Реферат: Достоевский - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Достоевский

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 47 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Достоевский (Федор Ми хайлович ) — знаменитый романист , род . 30 окт . 1 821 г ., в Москве , в здании Марьинской больницы , где отец его с лужил штаб-лекарем . Мать , урож денная Нечаева , происходила из московского купечества (из семьи , по-видимому , инте ллигентной ). Семья Д . была многочисленная (всех детей было 7; Федор — второй сын ), а средства небольшие . Ж изнь в семье шла очень однообразно : удовольствия и гости составляли большую редкость . В маленькой казенной кварти ре дети проводили большую часть време ни на глазах родителей ; азбуке научила их мать . Позднее к старшим мальч икам ходил и два учителя : диа кон для Закона Божия и M-lle Сушард ( впоследствии Драшусова ) для французского яз ыка . Отец пользовался всяким случаем , ч тобы сообщать детям полезные сведения ; он был очень суров и требователен и хотя никогда не бил детей , но сыновья боялис ь его . Он часто повторял детям , что он ч еловек бедный , что они сами себе должны пробивать дорогу . Д . был ребенок очень живой , первый выдумщик в и грах и шалостях . Он учился хорошо и рано начал читать . Ему шел 11- й год , когда родители его приобрели в Тульско й губернии небольшое имение , где стали проводить летние месяцы . До тех пор он знал из “природы” только больничный сад да Марьину рощу ; но о “народе” он уже имел некоторое понятие через няню , а особенно через деревенских кормилиц , которые рассказывали ему с т рашные сказки . Дом в дер евне был маленький и мальчики все время проводили на воздухе и в поле , часто среди крестьян . Это был о лучшее время в жизни Д . В 1834 г . он поступил с братом Михаилом в известный пансион Чермака . В панс ионе братья особенно увлекалис ь уроками словесности , а дома все время отдавали чтению . Д . перечитал не один раз историю Карамзина , пове сти его же , Жуковского , ряд романов В . Скотта , Загоскина , Лажечникова , Нарежно го , Вельтмана , а Пушкина оба брата знали почти наизусть . О . Д . шел 166 го д , когда он лишился м атери ; через несколько месяцев отец от вез его в СПб . и . определил , в начале 1838 г ., в инженерное училище , од но из лучших учеб . заведений того времени . Но для Д .: трудно было и выдумать условия антипатичнее тех , в какие он был там пост а влен . Нервный , впечатлительный , болезненн ый , он не мог примириться с военн ой дисциплиной и шагистикой ; для черте жей у него не хватало терпения ; к математике сердце его совсем не лежало . Мнительность отца совсем не приучила его к товариществу , а с братом о н должен был рас статься ; состоятельность большинства товарищей доставляла не имевшему никаких карма нных денег , самолюбивому Д . унизительное страдание . 17-ти-летний юноша держится особ няком от класса , приобретает репутацию нелюдимого чудака . У него развивае т ся мучительное для него самого самолюбие ; природная впечатлительность , скрываемая от окружающих , доходит до крайней степени . В 1841 г . Д . произве ден в офицеры ; в 1843 г ., по окончании полного курса , он зачислен на сл ужбу при с.-петербургской инженерной ко м анде и командирован в ч ертежную инженерного департамента . И в офицерских классах училища , в потом на действительной службе он продолжает свою отшельническую жизнь , изводя себ я над чтением и над попытками тв орчества . Из его писем к брату ви дно , что уже в 1 7 лет он весь ушел в литературу , даже д о некоторого извращения мыслей и язык а . Вот , наприм ., что прочитано им в короткие летние вакации : “Весь Гофман , русский и немецкий (т . е . не переведенный Кот Мур ), почти весь Б альзак , Фауст Гете и его мелкие с тихотвор е ния , история Полевого , Уголино , Ундина , В . Гюго , кроме Кромв еля и Эрнани” . Глубоко знаменательно с оединение двух таких противоположностей , ка к чистокровный романтик и фантаст Гоф ман и реалист Бальзак . К этим дву м именам следует прибавить еще третье — Жорж Занда , романами которой Д . зачитывался около того же времени . Через много лет (в “Дне внике Писателя” ) вспоминает он , что пос ле чтения Ускока всю ночь провел в лихорадке . Он восхищается Зандом за то , что она “проповедует красоту в милосердии , терпении и сп р аведливости” , за то , что она предчувствует более счастливое будущее чел овечества . Он бредит Шиллером , знает со неты Шекспира , цитирует наизусть не то лько Гоголя и Грибоедова , но и Ра сина с Корнелем , которых сравнивает с Гомером ; интересуется критикой и ист о рией литературы . И выйдя в офицеры , Д . бредит одной литерату рой . Голова его переполнена планами из даний своих и чужих переводов ; ими мечтает он уплатить свои долги и даже нажиться ; он и любимого бра та убеждает поддерживать увеличивающуюся с емью литературн ы ми трудами . Мо жно думать , что на сцену русской литературы выходит какой-то литературный пр омышленник . Но Д . сам себя обманывает : дело совсем не в деньгах , а в страстном влечении к литературной деятельности. Осенью 1844 г . Д . подает в отставку . Он намерен ж ить литерат . трудом и “адски работать” . Пер еписав свою первую повесть , он уже сравнивает себя с Пушкиным и Гогол ем и также , как они , желает “креп иться и не писать на заказ” . Он жалеет , что будет принужден отдать свое первое произведение в “Отеч . З ап.” , “р а зумеется , за бесценок” , но утешает себя тем , что его прочтут по крайней мере 100000 человек и что через месяце он выпустит п овесть отдельной книжкой : “ее купят вс е , кто покупает романы” . В мае 1845 г . Д . отдал свою повесть не в “Отеч . Зап.” , а , по указани ю Д . В . Григоровича , Некрасову , соб иравшемуся печатать “Сборник” . Впечатление , произведенное ею на Некрасова , Григоровича , Белинского , было потрясающее . Белинский приветствовал его словами : “Вам правда открыта и возвещена , как художнику , досталась , как дар ; цените же ваш дар , оставайтесь верны ей и будете великим художником” . Это б ыла самая восхитительная минута во вс ей молодости Д .; в каторге он всп оминал о ней и укреплялся духом . Позднее члены того же литературного к ружка далеко не с таким восторгом говор и ли о “Бедных людях” . Последующие произведения Д . Белинский называл “нервическою чепухой” и с свойственной ему стремительностью готов бы л совсем разжаловать его из крупных писателей . Повесть написана истинным , хотя еще и мало опытным художником . На первом п лане для нег о не красота и сила , а верность впечатления . Оттого его повесть места ми и кажется растянутой , скучной , как часто бывает скучна и однообразна сама жизнь . Но автора нельзя считат ь реалистом чистого типа , простым набл юдателем жизни ; он берет не с р едних людей , а людей особенных , именно несчастных и забитых , и в то же время с самой тонкой душевной организацией ; он исследует их душу до крайней ее глубины , в моменты особенно сильного ее возбуждени я . Он действует анализом , а не си нтезом , как он сам гов о ри т со слов Белинского . Успех , выпавший на долю “Бедных людей” , мог бы вскружить голову и самому флегматичн ому , вполне зрелому человеку ; болезненно самолюбивый Д . был возбужден им до крайней степени . Планы самые грандиоз ные так и кипят в его голове . Не ко н чив одной работы , он хватается за несколько новых . В каждом последующем произведении он м ечтает сделать огромный шаг вперед , “з аткнуть за пояс” и самого себя , и всех других . До своего ареста в 1849 г . Д ., по прежнему страшно много читавший , написал десять повес тей , не считая множества набросков и вещей неоконченных . Самая обширная из повестей , непосредственно следующая за “Бедными людьми” — “Двойник” (“Отеч . Записки” 1846 г .). Это одна из наиболее тяжелых , мучительных вещей Д . для чтения и одна из самых ха р актерных по содержанию . Как “Бедн ые люди”— “Шинелью” , так “Двойник” вд охновлен “Записками сумасшедшего” Гоголя , н о отличается от них крайнею растянуто стью и несравненно более глубоким ана лизом . В следующих повестях : “Прохарчин” (“От . Зап.” , 1846 г .), “Сла б ое сердце” (т . же , 1848 г .), “Чужая жена” (т . же , 1848 г .), “Роман в 9 письмах” ( “Совр.” , 1847 г .), “Ревнивый муж” (“От . Зап.” , 1848 г .), “Честный вор” , (“Отеч . Зап.” , 1848, под заглавием : “Рассказы бывалого человек а” ), “Елка и Свадьба” (“От . Зап.” , 1848 г . — наиболее стройное и изящное его произведение этого периода ), Д . изучает тот же чиновничий ми р , на который натолкнул его Гоголь ; но он идет дальше учителя в двух отношениях . Типы у него гораздо разнообразнее : рядом с жалкими , придав ленными до отупения и ли опу стившимися до беспробудного пьянства “чино вниками для письма” и надутыми до потери человеческих чувств “их превосхо дительствами” , он выводит и чиновников средней величины , обеспеченных материально и претендующих на бонтонность , и бо лезненно-чувствит е льных мечтателей вроде Васи (“Слабое сердце” ), и грубова тых на вид , но счастливых чужим с частьем людей в роде Аркадия (там же ). Во-вторых , Д . глубже исследует эт и типы и их душевные движения и создает интереснейшие психические этюды , то ужасные по своей н а гой беззастенчивости , то глубоко , д о болезненности трогательные , но никогда не достигающие художественной ясности , п релести и законченности повестей Гоголя. Особую группу представляет “Хозяйка” (“От . Зап.” , 1847), “Белые ночи” (“От . Зап.” , 1848) и “Неточка Незванова” (“От . Зап.” , 1849). Это — не физиологи ческие картины служащего Петербурга , а первые наброски пробуждающегося творчества крупного художника . В руке его п ока нет верности и твердости ; он еще не может найти надлежащего тона ; образы его еще неясны е му самому , но в них уже чувствует ся созидающая сила ; она слышится даже и в самом тоне речи , в ори гинальном и сильном языке . Во всех этих трех повестях резко выступают особенности будущего Д .: его герои — люди “с судорожно напряженной воле й и внутренним б е ссилием” , люди , которым обида и унижение дос тавляют болезненное наслаждение — люди , которые в себе самих не могут отделить любви от ненависти и сами себя не понимают , себя самих “вм естить не могут” . В продолжение всего этого первого периода своей литерату р ной деятельности Д ., несмотря на хороший заработок , был кругом в долгах и “в тисках у нужды” — до того плохо умел он у страивать свои денежные и вообще прак тические дела . Здоровье его тоже было в очень неудовлетворительном состоянии ; он несколько раз думал сер ьезно заняться им , но не было ни средств , ни времени . С кружком “ Современника” он скоро совсем разошелся ; с одним Белинским он поддерживал х орошие отношения довольно долго , хотя очень оскорблялся его неблагоприятными отз ывами о последних его повестях. “ Неточка Незв анова” осталась неоконченной вследствие ка тастрофы , постигшей Д .: в ночь на 23 апреля 1849 г . он был арестован и п ровел восемь месяцев в Алексеевском р авелине Петропавловской крепости . Он написа л там повесть “Маленький герой” , напеч атанную тол ь ко в 1857 г . При чиной ареста было так называемое дело Петрашевского . Д . был судим за т о , что посещал собрания у Петрашевског о три года , слушал суждения и сам принимал участие в разговорах о строгости цензуры , и на одном собра нии , в марте 1849 г ., прочел п о лученное из Москвы от Плещеева письмо Белинского к Гоголю , потом ч итал его на собраниях у Дурова и отдал для списания копии Монбелли ; на собраниях у Дурова слушал чтени е статей , знал о предложении завести литографию , у Спешнева слушал чтение “Солдатской б е седы” . Приговор генерал-аудиториата о нем гласит : “За участие в преступных замыслах , распро странение письма литератора Белинского , пол ного дерзких выражений против православной церкви и верховной власти , и за покушение , вместе с прочими , к р аспространению сочинений против пра вительства посредством домашней литографии” он ссылается на каторгу на 8 лет . Государь изменил это наказание , утвердив каторгу “на 4 года , а потом рядов ым” . 21 декабря 1849 г . Д . вместе с друг ими осужденными был вывезен на Семено вский п лац , где всем им был прочитан приговор к смертной к азни через расстреляние , потом объявлено помилование и приговор в окончательной форме . 24 декабря Д . был отправлен в Сибирь . В это время он не чувствовал себя подавленным и утешал при прощании брата Михаи л а , говоря , что “и в каторге не з вери , а люди” , и что по выходе из каторги ему “будет о чем п исать”. Дорога до Омска в с уровое время года не легко отозвалась на здоровье Д .: у него открылись золотушные раны на лице и во рту . Жизнь Д . в остроге хорошо извест на по “Запискам из мертв ого дома” , где , как он сам говори т ; он “под вымышленными именами расска зал свою жизнь в каторге и описа л своих прежних товарищей каторжных” : краски только немного гуще в секретно пересланном , откровенном письме к бра ту , писанном 22 февраля 1854 г ., т . е . почти сейчас же по выходе из острога . Относительно того , как повлияло на Д . одиночное заключение , пр иговор на Семеновском плацу и каторга , есть два совершенно противоположные мнения . Одни , опираясь на его же собственные слова , говор я т , что судьба оказалась к нему “не мач ехой , а суровой матерью” , что страшное испытание , им вынесенное , излечило его от многих недостатков , выработало его убеждения , а наблюдение окружающего р аскрыло перед ним такие горизонты и такие глубины души человечес к ой , каких не видел ни один писатель до него . Другие весь болез ненный надрыв его произведений , его ми стицизм и его переход из одного лагеря в другой объясняют тем , что каторга сломила его нравственно , не говоря уже о том , что окончательно погубила его здор о вье . П ервые забывают , что Д . и в ранних своих произведениях выказывал необыкновен ную глубину анализа , а с другой с тороны , он и после каторги остается тем же болезненно самолюбивым и не терпеливым человеком и тем же поэтом безысходного страдания , душевных н е нормальностей и болезней . Вто рые упускают из виду слабые стороны произведений его первого периода . Что каторга не сломила Д ., видно из той энергии и жажды умственной жизни , которая проявляется хотя бы в упомянутом письме к брату (он на стоятельно просит у н его и отцов церкви , и историков , и эко номистов ); но она не могла не над ломить его , как это видно из прин иженного тона тех же сибирских писем (брат Михаил для него “благодетель” , сестры , которые не забыли его “ горемычного” — ангелы ) и из тех средств , котор ы ми надеется он снискать себе полное прощение (патрио тические стихотворения и пр .); да и 4 года невольного умственного застоя не могли пройти бесследно , не говоря уже о падучей болезни , которая тепе рь определилась совершенно ясно . Впрочем , этот “надлом” ни с колько не отражается на “Записках из мертвого дома” , над которыми он принимается работать по освобождении . “Записки из мертвого дома” — наиболее художественн ое , единственное безусловно художественное произведение Достоевского , так как в н их великая идея и прекрасная форма вполне уравновешены между собо ю . Во всех его последующих произведени ях идея как будто подавляет самого автора и берет над формой верх ; он стремится выразить эту идею с такой же силой и убедительностью , с какой сам сознает и чувствует ее , а это ему удается не сразу . Добившись , наконец , выражения точного и достаточно сильного , он не решается исключить все прежние попыт ки , так как в них известная сторо на идея выражена с большей ясностью , нежели в окончательной форме . Он , конечно , сознает , что от это го страдает стройность композиции ; но он всегда склонен жертвовать красотой для истины . По той же причине Д ., столь ревнивый к оригинальности св оих произведений со стороны идеи , не задумываясь повторяет свои типы и положения , если находит , что в них можно выразить еще сильней и рельефней , нежели он сделал это прежде . Но очень часто Д . не имел физической возможности выправить с вое произведение и сделать его более сильным и стройным . Первая часть была уже в руках читателей в то время , когда он писал вт о рую . Причины , почему так исключител ьно посчастливилось “Зап . из мертвого дома” , две : первая , конечно — содержан ие , не выдуманное , а данное собственной жизнью , что для поэта правды все гда представляет огромные выгоды ; вторая — та , что , работая над ними , Д. не мог иметь в виду быстро напечатать их по цензурным условиям , писал их почти для себя и таким образом имел полную возмож ность выносить их в душе своей. После каторги солдатская служба не могла показаться Д . особенно тяжкой , да и продолжалась она не долго : 1 окт . 1855 г . он произведен был в прапорщики . В это время в жизни его совершался роман , по-видимом у , довольно болезненного характера ; он закончился тем , что 6 марта 1856 г . в г . Кузнецке Д . женился на вдове Ма рье Дмитриевне Исаевой . Брак увеличил денежн ы е нужды Д . (у него был пасынок о котором он заботи лся всю последующую жизнь ), и ему еще чаще пришлось обращаться за помощ ью к друзьям и брату Михаилу , кот орый в это время стоял во главе торгового предприятия , шедшего довольно удовлетворительно (папиросная фабрика ). В 1859 г . Д . прощен и ему дозв олено выйти в отставку и вернуться в Россию . В этом же году он печатает две большие повести “Дядюшк ин сон” (“Русское слово” ) и “Село Степанчиково и его обитатели” (“Отеч . Зап.” ). “Дядюшкин сон — одно из н аименее суб ъ ективных произведений Д . Тема его до крайности невинна я , не имевшая ни малейшего отношения к жгучим вопросам действительности : э то — история неудачной попытки женит ь полуразвалившегося старика на красивой и умной барышне . Достоевский был , очевидно , недово л ен тем , ка к он справился с этой темой , и через 15 лет переработал ее вновь в “Подростке” , реальнее и глубже . “Село Степанчиково” — произведение вполне оригинальное , и тема эта у Д . уже никогда не повторялась . Обрабатывает его Д . еще в Сибири в 1856 г . О н е м , надо думать , го ворит Д . в письме к А . Майкову от 18 янв . 1856 г .: “я шутя начал ком едию и шутя вызвал столько комической обстановки , сколько комических лиц и так понравился мне мой герой , чт о я бросил форму комедии , несмотря на то , что она удавалась , с о бственно для удовольствия ка к можно дольше следить за приключения ми моего нового героя и самому х охотать над ним . Этот герой мне н есколько сродни . Короче , я пишу комичес кий роман , но до сих пор все писал отдельные приключения ; написалось довольно , теперь в се сшиваю в целое” . По возвращении в Россию , Д ., не имея права жить в столи цах , поселился в Твери , но усиленно хлопотал о дозволении переехать в Петербург , и через несколько месяцев х лопоты его увенчались успехом . В 1860 г . Д . уже окончательно основался в Петербурге и с 1861 г . вмеси те с братом издает ежемесячный журнал “Время” , в котором печатает свой первый большой роман : “Униженные и оскорбленные” и “Записки из мертвого дома”. Роман “Униженные и оскор бленные” не очень высоко ставили даже самые близкие др узья Д . Это — фельетонный роман , говорили они ; в нем куклы , ходячие книжки , а не люди , — и сам автор согла шался с ними , называл свой роман произведением диким , хотя и находил в нем полсотни страниц , которыми он мог гордиться , и два серьезных хара ктера . До б ролюбов поставил его ниже эстетической критики , и поставил не голословно , а с очень вескими доводами и при полной симпатии к автору . Мнение публики , очевидно , сов сем другое : в несколько лет роман выдержал 5 изданий и до сих пор читается почти также усердн о , как “Преступление и наказание” или “Карамазовы” и значительно больше , чем “Подросток” , “Идиот” , “Бесы” . Рома н , действительно , имеет вопиющие недостатки , вследствие той страшной поспешности , с которой писал его Д . (он в то же время вел и несколько д ругих отделов в журнале , и нес на себе по крайней мере п оловину забот по редакции ); но здесь впервые развернулось нравственное миросозерц ание вполне созревшего Д ., не затемненн ое политикой и публицистикой . Основа э того миросозерцания — вера в человек а , в чистот у его сердца , и глубокое убеждение , что спасение от всех зол этой жизни в нашей власти ; надо только исполнить евангел ьскую заповедь : возлюби ближнего как с амого себя . Люди добры по природе ; они делают зло только по недоразум ению ; поймем это и зло исчезнет. Алеша — один из тех характеров , оригинальностью которых справедли во гордиться Д . Это взрослый ребенок , чистый сердцем , несмотря на свое воспитание в аристократическом доме нег одяя-отца , несмотря на свою жизнь в кругу петербургской золотой молодежи ; чт о бы он ни делал , все хорошие люди , все дети и все животные всегда будут любить его . Он ограничен , легкомыслен , вечно под чужи м влиянием , а все-таки всегда и в о всем прав , потому что не знает зла и не может понять его . В журн . “Время” (1862) Д . напечатал еще н ебольшую повесть “Скверный а некдот” , носящую на себе довольно явны е следы подражания “Губернским очеркам” Щедрина . Успех журнала обеспечивал брать ев Д ., и летом 1862 г . Д . мог съе здить за границу полечиться (свои впеч атления он описал в журнале “Время” за 1863 г ., №№ 2 и 3). Запреще ние “Времени” расстроило дела Достоевских ; однако , Д . опять был принужден н а лето уехать за границу лечиться. С 1864 г . М . Достоевскому было разрешено издание журнала “Эпоха” ; но она далеко не имела такого успеха , как “Время” . В это время Д . был в Москве , сам бол ьной и у постели умирающей жены ( она скончалась 16 апр . 1864 г .) и почти не мог помогать брату ; повесть “Записк и из подполья” (один из самых глу боких и самых мучительно тяжелых псих ологических этюдов Д .) не была окончена к первым книжкам “Эпохи” . 10 июня 1864 г . неожиданно скончался Михаил Д ., и Ф . Д ., уже переехавший в Петербург , взял на себя негласно редакторство и издательство . Несмотря на всю его энергию , отягченная долгами “Эпоха” не пошла , и в начале 1865 г . (на кото р ый однако же набралось 1300 подписчиков ) в кассе не оказалось ни копейки , а у Д . — 15000 р . долгу и нравственная обя занность содержать семью покойного брата . В последней книжке “Эпохи” Д . н ачал печатать фантастическую повесть : “Крок одил . Необыкновенное со б ытие и ли пассаж в Пассаже” , которая так и осталась неоконченной . Некоторая часть печати приняла это довольно неудачно е произведение за памфлет на Чернышев ского и вознегодовала на Д . за та кое глумление над несчастьем талантливого публициста ; но Д . в 1873 г. печ атно опроверг эту “пошлейшую сплетню”. В конце июля 1865 г . Д ., кое как устроив на время свои денежные дела , уехал за границу в Висбаден и там , к довершению св оих материальных несчастий , проигрался в рулетку до копейки (он играл и в прежние поездки за границу и один раз выиграл 11000 франков ; немно го позднее он воспользовался своими н аблюдениями и ощущениями , чтобы создать повесть “Игрок” , слабую в художественном отношении , но интересную по глубине психологического анализа ). Выпутавшись из критического положения с помо щью старинного приятеля А . Е . Врангеля , Д . в ноябре приехал в Петербург и принялся усердно писать “Преступле ние и наказание” , которое стало печата ться в янв . книжке “Русского Вестника” за 1866 г . Роман произвел громадное впечатление , котор о му до некот орой степени способствовало поразительное его совпадение с действительностью : в то же время в Москве совершено б ыло подобное преступление , студентом Данило вым . Д . давно уже (с самой Сибири ) обдумывал роман , где должны были действовать новые люд и , но не решался писать его : крайне небре жно относясь к форме , он очень до рожил идеями своих произведений , и пок а идея не выносилась в душе его , он не пытался ее обрабатывать . Наконец он решился , и успех превзошел его ожидания . “Преступление и наказан ие” — несомненно , лучший из его романов и одно из самых к рупных и характерных произведений всего нашего столетия : нельзя идти дальше в глубине психологического анализа и в проповеди величайшей идеи нашего века — гуманности . Но герой не есть тип , и его слияние с “правдой народной” на каторге ест ь явление исключительное . Небрежность формы и растянутость чувствуются и здесь , только , вследствие богатства содержания , вредят гораздо менее . Несмотря на болезнь и отчаянное положение своих д енежных дел , Д . в это время чу в ствовал большой прилив жизне нных сил и душевной бодрости . Осенью 1866 г ., чтобы исполнить скорее свое обязательство перед Стелловским , которому он продал собрание своих сочинений с условием прибавить к ним новую повесть , он пригласил к себе сте нографистку Анну Григорьевну Снитки ну и диктовал ей “Игрока” . 15 февраля 1866 г . Анна Григорьевна стала его жен ою , а через два месяца Д-ие уезжа ют за границу , где остаются 4 слишком года (до июля 1871 г .). Там Д . на писал два больших романа . “Идиот” (“Рус ский Вестник” 1868 — 1869 г .). и “Бесы” (т . же , 1871 г .) и большую по весть : “Вечный муж” (“Заря” 1870 г .). Условия , при которых создавались эти произвед ения , в значительной степени объясняют их тон и их недостатки . Заграничное путешествие Достоевских — бегство о т кредито р ов , которые уже подали ко взысканию . Д ., по собствен ным словам его , ничего не имел бы и против долгового отделения ; но здоровье его до того расстроено , пр ипадки падучей болезни до того участи лись , мозг был так потрясен , что в доме Тарасова он не вынес бы и месяца , а стало быть и долги остались бы невыплаченными . Чтобы обвенчаться и уехать , он сделал новый долг — взял вперед у Каткова под задуманный им роман (“Идиот” ) 3000 р . Но из этих 3000 р . едва ли и третья часть переехала с ним за границу : ведь в Пете р б урге на его попечении остаются сын его первой жены и в дова его брата с детьми . Направляясь на юг , в Швейцарию , он заехал в Баден , сперва выиграл на рулетке 4000 франков , но не мог остановиться и проиграл все , что с ним был о , не исключая своего платья и ве щ ей жены ; отсюда необходимость новых займов . Почти год живет Д . в Женеве , работая отчаянно (он п ишет по 31/2 листа в месяц ) и иногда нуждаясь в самом необходимом . У него родится первый ребенок ; он в 3 месяца успевает страстно привязаться к нему ; ребенок ум и рает , к неописуемому отчаянию родителей . В Ве не , потом в Милане настроение духа Д . не лучше ; он крайне недоволен формой своего нового романа ; по его мнению , она до того плоха , что даже “идея романа почти лопнула” ; но что ж делать , “надо спешить , гнать на п очтовых” . Когда Н . Н . Страхов приглашает его участв овать в новом журнале “Заря” (24 ноября 1868 г .), первая его мысль — получит ь вперед часть денег за повесть , за которую он еще и не принималс я . Все его письма к А . Н . Май кову переполнены денежными расчета м и , запросами и судьбищем , из-за недоплаты нескольких сот рублей , с Стелловским . “Идиот” — по идее одно из самых задушевных произведений Д . и одно из самых слабых по исполнению . Главная мысль романа , как говорит сам Д ., “изобразить положительно прекрасного человека” , не смешног о , как Дон-Кихот и Пиквик , и не возбуждающего сожаления своими несчастиями , как Жан Вальжан . Эта мысль вопл ощена в больном князе Мышкине . В основе его характера — та же ду шевная чистота и правдивость , та же потребность безграничной лю б ви и непонимание злых чувств , что и у Алеши “Униженных и оскорбленных” и у Алеши Карамазова . Но оба Алеши — почти мальчики , а князь Мышкин — человек с глубоким и тонким , всесторонне развитым умом , челове к много видавший и много страдавший . Мысль “открыть Р оссию” для человека с такими данными , как к нязь Мышкин — мысль в высшей ст епени удачная , но Д . не провел ее последовательно : мы видим героя в Петербурге , а как он прожил 6 месяце в в Москве и внутри России , мы не знаем . Мы знаем только , что он вернулся убе ж денным нар одником и исповедником православия . Глубоко задуман и местами прекрасно исполнен характер Рогожина ; слабее всего тенде нциозная часть романа — изображение полупомешанных социалистов Бурдовского и К ° . “Бесам” , в основу которых положен нечаевский п р оцесс , сильно вредит избыток политики и тенденции . М ысль вывести в смешном виде Грановско го и Тургенева положительно неудачна , и злобные выходки против Кармазинова — Тургенева могут быть объяснены тол ько крайне тяжелым и раздраженным нас троением автора . О к оло того же времени написанная повесть “Вечный муж” — одна из лучших повестей Д . по оригинальности идеи и хара ктера , ее выражающего ; даже построение ее отличается ясностью , ход действия — энергиею , что очень редко у Д .; видно , что он , измучившись над с оци а льным романом с “прекрасн ым” героем , поработал над повестью с удовольствием. По возвращении в Петербу рг начинается самый светлый период в жизни романиста , в горячо любимой семье (дочь Любовь , род . в 1869 г . в Дрездене , сын Федор , род . в 1871 г . в Петербург е ), с доброй и умной женой , которая взяла в свои руки денежные (издательские ) дела и скоро освободила мужа от долгов . В первый раз пятидесятилетний писатель оказался в сносном денежном положении и в состоянии работать не “из-по д палки” , не “на почтовых” ; н о многолетняя привычка не могла исчезнуть и при изменившихся обстоят ельствах . Д . и теперь подгоняет работу к последнему сроку и тем искусс твенно возбуждает свой мозг и нервы ; у него и теперь встречаются неб режности , но в общем отделка его произведений луч ш е , и “надрыв” чувствуется значительно слабее . С нач ала 1873 года Д . делается редактором ежене дельного журнала “Гражданин” , с платою по 250 рублей в месяц , кроме гонорара за статьи , и пишет в нем ф ельетон под названием “Дневник Писателя” и обзор иностранно й полити ки . В его фельетонах есть интересные личные воспоминания (о Белинском , о Чернышевском ), комментарии к собственным произведениям и повествовательные очерки ; с лабее всего критические и чисто публи цистические статьи . В начале 1874 г . Д . разошелся с “Г р ажданином” и занялся новым большим романом : “Подр осток” . В этот период Д-ие проводили летние месяцы в Старой Руссе (откуд а Д . на июль и август уезжал в Эмс для лечения ; так было в 1874, 1875, 1876, 1878 и 1879 гг .), в 1874 г . они остались там и на зиму. За дача “Подростка” (н апечатан в “Отечественных Записк.” за 1875 г .) определяется самым заглавием . Из п одростков выходят деятели ; стало быть и вопрос о настроении их — вопр ос о будущем России . Подростков , как и взрослых , Д . делит на безразличну ю массу и на л ю дей с идеалом . Такие держатся всегда особн яком , в уединении . Их способности и характер “угрожают развиться к худшему , часто в стремление к беспорядку” . Но это желание “беспорядка” происходит из затаенной жажды порядка и бл агообразия . “Юность чиста уже пот о му , что она юность” . Герой ро мана — это сам Д . в юности , в не очень лестном изображении . Он “сброд всех самолюбий” . Он всего бо льше мучит тех , кого больше всего любит . Сердце его переполнено любви к людям , а он старается “держать себя как можно мрачнее” , о н ненавидит себя за желание “прыгать людям на шею” . Он не мст ителен , но страшно злопамятен : он желае т отомстить великодушием , чтобы обидчик почувствовал свою вину перед ним . У единение и большая развитость сравнительно с товарищами мешают ему стать в ряды п олитических деятелей , и он изобретает себе собственную и дею , в сущности нелепую , но за то оригинальную (литературный ее источник — “Скупой рыцарь” — не уничтожае т этой оригинальности ). Но живая жизнь , любовь к отцу и матери и полудетская страсть к Катерин е Николаевне в конце концов изле чивают его от исключительностей . В ром ане есть и другой герой — это Версилов , в лице которого Д ., так сказать , расплачивается с собою за свое прежнее отрицательное отношение к русскому образованному дворянству . Версило в , при всех своих недостатках и при своем огромном эгоизме — самый умный и самый порядочный человек не только в нашем обществе , но и единственный европеец в самой Европе , он представитель мировой идеи , “высший культурный тип боления за всех” . Таких как он , по ег о словам , может быть тысяча в России , которая только и существовала для того , чтобы произвести эту тыся чу , и существовала не даром : благодаря им ; она живет не для себя , а для идеи , а только это и есть настоящая жизнь . Ни в каком другом своем произведении Д. не восстает с таким ожесточением на жизн ь рассудочную , без идеала , на занятие “полезным” . Техники-специалисты , “которые в последнее время у нас так подня ли нос” — по его убеждению , люди грубо-необразованные. С начала 1876 г . Д . бере тся за оригинальное пре дприятие , и дея которого мелькала у него еще во время 4-х летнего пребывания за границей : это — “Дневник Писателя” , ежемесячный журнал , без сотрудников , без программы и отделов . В материально м отношении успех предприятия был нес омненный : в 1-й же год “Дн . П .” имел 2000 подписчиков и в так ом же количестве расходился в розничн ой продаже ; в 1877 г . расходилось до 6000 экз . “Дн . Пис.” нажил Д . и массу горячих приверженцев , и много порицат елей , которые не без основания доказыв али , что поэт взялся не за свое дело. Теперь прочесть подряд вс е №№ “Дневника” — труд не малый ; но этот труд вознаграждается перлами ума , доброты и поэзии , встречающимися среди массы повторений и парадоксов . “Дневник Писателя” интересен , во-первых , как комментарий к произведениям Д ., во-втор ы х — как превосходный материал для выяснения процесса твор чества поэта , так как мы здесь на ходим факт , который дал толчок фантази и , и художественное произведение , которое возникло из этого факта ; в-третьих , наконец , как собрание превосходных повестей и оче р ков , из которых иные (напр . “Мальчик у Христа на елке” ) уже успели сделаться народными книжками . Всего слабее Д . в вопроса х политических , где необходима подготовка , и вовсе не литературного характера , и где ему мешает сила его воображения и односторонняя с тра стность его “патриотизма” . Глубоко убежденн ый в нашем внутреннем превосходстве п еред Европою , он твердо верует , что она не нынче , так завтра постучится к нам и будет требовать , чтобы мы шли спасать ее от ее са мой . Чтобы это случилось скорее , мы должны п ерестать быть междуна родной обшмыгой , как выражается Д ., ста ть русскими прежде всего — а ст ать русскими , значит перестать презирать народ свой . И как только европеец увидит , что мы начали уважать на род наш и национальность нашу , так тотчас же он начнет на с самих уважать . Д . вовсе не закрывает глаз на недостатки нашего народа : он видит в нем и гряз ь , и даже грубый материализм , но считает это явлением наносным и прехо дящим . Что касается до средства очисти ться , оно у Д . то же самое , ч то и у всех лучших людей 4 0-х , 60-х и 80-х годов . “Я не хочу , говорит Д ., мыслить и жить иначе как с верой , что все наши 90 мил . русских будут образованы , оч еловечены и счастливы . Я знаю и т вердо верую , что всеобщее просвещение у нас никому повредить не может” . Д . настойчиво требу е т для всех права на высшее образование , и прежде всего для будущих матерей , для наших женщин . Он видит в современной русской женщине , которую воо бще ставит много выше мужчины , великий недостаток : зависимость от мужских ид ей и наклонность принимать их на в е ру . Лекарство от этой болезни — высшее образование . Основа всякой педагогии , по убеждению Д ., е сть деятельная и неустанная любовь . Ме ры насильственные , телесные наказания — продукт лени родителей . Дети — вел икий и страшный долг ; честный отец с матерью дол ж ны прежде всего перевоспитать самих себя . Дети гораздо больше понимают , чем мы об них думаем , и расположены в любв и самой природой : раз что родители добры к ним , они простят всякие отклонения , всякие безобразия , и если не будут уважать родителей , то буду т любить их и вынесут из детства хоть несколько светлых воспо минаний — а нет ничего на свете выше , сильнее и полезнее для жиз ни , как эти воспоминания . С этими гуманными , прогрессивными воззрениями резко расходится мрачный мистицизм Д . и е го проповедь о потр е бности человека (преимущественно русского ) в стр аданиях , о необходимости суровых судебных приговоров и т . п. Почти обеспеченный материально , Д . с 1878 г . прекратил “Дневн . Писат. ” , чтобы отдаться большому роману , кото рый он задумал еще в Дрездене , в 1870 г . Тогда он думал написать 5 отдельных повестей , под общим заглавием : “Житие великого грешника” . Это житие должно было обнимать жизнь нескольки х поколений , начиная со времен Чаадаев а и до наших дней , и представить параллель к “Войне и Миру” Толс того , под в л иянием чтения которого оно , по-видимому , и замышлено . Впоследствии план изменился : эпоха Чаада ева оставлена , и 5 повестей превратились в два связанных единством лиц рома на , между действиями которых проходят 13 лет . Д . успел написать только первый роман , с о вершенно самостоятел ьный и внутренне законченный : “Братья Карамазовы” (“Русский Вестник” , 1879 — 1880 г .). Этот роман обработан значительно лучше всех других крупных произведений Д . и представляет поразительные сцены и характеры , но в нем же особенно резко в ыразились и все н едостатки Д ., как поэта , и основа его миросозерцания — болезненный мистициз м . Идея романа выражена в 4-х пред ставителях семейства Карамазовых . Карамазов-отец — отвратительный продукт воздействия Европы на полудикую в глубине пров инции Рос с ию XVIII и начала XIX в . Есть свое “благообразие” в западно м бароне и бюргере , есть свое и в русском мужике и мещанине . Фед ор Карамазов не имеет ни того , ни другого и соединяет в себе безо бразие разнузданного эгоизма и скептицизма худшего из учеников Воль т ера с безобразием пьяного и распутного мужика . Двое старших его сы новей поделены между Европой и Россие й — поделены , конечно , неравномерно , т ак как по крови и по обстановке они оба русские люди . Иван , по образованию и по образу мыслей , европеец ; на Руси ж е это оторванный от почвы несчастный искатель идеала , тот же Раскольников , геройски смелый в мыслях и вечно колеблю щийся в действиях , человек с ясным сознанием зла без сознания добра , в ечный “мученик” без надежды на царств о небесное . Дмитрий — натура почве н ная ; но при этом он такой же холодный эгоист , как его отец , и также лишен всякой нравс твенной поддержки ; он человек чисто ру сский , но изломанный , вследствие вечной борьбы между “благообразием” своего иде ала и безобразием своей жизни ; но и он эгоист , потом у что не знал другой цели в жизни , кроме удовлетворения своих страстей и капризов . Иван ненавидит Дмитрия , как Европа ненавидит Россию ; Дмитрий благ оговеет перед Иваном , как Россия благо говеет перед Европой . Третий сын , Алеша — настоящий герой романа во вт о рой , не написанной его п оловине ; это Россия будущего , прилепившаяся “к народным началам” , но не искл ючающая через них , а , напротив , усилива ющая ими начало общечеловеческое : веру в человека и христианскую всепрощающую любовь . Эту Россию все возлюбят , потом у что она всех возлюб ить и всех примирит . Характер Алеши обработан слабее других. Во время печатания “Брат ьев Карамазовых” Д . удалось испытать м омент торжества настолько же полного , как тот ободряющий приговор Белинского , который встретил его первое произве дение . Речь его во время моск овских пушкинских празднеств 8 июня 1880 г . (она напечатана с пояснениями в единс твенном № “Дн . Пис.” за 1880 г .; 4000 экз . его первого издания разошлось в несколько дней ) привела многочисленную п ублику в восторг неописуемый , и , по словам И . Аксакова , соединил а в одном чувстве славянофилов и западников . Речь эта — одно из лучших произведений Д . по горячности и искренности чувства к поэту и по гуманности идей , в ней проводимы х ; она очень важна и для понимани я самого Д ., так как, бессо знательно для оратора , оказалась подведение м итогов всей лучшей стороны его литературной деятельности . Д . превозносит поэта-прозорливца за его горячее стремле ние к идеалу и за уменье находит ь идеал в родной земле . Д . был всю жизнь “неисправимый идеал и ст” , вечно искавший святынь и умевший находить их у себя дома . Он превозносит Пушкина за создание , в лице Онегина , типа русского скит альца и страдальца , тоскующего по поте рянной правде . Сам Д . всю жизнь б олел за русских страдальцев и всю жизнь указывал им потерянную правду , говоря : “смири свою гордость , гордый человек , поработай на ниве , праздный человек” ! Он видит в Татьяне апофеоз русской женщины , которая не может основать своего счастья на несчастии другого . Д ., начиная с “Бе дных людей” , доказывал , что с частье только в том , чтобы до ставлять другим минуты счастья , поднимать падших , утешать униженных и оскорблен ных . Пушкин не был ни славянофилом , ни западником , а был одновременно и русским , и мировым человеком . Д . в лучшие свои минуты проповедовал объ едине н ие национальных и гуман ных стремлений , всеобщее братство народов и сословий и отдельных людей . Ре чь Д . прекрасна ; но ошибется тот , кто станет в ней искать полной х арактеристики Пушкина : в ней та сторон а Пушкина , где он сходился с Д . С начала 1881 г . Д . ре ш илс я возобновить “Дневн . Пис.” , и первый № его сдал в цензуру 25 января . 29 января он обещал участвовать в Пу шкинском вечере , но 28 января к вечеру его уже не было в живых . П оследние годы своей жизни он страдал эмфиземой , вследствие катара дыхательных пут е й ; в ночь с 25 на 26-ое у него произошел разрыв лег очной артерии , которому , впрочем , доктора не придали особого значения ; но сил ьные припадок обыкновенной его болезни сразу сокрушил давно надломленный орган изм . Весть о смерти Д . вызвала у всей читающей Ро с сии чр езвычайно пылкое чувство к покойному . Похороны его (2 февр . 1881 г .) были настоящим событием для СПб .: 67 венков было в несено в црк . св . Духа в Александ ро-Невской лавре , 72 депутации участвовали в процессии. Успех двух посмертн . изда ний “Полн . Собр . Соч . Д.” и с татистика читательских требований в публич ных библиотеках ясно доказывают , что у влечение Д . не было минутным и ск оропреходящим . Несмотря на свое восторженно е поклонение перед Пушкиным и на поразительную близость тем своих ранних повестей к про и зведениям Гоголя , Д . не принадлежит ни к Пушкинской , ни к Гоголевской школе и не унаследовал их общих свойств . Защищая в теории “искусство для ис кусства” , Д . в своих произведениях не придает никакого значения изяществу формы , не интересуется физической кр а сотой и гармонией , не хо чет видеть и красоты в природе , и все силы своего ума и воображен ия устремляет исключительно на выяснение правды , как он ее понимает . Прав да для него настолько выше всего остального , что он не отдаст малейш ей ее частицы за всех Апо л лонов бельведерских в мире . Этой правды он ищет в воображении ду ши человеческой , но не в здоровом ее равновесии , а в состоянии тяжког о страдания , борьбы , противоречий , раздвоения , когда обнаруживаются самые тайные из гибы ее , короче сказать — в сост оянии п а тологическом . Цель вос произведения этой правды , в первых его произведениях — пушкинское пробуждение “милости к падшим” , но средства прямо противоположны тем , которые употребля ет Пушкин . Д . не услаждает читателя , не возвышает его над пошлой действ ительност ь ю , а мучит его , заставляя всматриваться в то , что ест ь самого ужасного и жалкого в че ловеческой жизни ; читателю тяжело и бо льно , минутами томительно и тоскливо , н о он не может оторваться от чтен ия , как человек часто не может от орваться от зрелища страдани й больного друга . В последующих больших романах к этой цели Д . присоединяет и другую , более глубокую и трудн ую : он хочет показать обществу его грехи и ошибки в направить его на новый путь , путь “любви и правды” . У Д . нет чувства меры , не т свойственного вел и ким худож никам уменья немногими , характерными чертам и изобразить человека или положение ; у него нет и следа гоголевского ю мора ; смех у него тяжелый и как будто деланный . Но все это проис ходит не от творческого бессилия , а от того же вечного искания одной п равды и пренебрежения ко всему остальному . Он минутами бывает поразительно остроумен и меток ; но часто сам же и уничтожает действие своего меткого выражения , ослабляя ег о перифразами и прибавлениями . У него все главный лица говорят почти всегда одним и те м же языком , и это — язык самого Д .: но это происходит не от неуменья вселиться в чужую душу и не от недостатка наблюдательности — немно гие жанровые сцены у него написаны превосходно , — а от того , что все действующие лица нужны ему тол ько для его идеи , кот о рую они и выясняют длинными монологами и разговорами . Д . не может счита ться ни чистым художником , ни реалисто м . Он , по выражению одного немецкого критика , “оставляет за собою мир яв лений , феноменов , хотя и пользуется ими , как материалами” . Не даром Д . в ю н ости изучал со страст ью Гофмана и франц . романтиков . У него то же объединение поэзии и действительности ; как самые крайние из романтиков , он ненавидит утилитаризм , жиз нь рассудочную , людей “практических” ; они все у него выходят смешными дурака ми или негод я ями . Он , как Гофман , отмежевал себе особую область — неопределенных и несогласных чувс тв и стремлений , необыкновенных , болезненных ощущений , в дела , короче сказать : психологию бессознательного . Он горячий про поведник субъективизма в искусстве , как и все к р айние романтики , начиная с братьев Шлегелей . Он уче ник Бальзака по необузданности реалистичес кой фантазии ; по своим мечтам о з олотом веке в будущем он и до старости остается последователем Жорж З анда . Всю жизнь он высоко чтит Ди ккенса и разделяет его глуб о кую веру в людей . Но , уступая Диккенсу и Жорж Занд , и даже Гофману с Бальзаком , в отделке форм ы , в пластичности и ясности , он п ревосходит их всех богатством содержания , смелостью мысли и небывалой глубиной анализа . Он так расширил рамки р омана и повести , ч то оставил далеко за собою самые смелые ме чты романтиков относительно реформы в “беллетристике” . Ум необыкновенно обширный , изворотливый , смелый до дерзости , впечат лительность тонкая до болезненности , фантаз ия необузданная , но вращающаяся исключитель но в п ределах действительности — все это после появления пере водов “Преступления и Наказания” , поразило до крайности всю западноевропейскую интеллигенцию и критику и несомненно окажет сильное влияние на историю все мирной литературы . Другой вопрос , насколько это влияние будет благотворно . Западные критики (Вогюэ , Ad. Stern в “ Gesch. d. neuern Litteratur” VII, 550) самым характерным признаком Д . считают его безотрадный пессимизм . Он и правы в том отношении , что Д . смотрит на человеческую жизнь , как на юдоль скорой и мучений , от которых было бы напрасно искать спасения , так как источник важнейших из них в самом человеке (да и нужно ли спасение , если страдание так необходимо , как иногда казалось Д .?). Но по отношению к каждому отдельному человеку Д . — крайний о птимист ; в самом черством эг оисте он признает возможность альтруистиче ских , благородных моментов , в самом ужа сном злодее учит видеть несчастную че ловеческую душу , которой не чужды ни высшая справедливость , ни великодушие . Печальный взгляд на жизнь и безотр адный к в иетизм , как его е стественное последствие , для самого Д . смягчаются его глубокой верой в беско нечное : он был религиозен в детстве и юности , прошел с Библией каторгу и умер с евангельским текстом н а устах . Несравненно тяжело положение тех его последователей, которые лишен ы такой веры ; лучшие из них не могут успокоиться ни на пошлых лич ных наслаждениях , ни на бесплодных пал лиативах , и иногда насильственно сводят себя со сцены , успев заразить други х своим бессильным отчаянием . Относительно техники рассказа Д . — в высшей степени опасный образец для подражания . Кажущаяся крайняя небрежность его изложения , с бесчисленными отступ лениями и повторениями , прикрывает почти неуловимую внутреннюю связь и стройност ь : если читатель пропустит 3 — 4 страниц ы , связь потеряется, электрический ток , как выражается Вогюэ , прервется . Необыкновенная простота и обыденность е го слога доходят почти до границ литературной неопрятности . Один шаг даль ше в этом направлении — и литер атура обратится в нечто бесформенное , безобразное , “уличное”. Литература о Д ., русская и даже иностранная , чрезвычайно обширна : на чиная с “Преступления и Наказания” , вс який его роман вызывал критические ст атьи во множестве журналов у нас и за границею . Смерть его вызвала длинный ряд некрологов и попыток оценить его значение . Мы назовем только наиболее выдающиеся материалы и суждения . “Биография , письма и за метки из записной книжки Ф . М . Д ., с портретом и приложениями” (СПб ., 1883 г ., как 1-й том первого посмертного собрания его сочин .; здесь находятся материалы для жизнеописания Ф . М . Д ., обнимающие его жизнь до 1861 г . и сгруппированные О . Ф . Миллером , и “Воспоминания о Ф . М . Д.” Н . Н . Страхова ). По поводу этой кни ги см . статью К . К . Арсеньева “Мно гострадальный писатель” (“Вестн . Евр.” , 1884, № 1); “Воспоминания о Ф . Д.” Милю кова (“Русская Старина” , 1881 г ., т . XXX и XXXI ); “Д . в его письмах” (“Русская Стар.” , 1883 г ., XXXIX [поправка к этой статье там же , XL , ст р . 380] — и XL ; [ср . там же XL , 715 — 6; 1884 г ., т . Х LIII , 677); еще письма Д . в “Русской Стар.” , 1885 г ., (июль , 137, и сент ., 511 — 521 — “вышеупомянутое письмо к брату о ссылке ): “Воспоминания о Ф . М . Д.” , Вс . С . Соловьева (“ Ист . Вест.” , 1881 г ., № 3); “Испорченная жизнь” , Е . М . Гаршина (там же , 1884 г ., № 2), “Из Воспоминаний о Ф . М . Д.” , З . А . Сытиной (там ж е , 1885 г ., № 1). Для оценки Д ., как чело века , в эпоху создания “Преступления и Наказания” , очень важны “Воспоминания детства” , С . В . Ковалевской (“Вестн . Е вр.” 1890 г ., июль и август ). См . также : К . А . Трутовского : “Воспоминания о Д.” (“Материалы для хар а ктеристики русских писателей” , в “Русском Обозр.” , 1893, № 1). Из отзывов : Белин ский о “Бедных людях” , т . X, 340 — 347, 388; XI, 452 — 3; о “Двойнике” , т . X, 353 — 357; о “Х озяйке” , XI, 423 — 425. Из отзывов о Д . во втором периоде см . Добролюбова (“Совре менник” , 1 861 и Сочинения , т . III, стр . 533). О “Преступлении и Наказании” Georg Brandes в “ Neue Freie Presses” , 1883, №№ 6819 — 20 (по повод у нем . перевода “ Raskolnikow” , Лпд ., 1883); О . Ф . Миллер , “Публичные лекции” (изд . 2- е , СПб ., 1878). О романе “Бесы” Михайловс к ий в “Отеч . Зап.” , 1873 г . (Сочинения II, 271 — 311). После смерти Д .: Ре чь А . Ф . Кони в юридич . обществе 2 февраля 1881 г .; Н . К . Михайдовский , “ О Писемском и Д.” (Соч . VI, 32 — 62); его же , “Жестокий талант” (Соч . VI, 62 — 154); А . Д . Тиличеев , “Гуманизм в н ационализм Д.” (СПб ., 1881); О . Ф . Мил лер , “Дети в сочинениях Д.” (“Женское Образов.” , 1882, №№ 2 и 3); В . Чиж , “Д ., как психопатолог” (М ., 1886); де Вогюэ , “ Le roman rasse” 1886 г . (дешевое изд ., 1887). У Вогюэ приведена библиография французских перево до в Д . В общих обзорах : A. von Reinhold, “ Geschichte d. russ. Litteratur” (Лпц ., 1886); А . М . Скабичевск ого , “История новейшей русской литературы” (СПб ., 1891). Из новейших монографий см . R. Saitschik: “ Die Weltanschauung Dostojewski ’ s und Tolstoi's” (Нейвид в Лпц . 1893). А . Кирпичников.

1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Боюсь, я не смогу выиграть тендер вашей компании.
- А спорим на 15%, что сможешь?
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Достоевский", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru