Реферат: Карло Гольдони - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Карло Гольдони

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 24 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы


Карло Гольдони [Goldoni Carlo, 1707-1793] - итальянский драматург. Родился в интеллигентной венецианской семье, которая хотела видеть его юристом и заставляла изучать право. Но мальчик с ранних лет полюбил театр; в четырнадцатилетнем возрасте убежал из Римини, где обучался философии, и одно время разъезжал с труппой бродячих актеров; четыре года спустя был выгнан из училища в Павии за то, что написал сатирическую пьесу, в которой высмеял своих учителей. В конце концов он с грехом пополам получил степень доктора и вышел в адвокаты (1732). Но адвокатурой Гольдони занимался мало и все более и более настойчиво пробовал свои силы в драматургии. В 1738 году появляется его пьеса "Momolo cortesan", которую можно считать началом его настоящей драматургической деятельности. Правда, в ближайшие годы творчество Гольдони как драматурга было невелико и неблистательно. В 1748 году он стал присяжным драматургом труппы Медебака. Вместе с последним Гольдони скоро устроился в Венеции. Родной город принял его с восторгом. Он пробыл там 14 лет (1748-1762) и при изумительной плодовитости раскрыл во всем блеске свой талант. Ему случилось в один год (1750) написать 16 комедий, причем в их числе были такие шедевры, как "Лжец", "Кофейня", "Семейство антиквара", "Бабьи сплетни". А между 1756 и 1762 годами он написал для антрепренера Вендрамина, к которому перешел от Медебака, еще около 60 комедий, в том числе трилогию "La Villegiatura", знаменитую "Baruffe Chiozzote" и обошедшую все европейские сцены "Трактирщицу" ("Locandiera").

Значительная часть этих комедий посвящена изображению венецианской жизни и написана на венецианском диалекте, которым Гольдони владел мастерски. Это - вообще лучшее из созданного им и прочнее всего держится на сцене до сих пор.

В 1762 году Гольдони убедился, что венецианская публика предпочла его реалистическим пьесам фантастические комедии Гоцци. Он не захотел пережить свою славу в родном городе и решил покинуть Венецию; воспользовавшись приглашением, Гольдони переселился в Париж. Он простился со своей публикой одной из самых своих красивых комедий "Una della ultime sere del Carnevale". В Париже он прожил 30 лет. Там продолжал писать комедии. Из них одна - "Le bourru bienfaisant", - написанная первоначально по-французски, принадлежит к числу лучших его вещей. Под старость он стал писать свои "Мемуары", которые навсегда останутся одной из наиболее ярких картин итальянского быта, театрального и литературного, и давал уроки итальянского языка. В последние годы своей жизни Гольдони жил в большой нужде. Конвент назначил ему пенсию, но Гольдони умер раньше, чем пенсия начала ему выплачиваться.

В венецианский период Гольдони провел ту реформу, о которой мечтал. Он дал итальянской буржуазии именно такую комедию, которая была ей нужна. - В середине XVIII века итальянская буржуазия после двух с лишним веков вынужденного бездействия начала понемногу становиться на ноги. Вступив в ожесточенную борьбу с абсолютизмом, с господствовавшей аристократией, страстно отрицая ее привилегии, она требовала от литературы поддержки в этой борьбе, оправдания своих стремлений и укрепления своего классового самосознания. Новым запросам культурных слоев буржуазии не могла удовлетворять одряхлевшая комедия масок, развлекавшая преимущественно знать и простонародье. К этому времени она совершенно потеряла свой молодой творческий порыв, не давала ни новой выдумки, ни актеров прежней силы и явно повторяла то, что сто лет назад было отмечено печатью новизны и молодых достижений. Это понимали многие. И до Гольдони делались попытки реформировать старую комедию импровизации. Но из этих попыток ничего не выходило. Гольдони же блестяще выполнил то, что не удавалось другим.

К цели своей он шел постепенно. "Momolo cortesan" была наполовину сценарием. В венецианских комедиях первых двух лет отводилось еще широкое место для импровизации. Но с 1750 года, когда Гольдони поставил свою пьесу-программу "Комический театр", он уже решительно отошел от сценарной техники. Порвать совершенно со всем тем, что в комедии масок когда-то было так дорого итальянскому зрителю, Гольдони однако не решился. Так он сохранил в своих комедиях наиболее популярные маски комедии импровизации. У него фигурируют и Панталоне, и Доктор, и Арлекин, и Бригелла, и Коломбина, и многие другие маски. Но они редко сохраняют ту характеристику, которую пронесли через два века своей истории. И та переработка типов, которую Гольдони предпринял, включив в свои комедии старые маски, целиком подсказывалась его умением чутко улавливать господствующие общественные настроения. В обрисовке типов, унаследованных от комедии масок, прежде всего стала мягче сатира. Доктор из болтуна и пьяницы сделался добропорядочным отцом семейства, Бригелла из плута и мошенника стал солидным мажордомом или хозяином трактира и т. д. Панталоне у Гольдони вовсе не тот смешной старик, скупой и похотливый, каким проволокла его через всю Европу, подвергая колотушкам и осмеянию, комедия масок. У Гольдони Панталоне - почтенный пожилой купец, носитель лучших традиций венецианской буржуазии. В этой маске особенно отчетливо выражен морализующий характер комедий Гольдони. Аристократы должны выслушивать ее наставления и проповеди вроде таких, как: "Будь добрым, и ты будешь благородным". Отрицая законность их привилегий, Панталоне говорит о "естественных" правах всех людей. Когда итальянская буржуазия, которая вновь начинала пропагандировать свои идеалы, смотрела комедии Гольдони, она находила в них и поощряющую похвалу и ласковое поучение. Отвечая потребности своего класса в упрочении его классового самосознания и классовой самооценки, Гольдони внушает итальянской буржуазии мысль о ее духовном превосходстве над опустившимся, нравственно-испорченным дворянством и предостерегает против подражания ему. Так он осуждает богатых мещан за склонность к пустому светскому времяпрепровождению, за расточительность, вообще за "барские" пороки, ими перенятые ("Игрок", "Поэт-фанатик", "Трилогия", "О дачной жизни", "Тщеславные"). Его резко отрицательные типы (их у него немало), если не являются иностранцами, - все принадлежат к упадочному дворянству. Против него направлена всем своим острием буржуазная комедия Гольдони, ее социально-нравственная тенденция. Аристократы, поскольку они не порвали со своим классом, морально заклеймены как шулера, сплетники, паразиты. Резко изобличает Гольдони дворянскую спесь и невежество, легкомыслие и безнравственность дворянского брака, с его "друзьями дома", "чичисбеями" и т. п. Жестоко осмеяно противоречие претензий дворян их пошатнувшемуся материальному положению, новым экономическим условиям, характеризующимся преобладанием тех, кто знает счет деньгам и умеет их не только тратить, но и наживать. Итальянская буржуазия в комедиях Гольдони - необыкновенно здоровый - и морально и интеллектуально - класс, от верху и до низу. Ибо Гольдони идеализирует не только богатого купца, но и мелкого ремесленника, трактирщика, лавочника, гондольера, крестьянина, их женщин и девушек (особенно характерна Беттина в "Puta onorata"). В ряде пьес Гольдони славит буржуазные "добродетели" ("Английский философ", "Голландский врач", "Честный авантюрист" и т. д.), утверждая буржуазную этику.

Такому социальному содержанию соответствует своя техника. Уже начиная с "Momolo", Гольдони понимал, что "нужно брать сюжеты, в которых разрабатываются характеры, ибо они являются источником хорошей комедии". Гольдони конечно превосходно знал, как комедия характеров разрабатывалась до него, главным образом у Мольера, но ему казалось неправдоподобным то, что Мольер в лучших своих комедиях ставит в центре один какой-нибудь характер: скупого, лицемера, мизантропа. С точки зрения Гольдони жизнь никогда не дает такой упрощенной схемы. В жизни всегда одновременно действует много характеров. И комедия, которая стремится производить впечатление, должна быть верным зеркалом жизни, следовать за нею по всем ее разнообразным извилинам. Вот почему в комедиях Гольдони мы всегда почти встречаем целый ряд характеров, не повторяющихся почти совсем, даже тогда, когда Гольдони берет старые маски: даже в них он пытается найти многообразие жизни. Его зависимость от повседневных жизненных наблюдений так велика, что им была создана комедия по поводу случайной встречи на площади св. Марка с продавцом восточных сладостей ("Le pettegolezze delle donne").

Значение Гольдони на его родине определяется тем, что он положил начало итальянской буржуазной драме, искусно сочетав элементы итальянской народной комедии, с одной стороны, и французской комедии характеров, ее изощренной техники - с другой. Своим общеевропейским значением Гольдони обязан тем, что, многое почерпнув у Мольера, во многом уклоняется от него в сторону большего реализма, большей жизненной правдивости своих образов. Характеры "итальянского Мольера" более многообразны, менее схематичны, упрощенны, чем французского.

"Чтобы создать нацию, сперва надо создать театр". Этот мудрый совет

Гете, при всей парадоксальности формулировки, весьма характерен для эпохи

Просвещения, утвердившей принцип воспитательного значения искусства вообще и

театра в частности. Применительно к Италия второй половины XVIII века мысль

Гете особенно верна. Быть может, ни одна область итальянского искусства не

способствовала так становлению национального самосознания, как театр. Карло

Гольдони, Карло Гоцци, Витторио Альфьери - признанные его вершины. Люди

разных общественных позиций (буржуа, патриций-архаист,

аристократ-тираноборец) и художественных темпераментов (комедийный

бытописатель, сказочник-фантазер, трагик), они шли в одной упряжке времени,

разрушая старые представления и способствуя рождению новых.



Именно на долю Карло Гольдони и Карло Гоцци выпала честь представить свой век в ведущих его тенденциях: сословное равенство, национальное начало, личная свобода. Только созвучие веку и могло обусловить успех их реформаторской деятельности вобласти итальянского театра. По мнению критиков этого направления, Гольдони неизменно терпел поражение, как только вводил оценочный элемент, проводил какие-то

свои идеи. Замечательно было только литературное его лицедейство, когда он

вдруг становился то Арлекином, то Бригеллой, то Панталоне.

Существеннее для понимания гольдонневского театра сопоставить суждения

Вольтера и Гоцци. Ибо они совсем по-разному видели и "природу", и роль ее

"живописца".

Вольтер видел в Гольдони не бесстрастного живописца, регистратора

внешнего мира, но творца, вмешивающегося в жизнь, стремящегося к ее

исправлению, ибо жизнь в этом очевидно нуждалась. Вольтер особо подчеркивает

воспитательное значение гольдониевских комедий. С точки зрения Вольтера и

просветителей, в воспитании сограждан, в сущности, и заключается

общественная роль театра: сделать их более разумными и добрыми. Под разумом

и добром просветительская философия подразумевала прежде всего благоденствие

большинства, личную свободу, возможность наслаждаться жизнью, этим высшим

благом, даруемым природой. Вольтер безоговорочно истолковывает творчество

Гольдони в духе практической и рационалистической философии Просвещения.

Это-то идеологическое основание театра Гольдони привлекает Вольтера больше

всего. Что касается чисто литературных его достоинств, то Вольтер

ограничивается заслуженными, но общими комплиментами: "...каким

естественным, любезным и приятным представляется мне ваш слог!" Пожалуй,

важное другое замечание Вольтера, касающееся уже результатов творческих

усилий Гольдони: "Вы вырвали свое отечество из рук Арлекинов". Иными

словами, Вольтеру была ясна - еще к середине деятельности Гольдони -

успешность его реформы, направленная на ниспровержение комедии дель арте,

того главного - по мнению Гольдони и его единомышленников - препятствия на

пути создания действенного современного театра. Такова точка зрения

Вольтера.

Иначе оценивал гольдониевский театр Гоцци. Воздав должное способностям

Гольдони (хоть мимоходом и посетовав не без язвительности: (Недостаток

культуры и необходимость писать много пьес были, на мой взгляд, палачами

этого талантливого писателя, которого я любил, в то же время жалея его")

Гоцци утверждает, что Гольдони "мог бы создать неувядающие итальянские театральные произведения, если бы обладал критической способностью рассудка отличать, просеивать и выбирать собранные им мысли... Он не сумел или попросту не пожелал отделить возможное на сцене от недопустимого и руководствовался единственным принципом: истина не может не иметь успеха". Тут Гоцци как бы уточняет свою характеристику Гольдони как "живописца природы". После подобной аттестации Гольдони можно было бы назвать "неразборчивым живописцем". Однако чуть дальше Гоцци, быть может, в полемическом раздражение, делает оговорку, начисто снимающую его же тезис об отсутствии "выбора" у Гольдони: "Нередко в своих комедиях он выводил подлинных дворян, как достойный образец порока, и в противовес им выставлял всевозможных плебеев, как пример серьезности, добродетели и степенства... может ли писатель настолько унизиться, чтобы описывать вонючие подонки общества? Как хватает у него решимости вывести их на театральные подмостки? И, в особенности, как дерзает он отдавать подобные

произведения в печать?"

Следовательно, Гоцци, как и Вольтер, признает в конце концов, что

Гольдони делал "выбор". И дело лишь в том, что выбор этот решительно не

устраивал Гоцци. Если Вольтер приветствовал Гольдони за просветительский дух

его комедии, усматривал в них призыв к сословному уравнению и торжество

новой, буржуазной в своей основе, нравственности, свободной от теологических

и идеалистических оснований, то Карло Гоцци как раз за это его и осуждал.

Гоцци не хуже Вольтера и Гольдони понимал могущественные возможности театра.


Гоцци, если и не признает, как Вольтер, полной победы Гольдони "над

Арлекинами", то есть над комедией дель арте, то, во всяком случае, не

отрицает большого его успеха. "Я полагаю и, думается, не без оснований, -

пишет Гоцци далее, - что причина успеха многих его произведений заключалась

скорее в новизне театрального жанра, чем в их внутренних достоинствах".

Прямо противоположное утверждал Вольтер. Залог победы Гольдони он усматривал

прежде всего во "внутренних достоинствах" комедий.

В 1750 году, "Земную жизнь пройдя до половины", Гольдони сочиняет пьесу

под названием "Комический театр". В какой-то степени ее можно рассматривать,

по замечанию итальянского литературоведа профессора Фраичсско Флора, как

"идеальное предисловие и послесловие" ко всей театральной деятельности

Гольдони.

Ход рассуждения там таков: зритель устал от импровизированной комедии,

где из спектакля в спектакль кочуют одни и те же слова и шутки; не успевает

Арлекин открыть рот, как зритель готов уже подсказать, что будет дальше. Неграмотный актер не может постичь ни один

характер. Сегодня нужен актер "просвещенный". Декламация по старинке, полная

антитез и риторики, уже не годится для исполнения комедий нового типа,

"Французы строили свои комедии вокруг одного характера (делая это с большим

искусством;, но итальянцы хотят видеть в комедии множество характеров. Они хотят, чтобы центральный характер был четко очерченным, новым и понятным зрителю и чтобы другие эпизодические персонажи также были наделены характерами". Действие не следует перегружать случайностями и неожиданностями. Мораль должна быть посыпана солью шуток и сдобрена комическими эпизодами. Концовку желательно делать неожиданной, но хорошо подготовленной. Долой характеры, оскорбляющие нравы! Долой всякие аллегории и намеки! Все это отнюдь не значит, впрочем, что "следует полностью отказаться от импровизированных комедий", учитывая, что в Италии существуют еще замечательные мастера этого театра, "которые по изяществу словесного своего умения не уступают сочинителям стихов". Еще не время полностью отменять маски, сперва следует научиться вводить их в общее течение комедийного действия сообразно с характерным их назначением. Такие "приноровленные" к общему комедийному действию маски не будут разрушать гармонии целого. Далее Гольдони весьма тактично замечает, что изобретенная им новая манера сочинять комедии очень трудна и выражает надежду на скорое "появление плодоносных талантов, которые усовершенствуют ее". Вместо того чтобы выходить на сцену и рассказывать зрителям, - как это делали все комики импровизированной комедии, - где они были и куда собираются дальше, актер обязан выступить с текстом, способным "разбудить самые сокровенные сердечные чувства, помочь зрителю осознать собственный характер". Этому требованию Гольдони придавал, видимо, серьезное значение, кладя его в основу лирических монологов. Комедии нельзя сочинять "без длительного изучения, постоянной практики и пристального наблюдения сцены, обычаев и народной психологии".

Пора покончить с "грязными выражениями, непристойными намеками, двусмысленными разговорами, неприличными жестами, сладострастными сценками, подающими дурной пример". Актеры должны произносить сценический текст с той же естественностью, с какой говорят в жизни. Жесты должны соответствовать смыслу произносимого. На сцене могут появляться одновременно не три персонажа, что повелось со времени ошибочного толкования слов Горация, "но восемь и десять, лишь бы они были разумно введены".

Нет смысла задерживаться на многих соображениях и рекомендациях

Гольдони по более частным поводам, вроде того, что: "публика не должна

плевать с балконов в партер... не должна шуметь и свистеть" и тому подобное.

Важнее отметить одно из существеннейших положений этой "драматизованной"

поэтики: "Критическое жало комедии должно быть направлено на порок, а не на

носителя порока. Критика не должна превращаться в сатиру".

По целеустремленности и неутомимости Гольдони был замечательным

работником. Со времен Лоне де Вега мировая драматургия не знала такой

творческой ярости. За вычетом не дошедшего до нас, им было создано: пять

трагедий, шестнадцать трагикомедий, сто тридцать семь комедий, пятьдесят

семь сценариев для импровизационной комедии, тринадцать либретто серьезных

опер и сорок девять комических; два священных действа, двадцать интермедий,

три фарса и три тома "Мемуаров", являющихся надежным комментарием к его

жизни и творчеству. И это при том, что работать ему приходилось не для своей

труппы, подобно Мольеру, а для хищных импресарио, для падкой на "новинки"

капризной венецианской публики, для ссорящихся друг с другом, конкурирующих

театров, да еще под улюлюканье недоброжелательной критики.

Работал он в чрезвычайной спешке. Многие свои вещи отдавал с

письменного стола прямо в театр, не успевая их шлифовать. Иногда возвращался

к ним снова уже спустя много лет, отделывая для печати. Только благодаря

такой напряженной работе ему удалось стать реформатором итальянской

национальной литературной комедии.

Эпоха Просвещения выдвинула перед театральным искусством совершенно

новью требования: создать театр больших современных идеи, черпающих свое

содержание из реальной жизни, способный ответить на духовные запросы

времени. На пути такого театра стояла одряхлевшая комедия дель арте,

выродившаяся и бессодержательное, чисто развлекательное зрелище. Надо было

этот театр ниспровергнуть.

Гольдони повел атаку умно и осмотрительно. На первых порах он стал

осваивать комедию дель арте, постепенно привнося в нее незнакомые ей

качества. Прежде всего следовало отучить актеров от импровизации. Гольдони

стал включать в свои пьесы-сценарии написанный литературный текст. Сначала в

пределах одной роли, потом больше, так, постепенно, вытесняя импровизацию.

Также поступил он с масками, ограничивая их количество и придавая им все

более и более конкретное бытовое содержание.

Залогом успешности усилий Гольдони было то, что драматургические его

поиски шли параллельно с поисками новых приемов актерского исполнения,

сценической выразительности, освоением нового сценического языка,

максимально приближенного к жилой разговорной речи. Простоты и

естественности - вот чего требовал он от актера. Эти же принципы лежали в

основе собственной его драматургии.

Комедия дель арте оказалось незаметно для себя самой "в плену" новой

театральной системы. Она попросту в ней растворилась.

Бурное вмешательство Карло Гоцци в реформу Гольдони ничего

принципиально не налепило. Ни теоретическая полемика, ни практика Гоцци уже

не помогли возродить комедию дель арте. "Сказки для театра", которые Гоцци

широковещательно подавал в доказательство жизненности импровизированной

комедии, по существу, не были уже комедией дель арте. Верно, что они имели

громкий, хоть и кратковременный успех. Верно, что в результате этого успеха

огорченный неблагодарностью венецианской публики Гольдони покинул свой

родной город и Италию, перебравшись в Париж, где и закончил свое

существование в полнейшей бедности. Но реформа Гольдони восторжествовала, и

созданная им система легла в основу национальной итальянской комедии.

Гольдони "вырвал отечество из рук Арлекинов". Он проложил новые пути своему

театру, завоевал сторонников в других европейских странах.











Литература:




1. Н.Томашевский «Карло Гольдони» - статья


2. Сайт: «People's History»


3.Интернет-ресурс «Википедия»



Реферат

на тему:


«Карло Гольдоні та його театральна реформа»


студентки 2-го курсу

2 групи КТМ

Супинської Людмили


1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Всем лежать! - отчаянно кричал патологоанатом.
Он, находясь не в своём отделении, почему-то всегда сильно нервничал...
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Карло Гольдони", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru