Реферат: Дуэли и дуэлянты в литературе А.С.Пушкина - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Дуэли и дуэлянты в литературе А.С.Пушкина

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 34 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

“Дуэли и дуэлянты в произведени ях А.С.Пушкина” История русской дуэли XIX веков – это история человеческих тра гедий , мучительных смертей , высоких порывов и нравственных падений . И все это многообра зное и яркое явление было результатом сок рушительного психологического перелома – перехо д а от Московской Руси к петербургской России . Трудно представить себе быт и нравы России двух предреволюционных столети й без такого явления , как дуэль . Словно в зеркале с увеличительным стеклом , в э том явлении выпукло отразились характерные че рты нормативн ого поведения тогдашнего рус ского общества , дворянско-чиновничьей среды , прежде всего . Дуэль имеет свою историю . Ее истоки отыскивают в рыцарских турнирах , типичных д ля европейского средневековья ; тогда рыцари з атевали поединки ради демонстрации мужества и силы - и , как правило , во имя “Прекрасной Дамы” . Противники большей частью не испытывали друг к другу никакой вражды , мало того : они могли быть незнакомы м ежду собой и выступать инкогнито , в масках . Победителя увенчивали наградой . С течением времени рыц арство утра тило свой авторитет , но обычай открытого п оединка сохранился - хотя функция его изменила сь . В XVII-XVIII вв . уже не требовалось совершать подвиги с именем Дианы или Лауры на устах , зато возникла потребность , как мы бы сегодня сказали , выяснять о т ношения , связанные с понятиями чести , достоинс тва , благородства , провоцируемые к тому же спором , ссорой , взаимной неприязнью . Из Европы дуэль перешла в Росс ию , для русского XVIII века дуэлянт (тогда гово рили “дуэлист” ) - уже достаточно симптоматичная фиг ура . За французским “заимствованием” тянулся кровавый след , что вызвало беспокой ство властей ; Петр I категорически запретил пое динки и повелел их участников “смертию ка знить и оных пожитки описать” . Позднее Ека терина II подтвердила запрет Петра , и по том си туация не претерпела изменений . В XIX веке смертная казнь дуэлянтам не угрож ала , но офицер мог поплатиться разжалованием в солдаты и ссылкой на Кавказ , в зону боевых действий - наказание достаточно су ровое . Тем не менее , россияне “стрелялись” и в столице, и в провинции , и непросто указать на случай отказа от д уэли по причине официального запрета . С др угой стороны , восприятие и оценка явления были неоднозначными , громкие “за” и резкие “против” чем дальше , тем чаще смешивались , переплетались . Официальный зап р ет с опровождался и противодействием , и поддержкой общественного мнения . Дворянские поединки были одним и з краеугольных элементов новой – петербургск ой – культуры поведения , вне зависимости от того , в каком конце империи они про исходили. С дуэльной традици ей неразрывно с вязано и такое ключевое для петербургского периода нашей истории понятие как честь , без исследования которого мы не сможем понять историю возмужания , короткого подъема и тяжкого поражения русского дворянства . В истории дуэли сконцентрировал ась драматичность пути русского дворянина от г осударева раба , к человеку , “взыскующему свобо ды и готовому платить жизнью за неприкосн овенность своего личного достоинства , как он понимал его на высочайшем взлете петербу ргского периода – в пушкинские времен а ” . Русская дуэль была жесточе и смертоно снее европейской . И не потому , что француз ский журналист или австро-венгерский офицер о бладали меньшей личной храбростью , чем россий ский дворянин . Отнюдь нет . И не потому , что ценность человеческой жизни представлял ась здесь меньшей , чем в Европе . Ро ссия , вырвавшаяся из феодальных представлений одним рывком , а не прошедшая естественный многовековой путь , обладала совершенно иной к ультурой регуляции человеческих отношений . Здесь восприятие дуэли как судебного поединк а , а не как ритуального снятия бесчестия , оставалось гораздо острее. Отсюда и шла жестокость дуэльных усло вий – и не только у гвардейских брет еров (неоправданно кровожадных ), а и у люде й зрелых и рассудительных , - от подспудного сознания , что победить долже н правый . И не нужно мешать высшему правосудию и скусственными помехами. Тогда же , наряду с холодным оружием , стали применять пистолеты ; это еще более упростило ход события , но заставило твердо определить правила поединка : так сложился дуэльный кодекс. Преж де всего , дуэль есть единоборс тво между двумя лицами по обоюдному их соглашению , с смертоносным оружием , при зара нее определенных условиях и в присутствии свидетелей с обеих сторон . Причина ее – вызов одного лица другим за нанесенное оскорбление. Цель дуэл и – получение силою оружия удовлетворения за оскорбление . Оскорблен ный дерется , чтобы получить удовлетворение ; ос корбитель – чтобы дать удовлетворение. Если единоборству не предшествовало предв арительного соглашения в условиях и если оно произошло не в при сутствии свидет елей , то оно не дуэль и не признается ею ни общественным мнением , ни законами. Предел , когда именно известные действия теряют характер обыкновенного , неважно го , и становятся оскорблениями , вообще трудно определим и находится единственно в за висимости от степени обидчивости того лица , на которого эти действия были обр ащены . Этот взгляд , конечно , может применяться только к оскорблениям легкого свойства , м ежду тем как все , разделяющие с обществом вкоренившиеся в нем понятия о чести , должны отно с иться к оскорблениям более серьезным с одинаковой щепетильностью . Исходя из этого предположения , различают три рода оскорблений. 1) Оскорбление легкое. Невежливость не есть оскорбление . Кто был оскорблен за оказанную другому невежли вость , тот считается вс егда оскорбленным . Если за легкое оскорбление будет отвечен о тоже оскорблением легким , то все-таки сп ерва затронутый останется оскорбленным. 2) Оскорбление обруганием. Оно может быть вы звано как произнесением ругательных слов , так и обвинением в позорных качествах. Кто за легкое оскорбление был обруган , тот счи тается оскорбленным. Если обруганный ответит обруганием же , то все-таки он будет считаться оскорбленным . 3) Оскорбление ударом. Под ударом подразумеваетс я всякое преднамеренное прикосновение. Кто за обругание был побит , тот считается оскорбле нным. Если после получения удара будет опла чено тем же , то все-таки сперва побитый останется оскорбленным . Последний не становитьс я ответственным за то , что он , будучи в збешен полученным ударом и не помня себя , в оздал равным за равное . Это прав ило не изменилось бы и в том случае , если второй удар был бы сильнее первог о или имел последствием поранение. К оскорблению ударом обыкновенно приравни вают и те оскорбления , которые грозят унич тожить каким-либо образом нравс твенно чел овека , как-то : обольщение жены или дочери , несправедли вое обвинение в шулерстве , обмане или воро встве. Дуэль , ставшая страстью , породила т ип бретера - человека , щеголявшего своей готовн остью и способностью драться где бы то ни было и с кем бы то ни было . Риск у бретера носил показной характ ер , а убийство противника входило в его расчеты . И , опять же , бретерство оценивали по-разному . Одни видели в нем максимальное проявление дуэльной традиции , другие - смесь позерства и жестокости . Во второй полов ине XIX веке , с появлением в культурной сфере разночин ца-радикала , отвергавшего нормы , установки дворянск ой морали , престиж дуэли заметно понижается . Уменьшается их число , редкостью становится смертельный исход . Прежде дуэлянтов разводили на 25-30 шагов , а расстояние между "бар ьерами " (условно обозначенными брошенной наземь шинелью или просто чертой ) не превышало 10-12 шагов , т.е . противники имели право идти навстречу друг другу и стрелять либо н а ходу , либо , дойдя до "барьера "; в случа е ранения дуэлянт мо г потребовать "к барьеру " своего противника - за раненым сохранялась возможность ответного выстрела . Сме ртью заканчивались не десятки , а сотни дуэ лей . В конце же XIX века "барьеры " устанавлива лись на расстоянии 20-30 шагов , а исходная дис танция равнялась 40 -50 шагам ; результативность стрельбы , ясно же , понизилась . А главное - поединок перестает быть мерилом чести , его чаще расценивают как дань то ли условн остям , то ли предрассудкам . Кроме того , воз никают общественные движения (народовольчество , эс еры ), ввод я щие в свою программу террор ; волна террористических актов оттеснила на второй , на третий план дуэльные со бытия . Дуэль , во всем многоразличии своих про явлений , запечатлена в русской литературе XIX - на чала XX веков , от Бестужева-Марлинского и Пушкин а до Че хова и Куприна . Писатели со средотачивают свое внимание на психологии дуэ лянта , на его преддуэльных размышлениях и переживаниях , на его состоянии и поведении во время поединка ; художественные характеристик и существенно дополняют документальное знание. В 179 1 году литератор Н . И . Страхо в выпустил “Переписку Моды” , чрезвычайно напо минающую крыловскую “Почту духов” . В нравоопи сательной этой переписки немалое место уделен о дуэлям. В начале книги воспроизводится “Просьба фейхтмейстеров к Моде” : “Назад несколько л ет с достойною славой преподавали мы науку колоть и резать , и были первые , которые ввели в употребление резаться и смертоуб ийствовать . Слава наша долго гремела и ден ежная река беспрерывно лилась в карманы н аши . Но вдруг некоторое могущественное божест во , и звестное под именем здравого смысла , вопреки твоим велениям совсем изгна ло нас из службы щегольского света . Чего ради мы , гонимые , разоренные и презираемы е фейхтмейстеры , прибегли к твоей помощи и просим милостивого защищения” . Наблюдательный и осведомлен ный соврем енник утверждает , что расцвет деятельности уч ителей фехтования пришелся на предшествующее десятилетие – восьмидесятые годы . Восьмидесятые годы – время “Жалованной грамоты” , закре пившей личные права дворянства , отбитые у власти в стремительном на п оре дво рцовых переворотов . С другой же стороны , в осьмидесятые годы – время окончательной стаб илизации военно-бюрократической империи , введение режима наместников , обладавших всей полнотой власти на местах и ответственных только п еред императрицей , когда ж а ждущий деятельности дворянский авангард оказался жестко включен в усовершенствованную государственную структуру и окончательно лишен сколько-нибудь самостоятельной роли. Злое электричество , возникшее от пересече ния этих двух тенденций , и стимулировало – до абсурдного накала – дуэльную активность дворянской молодежи . Через двадцать страниц после “Просьбы фейхтмейстеров” автор поместил письмо “От Дуэлей к Моде” : “Государыня моя ! Я чаю , вы дов ольно памятуете , сколько много мы утончали и усовершенствовали пост упки подвластного вам щегольского света . Бывало в собраниях , под опасением перерезания горла , все наб людали строжайшее учтивство . Но этого еще мало ! Бывало , посидишь хоть часок в гостях , того и гляди , что за тобою ничего не ведавши , поутру мальчик бряк на дворе с письмецом , в котором тот , к ого один раз отроду увидел и едва в лицо помнишь , ругает тебя наповал и во всю ивановскую , да еще сулит пощечины и палочные удары , так что хоть не р ад , да готов будешь резаться . Бывало взгля д , вид , осанка , безумышленное д вижени е угрожали смертию и кровопролитием . Одним словом , внедавне все слова вешались на золотники , все шаги мерялись линиями , а по клоны футами . Бывало хоть чуть-чуть кто-либо по нечаянности зацепит шпагою и шляпою , повредит ли на голове волосочек , погнет л и на плече сукно , так милости просим в поле… Хворающий зубами даст ли ответ вполголоса , насморк ли имеющий скажет ли что-нибудь в нос… ни за ч то не смотрят !.. Того и гляди , что по эфес шпага !.. Также глух ли кто , близорук ли , но когда , боже сохрани , он не ответствовал или недовидел поклона… статошное ли дело ! Тотчас шпаги в рук и , шляпы на голову , да и пошла трескотн я да рубка !” Сквозь сатирическое преувеличение здесь я вственно проступает серьезность мотивов происход ившего : по днявшееся одним рывком на новый уровень внешнего и внутреннего раскрепощения дворянс тво вырабатывало столь варварским образом нов ую систему взаимоотношений – систему , в к оторой главным мерилом всего становилось поня тие чести и личного достоинства . Однако от сутствие разработанной “идеоло г ии чес ти” приводило к тому , что поединок предста влялся универсальным средством для решения лю бых бытовых проблем , от самоутверждения до обогащения . Негативные варианты дуэли изображены у Пушкина в повести “Выстрел” , в романе “ Евгений Онегин” . Герой “Выст рела” ищет предлог для драки , дабы утвердить свое первенство в гусарском полку ; в нем чувств уются бретерские замашки . Его противник - богат ый граф , “любимец счастья” - демонстрирует наиг ранное презрение к смерти : ест черешни под дулом пистолета . Как люди, действу ющие в угоду своему самолюбию , они стоят друг друга . Евгений Онегин , напротив , не заботится о первенстве и не ведет игру , более того , ему понятна легковесность вы зова , сделанного Ленским - разгоряченным юношей-ром антиком ; тем не менее , он берет в р у ки пистолет - берет , подчиняясь нр авам “большого света” , опасаясь сплетен , “хохо тни глупцов” , иначе говоря , уступая тому , ч то в душе презирает . “Пружина чести” здесь играет роль ложного стимула , предопределяюще го неизбежность бессмысленного убийства . Онег ин – характер действительный , в том смысле , что в нем нет ничего мечтательного , фантастического , что он мог быть счастлив или несчастлив только в действительности и через действительность . В Ленском Пушкин изобразил характер , совершенно противоположенный х арактеру Онегина , ха рактер совершенно отвлеченный , чуждый действитель ности . Тогда это было совершенно новое явл ение , и люди такого рода тогда действитель но начали появляться в русском обществе. С душою прямо геттингенской ……………………………… Поклонник Канта и поэт, Он из Германии туманн ой Привез учености плоды : Вольнолюбивые мечты , Дух пылкий и довольно стр а нный, Всегда восторженную речь И кудри черные до плеч. ……………………………… Он пел любовь , любви послушный, И песнь его была ясна, Как мысли девы простодушной, Как сон младенца , как луна В пустынях неба безмятежных, Богиня тайн и взоров нежных ; Он пел разлуку и печаль , И нечто , и туманну даль , И романтические розы ; Он пел те дальние страны, Где долго в лоне тишины Лились его живые слезы ; Он пел поблеклый жизни цвет Без малого в осьмнадцать лет . Ленский был романтик и по натуре и по духу времен и . Это было существо , доступное всему прек расному , высокому , душа чистая и благородная . Но в тоже время “он сердцем мил ый был невежда” , вечно толкуя о жи зни , никогда не знал ее . Действительность на него не имела влияния : его радости и печал и были созданием его фантазии . Он полюбил Ольгу . Ленский украсил ее достоинствами и совершенствами , приписал ей чувства и мыс ли , которы х в ней не было и о которых она и не заботилась . Существо доброе , милое , веселое , Ольга была очаровате льна как все “барышни” , пока они еще н е сделались барышнями , а Ленский видел в ней фею , сильфиду , романтическую мечту , ни мало не подозревая будущей бары ш н и . Он написал “надгробный мадригал” старику Ларину , в котором , верный себе , без всяко й иронии , умел найти поэтическую сторону . В простом желании Онегина подшутить над н им он увидел и измену , и обольщение , и кровавую обиду . Результатом всего этого б ыла ег о смерть , заранее воспетая им в туманно-романтических стихах . Подробности дуэли Онегина с Ленским – верх сове ршенства в художественном отношении. Онегин и Зарецкий – оба нарушают правила дуэли . Первый , чтобы продемонстрировать свое раздраженное презрение к истории , в которую он попал против собственной воли и в серьезность которой все еще не верит , а Зарецкий потому , что видит в дуэли забавную , хотя порой и кровавую историю , предмет сплетен и розыгрышей… В “Евгении Онегине” Зарецкий был еди нственным распор ядителем дуэли , потому чт о “в дуэлях классик и педант” , он вел дело с большими упущениями , сознательно и гнорируя все , что могло устранить кровавый исход . Еще при первом посещении Онегина , при передаче картеля , он обязан был обс удить возможности примирения. Перед началом поединка попытка окончить дело миром так же входила в прямые его обязанности , тем более что кровной обиды нанесено не было , и всем , кроме Ленского , было ясно , что дело заключается в недоразумении . Зарецки й мог остановить дуэль и в другой мом е нт : появление Он егина со слугой вместо секунданта было ем у прямым оскорблением (секунданты , как и п ротивники , должны быть социально равными ), а одновременно и грубым нарушением правил , та к как секунданты должны были встретиться накануне без противников и с оставить правила поединка. Зарецкий имел все основания не допус тить кровавого исхода , объявив Онегина неявив шимся . “Заставлять ждать себя на месте поединка крайне невежливо . Явивший ся вовремя обязан ждать своего противника четверть часа . По прошествии это го срока явившийся первый имеет право покинуть место поединка и его секунданты должны составить протокол , свидетельствующий о неприбы тии противника” . Онегин опоздал более чем на час . Онегин и Зарецкий – оба нарушают правила дуэли . Первый , чтобы продемонс тр ировать свое раздраженное презрение к истории , в которую он попал против собственной воли и в серьезность которой все еще не верит , а Зарецкий потому , что видит в дуэли забавную , хотя порой и кровавую историю , предмет сплетен и розыгрышей… За рецкий вел с ебя не только не как сторонник строгих правил искусства дуэ ли , а как лицо , заинтересованное в максима льно скандальном и кровавом исходе поединка. Поведение Онегина на дуэли неопровержим о свидетельствует , что автор хотел сделать его убийцей поневоле . Для л юдей , зна комых с дуэлью не понаслышке , было очевидн о , что тот , кто желает безусловной смерти противника , не стреляет сходу , с дальней дистанции и под отвлекающим внимание дул ом чужого пистолета , а , идя на риск , да ет по себе выстрелить , требует противника к барьеру и с короткой дистанци и расстреливает его как неподвижную мишень . Поэт любил Ленского и в прекрасных строфах оплакал е го падение : Друзья мои , вам жаль поэта : Во цвете радостных надежд, Их не свершив еще для света, Чуть из младенческих одежд, Увял ! Где жаркое волненье, Где благородное стремленье И чувств и мыслей молодых, Высоких , нежных , удалых ? Где бурные любви желанья, И жажда знаний и труда, И страх порока и стыда, И вы , завет ные мечтанья, Вы , призрак жизни неземной, Вы , с ны поэзии святой ! Быть может , он для блага мира Иль хоть для славы был рожден ; Е го умолкнувшая лира Гремучий , неп рерывный звон В веках поднять должна . Поэта, Быть может , на ступенях света Ждала высокая ступень. Его страдальче ская тень, Быть может , унесла с собою Святую тайну , и для нас Погиб животво рящий глас, И за могильною чертою К ней н е домчится гимн времен, Благословение племен. В Ленском было много хорошего , что он был молод и вовремя для своей репутации умер . Это не была одна из тех натур , для которых жить – значит развиваться и идти вперед . Он был романтик. Люди , подобные Ленскому , при всех их неоспо римых достоинствах , нехороши тем , что они или перерождаются в совершенных ф илистеров , или , если сохранят навсегда свой первоначальный тип , делаются устарелыми мистика ми и мечтателями , которые большие враги пр огресса , нежели люди просто. До самого конца XV III века в России еще не стрелялись , н о рубились и кололись . Дуэль на шпагах или саблях куда меньше угрожала жизни противников , чем обмен пистолетными выстрелами . (“Паршивая дуэль на саблях” , - писал Пушкин .) В “Капитанской дочке” поединок изображе н сугуб о иронически . Ирония начинается с княжнинского эпиграфа к главе : - Ин изволь и стань же в позитуру. Посмотришь , прок олю как я твою фигуру ! Хотя Гринев дерется за честь дамы , а Швабрин и в самом деле заслуживает наказания , но дуэл ьная ситуация выглядит дон ельзя забавно : “Я тотча с отправился к Ивану Игнатьичу и застал его с иголкою в руках : по препоручению коменда нтши он нанизывал грибы для сушенья на зиму . “А , Петр Андреич ! – сказал он , увидя меня . – Добро пожа ловать ! Как это вас Бог принес ? по како му делу, смею спросить ?” Я в кор отких словах объяснил ему , что я поссорилс я с Алексеем Иванычем , а его , Ивана Игн атьича , прошу быть моим секундантом . Иван Игнатьич выслушал меня со вниманием , вытараща на меня свой единственный глаз . “ Вы изволите говорить , - сказал он мне , - что хотите Алексея Иваныча зако лоть и желаете , чтоб я при том был свидетелем ? Так ли ? смею спросить ” . – “ Точно так ” . – “ Помилуйте , Петр Андреич ! Что это вы затеяли ? Вы с Алексеем Иванычем побранились ? Велика беда ! Брань на вороту не висне т . Он в ас побранил , а вы его вы ругайте ; он вас в рыло , а вы его в ухо , в другое , в третье – и разой дитесь ; а мы уж вас помирим . А то : доброе ли дело заколоть своего ближнего , смею спросит ь ? И добро б уж закололи вы его : Бог с ним , с Алексеем Иванычем ; я и сам до него не охотник . Ну , а если он вас просверлит ? На что это будет похоже ? Кто будет в дураках , смею спросить ? ” ” . И эта сцена “переговоров с секундант ом” , и все дальнейшее выглядит как пародия на дуэльный сюжет и на саму идею дуэли . Это , однако же , совсем н е та к . Пушкин , с его удивительным чутьем на исторический колорит и вниманием к быту , представил здесь столкновение двух эпох . Ге роическое отношение Гринева к поединку кажетс я смешным потому , что оно сталкивается с представлениями людей , выросших в другие в ремена , не воспринимающих дуэльную идею как необходимый атрибут дворянского ж изненного стиля . Она кажется им блажью . Ив ан Игнатьич подходит к дуэли с позиции здравого смысла . А с позиции бытового з дравого смысла дуэль , не имеющая оттенка с удебного поединк а , а призванная толь ко потрафить самолюбию дуэлянтов , несомненно , абсурдна. “Да зачем же мне тут быть свидет елем ? – вопрошает Иван Игнатьич . – С какой стати ? Люди дерутся ; что за невидаль щина , смею спросить ? Слава Богу , ходил я под шведа и под турку : всег о насмотрелся” . Для старого офицера поединок ничем н е отличается от парного боя во время войны . Только он бессмыслен и неправеден , ибо дерутся свои. “Я кое-как стал изъяснять ему должно сть секунданта , но Иван Игнатьич никак не мог меня понять” . Он и не мог понять смысла дуэли , ибо она не входила в систему его представлений о нормах воинской жизни. Вряд ли и сам Петр Андреич сумел бы объяснить разницу между поединком и вооруженной дракой . Но он – человек ин ой формации – ощущает свое право на это не совс ем понятное , но притягатель ное деяние. С другой же стороны , рыцарские , хотя и смутные , представления Гринева отнюдь н е совпадают со столичным гвардейским цинизмом Швабрина , для которого важно убить против ника , что он однажды и сделал , а не соблюсти правил а чести . Он хладнокровно предлагает обойтись без секундантов , хотя это и против правил . И не потому , чт о Швабрин какой-то особенный злодей , а пот ому , что дуэльный кодекс еще размыт и неопределен. Поединок окончился бы купанием Швабрина в реке , куда загоня л его побеждаю щий Гринев , если бы не внезапное появление Савельича . И вот тут отсутствие секундант ов позволило Швабрину нанести предательский у дар. Именно такой поворот дела и показыва ет некий оттенок отношения Пушкина к стих ии “незаконных” , неканонически х дуэлей , от крывающих возможности для убийств , прикрытых дуэльной терминологией. Возможности такие возникали часто . Особе нно в армейском захолустье , среди изнывающих от скуки и безделья офицеров. Пушкин , в своей повести “Выстрел” , пр едполагал несколько в ариантов развития сю жета. I вариант. “Кавказские воды – семья русских – Якубович приезжает – Якубови ч становится своим человеком . приезд настояще го любовника – дамы от него в востор ге . Вечер в калмыцкой кибитке – встреча – изъяснение – поединок – Якубов ич не дерется – условие – Он скрывается – Толки , забавы , гуляния – Нападение черкесов , похищение – Москва . Приез д Якубовича в Москву – Якубович хочет жениться”. Перед нами план “Выстрела” - с Якубов ичем вместо Сильвио и перенесением места действия на Кавк аз . Якубович – кумир местного общества до приезда “настоящего любовника” , который и перебивает успех , “дам ы от него в восторге” . Столкновение , закан чивающееся вызовом . Якубович , как и Сильвио , не дерется , а откладывает поединок “с у словием” и скрывается . К ак далее развивались события и кого похищают черкес ы , сказать наверняка трудно . Скорее всего – как явствует из других вариантов плана – счастливого соперника Якубовича . Но эт от вариант был несколько по-иному реализован осенью тридцатого года в “Выстреле”. Вариант , в котором Якубович выглядит истинно романтическим героем , Пушкину в это время уже не подходил . Он искал другие пути. “Расслабленный… брат едет из Петербурга – он оставляет свой конвой паралитику – на него нападают черкесы – он у бивает одного из них – остальные у бегают . Якубовича там нет . Спрашивает у се стры , влюблена ли она в Якубовича . Смеется над ним. Якубович расходуется на него – и просит у него руки его сестры. Дуэль”. Здесь уже вырисовывается иной сюжет . Герой едет на Кавказ , где на вода х живет его сестра . Очевидно , со слов Я кубовича , он знает , что его сестра влюблен а в Якубовича . Но оказывается , что тот придумал эту любовь , и герой “смеется над ним” . Тогда Якубович пытается заслужить е го благодарность другим способом , привязать е го к се б е – “расходуется на него” . И , считая , что герой уже не сможет отказать , просит руки сестры . Герой разгадывает игру , и дело кончается дуэлью. Пушкин прикидывал различные направления сюжетных ходов , но роль Якубовича была од на и та же. “Якубович похищает М арию , которая кокетничала с ним. Ее любовник похищает ее у черкесов . Кунак – юноша , привязанный к ней , по хищает ее и возвращает ее в ее семью”. II вариант. “Поэт , брат , любовник , Якубович , зрелые невесты , банкометы Якубовича На другой день банка – все д амы на гулянье ждут Якубовича . Он является – с братом , который представляет его – Его ловят . Он влюбляется в М арию – прогулка верхом . Бештай . Якубович сватается через брата Pelham – отказ – Дуэль – у Якубовича секундант поэт – у брата… любовник , раненный н а Кавказе офицер ; бывший влюбленный , знавший Якубовича в г орах и некогда им ограбленный. - Якубович ночью едет в аул – во время переезда из Горячих на Холодные – Якубович похищает – тот едет и спасает ее с одним Кунаком”. С каждым вариантом плана личност ь Якубовича рисовалась все более темными тонами . Он уже не просто человек с сом нительными чертами поведения , он – глава шулерской шайки , он – удалец , не брезгующ ий грабить (под видом горца ) своих товарищ ей-офицеров . Но отсвет романтического неистовства вс е еще лежит на нем – он похищает девушку , которую не может п олучить законно. III вариа нт. “Алина кокетничала с офицером , который нее влюбляется – Вечера Кавказские – Приезд Кубовича – смерть отца – театрал ьное погребение – Алина начинает с ним кокетничать – Кубович введен в круг Корсаковых – Им они восхищаются – Гранев его начинает ненавидеть – Якубович предлагает свою руку , она не соглашается – влюбленная в Г . Он предает его че ркесам. Он освобожден (казачкою - черкешенкою ) и является на воды – дуэль . Якуб ович убит”. Здесь Якубович – или Кубович , как хотел , очевидно , Пушкин назвать своего персо нажа , чтобы отделить его от прототипа (вес ьма , впрочем , условно ), - совершает настоящее , не оправданное никаким романтизмом , предательство . Он устраняет Гранева , сво его соперника (соратника-офицера !), руками врагов – “предает его черкесам” . То есть совершает военную измену и человеческую подлость . Уж никаких иллюзий относительно позера , который из похорон своего отца устраивае т зрелище – “театральное погребение” , к оторый в своих бешеных страстях спосо бен на все , Пушкин уже не питает. И он находит один только способ пресечь этот марш романтического аморализма – дуэль-возмездие. В каждом варианте плана фигурирует п оединок . Пока Якубовичу не был вынесен нра вственный приговор , поединок кончался благоп олучно для него. Но когда идеология , позволяющая ему силой безответственного воображения выворачивать действительность наизнанку , доводит его до гр язного коварства , Пушкин обрекает его на с мерть у барьера. Разумеется , пр евращая наброски в роман , Пушкин изменил бы фамилию “героя с воего воображения” , но вариант – Кубович – говорит , что он не хотел лишить его биографической узнаваемости. Разумеется , Пушкин не отождествлял абсол ютно государственного преступника , каторжника Я кубовича с негодяем , способным на любу ю низость . И роман , быть может , правильнее назвать не романом о Якубовиче , а ром аном о романтическом своевольнике , исходным м атериалом для которого был жизненный стиль Якубовича . И все же ни в ком из известных Пушкину людей не проявлялся так страшно принцип перекраивания действител ьности в угоду романтическому аморализму. Вырвавшись из плена , Гранев не обращ ается по начальству , чтобы наказать предателя . Он делает это сам , ибо государство не должно вмешиваться в такие д ела . Это – дело общества . Дуэль в подобном случае – оружие общества. Честь Гранева не запятнана . Дуэль ме жду ним и Якубовичем – не процедура восстановления чести . Это – наказание , возмез дие . И здесь недействительны сомнения Ивана Игнатьича из “Капитанской дочки” : “И добро б уж закололи вы его… Ну , а если он вас просверлит ?” Когда речь идет о дуэли-возмездии , су дебном поединке , “Божьем суде” , правое дело должно восторжествовать.“… Дуэль . Якубович убит ”. Другого пути Пушкин не видел . Судя по тому , что знаем мы о дуэлях Пушкина , он достаточно презрительно относился к ритуальной стороне поединка . Об этом свидетельствует и последняя его д уэль , перед которой он предложил противной стороне самой подобрать ему секунданта – хоть лакея . И это не было плодом ос о бых обстоятельств . Это было при нципом , который он провозгласил еще в “Евг ении Онегине” , заставив его , светского человек а и опытного поединщика , взять в секундант ы именно слугу , и при этом высмеял дуэ льного педанта Зарецкого . Идеальный дуэлянт С ильвио в “В ы стреле” окончательно решает свой роковой спор с графом , тоже человеком чести , один на один , без свиде телей. Для Пушкина в дуэли главным были суть и результат , а не обряды . Всматрива ясь в бушевавшую вокруг дуэльную стихию , о н ориентировался на русскую дуэл ь в ее типическом , а не в ритуально-светском варианте… Невольник чес ти беспощадный, Вблизи он видел свой конец, На поединках твердый , хладный, Встречая гибельный свинец. Пушкин Отношение Пушки на к дуэли противоречиво : как наследник прос ветителей XVIII века , он видит в ней проявлени е “светской вражды” , которая “дико… боится ложного стыда” . В “Евгении Онегине” культ дуэли поддерживает Зарецкий – человек сом нительной честности . Однако в то же время дуэль – и средство защиты достоинства оско рбленного человека . Она ставит в один ряд таинственного бедняка Сильвио и любимца судьбы графа Б ***. Дуэль – предр ассудок , но честь , которая вынуждена обращатьс я к ее помощи , - не предрассудок. Список использо ванной литературы. 1. Анненков П . В . “Материалы для биографии А . С . Пушкина” 2. Белинский В . Г . “Евгений Онегин” 3. Бурсов Б . И . “Судьба Пушкина” 4. Гордин Я . А . “Дуэли и дуэлянты” 5. Лотман Ю . М . “Беседы о русской культуре” 6. Пушкин А . С . “Выстрел” 7. Пушкин А . С . “Евгений Онег ин” 8. Пушкин А . С . “Капитанская дочка”
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Акция в поддержку Пескова стартовала в соцсетях. Члены правительства выкладывают фото часов за 500 000 евро с подписями "Je suis Песков".
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Дуэли и дуэлянты в литературе А.С.Пушкина", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru