Реферат: Марджани - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Марджани

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 44 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Шигабутдин ибн Багаутдин ибн Субхан ибн Абд-ал-Карим ал-Каз ан и ал-Марджани родился по новому стил ю 16 января 1818 г . в селе Ябынчи нынешнего Арского района Татарской АССР . Приведем некоторые сведения из родослов ной Ш . Марджани , так как в те времена судьбы людей в большинстве случаев если не решались , то во мног ом определ ялись их происхождением , принадлежностью к те м или иным социальным кругам . Корни его родословной берут свое на чало от деревни Марджан , чем и об 'ясня ется его прозвище - тахаллус ал-Марджани . Дед Ш . Марджани - Субхан ибн Абд-ал-Карим , уроженец деревни Чаки ал-Кубра (ныне Арский р айон ТАССР ), был довольно просвещенным человек ом своей эпохи . Он длительное время являлс я имамом (настоятелем мечети ) и мударрисом (учителем медресе ) села Хусна , находящегося нед алеко от Арска . Выдержав соответствующие экзамены у оренбургского муфтия ал-Бурунд уки , он по указу получил должность муллы и мударриса . Ш . Марджани отмечает , что это был первый официальный указ , оформленный на русском языке и датированный 1811 г . Отец Ш . Марджани - Багаутдин ибн Субх ан родил ся в январе 1787 г . в деревне Чаки ал-Кубра . Он юношей уезжает в Бух ару и устраивается в медресе "Турсуния ", об щается с просвещенными людьми , много читает классиков Востока-Хафиза , Саади , Навои , Физули и других . Несмотря на уговоры эмира Бух ары Хайдара иб н Магсума , который , желая оставить его в Бухаре , сулил ему то должность преподавателя , то прельщал к арьерой судьи , Багаутдин , проучившись в Бухаре 12 лет , в 1814 г . возвращается на родину и начинает преподавать в деревне Ябынчи . В 1821 г . получив официальн ы й указ на право продолжить свою прежнюю деятельность , он переезжает в деревню Ташкичу , где и остается до своей смерти . Дед и отец Ш . Марджани обладали большими познаниями в области истории , любили рассказывать о различных событиях минувшего . Ш . Марджа ни с детства с большой охотой слушал эти рассказы и , вполне вероятно , что интерес к истории сложился у мальчика уже тогда , так как биографы отмечают его увлечение историей с ранних лет . Большая сосредоточенность , необычайная в ребенке сила воли выделя ли его сре ди остальных детей в семье . Рано лишившись матери , будущий ученый воспитывался в дов ольно суровой обстановке . По всей вероятности , между властным отцом и сыном происходило немало стычек . Положение усугублялось тем , что мальчик рос под надзором м а чехи . От нее Ш . Марджани немало дос тавалось . Во всяком случае , своих учеников он впоследствии не раз предупреждал : "Детей своих никогда не бейте ! Особенно остерегайт есь бить по голове ! Я в детстве натерп елся немало ". Начальное образование Ш . Марджани получил в медресе своего отца , в деревне Ташкичу . Это медресе в свое время был о довольно известным в Казанском крае . Не случайно Абдуссалям ибн Урай , учитель Бат ырши , стоявшего во главе освободительного дви жения татаро-башкирских крестьян в XVIII в ., был м ударрисом этого медресе . Историк А . П . Чулошников , сообщает этот факт , ссылая сь на "Мустафад ал-ахбар ...", и указывает , что в этой школе происходило "уже усовершенст вование и углубление " знаний Батырши . Как отмечает Марджани , в этой школе учениками Абдусс а ляма были написаны и переп исаны немало оригинальных книг , в том числ е и по истории . Ш . Марджани не ограничивался изучением предметов , преподаваемых в медресе , он ча сто засиживался в домашней библиотеке , прилаг ая немалые усилия для понимания арабских и персидских книг . Склонность серьезно размышлять о прочит анном , стремление выяснить истинное положение вещей замечается у Ш . Марджани с юношески х лет . Так , биографы отмечают , что уже в 15 лет он задавал учителям такие вопросы , ответить на которые было далеко не просто . В поисках удовлетворительного ответа он читает произведения различных авторов и , обнаруживая расхождения в толковании одн их и тех же положений , стремится доискатьс я истины . Исследователи отмечают у него кр итическое отношение к первоисто ч никам уже с ранних лет . С 17 лет Ш . Марджани принимает участие в преподавании в медресе своего отца и , будучи неудовлетворенным учебником по мо рфологии персидского языка , сам берется за его составление . В эти же годы он проявляет инте рес к исслед ованию древностей , читает надписи на надмогильных камнях , находящихся н евдалеке от родной деревни . Бухара . По сложив шейся традиции медресе г . Бухары в первой половине XIX века в силу отсутствия у т атар светских учебных заведений являлись свое образными "лицеями " и "благородными пансионам и " для детей более или менее зажиточных татар . И , естественно , родители Ш . Марджани , желая продолжить образование сына , в 1838 году отправили его с попутным торговым карава ном на учебу в Бухару . Это путешествие , дли вшееся около семи месяцев , помогло ему познакомиться с жизнью различных народов , расширило в какой- то мере кругозор будущего уче-ного . Впоследств ии , он говорил своим ученикам , что географ ию начал изучать по пути в Бухару . Чтобы четко понять условия , в которых формировалось мировоззрение историка , нел ишне будет привести некоторые сведения из истории социально-политической и культурной жиз ни эпохи региона - Средней Азии . После распада империи Тимура в Сред ней Азии не существовало единого централизов анного государства . Здесь были три хан ства : Бухарское - в бассейне реки Зеравшан , Хивинское - в нижнем течении реки Амударьи , а в конце XVIII века в Ферганской долине образовалось третье ханство - Кокандское , под в ластью которого оказался Ташкент , бывший д о того самостоятельным городом-госуд арством . Все три среднеазиатских ханства были экономически отсталыми феодальными государствами . Во главе их стояли эмиры , которые пол ьзовались неограниченными правами по отношению к управляемому ими населению . "Феодалы присваивали не только прибав очный , но и необходимый продукт труда дехк ан , что в сочетании с эксплуатацией послед них ростовщическим капиталом пагубно отражалось на сельском хозяйстве и ремесленном прои зводстве ханства . ...Характерной особеннос тью местной о бстановки были острейшие межфеодальные раздоры , постоянные войны между Хивой и Бухарой , Бухарой и Кокандом , между ханами и эмир ами , с одной стороны , правителями крупных владений , стремившихся к разделению , - с другой ". Но вместе с тем на территории Средней Азии искони существовали крупные книгохранилища , основанные еще до арабского завоевания . "В Бухаре , например , - отмечает изв естный знаток рукописей А . А . Семенов , - с начала XV в . существовала большая библиотека общественного пользовани я , основанная из вестным шейхом Мухаммедом Парса (умер в 1419 г .). Она заключала множество рукописей разнообр азного содержания , среди них было немало д рагоценных по своей древности и редкости ". "Рукописи продавались ,- продолжает А . А . Семенов ,- во всех горо д ах Средней Азии , но самые обширные книготорговли были в Бухаре и Карши , где на базарах сущест вовали специальные ряды продавцов рукописей и печатных изданий . Здесь у книготорговцев можно было найти немало рукописей , высокохудо жественно оформленных , украшен н ых чуд есными миниатюрами , рукописи разнообразного сочин ения и различных эпох ". Значение этих рукописей было огромно , так как "помимо памятников письменности мес тного происхождения существовало огромное количе ство рукописей иноземного происхождения : из Аравии и Египта , из Турции и Ир ана , из Афганистана и Индии , из Кашгара и Поволжья . Оживленные торговые , политические и религиозные связи со всеми этими стр анами весьма способствовали притоку в Среднюю Азию самой разнообразной литературы . При этом нередко случалось , что именно в Средней Азии оказывались списки совершенно уникальные , нигде больше не встречающиеся или собственноручно переписанные разными знаме нитостями не только в области литературы и истории , но и в области восточной ка ллиграфии ". С при ездом в Бухару в декаб ре 1838 г . Ш . Марджани начинает получать уроки у одного из самых уважаемых мударрисов города - мирзы Салиха ал-Ходжанди , впоследствии о котором он вспоминал с большой благо дарностью . На наш взгляд , было бы ошибочно идеализировать общую атмосферу Бухары той поры , в которой было немало косного и затхлого , где даже во второй половине XIX века эмиры вершили суд и расправу по собственному произволу и всегда в пользу ханской казны . Венгерский путешественник А . Ва мбери свидетельствует : " Шпионы эмира проникают даже в святилища семейств и гор е тому , кто провинился в несоблюдении рели гиозных форм или против власти эмира ". Точно так же невозможно не видеть , что в среде ученых кругов было немало людей , по-настоящему преданных своему делу, собирателей редких книг , влюбленных в историческую науку . В Бухаре Ш . Марджани близко познакомился с крупным ученым - Хусаи ном ибн Му-хаммед ал-Кирмани ал-Каргали , который имел библиотеку , богатую историческими сочин ениями . Были также такие ученые ка к , например , Абд ал-Мумин Узбак ал-Афшанчи , кото рый разделял взгляды предшественника Ш . Мардж ани - Габдулнасыра Курсави и находился в о ппозиции к порядкам , царившим в учебных за ведениях Бухары . Но чем глубже Ш . Марджани погружался в традиционные схола стические "науки ", преподаваемые в бухарских медресе , тем острее в нем росло недовольство учебной програм мой , в которой вообще не отводилось места светским наукам . Хотя Ш . Марджани и ст авил перед своими мударрисами вопрос о не обходимости некоторой реформы преподавани я , успеха он не добился . Поэтому в посл едующем все свое внимание он уделял самоо бразованию . В Бухаре Ш . Марджани обосновался при медресе "Кукельташ " и "Мирараб ", но занятия посещал редко , в основном самостоятельно занимался в библиотеках . В библиотеках Бухары он знакомился с трудами таких авторов , как Джалал ад-дин ал-Дувани (1426- 1501), Абу Хамид Мухаммед ал-Газали (1059-1111), Мухи ад-дин ибн Араби (1165-1240), которые почита лись в то время как непререкаемые авторит еты в области мус у льманской филос офии и права , логики и теоретического бого словия . Интерес к этим средневековым авторите там богословия был у Ш . Марджани не сл учайным , так как "богословие представляло собо й "наивысшее обобщение " социальной практики че ловека средневековья , о н о давало о бщезначимую знаковую систему , в терминах кото рой члены феодального общества осознавали себ я и свой мир и находили его обоснован ие и об 'яснение ". К тому же он в эти годы был искренне убежден , что мног ие беды , отсталость его нации об 'ясняются тем, что мировоззрение народа пут аное , а экономический , социальный и политическ ий упадок - следствие несоблюдения требований шариата . Поэтому в начале своей деятельности он много внимания уделял рассмотрению те ологических и общемировоззренческих проблем . Прич е м в конкретной исторической обстан овке жизни татарского народа в середине XIX в . рассмотрение этих проблем в том аспекте , в каком оно было осуществлено Ш . Мард жани , имело определенную об 'ективную значимос ть . Позже , уже в Казани , подвергая аргумент ированной критике позиции своих проти вников , Ш . Марджани высказал ряд ценных ид ей . Впоследствии , когда эти идеи нашли отр ажение в его книгах , он так же , как и Ибн Халдун и европейские мыслители , д ля обоснования независимости светских наук пр оводил разграничение меж д у религией и той частью содержания священных книг , которая не имела отношения к религиозно-нра вственным вопросам . Например , в его труде " Назурат ал-хак ..." имеется отдельный раздел "Рели гия не опровергает философию ", где доказываетс я , что такие науки , как философия , логика , заслуживают того , чтобы им уделяли большое внимание , и они прежде всего имеют право на существование . Первые два-три года жизни на чужбине не были особо плодотворными . Будущий исто рик был далеко не в восторге ни от системы образован ия в Бухаре , ни от общей атмосферы в ханстве , он отдавал предпочтение Самарканду как центру науки и культуры . Это подчеркивают лица , с которы ми Ш . Марджани вместе жил и учился . Ш . Марджани говорил , что если бы он не встретил в Бухаре такого человека , как Н изам ад-Дин ал-Ил-хами , влюбленного в математику , то его бухарский период ж изни можно было бы считать бесполезным . Косность , рутина , консерватизм , подчас эл ементарное невежество и фанатизм духовных лиц были слишком очевидны . С одной стороны , он восхищ ался прошлым величием культур ы народов Средней Азии времен Сама-нидов , высоко ценил духовное богатство библиотек , с другой стороны , близкое соприкосновение с жизнью феодального общества , с его кричащим и противоречиями , с угнетением и бесправным положением большинства населения не могло не разочаровать такого тонкого наблю дателя , каким был Ш . Марджани . Как бы усиленно ни занимался Ш . Марджани в библиотеках , он не мог уединить ся настолько , чтобы не заметить окружающей его гнетущей и мертвящей все живое о бстановки и не задуматься над смыслам происходящего . Уже после возвращения в Ка зань в своем письме Фаизханову , давая оцен ку учебной системе Бухары , он отмечает бес полезность штудирования в течение полугода ра зличных комментариев и комментариев к коммент ар и ям . Он писал : "Спрашивается , как можно охватить все это ? Допустим охватили , а как запомнить ? Допустим , и запомнили . Но в конечном счете какая польза от всего этого ?". Следует отметить , что характер истика , данная Ш . Марджани системе обучения в Бухаре , полн о стью совпадает с определением другого ученого - Чокана Валихан ова , который охарактеризовал Бухару , как "прито н , вертеп ханжей-улемов , ишанов-серебряников , спорящ их в продолжение нескольких лет только о внешних атрибутах веры ". Необходимо отметить , что в первой половине XIX века в России , где получил первоначальное образование Ш . Марджани , процесс разложения феодального общества шел быстрым темпом , в жизнь всех народов Казанского края все сильнее проникали товарно-денежные , капиталистические отношения. Крепли бур жуазные экономические связи , на заводах и фабриках значительно расширялось применение маши н , страна вступала в эпоху промышленного п ереворота , рос рынок , развивалось сельское хоз яйство . А в Средней Азии , где продолжал свое образование будущи й ученый , феодальн ые отношения оставались нетронутыми . К тому же кровопролитные войны , уносившие десятки тысяч человеческих жизней , феодальная раздробленн ость , оторванность от мирового рынка - эти и многие аналогичные факторы препятствовали э кономическому развитию региона . Ш . Марджани как продукт определенной социальной эпохи не мог не заметить мн огих проявлений патриархальщины в феодальной жизни Бухары той поры . И это , естественно , нашло отражение в его трудах , написанных уже в Средней Азии . Так, в своем первом произведении "Ал 'ам абна ад-дахр би ахвал ахл ма вара ан-нахр " "Извещение сынов эпохи о положении жителей Мавераннахра " будущий историк наряду с описанием положения жителей осужд ает фанатизм мусульман Средней Азии , в осо бенности Бухары , по к азывает низкий уровень преподавания , когда вместо занятий историей , философией , математикой и естественными науками ученики годами изучают богословские предметы , штудируют никчемные комментарии и субкомментарии . Опасаясь тех гонений , которые испытал на се б е его предшест венник Курсави , Ш . Марджани просил распростран ить это произведение лишь после своего от 'езда из Бухары . И в других произведен иях он критиковал нераспорядительность чиновнико в и произвол эмира , по чьей вине , по его мнению , некоторые библиотек и пришли в негодность . В этой связи следует отметить , что Ф . Энгельс , как известно , подчеркивал : "...вос точное господство несовместимо с капиталистическ им обществом ; нажитая прибавочная стоимость н ичем не гарантирована от хищных рук сатра пов и пашей ; о тсутствует первое основн ое условие буржуазной предпринимательской деятел ьности - безопасность личности купца и его собственности ". Самарканд. Плодотвор ным во всех отношениях был самаркандский период жизни Ш . Марджани , где он учился в считавшемся лучши м в то время медресе "Ширдар ". Как и в Бухаре , он з анимался в библиотеках , чередуя свои занятия переписыванием книг и преподаванием , чтобы зарабатывать себе на жизнь . Как свидетельст вует отрывок из письма Багаутдина к своем у сыну , Ш . Марджани от родителей получал небольшую помощь . В библиотеках Самарканда будущий истори к знакомился с трудами Ал-Фараби (ок . 870-950), Ибн Сины (ок . 980-1037), Ал-Бируни (973-1048), Ибн Рошда (1126-1198) и делал из них выписки , а также увлекался изучением наследия таких вы дающихся поэтов Востока , как Абу ал-Касим Фирдоуси (984-1020), Омар Хайям (ок . 1040-1123), Муслихиддин Саади (1184-1291), Али шер Навои (1441-1501), от произведений которых веяло духом рационализма и гуманизма . В своих исторических трудах Ш . Мардж ани о чень высоко отзывался об этих ученых и поэтах Средней Азии . Например , в его "Мукаддима ..." имеются интересные сведения об Ибн Сине , Ал-Фараби , Ал-Бируни , Насред-ди не ат-Туси и др ., а в "Вафийат ал-аслаф ...", где материал расположен по системе некрол ога , а в тор дал довольно подробные биографии и творческие портреты этих уче ных и поэтов . Из "Вафийат ал-аслаф ..." явствует , что н аучно-философская мысль среднеазиатских народов о пиралась не только на древнегреческую мудрост ь , ставшую доступной благодаря интен сивны м переводам , но и на доисламскую теолого-ф илософскую традицию , восходящую к дуалистической космологии Авесты . Известно , что произведения вышеперечисленны х авторов оказали существенное влияние на формирование мировоззрения предшественника Ш . М ардж ани - Курсави . К этому же наследию приобщился и Ш . Марджани , читая древние книги и общаясь с наиболее одаренными и трезво мыслящими учеными своего времени . Рассматривая формирование идейных истоков мировоззрения Ш . Марджани в среднеазиатский период ег о жизни , необходимо учитыват ь , что мусульмане ознакомились с греческими науками не прямым , как Европа в эпоху Возрождения , а косвенным путем , через сирийс кие переводы . Начиная с четвертого века тр уды греческих философов и их неоплатонических комментаторов, астрономов , врачей и нату ралистов переводились на сирийский язык . В результате сложных и противоречивых воздействи й возникла особая восточная ветвь эллинистиче ской мысли в философии . Один из величайших мыслителей Средней Азии ал-Фараби , по происхожде нию тюрк из Фараба (в нынешнем Казахстане ), специал ьно приехал в Дамаск (где и умер в 950 г .), чтобы ближе познакомиться с сирийскими переводчиками и комментаторами трудов Аристо теля . Всякое новое достижение быстро доходило до всех уголков мусульманск ого мира . Оживленные торговые , политические и религиоз ные связи с Сирией и другими странами способствовали притоку переводческой литературы в Среднюю Азию , а оттуда - позднее - на берега Волги . "Некоторые караваны из Бухары везли не только алмазы и жемчуг а , восточные шелка , сладости и благовония ; в тюках , навьюченных на верблюдов , преодо левали расстояния рукописи и книги , то ест ь духовная пища ". Об этом красноречиво свидетельствует та кже наличие многочисленных , переписанных татарски ми переписчиками , сп исков известного трак тата по логике "Исаго-ги " ("Введение в катего рию Аристотеля ") Порфирия , ученика александрийской школы неоплатонизма Плотина из Ликополя в Египте (III в .), которые автор настоящих стро к неоднократно находил и описал во время археографи ч еских экспедиций на т ерритории Татарии . Эти рукописные сочинения в стречаются как под названием "Китаб ал-исагудж и ", так и под названием "Китаб ал-катагуриас , однако они оба берут свои истоки от более позднего источника , а именно - от "Китаб аби наср ал-фа р аби фи-л-ма нтик ". Популярность этого трактата и факт его переписки татарскими переписчиками отмечали также исследователи поступивших в центральны е рукописные хранилища страны татарских рукоп исей . Чтение этой литературы оказывало сущест венное влияние н а формирование Ш . Мард жани , во многом определило его подход к мировоззренческим проблемам . Например , в своем труде "Мукаддима ...", материал для которого был собран им в Средней Азии , Ш . Марджа ни обстоятельно разбирал взгляды Аристотеля , Платона , Пифагора, Эвклида , Фалеса , Сокр ата и других античных философов и дал им свою оценку . Он также подробно описы вал , как в аббасидскую эпоху греческая нау ка стала достоянием арабов и явилась базо й становления их философии , медицины и аст рономии . Ш . Марджани показыв ал вклад друг их народов в арабскую культуру . Он приводи л имена переводчиков с греческого , персидског о , индийского и набатейского языков на ара бский , посредством которых арабы приобщались к достижениям культуры завоеванных народов . Разумеется , в настоя щее время со ветский читатель может ознакомиться с этими сведениями через сочинения И . Ю . Крачковс кого , В . В . Бартольда , X. А . Р . Гибба и других . Они как бы стали уже прописными истинами . Но не следует забывать , что уч еный писал об этом более чем 100 лет т о му назад , значительно предвосхитив этих востоковедов . Причем будущий ученый уж е в эти годы являлся не беспристрастным регистратором событий и фактов , а как с трогий критик выражал свои симпатии и ант ипатии той или иной философской системе и их представител я м . Например , подр обно изложив , как заимствованные от греков и других народов науки были расширены и углублены учеными из Средней Азии , в частности "вто-рымучителем " Абу-Наср ал-Фараби и Абу Али Ибн Сина , Ш . Марджани устами такого беспристрастного автора , к ак Мухаммед ибн Абд ал-Карим аш-Шахра-стани (1086-1153), говорит : "Поскольку самый признанный народом ученый Абу Али Хусейн ибн Абдулла ибн Сина и его путь принят народом и взгляд его близок к истине , я решил из ложить сливки его мыслей из его книг его соб с твенными , словами , а путям и и взглядами остальных (ученых - М.Ю .) решил пренебречь ". "Среди мусульманских ученых , тот , кто полностью освоил труды Аристотеля ,- это , н есомненно , Ибн Сина ,- продолжает Ш . Марджани ,- это он показал в своих сочинениях "аш-Ш ифа " ("Книга исцеления "), "ан-Наджат " ("Книга спасения "), "ал-Ишарат " ("Книга указаний "). Причем во многих вопросах он пошел против Аристо теля , написал на него комментарии . Мусульманск ие ученые совершенствовали науки , оставшиеся им от греков ". Содержа ние "Мукаддима ..." Ш . Марджани , где древнегреческой культуре и иранской ку льтуре периода Сасанидов отводится примерно о динаковая роль , показывает , что научно-философская мысль средневекового Востока не только о своила , но и критически переработала духовное наследие прошлого , дополнила его собственной интерпретацией , оригинальными идеями и создала на этой базе новую , исторически самобытную и внутренне цельную теоретическую систему . Таким образом , все передовое по тому времени наследие , которым овладел Ш. Марджани , помогло ему правильно оценить сво его предшественника Курсави . В Бухаре близкое к эмиру ортодоксал ьное духовенство города старалось предать заб вению имя его предшественника , чтение трудов которого считалось преступлением . С трудом раздобыв в Бухаре сочинения Курсави и внимательно ознакомившись с ними , Ш . Мард жани понял , что истина на стороне Курсави . Отношение Ш . Марджани к последнему хорош о видно из его примечаний , сделанных в 1846 г . в конце переписанной им же самим книги Курсави , где он н а зывает своего предшественника "поклонником истины ". В "Мустафад ал-ахбар ..." и "Вафийат ал-ас лаф ..." историк дал творческий портрет своего смелого соотечественника , отмечая , что Курсави отказался слепо следовать традициям и на ставлениям предков . Мардж ани также подчер кивал его заслуги и завидное гражданское мужество . Например , опираясь на свидетельства сво их соотечественников , современников Курсави , получ ивших образование в Бухаре , а также на основании сведений таких своих наставников , как Абу Сайд ибн Абдулхай ас-Самаркан ди и другие , Ш . Марджани с присущей ему образностью и прямотой отмечал , что "мелл а Абу-Наср (Курсави - М . Ю .) покинул Бухару , посадив всех так называемых ученых в "л ужу ". С целью популяризации диалектических вз глядов своего пр едшественника Ш . Марджани еще в Бухаре написал труд "Танбих абн а ал-аср аля танзих анба Абу ан-Наср " ("П редупреждение сыновей эпохи беспристрастными изв естиями Абу Насра "). Примечателен такой факт , характеризующий эволюцию взглядов ученого . В начале с воего пребывания в Бухаре в декабре 1841 г . об авторе многочисленных книг , популярн ых среди казанского духовенства , Сауде ад-Дине Масуде ибн Умаре ат-Тафтазани (1322-1389) Ш . Мардж ани отзывается как о непререкаемом авторитете . А в конце своего пребывания в Средней Азии он начинает смотреть на него как на обыкновенного сочинителя-компи лятора . Более того , когда уже в Казани некоторые осуждали Курсави за то , что тот осмелился подвергнуть критике ат-Тафтазани , Ш . Марджани с гневом заявил : "Странно , что наше об щ ество не верит в св ои силы , не верит , что кто-то из нынешн их ученых по силе своего ума может ср авняться с прежними учеными ... Что же касае тся Абу Насра ал-Курсави , он и в богосл овии , и в умопостигаемых науках , и в кр асноречии не только достиг уровня ат-Та ф тазани , но и во многом был выше его ". Подвергнув критике многие положения ат- Тафтазани , Ш . Марджани написал свой труд "А л-хикмат ал-бали-га ...", который являлся комментарием к основному сочинению ат-Тафтазани , срывал с последнего ореол святости , показ ывал ограниченность его автора . А труд Ш . М арджани "Ал-азб ал-фурат ..." ("Освежающая вода "), явля ясь субкомментарием к сочинению ад-Дувани , пре следовал аналогичную цель по отношению к последнему . Эти две работы , наряду с "Назурат ал-хак ...", привели к брожению умов , явили сь толчком к развитию свободомыслия среди ученых кругов татарского общества , послужили в значительной степени поводом для обвинен ия Ш . Марджани в неверии и ереси . Как видно из вышеизложенного , Ш . Мар джани , подобно западноевропейск им просветител ям , подверг наследие прежних авторитетов стро гому суду разума . Если авторитетность трудов предшественников не вызывала сомнений , он их принимал , в противном случае - неумолимо отвергал . В то время многие не проводили четкого различия меж ду верой (игтикад ) и теоретическим богословием (калам ). Если кто-н ибудь сомневался в истинности чего-либо в теоретическом богословии , его считали отступником от веры , кафиром . Изучая произведения Кур сави , Ш . Марджани убедился в полной несост оятельности по д обных обвинений . Он понял , что вероисповедание истинное (то есть которого придерживались при Мухам-меде и непосредственно после него ) - это одно , а ве роисповедание , которое со временем трансформирова лось , искажалось и наконец стало определенным шаблоном,- это - другое ! И поэтому , как Курсави , он призывает к творческому изучению первоисточников , счит ая , что каждый должен сознательно находить доказательства всему , в чем сомневается . Для нас , конечно , важно другое - то , что сво й принцип философского сомне ния ученый перенес в историческую науку , где его д евизом стал , выражаясь по-современному , лозунг " Назад к первоисточникам !" Такой переоценке ценностей , на наш в згляд , немало способствовало сочинение ал-Газали "Ихйа улум ад-дин " ("Воскрешение богословс ких наук "), в котором автор отбросил всякую зависимость от более ранних авторов и обратился прямо к первоисточникам . Ш . Марджа ни привлекало в ал-Газали также его диалек тика , заключенная в этом произведении . Действи тельно , популярность книги , а также сокра щ енной и облегченной ее редакции на персидском языке , широко распространенной в Казани под названием "Кимийа-йи саадат " ("Философский камень счастья "), была всегда исключительно велика . Не случайно , что Ш . М арджани также отмечает влияние этого произвед ения на формирование мировоззрения св оего предшественника Курсави . Однако Ш . Марджани и здесь остается верным себе . Перенимая рациональное у Газ али-его диалектику , он отмежевывается от него по многим вопросам . Более того , он осу ждает его за то , что тот наз вал еретиками таких мыслителей , как Ибн Сина и ал-Фараби . Известно , что Газали - враг греческой науки . А Марджани же , наоборот , пытался ч етко разграничить область веры и науки , по днимал на пьедестал Ибн Сину за то , чт о тот одним из первых среди мусуль манских : ученых полностью освоил труды Аристотеля . В Самарканде Ш . Марджани близко позн акомился с одним из крупных ученых города - историком Абу Сайд ас-Самарканди . В "Вафий ат ал-аслаф ..." Ш . Марджани очень тепло отзыв ался о нем . Он писал : "Этот учены й был первопричиной тому , что я стал ин тересоваться исторической наукой и приступил к исследованию исторических сочинений . В Сред ней Азии я не встретил более эрудированно го и благородного человека , чем он . У н его имелись книги по различным наукам , кот орых нигде нельзя было встретить . Редкие книги Он стремился приобрести хотя бы и втридорога ". Увлечение историческими сочинениями в б иблиотеке этого ученого , знакомство с произве дениями Ибн Хал-ликана , Ал-Масуди , Иакута ал-Хам ави (ок . 1179-1229), Ибн ал-Ас ира (1160-1233), Хаджи Халиф ы (1609- 1657), Шамс ал-Дина ад-Димашки (1256-1327) и других а второв , повествующих о булгарах и их путеш ествиях в Багдад и Мекку , привели к то му , что в основе интересов Марджани наряду с мусульманской догматикой становится исто р ия . Как мы видим , этому способ ствовали и суб 'ективные факторы . Если в Самарканде наставником его н а этом поприще был Абу Сайд ас-Самарканди , то в Бухаре , начиная с первого же года пребывания и кончая от 'ездом на родину , он находился под влиянием друго го не менее одаренного историка Хусей на ибн Мухаммеда ал-Кирмани ал-Каргали , который хотя и не был официальным преподавателем , но отличался как мыслитель , великолепно знающий арабский , персидский и тюркский языки , сочиняющий на этих языках свои произведе н и я , а также имеющий богатую б иблиотеку . Свой крупнейший труд "Вафийат ал-асл аф ..." Ш . Марджани задумал написать по совету этого ученого . Возможно , именно биографический словарь Иакута ал-Хамави или Ибн Халликана или же библиографическо-энциклопедически й справочник Хаджи Халифы усилили его желание создать подобное же обширное сочинение для своих соотечественников . Характерно , что пока не и зданный шеститомный труд Ш . Марджани "Вафийат ал-аслаф ..." как по названию , так и по содержанию и стилю напоминает т р уды вышеназванных восточных авторов , особ енно "Даты смерти выдающихся людей " Ибн Ха лликана . Ш . Марджани мог ознакомиться с эт им трудом как на арабском , так и на персидском языке , Поскольку последний был п ереведен на персидский язык еще при жизни автора . К а к и Ибн Халликан , Ш . Марджани стремился охватить в своем труде выдающихся лиц , проявивших себя во в сех областях жизни . Он также , как и Ибн Халликан , оживляет сведения о выдающихся людях разнообразными анекдотами и лирическими отступлениями , вплетенными в к анву повествования как бы между прочим . После возвращения из Самарканда в Б ухару Ш . Марджани большое внимание уделяет сбору всевозможных сведений по истории . Он также увлекается математикой . В библиотеке Ш . Марджани имелись книги по геометрии , перепис анные собственноручно . В этой обла сти знаний ему оказал помощь его единомыш ленник и друг Низам ад-Дин ал-Илхами . По замечанию биографов , для переписыван ия ценных исторических сочинений , приобрести которые ему было не под силу , он прибе гал к помощи сво их друзей и учени ков , иногда просто нанимал переписчиков на сэкономленные от повседневных расходов деньги . Многочисленные материалы , обнаруженные в биб лиотеке Ш . Марджани , написанные различными поч ерками , число которых доходит до пятнадцати , красноречиво д оказывают это . Как отмечают историки , помимо приобретенных им ру кописей , Ш . Марджани вывез целый тюк выпис ок из рукописей библиотек Средней Азии . На основе вышеизложенного можно прийти к заключению , что мировоззрение Ш . Марджа ни начало складываться по д влиянием д ревнегреческой культуры . Причем одним из кана лов , посредством которого Ш . Марджани знакомил ся с древнегреческой наукой и источниками , была арабоязычная и ираноязычная литература . Ознакомление с этой литературой , а т акже обстоятельное изуче ние восточных кла ссиков расширили кругозор Ш . Марджани , способс твовали формированию у него относительно пере дового для своего времени мировоззрения , в конечном счете подготовили предпосылки для восприятия им в последующем европейской и передовой русской к у льтуры . Под влиянием этого прогрессивного для своего времени наследия и общения с людьми , влюбленными в историческую науку , у Марджани заметно повысился интерес к пробл емам национальной истории , что в итоге спо собствовало тому , что он стал ученым в эт ой области знаний . Свое пребывание в Средней Азии , кото рое явилось подготовкой к его широко разв ернувшейся в Казани деятельности в области истории , Ш . Марджани посвятил в основном собиранию всевозможных редких книг и рукоп исей исторического содержания . Он снимал копии с монет , изучал в библиотеках ара бские , персидские и турецкие хроники , посещал развалины старых дворцов . Приобретенные свед ения он фиксировал в специальных тетрадях . Материалы , накопленные во время одиннадцатилет него пребывания в Средней Азии , ле гли в основу многих его исторических прои зведений . Ш . Марджани пристально следил и за внутренней жизнью Бухары . Экономический и политический хаос в Бухаре определил его критическое отношение к существующим в эми рате порядкам , особенно к систем е схол астического образования , что нашло конкретное выражение в первых его работах , написанных в Средней Азии . В них уже отчетливо видны элементы рационализма и социальной кри тики , получившие дальнейшее раз-витие в других его основных работах , написанных в Казани . В Казани. Отмечая своеобразие конкретно-исторической обстановки , в которой пришлось работать Ш . Марджани пос ле возвращения из Средней Азии , известный теоретик литературы Дж . Валиди писал : "Как показывает история , в каждой нации в самом начале ее зарождения религия , наука и культура тесно переплетены , выступают вме сте , даже в одном понятии . Вся наука ка к бы вытекает , выкристаллизовывается , формируется из религии . Религиозный характер носит и самопробуждение . Так сложилось и у нас . Ш . Марджани, как и другие предст авители татарского духовенства , был питомцем Бухары . Однако он своими знаниями , мышлением стоял особняком от них , более того , он разрушал их узкие традиционные рамки относ ительно науки , за что те восстали против него ". Более обобщен но аналогичная мысль о той исторической обстановке была выска зана и другими . "До середины XIX столетия ,- пис ал Г . Ибрагимов ,- во всем татарском мире господствовала старая идеология , созданная тата рским феодализмом ... Вся культура , все просвещен ие были в р у ках старого духов енства ". И разумеется , предводители этого духове нства или , иначе говоря , тогдашние ученые круги как Казани , так и Уфы , будучи пос лушным орудием в руках местных влиятельных богачей , должны были определить дальнейшую судьбу Ш . Марджани. Как красочно описывает Ш . Марджани в своем "Му-стафад ал-ахбар ...", они устраивают ему по приезде из Бухары экзамены , выдержа в которые , 6 марта 1850 г . на основании указа № 2011 он назначается настоятелем 1-й Казанской мечети и главным преподавателем медрес е при ней . Путь , пройденный Ш . Марджани в Казан и , был очень нелегок во всех отношениях , не исключая личной жизни , осложненной дрязг ами провинциального города , где всеми делами , касающимися татарской общины , правил один из самых влиятельных бога чей Ибрагим Юнусов , известный во всей губернии как Узун Ибрай (Длинный Ибрай ). Он был в бл изких отношениях с представителями царской вл асти в Петербурге . Без его санкционирования ни одно начинание , ни одно мероприятие , связанное с жизнью татарской общины, не претворялось в жизнь . Являясь практ ически полновластным хозяином татарской общины в Казани , Ибрагим Юнусов любил играть р оль мецената и стремился окружить себя та лантливыми людьми . Назначение Ш . Марджани наст оятелем 1-й Казанской мечети и главным пре по д авателем медресе при ней было осуществлено с его одобрения . Однако горд ый и независимый Ш . Марджани , считающий об разованность и ум выше богатства , не подчи няется причудам этого самодура , решительно пр есекает его вмешательства в учебные дела . Ш . Марджани о ч ень скоро убеждается в беспочвенности своих надежд на реализа цию при существующем строе принципов справедл ивой организации учебного процесса , которые о н вынашивал еще в Бухаре и которые ем у были дороги . Не желая поступиться ими , ученый встал в резкую оппо з ици ю к правящей элите , во главе которой б ыл вышеуказанный Ибрагим Юнусов , представлявший интересы феодально-клерикальной верхушки Казани . В результате он под различными предлогами был два раза (в 1854 и 1874 гг .) лишен дол жности . Характеризуя личность Ш . Марджани , следует отметить присущие ему высокие граждан ские качества . Как гуманист он постоянно с тремился помочь человеку труда . В этом он видел и основную цель науки . Ш . Марджа ни отличался беззаветной преданностью науке , безоговорочно принося в жертв у ей личное . Ученому были свойственны также непо колебимая стойкость идеалов , верность избранному пути и высокая принципиальность . Последние качества он высоко ценил у других , напр имер , у Курсави . Для него превыше всего были истина и справедливость и чуждо у годничество в любых его проявлен иях . На замечания отца о необходимости при держиваться мнения большинства , чтобы не нажи ть себе врагов и неприятностей , Ш . Марджан и отвечал : "Большинство " имеется и на "сукон ном " (так называлось местечко в Казани , где распол а гался суконный рынок . - М . Ю .), но превыше всего истина , честность и благородство ". Многочисленные воспоминания современников позволяют представить Ш . Маржани со стороны , так сказать , чисто человеческой . Эта была натура прямая , с избытком наделенная с амыми притягательными качествами . И , естественно , человеку с такой при нципиальностью и честностью , выступившему против вековых предрассудков , очень трудно было работать в условиях дореволю-цинной России . Немалую роль в травле Ш . Марджани и в лише нии его должности сыграли мусульманское духовное собрание и его гл ава муфтий Салимгирей Тевкелев . Расследование доносов и жалоб на Ш . Марджани было по ручено муфтием ярому врагу Ш . Марджани има му села Кышкар Исмагилу Утямышеву . Тот в свою очередь завербова л к себе в помощники муллу Абдуллу , автора "Джару-д ы "-пасквиля на "Назурат ал-хак ...". Подписывая 10 сентября 1874 г . свое решение об отстранении Ш . Марджани от должности сроком на шесть месяцев , муфтий считал , что "...оно ослабит гордость и упрямство Марджани ". Труды Ш . Марджани и Р . Фахрутдинова показывают подлинное лицо Мусульманского дух овного собрания и его главы - муфтия , опров ергая фальсификации современных буржуазных автор ов , приписывающих этому органу роль националь ного лидера российских м усульман . Например , давая характеристику Салимгирею Тевке-леву , занимавшему этот пост в течение 20 лет (с 1865 по 1885), Ш . Марджани писал : "Хотя он был человеком миролюбивым , но из-за своей невежественности и нерешительности обыкн овенно прислушивался к чужому мнению и , будучи человеком беспринципным , не мог с овершить ничего , достойного внимания . То немно гое , что он иногда предпринимал , не доводи л до конца , зачастую аннулируя свои же решения . Несмотря на свое богатство , важност ь и знание языка (имеетс я в виду русского .- М . Ю .), он не оправдал воз ложенных на него надежд ". По мнению Ш . Марджани , не только большой ошибкой , но и преступлением было то , что люди , не св едущие ни в мусульманской культуре , ни в его юриспруденции , имеют возможность занимат ь и уд е рживать за собой подоб ные посты . Необходимо отметить , что Р . Фахрутдинов , изучивший на основании архивных документов подоплеку травли Ш . Марджани и убедившийс я в ее безосновательности , приходит к выво ду , что пост муфтия в то время являлся своего рода синекурой , а сам муфтий Тевкелев был марионеткой царского правительс тва , что всеми делами правил тайный секрет арь (саркатиб ), связанный определенными обязательст вами с Н . И . Ильминским , и что невежест венные члены Мусульманского духовного собрания , преврат и в этот орган в орудие мести и занимаясь травлей смелых и н езависимых людей наподобие Ш . Марджани , тем самым как бы тешили свою зависть по отношению к великим и гордым натурам . Несмотря на все препятствия , чинимые реакционным духовенством и невежествен ными богатеями , Ш . Марджани не отступает от намеченного пути , работает над своими произ ведениями , в которых бичует схоластическую не чисть . Быстро и верно определил он задачи , стоящие перед татарской нацией . Будущее своего народа историк видел в подрас т ающем поколении и поэтому всеми доступными средствами добивался изменения характера его воспитания , освобождения просветительских учрежден ий от влияния невежественных толстосумов . Нем ало усилий потратил он на реформу школьно го дела и внедрение преподаван и я светских наук , упорядочение работы в медр есе . Следует сказать , что авторы некоторых статей в сборнике "Марджани ", основываясь на официальных учебных программах тех лет , н еверно и односторонне трактовали педагогическую деятельность Ш . Марджани . Абд а л-Хамид Муслими , один из рецензентов этого сборни ка , критикуя их , писал : "Ш . Марджани применял в своем преподавании считавшийся лучшим в то время в Европе и Америке метод , по которому ученикам давали самостоятельно мыслить . После окончания занятий Ш . Мард ж ани любил проводить беседы , в которых касался в основном научных проблем - исторических , философских ". Известно также , чт о Ш . Марджани вне программы преподавал сво им ученикам математику . Это отмечал также и X. Фаизханов в своих письмах . Его увлечени е мате м атикой , астрономией и геогр афией , основательное знание этих предметов по дчеркивают и советские исследователи . Впервые в истории местной педагогики Ш . Марджани вводит правила внутреннего распорядка для уче ников своего медресе . Его энергию не сломило ни отс утствие общего языка с шакирдами , которые , чтобы не отстать от своих коллег в др угих медресе , отдавали предпочтение традиционным схоластическим дисциплинам , ни недостаток по собий , который он восполнял из собственной библиотеки . Следует отметить , ч то такие посл едующие просветители , как 3. Бигиев , Ф . Халиди и Г . Ильяси , лишь отображали художественно многие прогрессивные идеи , которые впервые получили освещение в исторических трудах Ш . Марджани или же были претворены в жи знь им самим . 3. Бигиев , например , в своем "Мавер аннахрга сэя-хэт " ("Путешествие в Междуречье "), на писанном в 1893 г ., критикует отсталую систему образования феодального Востока . В этом Ш . Марджани опередил его чуть ли не на полвека . Еще в своих исторических трудах , написанных в С редней Азии , а в последующем также в "Мукаддиме " и "Мустаф ад ал-ахбар ..." он аргументирование критикует си стему схоластического образования в Бухаре , с позиций ученого-гуманиста дает об 'ективную оценку деяниям таких правителей , как Чингис хан и Тимур . Если последующие писатели Ф . Халиди , Г . Ильяси считали образованность выше богатст ва , то Ш . Мар-джани не ограничился декларир ованием этого положения , а стремился практиче ски провести его в жизнь , освободив свою школу от зависимости таких богачей , как Ибра г им Юнусов , и добившись н азначения и официального утверждения коллектива опекунов над ней . Особо следует отметить отношение Марджа ни к русскому языку и к русской культ уре . Не секрет , что тяжелый гнет и наси льственная христианизация породили у татар на ц иональную замкнутость и предвзятое отнош ение ко многому , что исходило от русских , в том числе и к их культуре . "Вековое угнетение колониальных и сла бых народностей империалистскими державами ,- писал В . И . Ленин ,- оставило в трудящихся мас сах угнетенны х стран не только озлобл ение , но и недоверие к угнетающим нациям вообще , в том числе и к пролетариату этих наций ". По этой причине отношение прогрессивной татарской интеллигенции к полити ке христианизации , с одной стороны , и к русскому народу , его культур е и языку - с другой , было неодинаковое . Деятельность Ш . Марджани , как и друг их татарских просветителей , "об 'ективно была направлена против русификаторской , колониальной политики царского самодержавия , против национал ьного угнетения , ибо эта политика н аря ду с религиозным фанатизмом сдерживала культу рное развитие нации и просвещение масс ". П оэтому не случайно , Н . И . Ильминский в своем письме к Победоносцеву , перечисляя веро ятные кандидатуры на пост муфтия , указал н а недопустимость занятия его Ш . Марджан и . Совершенно прав был В . В . Б артольд , когда писал , что "представители русско й власти нередко видели главную опасность для русского господства именно в прогресси вных элементах мусульманского общества , оказывали поддержку мусульманам-староверам , считая толь к о их верными подданными России , и принимали от них доносы против их прогрессивных единоверцев ". Ш . Марджани осуждал подавление национал ьных свобод со стороны царского самодержавия . Он сочувственно относился к освободительной борьбе дагестанского народ а во главе с Шамилем . Однако утверждение X. Хисматуллина о том , что Ш . Марджани переписывался с вождем дагестанского освободительного движения Шамилем , не соответствует действительности . Ш . Марджани подчеркивает , что встречаться или же переписываться с Ша м илем ем у не приходилось . В автографе второго тома "Мустафад ал-ахбар ..." имеется биография Шамиля , а также описывается выступление татарского населения во главе с Ишбулатом против "подвигов " Луки Канашевича по насильственной христианизации нерусского насе л ения , приводятся различные факты национального и колониального гнета царизма по отношению к народам Среднего Поволжья , из 'ятые царско й цензурой при опубликовании книги . Но в то же время в отличие от феодально-клерикальной прослойки татарского об щества и фанатичного духовенства Ш . Мард жани видел закономерность сближения и взаимод ействия культур , разных по своим национальным истокам и традициям . И поэтому он был далек от противопоставления татар русским , а наоборот , выступая за преодоление национа льных б арьеров , пропагандировал необходи мость изучения татарами русского языка и русских законов , поскольку татары живут бок о бок с русскими . И самое главное , в своих произведениях он доказал эту необх одимость , приведя ряд веских аргументов . Например , в "Му каддима ...", он , подоб но своему предшественнику Г . Утыз-Имяни , считав шему знание русского языка 41-й заповедью (и стинный верующий должен соблюдать 40 заповедей , зафиксированных в мусульманской богословской лит ературе ), писал , что "необходимо знать три в ещ и - язык , письмо и законы госуда рства , где живешь ". В "Вафийат ал-аслаф ..." Мард жани неоднократно возвращался к этому вопросу , бичевал противников изучения русского языка , выступавших также против нововведений , котор ые пытался претворить в жизнь его ученик и единомышленник Ху-саин Фаизханов . Своим ученикам Марджани постоянно говорил , что "чем глубже копаешь золотоносную гору , тем больше добываешь руды . Русский язык п одобен этой горе ". Наряду с пропагандой русского языка он выступал за чистоту татарского язы ка , считал недопустимым смешивать при разгово ре различные языки , что привело бы в к акой-то мере , по его мнению , к порче яз ыка и потере национальной самобытности народа . Подводя итог изложенному , можно сделать вывод , что Ш . Марджани окончательно слож ился как ученый-историк в казанский пе риод своей жизни под влиянием петербургских и местных ориенталистов и историков . Хотя в Средней Азии , а также после возвращ ения на родину его и занимали мировоззрен ческие вопросы и проблемы общемусульманской к ультуры, в последний период его жи зни интересы исторической науки , особенно про блемы национальной истории взяли верх над всеми остальными . Подготовке исторических сочин ений и изданию их он отдает все свои силы , пытаясь продолжать работу даже тогд а , когда болезнь п о чти лишает его возможности писать . Разумеется , не все факторы , изложенные здесь , равнозначны . Социально-экономическое развитие России и острота политической борьбы в стране во второй половине XIX в ., воздействие которых несомненно испытал на себе Ш . М арджани , а также тесная связь с X. Фаизхано-вым , под влиянием которого он стал интересоваться насущными проблемами национально й истории и стал проявлять неослабный инт ерес к наследию Ибн Халдуна , были серьезны ми факторами , способствовавшими окончательному формированию его исторических интере сов , определившими в какой-то мере содержание и проблематику его произведений . Однако н ельзя забывать , что один и тот же факт ор может играть как положительную , так и отрицательную роль . Например , 11-летний среднеа зиатск и й период жизни дал Марджан и возможность , усовершенствовать свои знания восточных языков , пользоваться в богатейших б иблиотеках Бухары и Самарканда древнейшими ру кописями , даже автографами , которые , будучи авт оритетными источниками , легли в основу его исто р ических произведений и в конечном счете определили его сильные стороны как историка-источ-никоведа . Но , с другой стороны , длительное пре бывание в Средней Азии привело к тому , что мировоззрение Ш . Марджани начало склады ваться вдали от европейских культ урных центров . Этим отчасти об 'ясняется определен ная ограниченность Ш . Марджани в подходе к проблемам познания и в решении им ко ренных мировоззренческих проблем . Этот фактор в некоторой степени опр еделил , на наш взгляд , и то обстоятельство , что , отдав ая дань восточной традиции , значительную часть своих исторических трудо в светского содержания Ш . Марджани облекает в формы восточных сочинений и пишет на арабском языке , часто прибегая к трудной для понимания , но принятой в то время в ученых кругах Восток а изыска нной рифмованной прозе . Итак , истоки формирования исторических взглядов Марджани можно найти как в восто чной , так и в западной культуре . Если в лияние первой было сильным и непосредственным , что видно из содержания сочинений Ш . Марджани , то влия ние второй было опоср едствованным , оно менее ярко выражено и в основном вытекает лишь из контекстов его трудов . Жизнь Ш . Марджани была многогранной , он много путешествовал как по России , так и за границей , посещал библиотеки , встреч ался с интересными людьми . Благотворной для его творчества оказалась также его пе реписка со своими учениками . Такова совокупность социально-экономических , политических и культурных факторов , под вли янием которых сформировалось мировоззрение Ш . Марджани-историка
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Слухи о богатстве Билла Гейтса очень преувеличены. Нечему завидовать! 18 стран на Земле богаче него.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Марджани", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru