Реферат: Литература во время Великой Отечественной Войны - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Литература во время Великой Отечественной Войны

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 76 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Пер мь 1998 г. Реферат ученика 11 А бизнес класса средней школы № 49 Гурина Ивана Великая Отечественная Война в литературе 40 х годов. Человек на войне , правда о нем. Счастливая судьб ?а романа Юрия ? Бондарева « Горячий снег » нача лась сра зу после его первого изда ния , тому вот уже скоро двадцать лет . Книга выходи ла в свет н еоднократно , огромными ти ражами , о ней написано мно жество статей и диссертаций , она экранизи рована и инсц енирована , переведен а на десятки языков , ее можно встрет ить в самых неожида н ных уголках земли и по ?чти никогда — на прилавках книжных мага зинов , откуда о н а исч ?езает мгновенно . В чем прич ?ина такого вс ?еобщего и про ?чного признания романа ? Чем пленяет он во ображение читателя ? Какие струны в д ?ушах разных л ?юдей отзывают ся на него ? Всякий ответ будет прибли з ителе н и неполон , потому что никогда не объяс ни ть до конц ?а тайну худож ?ественности — з ? агадку подлин ?ног о искусства . Но все же можно у ?тверждать , что годы не вл ?астны над кни ?гой , если авто ?р сумел п еренести в нее саму доподлипность жизни , если удалось ему обнажить свя зь отдельных су деб ее г ?ероев с ист орией народа , если , наконец , книга эта оказывается созв ?учной жизненно важным проблем а м , вся кий раз по- новому вста ю щим перед каж дым новым вре менем. Успех романа был во м н огом о ?беспечен тем , что , и зобража я один из решающих моменто ?в грандиозной Сталинградской б ?итвы , писатель опирался на свой личный воинский опыт . Под Стали нградом он во евал , там был ранен , после чего прошел всю войну . Говоря о создании своих книг о Велик ой ? Отечественной войне , Ю. Бондарев осо бо под черкивает то обстоятел ьство , что зам ыслы их явили сь из жизни , они — « от ж ивых людей , от т ?ех , которых вс ?тречал на вой ?не , с которы ми вме с те шагал по дорогам сталинградских с ?тепей , Украины и Польши , т ?олкал плечом орудия , вытаскива ?л их из осенней грязи , стрелял , стоя л на прямой наводке , спал , как говорят солдаты , на од ном кот ?елке , ел пропа ?хшие гарью и немецким тол ом помидоры и де лился п ?оследним табаком на закрутку в конце танковой атаки » . Пи сателей- фронтовиков застави ло взяться за перо прежде всего чувств о долга пер е д фрон ?товыми друзьями , ответственность перед их п ?а мятью . « Меня все время не пок ида ?ло чувство , чт ?о возвращаю в ? жизнь тех , о которых никто ничего не знает и о которы ?х знаю только ? я , и то ?лько я должен ? , обязан о них рассказать все »,— призна ?ется пи сатель. Место и вр ?емя действия романа обозначен ?ы конкретно , в ? полном соотв ?етствии с реа ?льны ми историче скими фактами , хотя автор , по его сло ?вам , не ставил ? себе целью « дать единст ?венный и подр ?обный доку мент военных собы тий в районе Сталинграда и юго- запа ?днее Сталин- град а в декабре 1942 г .» . Изображая ? широчайшую п ?анор аму событий минувшей вой ны , событий , пр оисходящих попереме нно то в Ставке Главноком ?андующего , то в штабе ар ?мии , то на одной из а ?ртиллерий ских б атарей , писатель не мог , кон ?ечно , ограничиться только собст венными воспомин ?аниями , и изуч ?ение , во всей полноте, всей истории сраж ения , всех дос тупных документальн ых свидетельств сообщило роману масштабность и стереоскопично ?сть , придало е ?му высокую ст ?епень истинности. К выходу « Горячего снега » (1969) имя Ю . Бондарева бы ло уже хорошо известно и признано , В первый ряд советских пи сателей его п оставила во м ногом тогда н еобычная , смелая в своем но ?ваторстве по вес ть 1957 года — « Батальоны просят огня » , принятая понача ?лу с тем опасливым недоум ?ением , с каким ? всегда встре ?чаются настоящие художественные открытия . Трагедия войны , жизни человека на войне была воссоздана в ней с бесстрашной правдивостью и глубиной . Тут впервые обна ружилась способност ь художника « удивлять правдой ? » — слова кри тика М. Кузнецова. Но не толь ?ко ранние « в оенные » повести подготовили худо ?жест венный мир вершинного п роизведения писател я о войне . Без новых творческих дости ?жений , какими стали коллизии и образы романа « Тишина » (1962 — 1964) и в особенности — странно неза мечен н ой критикой повести ? « Родственники » (1969), не мог бы состояться этот роман — с его более высоким уровнем обобщени ?я , с его нравственно- социаль ной и философ ской наполненнос тью. Повествуя в « Тишине » и « Родственниках » о послевоенных годах , о драматизме общес ?твенной ситуации , напряженности политической атм ?осферы , в кото ?рой живут гер ?ои , о поисках правды в обстоятельст вах смещения нор м социальной и нравственной справедливости , Б ?он дарев поверял жизнь вс е ? тем же высоким критерие ?м суровой пра ?вды , который в ?сегда был гла ?вным в его творчестве . Т ут не только подтвер дился , но и н ашел свое дал ьнейшее развитие основной худ ожнический принцип Ю. Бонд арева , всегда стремящегося в конкре тных и стори ческих обст ?оятельствах ставить такие глубок ие проблемы , к ак несов местимос ?ть в жизни нравственного и безнравстве н ного , сво боды и на с ?илия , и многие ? другие . Финал ?ы этих произв ?едений не ста ?ли хеппи- энд ом, судьбы их героев завершаются вовс ?е не безоблач ?но – идиллически — автор указыв ает на трудно сть и продолж ительность борьбы п равды с ложью , добра со з ?лом . В этих книгах , предс казавших слож нос ?ти и катаклиз ?мы пред стоящей их героям жизни , содерж ится пред чувстви ?е м н ог их последующих общественных бор ?ений. Все найденное прежде диале ктически соединило с ь , укр упнилось , достигл о своег о совершенного выр ?аже н ия, в « Горячем снеге » На порядок выше стало здесь качество пси холог и зма при изображении ха рактеров , состоялось значи ?тельное , существенно ?е продв ижение к бо лее глубокому ид ейному осмыслению изображаемого , со всей по ?лно той проявила сь и такая сторона даро вания писателя , как способность и в ча стице жизни о тразить существо , содержание м ногих свойств че ловеческого бытия , художестве ?нно преобразовать и зображение конк ретного исторического момен та в особого рода символ Жизни , с ее глубинными противоречиями , страстями , с вечными вопросам ?и о воз мо жностях человека. « Горячий снег » стал сл ?едующим , новым и выс шим этапом размыш л ения худ ожника над жи знью . « Эта кни ?га — о Сталин ?граде и в то же время не о Сталинграде... — говорил как- то Ю . Бонда ?рев в одной из своих бесед с жу ?рналистами по поводу р ома на. — Любовь и война , мо ?лодость и опы ?т , добро и жестокость, мужест во и страдания — вот что в этой кни ?ге волновало меня ». «. Горячий снег » , конечно , прежде всего книга о войне , святая память гер оического прошлого народа , драго ценный документ народной доблест ?и , проявленной на полях с ?ражений против фашизма . В невы думанных , ярких и уб ?едительных д е талях , в потрясающих подр ?об ностях расска за но в ром ?ане о противо ?стоян и и советской армии фа шистскому нашествию ; зримо запечатлены и узкое прост ранство боя , с ражения одной батареи , и обстановка всей битвы , ее накал , небыва лое столкновение замыслов вое нных стратегов , и яростная схватка рядовых воинов . Описа ние предельных ситуаций боя , положений между « быть » или « не быть » возбуждают в нас огромное эмоцио нальное напряжение . П еред нами вел ичественная картина вой н ы , мо нументальный обобщенный п ортрет народа- победителя . Мас т ерство индивидуальных п ?сихологических хара ктеристик тут таково , что , сливаясь в единый образ воюющего за справедливое дел ?о народа , все персонажи ро мана остаются с нами — каждый своей особой черто й , особым пост упком . Надолго врезаются в память с в ?еликолепным мастерс твом написанные характеры лейтен ?а н та К узнецова , команду ющего фронтом генерала Бес сонова , члена Военного совета Веснина , командир ?а батареи Дро здовского, санинструктора З ?ои Елагиной ... К ?аждой , даже по ?дчас лишь лег ?кими штрихами намеченной фигур ?е сообщен объ ?ем , художественная завершенность : будь то за ?стенчивый Сергун енков, грубый Рубин или трогат е ль ный Касымов... Каждый остав ляет зарубку в памяти , а ведь исследо вателями романа подсчи тано , ч то число его действующих л и ц — более шестид есяти . . Мужество и стойкость ге ро е в во ?йны написаны зд е сь Ю. Бо н даре вым в традиц и ях толстовско го и з об ?ражения челове к а на в ойне . Это от Толсто го прежде всего унаследовал ? автор « Горя чего с н ега » принцип подхо да к ? челов е ку , находящемуся в условиях крайнего нап ряжения всех его сил . Но им е н н о сам при н ци ?п . Бондарев н е заимст ?вует приемы у ? своего ве с кого предшест в енн и ка , он лишь ч е тко следует своей за даче — ищет худож е ствен н ые способы н а и ? более глубоко ?го и точ н ого прони ? к новения в самые не ?дра челов еческо й души , часто раскрывает е е на грани бессоз н ательного , ил и , вернее , в тот моме ? н т , ког да бессоз н а т ель ное станов я тс я фак ?том сознания к огда п ? осту п о к есть резуль тат и х взаимосвязе й и акт уже соз н атель н ой деятельности. М о жет быть , к тай ?н е худож е ственности романа мы более всего приближа емся в те м гнове н ия , когда участвуем вместе с автором в анализе этих связей и г ?раней : « Со ст рашной силой Кузнецова уда рил ?о грудью обо что- то жел ?ез н ое , и с замутненн ым сознанием , со зво ном в голо ве он почему- то увидел себя под темными ветвями разр ос шейс я около крыльца липы , по которой шумел дождь , и хотел понять , что так бо ?льно удар и ло в гр удь »... « Поче ?му ше л до ждь и я стоял под липой ? — подум ?ал он , вспомин ?ая. — Какая л ипа ? Где это было ? В Москве ? В д ? е тстве ?.. Что мне п омерещилось ?» Но вокруг было « то лязгавшее , огром н ое , желез н ое , чт о недавно неу молимо катилось на орудие , заслоняя весь мир »... Такой анализ сращения мысли и эмоции , такое обращение со вре мен ?ем и простран ?ством — из п римеров своеобразия эпичности бондаревской зрелой прозы . От всей предш ествующей « ба талистики » « Г о рячий снег » отличает удачно ? найденный в нем способ извлекать из малого больш ое , из частног о — общее , п ?ередавать дыхание не просто в ойны , но всей жизни . Поиск изобра зительных возможнос тей в показе какого- нибудь кратчайшего мига как капл и , отражающей всю слож ность « моря жизни » , был присущ Бондареву из начально , еще с тех лет , когда он с ?ам не совсем ясно осознав ал свои творч еские возмож ност ?и , особенности своего дарования ? . Поэтому пона ?чалу какое- то вре мя он и полагал самой подход ящей для себя малую форму — рассказ . И неслучайно так привержен писатель сво им « Мгновениям » : именно в микрожанре воплощает он свое постоянное пристрастие к мигу , микроэ л е менту жизни , к от ?ражению его н ?асыщенности . Своеобр ?азие не тольк ?о романа « Го рячий снег » , н ?о и всякого произведения зрелого периода проистекает у Бондарева о тсюда , все наи высшие удачи свя з аны с этим его качеством как художника . ^ « Горячий снег » — роман о героическом эпизоде в ист ории совет ско ?го народа . В кровавом уж асе боя его герои — не пассивные ст ра дальцы , н о борцы , объеди н е н ные н е предчу в ст в и е м бл и зкой смер ?ти , а единой волей к жизни , гордым сознанием причас ?тности к той прав де , к оторая единственно может и должна торжество ?вать на земле ? , правде защит ?ников справедливых идеалов , чело вечности . После гибе ли расчета , раздавле ?нного фаш и стским танком , мучительно вспоми н ает Кузнецов о то й , к а к страш н о погиб ли младший лейт енант Чубариков, « с наивно - дли нн ой , как стебель подсолнуха , ш еей , с его дет ским жест ом , когда он поспешно про тирал глаза : « Землей вот запоро шило » . и деловито точ н ый наводчик Евс тигнеев « со с ?покойно- медли тельно ?й спиной , с извилистой с труйкой крови , запекшейся возле ? уха , оглуш ?енный разрывом » . Кузнецова о ?хватывает отчаяние оттого , что он не успел всех их хорошо узнат ь , полюб ить : « Жутким знаком оди ночества наискось торчала ? лопата из рыхлого бугр а земли в нише — из мо гилы подносчика с н арядов чубариковского орудия » . С ?амое страшное , что осознавал Кузнецов пос ле боя , в к отором поги бли его товар ищи , « было не в прожитом за весь сегодняшний бой , а в эт ой по дошедшей пустоте один очества , чудовищной тишине на батарее , будт о он ходил по раскопанн ому кладбищу , а в мире не осталось никого ». Это сильное чувство нево зместимости у трат , потерь у Бондарева с годами не только не ослабнет , но , напротив , ста нет более про нзи тельным и во многом опр е делит трагизм звуч ания его посл едующих романов : « Берег » , « Выбор » , « Игра » — которые о бъе диняются в на шем восприятии в трилогию — в силу прежде всего единства в них мироощущения ? целого покол ?ения . С течени ?ем време н и такие кн ?иги , как « Гор ячий снег » , пр ?очитываются еще и как х ?удожествейные св и детельства того ? моме н та в становле нии поколе н ия , который определил вс е будущее ост авшихся в жив ых , принесших с полей сраже ния в мирные дни такое знани е о се бе , о человеке , какого хвати т им на дол ?го , до конца . Вглядываясь в военное про шлое , Бондарев раскрыва ет с одержа н ие характера челове ?ка этого поко ?ле н ия , его сформировав ш иеся на войне осно в ные по ?нятия . Это люд ?и особого опы ?та страданий и мужества , узнанного в бою воистину человеческого бр ?атства . Как бы ? уже символ и ческого смысла исполнен эпизод , когда Кузнецов по сле боя вс ?тречается с Давлатяном, из - за ране н ия не у частвовавшим в бою , испытывающим ? горькую , близ ?кую к отчаяни ?ю зависть к Кузнецову . « С ?мутное чувство собственной в ?зрослости охваты вало Кузнецова . Они были о ?бъединены и в ?месте с тем разделены бе сконечностью лет . Давлатян был где- то в мягкой прозрачной и приятной дали , в пре ж ? нем и п ?рошлом , в том наивном , детс ком — в уч илище , на марш е , в ночи перед боем, — он остался там . Нет , он ? не видел ни смерти наводчика Кас ?ымова, ни с мерти Сергуненко ва, ни гибе ли расчета Чубарикова по д гус еницами танка , ни п ?ленного немца , ни разведч и ка в воронке , ни в той смер ?тельной низине сжавшейся калачи ?ком на снегу Зои , под боком которой расплывалось темное пятно и валялся маленький , иг рушечный « Вальтер » . Одни сутки , как б еско ?нечные двадцать лет , раз делял и их ». Мысль автора выходит здесь за пределы описанного : т ому же Дав латяну, если он останется в живых , ещ ?е доведется в ? будущих боях ? испытать себ ?я , познать мер ?у своих сил , способности к преодол ению . Тут мысль — о черте , разделяющей люд е й на тех , кто прошел и в ?ы держал испытан ие жизнью , и тех , для кого такое испытание е ще впе ред и , и — о времени становле ?ния поколе н ия , которое изучается в « Горячем сне ?ге » в возмож ных п одроб н остях , с целью ув ?ековечить каждую минуту . В сутках боя будто уместилась ? вся война , а « узнан ное в то мгновение братст ?во » стало са м ым важным, в опыте этого по ко ле ния. Эта книга открыта в будущее . « Мы писали . о человеке , очу тив шемся в самой нечеловеч е ской о ?бстановке . Мы искал и в нем силы ? преодоления самого себя и в жестокие дни искали добро и пытались ув идеть будущее — скажет впоследст ?вии Ю. Б ондарев , размышляя о гуманистич еском значении литературы о войне . « Мы пом н им о вой не , потому что человек вел и чайшая ц е н но сть дан н ого ми ?ра , а его му жество и свобода его — это осв обождение от страха , от зла , которое разъ е диняет люд е й » . Чем д альше в глубь лет, тем яс н ее и весомее ста н овится мы ?с л ь ро мана – о человеческом бр а т ст в о . Чу вство душев н ой бли ?зости, б р атства – это величайшее человеческое чувство — в сердечном единен ?ии Куэпецова с Касымов ыч, в том отчаянии , кото рое охват ыва е т е ?го при вид е траг и че ской бе ?спомощности посланн ого Дроздовским на бессмы сленну ю см ерть Сергуненков а, в потряс ении от гибел и каждого , кто только что сражался ряд ом . Об этом и вся ис тория с Дроздозским. в чьей натуре н е т готовности и способ н ости к единен и ю , внутренн е го ж еста — н ? австр е чу другому . Ю. Бондарева , уже начиная с повести « Юность кома ?ндиров » (1952 — ' 1955), пос тоян но занимает это различие между людьми — теми , кто несет в се ?бе го товность к еди н ? е н ию с другими людьми , и теми , кто н ?е верит в необ ход и мость и жи знетворность этой совмест ности . Однажды , поясняя мысль , заложенную в характере Дроздовского, писатель заметил , что « Кузнецо ?в и Дроздо ?вский — не антиподы » . Всегд а резко отриц ающий ра зделение ? герое в в литературе на « положите ?льных » и « от ?рицатель ных » , он ? п в « Г ?орячем снеге » предложил челове ?ку индивидуалисти ческих понятий пройти сво й путь поиска ис тин ы . Дроздовский п ри ходит к пониманию ложности при н ятой и ?м идеи отдель ?ности себя от ? друг и х , к сознанию могущества и правоты людс кой общ н ости . После боя « шел он разбито- вялой , расслабленной походкой , опустив ? голову , согну ?в плечи , ни разу не взглянув в направлении оруд ?ия ... « Что- то не так с н ашим комбатом, — прого ?ворил Неча е в , пощи пыв ая усики , г ляд я на бугор. — Идет , вроде слепой »... Многие страни цы отданы в романе описа нию чувства е дин ения , человече ?ской близости и верности . В разгар б ?оя , когда каже ?тся , что он проигран и все погибло , Кузнецов вдр уг замечает т рассы чьих- то вы стрелов : « И ? Кузнецов с какой- то п ?ронзитель н ой верой в свое легкое счастье , в свое ве зение и узнанное в то м гнове н ие братство вдруг , как слезы , почувствовал горячую и сладкую сдавлен н ость в ? горле . Он увидел и п ?онял : это слев ?а орудие У ?ханова добивало п рорвавши йся танк ...» Эт ой общ н ост ь ю , эти м бр ?атством и была, одержана поб ед а ?. Книги о бо ?рьбе за челов ?еческое достоинство поколения со роковых . годов , своей военно й молодостью подтвердившего веру в возможност ь торжества ч еловеч н ости , в человече ское братство , становятся с овре менными сего ?дня , когда мир ? силится выра ?ботать новое мышление , когда речь идет о том , что люди на земле либо будут жить все вместе , либо все вместе погибнут . Не исчерпаны идеалы славн ого поколения , время приносит подтверждени е их правоты . В решение н ов ых задач, стоящих п еред людьми н ового времени, в ключен опыт « единого брат ства ? воинского ». Ко времени написания « Горя чего снега » Ю ? . Бондарев нач ?ал со знательно в ходить в сферу тех вопросов , которые называют ?ся « веч ными » , остающимися « н ?еизменно актуальным и на любых этапах и п ри любых условиях жиз н и чело ?веческих обществ » ( по выражени ?ю А . Твардовск ?ого , удивлявшегося , что « это слово у на ?с почему- то с н аб ж ается кавычками » ). Интерес к этим глу бинным пр облемам про явилс ?я не только в повести « Родственники » , но также и в публи цистических выст ?уплениях писателя конца шестид есятых годов . Вре мя подвигало к на п ряженным разм ышлениям о жи зни , об опыте про шлого и его быто ?в ании в д не настоящем . Соприкос н овен ?ие с худо жественными мирами Толстого и Достоевского также не , м ?огло не спосо ?бствовать активност и обраще н ия писателя к проблемам миро воззре ?нческим, к вопросам всечеловеч еским . Конечно , мы видим , ч ?то в « Горяче м снеге » еще нет сознател ьной попытки построить сюжет и образ по ? законам фило ?софского произведен ия , но безусло в н о тут ? у стремл е ние охватить изображаемый ис то р и ческий мо ?мент мыслью о ? Жиз н и и Смерти . И это выво ?дит роман за пределы проб лемы гума низма на войн е , к иным горизонтам. В произведение , посвященно е изображению битвы за ж ?изнь , не избежно , настойчивым мотивом вторгается тема смерти . Мрачное ве личие смерти подчеркивает сил ?у и волю к жизни , от ?теняет красоту человеческого му ?ж ества . Тайна смерти встае т перед юным Кузнецо вым : « Под головой Касымова л ежал снарядный ящик , и юно ?шеское , безусое лицо его , н ?едавно живое , смуглое , ставшее мертвенно- белым , истонченным жуткой красотой смерти , удивленно ? смотр ело влажно- вишневыми полуоткрытыми глазами на свою грудь , на разорванную в клочья , иссеченную телог ?рейку , точно и ? после смерти ? не постиг , как же это убило его и поче ?му он так и не смог встать к прицелу ...» Из этого о ?писания , из др ?угих эпизодов произведения , соз ?данного за пя ?ть лет до романа « Берег » и непосредс ?твенно ему пр ?едшествовав шего , впоследствии раз ?овьется вся т ?ема смерти — жизни в философских романах Ю. Бондарева . Но уже эти ? с траницы , « Г о р я чег о снега » не тольк о о н равст венно ?м состояний с ?оветского человека на войне . Это уже об ?ращение художника к разуму и совести людей , сто ящи х на пороге ядерной войн ы. « С необоримым любопытством », с « не отступным ощущением не удовлетворенн ?ого любо пытства к вечной , необъяснимой заг ?адке смер ти » разглядывает Ку ?знецов убитого немца . Сама атмосфера жесток ?ой ненависти к врагу в бондаревском изображении насквозь просвечена идеей ценнос ти чело в еч еской жизн и , одухотворена сознанием абсурд ? ности , нелепости войны . Тут — весь трагизм противостояния человека челов е ку , чу довищности кровавой бойни . « Кто его убил : я или Ухан ?ов ? Чей это был снаряд ? Мой или его ? Что он ? думал , н а что надеял ся , когда ш ?ел на таран ?» — спрашивал с ?ебя Кузнецов , разглядывая заст ?ывшее в ужасе ? удивления ли ?цо мальчика- н емца , испытыва я едкое ощуще ние неприступности чужой , неразг аданной тайны , почувство вав вблизи сухой , металл ический запах смерти » . Кажется , и самые впечатляющ ?ие описания с ?траш н ого боя , глумления над человече ской плотью и духом , над жизнью не сказали так много и сильно о п ?роти воестественности войны , насиль ственной смерти человека , о чудо вищности самой возможност ?и уничтожения одним разумным сущест вом другого , как эти приведенные здесь строки. Антифашистский п ?афос романа с ?тановится пафосом антимилита ристс ?ким и начинае ?т звучать как ? реквием геро ?ически павшим воинам , как обвинение всем агрессивным силам , несущим опасность уничто ? жения жизни , войне как преступл е нию против че ловечности и чело вечест в а. Эта книга о великом противоборстве с ?о смертью , о противлении советских людей в оенного пок оления злу и несправедливости , о борь бе народа , в свой срок отстоявшего жизн ?ь на земле , вернувшего ч ело вечеству начи ?навшуюся было утрачиваться вер ?у в светлый разум и добрую волю, — из тех , ч то помогают у креплять надежду на буду ще ?е , на то , что человечество ? выдержит нап ?ор зла . И когда на и ?сстра давшейся п о покою и счастью планете восторжествует нако н ец жиз н ь без войн и человечество научится уди вляться кровавым схваткам про шлого и ст ?ыдит ься их , в книгах т ?акого мощного нравственного за ?ряда , как « Го рячий снег » , л ?юди не перест ?анут черпать уроки стойкости и братства . Уроки веры в себя. Роман « Капиталь ный ремонт » в ?первые увидел свет в 1932 году на ст ?раницах журнала « Локаф » — ныне « Зна мя » . В 1933 году вышел отдельным издани ?ем , В течение шести послед ующих лет пер еиздавался семь раз подряд . Его переве ли на языки народов СССР , выпустили в Англии , Польше , Финляндии , Фр анции , Чехословакии , США . В рабочих клубах и армейских частях , на боевых кораблях и в се льских библио тек ?ах шло оживле ?нное обсуждение полюбившейся кни ?ги , О ней жарко спорили критики . Ее высоко оцени л на Первом съезде совет ских писателей А . М. Горький , отметив появле ние в нашей ли ?тературе еще одного самобытно ?го мастера. Роман не б ?ыл автобиографичным в традиционн ом пони мании . Тем не мен ?ее его сюжет , ключевая иде я , характеры г лавных персонажей были органич но связаны со всем , что пережил и перечувствовал м ?олодой художник в предшествую щие бурные годы. Леонид Сергеевич ? Соболев (1898 — 1971) родился в Иркут ске , в небогатой дворянской семье ? . Мальчик , подр ?астая , все бол ?ьше мечтал о море и кораблях . Примеро ?м ему служил Александр — любимый стар ший брат , кото рый , блестяще окончив в 1909 году гимнази ю , сразу же направил про шение о приня тии его в петербургский Мо ?рской корпус , а по его окончании , с весны 1913 года , принял коман дование орудий но ?й башней линк ?ора « Павел П ервый » , Леонид к этому вр ?еме ни тоже перебрался в столицу , учился в Т ретьем ? Алексан дровско м кадетском к орпусе , наведываясь к брату на корабль при каждой возможности , В мае 19 1 6 . года , в разгар военных действий ? на Балтике , будущий писа тель поступает в заветное Морс кое учил ище ( так был переименован к тому вре ?мени Морской корпус ). А г ?од спустя , изб ?ранный после Февраль ской революции членом училищног ?о комитета , ух ?одит в мор с в дол ?ж ности матроса- сигнальщика на миноносце « С ?тро й ный » Так получает он « крещение » войной и революцией . Т о ж е « крещение » о брел и Алекса ндр , которого восставшие матросы « Павла » , рас правившись с офицера м и - « д раконами » , выбрали в судком , оказа в ему тем уважительное дов ?ерие. Оба брата с честью э ?то доверие оп ?равдали , пройдя через жестокие испытания гр ажданской войны , обороняя Крон штадт и Кр ?асный Пите р от интервентов и белогварде йцев . С марта 1 919 года Леонид Собол ев начинает д ействительную флотс кую службу уж е в командирс ком звании . Сл ужба эта — на миноносцах , тральщиках , н а линкоре — продолжается вплоть до 1931 года : моло дой штурман увле ченно помогает возрождать и строить Балтийск ?ий флот. Одна из ак ?тивных форм э ?той помощи — сотрудничест во в журнале « Краснофлотец » и первые писательские опы ? ты — рассказы , очерки , юморе ски . И в их числе р ?ассказ « Историческ ая необходимость » ( 1926), из к оторого несколько лет спустя вырос « Капит ?альный ремонт ». Очень большую роль в создании романа , в формирова нии политических ? взглядов авт ?ора и его исторической кон ? цепции сыграли В. Вишн евский , Н. Мамин , Н. Свирин , Р. Мессер , В. Кнехт и другие т ?оварищи Соболева по Ле нинг ?радско- Балтийскому отделению ЛОК ?АФа. Во вся ком слу чае , говоря об истории « Капита льного ремонта » , пи сатель- моряк неизменно и благодарно н азывал ЛОКАФ и Красный Флот в числе своих « соавторов ». Дальнейшая его судьба была долгой и славной . В ка честве вое нного корреспондент а он принял участие в Фин ской к ?ампании 1939 — 1940 годов , в Великой Отечественной войне . Сборник его рассказо в и очерков « Морская душ ?а » (1942) стал о ?дной из самых ? признанных к ?ниг военной п ?оры . В 1954 году появилась по весть « Зеленый луч » . Много сил потребовала от Леонида Соболева общ ественная работа , и пре жде всего создан ие в 1958 году Союза писате лей РСФСР и ру ководство им на прот ?яжении двенадцати лет . Но все эти го ?ды и десятиле ?тия он мечтал ? вернуться к продолжению романа , который остался для него самым дорогим из всех замыслов и творений. Первые же страницы « Капит ального ремо н ? та » поражают резкими конт растами . Действие развертывается на линкоре царского флота в самый канун первой мировой войны . Перед нами чудовищный о браз боевого ко рабля , превраще ?нного в « ост ров плавающей стали ». Самое страшное качество этого мира — его бесчеловечность . Здесь нет людей . Здесь несут службу матросы и офицеры — две касты , между которы ми пролегла в ековая пропасть ненависти и вражды. Внешняя налаж ?енность, сияние безукоризненно выскоб ленной палубы и н ?адраенной « медяшки » прячут ледя ?ную черноту т ?рюмных карцеров и спертый воздух матросски ?х кубриков . За ? каждым блест ?ящим кителем , за раздушенной физионо мией какого- нибудь лейтенанта Гр ?еве или кавторанга Шияно ?ва писатель вскрывает отврат ?ительные признаки гние ния — от животной ненависти к матросам впл оть до про игрыша казенной суммы и тщательно ск рываемой венериче ской болезни. Наиболее полно раскрывается изнанка флотског ?о велико лепия в трагическо й истории с кочегарами . С цена перед не покорным , но в се- таки еще миролюбивым , еще не потеряв ш им вер ?ы в справедли ?вость матро сски м строем , встр евожен ные офицер ?ские разговоры , наконец превосхо ?дно показанная комедия военного ? судилища выя ?вляют до к ?онца и про вокатор скую нату ?ру Грове, и трусость Шиянова , и торжество пре сл овутого ми чмана Гудкова , чувствующего себ ?я во всей этой полицейс ?ко – сыскной атмосфере как рыба в воде. Самой « закономе рностью » расправы над заведомо непо винными людьми Соболев убеждает нас , что любая жесто кость « драконов » — н е просто ? их личное качество . Это следст вие всей природы царизма . В бесчеловечной су ?щности « остро ва ? плавающей ст ?али » проступают черты жестокого старого врем ени . И потому вся ненавист ь молодого пи сателя к этом у времени всп ыхивает очищающим пламенем вои нств ующего гуман ?изма . Это — добрая , хотя и разгневанн ая сила , котор ая вносит в роман победн ые , утверждающие нотки . Она рождает лирическ ?ую наполненность книги , ее звонкие крас ки и про ни ?зывающую иронию . И главным ее источником стан овятся страницы , где Соболев заводит речь о людях , которые и в ст рашных условиях не перестали быть людьми. Разумеется , к этой категории относятся да леко не все матросы . Собо лев отлично в идит и таких « нижних чино ?в » , кто непло хо чувствует себя на царск ом кор абле, — стоит лишь вспомнить бравог ?о унтера Б ?елоконя или предавшего товар ?и щей « крепкого мужичка » Фил ?иппа Дранкина. Но рядом с ним еще более вырази тельны и близ ки нам утомле нные кочегары с лицами , п ?окрытыми угольной пылью , молчал ивый матрос С илин или бойк ий на язык вчерашний пи терский мастеровой Кострюшкин. И чем более вглядывается художник в судьбы и души людей в « синем рабочем » , тем явственней ожива ?ет , теплеет , оч ?елов ечивается в романе неукл южее бронированное чудовище. Рядом с бе ?зжалостной и обреченной темой ? « острова пл ава ющей стали » , сопротивляясь ей , возникает , набирает силу тема « корабл ?я- друга » . В контрастах , все более р е зких стол ?к нов ениях че ?редуются « матросск ие » и « офице рские » эпизоды . И мы чувст ?вуем , как нара ?стает в матро ?сских сердцах протест против несправедливости . В глухо закипающую борьб ?у с ней включаются не только люди , но и с ам линкор : обр аз матрос ской массы , воссо з данный в новых ре ?волюционных традици ях нашей моло дой литературы — традициях « Ч ?апаева » и « Ж ?е лезного потока »,— неразрывно сливается с образом живого , протестующего и борющегося корабля. Под воздействием ? этой борьбы и формируютс я характеры г лавных героев первого тома : лейтенанта Никол ?ая Ливитина и его м ладшего брата Юрия — гардемари на Морского к орпуса. Именно Николай с наибольшей откровенностью разъясня ет б рату корыстную основу « благоро дной » военной профес сии , на смешливо ниспроверг ая « кадетский патриотизм » , при думанный на потребу « м итюх » и безусых гардемар ?инов . Естественно , что и сам он воспри нимается вначале как цинич нейший из « жрецов службы и моря », — не чужие ведь , а соб ?ственные мысли высказываются им ? , да и в ?нешне как буд ?то ничем не выделяет его Соболев из офицерской с реды. Однако после нескольких глав наше отношен ие к Ни кол ?аю меняется . С ?тановится все очевидней , что перед нами энергичный , у мный и б ес ?помощный человек , который вы нужден прятаться ? в эгоцентриз ?м , как в скорлупу , от « органи зованного абсурда » , цар ?ящего на флот ?е и мешающего ? ему , моряку по призванию , по самому складу души , любить свой корабль и Родину и служить им верой и пр ?авдой . Но вот н а двигается война , и в душе лей ?тенанта зреет предчувствие не виданных перемен ? . Непривычно с ?транное , неожиданное ? стремление з ?аглянуть в ду ?шу матроса , в те самые ее печали , о которых он с такой ? иронией лишь ? недавно толк ?овал бра ту , вдруг властно охватывает Н иколая . И ч ?ем сильнее эт ?о стремление , тем быстрее ползет трещина между ним и его золото погонными ? сослуживцами , и мы я сно видим , как посте пенно , но неудержимо расходятся е е края под нажимом Врем ени. Время стучит и в юношес ?кое сердце Юр ?ия Ливитина . Г ?лубинное развитие этого хара к тера е ?ще более прот ?иворечиво , потому что ухватил его художник в самом бурном процессе становления и с гораздо большей опре деленностью нацелил - в кр аснофлотскую соврем енность конца 20- х годов . Ка ?чества будущего царского офицера ? и качества будущего ком андира Красного Флота — еще только предпосыл ?ки в его развитии , но они уже жи ?вут , уже борют ?ся между собо ?й , и автор зорко и за ?интересованно следи т за всеми перипетиями разгораю щейся бо ?рьбы и сам участвует в ней , сочувств уя , издеваясь и негодуя. Быть может поэтому , когда речь заходит о младшем Ливитине, в авторском тоне нет т ?ого уничтожающего сарказма , с каким он говорит о « жрецах служб ы и моря » . Здесь главное его оружие — насмешка , бол ьно бьющая по юношескому с а молюбию . Ирон ?изуя, а то и откровенно смеясь , рисуе т Соболев зло ключения гардемарин а : то его задерживают на рассветной п алубе в кальс он ах , то он ? неуклюже пыт ?ается « соблазнить » горничную Н ?аташу по всем ? « правилам » , вычитанным из буль варных романов, За этим об ?личающим , но и ? облегчающим смехом про ст упает симпатия к герою . Ис ?токи ее в горячей и по- своему бес корыстной влюбленно сти Юрия в море и корабль , в его тяге к ? матросам . Пус ?ть все это юноша взраст ил в себе , « Ста нюковича начитавшись », — Соболев то и дело язв ?ит по этому поводу. .. Но из- за локафовских выпадов на каждом шагу про бива ется его собственная давняя приве рженность к п оэтиче ским стран ?ицам флагмана русской морской литературы. В пору пер ?вого знакомства с « Капитальным ремонтом » да ?леко не все читатели сум ели понять ди алектическую при роду характеров братьев Л ивит иных. Даже многие профе ссио нальные крит ?ики видели в Николае и Юрии лишь блестяще раз облачаемых представ ителей офицерской касты . Писате ль подтвердил неизбежность вну ?тренней перестройки своих ге р ?оев в четырех ? новых главах ? романа , котор ?ые был и о публико ваны в первой полов ине 1962 года и которыми зав ершается ныне « Капитальный ремо ?нт ». Эти главы воспринимаются к ?ак первый под ?ступ к развяз ? ке обозначенног о Соболевым о стрейшего социально- психоло гического конфликта . Ре шающим толчком здесь служит ве сть о войне , сигнал тревоги , по которому извлека ?ются из сейфа ? строго секре ?тные пакеты , г ?отовятся выйти в бой кора ?бли , и первая заградительная мина — первая и з многих тысяч , которые вскоре заполнят Финский ? залив , тяжело ? скатыва ет ся ? в волны . Страна , флот , люди перешагиваю ?т некий ка чественный рубеж ? времени. Он становится для братье в Ливитины х рубежом повзросления. Теп ерь уже каждо му читателю в идно , что не только Юрий , н о и рисующийся своим ? цинизмом Ник ?олай продолжа ли до этого момента питать какие- то и ?ллюзии : Юрий — о воинской славе , ждущей его в неми ?нуемом и неме ?дленном морском сражении , коим , по его мнению , обязатель ?но должна отк ?рыться война , Николай - о возможности хо ть как- нибудь воздействовать на неотвратимый ход событий , грозящий фло ту разгромом . Но каждая из судорожных попыток реал изовать эти с тремления терпит крах . Обстоят ельства сильнее — те самые , которые так неумолимо и жестоко решили в свое время судьбу кочег аров . Ца ризм , воплощенный в « организов ?анном абсурде » всего хода государственной и флотской жизни , заве до мо не способе н к активной встрече с врагом , а тем более к победе . О ?н приговорен к смерти с ?амой историей . И жут кая тяжесть этого приговора уж е не прост о гнетет Н ?ико лая . Мучитель но и гневно сознавая сво е бессилие , он на чинает всерьез размышля ?ть о неизбежн ?ой и желанной ? те перь д ля него револ юции. Не легче и ? Юрию . Не потому ли иронические нотк ?и , привычно зв ?учащие в посв ?ященных ему с ?троках , почти не примет но для нас см ?еняются драматическ ими , а насмешл иво поданный эпизод « собла знения » Наташи ? выступает те ?перь в многоз ?начительном контрас те со страниц ами , рассказываю щ ?ими о неожида ?нной и горько ?й , о прощально ?й бабьей ласк ?е , которой дар ?ит юношу горн ?ичная Сашенька , провожая его . Что с того ? , что « набег на славу » не удался . Ведь в это ?м порыве Юрия ? не было на сей раз ? ничего позор ?ного , и грозов ?ая туча войны ? еще тяжелей нависает над ним , над Николаем , над Сашенькой — над всей страной . И пот ому обжигающий е го губы Са шенькин поцелуй остается з а ним по праву — ему нечего стыдиться , ег о бой по- пр ?ежнему близок и неотвратим... Не менее б ?лизка и неотв ?ратима теперь решающая встреча ? Николая и Юрия с теми героями романа , которые в первых его главах оставались на втором плане . Большевики- подпо ?ль щики Кудри н, Волковой , Тишенинов выдвигаются вперед всем развити ем действия , в сем ходом соб ытий закономерно ? и неизбежно , как единстве нная по- настоящем ?у активная и це леустремленна ?я сила истори ?и. Обращенный своим ? содержанием в прошлое , впрочем , тогда не столь уж далекое , « Капитальный ремо ?нт » был орга нично связан с временем , его породившим. То бы ло время « великого перелома » — семилетие ме жду 1927 и 1934 годами , которое ныне являет нам как трудно по сти жимое сочетание созидательского энтузиазма и возрастаю щей трагичности . Уже утверждался сталинский культ ? и в хо ? де « сп лошно й » , « ударной » коллективизации , в обстановке « головокружения от успехов » множились числом ? незаконные « раскулачивания » , аресты и с ?сылки . Но все это , до какой- то поры , воспринималось подавляющей част ?ью современников как неизбежн ые издержки и жертвы борьб ы за социа ?лизм в ходе его разверну того победного строительства , зр ?имо- весо мого , как шпалы Турксиба и домны Магнит ки. Людям , особенно тем , кто сумел , на и ?х взгляд , изба ?виться от гру ?за дореволюционных предрассудков и радостно п очув ствовать свою приобще нность к ритм ам и лозунгам времени , на некий срок помстилось т огда наивно и счастливо , чт о они окончат ельно познали законы историчес ?кого развития и даже овл ?адели главными его рычагами , потребными для возведения е ще небывалого в ве ках государства труд ?ящихся. Отсюда — крайне характерное для тех бурны х лет страст ное , можно даже сказать пристрастное , отн ?ошение к исто ?рии и к современности в их сопоставл ении и контра стах . Хозяйски « осваивает » историю и набирающая зрело ?сть наша лите ?рату ра . Мысли об эпических полотнах , дос тойных происходящег о , звучат в письмах и статьях М. Горького , А . Толстого , А . Серафимовича , Д. Фурманов а , начинают во площаться в первых томах « Клима Самги на », « Тихого Дона » , « Хожд ения по мукам » . То же ощущение породил ?о советский и ?сторический роман . Обращаясь к истории , худо жники пре жде и больше в ?сего стремились понять свое время. В том же направлении развивалась и оборонная тема . В оенная у ?гроза росла , и ? в ответ на нее рос ?ли Вооруженные Силы Страны Советов . Проблема ? патриотизма и воинского долга , отношения между команд иром и подчин енным , склады вающ ?ийся облик со ?ветского военного профессионала — вот что интересовало лок афовских авторов , и особенно А . Новико ва- Прибоя , В. Вишн евского , Б . Лав ренева , С . К олбасьева . Стремя сь понять те сложные проц ессы , которые происходили в начале 30- х годов в армии и на ф лоте , они обра щались к их октябрьским и предоктябрьским истокам. Леонид Соболев не был среди них исключением . Но , как и во всяком нас тоящем художнике , эти тенденци и проявились в нем и в его рома ?не по- своему . И прежде в ?сего они проя ?ви лись как флотская устремл ?енность , интерес к формирова н ию советской морской души , к рождению ко мандира . « Капи та льный ремонт » был задуман и выполнен как первая часть эпопеи , глубоко современ ?ной не только ? по духу , но и по со держанию ; как начало оборонной эпопеи ? о вчерашнем и сегодня шнем дне К расного Флота , готовящего себя к за втра ш ним кл ?ассовым боям . Роман посвящался ? людям боль шой и неле ?гкой судьбы , с ? которой нера ?зрывно сплелась судьба самого писателя. Отсюда бес по койный характер еще одного главного героя в « Капитальн ?ом ремонте » — его лирическ ого героя- повеств ?о вателя . Он предстал перед советскими ч итателями начала 30- х годов как молодой их современник — товарищ и ровес ник строителей Магни ?тки и Днепрог ?эса , к омандир РККФ , зорко сле дящий за злов ещими махинациями керзонов и пуанкаре у границ Республики . Он принес в роман горячее дыхание свое й п оры , ее революционный пафос , ее и ?ронический и негодующий голос ? . Он заставил книгу отклик нуться на самые актуальные ? политические проблемы тех лет и отра ?зил в ней собственное ощущ ?ение времени и понимание исторического пр ?оцесса. Именно так воспринимаются р ?аз вернутые « лирико- публицистиче ские отступления » , как назвал их сам автор, — важ ней ?шая художественная особенность романа , его гл авная но ваторска ?я черта . Дейст ?вие происходит в прошлом , но сам- то писатель непреры ?вно вмешивается в это дейс ?твие , взволно ван но его пережи вает и коммен тирует . Его вз гляды на жизн ь , на историю России , на флотскую слу жбу сталкиваются в не прими ?римой схватке с ложными идеалами Юрия Ливитина , с реакционным мировоззрением действ ующих в романе офи церов царского флота , со взглядами , остатк ?и которых меш ?али строительству флота советс кого. Так получили широкое типическ ?ое обобщение автобиогра фические элементы « Ка ?питального ремонта » . Голос лирич ?е ского героя- повествователя з ?азвучал зд есь как голос целого покол ения . И в этом проявилось замечательное качество с овременности книги , построенной , казалось бы , на тради ционной , сугубо исторической осн ?ове . То был важный вклад ее автора в формирован ие метода соц иал истического р ?еа лизма. С не меньш ?ею силой выяв ?илось и гуман ?истическое , анти военное начало романа . Это была самозабвенн ?ая , яростная а ?така на бесче ?ловечную империалис тическую политику : яр кое ху дожественное воплощ ение ленинской мысли о не ?обхо димости неу ста нно разоблача ?ть тайну , в которой рожд ается чудовище войны , раскрывать ? все и всяческие импери ?алисти ческие сг оворы и махин ации. Однако молодой художник , уже получивший ш ирокое и засл уженное признание , не перестава л размышлять над своей раб отой , углубляя и у точняя прежде всего именно истор ическую концепцию . Он почувство вал элементы упро щенчества в собственном образном толковании русской воен ной истории , принял как должное упреки товарищей , ко торые считали , что военная сторона флотской ? жизни показа ?на у него мало . Сам о ?н говорил тог ?да же о том , что ру ?сский флот ка ?нуна первой м ?ировой войны усилиями прогрес ?сивно настроенных , смело мыслящ их офицеров , в роде того же Николая , был гораздо лучш е подготовлен к боям , неж ?ели накануне Цуси мы, — в артиллерийском и минном де ле , в орган ?изации развед ки . И вообще как раз в пору появлен ия двух первы х частей « Кап ?итального ремонта » взгляд на историю Росс ии , особенно ж е на ее военно- патриотическ ие традиции , н ачал ощутимо ме няться . Следует ? помнить , что надвигались новые бои, — в год выхо ?да романа до начала второ й мировой вой ны оставалось всего семь лет , до нач ?ала же Велико ?й Отечественной — девять. В конце 20- х — начале 30- х годов тя ?желовесно- торже стве ?нное название Соболевского лин ?кора « Генералиссим ус граф Су воров- Рымн икский » не без ? иронии обыгр ?ывалось ав тором и с по ниманием воспринима лось читателями как еще од ?ин замшелый с ?имвол самодержавия . Вдобавок оно недву смысленно ассоциировалось с живо- пам ?ятным названием дру гого , реал ьного корабля — « Князь Потем ? кин- Таврический » ( вспомним , кстат и , что как раз в те годы мятежны й бронено сец совершал триумфа ?льный рейд по ? киноэкранам республи ки в пламенном фи льме Эйзенштейна ). Но к началу сорок о вых имя и ? образ создат ?еля « Науки п обеждат ь » обрел и для со вр ?еменников совершенн о иное содерж ание — в том числе и в литературе , в театре , в ? кино. С другой с ?тороны , как мы ? знаем , тогда же подвергла сь коренному « пересмотру » ист ория гражданской войны , а судь ба очень многих ее героев , котор ые к 30- м годам занимали высокие кома ндные посты в армии и на флоте , о ?бернулась трагическ и . Это обстоят ельство не мо гло не дезори ентировать и автора « Капитальног ?о ремонта » , п оложившего , как извест но , в основу изнач ального замысла историю командны ?х кад ров флота. На конец , само нарастание г розовых событий вовсе остано вило работу н ад романом , по требовав от писателя – оборон ника решительного ? поворота к современности . Этап « Капитальн ого ремонта » сменился в его творчестве этапом « Морс ?кой ду ши »... Когда же , т ?ри десятилетия спустя , Соболев возвратился к заветным па пкам с шифром « О. Р .» — « Основная Работа » , ему стало очевидно , что действие романа насто лько отодвину лос ?ь в прошлое , что в н ем решительно возобладали черты традиционного исторического жанра . Соответств ?енный харак тер получила и работа над его продолже нием — писатель решительно углуб ?ился в изучен ?ие российской общественной атм ?осферы 1914 — 1917 годов , и прежде в ?сего в истори ?ю воен ных операций на Балтике . Отбор материалов , о бдумывание и обработка их продолжались до последнего дня . Контуры трет ьей части уже определились в воображении художника , пе рвые фрагменты новых глав легли на б ?умагу . К сожал ?ению , довести до конца э ?тот главный т ?р уд своей жизни Соболеву не пришлось. Означает ли это , что « Капитальный ремонт » — вещь , та ?к и не состоявшаяся ? Над ?о полагать , по ?добный подход был бы оши ?бочным . Можно сожалеть лишь о невоплощен ных замыс лах , продолжающих отк ?рытую Соболевым эпическую тему . О том , что не воссоз даны им полуз абытые ныне с траницы героических сражений рус ского флота н а Балтике в годы первой мировой войн ы или грозные подробности революци онного в ?зрыва на эска ?драх , стоявших в Кронштадте , Ревеле , Гельси ?нгфорсе в начале марта 1917 года . Мы та ?к и не узнаем ничего о путях , которыми братья Ливитины приобщатся к революции , если не считать двух эпизодо в « перевоспита н ия » Юрия , поло ?женных в сюже ?тную основу р ?ассказов « Пер ст ?ни » и « Экз амен » , которые сейчас откры вают сборник « Мор ская душа » , но в первоначальном в ?арианте создавались как главы , продолжавшие « Капитальный ремо ?нт ». Все это та ?к . И тем не менее т ?о , что составл ?яет ныне худо ? жественный моно лит романа , об ладает всеми признаками за вер ?шенности . И не ? удивительно . Несколько раз в беседах с автором этих строк Леонид Серге евич говорил , что , перева лив на восьмой десяток , он ' не дает себе права забывать о том , что его труд над романом может прерва ться в любо й день . И поэтому кажд ую новую глав у он , помимо всего прочег о , обдумывает и пишет с таким тайным расчетом , чтобы она , « в случае чего » , могла стать « точкой » , пос ?тавленной в финале . Думается , теперь это желание худо жника не толь ко может , н ?о и должно быть раскрыт о . Да , собствен но , и без того видно , как стягивает в финальный узел все сюжетные линии книги ее теперешняя после ?дняя , пятнадцатая глава , оставл яя , вместе с тем , автору возможность нового взлета . И если мы так и не дождалис ь еще одной эпопеи , то , во всяком случае , роман « Капитальный ре монт » вошел в ? советскую ли ?тературу закон ч енным . Вошел п рочно и навсе гда , как одно из подлинно классических ее произведений .
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Перед тем как сделать девушке предложение, приглядитесь к её матери: если она моложава и привлекательна, следит за собой, прекрасно готовит и квартира её всегда блестит, да при всём при этом у неё хорошая высокооплачиваемая работа, то, может, лучше сделать предложение маме?
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Литература во время Великой Отечественной Войны", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru