манного Мастера , Булгаков вс ю жизнь боролся за свои произведения , пыта лся пробиться к читателю и зрителю , пока оставался в сознании , диктовал и редактир овал текст своего главного произведения. На своём знаменитом сеансе “чёрной ма гии” на сцене Варьете Вола нд размышля ет о том , изменилось ли за последние д есятилетие “московское народонаселение” . Он отмеч ает технический и научный прогресс , современн ый облик города , появление новых видов тра нспорта , говорит , что “горожане сильно изменил ись внешне” . Однако , “го р аздо боле е важный вопрос : изменились ли эти горожан е внутренне ?” Своего рода тестирование , ко торое проводит Воланд при помощи “чёрной магии” (сыплющиеся с потолка червонцы , за которыми начинается охота ; раздача модных вещ ей ; публичная казнь конферансье Бе н гальского , которому буквально “отрывают г олову” , и затем чудесное его “прощение” с приживлением головы на прежнее место (сво его рода игра страстями публики – расчёт то на свирепость толпы , то на её жалостливость и т . д .), убеждает его , а в месте с ним и чи т ателей роман а , что люди мало изменились , что они во обще мало меняются , несмотря на все коллиз ии истории : “Ну что же они - люди как люди . Любят деньги , но это всегда было… Человечество любит деньги , из чего бы те не были сделаны , из кожи ли , из бумаги ли , и з бронзы или золот а . Ну , легкомысленны ... ну , что ж ... и милос ердие иногда стучится в их сердцах ... обыкн овенные люди ... в общем напоминают прежних ... квартирный вопрос только испортил их...”. Квартирный вопрос действительно оказался одним из самых важных. Как не уплотн яли таких , как Персиков или Преображенский , квартир всё-таки не хватало . Друг Мастера Алоизий Могарыч очень хотел “переехать в его комнаты” (от того и стал другом ) и потому , “прочитав статью Латунского о р омане , написал на него (Мастера ) жал о бу с сообщением о том , что он хранит у себя нелегальную литературу...”. Воланд - то постоянное зло , которое нео бходимо для существования добра и вечной справедливости в мире . Такова диалектика исто рического развития и человеческого познания - с “древа добр а и зла” . Воланд олиц етворяет вечность , бесконечность времени , которое всех рассудит , всё расставит по местам , каждому воздаст по заслугам . То , что “од нажды весною , в час небывалого жаркого зак ата , в Москве , на Патриарших прудах” появи лся Воланд , определи в ший весь ход действия московских сцен романа , в которы х он со своей свитой оказывается в че ловеческом облике современников Булгакова конца 1920-х годов , раскрывает глубинный смысл про исходящего. Появление Воланда в самый разгар “вел икого перелома” , а затем и Большого террора - это попытка спроецировать время , беск онечное , справедливое время , на всех участнико в события – в романе Булгакова и за его пределами , в самой жизни . Это попы тка осуществить справедливость - поверх страшных реальностей эпохи , вне врем е ни и пространства . Фантастические картины романа Булгакова – это прежде всего суд времени , суд истории. Суд вечности , вершимый Воландом , просвечив ает всех персонажей романа , и становится я сно , кто из них выдерживает этот ослепител ьно яркий свет , а кто начи нает кор читься , таять , исчезать уже при первых про блесках вечности ... Среди тех . кто безусловно оправдан судом вечности - Мастер . Судьба его очевидным образом связана с героем его романа Иешуа Га-Ноцри , исторической ипостасью евангельского Иисуса . Мастера и его героя связывают и их “бездомность” , “бесп риютность” (Мастер теряет свою квартиру ), и травля , заканчивающаяся в обоих случаях дон осом и арестом , и предательство (Алоизий М огарыч - явный аналог Иуды из Кариафа ), и тема тюрьмы - казни (пребывание Маст е ра в клинике Стравинского сопоставимо с пленением Иешуя ), и мотив Ученика (Безд омный , который становится , как и Мастер , ис ториком-профессионалом , - смысловая параллель Левия Матвея , последователя и летописца Иешуа ). Булгаков сознательно , подчас демонстрати вно , подчёркивает автобиографичность своего Мастера . Остаповка травли , полное отрешение от литературной и общественной жизни , отсутст вие средств к существованию , постоянное ожида ние ареста , сыплющиеся градом статьи-доносы , пр еданность и самоотверженность л юбимой женщины , сопоставимая лишь гётевской Гретхен-Ма ргаритой бессмертного “Фауста” ... Почти буквальное совпадение того , как Мастер оценивает сво ё положение , говоря Бездомному : “Я нищий” - и Маргарите : “...со мною будет нехорошо , и я не хочу , чтобы ты по г ибла вместе со мной” - с тем , как характери зовал собственную судьбу Булгаков в письме к Правительству : “...у меня (...) налицо , в дан ный момент , - нищета , улица и гибель”. Судьба Мастера-Булгакова закономерна : в “с тране победившего социализма” люди , стоящи е у власти , делают всё , чтобы худож ник , учёный , мыслитель , инженер - каждый по-своем у - перестали чувствовать себя мастерами своег о дела , изо всех сил мешают им - не сколько даже писать , “творить , выдумывать , проб овать” , сколько видеть смысл и значение св о его творчества , сознавать себя ис полнителями собственной миссии в обществе , а не какого-то запланированного свыше “социаль ного заказа”. Не случайно именно Мастеру нет места в этом мире ни как писателю , ни к ак мыслителю , ни как человеку , в то вре мя как МОСС ОЛИТ и ресторан “Дом Г рибоедова” переполнены людьми , именующими себя писателями , их жёнами и иными , ещё менее причастными к литературе лицами. Среди “последних похождений” Бегемота и Коровьева – посещение ресторана писательско го “Грибоедова” . “Вы - писател и ?” - спрос ила гражданка , которая в толстую конторскую книгу записывала входящих в ресторан - “неиз вестно для каких причин” , “Ваши удостоверения ?” – “...Какие удостоверения ?” - спросил Коровьев , удивляясь” ; “чтобы убедиться в том , что Достоевский - писате л ь , неужел и же нужно спрашивать у пего удостоверени е ?” - продолжил он . – “Да возьмите вы любых пять страниц из любого его ром ана , и без всякого удостоверения вы убедит есь , что имеете дело с писателем . Да я полагаю , что у него и удостоверения-то никакого не было !” - “Ваши удосто верения , граждане , - сказала гражданка” . – “Пом илуйте , это , в конце концов , смешно , - не сдавался Коровьев , - вовсе не удостоверением оп ределяется писатель , а тем , что он пишет ! Почём вы знаете , какие замыслы роятся в моей голове ?” . Б о льное общест во , где определяют , является ли тот или иной человек писателем , по клочку картона , что в переплёте из дорогой кожи , коричн евый , “с золотой широкой каймой” . Возможно , поэтому на вопрос Бездомного : “Вы - писатель ?” - “Гость потемнел лицом и погр о зил Ивану кулаком , потом сказал : - “Я - мастер...” . Зато совершенно беспрепятственно поп адают в “Грибоедов” члены МАССОЛИТа – “о дной из крупнейших московских литературных ас социаций” , среди них поэты - Рюхин и Бездом ный , критики Латунский и Лаврович , гони т ели Мастера. Своеобразной моделью общества является в романе Булгакова “творческий союз” МАССОЛИТ - легко узнаваемый гибрид РАППа конца 20-х - начало 30-х годов и более позднего Сою за советских писателей (как оказалось прямой преемник РАППа по всем основны м вопросам , такая же бюрократическая , принципиально нетворческая организация ). Так называемый тво рческий процесс в МАССОЛИТе развивается по “плану” : хочешь написать рассказ или новелл у - получай “полнообъёмный творческий отпуск” на две недели ; хочешь напи с ать роман или трилогию - бери такой же отпус к , но “до одного года” . Можно , как выяс няется , что-то написать , даже взяв “однодневную творческую путёвку” . Определены и лучшие “творческие места” : Ялта , Суук-Су , Боровое и т.п . Но в эту дверь очередь (“не чрез м е рная , человек в полтораста” ). Буд учи членом МАССОЛИТа , можно решать не толь ко “творческие” проблемы , но и квартирные , и дачные , и продовольственные ... Чем выше (н ет , не талант ) административный пост , тем б ыстрее и удачнее решаются все проблемы . В самой аб б ревиатуре “МАССОЛИТ” ес ть что угодно , но не родство с литерат урой : Главлит , Массока , Мапп (как часть РАПП а или ВОАППа ), Пролеткульт и т.п. Из трёх тысяч ста одиннадцати членов МАССОЛИТа на страницы булгаковского романа попадают от силы десятка два . Но ни о дин из них не занят литературой , да и вообще неизвестно , занимается ли к аким-нибудь творчеством . Одни как “флибустьер” Арчибальд Арчибальдович , беллетрист Петраков-Сухове й , некие Амвросий и Фома , и прочие - зав сегдатаи грибоедовского ресторана , который не только славится на всю Москву “качеством своей провизии” , но и отпускает её массолитовцам “по самой сходной , отнюд ь не обременительной цене” (писательский спец распределитель ). Другие же заседают в Правлени и . Такова , например , “тайная вечеря” двенадцати ап о столов МАССОЛИТа в ожидании своего вождя и учителя Берлиоза (уже об езглавленного трамваем ). Все двенадцать как на подбор : беллетри ст Бескудников , поэт Двубратский , московская к упеческая сирота Настасья Лукинишна Непремнова , пишущая батальные морские расска зы под псевдонимом “Штурман Жорж” , автор популярных скетчей Загривов , новеллист Иероним Поприхин , критик Абабков , сценарист Глухарев , просто Денискин и Квант ... Они страдают от “духо ты” : “ни одна свежая струя не проникла в открытые окна” . Кроме того , всем досаждала своими соблазнительными запахами ресторанная кухня , “и всем хотелось пить , все нервничали и сердились” . Заняты они тем , что распределяют в своём воображении писательские дачи в литературном посёлке П ерелыгино и обсуждают , кому они могут дост атьс я . Всем ясно , что достанутся дачи “наиболее талантливым” , т.е . “генералам” . П о этому поводу “назревало что-то вроде бун та” . Делёжка материальных благ и привилегий , а также “здоровая и вкусная пища” по дешёвке - вот и всё , чем заняты умы и сердца “инженеров человеческих душ” , наводнивших “Грибоедов” на его двух этаж ах - первом , ресторанном , и втором , кабинетном. Невежественный пролетарский поэт-массолитовец Иван Бездомный по своей дремучести и н аписал заказанную ему антирелигиозную поэму . Бездомный - поэт сро дни вышедшему из б ездомных псов псевдочеловеку Шарикову . Та же агрессивность и злобность , то же воинству ющее неверие и презрение к знаниям , та же политическая бдительность . Только Шариков – кошкодав , а не поэт . “Ну вы , конеч но , человек девственный” , - гов о рит Мастер Бездомному ; и ещё раз :” ...ведь , я не ошибаюсь , вы человек невежественный ?” “Неузнаваемый Иван” легко соглашается с пришельцем : “Бесспорно” . Вообще встреча с вечн остью в образе Воланда , а затем в сума сшедшем доме - в лице Мастера совершенно п ер е рождают незадачливого поэта . После внезапной просьбы Мастера “не писать бол ьше” стихов Иван торжественно обещает и к лянётся в этом . Он расстаётся со своей литературной профессией с чувством нескрываемо го облегчения , даже освобождения . “Хороши ваши стихи , с кажите сами ?” - спрашивае т Бездомного Мастер . – “Чудовищны !” - вдру г смело и откровенно произнёс Иван” . Впроч ем , критическое к себе и своей деятельност и отношение исповедует уже “новый Иван” ", то и дело возражающий “ветхому , прежнему И вану”. Однако в глуби не души и “преж ний Иван” , и его коллеги по пролетарской поэзии сознают , что никакие они не по эты и не писатели. Под стать “ветхому Ивану” Рюхин , или “Сашка-бездарность” , как говорит о нём Бе здомный . Характеристика , которую в клинике Стр авинского даёт Бездо мный “брату по ли тературе” Рюхину , и обидна , и резки , и политически небезопасна : он и “первой среди идиотов” , и “балбес” , и “типичный кулачок по своей психологии” , “притом кулачок , тщате льно маскирующийся под пролетария” , “а вы загляните к нему внутрь - ч т о о н там думает ... вы ахнете ! - и Иван Никола евич зловеще рассмеялся” . Рюхину , конечно , не весело . Первая его реакция : “Это он мне вместо спасибо ! ,.. за то , что я принял в нём участие ! Вот уж , действительно , дрянь !” “Рюхин тяжело дышал , был красен и дума л только об одном , что он отогрел у себя на груди змею , что он принял участие в том , кто оказа лся на проверку злобным врагом” , т.е . дейст вительно был “красен” во всех смыслах , вкл ючая политический . Но на пути домой после “посещения дома скорби” Рюхиным овл а девает тяжёлое горе . “И горе не в том , что они (слова , брошенные Бездомным в лицо ему ) обидные , а в том , что в них заключается правда”. “Отравленный взрывом неврастении” , пролетарск ий поэт переносит часть своего озлобленного и унылого настроения на окружаю щий мир . В поле его зрения случайно попадае т памятник Пушкину , и уже Пушкин становитс я объектом зависти и брюзжания массолитовца : “Вот пример настоящей удачливости ..., какой бы шаг он ни сделал в жизни , что бы ни случилось с ним , всё шло ему на пользу , в с ё обращалось к его славе ! Но что он сделал ? Я не постигаю ... Что-нибудь особенное есть в этих словах : “Буря мглою ...?” Не понимаю !.. По везло , повезло ! - вдруг ядовито заключил Рюхин (...) - стрелял , стрелял в него этот белогварде ец и раздробил бедро и обе с пе чил бессмертие...” Вот вершина понимания , достиг аемая членом МАССОЛИТа . Но на дне опустоша емого им в грибоедовском ресторане графинчика с водкой только одна мысль , которую н е может заслонить даже бессильная ненависть к счастливчику Пушкину : “исправить в его жизни уже ничего нельзя , а мож но только забыть”. Другое дело - заказчик поэмы о Христе , председатель правления МАССОЛИТа , редактор т олстого художественного журнала - Михаил Александр ович Берлиоз , “однофамильцем” которого является композитор (по словам Ивана Бездомного ). Критический разбор неудачного атеистического опуса Бездомного , которым занимается Берлиоз в начале романа , на Патриарших прудах , выд аёт в нём умного и весьма образованного . “...По мере того , как Михаил Александрович забирался в дебри , в которые мож ет забираться , не рискуя свернуть себе шею , лишь очень образованный человек , - поэт уз навал всё больше и больше интересного и полезного...” . Да и Мастер о Берлиозе гов орит , что он человек “начитанный” и “очень хитрый” . Берлиозу , с его “громким” именем , положением , умом , познаниями , много дано , по сравнению с убогим Бездомным и Рюхиным , в то время как он сознат ельно подлаживается под уровень презираемых и м поэтов - рабочих. В одной “связке” с Берлиозом оказываю тся критики Латунский и Лаврович . В от личие от Бездомного , они знают , что и как должно быть написано . Это литерат урные чиновники высокого ранга , “генералы” , - ка к называют их в “Грибоедове” подчинённые и тайные завистники . Лаврович “один в шест и” (имеются в виду комнаты на даче в Перелыгино ), “и столовая дубом обш итая” ! Чтобы получить такую дачу - их всего- то двадцать две , да ещё строятся семь ! - надо выслужить , т.е . писать не то , что хочешь , а то , что положено , что велят . П ять окон на восьмом этаже дома Драмлита принадлежат Латунскому ... Этим критикам уже “уплочено” (как на печати , которой з аверяет свою подпись на справке Бегемот ), вот почему “что-то на редкость фальшивое и неуверенное чувствовалось буквально в каждой строчке этих статей (имеется в виду р азгромные и доносительные рецензии на р о ман Мастера ), несмотря на их г розный и уверенный тон . “Авторы этих стате й , - Мастер , - говорят не то , что они хотя т сказать , и (...) их ярость вызывается именно этим”. И многоучёный Берлиоз , и Мстислав Лавр ович , и Ариман , и Латунский , и им подоб ные чувству ют себя совершенно своими среди бездомных и шариковых , рюхиных и рок ков , бронских и прочих . Это литературные ш вондоры не только не препятствуют агрессивном у невежеству неофитов человечества , но , напрот ив , всемерно ему потакают , искусно его исп ользуют и на п равляют . Эти люди , облечённые властью в литературном и журнал истском мире , обделённые нравственностью , циничные и прагматичные , равнодушны ко всему , кром е своей карьеры и приносимых ею дивидендо в . Они жертвы и палачи одновременно . По их вина страшнее , шар и ковых : они наделены и интеллектом , и знаниями , и эрудицией , и хорошо отработанной риторикой , - вс ё это сознательно поставлено на службу по рочной , преступной идее , подлинный смысл котор ой они хорошо понимают. Идеологи от литературы и литераторы о т политики, раздувшиеся от сознания свое й исторической значимости и революционной нет ерпимости , Берлиоз и его подручные по МАСС ОЛИТу праздновали победу . И в этом была их ограниченность , недальновидность , слепота . Вм есте с Мастером Булгаков был убеждён в том , что гос п одство серого ничт ожества преходяще , что трубодурам “музыки рев олюции” - несостоявшимся композиторам и поэтам - не удастся перехитрить разум истории . Вот одна из роковых слабостей Берлиоза , о которой говорится уже на первых страницах романа . “Жизнь Берлио з а складывал ась так , что к необыкновенным явлениям он не привык” . При встрече с неподвластной ему “чёрной магией” он бледнеет и “в смятении” думает : “Этого не может быть !..” Однако в том-то и мистика жизни , ч то в ней происходит много “необыкновенного” , тог о , к чему командиры жизни и литературы “не привыкли” , чего , как он и считают , “не может быть” . Это только кажется , что берлиозы управляют “жизнью челов еческой и всем распорядком на земле” . Посо л вечности Воланд объясняет самонадеянному Бе рлиозу и его юному с подвижнику Бездомному : “Для того , чтобы управлять , нужно , как-никак , иметь точный план на некоторый , хоть сколько-нибудь приличный срок . Как же может управлять человек , если он не т олько лишён возможности составить какой-нибудь план хотя бы на смехотворно кор откий срок , ну , лет , скажем , в тысячу , но не может ручаться даже за свой собст венный завтрашний день ? И в самом деле , - тут неизвестный повернулся к Берлиозу , воо бразите , что вы , например , начнёте управлять , распоряжаться другими и собой , вообще , так с к азать , входите во вкус , и вдруг у вас ...кхе ...кхе ... саркома лёгкого ... тут иностранец сладко усмехнулся , как бу дто мысль о саркоме лёгкого доставила ему удовольствие , - да , саркома , - (...) и вот ваше управление закончилось ! (...) И всё это кончает ся трагически : тот , кто ещё недавно полагал , что он чем-то управляет , оказывае тся вдруг лежащим неподвижно в деревянном ящике , и окружающие , понимая , что толку о т лежащего нет более никакого , сжигают его в печи” . Предполагает Воланд и другой вариант развития событий , “ещё хуже” : вместо того , чтобы поехать на отдых в Кисловодск , человек “неизвестно почему вдруг возьмёт - поскользнется и попадёт под тра мвай ! Неужели вы скажите , что это он са м собою управил так ? Не правильнее ли думать , что управился с ним кто-т о совсем другой ?” И Берлиоз , человек образованный , атеист , материалист , к тому же “не привыкший к необыкновенным явлениям” ", почему-то “с велики м вниманием слушал неприятный рассказ про саркому и трамвай , и какие-то тревожные мысли начали мучить его” . Он вд руг мистически почувствовал , понял , что судьба е го уже решена , вычислена , отмерена . Этот пр оцесс , которым он не может и никогда н е сможет управлять , на который даже бессил ен как-то повлиять . И автор - Булгаков не скрывает своего торжества : новоявленных “ч а родеев” и “магов” , управляющих об щественной и культурной жизнью по своему усмотрению , по своим далеко идущим планам , кажущихся со стороны всесильными и бессмертн ыми , неуязвимыми и неостановимыми , поджидает “ адова пасть” , от которой нет спасения . Все они , з лодеи великие и маленькие , негодяи большого калибра и мелкие жулики , сами того не ведая , уже стоят перед судом истории , судом человеческой природы , совести - и обречены. И вот случилось нечто страшное и непоправимое , чего Берлиоз никак не мог пр едвидеть , х отя и был “очень хитрым” и просчитывал свои поступки на много х одов вперёд . Почва , на которой осторожный литератор и политик твёрдо , как ему казало сь , стоял обеими ногами , в одночасье выско льзнула из-под него (чему виной , конечно , пр олитое Чумой-Аннушкой м асло ). Берлиоз был выброшен на рельсы , где ему нашим , советским обычным трамваем (не паровозом исто рии !) отрезала голову комсомолка в красной косынке . В системе образов булгаковского рома на эпизод многозначительный , символичный . Всех , всех до одного берли о зов , кичащ ихся своей дьявольской властью и могуществом , поглотит “стихия” “чёрной магии” , развязанна я ими самими . Нет никакого сомнения , что раскручивавшийся начиная с середины 1930-х год ов маховик Большого террора Булгаков рассматр ивал как рок возмездия : революция пожирала своих детей (нередко оставляя в стороне прямых противников - в зрительном за ле кровавого Театра истории ). Разгром в квартире Латунского , учинённый Маргаритой , тоже , по существу , действие си л , возглавляемых Воландом , князем тьмы . Маргари т а-ведьма становится “частью той силы” , что “совершает благо” , соучаствуя во зле , и тем самым вершит справедливый суд . Сг орает в адском пламени змеиное гнездо МАС СОЛИТа (давно подспудно тлевшее в своих не драх ), - “Дом Грибоедова” , вместе со всеми бу магами, папками , делами . Возмездие ждёт Стёпу Лиходеева и Варенуху , Римского и Семплеярова , всех так называемых руководителей культуры , беспрепятственно паразитирующих на этой чахлой ниве и занимающих в жизни не своё место. Булгаков не надеялся образумить романом какого-нибудь Берлиоза или Латунского , С тёпу Лиходеева или Варенуху . Его роман изн ачально был рассчитан на иное поколение ч итателей , может быть , второе или третье по сле него и его современников . Важно другое : история отправляет берлиозов в небытие ; как бу д то их и не было , ка к будто кошмарный сон приснился и забыт под утро . И Воланд , это воплощение непре рывно длящейся вечности , нерасторжимой взаимосвяз и эпох , тысячелетий , торжественно провозглашает , обращаясь не только к мёртвому Берлиозу , но и к сотням , ты с ячам берл иозов живых , власть имущих : “Вы уходите в небытие , а мне радостно будет из чаши , в которую вы превращаетесь , выпить за бытие” . Чашей , обрамленной в золото , жемчуг и изумруды , становится череп - всё , что осталось от головы самодовольного критика и вершителя литературных судеб . А “сладкий сок” жизни - кровь , превращающуюся в вино , даёт на балу у сатаны барон М айгель – “наушник и шпион” , “служащий зре лищной комиссии в должности ознакомителя инос транцев с достопримечательностями столицы (т.е ., проще г о воря , агент ОГПУ ) – ещё один из когорты добровольных помощнико в дьявола , сил тьмы , обречённых уйти в небытие. Жизнь , история , искусство - это арена бо рьбы сил бытия и небытия , творчества и разложения , добра и зла , личностей и “се рой толпы” . В своём дневник е (отобранн ом сотрудниками ГПУ при обыске в квартире писателя , возвращённом после писем Сталину , затем уничтоженном автором , но чудом сохран ившемся в выписках сотрудников Лубянки ) Булга ков писал ещё в конце 1924 г ., пытаясь схв атить трагическую суть диале к тики советской жизни (что отразилось впоследствии в его “московской прозе” ): “Москва в гря зи , всё больше в огнях - и в ней стр анным образом уживаются два явления : налажива ние жизни и полная её гангрена . В цент ре Москвы , начиная с Лубянки , “Водоканал” свер л ил почву для испытания метро политена . Это жизнь . Но метрополитен не бу дет построен , потому что для него нет никаких денег . Это гангрена . Разрабатывают пла н уличного движения . Это жизнь . Но уличног о движения нет , потому что не хватает трамваев , смехотворно - 8 автобусов на всю Москву . Квартиры , семьи учёные , работа , комфорт и польза - всё это в гангрене . Ничего не двигается с места , всё съела советская канцелярская , адова пасть . Каждый шаг , каждое движение советского гражданина - эт о пытка , отнимающая часы, дни , а иногда месяцы . Магазины открыты , Эго жизнь . Но они прогорают и это гангрена . Во всём так.” Берлиоз и Швондер , Шариков и Рокк , Варенуха и Римский , Латунский и Алоизий Мо гарыч - все они “гангрена” на теле человеч ества . А Воланд со свитой , Мастер и его Маргарита , обновлённый Иван , переставший быть поэтом и поборником пролетариата , - это жизнь. В мире “великих грешников” , чередой пр оходящих на “Великом балу у Сатаны” , кружа щихся бесовским хороводом в МАССОЛИТе и в театре Варьете , в мире , где всё опреде ля ется общественным положением человека , его низменными расчётами , протекционизмом , предате льством , доносами , где царит строгая и нес праведливая иерархия , нет места Мастеру и его единомышленникам , нет места его роману и населяющим его персонажам . Мастер , ка к и его герой Иешуа , - бунтарь , восставший в одиночку против железных тиск ов иерархии , во имя нравственного закона , и потому обречён на гибель , как и созд атель нового нравственного учения в Иудее. Миру формализма , бездушной бюрократии , кор ысти , безнравствен ных дельцов и карьерист ов противостоит у Булгакова мир вечных че ловеческих ценностей : историческая правда , творчес кий поиск , совесть . Прежде всего - любовь . Лю бовью жив Мастер . Любовью жив и Булгаков . Любовь проповедует и нищий пророк Древне й Иудеи - Иешу а Га-Ноцри. “За мной , читатель ! Кто сказал тебе , что нет на свете настоящей , верной , вечн ой любви ? Да отрежут лгуну его гнусный язык ! За мной , мой читатель , и только за мной , и я покажу тебе такую любо вь !” Роман Булгакова “Мастер и Маргарита , к ак и все вели кие , вечные книги чел овечества , посвящён всесилию и непобедимости любви . Но не будем забывать того , что п исался он во времена , когда господствующей силой в обществе , в стране и мире б ыла ненависть . Ненависть классовая и национал ьная , революционная и религ и озная , общественная и личная ... Всё , что было поро ждено ненавистью , - сгорело , рассыпалось прахом , ушло в небытие . Рукописи же , вдохновлённые любовью , прославляющие любовь , увлекающие за собой порывом любви , неуничтожимы , вечны. Поистине , как сказал однажд ы Волан д , обращаясь к Мастеру , - “рукописи не горят ” . Лишённый своего читателя , обречённый не быть , писатель Булгаков жил любовью жены - Елены Сергеевны Булгаковой - и верой в выс ший суд , суд времени. Как истинный Мастер , Булгаков и его роман принадлежали вечности . Понимание эт ого было так же недоступно многим совреме нникам писателя , как и недоброжелателям его Мастера . История донесла до нас две фра зы , красноречиво свидетельствующие о том . Одну записала в своём дневнике сестра Елены Сергеевны Булгаковой , О. С . Бокшанская . В 1946 году , выступая перед коллективом МХАТа , Вс . Вишневский , давнишний враг Булгакова , прев озносил историческое значение постановление ЦК ВКПб о журналах “Звезда” и “Ленинград” и доклад о них Жданова . Для вещей убед ительности драматург-р а пповец процитирова л фразу Сталина : “Наша сила в том , что мы и Булгакова научили на нас работа ть” . Вождь жестоко заблуждался : ничему большев ики Булгакова не научили ; ни в чём сил а их не подтвердилась. Другую историю , известную в различных вариантах , передав аемых устно , записал В . Я . Лакшин , связав её с судьбой Булгакова . В конце 1940-х годов тогдашний оргсекретарь Союза писателей Д . А . Поликарпов пришёл на приём к Сталину с тем , чтобы дол ожить о кадровом составе писательской организ ации . Вождь не дождался к о нца перечислениям политических криминалов и прервал отчёт Поликарпова раздражённым восклицанием : “Товарищ Поликарпов <...> других писателей - у мен я для тебя – нет” . Здесь Сталин , конеч но , имел в виду , что нужно работать с тем человеческим материалом , кот о рый есть в наличии . Но по большому счё ту он лгал . “Других писателей” он сам не терпел : пришлось убрать , иные сами убра лись , иных заставили замолчать . Те , другие и третьи были мастерами своего дела ; остав шиеся в большинстве - серой , послушной массой , в кот о рой даже природный талан т терялся в хоре посредственностей . Сталин предпочитал иметь дело с МАССОЛИТом. Прошло шестьдесят лет . Ничего не меняе тся со времён Булгакова : новые члены новог о МАСССОЛИТа приватизировали госдачи , заседают в солидных жюри по раздач е литерат урных и театральных премий , Воланд успешно решает квартирный вопрос , безвестные миру М астера создают не пользующиеся успехом произв едения в нищих подвалах ... Разве мы можем представить булгаковского Мастера , который пуст ился в интриги по поводу б о рь бы за награду ? Нет , Мастер тихо творит . Как ещё он может проявить себя ? Только текстами , которые выходят из-под его пера ... Ну не вознёй же ... Не суетой... Ничему и никого , кроме этих Мастеров , не может научить литература , но многое способна объяснить те м , кто желает понять . Увы , важным массолитовцам она не н ужна . Да и вообще - кому нужно столько Мастеров , это равносильно тому , что все ра кушки будут начинены жемчугом . Цена за жем чуг сразу упадёт. С 1917 года и до наших дней прослежив аются пути приспособле нчества художников к власти . Непросто происходило умирание незав исимости , приходилось пускать в расход , но зато какие поразительные всходы принесло это начинание ! Как глубоко угодливость въелась в плоть , впиталась в кровь творцов ! Вот уже сколько времени ж ивём в свободном , бесцензурном пространстве , мастера с лова , сцены , кисти , резца и экрана так и льнут к сильным и денежным мирам се го , так и ластятся и выпрашивают то сп онсорства , то приглашения на правительственный приём , то благосклонного взгляда мэра ил и президента . Угодничают , являя подли нные пошлые свои лица и вкусы , пользуясь дремучестью толпы и покровительством тех , кто в благодарность за верную службу н е даст в обиду и позволит числиться в первых рядах интеллигентов , мастеров культур ы , гениев - как с овсем недавно чис лились такие же партией назначенные флагманы , лидеры , мастера... А можем ли мы представить булгаковско го Мастера женившимся по расчёту ? Благополучн ым , утопающим среди ковров и хрусталя , с супругой , наряжённой в помпезное платье ? Нет , по вс ей видимости , такое душное б лагополучие не для него . Он не станет сидеть на скучных собраниях , среди убогих и злобных собратьев , не станет толкаться в очереди у прилавка . Его удел - одиночество . Даже среди людей , даже в толпе . Тольк о рядом с Маргаритой он почувствуе т себя спокойно . Если она предаст его , он ещё глубже уйдёт в себя , ещё твёрже замкнётся. В какой одежде мы лучше всего пре дставим себе Мастера ? В костюме ? При галст уке ? В ковбоечке и тюбетейке ? Нет , самый естественный наряд Булгаков уже изобразил : больничный халат и смирительная рубашк а , хотя человека смирнее , чем Мастер , не придумать . Но так с ним расправятся окр ужающие - именно за его смирение . Воланды о дарят его подарками , которые никак не повл ияют на заболевшую душу . Пилаты распнут , н о не уни ч тожат . Душа мастера , п родолжая мучиться , будет бередить другие души. Как истинный Мастер , Булгаков и его роман принадлежали вечности . Понимание этого было так же недоступно многим современника м писателя , как и недоброжелателям его Мас тера. Список использу емой лите ратуры 1. Булгаков М ., Мастер и Маргарита , М ., 1980г. 2. Шнейберг Л.Я ., Кондаков И.В , От Горько го до Солженицына. М ., 1995г. 3. Яхонтов А ., Наше изолгавшееся искусство , МК 1997г.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
На поле во время матча между сборными Германии и Бразилии слышится голос капитана: Так, мужики, кто ещё не забивал?
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Мастер и время", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru