Реферат: Жизнь Достоевского на каторге и на солдатской службе - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Жизнь Достоевского на каторге и на солдатской службе

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 44 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Государственное образовательное у чреждение среднего профессионального образования. Кировский Педагогический Колледж Реферат по литературе на тему: «Жизнь Достоевского на каторге и на солдатской службе ». Выполнила ст. г руппы С-1а / Трало Александра Юрьевна / подпись /______/ Проверила преп одаватель / Пересторонина Нина Валентиновна / подпись /_______/ Киров 2006 год План: 1. Фёдор Михайлович Досто евский – великий русский писатель. 2. Детство и семья писателя. 3. Начало служебной деятельности по сле окончания инженерного училища. 4. Вступление в кружок Петрашевског о. 5. Петропавловская крепость. Пригов ор. 6. Омский острог. 7. Перерождение Достоевского и появ ление новых убеждений – это есть зарождение «почвенничества». 8. Пребывание на солдатской службе. 9. Возвращение в столицу. Журналы «В ремя» и «Эпоха». Раскрытие теории почвенничества. 10. Мировоззрение Достоевского. Достоевский психолог. 11. Значение периода каторги и солд атской службы для дальнейшего художественного творчества. Список литературы: 1. Кулешов В.И. «Жизнь и тво рчество Ф.М. Достоевского»: Очерк – 2-ое изд. – М.: Дет. лит., 1984 г. 2. Белов С.В. «Меня спасла каторга»: По весть о Достоевском и петрашевцах. – СПб.: Издательство С.- Петербургский университет, 2000 год. 3. Белов С.В. «Федор Михайлович Досто евский: Кн. для учителя. – М.: Просвещение, 1990. 4. Бельчиков Николай Федорович. «Дос тоевский в процессе петрашевцев». – Из-во «Наука», Москва, 1971 год 5. Достоевский Ф.М. в воспоминаниях с овременников. В 2-х томах Т.1 (Редкол.: В. Вацуро, Н. Гей, Г. Елизоветина и др.; всту п. статья, сост. и комент. К. Тюнькина; Подг. текста К. Тюнькина и М. Тюнькиной. – М.: Худож. лит, 1990 год. 6. Гроссман Л.Г. «Достоевский. – М., Мо лодая гвардия, 1963 7. Басина М.Я. «Сквозь сумрак белых но чей». Документ. повесть. – Л., Дет. лит., 1979 год. 1. Фёдор Михайлович Достоевский – великий русский писатель. Скажем то ль ко, что это талант необыкновен ный и самобытный, который, сразу, ещё первым произведением своим, резко вы делился от всей толпы наших писателей, более или менее обязанных Гоголю направлением и характером, а потому и успехом своего таланта. В.Г. Белински й Постоянной т емой Достоевского является истерическая, с мрачной развязкой, борьба за честь униженного в своём человеческом достоинстве мещанина. Мотивы его творчества складываются из многообразных проявлений патологической б орьбы за честь. Дикие нелепые формы принимает эта борьба. Чтобы почувств овать себя настоящим полным, которого никто не смеет обидеть, герой Дост оевского должен посметь сам кого-нибудь обидеть. Если я могу, если я смею обидеть, оскорбить, помучить – значит, я человек; е сли я не смею сделать этого – я не человек, а ничтожество. Я униженный и ос корблённый мученик, пока сам не унижаю, не оскорбляю, не мучаю, - вот одно из патологических проявлений борьбы за честь. Но это ещё только начало, сам ое невинное проявление личности, заболевшей жаждой чести. Мало быть обид чиком, оскорбителем, чтобы не быть оскорблённым и униженным. Кто умеет то лько обидеть, развязно наступить ногой на чужое самолюбие, тот ещё мелко плавает. Человек в полном смысле слова независим, стоит выше всех обид и у нижений, когда он всё может, смеет переступить все законы, все юридически е преграды и нравственные нормы. И вот, чтобы доказать, что ему всё позволе но, что он всё может, герой Достоевского пойдёт на преступление. Правда, пр еступление неизбежно влечёт за собой наказание, мучительство неизбежн о влечёт за собой страдание, но это – страдание уже оправданное. Это зако нное возмездие, не оскорбляющее достоинство человека. Не бежать нужно от такого страдания, а смиренно нести его. Даже искать его нужно, любить его, как признак высшего достоинства человека. Так патологическое влечение обидеть, помучит, оскорбить, преступить уживается с таким же болезненным влечением пострадать, претерпеть обиду. Униженный и оскорблённый, рвущи йся унизить и оскорбить, мученик, жаждущий мучить, мучитель, ищущий страд ания, оскорбитель и преступник, ищущий оскорбления и наказания, - вот стер жневой образ, вокруг которого вращается всё творчество Достоевского, об раз мещанина, корчащегося под двойным прессом сословного бесправия и ка питалистической конкуренции. Судьба этого мещанина, обычно мрачная, разрешающаяся психопатологией, преступление м, смертью, составляет содержание его произведений, начиная с «Бедных лю дей» и кончая «Братьями Карамазовыми». 2. Детство и семья писателя. Фёдор Мих айлович Достоевский родился 30 октября (11 ноября) 1821 года, в семье врача моско вской больницы для бедных, на Божедомке. Родители сначала жили в правом ф лигеле, а через два года, после рождения будущего писателя, заняли левый ф лигель, в котором теперь находится музей Достоевского. Внутреннее убранство небольшой казённой квартиры коллежского советни ка, штаб-лекаря, было очень скромным. Семья, со временем разросшаяся до дев яти человек, ютилась в двух комнатах с передней. Была ли семья бедной? Обыч но бедность – основной мотив всех рассказов о жизни Достоевского в детс тве. Отец дослужился до личного дворянства. Имел частную практику. Присл уживали няня, две горничные; была кухарка, кучер и лакей; когда рождались, дети нанимали кормилиц. Держали четырёх лошадей, и, если маменька «выезж ала», лакей стоял на запятках. У матери была зажиточная московская родня ( мать происходила из богатого купеческого рода Нечаевых). Особенно была б огатой её сестра, тётка писателя, Александра Фёдоровна Куманина. Сами бе здетные Куманины помогли воспитывать сестёр Достоевского и выдали их в сех замуж с приданым; Фёдор Михайлович в 1844 году получил от Куманиных долю наследства – десять тысяч, которые помогли ему оставить службу и занять ся писательством. Семья была большая. Кроме Фёдора, был ещё старший его бр ат, Михаил, с которым они сдружились духовно. Кроме брата, в среде родных н икто не понимал Фёдора Михайловича, все прожили заурядной жизнью, даже н е догадываясь, каким гениальным он был. В раннем детстве у Достоевского была своя «няня», Алёна Флоровна, прожив шая потом в семье как родная. Она и особенно кормилица, а потом «лапотница » Лукерья умели усладить воображение юных слушателей о чудесах Жар-птиц ы, о подвигах Алёши Поповича, о Синей Бороде, о лубочном Еруслане Лазареви че. Потом началось самостоятельное чтение. Достоевского, ещё «почти млад енца», поразила книга «Сто четыре священных истории Ветхого и Нового Зав ета» (1819). 14-летним мал ьчиком Достоевский попадает в одно из лучших частных учебных заведений Москвы, пансион Чермака, по окончанию которого (1837) отец отправляет его для продолжения образования в Петербург, в Главное инженерное училище. И 16 ян варя 1838 года Фёдор Достоевский был зачислен в Инженерное училище, помещав шееся в Михайловском замке, бывшем дворце Павла 1, где последний был убит. Из дружной, любящей семьи Фёдор попал в военное учебное заведение, где, на пример, новичков, или «рябцов», как их называли, нередко истязали воспита нники старших классов. В чужой среде Достоевский замкнулся. Замкнутости и уединённости Достое вского в училище способствовало не только раннее предчувствие им своег о писательского предназначения, но и страшное известие, полученное им ле том 1839 года: крепостные крестьяне имения в Даровом убили в поле Михаила Ан дреевича Достоевского. Это известие потрясло юношу. Ведь совсем недавно умерла мать. После смерти отца жизнь Достоевского в училище становится м учительнее с каждым днём. В 1841 году в феврале Д. сдает экзамен на чин прапорщика полевых инженеров, а 5 августа того же года последовал приказ о производс тве Достоевского из кондукторов в нижний офицерский чин – полевые инже неры-прапорщики. Это был какой-то проблеск свободы, так как прапорщики-оф ицеры могли жить уже не в стенах Инженерного замка, а на частной квартире. После этого последовали частые смены квартир, причем почти все они в угл овых домах, - привычка, сохранившаяся у Достоевского на всю жизнь. Но даже проживание на частной квартире не дает полной свободы, возможности заня ться только литературным трудом, и в письмах к Брату снова вечные жалобы на тяготы службы. 19 октября 1844 года подпоручик Фёдор Достоевский (этот чин он получил в авгус те 1842 года) выходит в отставку. Пребывание в инженерном училище не осталось бессл едно в творческой биографии писателя: четкая конструкция его романов, ум ение к конечном итоге «распутать самые, казалось бы, невероятные ситуаци и, восприятие Петербурга как города, в котором «архитектурные линии» име ют свою тайну», - все это имеет прямое отношение к его первой профессии инж енера. 3. Начало служебной деятельности после окончания инженерного училища. 12 августа 1843 года Достоевский окончил полный курс наук в верхнем офицерск ом классе. Неприветливо встречает его николаевская действительность. Увлечённый своими творческими замыслами он закончил училище далеко не первым. Его н е назначают на службу для больших военно-оборонительных работ в одну из первоклассных крепостей государства. Он зачислен на скромнейший пост п ри петербургской команде «с употреблением при чертёжной инженерного д епартамента». Начальство доверяет ему лишь в узких кабинетных масштаба х начертательной геометрии и полевой картографии. Это мало смущает моло дого строителя, уже захваченного иными конструктивными заданиями. Служба не отвечает его запросам: он чувствует себя «поэтом, а не инженеро м», как вспоминал в 1877 году. Но он не сомневается в своём призвании: «Напрот ив, твёрдо был уверен, что будущее всё-таки моё и что я один ему господин». К райнее безденежье Фёдора Михайловича продолжалось около двух месяцев. Как вдруг в феврале он стал расхаживать по залу как-то не по обычному – гр омко, самоуверенно, чуть не гордо. Оказалось, что он получил из Москвы 1000 ру блей. К 1-му февраля 1844 года Фёдору Михайловичу выслали опят ь 1000 рублей. На беду, отправившись ужинать к Доминику, он с любопытством ста л наблюдать за бильярдной игрой. Какой-то господин обратил его внимание на одного из участвующих в игре – ловкого шулера, которым была подкупле на вся прислуга в ресторане. «Вот, - продолжал незнакомец, - домино соверше нно невинная, честная игра». Кончилось тем, что Фёдор Михайлович тут же за хотел выучиться новой «невинной» игре – на это понадобилось целых 25 пар тий, и последняя сторублёвка Достоевского перешла в карман партнёра-учи теля. Всё это объясняет многое в безденежье молодого инже нера и вводит нас в драму его зрелого периода, столь ярко отразившегося в повести 1866 года «Игрок». В 1844 году петербургский чиновник инженерного депа ртамента получает командировку в одну из дальних крепостей – Оренбург или Севастополь. Такая поездка требовала значительных затрат и отняла б ы несколько месяцев, прервав и начатую литературную работу. Достоевский решается отдаться всецело своему творческому призванию и подаёт в отст авку. 19 октября 1844 года Достоевский по прошению уволен со службы, а 17 ноября исключен из списков петербургской инженерной команды. 4 . Вступление в кружок Петрашев ского. «Мы петраш евцы стояли на эшафоте и выслушивали наш приговор без малейшего раскаян ия». Ф. М. Достоевский После ухода со службы Достоевский носится с фантас тическими проектами предприятий, по его расчету обещающих скорое обога щение; возлагает большие надежды на свои литературные начинания. В крохо тной петербургской комнате мелкий, да ещё отставной, чиновник, окружённы й беднотой, мечется в горячке своих мечтаний. Предпринимательские проже к - ты оказывались радугой мыльных пузырей: богатство не давалось в руки. Н о счастье литературного успеха улыбнулось Достоевскому. В 1845 году он зака нчивает свой роман «Бедные люди», рукопись которого через посредство др ужившего с ним Григорьевича попадает в руки Некрасова. Восхищённый прои зведением Достоевского Некрасов передаёт рукопись Белинскому, у котор ого она находит столь же восторженный приём. Знакомство с Белинс - ким Дос тоевский назвал «самой восхитительною минутой» всей своей жизни. Белин ский был «верным» идеалом Достоевского. Но Достоевский вскоре отходит о т Белинского и его круга, хотя как реалист оставался им близок. Порвав с Белинским, Достоевский стал посещать кружки: братьев Бекето - вы х, Майковых, Ирипарха Ивановича Введенского, где знакомится с петра - шевц ами: С.Ф. Дуровым, Н.А. Момбелли, А.И. Польмом, П.И. Ламанским. Кружок Ирипарха И вановича посещал и брат автора – Михаил Достоевский. «Петрашевцами» назывались члены одного из главных обществ молодых людей в Петербурге сороковых годов по имени его организ атора. Михаил Васильевич Петрашевский был сверстником До стоевского. После окончания Петербургского «бывшего Царскосельского л ицея» он служил в МИД, имел библиотеку из запрещенных книг и давал почита ть их друзьям. Не случайно именно он сделался организатором главного кру жка. Достоевский на следствии сказал, что «всегда уважал Петрашевского к ак человека честного и благородного». Познакомились они через Плещеева весной 1846 года. Достоевский стал посещать его «пятницы» с сентября 1848 года. Писатель бра л у него книги, главным образом по так называемом христианском социализм е и о коммунизме. Общество Петрашевского наследовало революционное дел о декабристов. Но оно уже состояло не из одних дворян, тут были и разночинц ы. Какое же место занимает среди них Достоевский? П.П. Семенов-Тян-Шанский «революционером Достоевский никогда не был и не мог быть». У него было ма ло общего с петрашевцами. Не исключено, как предполагают, нескорые учены е, что Достоевский со временем отошел бы от петрашевцев, как он отошел от Б елинского. У него вырабатывался свой путь, свое понимание проблем, котор ые они совместно обсуждали. В общество Петрашевского был заслан царский агент, который записывал вс е, что там говорилось, и по его доносам был составлен список «преступнико в» и предварительные обвинения. В ночь на 23 апреля 1849 года были произведены аресты по всему Петербургу. Их посадили на пол - года в Петропавловскую кр епость. И когда их вывели на эшафот на Семёновском плацу 22 декабря 1849 года о ни с трудом узнавали друг друга. Достоевский был приговорен в числе девя ти, стачало к смертной казни, а потом, после ловко разыгранной царем приго вора, к четырём годам каторги и поселению в Сибири. 5 . Петропавловская крепость. Пр иговор. Стены крепостной толщины. Тройные решетки. Окна забелены. Там, за ними, выс окие стены бастиона. Только прильнувши к стеклу, увидишь серый клочок пе тербургского неба. Иногда проплывает робкое облачко. В одиночке всегда п олусумрак. Тают в сырой полумгле табурет, железная койка, стол, умывальни к, стены покрыты на сажень от пола черно-зеленой мохнатой завязью плесен и. Еле заметна узкая длинная темная щель, пропиленная в массиве тяжелове сной двери. Это глазок. Не поймешь, занавешен ли плотном заслоном или гляд ят на тебя неслышно и зорко два глаза: коменданта, смотрильного, караульн ого? Сыро, холодно, голо. Повсюду тесаный камень. Молчание. Безлюдье. Таков о новое обиталище Достоевского – Алексеевский равелин. Это самое страш ное место самой грозной политической тюрьмы. Оно предназначено для важн ейших государственных преступников. Здесь погиб в 1718 царевич Алексей. Сюд а заключали «самозванку княжну Тараканову». Отсюда последовал в Сибирь Радищев. В этих казематах томились декабристы Рылеев, Пестель, Каховский , Волконский и Трубедской. Суда же вели теперь петрашевцев. Здание «секре тной» темницы отделено от остальной площади острова непреступными сте нами и глубоким каналом. Только по мосту, переброшенному над этим искусс твенным проливом можно достигнуть единственного входа в равелин. Узник и этой цитадели утрачивали имя и фамилию, получая взамен номер своей кам еры. Вся жизнь здесь регулировалась царскими распоряжениями. Произвол в нутренней администрации не знал никаких преград. Никакие ревизии и конт роли не допускались. Заключенные считались заживо погребенными. Брошен ные без суда в этот застенок, петрашевцы немедленно стали подсудимыми вы сших военных инстанций: правительство решило использовать их дело в цел ях широкой антиреволюционной пропаганды. Следствие длилось четыре мес яца. Долгое время заключенные были совершенно лишены каких – либо связе й с внешним миром. Только в июле им разрешили переписку с родными, получен ие книг и журналов, письменные занятия. Несколько месяцев в сырой одиночке не прошли бесследно. В груди появилис ь боли, которых небывало прежде. Пропал аппетит. По временам Достоевском у начинало казаться, что пол в его камере колышется, как в пароходной кают е. А тут ещё подступила петербургская осень, которая всегда имела на него гнетущее и мрачное влияние. Достоевский сообщает брату о своей бессоннице, кошмарах, нервных явлени я, физических недомоганиях. Но тон писем неизменно спокойный и бодрый. Фе дор Михайлович обладал редкой душевной стойкостью, всегда проявлявшей ся в самые тяжелые минуты жизни. Этим он был похож на мать. Даже во время св оей последней болезни, зная, что умирает, Мария Федоровна нашла в себе сил ы утешить потерявшего голову мужа. Исхудавшая, коротко остриженная (уже не могла расчесывать длинные густые волосы) она ласково беседовала с дет ьми, просила читать ей стихи и теперь ее сын, заключенный в одиночку секре тного дома, также бестрепетно нес свой крест. Равелин не сломил его творческий дух. К концу лета им разрешили гулять в т юремном дворике, позволили жечь свечи по вечерам. Во все время заключени я арестанты пребывали в тягостной неизвестности – когда кончиться дел о и чем оно может кончиться. Военный суд шел при закрытых дверях и продолжался 6ть недель. 16 ноября вын есенный судом приговор был передан на заключение генерал-аудитору, т.е. в ерховному прокурору. В приговоре военно-судной комиссии в отношении Дос тоевского говорить: «Военный суд находит подсудимого Достоевского вин овным в том, что он, получив из Москвы от дворянина Плещее копию с преступн ого письма литератора Белинского, читал это письмо в собраниях сначала у Дурова, потом у Петрашевского, и, наконец, передал его для списания копии Момбелли. Достоевский был у Спешного во время чтения возмутительного со чинения поручика Григорьева под названием «солдатская беседа», а потом у военный суд приговорил: за недонесение о распространении преступного, о религии и правительстве письма литератора Белинского и злоумышленно го сочинения поручика Григорьева лишить чинов, всех прав состояния и под вергнуть смертной казни расстрелянием». 22 декабря 1849 го да приготовленный к смертной казни Достоевский стоит на Семёновском пл ацу. Жить ему остается не больше минуты. В этот страшный миг в нем начинает умирать «старый человек». Достоевский был приговорен в числе девяти, стачало к смертной казни, а потом, после ло вко разыгранной царем приговора, к четырём годам каторги и поселению в С ибири. 6 . Омский острог. 23 января 1850 года Достоевский прибыл в Омскую крепость, окружённую рвами и в алами. Построенная в начале XVII века для отражения степных кочевников, она вскоре превратила сь в военный острог. «И никогда ещё человек, более преисполненный надежд, жажды жизни и веры не входил в тюрьму», - записал через тридцать лет в свои х черновых тетрадях Достоевский, вспоминая, очевидно, эту трагическую ми нуту своей жизни. Достоевский был зачислен в арестантскую роту №55 «чернорабочим», как было определено в «Статейном списке» крепости. Попытка в 1852 году «благородных людей», как назвал их в письмах сам Достоевский, официально – административным пут ём хоть сколько-нибудь смягчить участь «чернорабочего» - колодника, «пов ергаемо было на высочайшее государя императора воззрение, но монаршего соизволения на сие представление не последовало», и даже начальство ост рога получило «высочайшее предписание» содержать «политического прес тупника Достоевского в полном смысле арестантом, без всякого снисхожде ния. Известно, что Достоевского пороли в остроге розгами за то, что он пыта лся вступиться за арестантов. Первая встреча с главным тюремщиком плац-майором Кр ивцовым подтвердила его репутацию мелкого варвара и жестокого тирана. Д остоевский увидел полупьяного человека с багрово- свирепым лицом под ор анжевым околышем засаленной фуражки, в армейском мундире с грязными арм ейскими эполетами. «Угреватое и злое лицо его производило на нас чрезвыч айно тоскливое впечатление: точно злой паук выбежал на бедную муху, попа вшую в его паутину». По своему обычаю, он жестоко обругал прибывшего арес танта и пригрозил ему поркой за малейший проступок. Достоевского отвели в кордегардию, или караульную, где ему немедленно же придали новое облич ие арестанта. Ему обрили голову, он был облачён в двухцветную куртку с жёл тым тузом на спине и покрыт мягкой бескозыркой. В таком виде он вступил в к аторжный каземат. Это было ветхое деревянное здание, намеченное к сло му, с прогнившим полом, протекающей крышей, угарными печами. Голые нары. Об щий ушат с сумерек до рассвета, духота нестерпимая. А вокруг несмолкаемы й крик, шум, ругань, бряцание цепей. «Это был ад, тьма кромешная», - вспоминал впоследствии Достоевский. Он увидел здесь в действии и на практике древний грозный устав о наказан иях: клейменые лица «для вечного свидетельства об их отвержении», истерз анные спины наказанных шпицрутенами, распухшие, багрово синего цвета, с застрявшими в них занозами. Омские каторжники были неумолимо окутаны же лезом. В оковах люди мылись в бане, в кандалах играли комедию, в цепях лежа ли больными в госпитале. Достоевского поразила ненависть арестантской мас сы к приговорённым дворянам. Бывшие крепостные выражали свою вражду к не давним помещикам, утратившим безграничную власть над ними. «Вы, дворяне, железные носы, нас заклевали. Прежде господином был, народ мучил, а теперь хуже последнего наш брат стал». Но обычно сословная вражда между заключ ёнными не проявлялась столь бурно. Днём, вечером вечные драки, кражи налёты и обыски со стороны начальства, п остоянные побудки ночью. Всё угнетало, всё было направлено на то, чтобы че ловек забыл что он человек. Особой жестокостью отличался конечно же Крив цов. В его привычке было придираться попусту. Даже если не на том боку спит арестант, и из-за этого одного уже наказание. По рассказу самого Достоевского, он имел среди арестан тов «много друзей приятелей», интересовался их «историями», их песнями, их нравственными запросами. В пёстром разнообразии острожной толпы, где были представлены все виды п реступлений, Достоевский мог наблюдать едва ли не все типы уголовного ми ра – от контрабандистов и фальшивомонетчиков до истязателей малолетн их и грабителей на большой дороге. Данные «Записок из Мёртвого дома» дают возможность разбить население о строжской казармы по методу Стендаля и Толстого на несколько категорий. Основное деление каторжных выразилось бы в двух группах: 1) наивные и простоватые болтуны, 2) молчаливые. Этот второй, н аиболее многочисленный разряд, в свою очередь, распадался на несколько в идов: 1) угрюмые и злые; 2) добрые и светлые; 3) отчаявшиеся. Особое внима ние изобразителя сложных случаев совести привлекали «угрюмые и злые». Е му пришлось прожить четыре года бок о бок с мрачнейшими знаменитостями у головного мира. Убийца детей татарин Газин; отвратительнейший из всех за ключённых Аристов, «нравственный Квазимодо», утончённый развратник, па разит и предатель – такова была среда «колоссальных страшных злодеев», окружавшая Достоевского в каторжной казарме. Но были и другие. В небольшой кучке «добрых и светлых » Достоевский нередко отходил душой от всех острожных впечатлений. К это й группе принадлежали и смиренный простодушный юноша, и пострадавший за веру седой старообрядец, и несколько кавказских горцев, принёсших в гряз ь и чад арестантской жизни рыцарскую доблесть своих горных нравов. Писателя заинтересовали и «отчаявшиеся» - люди закалён ной воли неукротимого протеста и отчаянного бесстрашия. Из такого разря да выходят в решительные минуты зачинщики и вожаки. Достоевский сразу почувствовал в поруганном населении омской казармы выдающихся самородков. Это были яркие проблески в густых потёмках заточ ения: «Всё это только мелькнуло передо мной в этот первый, безотрадный ве чер моей новой жизни, мелькнуло среди дыма и копоти, среди ругательств и н евыразимого цинизма, в мефитическом (затхлом, удушливом) воздухе, при зво не кандалов, среди проклятий и бесстыдного хохота. Что больше всего поразило Достоевского, так это ненависть в народе к бар ам, какой вековечный, неисцелимый раздор, какая пропасть разделяет их. Ме ра неприязни и ненависти была поистине целым открытием для писателя. Отк рывшиеся ему страшные бездны жизни приводили к неправильным выводам, чт о зло присуще самой природе человека, отсюда противопоставление некой « народной правды» правде мыслящей интеллигенции. Говорит Достоевский о тиранстве на каторге и вдруг делает вывод: «Свойства палача в зародыше н аходятся почти в каждом современном человеке». Или: «Немногому могут нау чить народ мудрецы наши. Даже утвердительно скажу, - напротив: сами они ещё должны у него поучиться. «Записки из Мёртвого дома» появились после кат орги, в 1861 году. В них Достоевский определил своё «учение», гораздо более чё тко, чем оно сложилось на каторге. Там оно только зарождалось, но каторга б ыла переворотом в его взглядах. И сколько в э тих стенах погребено напрасно молодости, сколько великих сил погибло зд есь даром! Ведь надо уж сказать: ведь этот народ необыкновенный был народ. Ведь это, может быть, и есть самый даровитый, самый сильный народ из всего народа нашего. Но погибли даром могучие силы, погибли ненормально, незак онно, безвозвратно. А кто виноват? 7. Перерождение Достоевского и появление новых убеж дений – это есть зарождение «почвенничества». 4 года Достоевский читает на каторге одну книгу – Евангелие, подаренную ему в Тобольске женами декабристов – единственную книгу разрешенную в остроге. Постепенно рождается «новый человек», начинается «перерожден ие убеждений». Четыре года страданий невыразимого, бесконечного явилис ь поворотным моментом в духовной биографии Достоевского. Не тяжелый кат оржный быт, не ужасы каторги больше всего потрясли Достоевского. Больше всего поразил писателя тот факт, что острожники с ненавистью встретили и х – дворян – за их атеизм, за их безверие, за бунт, за стремление свергнут ь царя. Ими, верующими в бога, любящими царя, всякий бунт воспринимался как барская затея. Этот вывод писателя не всегда совпадал с реальной «идеологией» и «практ икой» острожников, но он искренне и окончательно поверил в это совпадени е, и это, наряду с чтением евангелие, имело решающее влияние на перерожден ие убеждений Достоевского. И он был, пожалуй, единственным среди всех пет рашевцев, кто «в каторге между разбойниками в четыре года отличил, након ец, людей», как признавался сам в том же первом после каторжном письме к бр ату: «Поверишь ли, есть характеры глубокие, сильные, прекрасные, и как весе ло было под грубой корой отыскать золото. И не один, не два, а несколько. Ины х нельзя не уважать, другие решительно прекрасны… Сколько я вынес из кат орги народных типов, характеров! Я сжился с ними потому, кажется, знаю их п орядочно… Что за чудный народ. Вообще время для меня не потеряно, если я не узнал не Россию, так народ русский хорошо, и так хорошо, как, может быть, не многие знают его». Постепенно расшатывалась старая «вера», незаметно вырастало новое мир овоззрение. В «дневнике писателя» Достоевский признаётся: «Мне очень тр удно было бы рассказать историю перерождения убеждений – разве может б ыть во всей области литературы, какая – нибудь история, более полная зах ватывающего и всепоглощающего интереса? История перерождения убеждени й – ведь это и прежде всего история их рождения. Убеждения вторично рожд аются в человеке, на его глазах, в том возрасте, когда у него достаточно оп ыта и проницательности, чтобы сознательно следить за этим глубоким таин ством своей души. «Перерождение убеждений» началось с беспощадного суда над самим собой и над всей прошлой жизнью. «Помню, что во время, - писал впоследствии Досто евский о своей каторге, - несмотря на сотни товарищей, я был в страшном уед инении, и я полюбил, наконец, это уединение. Одинокий душевно, я пересматри вал всю прошлую жизнь, перебирал всё до последних мелочей, вдумывался в м оё прошлое, судил себя неумолимо и строго и даже в иной час благословлял с удьбу за то, что она послала мне это уединение, без которого не состоялся н и этот суд над собой, ни этот суд над самим собой, ни этот строгий пересмот р прежней жизни. И какими надеждами забилось тогда моё сердце! Я думал, я р ешил , я клялся себе, что уже не будет в моей будущей жизни тех ошибок, ни тех падений, которые были прежде… Я ждал, я звал поскорее свободу, я хотел исп робовать себя вновь на новой борьбе… Свобода, новая жизнь, воскресенье и з мёртвых. Экая славная минута!» Прощание с каторжниками. 23 января 1854 года заканчивался срок каторжных работ Досто евского. 15 февраля того же года писатель навсегда покинул Омский острог. Рано утром д о выхода арестантов на работу он обошёл казармы и в полусумраке рассвета простился со своими клеймеными товарищами. Вместе с ним покидал тюрьму и С.Ф. Дуров, вошедший в острог молодым и бодрым и выходившим из него полур азрушенным, седым, почти без ног и с отдышкой. Их повели в инженерную масте рскую расковать от цепей. Достоевский подошёл к наковальне после Дурова . Кузнецы засуетились. Ногу положили на станок, повернули заклёпку, удари ли молотком. Наконец, кандалы, звеня и громыхая, упали. «Свобода, новая жиз нь, воскресенье из мёртвых… Экая славная минута!» Срок каторги истёк, дальше начиналась служба рядовым в ссылке. В марте этого же года за числен рядовым в Сибирский седьмой линейный батальон, стоявший в Семипа латинске. 8 . Пребывание на солда тской службе. Семипалатин ск представлял собой глухой городок, затерянный в киргизских степях неп одалёку от китайской границы. Однообразный пейзаж приземистых и бедных строений оживлялся воздушными очертаниями остроконечных минаретов, ра скинутых по всему посёлку. Достоевский был снова водворен в деревянную казарму, но мог уже спать не на голых досках, а на нарах покрытых кошмой. Он должен был со всей строгост ью выполнять фронтовые занятия, но от других обязанностей был свободен. По-прежнему он был близок к народу, но уже к другому его слою – к русским с олдатам. Он не отразил их в своём творчестве, но он искренне полюбил своих новых товарищей. Достоевский всеми силами старается вырваться на действительную волю. Б ольшую поддержку он получил от приехавшего служить в Семипалатинск бар она А.Е. Врангеля. Барон был членом прокурорского надзора, знал прежние со чинения писателя, присутствовал на Семёновском плацу, когда осуждённых петрашевцев вывели на казнь. И теперь был преисполнен сердечного участи я к писателю. Достоевский получил возможность жить вне казармы, снял ква ртиру. Он поселился в «русском городе» поблизости от своего батальона ср еди сыпучих песков, поросших колючками, в полутёмной и закопчённой избе одной вдовы солдатки. Стал встречаться с культурным, столичным человеком. Вранглер был советч иком во всех его действиях. В октябре 1856 года Достоевский был произведён в прапорщики, стал офицером, положение его резко изменилось к лучшему. Теп ерь он может мечтать о личной жизни, о любимых занятиях. Весной 1857 года Фёдо ру Михайловичу возвращают гражданские права и потомственное дворянств о. Марте1858 года он подаёт в отставку «по болезни». Ему разрешено выехать в ц ентральную Россию. Правда с запретом жить в столицах. Достоевский выбира ет для местожительства город Тверь и прибывает туда в Августе того же го да. В ноябре следующего года ему наконец разрешают проживание в Петербур ге и Москве. 9 . Возвращение в столиц у. Журналы «Время» и «Эпоха». Раскрытие теории почвенничества. В 1858 году Михаил Достоевский испросил разрешение изд авать литературный и политический еженедельник «Время» небольшими вып усками, до четырёх печатных листков. Ему разрешают В сентябре 1860 года выхо дит объявление о журнале «Время». Это манифест нового литературного нап равления – почвенничества и одновременно ответ Достоевского на самые животрепещущие запросы дня. Д-ий хочет создать своим журналом «Время» новое общественное течение «п очвенничество», занимающее среднее место между западничеством и славя нофильством. Своему пониманию русской идеи как примирению всех европей ских идей, а русского идеала как общечеловеческого идеала Д-ий остался в ерен до конца жизни. Революции писатель противопоставляет мирное объед инение с «почвой», то есть с народом. С точки зрения Д-го, народ, благодаря с охранившемуся в нём христианскому идеалу «всепримиримости» и «всечело вечности», способен усваивать результаты европейской цивилизации, изб егая вражды сословий, свойственной Западу. Хотя консерватизм и утопизм т акого плана устранения социальных противоречий были очевидны, Д-ий стра стно и искренне считал историческим предназначением русского народа в сеобщую реализацию этого идеала. Д-му удаётся привлечь к сотрудничеству двух талантливых критиков Аполлона Григорьева и Николая Страхова, кото рые и образовали группу «почвенников» в журнале. Программа почвенничества опиралась на идеалистическое понимание исто рии, романтический взгляд на русскую действительность и славянофильск ое учение о смирении и всепокорности русского крестьянина. Ополчаясь на боевые идеи разночинной литературы и отрицая революционные идеи преоб разования России, почвенники принимали слагавшуюся буржуазную монархи ю как наиболее прогрессивную форму правления для всей страны. В этом они усматривали патриархальную идиллию соединения интеллигенции с кресть янством, царя с народом. В крестьянском вопросе почвенники занимали умер енную позицию. Журнал отстаивал консервативные принципы, утверждая отс утствие сословного антагонизма в русской истории и господство в ней мир а и согласия между крепостными и помещиками. Этот скромнейший проект расширяется. Журнал определяется как ежемесяч ник большого формата; объём книжек увеличивается до тридцати печатных л истов. Вводятся вопросы экономические, финансовые и философские. Официа льно новое литературно-политическое обозрение редактирует Михаил Миха йлович, он и принимает на себя всю деловую часть издания. Ведущим сотрудн иком журнала, его фактическим редактором становится Фёдор Достоевский. Всего около 2-ух с половиной лет редактировал Достоевский «Время» (с янва ря 1861 по май 1863). Но за этот небольшой срок здесь был напечатан ряд выдающихс я произведений, до сих пор сохраняющих своё значение. Вся история второго журнала братьев Достоевских – это его медленная гибель. Попытка спасти в новом виде прекрасный ежемесячни к «Время» оказалась безнадёжной. «Эпох» появилась на свет «мертворождё нной», и всего редакторского таланта Фёдора Михайловича недостало на то , чтобы новое издание было столь же блестящим, как первое. Сотрудники Д остоевского сообщили в печати, что его журнал «Время» имел решительный и быстрый успех: в первом 1861 году было 2300 подписчиков, во втором – 4302, в третьем в апреле около 4 тысяч, что к концу года дало бы, несомненно, годовую цифру п редшествующего года. Дело сразу стало прочно и приносило большой доход. «Моё имя стоит миллиона!»- заявил Достоевский Страхову в 1862 году Но в борьбе з а спасение своей печатной трибуны Достоевский проявил высокое мужеств о, и его отчаянная битва за жизнедеятельность второго органа почвеннико в была полна драматизма. Еще 15 ноября 1863 года Михаил Достоевский обратился к министру внутренних дел Валуеву с прошением о разрешении ему выпускат ь в1864 году журнал «Правда» - с целью вознаградить подписчиков закрытого в мае «Времени». Направление издания определялось как «в полной мере русс кое», то есть патриотическое и народное. Это означало что журнал будет пр идерживаться официального курса. Правительство заняло сложную позицию. Оно разрешило Михаилу Достоевск ому выпускать испрашиваемое издание (под другим названием – «Эпоха»), н о дало это дозволение лишь в конце января, когда все печатные органы уже у спели провести подписку. При этом от журнала требовалось «безукоризнен ное направление» и за ним учреждался особый надзор. В таких условиях пер вый номер «Эпохи» мог выйти только 21 марта, когда никаких надежд на годову ю подписку уже не было. Это в сущности подтвердило скорый и неотвратимый крах издания. Судьба «Эпохи» оказалась неотрывной от больших историчес ких кризисов времени. Как отмечал Н.Н. Страхов, в1863 году совершился перелом общественного настроения: «После величайшего прогрессивного опьянени я наступило резкое отрезвление и какая-то растерянность». Это был решите льный поворот правительства и общества к реакции, определившей и курс «Э похи» - полный разрыв с нигилистами и открытая полемика с «Современнико м». В объявлении о журнале «Эпоха» говорилось, что редакция твёрдо намерена вести журнал в духе «прежних изданий», стремясь к разработке общественн ых и земских явлений в направлении русском и национальном. Это было прод олжение почвенничества, но уже в духе правового славянофильства. Резко о суждалось обличие существовавшего строя, отвергалась социальная крити ка, исключалась политическая сатира. Нужно приветствовать своеисторич ность России и остерегаться «всёстирающей цивилизации» Запада. Не долж но впадать в отвлечённость и жить по чужому (т.е. по докторикам социализма ). Всё это усиливало охранительные тенденции «Эпохи» и не оставляло прос тора для свежих, новых, жизненных суждений о больных явлениях действител ьности. Ценным оставалось утверждение, что самобытность и оригинальность наро дной жизни выразились полнее всего в русской литературе. В «Эпохе» будут участвовать Тургенев, Островский, Ф. Достоевский, Ап. Майков, Плещеев, Пол онский и другие известные авторы. Такую консервативную программу, но с общей ориентацией на великий творч еский идеал – русскую литературу – Достоевский и стремился проводить в «Эпохе». Задача в основном оказалась ошибочной и журнал еле выдержал п ервый и единственный год своего существования. Он кончился естественной смертью на своей тринадцатой книжке, по календ арному счёту февральской, но вышедшей в свет 22 марта 1865 года. Такова была короткая жизнь и быстрая гибель «Эпохи». 1864 год – это «страшный год» в жизни Достоевского. И, конечно, не только по с удьбе его журнала, но и по тягчайшим личным потерям и особенно окончател ьному мировоззренческому повороту Достоевского. Он занял позицию, на ко торой самые великие писатели, каким он, несомненно, был, всегда терпели по ражение: он стал на защиту редакции, против передового движения времени. Это едва ли не высший трагизм всего его мучительного существования. Дост оевский-художник сохранил свой творческий дар. Но как борец и политическ ий мыслитель, он был отброшен шквалом истории в стан её тёмных и зловещих сил. В этом не только личный трагизм его писательской судьбы, но, быть может, од на из глубоких катастроф русской литературы. Гениальный романтист был с ломлен своей эпохой и уж не мог отважно и дерзостно пойти свободным путё м Герцена, Гейне или Гюго. Мёртвая хватка царизма прервала наметившийся рост вольнолюбивых мечтаний юного Достоевского, жестоко изломала его м олодую судьбу, властно приковала его к своему железному делу, и вероятно, одержала мрачнейшую и печальнейшую победу, насильственно отторгнув эт у огромную творческую силу у той литературы «грядущего обновленного ми ра», к которой так жадно прильнул на заре своей деятельности молодой уче ник Белинского и Спешнева. Раскрытие теории почвенничества. Почвенники продолжили обсуждение славянофильской – западнической проблематики в новых исторических условиях, когда акт ивно распространялись идеи естественно – научного материализма, клас совой борьбы, радикальных преобразований на пути к «единоспасающему» п рогрессу. Достоевский подчёркивал, что стремление отыскать общую форму лу для всего человечества, отлить готовую форму для всех национальносте й ставит под сомнение саму идею прогресса, ибо собственного фундамента и родной почвы «ничего не вырастет и никогда плода не будет», а движение вп ерёд может обернуться невозможными потерями. В печатавшихся на страниц ах журнала «Время» «Объявления об издании «Времени», в «Ряде статей о ру сской литературе», работе «Два лагеря теоретиков» и др. писатель утвержд ал, что органическое развитие русской культуры и народного самосохране ния нарушилось петровскими реформами, которые были исторически необхо димы, но проводились не нормальным, естественным путём, а революционным, насильственным, противоречившим народному духу средствами. В результа те образовалась определённая пропасть, разделявшая «наша цивилизованн ое «по – европейски» общество» с народом, далеко разводившая интересы р азных сословий. Главным губительным следствием удаления высшего слоя общества от «земли» Достоевский считал потерю живых связей с традициям и и преданиями, сохранявшими атмосферу непосредственной христианской веры. По его мнению, возвышение над народом и атеизация дворянской интел лигенции создавали благоприятные условия для смещения иерархии духовн ых ценностей, развития болезненной гордыни ума, воззрения наивной и безг раничной уверенности в непогрешимости «науки» и незаменимости социаль ных преобразований в деле нравственного благоустроения человечества. Следовательно, необходимо «примирение цивилизации с народным началом» - в его разных, но самых лучших и наиболее глубоких проявлениях. Эта «почвенническая логика» логика по-разному и в художественных и в пуб листических произведениях писателя. Например, в «Записках из Мёртвого д ома» (1860) дантовские картины каторжного ада сочетаются, говоря словами са мого автора, с осмыслением «возврата к народному корню, к узнаванию русс кой души, к признанию духа народного». В «Зимних заметках о летних впечат лениях» (1863) Достоевский обнаруживает в природе западного человека «нача ло особняка, усиленного самосохранения, самопромышления», которое несо вместимо ни с каким «братством» - ни с христианским идеалом, ни с социалис тическими идеями. Отныне в его сознании существует как бы две Европы: на с мену «первой» Европе «святых чудес», высоких идеалов, вдохновенного дух а, мощной культуры, которая жизненно угасает и превращается в музей, в «ка мни и могилы», приходит «вторая» Европа – корыстных побуждений, усреднё нных стандартов, мельчайшего вкуса, Европа духовного нигилизма и убийст венного позитивизма, где «Бог умер» (нищие), а «средний европеец» станови тся орудием «всемирного разрушения» (К.Н. Леонтьев). Писатель с горечью об наруживает, что «чудеса» многовекового и вдохновенного культурно-исто рического строительства на Западе молчат, они отступили в тень перед нов ыми «идеалами», когда «высшее место в Европе отведено миллиону», когда в ырабатывается «самый главный кодекс нравственности («накопить фортуну » и иметь побольше вещей), когда лицемерное прикрытие заботы о самообесп ечении и самообогащении занимают всё внимание человека, а господствующ ий индивидуализм отодвигает в сторону всякое помышление об общем благе. В натуре же русского человека, по его убеждению, живёт «потребность брат ской общины», сумевшая сохранить народ, «несмотря на вековое рабство, на нашествие иноплеменников». Именно поэтому он полагал, что в России возмо жен «русский социализм», т. е. Устройство общества на христианских основ аниях. В 1861 году Д-ий публикует роман «Униженные и оскорблённые», в котором присуще ему в 40-е годы «гуманистическое «изображение» маленьких людей» обогащается элементами будущих романов – трагедий, анализом эгоцентр изма человеческой природы, бессилия «естественной морали» перед госпо дствующим злом. И чем дальше, тем больше социальная неполноценность или значительность героев в художественном мире писателя неизмеримо перек рывается величием или ничтожностью их души и местом на духовно – нравст венной «лестнице», способностью или непосредственностью осознавать и преодолевать собственное «подполье» на пути к «святости». С «Записок из подполья»(1864) которые могут рассматриваться, как своеобразн ое художественно-философское введение к последующим произведениям и в которых заложена скрытая полемика о человеке, начинается принципиальн о целеустремлённое выражение центральных идей всего позднего творчест ва Д-го. «Только я один, - писал он, - вывел трагизм подполья, состоящий в стра дании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, гла вное, в ярком убеждении этих несчастных, что и все таковы, а стало быть, не с тоит и исправлять!». Писатель приходил к выводу, что «причина подполья» з аключается в «уничтожении веры в будущие правила». «Нет ничего святого» . Оторванный от «почвы» и от «святого», т. е. от христианского идеала, герой «Записок из подполья» оказывается заложником не преображенной человеч еской природы и свободы, в свете основополагающих закономерностей и воз можностей которых Д-ий станет отныне подвергать глубочайшему философс ко-эстетическому синтезу не только противоречия и тупики в межличностн ых отношениях, но и ограниченность, и уступчивость в генеральных идеях с оциализма и капитализма, цивилизации, гуманизма, позитивизма, науки, про гресса и т. д. В одной из ста тей о Достоевском. Вл. Соловьёв сформулировал принципиальный итог, котор ый вытекает из художественных раздумий автора «Записок из подполья» и з наменитых романов над неубывными условиями и коренными особенностями пребывания человека в мире: «Пока тёмная основа нашей природы, злая в сво ём исключительном эгоизме и безумная в своём стремлении осуществить эт от эгоизм, всё отнести к себе и всё определить собою, - пока эта тёмная осно ва у нас налицо – не обращена – и этот первородный грех не сокрушен, до т ех пор невозможно для нас никакое настоящее дело и вопрос что делать не и меет разумного смысла. Представьте себе толпу людей слепых, глухих, бесн оватых, и вдруг из толпы раздаётся вопрос что делать? Единственный разум ный здесь ответ: ищите исцеления, для вас нет дела, а пока вы выдаёте себя з а здоровых, для вас нет исцеления». 10. Мировоззрение Досто евского. Достоевский-психолог Мировоззрение самого Достоевского было продуктом беспощадно описанной им эпохи кризиса и краха идеалов. Все страдания, по тери, все муки ничтожности, бедности, нравственно-оскорбительного пожел ания в обществе людей безвестных и бессильных, но наделенных «душой», от разились в его произведениях. Это настоящий плач по каждодневно погубле нной человечности, плач и заступничество перед всеми будущими временам и. Такой страстной, мучительной, кровоточащей любви к людям, такого поним ания и участия в самом тайном, что прячут люди от других, да и от себя тоже, н е было больше в мировой литературе. Это исключительная черта гения Досто евского. Не было бы нужды говорить обо всём этом, если бы речь шла не о действительно гениальном, захватывающем художнике. Картины жизни, о ткрывающиеся нам со страниц произведений Достоевского, незабываемы, ес ть целый образный мир Достоевского, который мы столь отчётливо и запечат лённо представляем себе, как, например, мир Толстого. Типы и характеры, выв еденные Достоевским, по своей значительность стоят в цепи «вечных» обра зов мировой литературы, таких, как Гамлет, Фауст, герои мифов и легенд. « Об щее» и «индивидуальное» в этих образах воссоздано с почти таинственной, поражающей художественной яркостью, на самом высшем уровне художестве нного реализма. Достоевский – великий психолог; психическая жизнь чело века, всё сознательное и подсознательное, болезненные противоречия душ и, лава смятённых мыслей, холодное рас - суждение, тайное мерцание чувства и невыносимый натиск переживаний – всё доступно напряжённо-испытующе му, серьёзному взгляду Достоевского. Романы Достоевского – каждый из ни х – это мир поразительных по интенсивности художественных и интеллект уальных впечатлений, обнимающих целые области жизни во всех её предельн о выявленных контрастах тьмы и света, вспышек возвышенного романтизма и «бездны падений». Наконец, огромное наслаждение – острохарактерный, не истощаемый, разноречивый язык прозы Достоевского, язык глубоко национа льный. 11. Значение периода каторги и солдатской службы для д альнейшего художественного творчества. Произведения не теряют мысли, после каторги, всё также в едется описание молодых людей некоторых прогрессивных взглядов и друг их, не желавших уходить от существующего строя. Произведения патриотиче ского настроения. Записки из мертвого дома воспринималось современниками и как волнующи й рассказ о страданиях народа, об ужасах и несправедливости царской като рги, и как книгу о тяжелой судьбе политических ссыльных, об испытаниях, вы павших в мрачные годы правления Николая I на долю одного из деятелей русской литературы и рус ского освободительного движения. Принципиальное значение для всего ми ровоззрения Достоевского имеет впервые полемически заявленная в «Запи сках», занимавшая писателя и позднее проблема среды. Как все писатели-ре алисты XIX века, Достоев ский признавал значение социальных и культурно-исторических условий м еста и времени, нравственной и психологической атмосферы внешнего мира, определявших характер человека, его сокровенные мысли и поступки. И в то же время Достоевский восстаёт в «Записках» против фаталистического пр едставления о «среде» как об инстанции, апелляция к которой позволяет оп равдать поведение человека её влиянием, сняв тем самым с него нравственн ую ответственность за совершённое им преступление. Дурное влияние сред ы не освобождает человека от нравственной ответственности перед други ми людьми, перед людьми, перед миром. Другая трагическая проблема, остро поставленная в «Записках» и продолж авшая занимать мысль писателя до конца жизни, - проблема, которую, - если во спользоваться языком позднейшей художественной литературы и философи и, - можно назвать проблемой «сверхчеловека». Характеризуя в «Записках и з Мёртвого дома» своих товарищей по каторге – Орлова, Петрова,-людей бол ьшой внутренней силы, но развращённых «кровью и властью»,-Достоевский вы разил мысль об опасность, которую преставляет для общества способность человека сживаться со злом и преступлением, оправдывать и эстетизирова ть их. Достоевский проротчески увидел в потере личности ощущения различ ия между добром и злом соцболезнь, так и всему человечеству неисчислимым и бедствиями. Соглашаясь с тем, что «свойства палача в зародыше находятс я почти в каждом современном человеке» и что даже «самый лучший человек может огрубеть и отупеть от привычки до степени «зверя», Достоевский утв ерждает, что «общество, равнодушно смотрящие на такое явление, уже само з аражено в своем основании». Мысль об опасности, которую несёт победа «звериных свойств человека» на д человеческими свойствами, постоянно владела писателем после каторги. Она получила выражение в «Униженных и оскорблённых», «Преступлении и на казании», «Братьях Карамазовых» и других романах.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Первое правило политика: никогда не верь ничему, пока не поступит официальное опровержение.
Джонатан Линн и Энтони Джей
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Жизнь Достоевского на каторге и на солдатской службе", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru