Реферат: Корнель во французской литературе - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Корнель во французской литературе

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 52 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Корнель во французской литературе Между Корнелем и Расином пролегала цел ая эпоха , изменившая умо настроения зрителей . Сопоставление этих двух имен раскроет нам эволюцию французского класс ицизма , просуществовавшего во Франции примерно двести лет. Пьер Корнель (1606 – 1684 ) родился в Руане 6 июля 1606 г . Отец его , судейский чиновник , готовил сына к тому же поприщу . Окончив иезуитс кий коллеж , изучив право и получив должнос ть адвоката , Пьер Корнель исполнял ее «без радости и без успеха» , сообщал его пл емянник Фонтенель. Семейное предание рассказывает о то м , что однажды юношу Корнеля один и з его друзей познакомил со своей возлюбле нной . Встреча оказалась роковой для влюбленно го : девушка предпочла Пьера Корнеля своему прежнему воздыхателю . Смешная сторона этого происшествия побудила молодого Корнеля написат ь комедию . Так появилась его «Мелита » (1629). Эта комедия , как и другие , написанные Корнелем вслед за ней («Клитандр» , «Вдова» , «Г алерея суда» , «Королевская площадь» ) в 1631 – 1636 гг ., ныне забыта . В свое время они были тепло встречены зрителем. «Чтобы судить о достоинствах автора , его необходимо сравнивать с веком … «Мелита» покажет ся божественной , если ее прочитать после п ьес Арди , которые ей предшествовали лишь д нями», – писал Фонтенель . Корнель испробо вал свои силы и в трагедии , написав «М едею» по мотивам о дноименной пьесы Сен еки , но это еще не было началом его поэтической славы . Писал он неровно . Часто после больших поэтических взлетов он дав ал посредственную сценическую поделку , и наоб орот. Так , после пьесы «Комическая иллюзия» , с ее невероятным нагроможде нием фантастич еских существ и происшествий, что , «Ода королю Генриху Великому на счастливое и успешное окончание Седанског о похода». Алекса ндр Арди (1569 – 1632) был основным автором пьес для Бургундского отеля в течение первых тридцати лет XVII в ., кстати с казать , было в моде в те времена , Корнель создал «Сида» – трагедию , открыв шую собой славную историю французского национ ального театра , составившую поистине национальную гордость французов . Слава пьесы была необ ыкновенна . Францию облетело крылатое изречение : «Прекрасно , как Сид» . В кабинете Кор неля вскоре составилась целая библиотека из печатных экземпляров трагедии в переводах на немецкий , английский , итальянский и други е языки . Даже испанцы перевели ее на с вой язык , хотя Корнель в значительной мере исполь з овал в качестве источника пьесу испанского драматурга Гильена де К астро о юности и подвигах Сида. «Сид» , принеся автору восторженную хвалу народа , в озбудил вместе с тем и зависть посредстве нных драматургов , и раздражение и недоброжела тельство кардинала Риш елье . Что касается последнего , то тому были причиной прежде всего политические мотивы , а именно : испанск ий герой в пьесе Корнеля . Ришелье вел в ту пору антиавстрийскую внешнюю политику и , конечно , не благоволил к испанским Га бсбургам , занимавшим тогда тро н в этой стране . Прославление народного героя Исп ании (Сида ) со стороны французского автора выглядело политическим вызовом кардиналу . Вряд ли Корнель , когда писал свою пьесу , дума л об этом . Однако кардинал усмотрел в пьесе об испанском герое именно этот не ж елательный мотив. Супруга Людовика XIII Анна Австрийская , родом из дома Габсбургов , проти вница кардинала , по той же самой политичес кой причине , наоборот , воспылала симпатией к автору «Сида» и добивалась дворянства его отцу , с тем чтобы Пьер Корнель считал с я уже потомственным дворянином. Кроме всего прочего , Ришелье снедала и зависть . Великие люди имеют свои слабости . Мудрый политик , бесспорно выдающийся государ ственный деятель , Ришелье был плохим поэтом и , как все плохие поэты , был нетерпим к успеху других. Неслыханное торжество Корнеля больно ранило его авторское самолю бие . Он не замедлил выразить свое недоволь ство . Толпа рифмачей , в их числе Жорж С кюдери , напала на Корнеля . По наущению кар динала недавно основанная Академия принялась за кропотливое выискив а ние ошибок и отклонений от «правил» в трагедии «Сид» и вынесла ей вслед за тем суровое осуждение . Гнев фактического властителя Франции был опасен , и драматург на время замо лчал , живя у себя в Руане . В 1639 – 1641 гг . он вы ступил с новыми великолепными трагед иями – «Гораций» и «Цинна» , «Полиевкт». В 1652 г . его постигает крупная творческая неудач а : трагедия «Пертарит» терпит полный провал . Потрясенный Корнель замолкает на семь лет и лишь в 1659 г . сно ва выступает с трагедией «Эдип». В 1662 г . драматург переезжает в Париж ; он все еще пишет , но слава его меркнет , слабе ет поэтическое обаяние образов , гаснут творческие силы . Корнель не слышит новых голосов времени , не видит пр оисшедших во Франции переме н. На смену ему приходит новый талант – Расин . Корнель еще не хочет сдаваться , он не верит , что французский зр итель предпочтет его мужественных героев «сла щавым» героям Расина (так пренебрежительно от зывался он о них ). Он не може т п онять , что героическая пора становления абсол ютистского государства миновала и общество вс тупило в новую фазу развития. Политическая деградация сопутствует деградаци и творческой . Корнель , прежде гордый и нез ависимый , теперь опускается до жалкого пресмы к ательства перед сильными мира. Вольтер в 1731 г ., написав критическую поэму «Храм вку са» , изобразил Корнеля бросающим в огонь с вои последние трагедии – «холодной ст арости творенья». Корнель перестал писать в 1674 г ., а через десять лет , в ночь с 30 сентября на 1 октября 1684 г . умер в возрасте 78 лет. Поэт пережил свою славу , но в глаза х современников , как бы дурно он ни ст ал писать впоследствии , оставался великим Кор н елем . Любопытны некоторые воспоминания и отзывы о Корнеле его современников . Они рисуют оригинальный портрет драматурга. «В первый раз , когда я его увидел, – пишет один из современников Кор неля, – я принял его за руанского купца . Его внешность нисколько не гово рила о его уме , и речь его была на столько тяжела , что утомляла даже за корот кий срок». Лабрюйер писал о нем : «Простой , робкий , скучный в беседе , он на сцене … не уступает Августу , Помпею , Никомеду , Гераклу ; он – король , и король великий , он политик , фи лософ , он заставляет героев говорить , заставляет героев действовать , он рисует римлян , и они более велики , более римляне в его стихах , чем в истории». Однажды Корнель пришел в театр , где не появлялся уже несколько лет . Увидев его , актеры прервали игру , зри тели , прис утствовавшие в зале , встали , среди них изв естный полководец Конде и принц Конти . Пар тер приветствовал Корнеля бурной овацией и громкими кликами . Ложи были вынуждены после довать его примеру . Однако слава не принес ла Корнелю большого материального благо получия ; последние годы он жил в крайней бедности . Накануне смерти он остался почт и без всяких средств . Некоторые раболепные историки Франции с умилением рассказывают о том , что король , прослышав о такой «с кудости» поэта , послал ему … двести луидоров. Фонтенель , составивший краткое жизнеописание своего дяди , между прочим , сделал следующее заявление : « … под покровительством кардинала Ришелье на чинает расцветать театр . Принцам и министрам стоит лишь повелеть , и появятся поэты , художники . все , что они захот ят» . Вол ьтер , читавший это жизнеописание , оставил на полях язвительное замечание : «Я очень сомне ваюсь . Наш лучший художник Пуссен подвергался преследованиям … Рамо создал все свои прекрасные муз ыкальные произведения среди величайших препятств ий , а сам Корне ль был очень мало поощряем . Гомер жил , скитаясь бедняком , Тасс о – самый несчастный человек своего времени , Камоэнс и Мильтон еще несчастнее . Шаплен был вознагражден , но я не знаю ни одного гениального человека , который н е подвергался бы преследованиям». Д раматичес кие принципы Корнеля В дни Корнеля только начинали складыва ться нормы классицистического театра , в частн ости правила о трех единствах – в ремени , места и действия . Корнель принял э ти правила , но исполнял их весьма относите льно и , если это вызывало сь необходимо стью , смело их нарушал . Своим критикам он в подобных случаях гордо отвечал : «Если я и отхожу от них (правил .), то это вов се не потому , что не знаю их». Иногда он даже оспаривал их , ссылаясь на непререкаемые для его современников а вторитеты дре вних : «Относительно единства места я не нахожу никакого указания пи у Аристотеля , ни у Горация» («Рассуждения о трех единствах» ). Современники очень ценили в поэте исторического бытописателя . «Сид» (средневековая Испания ), «Гораций» (эпоха царей в римской истории ), «Цинна» (императорский Рим ), «Помпеи» (гражданские войны в Римско м государстве ), «Аттила» (монгольское нашествие ), «Гераклиус» (Византийская империя ), «Полиевкт» ( эпоха первоначального – « х ристианства ) и т.д. – все эти трагедии , как и другие , не названные здесь , построены н а использовании исторических фактов . Корнель брал наиболее острые , драматические моменты и з исторического прошлого , изображая столкновения различных политических и религиозных систем , судьбы людей в моменты крупных историчес ких сдвигов и переворотов . Корнель п о преимуществу писатель политический. Психологические конфликты , история чувств , перипетии любви в его трагедии отходили н а второй план . «Трагедия нуждается в более благородной и более мужественной страсти , чем любовь, – пис ал он, – есть более сильные несчастья , чем поте ря любовницы» . Он , конечно , понимал , что теа тр – это не парламент , что трагеди я – не политический трактат , что «драматическое произведение есть … – портрет человеческих поступков … портрет тем совершеннее , чем б ольше он походит на оригинал» («Рассуждения о трех единствах» ). И тем не менее стро ил свои трагедии по типу политических дис путов (диспут о монархии и республике в «Цинне» , политический анализ гражданских войн в «Помпее» и т.д. ). Словом , Корнель более , чем кто-либо из драматургов XVII в ., был поэтом политическим . В ег о творческом наследии наиболее ярко и мно госторонне обрисована римская политическая истор ия , дававшая ему обильный материал для раз мышлений . Вольтер называл драматурга «древним римлянином среди французов». Основные персонажи корнелевских трагедий всегда короли или выдающиеся героические личн ости . Он не писал о простых людях , пола гая , что сильные , выдающиеся личности или лица , облеченные властью , следовательно свободные , независимые в проявлениях своих чувств , лучше , полнее выражают наиболее общие че ловеческие черты . Основной драматургический конфл икт трагедий Корнеля – это конфликт рассудка и чувства , воли и влечения , дол га и страсти . Победа всегда остается за волей , рассудком , долгом. Историческ ие трагедии Корнеля целиком посвящены его современности ; под исторически ми именами , в исторических конфликтах и со бытиях живет , действует Франция XVII столетия . Этого не следует забывать ни на мину ту . Корнель отстаивал политические принципы ф ранцузского аб солютизма , и то была в его время исторически прогрессивная миссия . Иногда критикуют корн е левского «Эдипа» . Ссылаются при этом на авторитет просветителя Вольтера , осудившего эту трагедию и написавшего иной просветительский вариант ее . Однако забывают , что В ольтера отделяет от Корнеля це лое столетие ; перед Францией встали за это время иные исторические задачи , и то , что было своевременно в дни Корнеля , стало зовом реакции в дни Вольтера . Приведем по этому поводу несколько строк из кни ги Г.В. Плеханова «Истори я русской общественной мысли» . « А. Фо нтен прекрасно характеризовал перемену в настроении французского образованно го общества , сопоставив «Эдипа» Корнеля с «Эдипом» Вольтера, – писал Г.В. П леханов . – У Корнеля мы встречаем характерную для Франции XVII века фразу : «Народ счастлив умереть за свои х королей», у Вольтера же , наоборот , Эдип говорит : «Умереть за свою страну – долг короля». Это целый переворот во взгляде на отношение монарха к своим подданным». «Сид» Корнель «создал школу величия души» , п исал Воль тер . Создатель «Сида» поистине велик , и не только прелестью стиха , влож енного им в уста его героев , мужественного , сдержанного , открывшего пораженным французам необыкновенную выразительность и благозвучие и х языка , но главным образом поэзией высоки х челов е ческих чувств . Герои Корнел я выше обыкновенного человеческого роста , в этом отношении они несколько романтичны , но они – люди с присущими людям чувствами , страстями и страданиями , и первое , что следует сказать о них, – о ни люди большой воли. Это люди здоро вые физически и н равственно , способные одержать победу не толь ко на поле брани , но и в борьбе со страстью , когда она , по их взглядам , н едостойна владеть человеческим сердцем . Им св ойственны сильные чувства , но тем значительне е победа над ними . Герои Корне л я страдают и побеждают без рисовки , без любования собой , без сентиментальных самобичева ний ; они серьезны и уделяют внимание вещам серьезным ; с этой точки зрения они ве личавы , недаром Пушкин восклицал : «Корнеля ген ий величавый … » История испанского героя не случайно привлекла к себе французского драматурга . Образ Сида , каким его создала народная молва , давал широкий простор для дарований поэта . Посвящая свою трагедию герцогине Эгийонской , пл емяннице сурового Ришелье , Корнель писал ей : «Этот живой портрет , кот орый представля ю вам , воспроизводит героя , достойного лавров , его венчавших . Его жизнь была сплошной галереей побед , его тело , пронесенное перед армией , одержало победу после его смерти ; его имя по прошествии вот уже шестис от лет с торжеством приходит во Ф ранцию». Сведения о Сиде – историческом лице Родриго Диасе – Корнель мог получить из героической средневековой поэмы , посвященной испанскому герою , из рыцарских пе сен (романцеро ). На две такие песни Корнель ссылается , как и на «Историю Испании» Мариана и н а испанскую пьесу о Сиде Гильена де Кастро , поставленную в Вал енсии в 1618 г . Однако корнелевский «Сид» – с овершенно оригинальное , национальное французское произведение. Из многочисленных историй , связанных с именем Сида , Корн ель взял лишь одну – историю его женитьбы . Он до предела упростил схему сюжета , свел число действующих лиц до минимума , вынес за пред елы сцены все события , так или иначе в лияющие на ход мыслей его героев , и ос тавил на сцене лишь их чувства . Действия соверш аются где-то там , за сценой , о них лишь мельком сообщается зрителю , и зритель (скорее слушатель , чем зритель ) по глощен более своим воображением , рисующим ему потрясающие картины той сложной внутренней борьбы , которая совершается в сердцах люд ей , краснореч и во говорящих перед ни м. «У французов трагедия – это обы чно ряд разговоров на протяжении пяти акт ов , связанных любовной интригой», – с етовал в свое время Вольтер . Так было у Корнеля , так было и у его последоват елей . Не все трагедии Корнеля одинаково хо роши, случалось и ему совершать творчески е ошибки , но в «Сиде» недостаток классицистической т рагедии он превратил в достоинство. Обратимся к рассмотрению трагедии «Сид». Акт первый . На сцене Химена , дочь б огатого севильского аристократа дона Гомеса , графа Горма са . С ней Эльвира , ее на персница . Речь идет о двух молодых людях , влюбленных в Химену : это Родриго Диас и дон Санчо . Оба знатны , молоды и хр абры , но к Родриго влечется сердце прекрас ной Химены , да и отец ее , как сообщает ей Эльвира , склоняется больше на е г о сторону. Родриго – сын благородного дона Диего и , несомненно , будет таким же хр абрым , как и его отец , рассуждает дон Г ормас . Корнель тонко ввел эту деталь : вчер а отцы влюбленных были друзьями , сегодня с танут противниками . Эльвира мимоходом сообщает , что король решил избрать наставника д ля своего сына и что граф Гормас , имея в виду свои заслуги перед государством , надеется получить этот пост . Химена оставля ет без внимания последнее сообщение Эльвиры , мысль ее занята юным Родриго : все так хорошо складывает с я, – н е предвещает ли это грядущую бурю ? Случай так резко подчас меняет ход событий , не обернулось бы большое счастье большой бедой. Такова первая сцена . Она завязала все последующие нити сюжета : зритель узнал о любви Родриго и Химены , о желании кор оля взя ть к сыну наставника , а это сыграет трагическую роль в истории любви молодых людей , и , наконец , предчувствия , вы сказанные Хименой , готовят зрителя к близкой трагедии. Химена и Эльвира уходят . На сцене п оявляются инфанта , дочь короля , ее наперсница Леонора и паж. Дочь короля с волнением наблюдает , как растет привязанность молодых людей , и стр адает . Что заставило инфанту так близко пр инять к сердцу любовь Сида и Химены ? О на любит сама , любит безнадежно , мучительно , и кого же ? Юного Сида , за которого н е может выйти замуж , ибо он простой дворянин , она же – дочь короля . Но как бы ни упрекала себя инфанта , к ак бы ни боролась с собой , чары любви влекут ее с силой непреоборимой . Полагая , что только надежда питает ее любовь , она сама стремится окончательно убить эту надежду . Женитьба Родриго может навсегда проложить непроходимую пропасть между ним и ею , и влюбленная дочь короля , нося в сердце мучительную тайну , готовит ненавистны й ей брак любимого человека с другой – той , с которой он равен по общественному положению. И чем ближе к исполнению замыслы инфанты , тем печальнее ее лицо , тем сумрачней у нее на сер дце . Этот страдающий облик инфанты , отодвинуто й в пьесе на второй план , стоящей как бы в тени событий , волнует , трогает зр ителя и , хотел бы того автор или нет , вну ш ает грустные мысли о пустоте и суетности тех сословных предрассудков , которыми люди опутали свои отношения друг с другом. О боже всемогущий , Не дай торжествоват ь тоске , меня гнетущей , И огради мой ми р , честь огради мою ! Чтоб стать счастливою , я счастье отд аю, – тоскует инфанта , видя в любви своей нечто порочное и недостойное ее. Но то , что так долго и упорно г отовила инфанта , должно рухнуть , любовь Химены и Сида , близкая к счастливому финалу , должна претерпеть тяжкое и трагическое испыта ние . Король избрал в качестве наставника своего сына дона Диего , отца Сида . Гра ф Гормас , отец Химены , оскорблен : его обошл и . На сцене разыгрывается грубая ссора дву х феодалов , яркая картина из истории феода льных распрей , смут и анархии. Как ни возвышен трон , но люди все подобн ы : Судить ошибочно и короли способны, – г оворит граф Гормас , намекая на ошибочное , с его точки зрения , избрание дона Диего наставником принца. Эпоха становления французского абсолютизма не могла не сказаться в каждой строке трагедии Корнеля , и мы видим в не й целеустремленную пропаганду основных го сударственных принципов абсолютизма. … есть свящ енный долг, – и я его блюду , Веленья короля не подвергать суду, – отвечает дон Диего графу . Ссора между двумя кичливыми феодал ами заканчивается пощечиной , которую дал гр аф Гормас отцу Родриго . Дон Диего с хватился было за шпагу , но она выпала из его дряхлых рук , выбитая более молодыми руками Гормаса. Корнель , чтобы психологически оправдать ме сть Родриго за обесчещенного отца , показал явную несправедливость Гормаса : дон Дие г о пытался всячески умиротворить графа , просил у него руки его дочери для своего сына , отметил его достоинства , но расходивши йся граф ничего не хотел слушать , вызвал в конце концов дона Диего на резкост ь и ответил на нее пощечиной. Итак , ссора отцов прегра ждает молод ым людям путь к счастью . «Отомстить и наказать !» – требует дон Диего от своего сына и произносит при этом сакраментальную для тех времен формулу : «Мы не вправе жить , когда погибла честь» . До н Диего знает , как дорога сыну Химена , как тяжела поэто му его миссия мстителя , но тем достойнее будет его выступление в защиту оскорбленного и обесчещенного отца. Родриго не колеблется, даже мысль о том , что можно оставит ь оскорбление без отмщения , была бы бесчес тием . Но юноша страдает , он знает , что теряет на всегда возлюбленную. Корнель вводит в трагедию лирический э лемент . Родриго наедине с собой декламирует печальные и звучные стансы . Отец и возл юбленная , любовь и честь оказались в нераз решимом противоречии , взаимно исключая друг д руга . Одно решение вело его к утрате счастья , другое – к позору. В ту пору , как сообщает Вольтер , ст ансы вставляли в большинство трагедий , но актеры их не читали , полагая , что это н арушает единообразие речи сценических героев. Кастильский дворянин дон Ариас пытается от имени короля образумить графа Горм аса и заставить его извиниться перед оско рбленным им человеком . Граф противится . Снова развертывается политический диспут , и темой его является идея абсолютизма . Непокорный вассал оправдывает свое право на неподчине ние королю . «Частич н ое неподчинение не столь великое преступление», – г оворит он , спесиво напоминая о своих заслу гах перед государством , «Когда бы не я , скипетр выпал бы из его рук, – отзывается Гормас о короле. – О н сам слишком нуждается во мне , и моя голова , падая с плеч / у несет за собой и его корону» . Так рассуждали те непокорные аристократы , замки которых были разрушены приказом Ришелье и головы которы х пали под мечом его правосудия . Устами корнелевского Гормаса говорила современная поэ ту феодальная оппозиция . Корнель вло ж ил в уста своего героя отнюдь не случайно высокомерную фразу : «Когда погибну я , погибнет вся держава» . Дворянин Ариас защищает принцип абсолютной власти. Изящным , поистине галантным диспутом начин ается поединок между Родриго и Гормасом . Р одриго не может не навидеть отца своей возлюбленной , Гормас не может не питать чувств симпатии к юноше , который любит его дочь . Поэтому столь различен тон сп ора между доном Диего и Гормасом в пе рвом акте и между Гормасом и Родриго во втором . Там Гормас груб , невоздержан от о буявших его спеси и зависти , здесь он скорее печален от мысли , что навсегда разбивает мечту своей дочери . Поед инок совершается за пределами сцены . О соб ытиях лишь рассказывается на сцене , и пока зываются последствия их , так или иначе отр ажающиеся на судьба х людей. На сцене Химена и инфанта . Они знаю т лишь о ссоре отцов и предвидят стра шные беды . Химена клянет человеческое честолю бие , толкающее даже лучших людей на соверш ение несправедливостей . Инфанта утешает девушку , говорит , что стоит ей сказать лишь слов а два Родриго , и юноша подчинится ей , поединка не будет , а там их счастливы й союз заставит помириться и отцов . Но может ли Химена во имя любви увлекать Сида на путь позора ? Девушка перед ст рашной дилеммой , ни один исход не может радовать ее . Если Родриго и с полни т ее просьбу, – что скажут о нем люди ? Если подчинится велению долга , значит , конец любви. Пришедший паж пресекает мучительные разду мья : Родриго и Гормас удалились из дворца одни , волнуясь и споря . Сомнений нет , один из них падет от руки другого . Нес ч астная инфанта уже лелеет эгоистическую мечту о возможном счастье и для нее , но , пристыженная Леонорой , приходит в ужа с от собственных планов : «Я безумна , рассу док мой расстроен» . Корнель вывел на сцену и короля Кастилии , Фернандо , вывел для того , чтобы в третий раз заговори ть об абсолютизме. «Боги праведные , храбрый слуга так мал о почитает меня , так мало заботится о том , чтоб угодить мне ! Оскорбляет дона Дие го , презирает своего короля ! В моем дворце диктует мне законы ! Кто б ни был он – смелый солдат , вели кий по лководец, – я сумею сбить с него высокомерную спесь ; да будь он сама доблес ть , бог сражений, – он узнает , ч то значит неповиновение !» И это говорит король в минуту отча янного положения государства . Наступают мавры , и каждый воин , тем более такой отваж ный , как Гормас , необходим стране . Вольт ер порицал здесь Корнеля за неверное , по его мнению , ведение драматургического конфли кта . «Разве не крупная ошибка говорить сто ль безразлично о государственной опасности ? Р азве не было бы более благородно начать с и з ображения глубокого беспокойства короля по случаю нашествия мавров , а потом уже говорить о его не менее сер ьезном смущении перед необходимостью наказать графа , услуги которого в данной обстановке были бы столь полезны ? Разве не был бы достигнут больший те а тральный эффект , когда на реплику короля : «Все на дежды я возлагаю только на графа» – ответил бы некто вошедший : «Граф умер» ? И это не придало бы разве еще бо льшей цены услуге Родриго , которую тот всл ед за тем окажет , совершив подвиг более значительный , чем ожидали бы от графа ?» Нельзя не согласиться с Вольтером , это было бы интересно , эффектно , но это не была бы пьеса идеолога абсолютизма Корне ля , а пьеса просветителя Вольтера . Для про светителя Вольтера здесь важно было подчеркну ть народно-гражданские мотив ы , для Корнеля – утвердить идею абсолютной власти . На этом зиждется весь конфликт трагедии . Гормас – своевольный феодал , не приз нававший авторитета королевской власти, – отсюда все несчастья : признай Гормас с самого начала решение короля не подлежащ им обсу ждению , как советовал ему благо разумный дон Диего , никакого конфликта не было бы. Поэтому в описанной сцене Корнель на первое место ставит проступок Гормаса . Не повиновение королю трактуется здесь как более опасное зло , чем даже нашествие вражеских полчищ . Такая логика была , конечно , ч ужда просветителю Вольтеру. За два первых акта влюбленные еще ни , разу не встретились на глазах у зр ителя . В третьем акте они встречаются , но при каких обстоятельствах ! Гормас убит . Х имена уже обратилась к королю , ища защиты и возмездия , на коленях моля казнить человека, у бившего ее отца. «Кровь за кровь !» – восклицает она. Химена требует смерти Родриго , но разв е она ее хочет ? Нет ! Она обманывает себ я . Молодой дворянин дон Санчо , влюбленный в нее , предлагает свои услуги : «Распол а гайте моей шпагой , чтоб наказать виновного ! Располагайте моей любовью ! Ваше приказание – и рука моя не дрогнет !» Что же отвечает Химена ? С ее уст срыва ется одно лишь слово , брошенное в трагичес кой рассеянности : «Несчастная !» У нее спрашивают позволения и даж е приказания убить самого дорогого ей чел овека . А может ли жизнь иметь для нее какой-либо смысл без Родриго ? Она не г оворит об этом , но то единственное слово , которое вырвалось у нее в ответ на предложение дона Санчо , полно глубочайшего трагизма , и зри т ель понял ее . Ма стерство поэта сказывается подчас именно в таких гениальных находках . Вольтер оценил э то мастерство . Читая трагедию , он оставил на полях следующую пометку : «Это слово «Не счастная !» , которое она произносит , почти не слушая его (дона Санчо ), великолепно» . Химена г оворит с Эльвирой , своей наперсницей , и ей поверяет свои тайные чувства . «Я требую его головы , но содрогаюсь от мысли , чт о могу получить ее !» – «Так вы его еще любите ?» – спрашивает Эльвира . «Люблю ? Это слишком мало , Эльвира, – я его обожаю» . «Его преслед овать , его погубить – и умереть» – вот решение Химепы. Родриго сам идет в дом своей возлю бленной . «Зачем , куда пришел ты , несчастный !» – останавливает его Эльвира . «К моему судье , и мой судья – л юбовь», – отвечает юноша. Современники К орнеля упрекали его за нарушение здесь единства места . Зачем п ривел он своего героя в дом Химены ? Ра зве не могли молодые люди встретиться во дворце короля ? Так спрашивали строгие блю стители классицистических норм , и даже Вольте р порицал здесь драматурга . Н о тон кий поэтический такт , проявленный Корнелем , не может быть оспорен . Произойди случайная в стреча влюбленных во дворце , что говорил б ы там Родриго ? Что он любит , что он несчастен … Но разве слова его имели бы там так ую силу , как здесь , в доме Химены ? Не у бегать , не скрываться от преследований , а прийти самому к человеку , которому принес он столько горя , прийти , как к с удье , и молча дать ему в руки орудие казни . Это действительно сильно , и Кор-нель , нарушая классицистические правила , шел за велением своей п оэтической интуиции , которая оказалась куда вернее ученых догм. Встреча влюбленных полна смятения и по длинного человеческого горя . Нельзя говорить здесь о драматическом диалоге , это скорее великолепный дуэт , сочетающий поэтическую лирику чувств с восхитите льной мелодией стих а . В XVII в . трагеди я во многом напоминала оперу . Стихи читали сь нараспев , зрители подчас знали их наизу сть и любили их , как ныне знают и любят отдельные оперные арии . Случилось однаж ды актеру Барону изменить стихи Корнеля в его трагедии «Никомед» (актер хотел их несколько подправить ), зрители партера тотч ас же прервали его и хором проскандировал и подлинный корнелевский текст . (Партер в XVII в . заполнялся о бычно простым людом .) Химена гонит от себя Родриго , негодует , но , когда тот предлаг ает ей убить его и протягивает ей шпагу , она боитс я прикоснуться к ней. Молодые люди никнут под тяжестью навяз анных им этических норм . Химена с некоторы м рационалистическим педантизмом рассуждает : «Тво ей смертью я должна удостоиться тебя» . Это слишком отвл еченно и умозрительно , от сердца же идет простая и печальная и стина : «Сколько страданий и слез будут сто ить нам наши отцы !» После этой волнующей сцены встречи дву х влюбленных перед зрителем предстает отец Родриго , дон Диего . Он вне себя от с частья , что его седины отомщены , что о скорбитель убит , и мысль о страданиях сына не приходит ему в голову . Когда Родри го говорит ему , что отдал ему все само е дорогое для себя , что вернул ему все то , что должен был как сын , старик не может понять его . Он рассуждает со вс е й холодностью старческой логики : «У нас одна честь , но столько любовни ц ! Любовь – лишь забава , честь – это долг !» Итак , два молодых существа страдают . Зр итель желает им от всей души счастья , однако и его , зрителя , покоробило бы , если бы Химена позабыла сме рть отца и приняла ласку от погубивших его рук . Должно произойти что-то большое , грандиозное , в еличественное , что оправдало бы решение Химен ы простить Родриго . Что же может быть большее для патриота-драматурга и патриота-зрителя , чем избавление родины и н а род а от какой-либо большой беды ? И Корнель дает такое искупление своему герою. Во главе народного ополчения отправился Родриго навстречу вторгшимся врагам . И вот уже народная молва трубит о его подв игах . Мавры разбиты , два короля взяты в плен , и это сделал смелый Сид. Родриго пылко и красочно рассказывает о битве . Не только дерзостную отвагу прояв или войска его , но и тонкую военную хи трость . Враг отбивается упорно , но мог ли он сдержать яростную атаку тех , кто з ащищал свой родной дом ! Родриго славит без ымян ных героев. «О , сколько героических актов , сколько славных подвигов остались безвестными во мрак е ночи , когда каждый был сам своим еди нственным свидетелем !» И самым смелым был Родриго . Это утверждают мавры , давшие юно му воину имя Сид. Здесь пленные цари те бя назвали Сидом ; И так как в их стране Сид – значит господин, Именоваться так достоин ты один. Будь Сидом ; этот звук да рушит все преграды , Да будет он грозой Толедо и Гранады, – мужественно произносит король . Но когда Родриго на вершине , когда он стал нео бходимым государству и народу , к корплю снова является Химена и проси т возмездия за своего отца . Она говорит , что требует смерти Родриго , и не славно й смерти , ореоле почета и всеобщего восхищ ения , а на эшафоте . Более ТОГО , когда к ороль призвал ее послушат ь ся своег о сердца и пригнать , что в нем царит Родриго , разъяренная девушка обращается к б лестящей свите молодых воинов , предлагая за смерть Сила свою руку . Что изменило реш ение Химены ? Почему раньше она отклонила п омощь дона Санчо , почему теперь с готовнос т ью идет на такую помощь , откуд а бы она ни пришла ? Как объяснить псих ологически этот поступок девушки ? Разве она перестала любить ? Корнель дважды подчеркнул , что чувства ее остались неизменными . Эльвир е , рассказавшей ей о подвигах Родриго , она с трепетом з а дает вопрос , не ранен ли он. Она любит , и это вне сомнений ! Чем же объяснить се поведение ? Не хитрит ли девушка , зная , что теперь не так уж просто казнить всенародного героя и немн ого найдется смельчаков сразиться с ним ? С мельчак нашелся : это был влюбленны й в нее дон Санчо . Родриго пришел проститься с Хименой . Та поражена : Родриго-герой , Родр иго-победитель думает о смерти сейчас , перед поединком с каким-то малоопытным воином . «Я иду на казнь , не на битву», – отвечает ей Родриго . Он говорит , что с должным ув ажением отнесется к исп олнителю воли Химены , не уклонится от удар а . «Я подставлю ему свою открытую грудь , обожая в его руке вашу разящую меня руку», – говорит Родриго. Насмешливый Вольтер осмеял эту сцену . А вслед за ним Лагарп , строгий критик конца XVIII века . Однако Родриго , каким он н арисован Корнелем , не мог силой оружия отв оевывать возлюбленную , когда та искала его смерти . К тому же молод и не знал всех ухищрений любви. Химена часто противоречит себе , бывает несправедлива : сама , посылая на бой с Родр иг о , требуя его смерти , и смерти по зорной , она , едва завидев вошедшего дона С анчо со шпагой в руке и решив , что он убил Родриго , гонит его от себя , исступленно проклинает и не хочет слушать его объяснений . А он хотел лишь сообщит ь , что побежден и пощажен бл а го родным Родриго . Каждую минуту Химена иная : то нежная и радостная , то печальная от мрачных предчувствий , то исступленно скорбная , то исступленно негодующая ; она плачет и проклинает , любит и ненавидит , зовет поги бель на голову несчастного Родриго и с тайн ы м трепетом отводит эту поги бель ; в печальном раздумье понимает всю не винность Родриго и в новом взрыве горя и негодования опять и опять обрушивает на него свои проклятия и упреки . Корнель великолепно обрисовал эту мятущуюся сильную душу со всеми ее слабос т ями, со всей ее несобранностью и терзающими противоречиями , ставшими следствием трагического конфликта чувства и долга . И в то же время , к огда на переднем плане разыгрывается эта волнующая драма двух влюбленных сердец , на втором плане , подобно далекой мело дии , вливающейся в общую симфонию , одиноко следу ет за ними тоскующая и безнадежная любовь инфанты. После напряженной , полной бурных страстей сцены Родриго и Химены перед зрителем предстает (в какой уж раз !) печальная и робкая инфанта : Родриго , дум моих дос тоин ты од ин ; Ты доблестнее всех , но ты не царски й сын. Не суждено бедной принцессе познать ра дость любви , и Родриго так и не узнает о ее чувстве к нему . Зачем Корнель постоянно выводит на сцену эту одиноко тоскующую девушку с ее затаенной , несбыточной и н еотступной мечтой ? Вряд ли пото му , что ему нечем было заполнить время , отведенное для сценического представления , как думал Вольтер . Многие осуждали Корнеля за введение этой роли , были даже попытки совсем изъять ее путем насильственного вто ржения в авторс к ий текст . Лагарп писал : «За что по праву можно упрекнуть Корнеля , это , во-первых , за роль инфанты , которая вдвойне неудобна , потому что абсолю тно бесполезна и потому что вмешивается н екстати в наиболее интересные ситуации». В замысле автора нетрудно разобр ат ься . Ему необходимо было усилить в глазах зрителя чары своего героя , чтобы оправдат ь любовь к нему Химены – любовь , которую не могла погасить даже скорбь о павшем от его руки отце . Юношу любит не одна Химена , но и дочь короля ( а это последнее для человек а той п оры не могло не обладать магическим возде йствием ), значит , есть в Родриго что-то особ ое , и не случайно его так сильно любит Химена . Зритель верит этой любви . Кроме того , инфанта вносит в пьесу новые лири ческие ноты , придает ей особое , несколько мел а нхолическое звучание. Рассказывают , что однажды , в период кон сульства , Наполеон , присутствуя в театре на представлении «Сида» , заметил отсутствие роли инфанты . Постановщики исключили ее из пье сы . «Почему ?» – осведомился Нап олеон . «Она бесполезна и смешна в тра гедии», – ответили ему . «Наоборот, – запротестовал Наполеон. – Она очень хорошо задумана . Корнель хотел дать нам самое высокое представление о своем геро е . Быть любимым не только Хименой , но и дочерью своего короля ! Ничто бы так н е возвысило молодого ч еловека , как эти две женщины , которые оспаривают его сердц е». Трагедия Корнеля заканчивается счастливой развязкой . Долг родовой чести и кровной м ести уступает новым законам , противопоставившим ему долг гражданский и патриотически й. Интересы государственные превыше интерес ов рода и семьи . Так формировалась идеолог ия государственного абсолютизма , выступившего тог да в силу исторических условий в облике сословной монархии и борющегося с феодальн ой раздробленностью и антигосударственной анархи ей в учреждениях и нравах. «Горации» Трагедию «Горации» (1640) Корнель посвятил кардиналу Ришелье . Чтобы иметь и стинное представление о том , как в действи тельности относился к Ришелье Корнель , привед ем в прозаическом переводе сонет драматурга , написанный им на смерть корол я Лю довика XIII (король умер через полгода после сво его минис тра ). Под сим мрамором покоится добродетельный монарх , Которого лишь доброта могла не нравиться французам . Его ошибки , заблуждения идут от дурного избранника , Невольным соуча стником которого он б ыл слишком долго . Честолюбие , гордость , ненависть , жадность , Обл еченные властью короля , давали нам законы , И , хотя сам король был справедливейшим из королей , Его царство всегда было царством несправедливости . Гордый победитель за преде лами государства , он жалкий раб у себя дома … Л его и наш тиран , едва покинув свет, Повлек и короля за собою в гроб. Итак , позволив своему избраннику пресечь все свои начинания , Потеряв на троне тр идцать три года , Едва начав царствовать, – король сошел в могилу. Такой выразител ьный эпитафией Корнель проводил в могилу двух королей Франции : короля по имени , Людовика XIII , и ко роля по действительной власти , сосредоточенной в его руках, – кардинала Ришел ье . Но нельзя не удивляться любопытному до кументу нравов эпохи , каким является у же названное нами посвящение Корнеля всесильн ому кардиналу , еще здравствовавшему в дни написания трагедии «Гораций» . Лесть облечена здесь в такую форму , что едва ли не походит на иронию. «Вы облагородили цель искусства, – обращается Корнель к кардиналу, – поскольку , вместо того чтобы видеть эт у цель в способности нравиться народу , как предписывают нам наши учителя … вы указали нам на иную цель , а именно : нравиться вам и развлекать вас … Читая на вашем лице , что нравится и что не нравится вам , мы научаемся с у веренностью определять , что хорошо и что плохо , и выводить непреложные правила относительно того , чему нужно следовать и чего следует избегать» . Было бы поистине наивно искать здесь хоть одно слово правды . Оценкой народом его произведени й всегда наиболее д орожил Корн ель , пусть , по слабости человеческой , иногда писал он в угоду всесильным людям свое го времени . Когда однажды начали критиковать его трагедию , он ответил : «Гораций был осужден дуумвирами , но оправдан народом». Сюжет для своей трагедии Корнель заи мствовал у римского историка Тита Ливи я . Речь идет о первоначальных полулегендарных событиях формирования древнеримского государств а . Два города-полиса , Рим и Альба-Лонга , слив шиеся впоследствии в одно государство , еще держатся обособленно , хотя жители их уже крепко связаны друг с другом о бщими интересами и подчас родственными узами : Соседи ! Дочерей мы вам давали в жен ы , И мало ли теперь – союза нет тесней – У вас племянников средь наших сыновей ? Народ один двумя влад еет городами, – Зачем усобицы возникли м ежду . н ами ? Города должны объединиться , это ясно к аждому . Но под чьим началом ? Вот вопрос , волнующий тех и других . Рим ли возьмет на себя роль гегемона , соседний ли го род подчинит его своему главенству ? Порешили прибегнуть к поединку . На поле боя вы ходят т ри сына-близнеца римлянина Публия Горация и три брата-близнеца по имени К уриации от города Альба-Лонга . Противники не только знают друг друга , они родственники : младший Гораций женат на сестре Куриациев , Сабине ; Камилла – единственная до чь старика Публия Г орация – п омолвлена с одним из Куриациев . Понятно , п очему этот сюжет привлек внимание драматурга . Здесь сразу намечается острейший , трагически й конфликт между долгом и чувством . Корнел ь ограничил до минимума число персонажей . Перед зрителем предстает лишь один из Куриациев и один из Горациев , их братья остаются за сценой . Все события совершают ся за пределами сцены , на сцене лишь г ерои , красноречиво повествующие о своих чувст вах . Метод изображения все тот же : продолж ительные диалоги , похожие на политические диспуты , продолжительные монологи . «Актеры в ту пору любили монологи, – писал Вольтер. – Декламация приближалась к пению». Трагедия начинается с двух диалогов , с ледующих один за другим : супруга младшего Горация Сабина , а затем сестра Горация Кам илла говоря т с Юлией . Роль Юлии , сл ужебная , никакого влияния на ход действия не имеющая , заключается в том , чтобы участ вовать в диалогах , подавать реплики собеседни цам , содействуя таким образом развитию их мыслей , да иногда сообщать о том , что с овершается за сценой. Подобные роли имеются почти во всех классицистических пьеса х . Нельзя не отметить это как существенный недостаток . Сабина говорит о тупике , в какой поставлена она событиями дня . Она жена римлянина и , следовательно , должна жела ть поражения своей родины ; но т ам ее родные , близкие ей люди . Если она поддастся родственным чувствам , то какой предательницей будет выглядеть по отношению к своему мужу и своей второй родине ! «А льба , город моего первого дыхания , моей пе рвой любви , Альба , моя дорогая родина ! Когд а межд у тобой и нами я вижу открытую войну , страшат меня и победа и поражение !». Вольтер был в восторге от этих стр ок . Придирчиво судя каждое слово драматурга и часто обвиняя его в искусственности и напыщенной холодности , здесь он отдает е му должное . «Посмотрите, насколько эти ст ихи превосходят те , что вначале, – н и общих мест , ни пустых сентенций , ничего изысканного ни в мыслях , ни в выражен иях . «Альба , моя дорогая родина !» – это говорит сама природа ! Сравнение Ко рнеля с ним же самим лучше воспитывает наш вкус , н ежели все ученые диссерта ции и поэтики». Подобные же чувства высказывает и дочь Горация-старшего – Камилла . Гордая девушка уже не верит в счастье . Каков бы ни был финал , он не даст ей радости , она не будет женой пи победите ля Рима (сможет ли она , римлянка, выне сти поражение родного города ?), ни раба его . Таковы женщины в трагедиях Корнеля . Они любят сильно и преданно , но не поступ ятся своим патриотическим долгом во имя ч увств. Каковы же мужчины ? На сцене два буд ущих противника – младший Гораций и жених его сестры , Куриаций . Гораций счастлив , что на него и на его бр атьев возложена почетная задача . Куриаций печ алится. Различны характеры героев . Куриаций мягче . Он горюет о том , что война разделила их , что долг и чувства вступили в спор тяжелый . «Чего ждет родин а , того боится дружба !» Гораций же не знает сомнений . Жизнь , любовь , дружба – в се готов пожертвовать он родине без колеб аний и без жалоб . Итак , своей собственной рукой они должны приносить кровавую жерт ву родине , убивать друзей , почти братьев . « Все самое у жасное , дикое , жестокое – ничто в сравнении с той чес тью , что нам оказана», – восклицает К уриаций в смятении . Но Горация это нисколь ко не смущает . Он рассуждает : ради общего дела победить врага-незнакомца – э то нехитрая обязанность . Это , конечно , заслуга , но заслуга обычная ; тысячи так делал и , тысячи так будут делать . Умереть за родину – почетная участь , к тому ст ремятся толпы . Но погубить то , что любишь , вступить в бой с тем , кто для теб я второе «я» , и , разрывая свои дорогие связи , с оружием пойти на тех , чью кровь хотел бы искупить своей жизнью, – такая доблесть присуща лишь нем ногим. Но в твердости твоей есть варварства приметы . Кто б , самый доблестный , возликов ал о том , Что к славе он идет стол ь роковым путем ? Бессмертье сладостно в дыму ее чудесно м , Но я бы предпочел остаться неизвес тным, – говорит Горацию Куриаций. Куриаций – патриот не менее Г орация . Он не думает отступать от своего долга , но исполнит его не с гордым притязанием на бессмертие , как Гораций , а с печальным чувством необходимости . Он не мож ет радоваться тому , что на его долю выпадет честь спасти родину ценой гибели близких ему лиц , гибели от его рук : Я , скорбной честью горд , не стал бы отступать, Мне дружбы нашей жаль , хоть радует награда. А если большего мученья Риму надо, – То я не римлянин , и потому во мне Все человечное угасло не совсем. Для родины он сделает столько же , с колько и Гораций , сердце его так же тв ердо , но он человек и не может не содрогаться от ужаса , поднимая руку на бра та своей возлюбленной , на мужа своей сестр ы . «Если Рим т ребует еще большей до блести , то мне остается только благодарить богов за то , что я не римлянин , чтоб ы сохранить в душе хоть частичку человечн ости» . Это место – сильнейшее в пьесе . Как свидетельствует Вольтер , слова Ку риация производили потрясающее впечатле ние на публику и стали крылатыми . Гораций н е хочет понять Куриация . Без сомнений и душевных тревог , с солдатской исполнительностью он заявляет : Вот , Рим избрал меня, – о чем же размышлять ? Я , муж твоей сестры , те перь иду на брата , Но гордой радостью душа м оя объята . Закончим разговор бес цельный и пустой : Избранник Альбы , ты – отныне мне чужой. Гораций благороден . Он хочет , чтобы его жена Сабина в случае его смерти по-пр ежнему любила бы своего брата , пусть и в несчастьях она остается «римлянкой» . Гора ций гов орит и сестре своей , чтоб не глядела на жениха как на убийцу брат а. Не уступает в решимости Горацию и Куриаций . В долгом и красноречивом разговоре с Камиллой Куриаций доказывает ей , что долг превыше любви . Камилла пытается отгово рить жениха от поединка с б ратом . « Ты можешь , значит , жестокий , подать мне его голову и просить моей руки как награ ды за твою победу !» Куриаций с печаль ной решимостью отвечает ей : «Прежде чем ва м , я принадлежу моей родине». Сабина , жена Горация и сестра Куриация , зовет дорогих ей лю дей на братоуб ийственный бой. Как ! Вы вздыхаете ? Бледнеют ваши лица ? Что испугало вас ? И это – х рабрецы , Враждебных городов отважные бойцы ? – обращается она к мужу и брату , из которых один должен сейчас погибнуть , сра женный другим. Высочайшей патетики дост игает здесь стих Корнеля . Перед зрителем предстают поис тине гиганты воли , «стальные сердца» . Принять смертельный удар от любящей руки или нанести смертельный удар любимому человеку во имя святых идеалов родины – т рагично и возвышенно . И восхищенные и раст р оганные противники могут лишь восклицать : «О , жена моя ! О , сестра моя !» Благословить сыновей на славный бой пр ишел и старый Публий Гораций . «Идите , ваши братья вас ждут , думайте только о дол ге перед родиной» . «Какое прости скажу я вам ? С какими чувствами ? – обращает ся к старику Куриаций , жених его дочери и теперь смертельный противник его сыновей. – Исполните свой долг , все остальн ое в воле бога !» Битва Горациев и Куриациев происходит за сценой . События совершаются там , их сле дствия и их оценка – на сцене . Все погибли , кроме одного из Горациев . Он принес победу своему городу. На этом , казалось бы , и должна зако нчиться трагедия . Справедливо заметил Вольтер : «Здесь и конец пьесы , действие полностью исчерпано . Речь шла о победе – о на достигнута , о судьбе Рима – о на решена» . Однако Корнель не закончил на этом свою трагедию и более полутора акта посвятил другому событию . Радостный , побе доносный , еще полный воинственного возбуждения , Гораций , возвращаясь с поля боя , встречает сестру свою Камиллу . Он ждет восторженн ого привета , радости , благодарности за победу – его встречают стенаниями и слезами , Камилла оплакивает своего погибшего жениха . Гораций возмущен . Как можно плакать в такую минуту ? Слезы в момент национ ального торжества оскорбительны . И это привод ит в негод ование несчастную девушку : О , кровожадный тигр ! А я – р ыдать не смею ! Мне – смерть его принять и восхищаться ею , Чтоб гнусное твое прославить торжество …. И Гораций убивает в гневе свою нед остаточно , по его мнению , преданную родине сестру . Вот к чему привел молодого ге роя неистовый фанатизм . Он стал преступником . Все восхищались им – все горестно отворачиваются от него теперь . И в гл азах зрителя , уже простившего ему ради бли стательного героизма , проявленного им , его спо р с Куриацием , обаяние его теперь помер кло . Пусть совершается суд над ним , пусть король , порицая его поступок , выносит ему помилование в благодарность за важную услугу , оказанную государству, – облик его уже никогда не будет так безупрече н и чист , как раньше . «Убив ее , ты о бесчестил свою руку», – говорит ему его отец . Горация осуждает и его жена Сабина. Она повторяет, по сути дела, то, что когд а ей говорил Горацию Куриаций : … доблес ть римскую отвергну я , конечно , Когда вели т она мне стать бесчеловечным. Сцены убийства Камиллы и суда над Горацием вызывали много критических замечани й как при жизни автора , так и позднее . Доблесть древнего римлянина , как она зап ечатлена в легенде , казалась в новые време на слишком свирепой . Даже Макиавелли осуждал римлян за то , что они не поступили с Горацием по всей с трогости с воих законов , применяемых к убийцам . Эти с цены к тому же нарушали единство действия , как его понимали в дни Корнеля . К тому же убийство Камиллы совершалось в спектакле на глазах у зрителей , а не з а сценой , как обычно было в театральной практике к лассицизма . Это еще более шокировало современников драматурга . И тем не менее Корнель не изменил ни строчки в своей трагедии . Чем объяснить такое его упорство ? Неужели непременным желанием поставить принцип государственности над всеми остальными нравствен н ыми нормами ? В заключительной речи короля , прощающего Горац ия , есть как будто подтверждение этого : Живи , Гораций , живи , благородный воин. Твоя доблесть смягчает твою вину. Ты совершил преступление , поддавшись высок ому порыву … Живи , чтобы служить государств у … Однако эта заключительная реплика слишком слаба и бесцветна в сравнении со все м предшествующим ходом действия , в котором фанатическая нетерпимость Горация , доведшая его до преступления , постоянно и всячески под черкивалась и выделялась автором. Критики К орнеля не заметили того , что главным сценическим нервом в его п ьесе было не единоборство двух городов , а тот нравственный конфликт , который при эт ом возник между Горацием и Куриацием . Вокр уг этого конфликта группируются все элементы сценического действия, и если бы Корнель послушал своих критиков и опустил сцены убийства Камиллы и суда над Го рацием , он свел бы на нет философское содержание своего произведения. Итак , Корнель превыше всего поставил п ринцип государственности . По его логике , все частные воли , п рава , склонности , страсти должны терять всю силу перед этим вы сшим принципом . Если отдельная личность попад ает в такое положение , что ее благо вс тупает в конфликт с благом общественным , т о верх должна одержать забота об интереса х государства . Такова главн а я идея драматургии Корнеля . Наполеон впоследствии , у станавливая во Франции абсолютистское государств о нового , буржуазного типа , высоко оценил именно эту идею поэта . Разъясняя однажды п ридворным Сен-Клу смысл высокой трагедии , он говорил : «Надо быть госуда р ственным деятелем , чтобы понимать ее значение . Тра гедия воспламеняет души , возвышает сердца . Кто знает , может быть , именно Корнелю Франция обязана частью своих возвышенных деяний . Словом , господа , живи сейчас Корнель , я бы его сделал принцем». Как политиче ский мыслитель Корнель был , однако , против крайностей в служении государству . Жестокости в политике Ришелье он осудил своей трагедией «Цинна» , на что намекало само ее название – «Цинна , или Милосердие Августа» . Против подобных кр айностей в нравственной обл асти он выс тупил , как мы видели , и в трагедии «Гор аций» (спор Горация и Куриация , убийство К амиллы ). Заключение Корнель был не только создателем франц узского трагедийного театра , но и основателем французской комедии характ еров . Его «Сид» открыл бл естящ ую галерею трагедий во Франции XVII – XVIII столе тий , его «Лжец» послужил тем творческим им пульсом , который дал комедийному таланту Моль ера верное направление. Мольер признавался в одном из своих писем к Буало : «Я многим обязан «Лжецу» (Корн е ля ) … Не зная «Лж еца» , я , без сомнения , сочинил б ы некоторые комедии-интриги , как «Шалый» , «Любо вная досада» , но никогда , быть может , не создал бы «Мизантропа». Это признание чрезвычайно важно , оно у казывает на силу эстетических традиций , оно свидетельствует о том , что поэ тическое творение даже самого одаренного человека никогда не возникает на голом месте , из олированно от творчества предшественников и с овременников – как соотечественников , так и иноземцев . Художественный труд , подобно всякому другому труду , всегда в конце концов труд коллективный . Корнель тоже не первый создатель комедии характеров . Он воспользовался опытом испанской драматургии . Пе рвая французская трагедия «Сид» пошла от «Юности Сида» испанца Гильена де Кастро ; п ервая французская комедия характеров – «Лжец » – от комедии « Сомнительная правда» испанца Аларкона. Вольтер по этому поводу писал : «Нужно признаться , что мы обязаны Испании первой трогательной трагедией и первой комедией характеров , ко торые прославили Францию . Не будем краснеть от того , что запоздали во всех жан рах . Хорошо уже то , что в годы , когда знали лишь романтические приключения и пло ские остроты , Корнель ввел в театр мораль . Это только перевод ; но , может быть , эт ому переводу мы обязаны рождением Мольера . Нельзя себе представить , что Мольер , ув и дев эту пьесу , не обнаружил ср азу же громадного превосходства этого жанра над всеми другими и не отдался ему всецело … И так , Корнель счастливым подражанием совершил переворот в сцене трагической и комической». Следует добавить : Франция знала двух К орнелей – уже известного нам Пьера и его брата Тома . Последний (он был моложе старшего на 19 лет ), хоть и написал много пьес , ни в какое сравнение по силе таланта со своим братом не идет . Это не мешало братьям быть в большой дружбе . Они жили в одном доме , были жен а ты на двух сестрах , имели одинаковое число дете й и дружно работали . По рассказам , когда Пьеру недоставало рифмы , он поднимался по лестнице , спрашивал брата , и тот немедленно находил ее . Тома пережил Пьера на 25 ле т . Он переложил комедию Мольера «Дон Жуан» на стихи , изъяв из нее наиболее острые места. Список лите ратуры 1. Маршова Н . Ричард Бринсл и Шеридан. – М ., 19 9 0. 2. Колесников Б . Роберт Берне. – М ., 19 9 7. 3. То машевский Б.В. Пушкин и Франция. – Л ., 19 9 0. 4. Си гал Н.А. Пьер Кор нель. – М .; Л ., 19 9 7. 5. Мо кульский С.С. Расин . – Л ., 19 7 0. 6. Об ломиевский Д.Д. Французский классицизм. – М ., 1968. 7. Ях онтова М.А. и др . Очерки по истории ф ранцузской литературы. – М ., 19 8 8.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Доктор, помогите! У меня с детства жуткие проблемы с женщинами!
- Успокойтесь, сядьте! Скажите, имели ли вы половые сношения с женщинами раньше, а если имели, то как давно?
- Имел. Сегодня ночью три раза...
- Так в чем проблемы?
- Доктор, вы не поверите: кроме секса - во всем!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Корнель во французской литературе", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru