Курсовая: Любовная лирика А. Ахматовой - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Любовная лирика А. Ахматовой

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 50 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ПЕРВЫЕ ШАГИ На рубеже прошлого и нынешнего ст олетий , хотя и не буквально хронологи чески , накануне революции , в эпоху , потрясенную дв умя мировыми войнами , в Рос сии возникла и сложилась , может быть , самая значительная во всей миро вой ли тературе нового вр емени "женская "поэзия - поэзия Анны Ахматовой . Ближайшей аналогией , которая возникла уже у первых ее критиков , оказалась древнегре ческ ая певица любви Сапфо :русской Сапфо часто называли молодую Ахматову . Анна Андреевна Горенко род илась 11(23)июня 1889года под Одессой . Годова лым ребен ком она была перевезена в Царское Село , где прожила до шестнадцати лет . Первые воспоминания Ахматовой были царскосельскими : ". . . зе леное , сырое великолепие парков , выгон , куда меня водила няня , и пподром , где скакали маленькие пестрые лошадки , старый в окзал . . . " Училась Анна в Царскосельской женской гимназии . Пишет об этом так :"Училась я сначала плохо , потом гораздо лучше , но всегда неохотно ". В 1907году Ахматова оканчива ет Фундуклеевскую гимн а зию в Киев е , потом поступает на юридический факультет Высших женских курсов . Начало же 10-ых го дов было отмечено в судьбе Ахматовой важн ыми со бытиями :она вышла замуж за Николая Гумилева , обрела дружбу с художником Амад ео Модильяни , а весной 1912года выш е л ее первый сборник стихов "Вечер ", принесший Ахматовой мгновенную славу . Сразу же она была дружно поставлена критиками в ряд самых больших русских поэтов . Ее книги стали литературным событием . Чуковский писал , что Ахматову встретили "необыкновенные , н е ожиданно шумные триумфы ". Ее сти хи были не только услышаны , - их затвержива ли , цити ровали в разговорах , переписывали в альбомы , ими даже объяснялись влюб ленные . " Вся Россия , -отмечал Чуковский , -запомнила ту перчатку , о которой говорит у Ахматовой отвергнутая женщина , уходя от тог о , кто оттолкнул ее ". " Так беспомощно грудь холодела , Но шаги мои были легки . Я на правую руку надела Пе рчатку с левой руки . " Песня последней встречи . Романность в лирике Ахматовой Лирика Ахматовой периода ее п ер вых книг ("Вечер ", "Четки ", "Белая стая ")- почти исключительно лирика любви . Ее новат орство как художника проявилось первоначально именно в этой традиционно вечной , многократ но и , казалось бы до конца разыгранной теме . Новизна любовной лирики Ахматовой б росилась в глаза современникам чуть ли не с первых ее стихов , опубликованных еще в "Аполлоне ", но , к сожале нию , тяжелое зна мя акмеизма , под которое встала молодая по этесса , долгое время как бы драпировало в глазах многих ее истинный , оригинальный о блик и заставляло постоянно соотносит ь ее стихи то с акмеизмом , то с си мволиз мом , то с теми или иными почему-либо выходившими на первый план лингвисти ческими или литературоведческими теориями . Выступавший на вечере Ахматовой ( в Мос кве в 1924 году ), Леонид Г россман остроумн о и справедливо говорил : "Сделалось почему - то модным проверять новые теории языковедени я и новейшие направления стихологии на "Че тках " и "Белой стае ". Вопросы всевозможных с ложных и трудных дисциплин начали раз решатьс я специалистами на хрупком и тонко м материале этих замечательных образцов любов ной элегии . К поэтессе можно было применит ь горестный стих Блока : ее лирика стала "достоянием доцента ". Это , конечно , почетно и для всякого поэта совершенно неизбежно , но это менее всего захва т ывает то не повторяемое выражение поэтического лица , которое дорого бесчисленным чита тельским по колениям ". И действительно , две вышедшие в 20-х годах книги об Ахматовой , одна из котор ых принадлежала В . Виноградову , а другая Б . Эйхенбауму , почти не рас кры вали чита телю ахматовскую поэзию как явление искусства , то есть воплотивше гося в слове человече ского содержания . Книга Эйхенбаума , по сравнен ию с ра ботой Виноградова , конечно , давала несравненно больше возможностей составить себе представление об Ах м атовой - художни ке и человеке . Важнейшей и , может быть , наиболее инте ресной мыслью Эйхенбаума было его соображение о "романности " ахматовской лирики , о том , что каждая книга ее стихов представляет собой как бы лирический роман , имеющий к тому же в сво ем генеалогическом д реве русскую реалистическую прозу . Доказывая эту мысль , он писал в одной из своих рецензий : "Поэзия Ахматовой - сложный ли рический роман . Мы можем проследить разработку об разующих его повествова тельных линий , можем г оворить об его ком п озиции , вплоть до соотношения от дельных персонажей . При переходе от одного сборника к другому мы испытыва ли характерное чувство интереса к сюжету - к тому , как разовьется этот р о ман ". О "романности " лирики Ахматовой интересно писал и Василий Гиппи ус ( 1918). Он вид ел разгадку успеха и влияния Ахматовой (а в поэзии уже поя вились ее подголоски ) и вместе с тем объективное значение ее любовной ли рики в том , что эта лирик а пришла на смену умершей или задремавшей в то время форме романа . И действител ьно , рядовой читатель может недооцен ить звукового и ритмического богатства таких , например , строк :"и столетие мы ле леем еле слышный шорох шагов ", - но он не м ожет не плениться своеобразием этих повестей - миниатюр , где в немногих строках рассказ ана драма . Т а кие миниатюры - расска з о сероглазой девочке и убитом короле и рассказ о про щании у ворот (стихотвор ение "Сжала руки под темной вуалью . . . "), напе чатан ный в первый же год литературной из вестности Ахматовой . Потребность в романе - потребность , очевидн о, насущная . Роман стал необ ходимым элем ентом жизни , как лучший сок , извлекаемый , г оворя словами Лермон това , из каждой ее ра дости . В нем увековечивались сердца с неп риходящими особенностями , и круговорот идей , и неуловимый фон милого быта . Ясно , что р о ман помогает жить . Но роман в прежних формах , роман , как плавная и мно говодная река , стал встречаться все реж е , стал сменяться сначала стреми тельными руче йками ("новелла "), а там и мгновенными "гейзер ами ". Примеры можно найти , пожалуй , у всех поэто в : так , особенно близок ахм атовской сов ременности лермонтовский "роман " - "Ребе нку ", с его загадками , намеками и недомолвк ами . В этом роде искусства , в лирическом романе - миниатюре , в по эзии "гейзеров " Анна Ахматова достигла большого мастерства . Вот один из таких романов : " Как велит простая учтивость , Подошел ко мне , улыбнул ся . Полулаского , полулениво Поцелуем руки коснулся . И загадочных древних ликов На меня посмотрели очи . Де сять лет замираний и криков . Все мои бессонн ые ночи Я вложила в т ихое слово И сказала его напрасно . Отошел ты . И стало снова На душе и пусто и ясно ". Смятение . Роман кончен . Трагедия десяти лет рас сказана в одном кратком событии , од ном же сте , взгляде , слове . Нередко миниатюры Ахматовой были , в с оответствии с е е излюбленной мане рой , принципиально не завершены и подходили не столько на маленький роман в его , так сказать , традиционной форме , сколько на слу чайно вырванную страничку из романа или д аже часть страницы , не имеющей ни начала , ни кон ца и заставл я ющей чит ателя додумывать то , что происходило между героями прежде . " Хочешь знать , как все это было ?- Три в столовой проби ло , И прощаясь , держа сь за перила , Она словно с трудом гово рила : "Это все . . . Ах , нет , я забыла , Я люблю вас , я вас любил а Еще тог да !" "Да ". " Хочешь знать , как все это было ? Возможно , именно такие стихи наблюдательн ый Василий Гиппиус и называл "гейзерами ", п оскольку в подобных стихах - фрагментах чувств о действитель но как бы мгновенно вырывается наружу из некоего тяж кого плена молчания , терпения , безнадежности и отчаяния . Стихотворение "Хочешь знать , как все э то было ?. . " написано в 1910 году , то есть ещ е до того , как вышла первая ахматовская книжка "Вечер "(1912), но одна из самых характ ерных черт поэтической манеры Ахматовой в нем уже вы разилась в очевидной и последовательной форме . Ахматова всегда предпо чита ла "фрагмент " связному , последовательному и повествовательному рассказу , так как он дав ал прекрасную возможность насытить стихотворение острым и инт е нсивным психологизм ом ;кроме того , как ни странно , фрагмент придавал изображаемому своего рода документаль ность : ведь перед нами и впрямь как бы не то отрывок из нечаянно подслушанного разговора , не то оброненная за писка , не предназначавшаяся для чужи х глаз . Мы , таким образом , заглядываем в чужую драму как бы ненароком , словно вопреки на мерениям автора , не пред полагавшего нашей нев ольной нескромности . Нередко стихи Ахматовой походят на бе глую и как бы даже не "обработан ную "з апись в дневнике : " Он любил три вещи на свете : За вечерней пенье , белых павлинов И стертые карты Америки . Не любил , когда плачут дети , Не любил чая с малиной И женской истерики . . . . А я была его женой ". Он любил . . . Иногда такие любовные "дневниковые " записи были б олее распространенными , включали в себя не двух , как обычно , а трех или даже четырех лиц , а также какие-т о черты интерьера или пейзажа , но внутрен няя фрагментарность , похо жесть на "романную с траницу " неизменно сохранялась и в таких м иниатюрах : " Там тень моя осталась и тоск ует , Все в той же синей комнате живет , Гостей из города за полночь ждет И об разок эмалевый целует . И в доме не совсем благополуч но : Огонь зажгут , а все-таки темно . . . Не оттого л ь хо зяйке новой скучно , Не оттого ль хозя ин пьет вино И слышит , как за тонкою стеною Пришедший гость беседует с о мною ". Там тень моя осталась и тоскует . . . В этом стихотворении чувствуется скорее обрывок внутреннего монолога , та текучесть и непреднамеренность душевной жизни , которую так люб ил в сво ей психологической прозе Толстой . Особенно интересны стихи о любви , где Ахматова - что , кстати , редко у нее - пе реходит к "третьему лицу ", то есть , казалос ь бы , использует чисто повествовательный жанр , предполагающий и последовательность , и даже описа тельность , но и в таких ст ихах она все же предпочитает лирическую ф рагмен тарность , размытость и недоговоренность . Во т одно из таких стихотворений , написанное от лица мужчины : " Подошла . Я волненья не выдал , Равно душно глядя в ок но . С ела словно ф арфоровый идол , В позе , выбранной ею давно . Быть веселой - привычное дело , Быть внима тельной - это трудней . . . Или томная лень одо лела После мартовских пряных ночей ? Утомительный гул разговоров , Желтой люстры безжизненный зной И мел ькан ье искусных проборов Над приподнятой легкой рукой . Улыбнулся опять собеседник И с надеждой глядит на нее . . . Мой счас тливый богатый наследник , Ты прочти завещанье мое ". Подошла . Я волненья не выдал . . . Загадка популярности любовной лирики Ахматовой Едва ли не сразу после по явления первой книги , а после "Четок " и "Белой стаи " в особенности , стали говорить о "загадке Ахматовой ". Сам талант был оч евидным , но непривычна , а значит , и неясна была его суть , не говоря уже о не которых действительно за гадочных , хотя и побочных свойствах . "Роман ность ", подмеченная критиками , далеко не все объясняла . Как об ъяснить , например , пленительное сочетание женстве нности и хрупкости с той твер достью и отчетливостью рисунка , что свидетельствуют о властнос т и и незау рядной , почти жесткой воле ? Сначала хотели эту волю н е замечать , она дос таточно противоречила "эта лону женственности ". Вызывало недоуменное восхищен ие и странное немногословие ее любовной л ирики , в которой страсть походила на тиши ну предгро з ья и выражала себя обычно лишь двумя - тремя словами , похожими на зарницы , вспыхивающие за грозно потем невшим горизон том . Но если страдание любящей души так неимоверно - до молчания , до потери речи - замкнуто и обуглено , то почему так огроме н , так п рекрасен и плени тельно достов ерен весь окружающий мир ? Дело , очевидно , в том , что , как у любого крупного поэта , ее любовный роман , развертывавшийся в стихах предреволюционных л ет , был шире и многоз начнее своих конкрет ных ситуаций . В сложной музык е ахматовской лири ки , в ее едва мерцающей глубине , в ее убегающей от глаз мгле , в подпочве , в подсознании постоянно жила и давала о себе знать особая , пугающая дисгармония , см ущавшая саму Ахматову . Она писала впоследстви и в "Поэме без героя ", что п ос тоянно слышала непонятный гул , как бы нек ое подземное клокотание , сдвиги и трение тех первоначальных твердых пород , на которых извечно и надежно зиждилась жизнь , но которые стали терять устойчивость и равнов есие . Самым первым предвестием такого трев ожного ощущения было стихотворение "Перво е возвращение " с его образами смертельного сна , савана и погребаль ного звона и с общим ощущением резкой и бесповоротной п еремены , происшед шей в самом воздухе времени . В любовный роман Ахматовой входила эп оха - она по-своему озвучивала и переинач ивала стихи , вносила в них ноту тревоги и печали , имевших более широкое значение , чем собственная судьба . Именно по этой причине любовная лирик а Ахматовой с течением времени , в предрев олюционные , а затем и в первые после революционные годы , завоевывала все новые и новые читательские круги и поколения и , не переставая быть объектом восхищенного вни мания тонких ценителей , явно выходила из , каза лось бы , предназначенного ей узкого круга читателей . Эта "хрупкая " и " ка мер ная ", как ее обычно называли , лирика женско й любви начала вскоре , и ко всеобщему удивлению , не менее пленительно звучать также и для первых со ветских читателей - комисс аров гражданской войны и работниц в красн ых ко сынках . На первых порах стол ь странное обстоятельство вызывало немалое смущение - прежде всего среди пролетарских ч итателей . Надо сказать , что советская поэзия пе рвых лет Октября и гражданской войны , зан ятая грандиозными задачами ниспровержения старог о мира , любившая образы и моти вы , как правило , вселенского , космического масштаба , предпо читавшая говорить не столько о чело веке , сколько о человечестве или во всяко м случае о массе , была первоначально недо статочно внимательной к мик ромиру интимных ч увств , относя их в порыве р еволю ционного пуританизма к разряду социально небе зопасных буржуазных предрассудков . Из всех во зможных музыкальных инструментов она в те годы отдавала предпочтение ударным . На этом грохочущем фоне , не признавав шем полутонов и оттенков , в со седстве с г ромоподобными маршами и "железными " сти хами первых пролетарских поэтов , любовная лир ика Ахматовой , сыгранная на засурденных скрип ках , должна была бы , по всем законам л огики , затеряться и бесследно исчез нуть . . . Но этого не произошло . Молодые читат ели новой , пролетарской , встававшей на социалистический путь Советск ой России , работницы и рабфаковцы , красноармей ки и красноар мейцы - все эти люди , такие далекие и враждебные самому миру , оплаканно му в ахматовских стихах , тем не менее заметили и п рочли маленькие , белые , изящно изданные томики ее стихов , продол жавшие невозмутимо выходить все эти огненные годы . "Великая земная любовь " в ли рике Ахматовой Ахматова , действительно , самая характерна я героиня своего времени , яв ленная в беск онечном разнообразии женских судеб : любовниц ы и жены , вдовы и матери , изменявшей и оставляемой . По выражению А . Коллонтай , А хматова дала "целую книгу женской души ". Ах матова "вылила в искусстве " сложную историю женского характера переломной эпохи , его ис то к ов , ломки , нового становле ния . Герой ахматовской лирики (не героиня ) сложен и многолик . Собственно , его даже тр удно определить в том смысле , как определ яют , скажем , героя ли рики Лермонтова . Это он - любовник , брат , друг , представший в бес коне чном разнообразии ситуаций : коварный и великодушный , убивающий и воскрешающий , перв ый и последний . Но всегда , при всем многообразии жизн енных коллизий и житейских казу сов , при в сей необычности , даже экзотичности характеров героиня или герои ни Ахмат овой несут нечто главное , исконно женское , и к нем уто пробивается стих в рассказе о какой-ни будь канатной плясунье , например , идя сквозь привычные определения и заученные положения ("Меня покинул в новолунье // Мой друг л юбимый . Ну так что ж !") к том у , что "сердце знает , сердце зна ет ": гл убокую тоску оставленной женщины . Вот эта способность выйти к тому , что "сердце знае т ", - главное в стихах Ахматовой . "Я вижу все , // Я все за поминаю ". Но это "все " осв ещено в ее поэзии одним источником света. Есть центр , который как бы сводит к себе весь остальной мир ее поэзии , о казывается ее основным нервом , ее идеей и принципом . Это любовь . Стихия женской душ и неизбежно должна была начать с такого заявления себя в любви . Герцен сказал о днажды как о в еликой несправедливости в истории человечест ва о том , что женщ ина "загнана в любовь ". В известном смысле вся лирика (особенно ранняя ) Анны Ахматов ой "загнана в любовь ". Но здесь же преж де всего и открывалась возможность выхода . Именно здесь рождались подлинно по этические открытия , такой взгляд на мир , ч то позволяет говорить о поэзии Ахматовой как о новом явлении в развитии русской лирики двадцатого века . В ее поэзии ест ь и "божество ", и "вдохновение ". Сохраняя выс окое значение идеи любви , связан н ое с символизмом , Ахматова возвращает ей живой и ре альный , отнюдь не отвлеченный х арактер . Душа оживает "Не для страсти , не для забавы , // Для великой земной любви ". " Эта встреча никем не воспета , И без песен печаль улеглась . Наступило прохладное лето , Словно новая жизнь началась . Сводом каменным кажется небо , Уязвленное желтым огнем , И нужнее насущного хлеба Мне единое слово о нем . Ты , росой окропляющий травы , Вестью душу мою оживи , - Не для страсти , не для забавы , Для великой земной любви ". "Великая земная любовь " - вот движущее начало всей лирики Ахматовой . Именно она заставила по-иному - уже не символистски и не акмеистски , а , если воспользоваться прив ычным определением , реалистически - увидеть ми р . " То пятое время года , Только его славословь . Дыши пос ледней свободой , Оттого , что это - любовь . Высоко небо взлетело , Л егки очертанья вещей , И уже не празднует тело Годовщину грусти своей ". В этом стихотворении Ахматова назвала любовь "пятым в ременем года ". Из это го-то необычного , пятого , времени увидены ею остальные четыре , обычные . В состоянии любв и мир видится заново . Обострены и напряже ны все чувства . И открывается необычность обычного . Человек начинает воспринимать мир с уде сятер е нной силой , действительно достигая в ощущении жизни вершин . Мир отк рывается в дополнительной реальности : "Ведь звезды были крупнее , // Ведь пахли иначе травы ". Поэтому стих Ахматовой так предмете н : он возвращает вещам первозданный смысл , он останавл и вает внимание на том , мимо чего мы в обычном состоянии спо собны пройти равнодушно , не оценить , не по чувство вать . "Над засохшей повиликою // Мягко пл авает пчела " - это увидено впер вые . Потому же открывается возможность ощутить мир по-детски свежо . Т акие стихи , как "Мурка , не ходи , там сыч ", не темати чески заданные стихи для детей , но в н их есть ощущение совершенно детской непосредс твенности . И еще одна связанная с тем же особенность . В любовных стихах Ахматовой мног о эпитетов , которые когда-т о знаменитый русский филолог А . Н . Весе ловский назвал синкретическими и которые рождаются из цел остного , нераз дельного , слитного восприятия мира , когда глаз видит мир неотрывно от то го , что слышит в нем ухо ; когда чувств а материализуются , опредм е чиваются , а предметы одухотворяются . "В страсти раскаленн ой добела " - скажет Ахмато ва . И она же видит небо , "уязвленное желтым огнем " - солнцем , и "люстры безжизненный зной ". Роль деталей в стихах о любви у Ахматовой У Ахматовой встречаются стихи, которые "сделаны " буквально из обихода , из житейского немудреного быта - вплоть д о позеленевшего рукомойника , на котором играе т бледный вечерний луч . Невольно вспоминаются слова , сказан ные Ахматовой в старости , о том , что стихи "растут из сора ", что предметом поэтического воодушевления и изображения может стать даже пятно плес ени на сырой стене , и лопухи , и крапив а , и сырой забор , и одуванчик Самое ва жное в ее ремесле - жизненность и реалисти чность , способность увидеть поэзию в обычной жизни - уже было заложено в ее таланте самой природой . И как , кстати , характерна для всей ее последующей лирики эта ранняя строка : Сегодня я с утра молчу , А сердце - пополам . . . Недаром , говоря об Ахматовой , о ее любовной лирике , критики впоследс твии з амечали , что ее любовные драмы , развер тывающиеся в стихах , происхо дят как бы в молчании : ничто не разъясняется , не комме нтируется , слов так мало , что каждое из них несет огромную психологическую нагрузку . Предпола гается , что читатель или должен д огадаться , или же , что скорее всего , пос тарается обратиться к собственному опыту , и тогда окажется , что стихотво рение очень широко по своему смыслу : его та йная драма , его скрытый сюжет относится к о многим и многим людям . Так и в этом раннем стихот вор ении . Так ли нам уж важно , что именно про изошло в жизни героини ? Ведь самое главное - боль , растерянность и желание успо коиться хотя бы при взгляде на солнечный луч , - все это нам ясно , по нятно и едва ли не каждому знакомо . конкретная ра сшифровк а лишь повредила бы силе стихотворения , так как мгновенно сузила бы , локализовала его сю жет , лишив всеобщности и глубины . Мудрость ахматовской миниатюры , чем-то отдаленно похожей на японскую хоку , заключается в том , что она говорит о целительной дл я души силе природы . Солнечный луч , "такой невинный и прос той ", с равной лаской освещающий и зелень ру комойника , и человеческую ду шу , поистине явля ется смысловым центром , фокусом и итогом всего этого уди вительного ахматовского стихотвор ения . Ее лю бовный стих , в том числе и самый ранний , печатавшийся на страница х "Аполлона " и "Гиперборея ", стих еще несове ршенный ("первые робкие попыт ки ", - сказала Ахма това впоследствии ), иногда почти отроческий по интона ции , все же произрастал из непосре дст в енных жизненных впечатлений , хотя эти впечатления и ограничивались заботами и интересами "своего круга ". По этическое сло во молодой Ахматовой , автора вышедшей в 1912 году первой кни ги стихов "Вечер ", было оче нь зорким и внимательным по отношению ко в с ему , что попадало в поле ее зрения . Конкретная , вещная плоть мира , его четкие материальные контуры , цвета , зап ахи , штрихи , обыденнообрывочная речь - все это не только бережно переносилось в стихи , но и составляло их собственное существован ие , да в ало им дыхание и жизнен ную силу . При всей нераспростра ненности первы х впечатлений , послуживших основой сборника "В ечер ", то , что в нем запечатлелось , было выражено и зримо , и точно , и лаконично . Уже сов ременники Ахматовой заметили , какую необыч н о большую роль играла в стихах юной поэтессы строгая , обдуманно локализованная житейская деталь . Она была у нее не только точной . Не довольствуяс ь одним определением какой-либо стороны предм ета , ситуации или душевного движения , она подчас осуществлял а весь замысел ст иха , так что , подобно замку , держала на себе всю постройку произведения . " Не любишь , не хочешь смотреть ? О , как ты красив , проклятый ! И я не могу взлететь , А с детства была крылатой . Мне очи застит туман , Сливаются вещи и ли ца , И только красный тюльпан , Тюльпан у тебя в петли це ". Смятение Не правда ли , стоит этот тюльпан , как из петлицы , вынуть из стихотворе ния , и оно немедленно померкнет !. . Почему ? Не по тому ли , что весь этот молчаливый взрыв страсти , отчаяния , ревности и поистине смертной обиды - одним словом , все , что с оставляет в эту минуту для этой женщины смысл ее жизни , все сосредоточилось , как в красном гаршинском цветке зла , именно в тюльпане : ослепительный и надменный , маяч ащий на са м ом уровне ее глаз , он один высокомерно торжествует в пусты нном и застланном пеленою слез , безна дежно обесцветившемся мире . Ситуация стихотворения т акова , что не только героине , но и нам , читателям , кажется , что тюльпан не "детал ь " и уж , ко нечно, не "штрих ", а что он - живое существо , истинный , полноправный и даже агрессивный герой произведения , внуш ающий нам некий невольный страх , перемешанный с полутайным восторгом и раздражением . У иного поэта цветок в петлице та к и остался бы более или менее ж иво писной подробностью внешнего облика персонажа , но Ахматова не только воб рала в себ я изощренную культуру многосмысленных значений , развитую ее предшественниками - символистами , в частности их умение придавать жизнен ным реалиям безгранично р асширяющийся смысл , но и , судя по всему , не оста лась чуждой и великолепной школе русской психолог ической прозы , в особен ности романа (Гоголь , Достоевский , Толстой ). Ее так называемые ве щные детали , скупо поданные , но отчетливые бытовые интерьер ы , смело введенные прозаизмы , а главное , та внутренняя связь , какая всегда просвечивает у нее между внешней средой и потаенно бурной жизнью с ердца , - все живо напомина ет русскую классику , не только романную , но и новеллистическу ю , не только прозаи ч ескую , но и стихотворную (Пушкин , Лермонтов , Тютчев , позд нее - Нек расов ). Пушкин и Ахматова Говоря о любовной лирике Ахма товой , нельзя не сказать несколько слов о чувствах самой поэтессы , о ее кумирах , о предметах ее восхищения . И одним из неоску дневающим источн иком творческой радости и вдохновения для Ахматовой был Пушкин . Она пронесла эту любовь через всю свою жизнь , не побоявшис ь даже темных дебрей литературоведения , куда входила не однажды , чтобы прибавить к биографии любимого поэта неско л ько новых штрихов . (А . Ахматовой принадлежат с татьи : "Последняя сказка Пушкина (о "Золотом петуш ке ")", "Адольф " Бенжамена Констана в твор честве Пушкина ", "О "Каменном госте " Пушкина ", а также работы : "Гибель Пушкина ", "Пушкин и Невское взморье ", " П ушкин в 1828 год у " и др . ) В "Вечере " Пушкину посвящено стихотворение из двух строф , очень четких по рисунк у и трепетно-нежных по интонации . Любовь к Пушкину усугублялась еще и тем , что по стечению обстоятельств Анна Ахматова - царскоселка , ее отроческ ие , ги мназические годы прошли в Царском Селе , т еперешнем Пушкине , где и сейчас каждый не вольно ощущает не исчезающий пушкинский дух , с ловно навсегда поселившийся на этой вечно свя щенной земле русской Поэзии . Те же Лицей и небо и так же грустит девуш к а над разбитым кувшином , шелести т парк , мерцают пруды и , по-видимому , так же (или - иначе ?) является Муза бесчисленным паломничающим поэтам . . . Для Ахматовой Муза всегда - "смуглая ". С ловно она возникла перед ней в "садах Лицея " сразу в отроческом о блике Пушки на , курчавого лицеиста - под ростка , не однажды мелькавшего в "священном сумраке " Екатерининс кого пар ка , - он был тогда ее ровесник , ее божественный товарищ , и она чуть ли не искала с ним встреч . Во всяком с лучае ее стихи , посвященные Ц а рск ому Селу и Пушкину , проникнуты той особен ной краской чувства , которую лучше всего назвать влюбленностью , - не той , однако , несколь ко отвлеченной , хотя и эк зальтированной влюбл енностью , что в почтительном отдалении сопров ождает посмертную славу з наменитостей , а очень живой , непосредственной , в которой бывают и страх , и досада , и обида , и даже ревность . . . Да , даже ревность ! Напри мер , к той красавице с кувшином , которою он любовался , воспел и навек прославил . . . и которая теперь так в есело гр устит , эта нарядно обнаженная притворщица , эта счастливица , поселившаяся в бессмертном пушк инском стихе ! " Урну с водой уронив , об утес ее дева разбила . Дева печально сидит , праздный держа черепок . Чудо ! Не сякнет вода , изливаясь из урны разбитой ; Дева , над вечной струей , вечно печальна сидит ". Ахматова с женской пристрастностью вгляды вается и в знаменитое изваяние , пленившее когда-то поэта , и в пушкинский стих . Ее собственное стихотворе ние , озаглавленное (не бе з тайного ук ола !), как и у Пушкина , "Царскосель ская статуя ", дышит чувством уязвл енности и досады : " И как могла я ей простить Восторг твоей хвалы влюб ленной . . . Смотри , ей весело грустить , Такой нарядно обнаженной ". Надо сказать , что небольшое ахматов ское стихотворение безусловно одно из лучших в уже необозримой сейчас поэтическо й пушкиниане , насчитывающей , по-видимому , многие сотни взволнованных обращений к великому г ению русской литературы . Но Ахматова обратила сь к нему так , как только она одна и могла обратиться , - как влюбленна я женщина , вдруг ощутившая мгновенный укол неж данной ревности . В сущности , она не без мстительности доказывает Пушкину своим ст ихотворением , что он ошибся , увидев в этой ослепительной стройной красавице с обнаженн ы ми плечами некую вечно печальную деву . Вечная грусть ее давно прошла , и вот уже около столетия она втайне р адуется и веселится своей поистине редкостной , избраннической , завидной и безмерно счастлив ой женской судьбе , дарованной ей пушкинским словом и именем . . . Как бы то ни было , но любовь к Пушкину , а вместе с ним и к други м мно гообразным и с годами все расширявш имся культурным традициям в большой степени определяла для Ахматовой реалистический путь развития . В этом от ношении она была и осталас ь традиционалисткой . В обстановк е бурного разви тия различных послесимволистских течений и групп , отмеченных теми или ины ми явлениями буржуазного модернизма , поэзия Ахматовой 10-х годов могла бы даже выгляд еть архаичной , если бы ее любовная лирика , к азалось бы , такая интимная и узкая , предназначенная ЕЙ и ЕМУ , не п риобрела в лучших своих образцах того общ езначимого звучания , какое свойственно только истинному искусству . Больная и неспокойная любовь Надо сказать , что стихи о любви у Ахматовой - н е фрагментарные зарисов к и , не разорванные психологические этюды : остро та взгляда сопровождена ос тротой мысли . Вели ка их обобщающая сила . Стихотворение может начаться как непритязательная песенка : Я на солнечном восходе Про любовь пою , На коленях в о городе Лебеду полю . А заканчивается оно библейски : " Будет камень вместо хлеба Мне нагр адой злой . Надо мною только небо , А со мною голос твой ". Личное ("голос твой ") восходит к общему , сливаясь с ним : здесь к всечеловеческой притче и от нее - выш е , выше - к небу . И так всег да в стихах Ахматовой . Тематически все го лишь как будто бы грусть об ушед ше м (стихотворение "Сад ") предстает как картина померкнувшего в этом сос тоянии мира . А вот какой романной силы психологический сгус ток начинает сти х отворение : " Столько просьб у любимой всегда ! У разлюбленной просьб не бывает ". Не подобно ли открывается "Анна Карени на ": "Все счастливые семьи похожи друг на друга , каждая несчастливая семья несчастлива по-своему . . . "? О . Мандельштам имел основания еще в 20-ые годы написать : ". . . Ахматова при несла в русскую лирику всю огромную сложность и психологическое богатство русского романа девятнадцатого века . Не было бы Ахматовой , не будь Толсто го и "Анны Кар ениной ", Тургенева с "Дворянским гнездом ", всего Достоевского и отчасти даже Лес кова . Генезис Ахматовой весь лежит в русско й прозе , а не поэзии . Свою поэти ческую форму , острую и своеобразную , она развивала с оглядкой на психоло гическую прозу ". Но любовь в стихах Ахматовой отнюдь не только л юбовь - счастье , тем бо ле е благополучие . Часто , слишком часто это - страдание , своеобразная анти любовь и пытка , м учительный , вплоть до распада , до прострации , излом души , болезненный , "декадентский ". И лишь неизменное ощущение ценностных нача л кладет грань между такими и особе нно декадентскими стихами . Образ такой " больно й " любви у ранней Ахматовой был и обра зом больного предреволюционно го времени 10-х г одов и образом больного старого мира . Нед аром поздняя Ах матова в стихах и особенн о в "П о эме без героя " будет вершить над ним суро вый самосуд , нравствен ный и исторический . Еще в 1923году Эйхенбаум , анализируя поэтику Ахматовой , отметил , что уже в "Четках " "начинает скла дываться парадо ксальный своей двойственностью образ героини - не то "блуд ницы " с бурными страс тями , не то нищей монахини , которая может вымолить у Бога прощенье ". Любовь у Ахматовой почти никогда не предстает в спокойном пребывании . То змейко й , свернувшись клубком , У самого сердца ко лдует , То це лые дни голубком На бел ом окошке воркует , То в инее ярком бле с нет , Почудится в дреме левкоя . . . Но верно и тайно ведет От счастья и от по коя . Чувство , само по себе острое и нео бычайное , получает дополнительную ос троту и н еобычность , проявляясь в предельном кризисном выражении - взлета или падения , первой пробуждающей встречи или совершившегося разрыв а , смер тельной опасности или смертной тоски . Потому же Ахматова тяготеет к лири ческо й новелле с неожиданным , часто прихотливо капризным концом психологи ческого сю ж ета и к необычностям лирической балла ды , жутковатой и таинственной . Обычно ее стихи - начало драмы , или только ее кульминация , или еще чаще фин ал и окончание . И здесь опиралась она на богатый опыт русской уже не только поэзии , но и прозы . "Этот прие м , - писала Ахматова , - в русской ли тературе велик олепно и неотразимо развил Достоевский в своих романах - трагедиях ; в сущности , читателю - зрителю предлагается присутствовать только при развязке ". Стихи самой Ахматовой , подобно многим произведения м Достоевского , являют свод пятых актов трагедий . Поэт вс е время стремится занять позицию , которая бы позволяла предельно раскрыть чувство , до конца обострить коллизию , найти последнюю п равду . Вот почему у Ахматовой появля ются стихи , как бы произне с енные даже из-за смертной черты . Но никаких загробны х , мистических тайн они не несут . И на мека нет на что-то потусто роннее . Наоборот , до конца обнажается ситуация , возникающая по эту сторо ну . Без учета того очень легко встать на путь самых разноо б разных обвине ний подобных стихов , наприме р , в пессимизме . В свое время , еще в 20 - ые годы , один из критиков подсчитывал , сколько раз в стихах Ахматовой упот ребляетс я , скажем , слово "тоска ", и делал соответств ующие выводы . А ведь слово живет в контексте . И кстати , именно слово "тос ка ", может быть , силь нее прочих в контекст е ахматовских стихов говорит о жизненной силе их . Эта тоска как особое состояние , в котором совершается приятие мира , сродни тютчевской тоске : "Час тоски невыразимой : в се во мне и я во всем ". Но это и та грусть - тоска , которой часто проникнута народная песня . Стихи Ахматовой , и правда , часто груст ны : они несут особую стихию любви - жалости . Есть в народном русском яз ыке , в русской народной песне синоним сло ва "лю бить " - слово "жалеть "; "люблю " - "жалею ". Уже в самых первых стихах Ахматовой живет не только любовь любовников . Она часто переходит в другую , любовь - жалость , или даже ей противопостав ляется , или даже ею вытесняется : О нет , я не тебя любила , Пал има сладостным огнем , Так объясни , какая сила В печальном имени твоем . Вот это сочувствие , сопереживание , сострад ание в любви - жалости делает многие стихи Ахматовой подлинно народными , эпичными , родни т их со столь близкими ей и любимыми ею некрасов скими стихами . И открывае тся выход из мира камерной , замкнутой , эго истической любви - страсти , любви - забавы к подлинно "великой земной любви " и больше - в селюбви , для людей и к людям . Любовь з десь не бесконечное варьирование собственно л юбовных пе р еживаний . Любовь у Ахм атовой в самой себе несет возможность сам оразвития , обогащения и расширения беспредельного , глобального , чуть ли не космического . Любовная лирика Ахматовой в 20- е и 30-е годы Заметно меняется в 20-30-е годы по сравнению с ранними книгами тональ ность того романа любви , который до революции временами охватывал почти все содержание лирики Ахматовой и о котором многие пи сали как о главном открытии достижении по этессы . Оттого что лирика Ахматовой на протяж ении всего послереволюционн ого двадцатилетия постоянно расширялась , вбирая в себя все новые и новые , раньше не свойственные ей области , любовный роман , не перестав быть гла венствующим , все же занял теперь в ней лишь одну из поэтических террито ри й . Однако инерция читательско г о в осприятия была настолько велика , что Ахматова и в эти годы , ознаменованные обращением ее к гражданской , фило софской и публицис тической лирике , все же представлялась глазам большинс тва как только и исключительно художник любовного чувства . Мы пон и маем , что это было далеко не так . Разумеется , расширение диапазона поэзии , я вившееся следствием перемен в миропонимании и мироощущении поэтессы , не могло , в свою очередь , не повли ять на тональность и характер собственно любовной лирики . Правда , н екото рые характерные ее особенности оста лись прежними . Любовный эпизод , напри мер , как и раньше , выступает перед нами в свое образном ахматовском обличье : он , в частности , никогда последовательно не развернут , в нем обычно нет ни конца , ни начала ; любовное признание , отчаяние или мольба , составляющие стихотворение , всегда кажутс я читателю как бы обрывком слу чайно подс лушанного разговора , который начался не при нас и завершения ко торого мы тоже не услышим : " А , ты думал - я тоже такая , Чт о можно забыть меня . И что брошусь , моля и рыдая , Под копыта гнедого коня . Или стану просить у знахарок В наговорной воде корешок И пришлю тебе страшный подарок Мой заветный душистый платок . Будь же проклят . Ни стоном , ни взглядом Окаянной ду ши не коснусь , Но клянусь тебе ангельским садом , Чудот ворной иконой клянусь И ночей наших пламенным чадом Я к тебе никогда не вернусь ". Эта особенность ахматовской любовной лири ки , полной недоговоренностей , намеков , уходящей в далекую , хочется сказать , хемингуэевску ю , глубину под текста , придает ей истинную своеобразность . Героиня ахматовских стихов , чаще всего говорящая как бы сама с собой в состоянии порыва , полубреда или экстаз а , не считает , естественно , нужным , да и не может допол н ительно разъяснять и растолковывать нам все происходящее . П ередаются лишь основные сигналы чувств , без расшифровки , без комментариев , наспех - по то ропливой азбуке любви . Подразумевается , что ст епень душевной близости чудодействен но поможет нам пон я ть как недостоющие зве нья , так и общий смысл только что прои сшедшей драмы . Отсюда - впечатление крайней инт имности , предельной от кровенности и сердечной открытости этой лирики , что кажется неожида нным и парадоксальным , если вспомнить ее одновременну ю закодированность и субъек тивность . " Кое-как удалось разлучиться И постылый огонь потушить . Враг мой вечный , пора научиться Вам кого-нибудь вправду любить . Я-то вольная . Все мне забава , Ночью Муза слетит утешать , А на утро притащитс я слава Погремушкой над ухом трещать . Обо мне и молиться не стоит И , уй дя , оглянуться назад . . . Черный ветер меня успокоит . Веселит золо той листопад . Как подарок , приму я разлуку И забвение , как благо дать . Но , скажи мне , на крестную м ук у Ты другую посмеешь послать ?" Цветаева как-то писала , что настоящие стихи быт обычно "перемалывают ", подобно тому как цветок , радующий нас красотой и и зяществом , гармонией и чистотой , тоже "перемол ол " черную землю . Она горячо протестовала против попыток иных критиков или литера туроведов , а равно и читателей обязательно докапаться до земли , до того перегноя ж изни , что послужил "пищей " для воз никновения красоты цветка . С этой точки зрения она страстно протестовала против обязательного и буква л истского комментирования . В известной мере она , конечно , права . Так ли нам уж важно , что послужило житейской первоп ричиной для возникновения стихотворения "Кое-как удалось разлучиться . . . "? Может быть , А хматова имела в виду разрыв отношений со св о им вторым мужем В . Шилейко , поэтом , переводчиком и уче ным-ассирологом , за которого она вышла замуж после своего развода с Н . Гумилевым ? А может быть , она имела в виду свой роман с известным композитором Артуром Лур ье ?. . Могли быть и другие конкретн ые поводы , знание которых , конечно , может удовл етворить на ше любопытство . Ахматова , как види м , не дает нам ни малейшей возможности догадаться и судить о конкретной жизненной ситуации , продиктовавшей ей это стихотворени е . Но , возможно , как раз п о э той причине - по своей как бы за шифрованно сти и непроясненности - оноприобретает смысл , р азом приложимый ко многим другим судьбам исходным , а иногда и совсем несходным сит уациям . Главное в стихотворении , что нас з ахватывает , это страстная напряженн о с ть чувства , его ураганность , а также и та беспрекословность решений , которая вырисовы вает перед нашими глазами личность незаурядну ю и сильную . О том же и почти так же говор ит и другое стихотворение , относящееся к тому же году , что и только что проци тированное : Пусть голоса органа снова грянут , Как первая весенняя гроза ; Из-за плеча твоей невесты глянут Мои полузакрытые глаза . Прощай , прощай , будь счастлив , друг пр екрасный , Верну тебе твой радостный обет , Но берегись твоей подруге страстной Пов едеть мой неповторимый бред , - Затем , чт о он пронижет жгучим ядом Ваш бла гостный , ваш радостный союз . . . А я иду владеть чудесным садом , Где шелест трав и вос клицанья муз . А . Блок в своих "Записных книжках " приводит высказывание Дж . Рескина , кото рое отчасти проливает свет на эту особенност ь лирики Ахматовой . "Бла готворное действие ис кусства , - писал Дж . Рескин , - обусловлено (также , кроме дидактичности ) его особым даром со крытия неведомой истины , до кото рой вы до беретесь только путем терп е ливого откапывания ; истина эта запря тана и заперт а нарочно для того , чтобы вы не могли достать ее , пока не скуете , предварительн о , подходящий ключ в своем горниле ". Ахматова не боится быть откровенной в своих интимных признаниях и моль бах , так как уверена , что ее поймут лишь те , кто обладает тем же шифром любви . Поэтому она не считает нужным что-либо объяснять и дополнительно описывать . Форма сл учайно и мгновенно вырвавшейся речи , которую может подслушать каждый проходящий мимо или стоящий поб л изости , но не каждый мо жет понять , позволяет ей быть ла пидарной , нераспространенной и многозначи тельной . Эта особенность , как видим , полностью сохраняется и в лирике 20-30 -х годов . Сохраняется и предельная кон центрированность содержания самого эпизода , лежащего в основе стихотворения . У Ахматовой никогда не было вя лых , а морфных или описательных любовных стихов . Они всегда драматичны и предельно напряженны , смятенны . У нее редкие стихи , описывающие радость установившейся , безбурной и бе з облачной любви ; Муза приходит к ней лишь в самые кульминационные моменты , переживаемые чувством , когда оно или пре да но , или иссякает : . . . Тебе я милой не была , Ты мне постыл . А пытка длилась , И как преступница томилась Любовь , исполненная зла . Т о словно брат . Молчишь , сердит . Но если встретимся глазамиТебе клянусь я небесами , В огне расплавится гранит . Словом , мы всегда присутствуем как бы при яркой , молнийной вспышке , при самосго рании и обугливании патетически огромной , исп епеляющей стр асти , пронзающей все существ о человека и эхом отдающейся по великим безмолвным пространствам , с библейской , торжест венной молчаливостью окружающим его в этот священный вневременной час . Сама Ахматова не однажды ассоциировала волнения своей любви с вели кой и нетленной "Песнью Песней " из Библии . А в Библии красный клиновый лист Заложен на Песне Песней . . . Стихи Ахматовой о любви - все ! - патетичн ы . Но стихи ранней Ахматовой - в "Вечере " и в "Четках " - менее дух овны , в них больше мятущейся чувс твенно сти , суетных обид , слабости ; чувствуется , что они выходят из обыден ной сферы , из привычек среды , из навыков воспитания , из унаследованных представлений . . . Вспоминали в связи с этим слова А . Блока , будто бы ска занные по поводу некоторых ахмато в ских стихов , что она пишет пе ред мужчи ной , а надо бы перед Богом . . . Начиная уже с "Белой стаи ", но особ енно в "Подорожнике ", " Anno Domini " и в позднейших циклах любовное чув ство приобретает у нее более широкий и более духовный характер . От этого о но не сделалось менее сильным . Наобо рот , стихи 20-х и 30-х годов , посвященные любви идут по самым вершинам че ловеческого духа . Они не подчиняют себе всей жизни , вс его существования , как это было прежде , но зато все существование , вся жизнь внося т в любов ные переживания всю ма ссу присущих им оттенков . Наполнившись этим огромным содержанием , любовь стала не тольк о несравненно более богатой и многоцвет ной , но - и по-настоящему трагедийной . Библейская , торжественная приподня тость ахматовских л юбовных стихов этого периода объясняется подлинной вы сотой , торжественностью и патети чностью заключенного в них чувства . Вот х отя бы одно из подобных стихотворений : Небывалая осень построила купол высокий , Был приказ облакам этот купол собой не темнить . И дивилися люди :проходят сентябрьские сроки , А куда провалились студеные , влажные дни ? Изумрудною стала вода замутненных каналов , И крапива запахла , как розы , но тол ько сильней . Было душно от зорь , нестерпимых , бесов ских и алых , Их запомнили все мы до конца наших дней . Было солнце таким , как вошедший в столицу мятежник , И весенняя осень так жа дно ласкалась к нему , Что казалось-сейчас забелеет прозрачный подснежник . . . Вот когда по дошел ты , спокойный , к крыльцу моему . Трудно назвать в мировой п оэзии более триумфальное и патетическое изоб ражение того , как приближается возлюбленный . Это поистине явление Любви глазам восторженного М ира ! Любовная лирика Ахматовой неизбежно приво дит всякого к воспоминаниям о Тютчеве . Бу рное столкновение страстей, тютчевский "поед инок роковой " - все это в наше время во скресло именно у Ахматовой . Сходство еще более усилива ется , если вспомнить , что она , как и Тютчев , импровизатор - и в своем чувстве , и в своем стихе . Много раз говорит Ахматова например , о п ервост е пенном значении для нее чистого вдохновения , о том , что она не представля ет , как можно писать по заранее обдуманному план у , что ей кажется , будто временами за плечами у нее стоит Муза . . . И просто продиктованные строчки Ложатся в белоснежну ю тетрадь . Она не раз повторяла эту мысль . Та к , еще в стихотворении "Муза " (1924), вошедшем в цикл "Тайны ремесла ", Ахматова писала : Когда я ночью жду ее прихода , Жизнь , кажется , висит на волоске . Что почести , что юность , что свобода Пред милой гость ей с дудочкой в руке . И вот вошла . Откинув покрывало , Внима тельно взглянула на меня . Ей говорю :"Ты ль Данту диктовала Страницы Ада ?" Отвечает :"Я ". О том же и в стихотворении 1956 года "Сон ": Чем отплачу за царственный подарок ? Ку да идти и с кем т оржествовать ? И вот пишу как прежде , без помарок , Мои стихи в сожженную тетрадь . Это не означает , что она не переде лывала стихов . Много раз , например , дополнялас ь и перерабатывалась "Поэма без героя ", дес ятилетиями совершенс твовалась "Мелхола "; ин огд а менялись , хотя и редко , строфы и стр очки в старых стихах . Будучи мастером , зна ющим "тайны ремесла ", Ахматова точна и скур пулезна в выборе слов и в их располож ении . Но чисто импульсивное , имп ровизаторское начало в ней , действительно , очень с и льно . Все ее любовные стихи , по своему первичному толчку , по своему пр оизвольному течению , воз никающему так же внез апно , как и внезапно исчезающему , по своей обрывоч ности и бесфабульности , - тоже есть чистейшая импровизация . Да , в сущнос ти , з д есь и не могло быть иначе : "роковой " тютчевский поединок , составляющий их содержание , представляет собой мгновенную вс пышку страс тей , смертельное единоборство двух одинаково сильных противников , из кото рых один должен или сдаться , или погибнуть , а другой - победить . Не тайны и не печали , Не мудрой воли судьбыЭти встречи всег да оставляли Впе чатление борьбы . Я , с утр а угадав минуту , Когда ты ко мне войде шь , Ощущала в руках согнутых Слабо колющу ю дрожь . . . Марина Цветаева в одном из стихотворе ний , посвященных Анне Ахматовой , писала , что ее "смертелен гнев и смертельна - ми лость ". И действительно , какой-либо срединности , сглаженности конфликта , временной договоренности двух враждующих сторон с постепенным пер еходом к плавности отношений т ут чаще всего даже и не предполагается . "И как преступница томилась любовь , исполненная зла ". Ее любовные стихи , где неожиданные мольбы перемешаны с проклятиями , где все резко контрастно и безысходно , где побед ительная власть над сердцем сменяется о щ ущением опусташенности , а нежность соседс твует с яростью , где тихий шепот признания перебивается грубым языком уль тиматумо в и приказов , - в этих бурнопламенных выкри ках и пророчествах чувс твуется подспудная , не высказанная и тоже тютчевская мысль об и гралищах мрачных страстей , произволь но вздымающих человеческую судьбу на своих кру тых темных волнах , о шевелящемся под нами первозданном Хаосе . "О , как убийственно мы любим " - Ахматова , конечно же , не пр ошла мимо этой стороны тютчевского миропонима н ия . Характерно , что нередко любов ь , ее победитель ная властная сила оказывается в ее стихах , к ужасу и смятению г ероини , об ращенной против самой же . . . любви ! Я гибель накликала милым , И гибли один за другим . О , горе мне ! Эти могилы Предсказаны словом моим . Как вороны кружатся , чуя Горячую , свежую кровь , Так дикие песни , ликуя , Моя посылала любовь . С тобою мне сладко и знойно . Ты близок , как сердце в груди . Дай руку мне , слушай спокойно . Тебя заклинаю : уйди . И пусть не узнаю я , где ты , О Муза , его не зови , Да будет живым , невоспетым Моей не узнавший любви . Критика 30-ых годов иногда писала , имея в виду толкование Ахматовой не которых п ушкинских текстов , об элементах фрейдизма в ее литературоведчес ком методе . Это сомнительно. Но напряженный , противоречивый и драма тичный психологизм ее любовной лирики , нередк о ужасающейся темных и неизведанных глубин человеческого чувства , свидетельствует о возмо жной близости ее к отдельным идеям Фрейда , вторично легшим на опыт , усвоенны й от Гоголя , Дос тоевского , Тютчева и Анненского . Во всяком случае значение , наприме р , ху дожественной интуиции как формы "бессозн ательного " творчества , вдохновения и экстаза п одчеркнуто ею неоднократно . Однако в художественно-гносеологическом плане здесь , в истоках , не столько , конечн о , Фрейд , сколько уходящее к Тютчеву и романтикам дуалисти ческое разделение мира на две враждующие стихии - область Дня и область Ночи , столкновение которых рождает не примиримые и глубоко болезненные про тиворечи я в человеческой душе . Лирика Ах матовой , не только любовная , рож дается на самом стыке этих противоречий из соприкоснов ения Дня с Ночью и Бодрствования со С ном : Когда бессонный мрак вокруг клокочет , Тот солнечный , тот ландышевый клин Врывается во тьму д екабрьской ночи . Интересно , что эпитеты "дневной " и "ночн ой ", внешне совершенно обычные , кажутся в е е стихе , если не знать их особого знач ения , странными , даже не уместными : Уверенно в дверь постучится И , прежний , веселый , дневной , Войдет он и скаж ет : "Довольно , Ты видишь , я тоже простыл ". . . Характерно , что слово "дневной " синонимично здесь словам "веселый " и "уверенный ". Так же , вслед за Тютчевым , могла б ы она повторить знаменитые его слова : Как океан объемлет шар земной , Земная жизнь круг ом объята снами . . . Сны занимают в поэзии Ахматовой больш ое место . Но - так или иначе - любовная лирика Ахматовой 20-30-х годов в несрав ненно большей степени , чем прежде , обращена к внутренне й , потаенно-духов ной жизни . Ведь и сны , явл яющиеся у не е одним из излюбленных художествен ных средств постижения тайной , сокр ытой , интимной жизни души , свидетельствуют об этой устремленности художника внутрь , в себя , в тайное тайных вечно загадочного ч еловеческого чувства . Стихи этого периода в об щем б о лее психологичны . Если в "Вечере " и "Четках " любовное чувство изоб ражалось , как правило , с помощью крайне не многих вещных деталей ( вспомним образ красног о тюльпана ), то сейчас , ни в малейшей с тепени не отказываясь от использования вырази тельного пр е дметного штриха , Анна Ахматова , при всей своей экспрессивности , все же более пластична в непосредственном из ображении психологического содержания . Надо только помнить , что пластичность ахматовского любовного стихотво рения ни в ма лейшей мере не предпо лагает описательност и , медленной теку чести или повествовательности . Перед нами по-прежнему - взрыв , катастрофа , м омент неимоверного напряжения двух противоборств ующих сил , сошедшихся в роковом поединке , но зато теперь это затмившее все горизонт ы гр о зовое об лако , мечущее громы и молнии , возникает перед нашими глазами во всей своей устрашающей красоте и могуществе , в неистовом клублении темных форм и ос лепительной игре небесного света : Но если встретимся глазами Тебе клянусь я небесами , В огне р асплавится гранит . Недаром в одном из посвященных ей стихотворении Н . Гумилева Ахматова изображена с молниями в руке : Она светла в часы томлений И держит молнии в руке , И четки сны ее , как тени На райском огненном песке . Заключение Если расположить лю бовные стихи Ахматовой в определенном порядке , можно построить целую повесть со множеством мизансц ен , перипетий , действующих лиц , случайных и неслучайных происшествий . Встречи и разлуки , нежность , чувство вины , разочарование , ревность , ожесточен и е , истома , поющая в серд це радость , несбывшиеся ожидания , самоотве рженность , гордыня , грусть - в каких только гранях и изломах мы не видим любовь н а страницах ахматовских книг . В лирической героине стихов Ахматовой , в душе самой поэтессы постоянно жила жгучая , требовательная мечта о любви ист инно высокой , ничем не иска женной . Любовь у Ахматовой - грозное , повелительное , нравственно чистое , всепоглощающее чувство , заставляющее вспомнить библейскую строку : "Сильна , как смерт ь , любовь - и с т релы ее - стрелы огненные ".
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
– Сегодня прочитал вашу книгу.
– Последнюю?
– Надеюсь...
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Любовная лирика А. Ахматовой", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru