Курсовая: Исследование поэтики имени в поздних рассказах А.П. Чехова "Невеста", "Дом с мезонином", "Дама с собачкой" - текст курсовой. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Курсовая

Исследование поэтики имени в поздних рассказах А.П. Чехова "Невеста", "Дом с мезонином", "Дама с собачкой"

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Курсовая работа
Язык курсовой: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 80 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникальной курсовой работы

Узнайте стоимость написания уникальной работы

33 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕН ИЕ ГЛАВА I . ОСМЫСЛЕН ИЕ КАТЕГОРИИ ИМЕНИ В ФИЛОСОФИИ И ЭСТЕТИКЕ 1.1. Философская основа оном астик 1.2. Имя как объект художественной номинаци и ГЛАВА II . ЭСТЕТИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ ИМЕНИ В ПРОЗЕ А.П . ЧЕХ ОВА 2 .1. Стилистические функции антономасии в раннем творчестве писателя 2 .2. Оно мастическое пространство расск азов «Дом с мезонином» , «Да ма с собачкой» , «Невеста» ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Введение В последнее время многие исследователи говорят об особом положении ом онимов в контексте худо жественного произв едения . Становится очевидным , что изучение про изведения невозможно без исследования имен со бственных , заключенных в том или ином текс те . Данная ВКР посвящена из учению поэтики имен и в рассказах А. П . Чехова «До м с мезонином» , «Дама с собачк ой» и «Невеста» . Актуальность ее темы заключается в том , что в современном литературоведении большое внимание уделяется вопросам ономастики , о чем свидетел ьствуют многочисленные работы , касающиеся исследо вания структурной организации ономастического пр ост ранства , стилистических функций имен собственных , а также их ас социативных связей в произведениях писателя . Цель работы - изучение поэт ики имени в позднем творчестве А.П . Чехова . Достижению поставленной цели служит решение следующих задач : - описать эсте тическую при роду имени как объекта художественной номинац ии ; - создать тео ретико-методологическую основу , проанализировав труды по теории литературы (М.М . Бахтин , Ю.М . Лотман , В.И . Тюпа , Е.Г . Эткинд ); по философии имени (С.Н . Булгаков , А.Ф . Лосев , П.А . Фл оренский ); по теории имени собственного (В.Н . Бондалетов , В.А . Никонов , A.B. Суперанская ); - выяв ить функциональную значимость имен собственных в вышеперечисленных рассказах А.П. Чех ова . Для решения этих задач применялись историко-литературный и сравнител ьно-сопоставительный методы исследов ания. Материал исс ледования : рассказы «Дом с мезонином» , «Дама с собачкой» и «Невеста» . ВКР состоит из введения , основной част и (2 главы ), заключения и списка использованной литературы ( 25 исто чников ). Гла ва I. Осмысление категории имени в философии и эстетике 1.1. Философская основа ономастик и. Издавна в сознании различных народов укоренилось представление о том , что имя влияет на судьбу его носителя , являясь своеобразным ключом к внутреннем у «я» человека , его подлинной сущности . Само появление имени было связано с магией и окружено ореолом запретов и условностей . Оно возникло вместе со способностью человека отличать и называ ть различные предметы : «Господь Бог образовал из земли всех животных полевых и всех птиц небесных , и привел к человеку , чтобы видеть , как он назовет их , и чтобы , как наречет человек всякую душу живую , так и было имя ей . И нарек ч еловек имена всем скотам и птицам небесны м и всем зверям полевым» (Быт . 2). Таким образом , проб лема имен и напрямую связана с культурно-исторической м иссией человека : прозревать суть явлений и предметов и давать им соответствующие имен а. В связи с этим отмеч ает , что «в контексте библейской космологии имя приобретает смысл священного кода , в котором в символическом виде свернута вся информация о прошлом , настоящем и буд ущем носившего его существа» [Балакина , 6-7]. В древние времена имена формулировались в соответствие с этимологическим значением корня , который лежал в их о снове . После принятия христиан ства появилась традиция нарекать по Св ятцам : вместе с и менем ре бенок получал «святого» покров ителя , небесного заступника и помощника в своей земной деятельности . Для первобытного человека имя являлось обозначением существа или предмета . Оно выражало , вопло щало родство личности с ее тотемической групп ой , с предком , перевоплощением которого она является , с личным тотемом или ангелом-храни телем , с невидимыми силами . Сегодня эта тр адиция трансформировалась в форму отчества и фамилии – в них тоже выражается и о х ранительная связь с предками , и ответственность человека перед ними , перед фамильным опытом своей семьи. Культурологический аспект имени связан с тем , что в любую эпоху о тношение к имени собственному является отраже нием всеобщих процессов и тенденций в кул ьтуре . Всякое имя собственное , - слов о , но слово , получившее совершенно особые свойства , новую окраску . Эти свойства заставля ют даже современных людей , свободных от вс яких суеверий , невольно ощущать в нем как бы более тесную связь с самим челове ком , его носителем , чем , может быть , на деле. Имя – это материализованная идея . Она не всегда поддается буквальной расшифровке и точному смысловому прочтению , но внутренний смысл является безусловным , непременным качеством имени. В частности , С.Н . Булгаков отмечал : «И мя есть сила , семя , энергия , оно формирует , изнутри определяет своего носителя ; не о н носит имя , которым называется , но в и звестном смысле оно его носит , как внутрен няя целепричина , по силе которой желудь ра звивается дубом , а зерно – пшеничным коло сом … » [ 5, стр . 17 ] . Как раз имя и задает в бытии человека тот исходный творческий смысл , который зате м реализуется во всей его деятельности , поэтому и мя является одной из древнейших тайн и за гадок человечества . А.Ф . Лосев в «Философии и мени» писал : «Знать имя вещи - значит , быть в состоянии , в разуме приближаться к ней или удаляться от нее . Знать имя - значит , уметь пользоваться вещью в том или другом смысле . Знать имя вещи - значит , быть в состоянии общаться и других п риводить к общению с вещью» [ 11, стр . 185 ]. Иными словами , номинация - это один из способов познания окружающего мира . В имени «мысль достигает своего высшего напряжения и значения» , - утверждает философ [ 11, стр . 32]. В свою очередь , о. Павел Флоренский , внеся существенный вклад в развитие оном атологии , утверждал , что «именем выражается тип личности , онтологическая форма ее , которая определяет далее ее духовное и душевное строение» [ 22, стр. 47 ] . К проблеме имени обращался в своем творчестве М.М . Б ахтин : «Для имени характерна неосознанность е го этимона ; корни имен не принадлежат к живым языкам и значение их не мож ет ощущаться . Расшифровки греческих и древнее врейских (реже - старославянских ) корней имени д ают однотонные и односмысленные прославляющие характеристики (мужественный , победитель , бла г ородный… ). Но , конечно , не этим значение м определяется выбор и эмоционально-смысловая окраска имени , а характером того святого , который освятил и канонизировал это имя , и ли того лица (отца , деда , предка , друга , исторического деятеля ), в честь или в памя ть которого выбрано данное имя» [ 3 , стр. 135]. Имена собственные живо реаги руют на происходящие в природе и обществе изменения , поэтому они могут служить хронологизаторами текстов , а также исторических и археологическ их памятников . Ономастическое пространств о – это именной континуум , существующий в представлении людей разных культур и в разные эпохи заполненный по-разному . Выбор признака , лежащего в основе той или иной номинации , може т быть существенным в момент самой номина ции . Однако он не может влиять н а абстрагирующий и обобщающий характер слова как элемент языка . Важно , что степень и характер абстракции и обобщения с разви тием языка меняется : «память» о лежащем в основе признаке , внутренняя форма имени п остепенно предается забвению . «Имена собственные, - пишет В.А . Никонов в книге «Имя и общество» (1974), - составляют в системе лексики особую подсистему , в которой законы языка преломляются специфически ... В ней возникают такие закономерности , которых нет в языке вне сферы имен собственных . Став фамилие й (или иным именем собственным - ли чным именем , географическим названием и тому подобное ), слово начинает жить собственной , независимой от слова-предка жизнью , может и полностью утратить с ним связь . Но аб страгирование в любых пределах вовсе не о значает от с утствие первоначального смы сла , что оказывается важным моментом номинаци и в художественном тексте , где присутствие смыслового зерна в номинации не столько актуально по отношению к действительному и сточнику именования , сколько значимо в принци пе» . Более то г о , имя как элемент языка - «материала и основы словесного ис кусства» - подчинено «закону семантического преобр азования , результатом которого является порождени е художественного смысла» [15, стр . 68 ]. В произведении литерат уры оно никогда не выступает единс твен но хранителем «памяти» о лежащем в основе признаке , но обогащается новыми смысловыми нюансами , предопределяемыми контекстом . История изучения ономастикона широко освеще на в трудах А.В . Суперанской «Общая теория имени собс твенного» , В.Д . Бондалетова «Р усская ономастик а» , в работах их последователей. Д еталь ному изучению подвергались многие аспекты имен собственных : географический , лексикографический , логический , поэтический, психологический , семиотический , социоло гический , терминологический , художественн о-стилисти ческий , юридический. Э тнокультурный компонент обеспечивает информативно-накопительную функцию имен собственных , «высвечивается» в семантике в связи с тем , что с помо щью этого зн ака отражаются определенные фрагменты национальн ой картины мира : рели гиозный, культурн о-исторический , аксиологический и др. 1.2. Имя как объект художественной номинации. Начало научн ому изучению проблемы имени было положено , в первую очередь , исследованиями западных у ченых о значениях и функциях имени у первобытных народо в , в мифологии и рел игиях мира (работы Дж . Фрэзера , М . Хайдеггер а , К . Леви-Строса , А . Гардинера ). Активное рассмотрение данной проблемы в филологическом ключе продолжилось в работах отечественных исследователей Ю.Н . Тынянова , Б.В . Томашевского , В.М . Жирму нского , Б . Эйхенба ума , М.М . Бахтина , Б.А . Успенского , Ю.М . Лотмана , Д.С . Лихачева , М.С . Альтмана , Э.Б . Магазаника , Л.И . Ройзензона , В.А . Никонова . Зарубежная н аучная литература по проблеме имени также весьма обширна (М . Беккер , Р . Чейпл , М . Гриманд , Д . Дж о нс , Э . Ламберт , Дж . Паулс ). Долгое время имя литературно го персонажа рассматривалось преимущественно в лингвистическом или ономастическом измерении , т о есть предметом исследования были общие закономерности происхождения и функционирования собственных имен и их система , изучалась степень соответствия имен персонажей реально й антропонимической норме . Интересом к такому подходу отмечены монографии Б.А . Ларина , Л. В . Щербы , В.В . Виноградова , и др . В последние годы на первый план вы шло толкование имени как смыс лового яд ра образа , вербализованной сущности литературного персонажа (Н . Бонецкая , Л . Гоготишвили , К . Жогина , Д . Руденко ). Философской основой этих исследований стали труды А.Ф . Лосева и П.А . Флоренского . Однако при всем обилии публикаций мног ие проблемы, связанные с художественными наименованиями , лишь обозначены . Для их решени я активно собирается и анализируется фактичес кий материал , описываются и исследуются имена в художественном наследии русских и зару бежных авторов , составляются словари имен в отдел ь ных произведениях и в твор честве писателя в целом. Проблема эстетической характерис тики имени – это одна из актуальных проблем поэтики : она непосредственно связана с проблемами специфики словоупотребления , структу ры слова , соотношения слова и образа и при влекала внимание многих исследователей . На важность исследования этой особенности слова указывает , в частности , Михайлов В.Н. : «…понятие эстетического значения имеет принципиальный хара ктер ; его обсуждение представляется особенно важным для теории поэтичес кого языка» [ 14, стр . 124 ]. Особое значение имеет изучение эстетическ ой характеристики имен собственных , так как обозначение денотата – действующего лица – именем собственным в художественном произв едении носит осознанный характер , а следовате льно , включа ет элемент эстетичности . Этим определяется важность изучения процесса номина ции в ономасиологическом аспекте с целью изучения познания закономерностей художественной лаборатории писателя , его мастерства , а также освещения проблемы информированности текста. Имена собственные , употребляемые в художес твенных произведениях , являются объектом изучения поэтической , или литературной ономастики . “Организующая роль ономастического пространства в структуре художественного тек ста обусловливается системностью этого про странства : группировкой имен собственных п о лексическим разрядам в зависимости от с емантической функции , их словообразовательными ос обенностями , стилистической принадлежностью , отношение м к категории узуальности , степенью экспресси вности” , - отмечает В.Н. М ихайлов [14, стр . 60 ] . Все это отража ется в художественном произведении и играет конструктивную роль в передаче человеческих отношений , оттенков интимности , официальности , возрастных оценок и иных характеристик. В любом произведении литерат урный персонаж у тверждается в сознании читателя своим внешним видом , чертами харак тера , поступками , мыслями , своеобразной речью . Е сли тот или иной характер удался писателю , то в представлении читателей все его черты будут связаны с одним словом – его именем . Каждое новое имя , ес ли оно появляется на страницах произведения , созданного рукой подлинного художника , и если это произведение читает тот , кто вла деет искусством читать , привлекает внимание , н астораживает , вызывает определенные ассоциации , со здает определенный настро й. В литературе собственное имя , его смысл и форма , ситуации его употребления не бывают случа йными , поскольку имена собственные , вкупе с языком и стилем произведения , занимают особое место в системе художественно-изобразительных средств , служащих для выраже ния авторского замысла . Появление именования определяется сюжетно-тематическим содержанием произвед ения , его ведущими идеями , законами жанра и стилистической системой текста в целом . Поэтому литерату рный оним , будучи важным элементом художественной структу ры , может активно выража ть содержательную и подтекстов ую информацию произведения . Кон центрируя в себе необходимые образные смыслы , поэтоним отображает индивидуально-авторское понимание событий и фак тов , описанных в воображаемом мире , передает читателю скры тую информацию , извлекаемую благодаря спос обности имени порождать ассоциативные и коннотативные значен ия. П исатель не только использует реальные исторические , географические , астрономические и другие имена собственные, обозначающие в ременные и пространстве нные вехи , но и создает , наполняя художественное пространство , так называе мые литературные имена , – вымышленные единиц ы , тем не менее, принадлежащие его ономастикону. Как отмечает Трубачев О.Н. , «А нтропонимическое пространство художествен ного произведения, отбор и взаимодействие антропонимов с контекстом определяется законом жанра , художественным методом писателя , родом и видом литературного произведения и законами его построения, соответствием содержанию текста , эстетической нагрузкой имени в ближайшем и ш ироком контексте и многими индивидуально-неповторимыми творческими особенностями стиля писател я в целом » [ 21, стр . 283 ]. Художественное произведение – это особая сфера функционирования имен с обствен ных . В тексте слова соотнесены « с реальной и изображаемой действительностью , с современн ым литературным языком и языком художественно го произведения» . Все это способствует тому , что читат ель как бы заново воссоздает асс оциативные связи слова , а также пониманию ав торского замысла произведения : слова , как изве стно , обозначают одновременно объективную де йствительность и художественный мир , созданный писателем . С обственные имена в качестве элемента художественного произведения являются одним из важных средств создания образа . Одновременно с этим они мы играют значите льную роль в формировании идеи произведения в целом . « Точный выбор имени собственного во многом определяет смысловую и эмоциона льную заданность текста в целом» [ 22, стр . 36 ] . Являясь элементом худо жественного текста , имена собственные вносят свою лепту в складывание того множества смыслов , которые заключены в произведении . При этом вовсе не обязательно , чтобы автор осознавал это много образие , поскольку гениальное произведение всегда больше своего творца . По меткому замечани ю Бакастова Г.В. , «В самом имени, которое истинный поэт дает свое му герою , есть разумная необходимость , может быть , и невидимая самим поэтом » [ 1, стр . 48 ]. Имя в художественном произве дении представляет собой обширное поле для исследования различных сторон литературного тв орчества : от ча стных вопросов поэтики до его идейно-художественного содержания . Источник эстетического в име ни как объект художественной номинации следуе т искать в самой природе языковой номинац ии , так как «в основе процесса перехода не-поэтического в поэтическое лежит превра щение языковой картины мира в поэтический образ мира» [ Поляков, 16.] . Имя , введенное писателем в произведение , побуждает к по иску средств его постижения не только в пределах ко нкретного произ ведения , жизни и творчества писателя , но и в контексте н ац иональной и мировой культуры. Завершается , в определенном смысле , авторское познание предмета , начинается чита тельское , цель которого вернуться к первоосно ве , насколько это возможно , и там , у ис точника , увидеть зерно писательской мысли , воп лощенное в имено ванном образе . Определение зерна именования можно представить , пользуяс ь словами Лосев А.Ф. , «как дешифровку некоторого сообщен ия . С этой точки зрения процесс познания будет делиться на следующие моменты : полу чение сообщения ; выбор (или выработка ) кода ; со поставление текста и кода . При это м в сообщении выделяются системные элементы , которые и являются носителями значений» [ 11, стр . 36 ] . В теории имен собственных одним из самых сложных вопросов является вопрос о наличии / отсутствии значения у онимов . Слож ность семантики имен собстве нных породила различные подходы к данной проблеме и привела к появлению взаимоисключаю щих концепций значения имен собственных . Одни авторы утверждают , что они лишены собс твенного значения , другие счита ют их значение неполноценны м или лежащ им в ином информационном плане , а трет ьи приписывают им еще больше е содержательное значение , ч ем нарицательным именам . И мя собственное относится к наиболее выразительным , ярким и специфи ческим элементам стиля писател я . Все онимы образуют онома с тическое пространство художественного текста , которое делится на несколько полей в зависимости от специфики их значения , соотношения с на циональным « и менником » язы ка , способа преобразования формы имени и д ругих признаков . Для комплексного анализа оно масти кона произведения важно рассмотрение принципов и способов авторской номинации . В зависимости от жанра , идейно-художественного со держания , пространственно-временной организации художе ственного текста автором используются различные варианты наименования , в ыб ор которых зависит , прежде всего , от отношения автора к герою , социального статуса носителя и др . Специфика образно-художественного осмысления с лова сказывается и на функциях имен собст венных , включенных в состав литературного про изведения . В художественн ом тексте онимы подвергаются функциональной перестройке , и глав ной становится не столько номинативная , сколь ко характеризующая функция , которая во мн огом зависит от жанра прои зведения . Таким образом , изучение имени собственного как важнейшего стилеобразую щего элемента в ономастической системе текста включает исследование структурной организации ономастическо го пространства , принципов и способов номинац ии персонажей , стилистических функций онимов , их ассоциативных связей , соотнесенных с реали зацией конкрет н ого образа , замысла произведения , позицией автора. В се литерат у рные антропонимы можно клас сифи цировать с точки зрения их происхождения . Так , п ервую группу составл яют имена собственн ые , полностью заимствованные писателем из уже существующего в культуре оном ас тикона без всякого изменения , то е сть они «ни в какой мере не создаются автором текста , а заимствуются им из общего культурно-языкового арсенала» [ 21, стр . 127 ]. Во вторую группу вошли антропонимы , у которых из уже существующего в культуре ономастикона заимствуется лишь звуко-графич еская оболочка. Внутренняя форма этих онимов не всегда говоряща , достаточно часто она стерта , се мантика затемнена . «У каждого писателя-реалиста можно встретить немало семантически мотивирова нных имен , фамилий , названий , но он и никогда не заполняют все ономастическое пр остранство художественного текста , встречаются ра зные типы имен собственных , в том числе и косвенно мотивированные - историческими норма ми ономастикона , социальной сферой , речевым уз усом и другими причинами» [ 21 , стр . 177 ]. Анализ внутренне й формы , исконного значения имени должен п риводиться лишь тогда , когда обнаруживается н аличие связи между ним и характеристикой образа , даваемой автором . Такой подход обуслов лен тем , что «в произведении на первый план выдвигает ся до-антропологическое значе ние , возрождается семантика имени» [ 21, стр . 179 ]. К третьей группе относятся антропонимы , полностью придуманные автором. Кажется разумным подразделить эту группу в соответствии с тем , использует ли п исатель уже существующие имена нарицательные русского языка , переводя их в собственные , или создает абсолютно новые звуко-графически е комплексы. Изучение стилистической ономастики , и в особенности одного из ее важнейших компоне нтов – антономасии , обусловлено насущной нео бходимость ю более глубокого понимания худ ожественного произведения. Термин антономасия обычно применяется для обозначения тропа , «состоящего в мета форическом применении собственного имени для обозначения лица , наделенного свойствами первонач ального носителя этого им ени» [ 21, стр . 184 ] . Например , обыч ная фамилия Червяков в контексте рассказа А . П . Чехова «Смерть чиновника » побуждает соотносить персона жа с червем . Автор должен с особым мастерством орга низовать контекст , чтобы читате ль вначале подумал , что Червяков – с амая обыкнов енная фамилия , потом сообразил , что это не просто фами лия , а своего рода художественный эпитет , а затем уже убедился , что его догадка верна . Одна из основных целей а нтономасии – максимально сжатая , лаконическая характеристика персонажа . Далеко не случае н , поэтому , тот факт , что к рассматриваемому стилистическому приему нередко и охотно прибегают в про изведениях малых жанров . Мастер короткого рассказа Чехов пользовался этим приемом виртуозно . Именно в умении «сгустит ь типическое» до одного имени видим мы одну из наиболее ярких черт т в орческой манеры писателя . Имя собственное может выступать в худо жественном тексте как прием , основанный на стилистических эффектах обманутого и вознаграж денного ожидания , более всего уместный там , где перед нами ком ическое во всех его проявлениях – от безобидного юмора до сатиры . Полагая , что с тилистический прием окказиональной антономасии о снован на неожиданности , нужно иметь в виду , что степ ень неожиданности весьма различна в том с лучае , когда автор имеет дело с кл и чками и прозвищами , и в том случае , ког да автор использует фамилии и имена . Предм етно-логическое значение клички лежит как бы на поверхности . Автор может по-разному об ыграть его , но читатель , даже самый неопыт ный , уже предупрежден , он не пройдет мимо кли ч ки , не упустит из виду предметно-логического значения , заключенного в ней . Иное дело имена и фамилии . Предметно-логи ческое значение их спрятано достаточно глубок о . Его может совсем не быть . Это создае т известные преимущества для автора , стремяще гося воспо л ьзоваться эффектом обмануто го о жидания, и в то же время таит определенные опасности для читателя , осо бенного неопытного : он может не понять , не дооценить рассматриваемый стилистический прием , п росто проглядеть его. О соотношении имени и пр озвища размышлял М .М . Бахтин , отмечавший связь имени с высшим миром богов и духов , а прозвище относивший к повседне вной , земной жизни . С течением времени про звище приобретало все более принижающий харак тер , а прославляющая функция имени приобретал а социальные особенности . « Сущность любого собственного имени , - считает Бахтин , - (человека , города , страны и т.д .) – благословение и хвала . Имя по сущности своей глубоко положительно . Назвать – значит утвердить на веки вечные , закрепить в бытии навсе гда , ему присуща тенденция к н е стираемости , несмываемости , оно хочет быть вре занным как можно глубже , в возможно более твердый и прочный материал . В нем нет ни грамма отрицания , уничтожения , оговорки . Поэтому вокруг имени сосредотачиваются все положительные , утверждающие , хвалебно-про с лавляющие формы языковой жизни… В противоположность имени прозвище тяготе ет к бранному , к проклинающему полюсу язык овой жизни . Подлинное прозвище (как и подл инное ругательство ) амбивалентно , но преобладает в нем развенчивающий момент . Если именем зовут и п ризывают , то прозвищем скор ее прогоняют , пуская его вслед , как ругате льство» [Бахтин , 47]. В рассматриваемом аспекте им еется и определенная разница между именами и фамилиями . Фа милии перех одят из рода в род . Поэтому с помощью фамилии-эпитета легче , логич не е выразить авторское отношение не то лько к персонажу , но и к той социально й среде , из которой он происходит . Во-первых, нужн о обра ща ть внимание на предметно-логическое значение , см ысл слова , называющего чин , должность , професси ю , социальное положение , про исхождении перс онажа , а также на оценку названных в э тих характеристиках понятий именно в тех общественных условиях , в которых создавалось данное произведение . Если предметно-логические значения слов , да ющих социальную характеристику персонажа , и с лов , на которые намекает фамилия , резко контрастируют друг с другом , что обычно характерно для всей сферы комического , или , напротив , явственно совпадают друг с дру гом , то можно предположить , что фамилия «з начащая» , и это пре дположени е может подтвердиться при дал ьнейшем чтении . Второе , не менее важное , но , пожалуй , более трудное : нужно обратить особое вниман ие на смысл тех слов , с помощью которы х создается контекст или микроконтекст , дающи й портрет персонажа , описывающий его поступ ки , действия , речевое поведени е, и на оценку этих поступков другими персонажами . Эти предметно-ло гические значения , интегрируясь , дают нам внеш ний и пс ихологический портре т персонажа. Если предметно-логи ческие значения слов , дающих портретную и психологическую характеристику персонажа , и предметно-логические значения слов , на которые намекает фамилия , совпадают друг с другом или , напротив , резко контрастируют , то можно опять-таки предположить , что фамилия «значаща я» . Так вице-губернатор Лягавый-Грызлов даже не фигуриру ет в рассказе , но од ин маленький шт рих : «Покойник Пантелей Степанович , дай бог ему царствие небесное , любил , чтоб мы по чтительны были . Бывало , ежели кто визита н е сделает – скрежет зубовный !» [ 24, стр . 289 ] - показывает , что оценки его поступков в глазах других п ерсонажей впо лне согласуются с предметно-л огическим содержанием , на которое намекает ег о фамилия . Наконец, следу ет искать сходства и различия между возмо жным предметно-логическим значением , скрытым в фамилии , и общим колоритом рассказа . Иногда сделать это легко . Паних идин , Трупов , Погостин , Черепов , Челюстов – все эти ф амилии , несомненно , создают своеобразный «кладбищенский» коло рит рассказа «Страшная ночь» . Иногда проследи ть эту связь тру днее , но очевидно , ч то , описывая быт чиновников , Чехов часто обра зует их фамилии от названий мелких и неприятных явлений : Перхоткин , Прорехин , Пепло в , Ярл ыков и т.п . Изобража я обстановку , в которой жив ут сытые , удовлетворенные своим утробным суще ствованием люди , Чехов использует фамилии : Бит ковы , Соусовы , Леденцовы и т.п. В целом изуче ние поэт ики имени в творчестве того или иного писателя представляется интересным и важным , поскольку имя является средоточием художествен ных находок , стилевых влияний , около имен выкристаллизовывается мировосприятие и миропонимание художника . ГЛАВА II . Эстетические функции онимов в поздних рассказах А.П . Ч ехова 2.1. Стилистические функции ан тономасии в рассказах А.П . Чехова Всем своим творчеством А.П . Чехов утверждал прекрасное в жизни , протест уя про тив невежества , нищеты духа и быта . В ра ссказе «Анюта» автор устами художника Фетисов а говорит об этом так : «… можно все-так и лучше жить… Развитой человек обязательно должен быть эстетиком» . Эстетическое кредо А.П . Чехова выраженное бессмертными словами : « В человеке все должно быть прекрасно : и лицо , и одежда , и душа , и мысли» во многом определило направленность его творчества , а также выбор им выразительно-изоб разительных средств . Известно , что для индивид уального мастерства писателя характерна краткость и злож ения и в то же время внимание к п одробностям и деталям , которые , концентрируя с емантический потенциал сюжета , помогают достичь краткости , эстетичности и художественности изло жения. По наблюдениям А.П. Чудакова , существенная сторона я вления у А.П . Чех ова выражается деталью не просто индивидуальной , а гротескно индивидуальной [ 24, стр . 226 ] . Краткость - элемент эстетики , а деталь - элемент краткости . Необходимым требованием к реалистическому произведению является изоб ражение действительности через п ризму эст етической оценки , причем происходит постепенное переосмысление и углубление образа на прот яжениее произведения . Это стремление к эстети чности , обличение псевдо эстетичности и неэст етичности воплощается писателем в именах героев . По наблюдениям Шишко Е.С. , «специфика образно-художественного о смысления слова сказывается даже в функциях собственных имен, выбранных и включенных писателем в состав литерату рного произведения . Они значимы, выразительны и социально характеристичны , как прозвища [ 25, стр . 336 ] . Обладая необычайно выразительной семантикой , которая еще подчеркивается , усиливается окружа ющим контекстом , имена собственные также стан овятся символами. Мастерское использовани е А.П . Чеховым «говорящих» фа милий поражало многих . Из в оспомина ний его современников , начинающих писателей , явствует , как он делился секре тами своего мастерства в использовании художе ственных средств , в частности , имен собственных . Так , И.Л. Щеглов писал : « Чехов сделал мне несколько ценных указ аний и относительно необ ходимости в др аматическом произведении боль шей простоты и близости к жизни не только в речах действующих лиц , самых их именах и фамилиях» [23, стр . 37 ]. Этот критерий реалистического изобр ажения действительности является основным для всего творчества А.П . Чехова. П.П . Ба жов отмечал : «Меня больше всего поражало чеховск ое умение сгустить типическое до одной клички . Протоиерей Змиежалов , дьячок Воньмигласов , акциозный Почечуев , корреспондент О птимахов – все это для людей нашего времени уже портреты. Фамили и Змиежалов и Воньмигласов откровенно ша ржированы , но когда ты знаешь «о жале змия» в соответствующем контексте и когда ты услышал уныло ленивую голосянку «вонми гласу моления моего» , тебе кажется это шаржирование тем сгустком обобщения , дальше которого ид т и невозможно» [ 23, стр . 156 ] . Анализ фамилий в рас с казах А.П . Чехова свидетельст вует о том , что их эстетическая окраска выражается как имплицитно , так и эксплицитно – с п омощью окружающего микроконтекста . Эстетическая м аркированность фамилий тесно связан а с характером мотивирующего : о сниженности семанти ки фамилий свидетельствует тот факт , что о сновная масса их навеяна бытовой , часто сниженной лексико й . Об этом свидетельствует и высокая часто тность таких фамилий в рассказе . Наиболее часты единицы следующи х лексико-семантических групп : «части тела» (Желваков , Челюстин , Гр язноруков ), «пища» (Соусов , Пивомедов , Лимонадов ), «животные» (Клещев , Гускин , Курятин , Гнилорыбенков ) и др . Таким образом , эстетически снижены не отдельные единицы , а весь антропоним расс к аза. В раннем творчестве А.П . Чехов часто использует прием включения неэстетичных фамилий , ставший традиционным в русской классическо й литературе . Как правило , автор не комментирует семантику фамилий : он предоставляет делать это самому читателю , а иногда п ерсон ажу рассказа : «С моей фигурой далеко не уйдешь ! И фамилия преподлейшая : Невыразимов… Хочешь живи так , а не хочешь – веш айся» [ 25, стр . 227 ] . В юморесках преоблада ет соответствие семантики фамилии и образа («говорящая фамилия как олицетворение образа» ) , однако , иногда наблюдается контрастность : красивая фамилия и негативны й , неэстетичный образ . Н апример , в рассказе «Разговор человека с собакой» : «Алексей Иванович Романсов . Грязь… Тебе кажется , что я Романсов , коллежский секретарь … царь природы . Ошибаеш ься ! Я тунеядец , взяточник , лицемер !.. Я гад , Муза ! Подлипала , лихомоец , сволочь !» [ 25, стр . 14 ]. Ярким выразительным средством характеристики у Чехова служат нейтральные по своем у значению фамилии . Так , употребление фам илий известных деятелей искусства с лужит средством опосредованной характеристики персона жей : их культурного уровня , как правило , ни зкого . В рассказах Чехова субъективно-оценочные формы личного имени положительного плана в определенном контексте могут выполнять роль характеристики негативны х черт харак тера , а также характеризовать униженное полож ение человека , употребляющего эти варианты им ени , несмотря на неэтичное поведение обладате ля этого имени . Для достижения большей выразительности А.П . Чехов применяет иногда прием скрытой мет афоры . Та к , в рассказе «Дамы» Ползухин , молодой человек , полный , с бритым жокейск им лицом , в новой черной паре претендует на место письмоводителя в приюте , на должность , обещанную потерявшему голос учителю Временскому , имеющему большую семью . Директор народных учи л ищ , считающий себя ч еловеком справедливым и великодушным , поставлен в сложное положение . Ползухин заручился рек омендациями влиятельных дам города : жены горо дского головы , жены управляющего казенной пал аты ; не проходило дня , чтобы директор не получал писем, рекомендовавших Ползухина . Д иректор сдается , но когда Ползухин уходит , он весь отдает ся чувству отвращения : « - Дрянь , - шипел он , шагая из угла в угол . Добился своего , негодный шаркун , бабий угодник ! Гадина ! Тварь» [ 25, стр . 227 ]. Таким образом , формиру ется следующий ряд ключевых слов : Ползухин – бабий уг одник – гадина – тварь . Своеобразный син онимический ряд подтверждает и усиливает эсте тически отрицательную коннотацию , созданную мотив ированностью фамилии : ползать – угодничать , добиваться благ нечестны м и приемами . Приведенный ряд слов иллю стрирует динамическое взаимодействие слов , констр укций во внутреннем композиционно-смысловом единс тве художественного произведения и доказывает еще раз , что анализировать имена собственны е в художественном произведении необход имо как часть целого текста . По словам Виноградова , «функции словесного ряда – не только выражение предметных значений , которы е в нем потенциально заложены , но и во площение индивидуальных смыслов , которые к не му приурочены в связи с развитием образ а персонажа» [ 25, стр. 113 ] . Использование «говорящих» фамилий с подче ркнутой негативной семантикой – это прием прямой мотивированности , когда подчеркивается в нешняя эстетичность или неэстетичность образа . Однако А.П . Чехов использует и более тон кий , завуал ированный прием изображения . В его произведениях ос т роту художественной в ы разительности приоб ретает несвойственная , чуждая фамилии форма ф ункционирования : употребление фамилии вместо имен и . Так , писатель подчеркивает духовную убогость , эстетическо е несовер шенство бабушк и и матери Нади («Невеста» ), и протестует против всепрощения , смирени я. Эстетическая выразительность фамилии усиливае тся , когда фамилия дана в соответствующем микроконтексте . Иногда он равен лексеме , указы вающей на профессию , чин . Вместе с фа милией они составляют единое целое как два компонента в наименовании – родовой и видовой . А.П . Чехов мастерски использует выразительные возможности этого единства : до вольно часто и родовой , и видовой компонен ты являются единицами одной или близких т ематич е ских групп . Эстетическая характеристика , заложенная в антропониме , усиливается микроконтекстом , в которо м уточняется семантика антропонима . Анализ сочетаемости антропонимических единиц в рассказах А.П . Чехова свидетельствует о высокой степени реализации их эстетичес ких возможностей в тексте художественного про изведения . Довольно часты сочетания разностилевых единиц , причем , как правило , первый компон ент выражен единицей нейтральной или возвышен ного стиля , а второй сниженного , просторечного . Это сочетание эстетичного с неэсте тичным порождает эффект особой в ы разительности , эффек т столкновения и провала. Неэстетическая коннотация возникает в тек сте не только на основе семантики мотивир ующего , но и на основе сочетаемости компон ентов разностилевых , а также на ф оне мотивирующего микро - и макроконтекста . Реализац ия эстетических возможностей антропонимов – источник разящей силы чеховских рассказов. 2.2. Ономастическое пространство рассказов «Дом с мезонином» , «Дама с собачкой» , «Невеста» В художественном прои зведении имя собственное указывает на социальный статус персонажа , его национальную принадлежность и , кроме то го , обладает опре деленным ис торико-культурным оре олом . Мастерство Чехова , особенности его прозы прекрасно отражены в рассказе «Дом с мезонином» ( 1896 ), в котором соединены три тем ы - тема любви , тема труда и тема народ а . Художник , от лица которого ведется пове ствование , в богатой дворянской усадьбе встре чает двух сестер . Младшая , Женя (домашние н азывают ее Мисюсь ), - восприимчивая и впечатлите льная натура . Она увлекается чтением книг и за этим занятием может провести це лый день . На протяжении всего рассказа Чех ов рисует портрет Мисюсь , черты которого о чень выразительны : «в будни она ходила обы кновенно в светлой рубашечке и в темно-син ей юбке» , иног д а «сквозь широкие рукава просвечивали ее тонкие , слабые руки» [22, стр . 174 ]. Девушка смотрит на художника своими «большим и глазами» , а в кульминационной сцене свид ания «трогательно прекрасны были ее бледное лицо , тонкая шея , женс кие руки , ее слабость , пра здность , ее книги !» [ 22, стр . 175 ]. Женя живет в придуманном ею мире , г де свои законы и правила . У людей , кото рые носят это имя спокойный , ровный и вдумчивый характер , и чеховская героиня легко поддается влиянию . Она проявляет склонность к рукоделию , может часами в одиночес тве играть , придумывая разные истории . Все внимание писателя сосредоточено на раскрытии ее внутреннего мира , а штрихи портрета способствуют этому . Женя еще молод а и неопытна , она видит в людях только хорошее : ей нравится художник , но она любит и сестру , являющуюся полной ее противоположностью . Часто Мисюсь повторяет ф разу : «Наша Лида замечательный человек !» [ 22, стр . 176 ]. Не случаен в данном рассказе и выб ор прозвища для Жени – Мисюсь . «Мисюсь» подчеркивает женственность и мягкость харак тера главной героини . Чехов говорит о ней как о ребенке , ласково , бережно : у нее «худенькое тело» , «слабые руки» , «тон кие плечи» , «печальные глаза» . Само прозвище овеяно детскими воспоминаниями : ее называли Мисюсь , потому что она так называла сво ю гуверна н тку . «Как трогательно – прекрасны были ее бледное лицо , тонкая шея , тонкое руки , ее слабость , праздность , ее книги ! А ум ? Я подозревал у нее недюжинный ум , меня восхищала широта ее воззрений» , - говорит художник [ 22, стр . 176 ]. Не только девическая преле сть , но и человеческое обаяние привлек ательно в Мисюсь . Ум ее напряженно работае т , она с жадностью читает , думает , и мы сли ее серьезны и глубоки . Мисюсь пережива ет пору , которую чудесно назвал Тютчев – «предрассветной» . Она тянется навстречу солн цу , правд е , добру . Трогательно-наивная л юбовь Мисюсь к художнику связана именно с этими стремлениями : «Ей хотелось , чтобы я ввел ее в область вечного и прекрасн ого , в этот высший свет , в котором , по ее мнению , я был своим человеком , и она говорила со мной о боге , о вечной жизни , о чудесном» [ 22, стр . 177 ]. Сестра Мисюсь , Лида Волчанинова - красивая , умная девушка с решительным характером , твердыми убеждениями – являет собой полную противоположность Жени. Имя Лидия происходит от названия облас ти Малой Азии . Для тех, кто носит это имя , хар актерна боязнь сделать что-то не так и услышать упрек в свой адрес . Они стараю тся держаться ближе к старшим . Лидия довол ьно энергична , но силы свои тратит в о сновном на бестолковую суету . Чеховская Лида лечит крестьян , борется проти в не коего Балагина , захватившего в свои руки в есь уезд , собирает деньги для погорельцев . Она учительствует в школе и живет на заработанные деньги . И все же в ней чу вствуется какой-то душевный изъян . Постепенно Чехов показывает пустоту и никчемность мелких д ел Лиды , черствость и холодность ее натуры . Что-то сухое , бездушное сквозит в ее внешнем облике . Мы видим красиво е лицо , но нас настораживает его постоянно е «строгое выражение» , «маленький упрямый рот » . Мы слышим ее речи , и опять что-то заставляет насторо ж иться . Голос ее холодный , тревожный . Это впечатление поддержива ется и фамилией героини. Лидия Волчанинова , «тонкая , бледная , очень красивая , с целой копной каштановых волос на голове , с маленьким упрямым ртом» , твердо решила быть деятельной и доброй , по мог ать бедным и больным , распространять знания среди крестьян . «Нельзя сидеть сложа руки , - говорит Лида . - Правда , мы не спа саем человечества и , быть может , во многом ошибаемся , но мы делаем то , что можем , и мы - правы . Самая высокая и святая задача культур н ого человека - это служить ближним , и мы пытаемся служить , ка к умеем» [ 22, стр . 177 ]. И тут Чехов показывает сложность жизне нных явлений : с одной стороны , Лида - черств ый , ограниченный человек , а с другой - решит ельный , волевой . Она занимается земскими про блемами , всеми силами старается облегчить безрадостное существование крестьян . Девушка живет только на двадцать пять рублей свое го жалованья , хотя у семьи есть достаточно большие средства . Но Лидия лишена истинны х , прекрасных чувств . Не признает она и иск у сства , которое , по ее мнению , не приносит пользы народу. И в идейную борьбу с Лидией Волчан иновой вступает художник , пытающийся глубже о смыслить жизнь . По-другому видит он цели , с тоящие перед интеллигенцией . «По-моему , — гово рит главный герой Лидии , — меди цински е пункты , школы , библиотечки , аптечки , при с уществующих условиях , служат только порабощению . Народ опутан цепью великой , и вы не рубите этой цепи , а лишь прибавляете но вые звенья...» [ 22, стр . 178 ]. Отрицает он и пользу грамотности : «Не грамотность нужна , а свобода для шир окого проявления духовных способностей» [ 22, стр . 178 ]. Также художник не признает медицину : « Если уж лечить , то не болезни , а причин ы их . Устраните главную причину — физичес кий труд , и тогда не будет болезней» [ 22, стр . 178 ]. И воо бще герой считает , что вся кая деятельность интеллигенции вредна , потому что она укрепляет “существующий порядок” : “Ни чего не нужно , пусть земля провалится в тартарары !” Лида боится влияния таких речей на младшую сестру и заставляет Женю уехать в другую губ ернию . Вероятное счастье двух людей разрушено , их любовь растоптана сухой , черствой Лидией . И заканчивается н овелла тоскливым возгласом художника : “Мисюсь , где ты ?” [ 22, стр . 179 ]. “Дом с мезонином” — это повествование о том , как вынуждены расстаться любящ ие сердца . Но здесь же автор подним ает проблему интеллигенции и народа : легкой , беззаботной жизни обитателей дворянской усадьб ы противопоставлена тяжелая жизнь мужиков . По нимая , что “библиотечками” и “аптечками” делу помочь нельзя , Чехов призывает читател е й искать новые пути решения эт ой проблемы. А дом с мезонином становится пустым после отъезда Жени . Ведь именно Мисюсь — самая светлая личность в рассказе . И дом “жил” , дом “дышал” благодаря чистоте ее чувств , ее мыслей . Почему же Лида не научилась ценить э ту чистоту , иск ренность , почему она отгораживает себя “холод ной” , непреодолимой стеной ?! Чехов в своем творчестве уделял огромн ое внимание миру сложных , зачастую непредсказ уемых движений человеческой души и особенно чувству любви . Безусловно , любовь — само е светлое и прекрасное чувство , но жизнь в обществе накладывает на человека ограничения и запреты , призванные направить м огучую стихию любви в спокойное семейное русло , где страсть узаконена и становится лишь одним из элементов повседневной жизни . В Росси и в то время еще си льны были патриархальные представления о любв и и браке . Считалось в порядке вещей ж ениться и выходить замуж не по любви , а либо по “разумному расчету” , либо по договоренности родителей , либо из каких-то д ругих соображений житейского здра в ого смысла . Однако прожить без любви или же загнать в тесные рамки живое свободное чувство далеко не просто . Герои рассказа Чехова «Дама с собачкой» ( 1899 ) живут спокойной и размеренной жизнью , которая уже давно опред елилась , приобрела вполне завершенную ф орм у , а в перспективе у них — медленное старение . В их жизни нет места сильны м страстям , в ней ничего не происходит. Дмитрию Дмитричу Гурову около сорока л ет . Его женили рано , когда он был еще студентом второго курса , и теперь жена казалась в полтора раза старше его . Он считает ее недалекой , узкой , неизящной , боится ее и не любит бывать дома . И зменять жене он начал уже давно , изменял часто и , вероятно , поэтому о женщинах отзывался почти всегда дурно . В обществе ж е мужчин ему было скучно , не по себе , с ними он был неразговорчив , холо ден , но когда находился среди женщин , то чувствовал себя свободно и знал , о чем говорить с ними и как держать себя. Происхождение имени Дмитрий связано с имен ем древнегреческой богини земли и плодородия Деметры и буквально означае т : «посвященный Деметре , богине плодородия» [ 26, стр . 129 ]. Дмитрий любит комфортную обстановку , краси вых женщин и самые разные удовольствия . Как правило , ни в чем себя не ограничивает . Он легко увлекается женщинами , не испытывая при это м никаких угрызени й совести в отношении прежних симпатий . Фамильный антропоним – Г уров образован от мужского имени Гурий , ко торое на древнееврейском языке означает – «львенок». Во внешности и характере героя , во всей его натуре есть что-то привлекательное , неуловимое , что р асполагает к нему ж енщин , манит их . Гуров знал об этом , и самого его тоже какая-то сила влекла к ним . Многократный опыт , научил его давно , что всякое сближение , которое вначале та к приятно разнообразит жизнь и представляется милым и легким приключением , в конце концов , становится тягостным . Но при всякой новой встрече с интересною женщиной этот опыт как-то ускользал из памяти , и хотелось жить , и все казалось так про сто и забавно. Во второй части рассказа Гуров из человека бездушного , недалекого , не уважающе го окружающих людей , в том числе и жену , превращается в человека , который сп особен любить "по-настоящему ", жертвовать собой ради любви. Почему произошли такие перемены ? Почему герой иначе начинает воспринимать окружающий мир и людей вокруг него ? Причиной п ослужила встреча с Анной Сергеевной и любовь , возникшая между ними . "Они простил и друг другу то , чего стыдились в свое м прошлом , прощали все в настоящем и ч увствовали , что эта их любовь изменила их обоих " [ 26, стр . 130 ]. Анна Сергеевна – женщина эмоциональ ная . Она выросла в Петербурге , но в ышла замуж в С ., где живет уже два года . С одной стороны она любит мужа , с другой - ее самолюбие задевает его лакейс кие повадки . Еще недавно она была студентк ой , училась , в ней есть еще много робос ти , угловатости , которы е проявляются и в смехе , и в разговоре с незнакомыми . К тому , что произошло между ней и Гуровым , Анна Сергеевна отнеслась как-то осо бенно , очень серьезно , как к своему падени ю . Она доверчива , от нее веет чистотой , порядочностью , наивностью мало жившей женщ и ны. В выборе того или иного имени персонажа , в учете его этимологии всегда проявляется авторское отношение . Имен а персонажей могут предопределять формы их повед ения в тексте . Т акже могут актуализироваться си мволические смыслы антропонима и отдельных ко мпон ентов имени или фамилии . Так , в рассказе «Невеста» в контексте целого оказыв ается значимым первый компонент фамилии Шумин ы , который представляет собой образование от слова «шум» и ассоциативно связывается с выражением «много шума из ничего». В «Невесте» Че хов не случайно п оказал исчерпывающий себя усадебно-помещичий укла д и образ девушки Нади , без сожаления покинувшей родное гнездо , и пов лиявши е на ее решение мечты Саши о гармонии общественного быти я . Не случаен здесь и выбор имен ; их смысл и значение помог ают глубже пр оникнуть в суть изображаемых ситуаций . Ведь имя собственное служит одним из важнейших средств воплощения авторског о замысла и концентрирует в себе значител ьный объем информации . Как справедливо замети л Тынянов : «Каждое имя , названное в произв е дении , есть уже обозначение , играющее всеми красками , на которые оно способно» . Действительно , имя главной ге роини выступает как одна из ключевых един иц текста , как важнейший знак , который нар яду с заглавием актуализируется по мере п рочтения произведения. Имя жениха Нади , Андрей , происходит о греческого «мужч ина» . Вскоре , Надя убедится , что кроме того , что он – мужчина , у него нет ник аких достоинств . Полученное высшее образование не помогло ему стать личностью , зато он научился говорить и даже признаваться в любви красивыми , но чужими , заимствованным и фразами . Жизнь его пуста и бессмысленна . И то , что его имя дублируется отчеством – Андреевич , - создает о щущение замкнутого порочного круга , по которо му пошла обывательская жизнь , утратившая спос обность к само развитию и обновлению. Мать Нади носит имя леге ндарного ассирийского правителя Нина , строителя столицы Ниневии . Женский вариант имени полу чил значение «царица» . Не случайно об обра зе жизни чеховской героини Саша отзывается так : «Мамаша целый день только гу ляе т , как герцогиня какая-нибудь» . Она красива , сильно затягивается в корсет , чтобы выгляде ть стройней и моложе , и у нее «бриллиа нты на каждом кольце» . Она живет в мир е фантастических грез , то погруженная в пе реживания по поводу прочитанных книг , то в ообр а жая себе «что-нибудь историческое , из древнего мира» - также аллюзия на царя Нина . В то же время и бабушка , и мать Нади считают привычным порядком вещей , что прислуживающие им люди должны все вместе ютиться в кухонном полуподвальн ом помещении и спать на п о лу на грязных лохмотьях. «Александр Тимофеевич , или попросту Саша» - дальний родственник семейства Шуминых , часты й гость в доме . Художник архитектор по образованию , служащий в московской литографии . Он болен чахоткой , но менее всего занят о своем здоровье. Недаром его имя переводится с греческого как «защитник» . По Флоренскому к устойчивым признакам этого имени относятся сердечность и доброта . Саша , в большинстве своем , теоретик , но не практик . В рассказе он такой и есть . Действительно , образ Саши сы грал р е шающую роль в судьбе Над и . Это ведь он помог увидеть в истинно м свете ту жизнь , которой жили ее бабу шка , ее мать и прожила 23 года она сама . Саша убежден в том , что Наде нужно уехать , и счита ет своим правом защитить д евушку от жизни , которая ож идает ее пос ле замужества. Имя главной героини говорит само за себя . Надя – Надежда «надеющ аяся» - предсказывает преодоление всех предстоящих ей трудностей , ясное осознание истинной ц ели жизни ; Надя всегда на пороге перемен , всегда в ожидании нового. У героини рождает ся и постепенно растет неприязненное чувство к родному дому , к семье , в которой она воспитывала сь и которая готовила ее к жизни по образцу прежних поколений . Помогает развитию в ней эт ого чувства Н адин друг - Саша. Ему не нравится многое в доме и он не скр ывает этого . Резкими критическими замечани ями о праздном , не интересном окружении Н ади , об отсутствии нравственного оправдания т ого уклада жизни , к которому Надю приучили мать и бабушка , он в конце концов достигает того , что в ее душе совершает ся перевор о т. В разгар свадебных приготовл ений Надя решается на небывалый для того времени по смелости шаг – убегает о т жениха , ставшего ей неприятным (?при все й его образованности и добропорядочности она теперь только почувствовала как он неуме н и фальшив ), и от баб ушки , властно руководившей всем этим хлопотливым , но вн утренне праздным мирком , показавшимся ей вдру г невыносимо скучн ым , и о т матери , которая тоже перестала быть для нее эталоном ума и красоты . Она броса ет дом и прекрасный сад , где весной ей бывало так хо рошо , и бежит без оглядки , бежит – хотя со слезами , но с радостью и с Надеждой. Но не нужно умалять собс твенных усилий Нади в совершившейся в ней перемене , ведь уговоры Саши падали на благодатную почву (Саша гостил у Шуминых не первое лето и к началу повес твов ания уже жил в доме дней д есять ) . В самом начале рассказа есть строки , которые намекают на то , что в душе Нади уже началось смятение . Наслаждаясь майским в ечером в саду , Надя , только что вышедшая из дома , где вместе с домашними в э тот вечер были и гост и , в мыслях была не с ним : «Ей хотелось думать , что не здесь , а где-то под небом , над деревья ми , далеко за городом , в полях и лесах , развернулась теперь своя весенняя жизнь , таинственная , прекрасная , богатая и святая , не доступная пониманию слабого , грешн ого человек а . И хотелось почему-т о плакать » [ 26, стр . 132 ]. Прямым продолжением этой мысл и звучат строки о том , что когда Надя смотрела в окно дома , где шли пригото вления к ужину , т.е . к тому , что было здесь , ей «почему-то казалось , что так те перь будет вс ю жизнь , без перемены , без конца ! » Еще бессознательно , Надя в самом начале рассказа уже готова к тому , чтобы желать и «перемены» и «конца» того , что сейчас происходит в доме , во имя еще неизвестной для нее идеальной жизни (которую она пока отождествляет с жизнью природы , пробуждающейся весной ). Потом безотчетная тоска смен илась более ясным чувством . Во всем этом роль Саши как учителя Нади , конечно , б ыла велика , но и Надя была способной у ченицей. На протяжении всего рассказа развивается тема «новой жизни» - радостной , манящей , высокой… Героиню всегда влечет вперед ; наде жда всегда связана с будущим , поэтому она устремляется ко все новым и новым це лям , но одновременно с этим , прежние начин ают казаться ей наивными и незначительными. Во всех случаях , когда Надя д ум ает о своей будущей жизни или говорит об этом Саше , речь теперь идет не о курсах , а о чем-то гораздо более значи мом и важном . Позже , когда Надя вспоминает о совете Саши ехать и учиться , она размышляет совсем не об экзаменах и ле кциях : «Это странный , наи в ный челове к , думала Надя , и в его мечтах , во в сех этих чудесных садах , фонтанах необыкновен ных чувствуется что-то нелепое ; но почему-то в его наивности столько прекрасного , что в едва она только подумал а о том , не поехать ли ей учиться , как все сердце , всю грудь обдало холодком , залило чувством радости , восторга » [ 27, стр . 203 ] . То же настроение владеет Надей и тогда , когда она покидает свой город . Как только она решила уехать , в се , что еще недавно волновало ее быстро утратило для нее значение , а когда они с Сашей сели в поезд , пишет Чехо в , «и поезд тронулся , то все прошлое , т акое большое и серьезное , сжалось в комоче к , и разворачивалось громадное , широкое будуще е , которое до сих пор было так мало заметно» [ 27, стр . 204 ] . Так «учение , которое ожидает Надю в Петербурге наполняется высоким смыслом , становится в одном ряду с мыслями о новой жизни , о в оле , громадном , широком будущем » [ 27, стр . 203 ] . В Петербурге она встретила каких-то людей , узнала нечто важное и се рьезное . И Саша уже не кажется ей «про роком». В о второй раз у езжая из дома , Надя окончате льно прощается не только со своим родным и , городом , но и со своим учителем : «Она ясно сознавала , что жизнь ее перевернута , как хотел того Са ша , что она здесь одинокая , чужая , ненужная и что все ей тут ненужно , все прежнее оторвано от нее и исчезло , точно сгорело , и пепел разнесся по ветру . Она вошла в Сашину комнату , постояла тут» [ 27, стр . 206 ]. «Прощай , милый Саша !» - думала она , и впереди ей рисовалась жизнь новая , широка я , просторная , и эта жизнь , еще неясная , п олная тайн , увлекала и манила ее» [ 27, стр . 206 ] . Как видно , мечты героини о будущем не отличаются конкретикой . Писатель все увереннее и взволнованнее говорил , чт о , будучи прекрас ным , оно оставалось для него и полным тайн. Мир чеховской прозы неистощи мо ра знообразен . Рассказы Чехова лаконичны и сжаты , но сколько в них прослежено живых характеров , сколько судеб ! В самых незначительных , будничных событиях писатель видит внутреннюю глубину и психологическую сл ожность . И важнейшей заслугой Чехова является то , ч то его творчество максимальн о приближено к жизни , что он показал с амое жизнь . Поэтому все его герои неоднозн ачны : у них есть как положительные , так и отрицательные качества. Таким образом , имена героев в рассказах Чехова играют очень важную роль . Изучение функциональн ой значимости имен персонажей в рассказах Чехова «Невеста» , «Дом с мезонином» и « Дама с собачкой» показало , что они (имена персонажей ) вовсе не случа йно выбраны автором. И мена в рассказах А.П . Чехова – это целая знаковая система , характеризующа я и внутренний мир героев , и их взаимоотношения , и предназначенную им роль в развивающихся событиях . А самое главное , имя служит одним из важных средств воплощения авторского замысла. Заключ ение Настоящая дипломная работа п редст авляет опыт исследования поэтики имени в поздних рассказ ах А.П. Чехова «Невеста» , «Дом с мезонином » , «Дама с собачкой» . Проведенный анализ показал , что ономастико н творчества Чехова разнообразен и многопланов и яв ляется ценнейшим компонентом в системе сред ств художественной выразительности. В рассказах позднего периода можно выд елить такие характерные особенности : употребление контрастного иноязычного имени с русским отчеством , а также контрастного русского им ени с иноязычным отчеством ; использование суф фик сов в усеченной форме -ыч - или -и ч -, придающие негативный оттенок персонажам ; ис пользование двухкомпонентных жанрово-смешных антропон имов с формальной мотивацией : Шумины – фа мильный антропоним , формально мотивирован , фамилия образована от слова «шум» , хот я никакого шума нет. Изучение особенностей функционир ования собственных имен в рассказах Чехова , многообразие видов антропонимов , богатый с емантический потенциал имен позволяют глубже пон ять художественный мир пи сателя , отношение автора к героям , формируют подтекст , и имеют важное общетеоретическое значение для постижения е го творчества в целом . Список использованной литературы 1.1. 1. Бакастова Г.В . Имя собственное в художественном тексте // Русская ономастика . М .,1984. С . 23-27. 2. Балакина Е.И . Введение в философию имени . М ., 2002. 3. Бахтин М.М . Дополнения и изменения к «Рабле» // Вопросы философии . 1992. № 1. С . 134 – 165. 4. Булгаков С.Н . Философия имени . СПб ., 1998. 5. Гитович Н. И. Летопись жизни и творчества А. П. Чехова. М., 1955. 6. Громов М. П. Книга о Чехове. М ., 1989. 7. Камянов В. И. Время против бе звременья: Чехов и современность. М., 1989 . 8. Карпенко Ю.А . Имя собственное в художес твенной литературе // Филологические науки . М , 1986 № 4 . 9. Лосев А.Ф . Философия имени / Самое само : Сочинения . М. , 1999. 10. Магазанник , .Б . Роль антропонима в постро ении художественного образа // О номастика. М ., 1969. С. 162-164 . 11. Митрофанова О .Д . Словарь русских личных имен. М ., 1980 . 12. Михайлов В.Н . Роль оном астической лекси ки в структурно- с е мантической организации художественного текст а // Русская о номастика . М ., 1984 . С . 64-75 . 13. Никонов В.А . Имена персонажей // Никонов В.А . Имя и общ ество. М .,1974. С. 74-80 . 14. Ожегов С.И. , Шведова Н.Ю . Толковый словарь русского языка. М ., 1997 . 15. Подольская Н. В . Словарь русск ой ономастич еской терминологии. М ., 1978 . 16. Поляков М.Я . Вопросы поэтики и художест венной семантики. М ., 1986. 17. Суперанская А.В . Неофициальные формы русски х имен // Русск ая речь. 2001 . № 1 . 18. Трубачев О.Н . Русская ономастика и он омастика России . Словарь . М . , 1994 . 19. Флоренский П.А . Имена // Флоренский П.А . Собр . c оч . в 4-х т. Т . 3(2). М ., 2000. 20. Чехов А.П . Полн . собр соч . и писем : В 30 т . М ., 1974 – 1982 (Т . IX ) . 21. Че хов в воспоминаниях современников . М, 1986. 22. Чудаков А. П. Поэтика Чехова. М., 1971. 23. Ши шко Е.С. Имя , характер , судьба в рассказе А.П . Чехова «Архиерей» // Проблемы изучения русской и зарубежной литературы . Таг анрог , 2004. С . 103-109. 24. Чехов А.П . Полн . собр соч . и писем : В 30 т . М ., 1974 – 1982. (Т . V ) 25. Чехов А.П . Полн . собр соч . и писем : В 30 т . М ., 1974 – 1982. (Т . X )
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Скучно... мне бы компанию... маленькую нефтяную компанию.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, курсовая по литературе "Исследование поэтики имени в поздних рассказах А.П. Чехова "Невеста", "Дом с мезонином", "Дама с собачкой"", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru