Курсовая: Конфликт телесного и духовного в лирике раннего Перелешина - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Конфликт телесного и духовного в лирике раннего Перелешина

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 43 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

32 Министерство образования и на уки Российской Федерации АМУРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ (ГОУВПО АмГУ) Кафедра русской филологии КУРСОВАЯ РАБОТА на тему: Конфликт телесного и духовного в лирике раннего Перелешина по курсу Спецсеминар Исполнитель Студент группы 197 М.В.Семёнов Руководитель Доцент, к.ф.н. А.А.Забияко Благовещенск 2004 СОДЕРЖАНИЕ Введение 3 1. Краткая биография Валерия Перелешина 4 2. Своеобразие творчества 7 2.1. Особенности «эмигрантской литературы» 8 2.2. Влияние постсимволизма на раннюю лирику Перелешина 9 3. Конфликт тела и души как отличительная особенность лирики Валерия Перелешина 13 Заключение 32 Библиографический список 33 ВВЕДЕНИЕ Профессор Калифорнийского у ниверситета Беркли, Симон Карлинский, исследователь творчества русско го зарубежья, и выходец из Харбина, в журнале «Новое Русское Слово» в 1969 го ду сделал следующее заявление: "Теперь творчество дальневосточных поэт ов отошло в область не то что истории, но чуть не археологии". /4, c .20-25/ Несмотря на значительное увеличение публикаций в этой области в течени е последних лет, ситуация не особо изменилась. Однако, в настоящее время творчество русских поэтов в эмиграции , всё чаще привлекает внимание исследователей литературы русского зару бежья, в целом, и её восточной ветви в частности. Данная работа является ещё одной попыткой более подробно изуч ить творчество наших соотечественников, некогда вынужденных эмигриро вать из России в Китай. В данном случае речь пойдёт о Валерии Францевиче П ерелешине, талантливом русском поэте и переводчике, прошедшем в Харбине «начальную школу мастерства». Именно к этому раннему этапу в его творчестве и будет обращено наше внимание. Мы попытаемся опреде лить наиболее характерные черты в ранней (до 1940года) лирике Перелешина и б олее подробно остановимся на одном из основных мотивов его творчества э того периода – конфликте тела и души, вытекающем из невозможности сосущ ествования любви небесной, любви к Богу, и любви земной. Для обычного человека такое сочетание двух любовей, возможно, было бы вп олне приемлемым, но Валерий Францевич Перелешин в 1929 году, уже будучи в Хар бине, становится монахом… впрочем, обо всём по порядку. 1 КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ ВАЛЕР ИЯ ПЕРЕЛЕШИНА Жизнь В. Пе релешина заслуживает того, чтобы хотя бы кратко обозреть ее судьбоносны е «повороты», коих у одного из лучших поэтов русского зару бежья было достаточно много. Родился он в И ркутске в семье служащего Транссибирской железной до роги 7 Июня 1913 года. В 1920 году после развода родителей мать увезла его и младшего брата в Харби н, там же поселился и отец. Вскоре мать Перелешина, Евгения Александровна, вышла замуж за начальник а Пенсион ного отдела Управления КВЖД Василия Ев графовича Сентянина, которому к тому времени было 64 год а. В 1924 году в связи с переходом КВЖД в совме стное управление Китая и советск ой России Сентянин уволился с дороги. За кончилас ь «райская» жизнь в «огромной казенной квартире «с садом и дво р ом, с экипажем и лошадьми». Еще более усугубилось материально е положе ние семьи после смерти Сентянина в 1927 году. В 1930 году Перелешин окончил среднюю школу при Y .М.С.А и посту пил на юридический факультет Харбинского университета, в котором про должает образование вплоть до 1935 года. В 1928 году он начал посещать Теологическую школу Св. Владимира и спустя год стал монахом Харбинского монас тыря, взяв себе творческий псевдоним «Монах Герман». В 1939 Пере лешин был послан в Пекин в Русскую церковную миссию, а в 1943 прод ол жил свою деятельность в Шанхае, который после о ккупации Харбина япон цами стал центром русской эмиграции на Дальнем Востоке. После прихода советских поиск в Маньчжурию в 1945 году Пе релешин возобновляет пере писку с братом Виктором, который в 1940 году эмиг рировал в США. Пере лешин принимает решение выеха ть в Америку, и в ожидании визы, получает предложен ие стать переводчиком с китайского в шанхайском отделении ТАСС. Приняв предложение, Перелешин отказывается от монашес тва, а в марте 1950 года получает визу и по прибытии ко рабля отправляется в Сан- Франциско, откуда в сент ябре 1950 был выслан обратно в Китай, как «вероятный а гент китайских или советских коммунистов». Оказавшись в Тяньцзи не, он преподает русский язы к в нескольких китайских учебных заведениях. Одна ко Перелешин вместе с матерью стремится в Шанхай, но разрешение на это не получает, к тому же, по подозрению в шпионаже уже в пользу аме риканцев, он вместе со своим китайски м другом Тан Дун-Тянем оказывается в тюрьме (с 5-го и юля по 20-е августа 1951 года). Вскоре брат Перелешина Виктор, живший тогда в Сан- Франциско, покупает для него и матери визы в Брази лию, и они через Гонконг отбывают в Рио-де-Жанейро. Перелешин покидает Кит ай 18 сентября 1952 года и 19-го января 1953 года ступает на зем лю Южной Америки. Казалось бы, суд ьба простая: то упоенье, то беда, опять я прогнан из Китая, как из России, - навсегда. Опять изгой, опя ть опальный, я отдаю остаток дней Бразилии провинциальной, последней родине моей. С этого моме нта начинается «бразильский» период жизни и твор чества В. Перелешина. В Бразилию Перелешин приехал по фик тивному контра кту, сначала работал в ювелирном магазине, а затем на ме бельной фабрике. Какое-то время он был постоянным сотрудником ежене дельника «Вестник Бр азилии», а также учителем английского языка в Берлиц Лэнгвидж Скул, пока в 1957 году не получил место библиотекаря Британско го совета в Рио-де-Жанейро и в этой должности работал в течение восьми лет . В 1958 году Перелешин стал гражданином Бразилии, и с февраля 1983 года он жил в « Retiro dos Artistas » в Жакарепагуа, пригород е Рио-де-Жанейро. В 1973 году он выезжал во Францию, в 1974 принял участие в фестивале поэзии в Остине, штат Техас, где предста влял Россию и Бразилию. В мае 1986 года Перелешин был приглашен в качестве гостя в Лейденский университет (Ни дерланды), библиотеке которого он подарил свои архивы. Сконч ался Перелешин на своей третьей Родине, в Бразилии, в 1992 году. 2 СВОЕОБРАЗИЕ ТВОРЧЕСТВА В газете "Последние новости" (27 июня 1935г.) А. Ладинский писал в отз ыве на сборник "Излучины", в котором были представлены некоторые стихи Пе релешина: Почти все стихи сбор ника очень высокого качества по форме. Что касается содержания, то трудно судить по двум-трем стихотворениям о "лиц е" поэта. Чувствуется влияние Блока, Ахматовой, иногда даже "парижских" соб рать ев. Трудно было бы отметить кого-нибудь из харбинцев, но по умению об ращаться с материалом, по культуре стиха, более других обращают на себя в нимание В. Перелешин и С. Сергин". Философская лирика Перелешина насыщена отвлеченными обра зами, за которыми скрываются и первое чувство влюб ленности, и стрёмление о6рести свой, неповторимый, путь в этом мире, и желание гармонии, которая видится в "пчелиной" жизни. Размышления лириче ского героя о жизни, о любви, о судьбе проникнуты си юминутными переживаниями, порой очень точными и в ерными. В них ощущается неожиданная для начинающего поэта зрелость, пока только литературная, но искренняя в своем стремл ении к ясности и простоте. Иллюзорность бытия подч еркивается "игрой" лирического героя, вынужденного, подобно актеру, скры ваться под маской, чтобы сохранить свою чистоту и сохранить от разрушит ельного влияния окружающей дейст вительности "св ой сон золотой"./5, c .26.Т ы совсем как на сцене…/ Собственно уже в первом сборнике стихов Перелешин, как автор инт имной и философской лирики, выступает в том качестве, о котором он заявил вполне определенно в своем втором сборнике стихов (подписав его «Монах Г ерман») с характерным названием «Добрый Улей». Образ монаха, Инока во мно гом определяет мироощущение лирического героя, церковная христианска я мораль - его отношение к миру. А. Несмелов в своей рецензии на сборник «Добрый Улей» писал: «Пр ежде всего: стихи Валерия Перелешина превосходны. Даже некоторая тяжело ватость в некоторых из них - тяжеловатость благородного металла, отягоще нного собственным атомным весом. Стихи Перелешина можно полюбить глубо ко и навсегда… Вот темы стихов, собранных в «Добром Улье», собственно одн а тема : утверждение себя в своем отречении от мира. …автор на наш взгляд, с лишком много для поэта рассуждает и говорит о самом себе. Мира за самим со бой он пока еще почти не видит…». / 5 , c . xxii /. Готовность автора по кинуть мирскую суету и отказаться от любви земной во имя любви небесной позволяют нам рассматривать первые стихотворения молодого поэта как ц елостное единство: если «В пути» - это еще поиск своего призвания, то «Добр ый Улей», в какой то степени, обретение мира в душе, той гармонии в отсутст вии которой лирический герой уличает окружающих его людей. 2.1 особенности «эмигрантской литературы» Я не буду очень подробно останавливаться на этой теме, т ак - как это не слишком сущест венно для данной, конкретной работы, однако, считаю своим долгом отметит ь некоторые важные моменты, позволяющие раскрыть логику последователь ности развития нашей темы. Итак, начнём с того, что одной из отличительных черт литературы эмигр ации является Разъединённость, - восточные центры мало контактировали с западными, и вместе они не доверяли метрополии. В то же время, эмигранты, к ак последние представители дореволюционной России, считали себя храни телями её традиций, самобытности и национальной культуры в целом. Отсюд а проявление в литературе эмиграции не только специфических образов Ки тая или Европы, но и стремление сохранить образцы классической русской л итературы. Литература Харбина и Парижа не искала новых форм, она стремил ась сохранить старые, поэтому образцом для творческой эмиграции остаёт ся литература серебряного века и такие наиболее выдающиеся её представ ители как Блок, Гумилёв, Ахматова Мандельштам и другие. Поэтому, даже самые талантливые стихи эмиграции выглядят довольно об разно и, в некоторой степени, даже законсервировано. То же самое можно ска зать и о стихах Перелешина в частности. Здесь приходит время обратиться к следующей части нашей работы, чтоб ы обговорить этот аспект более детально. 2.2 влияние постсимволизма на раннюю лирику Перелешина Мастерство П ерелешина складывалось не без влияния русского акмеиз ма, но это было, скорее всего, формальное влияние, касающиеся " построе ния" стиха, адамизм же Гумилева, как он сам признавался позднее, ему был чужд. Эту же мысль он выска зывал и раньше в одном из писем, в котором, в частнос ти, отмечал: "Начал я ученичеством у Гумилева, считал себя акмеи стом (но не "адамистом"), а с 1967 года, когда Мэри (Ю. В. Крузенштер н- Петерец) втолкнула меня обратно в литературу, стал по степенно отхо дить от чистого акмеизма. Однако, в форме пошел даже дальше Гумилева. Запретил себе неточные рифмы и прочие во льности. Из Иваска (или через не го от кого-то друго го) воспринял учение о благозвучии: и как теперь легко стало писать!... "./6, c .149/ Для нас это откровение "позднего". Перелешина интересно еще и тем, что он о является откровенным свидетельством эстетического и формального "довления" одного из значимых нереалистических тече ний на чала XX века над поэзией писателей, чье творчество начинало с кладываться в 30-40-е годы (независимо от политических взг лядов и пребывания их в мет рополии или в зарубежь е). Одним из таких писателей был глубоко чтимый Пер елешиным А. П. Ладинский (1896-1961) - поэт-постакмеист, продолжаю щий в своем твор честве традиции петербургского "Цеха поэтов". Известно, какое влияние ок азали футуризм и акмеизм на дальневосточную эмигрант скую поэзию, но высказывание Перелешина позволяет делать определенные выводы при анализе его произведений "китайского" периода творчества, со относя их с образной системой акмеизма и поэзии Н. Гумилева, как организа тора и теоретика этого течения. Д ля Перелешина, вероятно, даже название его первого с борника этимологически восходило не к китайскому "Дао" - Путь (что может, и было бы естественно в окружении китайской культурной языковой среды), а к первой же книге стихов Гумилева "Путь конквистадоров", в свою очередь, ка к известно, созданную под влиянием творчества В. Я. Брюсова. Здесь даже можно сравнить сонет Гумилёва «Я конквистадор…» С сонетом Перелешин а «Двойник». Я римлянин и мой от чётлив шаг… /5,с.26/. Таким образом, в по ле нашего зрения оказывается художественная система символизма. Именно поэтому достаточн о высокая оценка, данная первому поэтическому сбо рнику В. Перелешина, во многом относится к уже прош едшей испытание временем поэтике А. Блока. В. Брюсова, Н. Гумилева (позднее появятся другие любимые образцы). Это, ко нечно же, не значит, что сборник "В пути" в целом получился подражательным, что не раз случалось в истории поэзии. Но то, что опыт а втора, жизненный и творческий, навеян литературой и желанием "соответствовать", несомненно для самого доброго критика. Однако, очевидное влияние первого поэтического сборни ка Н.Гумилева, где главенствует образ «конквистадора в панцире железном », «шествующего над пропастями и безднами», трансформируется у Перелеши на в иное чувство и мироощущение. Лирический герой Перелешина находитьс я в вечном конфликте с самим собой и окружающим его миром. Словно полемиз ируя со своим учителем, Перелешин переносит акцент на отсутствие романт изма в серой и скучной жизни тех кто «таясь по кабинетам, под гнетом умных и тяжелых книг», пытается вымолить у прежней музы вдохновение. Лирически й герой здесь так же выступает от имени целого пок оления, остающихся лишь "кондотьерами" - наемниками у истинно живо го чувства. Открывающее сб орник стихотворение "Вечный Рим"(1932)/1, c .3-4/ можно считать данью уважения к гению А. Блока, но в то же время оно вполне само стоятельно в понимании од ной из главных тем любого талантливого поэта - темы род ины, России. Религиозны й взгляд на судьбу России в лучших традициях русского символизма у Перел ешина раскрывается через Противопоставление "растлен ной Москвы" и "бог оборческого Петербурга" "вечному Риму", откуда Божья милость дышала "благодатью на Город и Мир" (за этими строчками словно бы читаются " Urbi et Orbi " В. Я. Брюсова). О, Россия, не имя ли Божье Отошло от растленной Москвы, Отошло от тебя в бездорожье По сугробам полей снеговых? И бесовским прославили хором Завыванья ботнических пург Без Исаакиевского собора Богоборческий Петербург. Однако, эпически з аявленная в самом начале сборника тема России, в дальнейшем не получает своего развития и звучит лишь опосредовано. Ведущими т емами становятся творчество, философские размышления о любви, о при зва нии, о смысле бытия и Божественного промысла. Неслучайно уже в этом сборнике ясно прослеживаются богоискательские моти вы, которые более четко определятся во втором сборнике "Добрый улей", подписанном кроме основного псевдо нима еще одним "Монах Герман". Перелешин так напише т об этом и о дальнейших своих "духовных" исканиях: " Не случайно линия по ис ков соприкосновения с миром запредельным впервые зазвучала в моем первом значительном стихотворении "Вечный Рим", во зникшем у меня, когда мне было девятнадцать лет. Остались эти поиски и на в се последующие годы. Принимали они разные формы от почти совершенной дог матической чистоты до богоборчества, от веры до нев ерия со всеми промежуточными этапами со мнени й, скептицизма, уклона то в гностицизм, то в буддизм, от "Крестного Пути" до почти шутливого "Апокрифа". Важно, что философская и х ристиан ская проблематика всегда меня волнов ала и, если не избегать затасканного словоупот ребления, вдохновляла". /1, c .17/ Вторая книга стихов Перелешина "Добрый улей", как уже отмеча лос ь, развивает темы и мотивы, намеченные в первом сборнике. Творческий псевдоним "Монах Герман" лишь повторяет принятое Перелеши ным церков ное имя Герман. И здесь мы переходим к третьей части нашей работы. 3 КОНФЛИКТ ТЕЛА И ДУШИ КАК О ТЛИЧИТЕЛЬНАЯ ОСОБЕННОСТЬ ЛИРИКИ ВАЛЕРИЯ ПЕРЕЛЕШИНА Впервые эта тема звучит в стихотворении «Боль» (1934). Как рассеченное насквозь колено И каждый шаг – по лезвию ножа… Где преступленье, грех, или измена, Достойные такого правежа? Но я молюсь и мой недуг телесный И душу, что тоскует и болит, Во сне святой Игнатий исцелит Прикосновением руки чудесной: Ведь некогда и он, ещё земной, Со мною болью мучился одной. /5, c .9/ Здесь эта тема звучит совсем ещё неопределённо, но уже в этом стихотворении начинают зарождат ься истоки этого конфликта который, и определит, в итоге, динамику самора звития лирического героя поэзии Перелешина. Дабы коротко обрисовать ёе суть, скажу, что на примере проанализированны х нами стихотворений Перелешина можно проследить постепенное движение от утверждения торжества духа над плотью, к сомнению в греховности земн ой любви, и, наконец, к отрицанию необходимости отречения от мира, возможн ости целиком понять его, его суть, устройство и предназначение. В стихотворении «Мёд» лирический герой (монах) сравнивается с трудолюби вой пчелой, чьё предназначение заключается в следующем, - …Запрятывай, как в соты, В большую грудь свою Земные все заботы, Любовь земную всю… /5, c .17/ В заключительных двух к атренах возникает образ Пришельца – олимпийца, для которого, собственн о и сберегается всё, что хранит в себе пчела. Во всём этом явно видится уст ановка на служение Богу, как мистической силе, которая в любой момент мож ет прийти на землю за тем «урожаем» который собрали «ловцы человеков». В стихотворении всё более глубокомысленно и метафорично, ловцы заменены пчёлами, но для человека знающего Библию всё достаточно прозрачно и ясно . Далее, в стихотворении «Сердца»(1935года) мы видим, как конфликт начинает о бостряться – лирический герой впервые открыто заявляет о своей любви. На поле битвенном, как два бойца, Встречаются неравные сердца. Через края одно из них бурлит, Другое голубем к нему летит, Но отвергаемое вновь и вновь, На снег по капле источает кровь… О , алый голубь мой , распластан ты Близ полнокровной этой тесноты… /5, c .20/ Таким образом, станов ится понятно, что обычное, но столь властное земное чувство не обошло сто роной монаха – аскета. В то же время, чувство это, было ещё и неразделённы м, поэтому в данном стихотворении звучит оно особенно остро. В следующих стихотвор ениях, всё чаще начинают звучать мотивы судьбы, предопределённости быти я, одно из таких стихотворений так и называется «Рок». Всё рассчитано, взвешено, сжато Неусыпно тебя берегут Календарные верные даты, Расписанья часов и минут… ...Нет, забудь об обрывах и ск атах! Ведь уж издавна так повелось: У таких безупречных вожатых Не летят поезда под откос… … Ах, от мысли, что всё неуклонно, - Мы как пленники, мир как тюрьма - Короли оставляли короны И Кассандра сходила с ума! /5, c .23/ Лирический герой отк рыто заявляет о том, что всё предопределено. Сразу же возникает логическ ий вопрос - Есть ли смысл с этим бороться? В следующем стихотворении, а точнее сонете (Прошагаешь и ты как бывало), пе ссимистические настроения лирического героя всё более нарастают. …Как будто бы намёк из далека, Поймёшь и ты, что, верно, век свой длинный Ты проведёшь за мудростью старинной, Запрятанной в минувшие века… Без гордости взгляни, о завсегдатай книжный, Взгляни в глаза смешной своей судьбе: Столетия довольно ли тебе? /5, c .24/ Постижение мудрости, для лирического героя Перелешина, связано, прежде всего, с книж ным опытом человечества, заложенным в церковных к нигах, но ч то, как не утверждение невозможности постиже ния всей мудрости мира за краткий человеческий век, пытается высказать з десь лирический герой? Обратимся к следующе му стихотворению «Избрание» и остановимся на нём чуть более подробно. На звание стихотворения говорит само за себя - лирический герой понимает, ч то он избран свыше для служения Богу, но как тяжело приходит к нему осозна ние этого, и как от многого нужно отказаться: …святой Охотник близко, Не избежишь и ты его тенёт! Забудет паж весенней крови гнёт В печи сгорит любовная записка… И между снов рукой благоуханной К тебе Ловец протянет крест нежданный, Чтоб кипарис вонзившись остриём Застрял в ребре надломленном твоём И чтобы ты, святого пленник новый, С улыбкою надел венец терновый. /5, c .25/ На первый взгляд всё д овольно обычно, но обратимся к тому что составляет Художественный мир ст ихотворения. На Идейно – образном уровне: Чувственная, эмоциональна я окраска представлена следующими эпитетами: святой Охотник, крест нежданный, ребро надломленное, пленник новый и терновый венец. Все эти словосочетан ия тематически представляют собой одно и то же, - всё это библейские образ ы которые, что особенно для нас важно, лирический герой проецирует на сам ого себя, но главное даже не в этом; Все они создают довол ьно мрачную картину, передавая тем самым те чувства которые испытывает л ирический герой осознавая свою избранность. Он чувствует себя тем, на ко го охотятся. Святой Охотник невольно сравнивается с пауком …не избежишь и ты его тенёт… а крест нежданный тревожит сон и вынуждает забыть игру весенней крови и сжечь любовную записку. В довершение ко всему от «новообращённого» треб уется с улыбкой и чуть ли не с благодарностью надеть терновый венец. На графическом уровне проявляется ещё два интересных момента: святой Охотник – слово «Охотник» написано с большой буквы, как и далее с лово «Ловец», но слово «святой» вовсе не выделяется в тексте графически. Другими словами Автор сознательно заставляет нас видеть за этими слова ми нечто большее, чем просто Охотника и Ловца, но слово святость, святой - в овсе не выделяются, тем самым достигается эффект того, что читатель боль ше обращает внимание именно на те слова которые несут в себе несколько о трицательную смысловую нагрузку. Тем самым ещё раз демонстрируя неодно значность отношения лирического героя к небесным, мистическим силам. В следующем стихотворении «Говоришь, им, лишенным слуха…» Тема несоответствия «монастырских истин» законам жизни заявляет о себ е в полный голос. Говоришь, им, лишенным слу ха И невидящим ничего, О торжественном царстве духа, О нетленном свете его. Сокрушаясь, о мире праздном, Указуешь им горний дом, Называешь счастье соблазном И большое горе – грехом. Но никто без любви не будет, И каждый найдёт её, И на счастье каждый осудит И на муку сердце своё. Любовь по убеждению лир ического героя это то счастье и та мука которой не избежать. Стихотворен ие «Перед любовью» только подтвержает это. …Не улыбайся же так!.. Страшно мне страшно! Ты сн егом веешь О, не зови меня, не зови… Нет, ты ведь тоже щадить не смеешь, Пленница требовательной любви. /5, c .28/ Лирический герой всё ещё пытается не уступать любви, бороться с плотскими помыслами, но он оча рован женщиной, её улыбка манит его, и последние две строки говорят о том, что эта борьба едва ли не закончится победой любви. Стихотворение «Собла зн» особо ярко демонстрирует эту борьбу между велениями души и желаниям и тела. Вначале, лирический герой как бы убеждает себя не отвергать земно й любви, … «Восстанови Минувший лад двоящегося духа! Доверься солнцу, покорись любви, Не отвращай от сладких песен слуха. Ужель тебе ещё не тяжело Клясть этот мир, как гибельную небыль, Клясть эту плоть как гибельное зло, И хмуро отворачиваться к небу? …Коснись: как эти губы горячи И как нежно возлюбленное тело». Но дальше мы видим, что лирический герой не уступает соблазну, считая, однако, это не проявление м послушания Богу, а сотворением зла, служением сумраку, и, в конечном итог е, смерти: …Возлюбленной ты скажешь: Отойди! – Она уйдёт, но кто не отгадает, Что сердца нет в пустой твоей груди, Что пепел в нём могильный дотлевает? …Что сумрака ты данник, а не света, Что юноша, ты страшен как старик, Уже не раз дышавший пеной Леты? /5, c .33/ Здесь так же высказыв ается мысль о том, что монашеский аскетизм вовсе не представляется прави льным, дарованным Богом заветом. Однако, в следующем стихотворении «У порога» лирический герой окончате льно утверждается в своём стремлении – стать монахом. Он отрекается от поэзии (Лирный мотив забыт…) и называет монастырь домом, - единственным приютом, где сердце ещё может отдохнуть от мирских страстей и страданий. Лирный напев забыт – Ныне на зов иной Сердце твоё спешит: Сердцу пора домой… Ты говоришь: «Нигде В мире не отдохну, Только в святом труде, В том восковом плену. В пятом катрене данно го стихотворения мы снова встречаем указание на предопределённость вы бора лирического героя, снова возникает мотив рока, судьбы. В шестом катр ене эта мысль уже высказывается напрямую. В годы, когда я пел И ликовал в грехах, Там обо мне скорбел В келье своей монах. И когда по меже Худшего зла я шел, Ждали меня уже В улье печальных пчёл…» /5, c .35/ В следующем стихотво рении ««Наставление» (1936) мы видим, что лирический герой уже окончательно принимает монашество, и мотив отречения от мира развивается уже в виде н аставления «посвященных» (наша торжественная стая дружно помолится за тебя) «мальчику с душой целомудренной и простой». Черные, мы побеждаем время, Смиренные, вечность узрим мы, Мальчик, расстанься ж с ними,- с теми, Кто посещает тебя из тьмы. С торной дороги без размышления Прочь - и узкой взыщи межи, Затем, что любовь - начало тления, И голос плоти - голос лжи. ………………………………………… Так от земной во имя небесной Любви мы станем тебя беречь В этой лазурности бестелесной, С детской не мужественностью плеч. /5, c .37/ Из стихотворения видно, что даже помыслы о плотской любви (п омолишься женщине о любви) представляются греховными и опасными (Горе те бе тогда! вовеки будет огонь и только огонь), чреватыми падением духовным. Телесный мир представляется миром тьмы, в котором прибывают «соблазны ч ерные». Этому миру по контрасту противостоит мир «лазурности без телесн ой», мир идеальный и наполненный светом. Дуализм миропонимания, тонкое чувство двух, борющихся д руг с другом начал достаточно ярко отражены в стих отворении "Две руки" (1937), где противопоставляются правая и левая рука, симв олизирующие пози тивное и негативное начала в чел овеке. Твоя десница - мудр ая рука – Любимых книг еще не разлюбила И так же правит сердцем музы милой Торжественна, надменна и легка. Она еще в объятьи не слабеет, Она еще любовью не сыта, И осязаемая красота Ее томить и радовать умеет. А для пожатий дружеских она По-старому надежна и верна. /5, c .46/ Перелешин, остава ясь верным стремлению к строгости формы, строит эт о стихотворение по зеркальному принципу: первая часть - два четверости ш ия и одно двустишие и вторая часть (в которой левая рука - источник со блазна, "враг, что мстит исподтишка", захлопывающий пер еплеты, "храни лища великолепной лжи") аналогична п ервой по строфике. Антитеза ид еального (божественного) и обыденного (греховного) обусловлена "приближ ением" души лирического героя к Богу, точнее, ее движением на пути к нему ч ерез соблазны и неверие. В стихотворении "Ночное" (1936), пос троенном как развернутое обращение к Божеству, звучит тема избранничества и достойности этого пути. Ты сам же мне поведал, Боже, Что не для всех Твой путь открыт, Что все вместить не всякий может, И лишь могущий да вместит. Лирический геро й, называя себя "неверным рабом", "бессильным телом" и "сла бым духом", "приверженным к мудрствованиям ложным", обретший с Божьей помощью ("Ты на него низринул Сам") "мучительную нежност ь к музам / И к запыленным письменам", стремится обрести покой, мучительно отторгая себя от тех, кто "шумит и пляшет и сонно бредит о любви". Но нет, затем ли столько знаков И столько знамений в судьбе Моей, чтоб ночью, как Иаков Я воспротивился Тебе? Лирический герой Перелешина, уподобляется в этом стихотворени и Иисусу Христу, - отсюда и название стихотворения, - в ночь, перед распятие м Христос молился в Гефсиманском саду, чтобы Бог, если возможно, не допуст ил этого: «Авва Отче! Всё возможно тебе; пронеси чашу сию мимо меня; но не че го я хочу а чего ты. (Марк 14:36) Таким же образом построено и стихотворение Перелешина: Лирический герой, обращ аясь к Богу, вначале просит его «не звать к невозможным пределам» , позволить жить так же, как «счастливые сверс тники его», позволить « изникнуть в любовном жару ». Но в последних двух катрена х он принимает волю Бога. Нет! Стань же эта ночь залогом И будь свидетелем рассвет Что блудный сын, боримый Богом Приемлет ангель ский обет. /5, c .39/ Следующее стихотворе ние, посвящённое этой же теме, уже не просто рассуждения юноши готовящег ося стать монахом, или наставление уже посвящённых братьев, а мысли уже п олноценного священнослужителя, успевшего посмотреть и понять этот цер ковный мир изнутри. Стихотворение так и называется - «Иноку». Стихотворение, своего рода обращение лирического героя к самому себе: Он убеждает себя в мысли, что не пожалеет о своём выборе, не пожалеет о «мире », который он покинул и что ему не нужны уже ни счастье ни слава: О, нет, ты не станешь в напрасном Раскаяньи плакать потом, - О времени плакать прекрасном, Об имени плакать мирском; ………………………………………… И ныне - как жизнь величава! - К твоим не придут воротам Ни счастье, ни тусклая слава, Уже не желанные там. Однако, в последнем ка трене, всё ещё проявляется сомнение в правильности выбранного пути, и ис кренности тех, кто помог ему встать на этот путь. Но так же ль запрету послушны Те губы, что лгать не могли. Что вежливо и равнодушно Твой приговор произнесли? /5, c .44/ Следующее стихотворе ние «Прощание с музой» развивает тему прозвучавшую в первых строках сти хотворения «У порога». Лирический герой прощается с поэзией, с ненаписан ными книгами, ради «иного, горнего союза». …Итак, не плачь, обманутая муза, Язычница прекрасная моя, Что для иного, горнего союза Тебе впервые изменяю я… …Итак, вздохнём о нерожденной книге И распростимся у Парнасских чащ, Чтоб одному носить свои вериги, Другой же – древний простодушный плащ. /5, c .45/ Но уже в следующем сти хотворении «Отповедь» всё радикально меняется. Лирический герой начин ает бунтовать против наложенных на него запретов. Итак, вам жаль, что я не стал вполне, Как верный пёс, счастливым в будке тесной, Откуда вместо неба были б мне То ласки рук, то голос Ваш чудесный? Нет, мне не жить без муз и без письмен; Однако, в своём бунтар стве он не отказывается от выбранного пути, а наоборот стремится привнес ти в этот же аскетический мир то, без чего не мыслит дальнейшего существо вания, изменив, в то же время, это привнесённое по законам этого мира. И вот – залог блаженного союза – Поёт псалом, по-новому строга, Ещё вчера языческая муза. /5, c .45/ Гармония, к которо й стремится лирический герой Перелешина, всеобъемлет и любовь, и творчес тво и христианскую добродетель. Однако, в реальном мире это практически недостижимо, и вот, Лирический герой стремится к компромиссу между «Миро м Вечным» и «Миром земным». В стихотворении «Над Еврейской библией» вновь звучат мотивы обозначенные в стихотворениях «Соблазн» и «Говоришь им лишенным слуха…» Снова звучит мысль о том, что м онашеский аскетизм заблуждение, а простая, чистая, «любовь земная» - вот н астояшие заветы Бога и пророков. Всей крепостью, всей нежностью своей Душой любите, - вторили пророки. Не для того ль и птицы, и цветы, И зелень шорохливая травная И гордые орлиные мечты, И даже горькая любовь земная? В последнем катрене, сн ова звучит тема рока, предызбранности, как и в стихотворениях «Рок» «У по рога» и др. Ах, это все напомин анье нам, Что мы предызбраны в начале века, Что больно даже ангельским глазам Смотреть с высот на славу человека! /5, c .49/ Последние две строки, явное указание на очевидные преимущества человека, - Ангелам, как служебным духам, не дано познать чувства человека , они идут по единственно правильному пути, точнее у них просто даже нет др угих вариантов, а человек волен сам выбирать свой путь, ему доступна вся г амма чувств и переживаний. Конечно, можно долго спорить о преимуществах тех и других, но то, что лирический герой избрал для себя путь человечески й, а не ангельский, очевидно. Здесь же явным становится и следующий смысл: Люди очень сильн о заблуждаются пытаясь ограничив себя во всём, походить на ангелов, и ста ть безгрешными. Подтверждением этому становятся строки из стихотворения «Мудрость». … «Во многой мудрости печали много, Кто копит знанья, - скорбью богатеет». Но всё-таки мы мудрости у Бога Просили - той, которая не греет. Которая до срока дышит тленьем На чуть раскрывшийся цветок, на тело Чуть возмужавшее, шуршит забвеньем Над славою – и вечностью замшелой… /5, c .56/ Однако, все эти попытк и отринуть монашеский мир ни к чему не приводят. Лирический герой просто не может себе представить иной жизни, жизни вне монастырских стен. Окруж ающий мир слишком жесток для него, заблудившегося на перекрёстах жизни. Об этом говорит стихотворение «Беглец». Слепой монах бежал с п оводырём из монастыря, но поводырь, едва они только отошли достаточно да леко, ограбив монаха, бросает его умирать в пустыне. Но монахи того монаст ыря случайно находят его, подбирают его и принимают, как блудного сына, об ратно. В стихотворении, всё, конечно, очень метафорично. Лирический герой почув ствовал вкус новой жизни, преступил ворота монастыря и попал в «мир прев ратностей и зол» этот мир жестоко с ним обошелся, и он вынужден был вернут ься, но неудача не остановила его, он уже знает теперь, что это за «новая жи знь» и понимает, что на сей раз уже вполне созрел для неё. Бежали вы, оставив монаст ырь, Где, верно, плачут о заблуд шем сыне. Но вот тебя покинул поводырь – Хитрец, слепца в безветренной долине. …И солнце жжет, и еле дышит грудь, А к вечеру усталость и тревога Швырнут тебя на камень отдохнуть Ты спишь, старик, едв а не погубя Блуждающую душу, ты безумен. Свободы жалк ий призрак возлюбя. Но хор монахов приглушённо-шумен Уже тебя заметил, и спешит Тебе навстречу тихий твой игумен. И вот ты сн ова в добрый улей влит; Но ты молчиш ь, смущенный и суровый, И только взор незрячий говорит О том, что ты созрел для жизни новой. /5, c .51/ Итак, мы подошли к тому моменту, где лирический герой осознаёт се бя готовым для новой жизни, но связь с прошлым тяготит его. Дух уже не гнет ут придуманные людьми законы, но тело всё ещё находится здесь, под их влас тью. Очень трудно взять и изменить всё в один момент. Об этом стихотворение «Отчаяние». …Всё ж даже ангелы – таков рассказ Сходили и, нарушив волю Божью, Учили женщин волшебству прикрас И тайному владычеству над ложью. Вот так же все мы первенца м Твоим Подобны, Господи, в измене долгу, - Ах, нашим, нашим ли крылам смешным В стране заоблачной гостить подолгу! ……………………………….. Я вышел, чтоб других предостеречь, И первым впал в губительные сети Лирический герой зде сь напрямую заявляет о том, что он старался, словно ангел, служить Богу, сп асать людей, наставлять их на путь истинный, укреплять их и свой дух, но са м же первым и пленился этим миром. Наиболее ярко это выражено в последнем катрене данного стихотворения: Так легче ветреных эфемерид Мы гибнем по рассеянности просто. К чему ж учиться не хранить обид И ждать от духа мужества и роста? /5, c .60/ Лирический герой задаё тся вопросом: «Почему если человек сотворён таким каков он есть, со всеми его желаниями, страстями, чувствами и переживаниями, он должен учиться н е хранить обиды, прощать злейших врагов и «ждать от духа мужеств и роста». Вот высшая точка конфликта Земного и Небесного, тела и духа, лирическог о героя Перелешина. Но на этом конфликт не исчерпывается. Эти же мотивы пр одолжают звучать и в более поздних произведениях Перелешина, и, я бы даже сказал, оставались для него актуальными на всём протяжении жизни и творч ества. Единственным неизменным спутником, лирического героя остаётся муза, и он придаётся размышлениям о том, откуда же взялось всё то, что так привлек ает его в этом мире земном, заставляя отказаться от строгого мира небес. О н задаётся вопросами: откуда взялась любовь, поэзия, ложь… «Осенью» …Вот как всё было в древние года: Мир населяли дети – исполины, Земля ж была – как нежная звезда В своей бесхитростности голубиной. Никто не думал что - у ней внутри, И что вверху, и что над ней, в надире, И почему за ночью – свет зари: Всё было проще в первозданном мире. ………………………………………….. Таков был мир, когда не знали слов Для нежности, для грусти об обманах, Для томных глаз и ускользнувших снов, Для призраков и радостей нежданных. Когда ж Денница с неба пал, тогда Явилась Ложь. А если верит ь басне, То Божье семя сохранив, вода Явила миру деву всех прекрасней. И с той поры томлением страстей Дикарь влеком по радостным кривизнам. ………………………………….. Быть может, так. Но только с этих пор Восходят романтические л уны, Любовный бред и весь волше бный вздор, Который в голове роится юной. ………………………………….. И вот в блаженных звуках, лживых всё же Уста раскрылись и явилось пенье… Ах, первому придумавшему ложь, Поэта позднего благославленье. /5, c .61/ В этом стихотворении пр оявляется радикально изменившееся мироощущение Лирического героя. Есл и раньше он, отрекаясь от поэзии, любви и всех подобных чувств отдавал все го себя служению Высшим истинам, то теперь он всецело посвящает себя поэ зии, романтике, любовному бреду, но монах всё ещё живёт в нём, - обратим вним ание на заключительные строки, - «Ах, первому придумавшему ложь, поэта поз днего благославленье». Получается своего рода Оксиморон, - монах-поэт бл агославляет Люцифера, сравнивая поэзию с блаженными но лживыми звуками пения. Лирический герой оказывается между двух миров не принятый ни одни м из них он как изгнанник ищет утешения то там, то здесь, но нигде его не нах одит. «Утешение» Мы тщетно ищем покоя Иль бьёмся – те, кто бесстрашней – И правим в край незнакомый. Сокрытый Морем Измены. О море, море мирское, Ты плещешь в гордые башни И в наши бедные домы, И в монастырские стены. Тебя опять обманули: Сомкни ж усталые вежды, - И вдруг померкнут заботы О мире горя и тленья… /5, c .63/ Этот мотив ещё более усиливается в стихотворении «Беседа в дороге»: Где чудотворцем, где нищи м, где хитрым рапсодом Так и брожу я по свету в облезлом плаще, Так и скитаюсь по долгим земным переходам… Что ты сказал? Да, конечно, скитаюсь во тще! ……………………………………………………… Так вознеси же хваленье печальным изгоям, Всем безочажным, отвергшим сует суету: Мудрые, мы на мосту себе дома не строим, Мудрые, мы равнодушно идём по мосту /5, c .66/ И снова возникают те же самые образы: облезлый плащ музы («Прощание с музой»), скитания… Лирическ ий герой уже постиг мудрость жизни, и идёт по ней равнодушно, зная что ост авил позади и что ждёт его впереди. Но последние две строки позволяют нам понять, что лирический герой Перелешина вовсе не до конца отказывается о т Бога. Сонет «Раздумье» снова раскрывает перед нами внутренние противоречи я, терзающие душу Лирического героя, он, занимаясь как бы самосозерцание м, вновь задаётся вопросом о смысле своего существования. Он понимает, чт о выбрал мир земной, но и мир Небесный остаётся ему всё так же дорог, ибо он, посмотрев на оба этих мира изнутри и постигнув некую, доступную только е му истину, или мудрость, отбросил лишь то, что было извращено людьми, оста вив то, что кажется ему истинным. Глядит Господь на взявшихся за плуг, И пашущих беспечно и с оглядкой, На моряков, скользя по рее шаткой, Пленившихся увиденным вокруг. Он не сойдёт и не поддержит рук… ………………………………………… Похвалит ли тиун ленивых слуг? Зачем же ты, среди своей до роги, Задумался, и вовсе не о Бог е? /5, c .67/ И вот всё снова возвращ ается на круги своя, - лирический герой снова обращается с молитвой к Богу , как и в стихотворении «Ночное», но на сей раз он просит принять его таким, каков он есть, чтобы всё,что он познал и испытал пошло на пользу ему самому и другим, чтобы поэтический талант не остался просто «забавной ложью», н о тоже служил единому и праведному делу. Пускай не с иротой, бескрылым Недоноском, Гонимым на земле, не принятым в раю, Я стану г линою, о Господи. Иль воском: Ту глину претвори в амфору Ты свою! Ты заключишь в нее то благовоний зерна, То свитки древние пророков и псалмов: Все сбережет она прочна, огнеупорна И радостью полна до блещущих краев! /5, c .67/ Итак, круг замкнулс я. Но лирический герой уже не тот юнец не знающий ничего, слепо повинующий ся «мудрым», а зрелый, познавший жизнь человек. Конфликт его ещё до конца не разрешен, однако, на сей раз, он уже твёрдо, и самостоятельно, выбрал сво й путь, он, знает чего хочет, а ещё лучше чего он не хочет. Он вышел из под гнё та людских предрассудков, оставив для себя только то, что даровано небом , - жизнь и поэтический дар. Конечно, на этом ана лиз рассмотренных нами стихотворений далеко не исчерпывается. Впереди ещё много намеченных целей, ведь мы рассмотрели только самые первые сти хотворения Перелешина. Ближайшей стоящей перед нами задачей я считаю необходимость проследи ть дальнейшую эволюцию лирического героя Перелешина. Обилие Библейски х цитат и сюжетов, описаний бытия святых, пусть даже в несколько сказочно й форме, позволяет задуматься о сопоставлении оригинальных текстов Пис ания со стихами Перелешина, дабы прояснить некоторые нюансы его стихотв орчества. Возможно, так же, пр овести более глубокие параллели между творчеством Перелешина и Гумилё ва. Тяготение Перелеш ина к твёрдым формам стиха открывает перспективы исследования его твор чества и в этом направлении. Отсутствие публикаций на эту тему в научном мире открывает для нас огромное поле для исследования, данной проблемы. В то же время, недостаток материалов для подтверждения или обоснования с воих предположений и изысканий, далеко не способствует активному продв ижению вперёд. Поэтому ещё одной нашей задачей будет являться изменение существующего положения к лучшему. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В данной работе мы дов ольно подробно осветили наиболее характерные черты раннего творчества Валерия Перелешина, что дало нам возможность сделать следующие выводы: Ранняя поэзия Перелешина испытала значительное влияние русского сим волизма и постсимволизма, всё же сохранив при этом собственную значимос ть и неповторимость. Его ранняя лирика нас ыщена иллюзорными неземными образами, оставаясь в то же время глубоко жи знеописующей. Основной движущей силой его творчества на этом этапе является к онфликт между телом и душой, - стремление понять смысл жизни, в чём он закл ючается, - в служении Богу, или просто в самодовольном существовании. Богоискательские мотивы, выражены в его первых стихо творениях наиболее ярко. Философская и христиан ская пр облематика, - вот основные темы стихов Перелешина. До сих пор иссле дователи затрагивали эти темы не слишком глубоко, лишь вскользь. Данная же работа являлась попыткой исследовать эти темы более детально, что и было сделано. Кроме того, были намечены дальнейшие направ ления в исследовании творчества Валерия Перелешина, которые, как мы наде емся, в скором будущем будут непременно рассмотрены и изучены. БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 1. Бузуев О.А.Творчество В алерия Перелешина. - Комсомольск на амуре, 2003. - 121с. 2. 3абияко А.П. Русские и ки тайцы: этнокультурные константы (постановка проб лемы) // Из истории российско-китайских отношений. - Благове щенск, 1999. - с.209 -213. 3. Несмелов А. Стихи одно й темы. О новой книге В. Перелешина // Заря. - 1939. - 1 октября. 4. Карлинский С. Творчество дальневосто чных поэтов // Новое Русское Слово. – 1969. - №3. – с. 20 – 25. 5. Перелешин В.Ф. Русский поэт в гостях у К итая. Сборник стихотворений. - Leuxnhoff Publishing 6. Три письма Валерия Перелешина// Рубеж. – 1995. - №7. - 203с. 7. Словарь поэтов русского зарубежья / По д ред. В. Крейда. – СПб.,1999. – 425с. 8. Таскина Е.П. Поэты русског о Харбина // Проблемы Дальнего Востока. - 1989.-№3.-с. 120-131; №4. - с. 118-126. 9. Таскина Е.П./ "Н еизвестный Харбин"/.- М., 1994. – 357 c . 10 Федотов О.И. Основы русского с тихосложения. Метрика и ритмика. – М. : Флинта, 1997. – 336с.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
После того, как местные гопники спасли меня от пьяного мента, я больше ничему не удивляюсь в этой стране.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Конфликт телесного и духовного в лирике раннего Перелешина", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru