Реферат: Жанровое разнообразие поэмы А. С. Пушкина "Руслан и Людмила" - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Жанровое разнообразие поэмы А. С. Пушкина "Руслан и Людмила"

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 20 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Жанровое разнообразие поэмы А. С. Пушкина " Руслан и Людмила" Поэма — крупное стихотворное произведение с повествовательным или ли рическим сюжетом. Известно много жанровых разновидностей поэм: героиче ская, дидактическая, сатирическая, историческая, лирико-драматическая и др. Существует много различных мнений критиков насчет жанровой принадлежн ости “Руслана и Людмилы” . Критик Маймин Е. А. писал, что “по своему жанру “Р услан и Людмила” — шуточная и ироническая поэма-сказка” . “В литературе о Пушкине, — считает Б. Бурсов, — достаточно выяснен вопрос о том, что в “Р услане и Людмиле” , по своему жанру близкой одновременно и сказке и истор ической поэме, явно преобладает исторический интерес над сказочным…” . На мой взгляд, “Руслан и Людмила” — оригинальное произведение, в которо м черты волшебной сказки пересекаются с реальными историческими событ иями. Сюжет поэмы — сказочный, в нём все дышит молодостью и здоровьем, печальн ое не печально, а страшное не страшно, потому что печаль легко превращает ся в радость, а страшное становится смешным. Похищение невесты, поиски ее, мотив соперничества, пребывание героини в заколдованном царстве, совершение подвигов для ее спасения, счастливый конец — все это похоже на сказку. Но по ходу повествования, внутри сюжета , происходит постоянное столкновение сказочного и самого обыденного, фа нтастического и бытового. Колдунья оказывается не только злой, но и жалк ой старухой, свирепый чародей Черномор — немощным стариком. Торжество правды над коварством, злобой и насилием — вот содержание поэ мы. “Руслан…” — только сказка, с обычным в сказках резким противопостав лением добрых и злых персонажей и со счастливой развязкой. Картины боевые чередуются с мирными, веселые и смешные с мрачными и стра шными. Сочетание их приобретает иногда резко контрастный характер. В поэ мах Пушкина действует тот же закон контрастов, что и в его лирике. Вот нежн ая, трепетная сцена брачной ночи. Стих льется плавно и певуче: Вы слышите ль влюбленный шепот, И поцелуев сладкий звук, И прерывающийся ропот Последней робости?.. (Песнь первая) И вдруг резкий переход к страшному и таинственному. Внезапность события подчеркивается переносами и темпом стиха; идут быстрые, обрывистые фраз ы: ... Супруг Восторги чувствует заране; вот они настали... Вдруг Гром грянул, свет блеснул в тумане, Лампада гаснет, дым бежит, Кругом все смерклось, все дрожит, И замерла душа в Руслане... Все смолкло. В грозной тишине Раздался дважды голос странный, И кто-то в дымной глубине Взвился чернее мглы туманной... (Там же) Или: В то время доблестный Фарлаф, Все утро сладко продремав, Укрывшись от лучей полдневных, У ручейка, наедине, Для подкрепленья сил душевных, Обедал в мирной тишине. Как вдруг он видит: кто-то в поле, Как буря, мчится на коне; И, времени не тратя боле, Фарлаф, покинув свой обед, Копье, кольчугу, шлем, перчатки, Вскочил в седло и без оглядки Летит — а тот за ним вослед. (Песнь вторая) К чертам исторической поэмы относятся имена, которые восходят к “Истори и государства Российского” Карамзина (Рогдай, Фарлаф) , и описание реальн ых исторических событий. В шестой песне поэма наиболее приближается к историческому повествова нию: осада Киева печенегами уже представляет собой художественное прео бражение научного источника. Тон поэмы в шестой песне заметно меняется. Фантастику сменяет история. С ады Черномора заслонены подлинной картиной стольного города перед при ступом неприятеля: …Киевляне Толпятся на стене градской И видят: в утреннем тумане Шатры белеют за рекой, Щиты, как зарево блистают; В полях наездники мелькают, Вдали подъемля черный прах; Идут походные телеги, Костры пылают на холмах. Беда: восстали печенеги! Это уже достоверное и точное описание войны X века с ее вооружением, такти кой и даже средствами сообщения. Это уже начало исторического реализма. Со сказкой и историей тесно соседствует ирония. Автор не стесняется подш учивать над своей героиней даже в самые трагические для нее минуты. Она п лачет, — однако “не сводит взора” с зеркала; решила утопиться — и не утоп илась; говорит, что не станет есть, — а затем “подумала — и стала кушать” . Шутки нисколько не нарушают лирического образа героини — напротив, они придают ему “милый” характер. Рогдай в поэме говорит Фарлафу: “Презренный, дай себя догнать! Дай голову с тебя сорвать!” . Сцена борьбы Людмилы с Черномором изображается так: Уж он приблизился: тогда, Княжна с постели соскочила, Седого карлу за колпак Рукою быстрой ухватила, Дрожащий занесла кулак И в страхе завизжала так, Что всех арапов оглушила. “Поэма не только иронична в своей основе, — писал Слонимский, — но в ней заметен сильный элемент пародийности. Одно, впрочем, связано с другим. Лю дмила, например, одновременно и сказочная героиня, и современная, живая, в о плоти и крови, девушка-женщина. Она и героиня, и прелестная, остроумная п ародия на героиню. То же в большей или меньшей степени — и с другими героя ми. Пушкин весело смеется над своими героями, над читателем, над самим соб ой…” . Ирония автора распространяется даже на замысел поэмы, иронически и шутливо он обыгрывает сам сюжет поэмы: Я каждый день, восстав от сна, Благодарю сердечно бога За то, что в наши времена Волшебников не так уж много. К тому же — честь и слава им! — Женитьбы наши безопасны... Их замыслы не так ужасны Мужьям, девицам молодым. (Песнь четвертая) Также в “Руслане…” присутствуют черты романтической поэмы: необычный г ерой — витязь, у которого нет прошлого, необычное место, действие происх одит то в историческом событии, то в сказке. “Это была поэма “лиро-эпическая” , или, другими словами, романтическая, по тому что внесение в эпос лирического элемента само по себе, — писал А. Сл онимский, — было уже фактом романтического значения. Но пушкинский рома нтизм был особого свойства. Это был не абстрактный романтизм Жуковского , уводивший в надзвездные сферы, а романтизм молодости, здоровья и силы, ро мантизм, в котором были уже реалистические задатки. Даже уносясь на “кры льях вымысла” , Пушкин не забывал о земле. Действительность постоянно на поминала о себе, прорываясь сквозь фантастическую ткань рассказа в виде лирических и автобиографических отступлений и авторских оценок лиц и с обытий… В “Руслане” не было еще — и в этом прав Белинский — полного рома нтизма, проникающего всю ткань произведения, это был только шаг к романт изму. Но там, где авторская лирика вступала в свои права, появлялись остро вками свежие, вновь найденные романтические картины, звучала легкая муз ыка романтизма. Фантастическое проводится через живое восприятие — че рез зрительные, звуковые и моторные ощущения — и тем самым становится п очти что реальностью…” . В поэме широко используется А. С. Пушкиным возможность внефабульных авто рских отступлений. Таким отступлением, например, открывается третья пес ня поэмы “Руслан и Людмила” : Напрасно вы в тени таились Для мирных, счастливых друзей, Стихи мои! Вы не сокрылись От гневных зависти очей. Уж бледный критик, ей в услугу, Вопрос мне сделал роковой: Зачем Русланову подругу, Как бы на смех ее супругу, Зову и девой и княжной? Ты видишь, добрый мой читатель, Тут злобы черную печать! Скажи, Зоил, скажи, предатель, Ну как и что мне отвечать? Лирическая основа “Руслана и Людмилы” — это праздничное чувство жизни, полнота ощущений, игра молодых сил. Позиция автора шаловливо определяет ся в посвящении: Для вас, души моей царицы, Красавицы, для вас одних Времен минувших небылицы, В часы досугов золотых, Под шепот старины болтливой, Рукою верной я писал; Примите ж вы мой труд игривый! Автор играет сказочными образами, как будто не принимая их всерьез. Вооб ражение его скользит по героям, которые обрисовываются легкими контура ми. Молодецкая похвальба: “Я еду, еду, не свищу, а как наеду, не спущу!” , и весь эт от молодецкий тон в сцене с Головой — плохо вяжутся с настроениями Русл ана, потерявшего супругу и только что размышлявшего о “траве забвения” , “вечной темноте времен” и тому подобных романтических тонкостях. Объясняется все это очень просто: герои еще не получили совершенно самос тоятельного существования, не обособились от авторской лирики. Они сост авляют предмет лирической игры, и пружины их действий находятся пока еще в руках автора. С этой точки зрения вполне понятно, что древнему витязю пр иписываются пылкие романтические чувства: Но, страстью пылкой утомленный, Не ест, не пьет Руслан влюбленный, На друга милого глядит, Вздыхает, сердится, горит И, щипля ус от нетерпенья, Считает каждые мгновенья... (Песнь первая) Руслан не древний витязь и не былинный богатырь, а романтический герой, с овершающий подвиги для спасения возлюбленной. Подобная модернизация г ероев давала удобный повод для лирических вторжений автора. Он ставит се бя, например, в положение Руслана, лишившегося своей возлюбленной в самы й разгар “восторгов” : И вдруг минутную супругу Навек утратить... О друзья, Конечно, лучше б умер я!.. (Песнь первая) Авторские отступления — то лирические, то иронические, контрастирующи е с нею, — придают рассказу личный тон. Автор все время подчеркивает свою роль рассказчика. Он играет с читателем и дразнит его любопытство, преры вая повествование на самом интересном месте— как, например, во второй пе сне, в момент, когда Рогдай настигает Руслана: Руслан вспылал, вздрогнул от гнева; Он узнает сей буйный глас... И вдруг: Друзья мои! а наша дева? Оставим витязей на час... И в конце песни, после рассказа о Людмиле: Но что-то добрый витязь наш? Вы помните ль нежданну встречу?.. Важно отметить произведенную Пушкиным реформу стиха. Он закрепил за поэ мой лирический четырехстопный ямб. Пушкин придал ему свободное лиричес кое движение, не стесненное правильным чередованием рифм. Он употребляе т в “Руслане” тройные и четверные рифмы: Трепеща, хладною рукой Он воплощает мрак немой... О, горе: нет подруги милой Хватает воздух он пустой; Людмилы нет во тьме густой, Похищена безвестной силой. (Песнь первая) Одна гуляет по садам, О друге мыслит и вздыхает, Иль, волю дав своим мечтам, К родимым киевским В забвеньи сердца улетает; Отца и братьев обнимает... (Песнь четвертая) Этот четырехстопный ямб и давал возможность свободного передвижения и нтонаций — от шутки и иронии к мягкому, певучему лиризму и героическому пафосу, от литературной полемики к картинам волшебной старины. “Руслан” писался три года, и естественно, что каждая песня была шагом впе ред, имела собственный характер. Поэт рос вместе со своим произведением. Он начинал поэму в духе “веселых снов” и “сердечных вдохновений” юношес кой своей лирики, но к концу в ней зазвучали иные, более серьезные ноты. В э поху создания поэмы чрезвычайно расширился круг исторических представ лений Пушкина. “Эпос окончательно торжествует над иронией и субъективной лирикой, — с читал А. Слонимский, — история над сказкой. В связи с этим меняется стиль и манера повествования. Стих крепнет, стано вится более строгим и мужественным. Лица и события изображаются конкрет нее. В первых песнях было много условного, традиционного. Что характерно го, например, для поведения Людмилы во второй песне? Она подходит — и в слезах На воды шумные взглянула, Ударила, рыдая, в грудь... Это традиционный жест отчаяния вообще, не имеющий индивидуальных призн аков. Меланхолические размышления Руслана на поле битвы (в третьей песне) напо минают сентиментально-медитативную элегию карамзинского типа” . Речь Руслана спускается иногда до простой разговорной речи, но такая реч ь в устах древнего витязя становится мало достоверной, слишком утонченн ой: Не спится что-то, мой отец! Что делать: болен я душою. И сон не в сон, как тошно жить. Позволь мне сердце освежить Твоей беседою святою... (Песнь первая) Эти “что-то” , “болен я душою” , “тошно” звучат слишком изнеженно. В шестой песне “Руслана” нет подобных промахов. Здесь чувствуются уже ре алистические тенденции. Жесты и поведение действующих лиц более характ ерны для данного лица и данной ситуации. Волнение старого князя при виде спящей Людмилы выражается иначе, чем волнение Руслана. Видно и то, что это старик, и то, что он испуган и не знает, что делать: В лице печальном изменись, Встает со стула старый князь, Спешит тяжелыми шагами... И старец беспокойный взгляд Вперил на витязя в молчаньи... Другого рода поведение Руслана: у него волшебное кольцо, и он действует б ыстро и энергично, даже не обращая внимания на Фарлафа, бросившегося к ег о ногам: Но, помня тайный дар кольца, Руслан летит к Людмиле спящей, Ее спокойного лица Касается рукой, дрожащей... Только эта “дрожащая рука” и выдает волнение Руслана. Вот как отзывался А. Слонимский о шестой песне: “Действующие лица не слит ы здесь в одну кучу, а обособлены друг от друга: у каждого своя позиция. Сце на выиграла в отношении краткости и стала психологически и мимически гл убже обоснованной” . Начало первой песни — сжатое, колоритное — обещало как будто поэму ист орическую: Не скоро ели предки наши, Не скоро двигались кругом Ковши, серебряные чаши С кипящим пивом и вином. Они веселье в сердце лили, Шипела пена по краям, Их важно чашники носили И низко кланялись гостям. Все дышало здесь степенной стариной: медленное круговое движение сосуд ов (“не скоро...” ) , важная осанка чашников, низкие их поклоны. Белинский пре дполагал даже, что первые семнадцать стихов были поводом для “присочине ния” к ним всей поэмы. Далее начиналась сказка, где отсутствовали реальн ые исторические события и действие происходило вне времени и пространс тва. В шестой песне мы снова возвращаемся на землю. Руслан становится зде сь реальнее и психологичнее. “В творческой эволюции Пушкина значение последней песни “Руслана” огр омно. Здесь впервые у него выступает народ как действующая сила истории. Он показан в своих тревогах, надеждах, борьбе и победе. В поэму вступает ве ликая тема всенародной борьбы и славы, — писал Гроссман. — На последнем этапе своих баснословных странствий герой становится освободителем Ро дины. Весь израненный в бою, он держит в деснице победный меч, избавивший в еликое княжество от порабощения. Волшебная сказка приобретает историч ескую перспективу. “Преданья старины глубокой” перекликаются с соврем енностью: сквозь яркую картину изгнания печенегов звучит тема избавлен ия России от иноземного нашествия в 1812 году” . Заключительный фрагмент в о пределенной мере расходится по стилю с духом поэмы, которую призван заве ршить. Сохраняя традицию волшебно-рыцарского романа, А. С. Пушкин к концу поэмы п о-новому сочетает фантастические элементы старославянской сказки с др аматическими фактами древнерусской истории, свободно смешивая жанры с оздал произведение, которое до настоящего времени вызывает неподдельн ый интерес у многих поколений читателей. Список литературы: 1. Б. Бурсов Судьба Пушкина // Советский писатель Ленингр. отдел. 1986 стр. 60 2. Е. А. Маймин Пушкин. Жизнь и творчество.// Изд. “Наука” , Москва 1982 стр. 35-39 3. А. Слонимский Мастерство Пушкина // Гос. изд. худ. лит-ры, Москва 1963 стр. 187-216 4. Степник Ю. В. О роли национальных поэтических традиций XVIII века в поэме Пуш кина “Руслан и Людмила” // Русская литература, 1968 стр. 107 – 122. 5. Пушкин: суждения и споры // Московский рабочий 1997 стр. 17.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Взяла меня как-то оторопь. С собой.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Жанровое разнообразие поэмы А. С. Пушкина "Руслан и Людмила"", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru