Реферат: Достоевский и отцеубийство - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Достоевский и отцеубийство

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 35 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Достоевский и отцеубийство В богатой личности Достоевского хотелось бы выдели ть четыре лика : художника , невротика , моралиста и грешника . Добьемся ли мы ясности в этой сбивающей с толку сложности ? Наименьшие сомнения вызывают его качества художника , он занимает место ряд ом с Шекспиром . "Братья Карамазовы " - самый г рандиоз ный роман из когда-либо написанных , а "Легенда о Великом Инквизиторе " - одно из наивысших достижений мировой литературы , которое невозможно переоценить . К сожалению , психоанализ вынужден сложить оружие перед проблемой писательского мастерства . Достоевский уязвим , скорее всего как моралист . Признавая его высоконра вственным человеком на том основании , что высшей ступени нравственности достигает только тот , кто прошел через бездны греховности , мы упускаем из виду одно соображение . В едь нравствен тот , кто реа г ирует уже на внутренне воспринимаемое искушение , не поддаваясь ему . Кто же попеременно т о грешит , то в раскаянии берет на себя высоконравственные обязательства , тот обрекает себя на упреки , что он слишком удобно устроился . Такой человек не осуществляет са м ого главного в нравственности - с амоограничения , ибо нравственный образ жизни - это реализация практических интересов всего ч еловечества . Он напоминает варваров эпохи пер еселения народов , которые убивали и каялись в этом , так что покаяние становилось вс ег о лишь приемом , содействующим убий ству . Иван Грозный вел себя так же , не иначе ; скорее всего , такая сделка с со вестью - типично русская черта . Достаточно бесс лавен и конечный итог нравственных борений Достоевского . После самых пылких усилий при мирить запро с ы индивидуальных влечени й с требованиями человеческого сообщества он вновь возвращается к подчинению мирским и духовным авторитетам , к поклонению царю и христианскому Богу , к черствому русскому национализму , к позиции , к которой менее значительные умы при х одили с м еньшими затратами сил . В этом слабое место большой личности . Достоевский упустил возмож ность стать учителем и освободителем человече ства , он присоединился к его тюремщикам ; б удущая культура человечества окажется ему нем ногим обязана . Вероятно , эт о позволяе т считать , что на такую неудачу он был обречен своим неврозом . По мощи интеллект а и силе любви к людям ему как бу дто был открыт другой жизненный путь - апо стольский . Восприятие Достоевского как грешника или преступника вызывает резкое сопротивлен и е , которое не годится основывать на обыват ельской оценке личности преступника . Легко об наружить его истинный мотив ; для преступника существенны две черты - безграничное себялюби е и сильная тенденция к разрушению ; общим для обеих черт и предпосылкой их пр о явления является бессердечие , недост аток эмоциональных оценок объектов (людей ). По контрасту сразу же вспоминается Достоевский с его огромной потребностью в любви и с невероятной способностью любить , выразивш ейся в примерах его сверхдоброты и позвол явшей е му любить и помогать даж е там , где он имел право на ненависть и на месть , как , например , в отношении своей первой жены и ее возлюбленного . Но тогда следует вопрос : откуда вообще возникает соблазн причислить Достоевского к п реступникам ? Ответ : из-за выбора художни ком литературного материала , в первую очередь характеров жестоких , себялюбивых , склонных к убийству , что указывает на существование таких склонностей в его внутреннем мире , а , кроме того , из-за некоторых фактов его жизни , таких , как страсть к азарт н ым играм , предположительное сексуальное р астление несовершеннолетней девочки ("Исповедь "). Во зникшее противоречие разрешается , если принять в расчет , что очень сильное разрушительное влечение Достоевского , способное легко превр атить его в преступника , в е г о жизни было направлено преимущественно против собственной личности (вовнутрь , вместо того чтобы устремляться вовне ) и , таким образом , выражалось как мазохизм и чувство вины . Впрочем , в личности Достоевского достаточно при всем том и садистских черт , проя в ляющихся в раздражительности , нетерп имости , тиранстве - даже по отношению к люб имым людям , а также в манере обращения со своим читателем ; итак , в мелочах он - садист в отношении внешних объектов , в главном - садист по отношению к себе , следо вательно , мазо х ист , то есть самый мягкий , добродушный , всегда готовый помочь человек . В сложностях личности Достоевского мы выделили три фактора - один количественный и два качественных . Его чрезвычайно высокую возбудимость ; задатки извращенных влечений , под талкивающих его к садомазохизму и к преступлению ; и его не поддающееся анализу художественное дарование . Пожалуй , такой ансамб ль вполне жизнеспособен и без невроза ; быв ают же стопроцентные мазохисты , не ставшие невротиками . По соотношению сил между устре млениями влеч е ний и противостоящими им торможениями (плюс , имеющиеся возможности сублимации ) Достоевского все же можно был о бы отнести к так называемым "'импульсивн ым характерам ". Но положение осложняется налич ием невроза , вроде бы необязательного , как было сказано , пр и данных обстоятельс твах , но все же возникающего тем быстрее , чем глубже сложности личности , которыми должно овладеть Я . Ведь невроз - только при знак того , что Я такое овладение не уд алось , что при попытке осуществить его оно поплатилось своей целостностью. Что же тогда доказывает существование невроза в строгом смысле этого слова ? Д остоевский сам называл себя - и другие счи тали так же - эпилептиком из-за своих перио дических тяжелых припадков , с потерей сознани я , судорогами и с последующим дурным настр оение м . При таких обстоятельствах наиболе е вероятно , что эта так называемая эпилепс ия - лишь симптом его невроза , который в этом случае нужно было бы классифицировать как истероэпилепсию , то есть как тяжелую истерию . Полной ясности нельзя добиться п о двум прич и нам : во-первых , потому , что данные анамнеза о так называемой эпилепсии Достоевского недостаточны и ненадежн ы ; во-вторых , потому , что нет ясного пониман ия болезненных состояний , связанных с эпилепт оидными припадками . Прежде всего , о втором пункте . Здесь из лишне воспроизводить всю патологию э пилепсии : это все равно не приведет к окончательному выводу , можно , однако , сказать : в о всяком случае , перед нами предстает в качестве мнимого клинического случая старая Morbus sacer, жуткая болезнь с ее непредсказуемым и , на первый взгляд ничем не вызванн ыми судорожными припадками , с изменением хара ктера в сторону раздражительности и агрессивн ости и с прогрессирующим ухудшением всей духовной деятельности . Но в любом случае э та картина не отличается определенностью . Сам ые острые припадки , с прикусыванием языка и мочеиспусканием , достигающие опасного для жизни Status epilepticus, приводящие к тяжкому урод ованию самого себя , могут в то же врем я ослабляться до коротких отключений , до п ростых , быстро проходящих обмороков , могу т сменяться краткими периодами , когда бол ьной как бы под давлением бессознательного совершает поступки , чуждые ему . Обычно возни кая непонятно как от чисто физических при чин , эти состояния своим первым появлением , видимо , обязаны все-таки причинам сугубо пс и хического происхождения (страх ), либо в последующем они реагируют на душевные волнения . Хотя для подавляющего большинства случаев может быть характерно понижение уровня интеллекта , однако известен , по меньшей мере , один случай , при котором недуг н е смог н а рушить высшую интеллекту альную деятельность (Гельмгольц ). (Другие подобные случаи ненадежны или вызывали те же сомнения , что и случай с Достоевским ). Лица , страдающие эпилепсией , могут оставлять впеча тление тупости , недоразвитости , так как эта болезнь час т о сопряжена с ярко выраженным идиотизмом и со значительным дефектом мозга , хотя последние и не являют ся необходимой составной частью картины болез ни ; но эти же припадки со всеми их вариациями встречаются и у лиц , обнаруживаю щих нормальное психическое разв и тие и скорее чрезмерную , чаще всего недостато чно контролируемую возбудимость . Неудивительно , чт о при таких обстоятельствах невозможно однозн ачно установить клиническое качество "эпилепсии ". То , что проявляется в сходстве обнаруженны х симптомов , вероятно , т ребует функци онального понимания : механизм ненормального высво бождения влечений подготовлен как бы органиче ски , но используется в самых различных обс тоятельствах , как при нарушениях мозговой дея тельности из-за тяжелых тканевых или токсичес ких заболеваний, так и при недоста точном овладении психическим хозяйством , при кризисообразном функционировании душевной энергии . За этой двойственностью скрывается тождественн ость вызывающего его механизма высвобождения влечений . Тот же механизм , возможно , не чуж д и секс у альным процессам , по существу , вызываемым токсически ; уже древнейшие врачи называли коитус малой эпилепсией , сле довательно , видели в половом акте ослабление и приспособление эпилептического высвобождения возбуждения . "Эпилептическая реакция ", как можно " н азвать это тождество , поступает , без сомнения , и в распоряжение невроза , сущность которого состоит в том , чтобы соматическим путем дать выход большому количе ству возбуждения , с которыми невроз не спр авляется психическими средствами . Таким образом , эпилепт и ческий припадок становится симптомом истерии , адаптируется и модифицируетс я ею , подобно нормальному сексуальному процес су . Итак , с полным основанием следует отли чать органическую эпилепсию от "аффективной ". П рактическое значение этого различия следующее : с традающий первой формой - поражен болезнью мозга , страдающий второй - невротик . В первом случае душевная жизнь подвержена чуждым ей нарушениям извне , во втором - нар ушение выражает саму душевную жизнь . Весьма правдоподобно , что эпиле псия Достоевского - вт орого рода . Строго доказать это нельзя , так как нужно было бы обладать возможностью включить в цело стность его душевной жизни первые случаи и последующие изменения припадков , а для э той цели наши знания слишком малы . Описани я самих припадков ничего не про я сняют , сведения об отношениях между пр ипадками и переживаниями неполны и часто противоречивы . Наиболее правдоподобно предположение , что припадки имеют свои истоки в ранне м детстве Достоевского , что поначалу они х арактеризовались более слабыми симптомами и лишь после потрясшего его в в осемнадцатилетнем возрасте переживания - убийства отца - приняли форму эпилепсии . Было бы ред кой удачей , если бы подтвердилось , что они полностью прекратились во время отбывания наказания в Сибири , но этому противоречат другие данные . Бесспорная связь межд у отцеубийством в "Братьях Карамазовых " и судьбой отца Достоевского бросалась в глаза не одному его биографу и давала им повод указывать на "известное современное п сихологическое направление ". Психоаналитическая теория , так ка к именно она имелась в виду , склонна видеть в этом событии тяжелейшую травму , а в реакции Достоевского на него - центр тяжести его невроза . Но если я попытаюсь психоаналитически обосновать это соображение , то почти уверен , что останусь не понятым всеми тем и , кто не знаком с терминологией и с учением психоанализа . У нас есть надежная отправная точка . Нам известно содержание первых припадков Д остоевского в юные годы , задолго до появле ния "эпилепсии ". У этих припадков было сход ство со смертью , они были вызван ы страхом смерти и сопровождались впадением в летаргический сон . Когда он еще был р ебенком , болезнь вначале наваливалась на него как внезапная беспричинная меланхолия : чувст во , как рассказывал он позже своему другу Соловьеву , будто он должен немедленно ум е реть , и действительно , позднее на ступало состояние , совершенно сходное с насто ящей смертью ... Его брат Андрей рассказывал , что Федор уже в детстве , перед тем как ложиться спать , имел привычку оставлять записочки , что боится ночью заснуть летарги ческим сно м и поэтому просит , чт обы его погребли только через пять дней ("Достоевский за рулеткой ". Введение . С . X). Мы знаем содержание и устремление так их припадков смерти . Они означают отождествле ние с покойником - с человеком , действительно умершим или еще живущ им , но котором у желают смерти . Последний случай более ва жен . В этом случае припадок равноценен нак азанию . Пожелавший другому смерти теперь стан овится этим другим и сам умирает . При этом психоаналитическое учение утверждает , что для мальчика , как правило , э тим другим является отец , а стало быть , прип адок , называемый истерическим , - это самонаказание за желание смерти ненавистного отца . Согласно известной точке зрения , отцеубий ство - основное и древнейшее преступление как человечества , так и отдельного челов е ка . Во всяком случае , оно - главный источник чувства вины , не уверен , единственный ли : исследования еще не смогли точно установ ить психические истоки чувства вины и пот ребности в искуплении . Но он не обязательн о должен быть единственным . Психологическая с итуация усложняется и требует по яснения . Отношение мальчика к отцу , как мы говорим , амбивалентно . Помимо ненависти , из-за которой хотелось бы устранить отца в качестве соперника , обычно имеется и некото рая доля привязанности к нему . Обе установ ки сливаютс я в отождествлении с отцом : хотелось бы занять место отца , пото му что он вызывает восхищение ; хотелось бы быть таким , как он , и поэтому желатель но его устранить . Весь этот процесс наталк ивается теперь на мощное препятствие . В оп ределенный момент ребенок на ч инает понимать , что попытка устранить отца как соперника угрожала бы ему кастрацией . Стало быть , из-за страха кастрации , то есть в интересах сохранения своего мужского начала , ребенок отказывается от желания обладать матерью и устранить отца . Насколько эт о желание сохраняется в бессознател ьном , оно образует чувство вины . По нашему мнению , тем самым мы описали нормальные процессы , нормальную судьбу так называемого комплекса Эдипа ; правда , следует сделать важное добавление . Дополнительные осложнения возникаю т , когда у ребенка сверх нормы развит консти туционный фактор , называемый нами бисексуальность ю . Тогда перед угрозой утраты в результате кастрации мужского начала усиливается тенден ция уклониться в сторону женственности , более того , поставить себя на место матери и перенять ее роль объекта любви отца . Однако боязнь кастрации делает и эту развязку невозможной . Ребенок понимает , чт о он вынужден допустить кастрацию , если хо чет быть любимым отцом как женщина . В результате подвергаются вытеснению оба побуждени я : ненависть к отцу и влюбленнос ть в него . Определенное психологическое разли чие между ними состоит в том , что от ненависти к отцу отказываются вследствие с траха перед внешней опасностью (кастрация ); а от влюбленности в отца исцеляются под влиянием опасения в нутреннего влечения , по существу , снова превращающегося в упо мянутую внешнюю опасность . Именно страх перед отцом делает непри емлемой ненависть к нему ; кастрация же ужа сна и в качестве наказания , и в качест ве платы за любовь . Из двух факторов , в ытесняющих ненависть к отцу , первый - неп осредственный страх наказания и кастрации - сл едует назвать нормальным ; патогенное усиление , по-видимому , привносится лишь вторым фактором - страхом перед феминистской установкой . Сильная бисексуальная предрасположенность ста н овится , таким образом , одним из условий ил и способов закрепления невроза . Наличие такой предрасположенности , несомненно , следует признать у Достоевского , и в приемлемой форме ( латентная гомосексуальность ) она проявляется в роли мужской дружбы в его жизни, в его до странности сердечном отношен ии к соперникам в любви и в его о тличном - как показывают многочисленные примеры из его повестей - понимании ситуаций , объясн имых лишь вытесненной гомосексуальностью . Сожалею - но не могу это изменить , - если эти рассу ж дения об установках ненавист и и любви к отцу и об их изменени ях под влиянием угрозы кастрации покажутся не сведущему в психоанализе читателю безвк усными и маловероятными . Сам я предположил бы , что именно комплекс кастрации наверняка будет чаще всего отвер г аться . Но только смею заверить , что психоаналитиче ский опыт как раз эти отношения не по двергает ни малейшему сомнению и предлагает находить в них ключ для понимания лю бого невроза . Ключ , который мы обязаны опр обовать и на примере так называемой эпиле псии н ашего писателя . Но как чуж ды нашему сознанию обстоятельства , которым по дчиняется наша бессознательная душевная жизнь . Сказанным ранее не исчерпываются последствия вытеснения в Эдипов комплекс ненависти к отцу . В качестве нового момента следует добавить , ч т о , в конце концов , отождествление с отцом все же завоевывае т себе прочное место в Я . Оно поглощае тся нашим Я , но как особая инстанция п ротивостоит остальному содержанию Я . Мы назыв аем эту инстанцию Сверх-Я и приписываем ей , наследнице родительского влияни я , в ажнейшие функции . Если отец суров , властен , жесток , то Сверх-Я воспринимает от него эти качества , и в его отношениях с Я вновь утвер ждается пассивность , которую как раз было бы необходимо вытеснить . Сверх-Я стало садистс ким , Я - мазохистским , то есть , в сущно сти , женственно-пассивным . В Я возникает сильна я потребность в наказании , и как таковое Я частично с готовностью подчиняется суд ьбе , частично находит удовлетворение в жесток ом обращении со стороны Сверх-Я (сознание вины ). Ведь , по существу , всякое н аказание - это кастрация и в этом качестве - осуществление изначальной пассивной установки к отцу . В конце концов , и судьба - все го лишь более поздняя проекция отца . Нормальные процессы формирования совести должны , следовательно , походить на уже описанн ые здесь ненормальные . Нам еще не уд алось установить границу между ними . Замечено , что в этих процессах наибольшая роль , в конечном счете , принадлежит пассивным ком понентам вытесненной женственности . Кроме того , в качестве побочного фактора следует прини мат ь в расчет : в каждом ли с лучае вызывающий страх отец в самом деле особенно жесток ? Это касается и Достоевск ого , а факт его неординарного чувства вины , как и мазохистского образа жизни , мы объясним его особо сильным женским компоненто м . Формула личности Дос т оевского т акова : человек с особо сильной бисексуальной предрасположенностью , способный с особой сил ой бороться с зависимостью от чрезвычайно сурового отца . Такой характер бисексуальности мы присовокупляем к ранее обнаруженным к омпонентам его сущности . Сле д овательн о , ранний симптом "приступов смерти " можно понимать как допущенное Сверх-Я в качестве наказания отождествления Я с отцом . Ты захотел убить отца , дабы самому стать отцо м . Теперь ты - отец , но мертвый отец ; обы чный механизм истерических симптомов . И при этом : теперь отец убивает тебя . Симптом смерти является для Я удовлетворен ием с помощью фантазии мужского желания и одновременно мазохистским удовлетворением . Оба , Я и Сверх-Я , и в дальнейшем играют р оль отца . В целом отношение между личность ю и отцом как объектом превратилос ь , сохранив свое содержание , в отношение м ежду Я и Сверх-Я ; новая постановка на в торой сцене . Такие инфантильные реакции Эдипо ва комплекса могут заглохнуть , если реальност ь и далее не подпитывает их . Но характ ер отца не остается те м же с амым , более того , он с годами ухудшается , и благодаря этому сохраняется ненависть До стоевского к отцу , его желание смерти этог о злодея . В этом случае особенно опасно , если действительность осуществляет такие вытес ненные желания . Фантазия стала реальн о стью , все меры защиты отныне усиливают ся . Припадки Достоевского принимают теперь эп илептический характер , конечно , они все еще означают кару за отождествление с отцом , но стали столь же ужасны , как и стр ашная смерть самого отца . Какое дополнительно е , в ос о бенности сексуальное , соде ржание они приобрели , не поддается разгадке . Примечательно одно : в ауре * припадка п ереживается миг высшего блаженства , который , п о всей вероятности , закрепляет чувство триумф а и избавления при известии о смерти , после чего немедл енно следует особенно жестокое наказание . Такую последовательность тр иумфа и траура , пиршества и скорби мы уже обнаружили в древнейшей орде у братье в , убивших отца , и находим его повторение в церемонии тотемистической трапезы . Если верно , что в Сибири Дос т оевский не был подвержен припадкам , то это то лько подтверждает , что его припадки и были его карой . Он более в них не нужд ался , поскольку был наказан иным способом . Но это недоказуемо . Скорее , эта необходимость наказания для психического хозяйства Достоев с к ого объясняет , почему он прошел через эти годы бедствия и унижений н е сломленным . Осуждение Достоевского как поли тического преступника было несправедливым , и он должен был это знать , но принял нез аслуженное наказание от батюшки-царя как заме ну наказания , з аслуженного за грех по отношению к настоящему отцу . Вместо самонаказания он позволил карать себя замести телю отца . Это дает частичное представление о психологической оправданности наказаний , прис уждаемых обществом . Действительно , большая часть преступнико в жаждет наказания . Его требует их Сверх-Я , избавляя себя тем са мым от самоосуждения . Человек , знакомый со сложным и перемен чивым значением истерических симптомов , поймет , что здесь не предпринимается попытка прони кнуть в суть припадков . Достоевского далее их начала . Достаточно , чтобы можно б ыло судить о неизменности - несмотря на вс е последующие наслоения - их первоначальной су ти . Нужно сказать : Достоевский так никогда и не освободился от мук совести из-за намерения убить отца . Эти муки определили и его о т ношение к двум другим сферам , имеющим мерилом отношение к отцу , - к государственной власти и к вере в Бога . В первой он остановился на полн ом подчинении батюшке-царю , некогда действительно разыгравшему с ним комедию убийства , кото рую так часто имели обыкн о вение разыгрывать с ним его припадки . В этом случае победило покаяние . В религиозной о бласти у него осталось больше свободы , по вполне достоверным сведениям , он , возможно , до последней минуты жизни колебался между религиозностью и атеизмом . Его огромный и н теллект не позволял ему замечать те логические трудности , к которым привод ит вера . При индивидуальном повторении хода всемирной истории он надеялся в идеале Христа найти выход и освобождение от вино вности , использовать собственные страдания для своих прит я заний на роль Христ а . Если в итоге он пришел не к сво боде , а стал реакционером , то это произошл о потому , что общечеловеческая сыновняя вина , на которой построено религиозное чувство , достигла у него надындивидуальной силы и осталась не преодоленной даже е г о огромным интеллектом . Здесь мы навле каем на себя упрек , что отказались от беспартийности психоанализа и подвергаем Достоев ского оценкам , правомерным только с пристраст ной точки зрения определенного мировоззрения . Консерватор принял бы сторону Великого И н квизитора и иначе бы судил о Достоевском . Упрек справедлив , для его ос лабления можно только добавить , что решение Достоевского , видимо , определялось заторможенностью его мышления в результате невроза . Вряд ли случайно , что три шедевра мировой литературы р азрабатывают одну и ту же тему - тему отцеубийства : "Царь Э дип " Софокла , "Гамлет " Шекспира и "Братья Кар амазовы " Достоевского . Во всех трех обнажается и мотив действия - сексуальное соперничество из-за женщины . Конечно , наиболее откровенно описание в драм е , основанной на греческой легенде . Здесь деяние совершает е ще сам герой . Но без смягчения и без маскировки художественная обработка невозможна . Неприкрытое признание в намерении умертвить отца , подобно достигаемому психоанализом , вероя тно , непереносимо бе з психоаналитической подготовки . В греческой драме необходимое смягчение - при сохранении сути дела - мастер ски достигается тем , что бессознательный моти в героя проецируется в реальность в качес тве чуждого ему рокового принуждения . Герой совершает деяние н е преднамеренно и вроде бы без влияния женщины , однако эта зависимость принимается в расчет , посколь ку он может заполучить мать-королеву только после повторения своего деяния в отношении чудовища , символизирующего отца . После обнару жения и осознания своей в и ны им не предпринимается никаких попыток снять ее с себя ссылкой на надуманное роко вое принуждение , напротив , она признается и карается как полновесная сознательная вина , что рассудку может показаться несправедливым , но с психологической точки зрения полн о стью оправданно . В английской тра гедии описание более завуалировано , деяние со вершает не сам герой , а другой человек , для которого оно не означает убийство отца . Поэтому предосудительный мотив сексуального соперничества за женщину не требует маск ировки . Э д ипов комплекс героя такж е видится как бы в отраженном свете , п оскольку мы воспринимаем только влияние на героя поступка другого человека . Ему следов ало бы мстить за это деяние , но , как ни странно , он не способен на это . М ы уверены : его парализует именно ч у вство собственной вины ; весьма обычным для невротических процессов способом чувство вины превращается в ощущение своей неспосо бности выполнить такую задачу . Это признак того , что герой воспринимает свою вину как надындивидуальную . Других он презирает не м е ньше , чем себя . "Если с к аждым обращаться по заслугам , кто спасется от порки ?" В этом направлении роман русс кого писателя идет еще дальше . И здесь убийство совершил другой человек , но находя щийся с убиенным в тех же сыновних от ношениях , что и Дмитрий , у к о то рого мотив сексуального соперничества признается открыто ; совершил другой брат , которого , ч то примечательно , Достоевский наделил своей с обственной болезнью , мнимой эпилепсией , как бы желая признаться : эпилептик , невротик во мне и есть отцеубийца . И вот в речи адвоката перед судом звучит и звестная ирония по поводу психологии : мол , она - палка о двух концах . Великолепная мас кировка , так как , стоит ее только сорвать , находишь глубочайший смысл поэзии Достоевск ого . Ирония относится не к психологии , а к проце с су судебного дознания . Ведь для психологии совершенно безразлично , к то на самом деле совершил преступление , дл я нее важно лишь , кто желал его в своей душе и приветствовал его совершение , а потому все братья (включая контрастную фигуру Алеши ) в равной мере вино вны - и искатель грубых наслаждений , и скеп тический циник , и эпилептический преступник . В "Братьях Карамазовых " есть сцена , в высшей степени характерная для Достоевского . Старец в разговоре с Дмитрием осознает , что тот таит в себе готовность убить отц а , и бросается перед ним на колени . Это не может быть выражением восхи щения , а должно означать , что святой отвер гает искушение презирать или гнушаться убийце й и поэтому склоняется перед ним . Симпатия Достоевского к преступнику в самом деле безмерна , она н а много превосходит сострадание , на которое несчастный имеет право , и напоминает о священном трепете , с которым в древности смотрели на эпилепти ков и душевнобольных . Для него преступник - почти спаситель , взявший на себя вину , кот орую иначе вынуждены были б ы не сти другие . После его преступления больше не нужно убивать , а следует быть благодарн ым ему , в ином случае пришлось бы убив ать самому . Это не просто милосердное сост радание , речь идет об отождествлении на ос нове одинаковых влечений к убийству , собствен н о говоря , о минимально смещенном нарциссизме . Этим не оспаривается этическая ценность такой доброты . Возможно , это вообще механизм милосердного участия по отношению к другому человеку , который особенно легк о обнаружить у писателя , в высшей степени обремене н ного сознанием своей ви ны . Несомненно , эта вырастающая из отождествле ния симпатия в решающей мере определяла в ыбор Достоевским литературного материала . Но вначале он разрабатывал тему обыкновенного - и з эгоистических побуждений - преступника , политичес ког о и религиозного преступника , пре жде чем в конце жизни вернуться к пер вопреступнику , к отцеубийце , и вложить в н его свою литературную исповедь . Публикация его наследия и дневников ж ены ярко осветила один эпизод из его жизни , время , когда в Германии Достоев ского обуяла страсть к игре ("Достоевский за рулеткой "). Очевидный припадок патологической страсти , который никак не может быть оц енен иначе . Не было недостатка в оправдани ях этого странного и недостойного поведения . Чувство вины , как это нередко бывает у невротиков , нашло конкретную замену в виде бремени долгов , и Достоевский мог оправдываться тем , что благодаря выигрышу он получил бы возможность вернуться в Россию , не опасаясь быть заключенным своими кредиторами в тюрьму . Но это только п редлог , Достоевск и й был достаточно проницателен , чтобы это понять , и достаточно честен , чтобы в этом признаться . Он зн ал , что главным была игра сама по себе , le jeu pour le jeu (игра ради игры ). Все детали его направляемого влечениями безрассудного поведения подтверждают э т о и кое-что еще . Он никогда не успокаивался , пока не тер ял все . Игра была для него также средс твом самонаказания . Несчетное количество раз да-вал он молодой жене слово или слово чести больше не играть или больше не играть в этот день и , как она расск азыва е т , почти всегда нарушал свое обещание . Если проигрышами он доводил себ я и ее до крайне бедственного положения , это служило для него вторым патологическим удовлетворением . Он получал возможность пере д нею поносить и унижать себя , просить презирать его , сож а леть о том , что она вышла замуж за него , старого грешника . А после этого успокоения совести на следующий день игра продолжалась . И молодая жена привыкла к этому циклу , по скольку заметила , что литературная работа , от которой действительно только и можно бы л о ждать спасения , никогда не продвигалась лучше , чем после потери ими в сего и заклада их последнего имущества . Ес тественно , она не понимала такой зависимости . Когда его чувство вины было успокоено наказаниями , к которым он сам себя приг оворил , тогда пропа д ала заторможеннос ть в работе , тогда он позволял себе сд елать несколько шагов на пути к успеху . Какие обрывки давным-давно позабытых детс ких переживаний оживают в страсти к игре , позволяет без труда разгадать новелла пи сателя более молодого поколения . Стеф ан Цвейг , посвятивший , между прочим , Достоевскому специальное исследование ("Три мастера "), в св оем сборнике из трех новелл "Смятение чувс тв " излагает историю , которую он назвал "Дв адцать четыре часа из жизни женщины ". Этот маленький шедевр на-мерен якобы т олько показать , каким безответственным существом является женщина и на какие удивительные для нее самой выходки ее может толкн уть неожиданное жизненное впечатление . Однако же новелла - если интерпретировать ее с по зиции психоанализа - идет гораздо дальше, изображает - не считая этого оправданного наме рения - нечто совсем другое , общечеловеческое и ли , скорее , общемужское , и психоаналитическая и нтерпретация напрашивается столь назойливо , что от нее невозможно отказаться . Для природы художественного творчест в а характерно , что мой друг писатель в ответ на мои вопросы уверял , что сообщенное ему толкование совершенно чуждо его сознанию и намерениям , хотя в рассказ вплетены некотор ые детали , как бы рассчитанные именно на то , чтобы указывать на тайный след . В нове л ле Цвейга одна знатная пожилая дама рассказывает писателю о событии , происшедшем с ней более двадцати лет назад . Рано овдовевшая мать двоих сыновей , которые в ней больше не нуждались , отка завшаяся от всяких житейских надежд , на со рок втором году жизни во в ремя одного из своих бесцельных путешествий п опадает в игорный зал монакского казино , и среди всех его достопримечательностей ее внимание вскоре захватывает вид двух рук , которые с потрясающей непосредственностью и силой как бы раскрывали все переживания н есчастного игрока . Эти руки прина длежали красивому юноше - писатель как бы ненамеренно делает его ровесником старшего сы на зрительницы , - который после того , как по терял все , в глубочайшем отчаянии покидает зал , чтобы , как она предполагает , в парке поконч и ть со своей безнадежной жизнью . Необъяснимая симпатия заставляет женщин у следовать за ним и сделать все возм ожное для его спасения . Он принимает ее за одну из весьма многочисленных в том городе навязчивых женщин и хочет от нее отделаться , но она не покину л а его и самым естественным образом была вынуждена остаться в его номере и , в конце концов , разделить с ним посте ль . После этой импровизированной любовной ноч и она заставляет , казалось бы , успокоившегося юношу торжественно поклясться , что он ник огда больше не будет играть , снабж ает его деньгами на возвращение домой и обещает встретиться с ним на вокзале п еред отходом поезда . Но затем в ней пр обуждается огромная нежность к нему , она г отова пожертвовать всем для его сохранения и решает - вместо того чтобы с н и м проститься - уехать вместе с ним . Непредвиденные случайности задерживают ее , и она опаздывает на поезд ; тоскуя по исче знувшему юноше , она вновь заходит в игорны й зал и с ужасом видит там те же руки , вызвавшие вначале ее симпатию ; нару шитель слова вернул с я к игре . Она напоминает ему об обещании , но , одержи мый страстью , он бранит ее за то , что она мешает игре , велит ей уходить и швыряет ей деньги , которыми она якобы х отела его купить . Глубоко оскорбленная , она убегает , а позднее узнает , что ей не удалось с п асти юношу от самоуб ийства . Эта с блеском написанная , безупречно м отивированная история имеет , разумеется , право на существование сама по себе и наверн яка оказывает большое воздействие на читателя . Но психоанализ указывает , что ее создани е вдохновляется о дним желанием-фантазией периода половой зрелости , которую некоторые л ичности сами осознанно вспоминают . Согласно ф антазии , мать хотела бы сама ввести юношу в половую жизнь , чтобы спасти его от вызывающего опасения вредоносного онанизма . Столь многочисленн ы е , снимающие напря жение художественные произведения имеют аналогич ный первоисточник . "Порок " онанизма заменяется пороком страсти к игре , акцент на страстно й деятельности рук предательски свидетельствует об этом извращении . Действительно , одержимост ь игрой эквивалентна старой тяге к онанизму , никаким другим словом , кроме сл ова "игра ", нельзя назвать манипуляции с ге ниталиями в детской . Неодолимость соблазна , св ященные и все же никогда не сдерживаемые клятвы больше этого не делать , дурманящее наслаждение и н е чистая совесть , осуждающая себя (самоубийство ), все это при замещении сохраняется неизменным . Конечно , но велла Цвейга рассказывается от имени матери , а не сына . Сыну должна льстить мысль : если бы мать знала , к каким опасностя м приведет меня онанизм , она , к он ечно , спасла бы от них , разрешив мне лю бую ласку с ее собственным телом . Приравни вание матери к публичной девке , проделанное юношей в цвейговской новелле , - часть все той же фантазии . Оно делает недосягаемое легко достижимым ; нечистая совесть , сопутству ю щая этой фан-тазии , приводит нове ллу к плохому концу . Можно также с инт ересом отметить , как внешнее оформление , данно е писателем новелле , пытается прикрыть ее психоаналитический смысл . Все же очень спорно , что любовная жизнь женщины подчиняется в незапным и загадочным импульсам . Напро тив , психоанализ вскрывает сложную мотивацию поразительного поведения женщины , отказывавшейся до сей поры от любви . Верная памяти св оего умершего супруга , она была вооружена против всех притязаний , подобных мужниным , одн ако - и в этом фантазия сына пр авомерна , - она как мать не избегла соверше нно не осознаваемого ею перенесения любви на сына , и в этом незащищенном месте ее подстерегает судьба . Если страсть к игре вместе с безрезультатной борьбой за освобождение от нее и следующи е за нею поводы к самобичеванию являются по вторением тяги к онанизму , то неудивительно , что она завоевала в жизни Достоевского столь значительное место . Мы ведь не вс тречали ни одного случая тяжелого невроза , в котором не играло бы роль автоэротич еское удо в летворение периода детства и созревания , а связь между попытками его подавить и страхом перед отцом сли шком хорошо известна , чтобы требовалось что-ли бо , кроме короткого упоминания. C атья З . Фрейда
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Охотника-промысловика Сидорова, легко попадавшего со ста метров белке в глаз, загрызла стая одноглазых белок.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Достоевский и отцеубийство", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru