Реферат: Даниил Иванович Хармс - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Даниил Иванович Хармс

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 29 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ДАНИИЛ ИВАНОВИЧ ХАРМС (1905-1942) Чудачества этого человека начали проявляться еще на школьной скамье, когда вместо фамилии Ювачев он взял себе странный псевдоним – Хармс , который варьировал с поразительной изобретательностью , иногда даже в подписи под одной рукопи сью : Хормс, Чармс , Хаармс , Шардам , Хармс-Дан дан и т.д . Охочие до разгадок литературове ды не раз пытались и еще будут пытать ся расшифровать их по-своему . Сам Хармс по лагал (о чем встречаются записи в его дневнике ), что неизменное имя приносит несчаст ье , и брал нову ю фамилию как бы в попытках уйти от него . К тому же Хармс любил изумлять , удивлять , эпатир овать , делал это весело , празднично . Его по длинное имя – Даниил – в соединении с необычной фамилией выстреливало как цирк овой номер , а частая смена звучных псевдон им о в напоминала фокус. Он родился в Петербурге в семье известного народовольца Ивана Пав ловича Ювачева , приговоренного в свое время к смертной казни , замененной пожизненным заключением , отбывавшего ссылку на Сахалине , где с ним познако мился Чехов . Даня родился уже после освобождения отца , когда Ювачев вернулся в Петербург . Будущий поэт окончил “Пет ершуле” - немецкую гимна зию . В эти годы начала века отец Хармса стал автором м емуарных и религиозных книг и послужил п рототипом для гер оев Льва Толстого и Чехова . Поэтому у Хармса вполне литерату рные корни . Но Иван Павлович не одобрял сочинений сына , так как они не были похожи на то , что он почитал в лите ратуре. Хармс-писатель сформировался в 20-е го ды , испытав вли яние В.Хлебникова и А.Труфанова . Самое раннее из сохрани вшихся стихотворений Даниила Хармса датировано 1922 годом , первая публикация появилась в 1926 год у в альманахе “Собрание стихотворений”. Единомышленники в творчестве были найдены в кру гу поэтов , называвших себ я обэриутами (от ОБЭРИУ – Объединения Реа льного Искусства ). “Кто мы ? И почему мы ?.. – вопрошали они в своем манифесте .- Мы – поэты нового мироощу щения и нового искусства… В своем творчестве мы расширяем и углубляем смысл предмета и слова , но никак не разрушаем его . Кон кретный предмет , очищенный от литературной и обиходной шелухи , делается достоянием искусс тва…” Обэриуты нашли себе приют в стенах ленинградского Дома печати , где 24 января 1928 года состоялся их самый большой вечер “ Три левых часа” . Хармс – вме сте с Н.Заболоцким , А.Введенским К.Вагиновым , И.Б ахтеревым и другими – читал на первом “часу” свои стихи , восседая на шкафу , на втором “часу” была представлена его пь еса “Елизавета Бам” , одним из постановщиков которой б ы л сам автор . ОБЭРИУ очень увлекло Хармса , и он разрывался между обэриутскими занятиями и возлюбленной . “Куда делось Обэриу ? Все пропало , как только Эстер вошла в меня . С тех пор я перестал как следует писать и ловил только со все х сторон несчастия … как я могу п одвергать свое дело , Обэриу , полному развалу . Господи , помоги ! Сделай , чтоб в течение этой недели Эстер ушла от меня и жи ла бы счастливо . А я чтобы опять приня лся писать , будучи свободен как прежде !” Ничто не должно было отвлекать от тв орчества , даже любовь . Через несколько лет этот у зел был разрублен другими – внешними сил ами . Чтобы положить конец выступлениям обэриу тов в общежитиях , клубах , воинских частях и т.д . ленинградская молодежная газета “Смена” поместила статью “Реакционное жо н глерство” (9 апреля 1930 г .), имевшую подзаголово к : “Об одной вылазке литературных хулиганов” , где обэриутов сравнивали с классовыми врагами. В декабре 1931 года Хармс , Введенский и некоторые их друзья были арестованы и сосланы в Курск , откуда они вернулис ь в июне 1932 г. Позади ос тались две единственные “взрослые” публикации – по стихотворению в каждом – в двух сборниках Союз а поэтов (в 1926-м и в 1927-м годах ). При жизни больше не удалось опубликовать ни одн ой “взрослой” строчки . После 1928 г ода он даже не делал попыток опубликовать ещ е что-то . Более того , не посвящал своих знакомых в то , что пишет . “Хармс са м очень любил рисовать , но мне свои ри сунки никогда не показывал , а также все , что он писал для взрослых . Он запретил это всем своим др узьям , а с меня взял клятву , что я не буду пытаться достать его рукописи” , - вспоминала художница Алиса Порет . А писал Хармс ежедневно , во всяк ом случае стремился писать . “Человек в сво ем деле видит спасение , и потому он до лжен постоянно зан иматься своим делом , чтобы быть счастливым . Только вера в ус пешность своего дела приносит счастье…” И дальше в “Голубой тетради” № 24 он записы вает : “Довольно пр аздности и безделья ! Каждый день раскрывай эту тетрадь и вписывай сюда не менее полстраницы . Ес ли ничего не пишется , то запиши хотя бы по примеру Гоголя , что сегодня ничего не пишется . Пиши все гда с интересом и смотри на писание , к ак на праздник.” Эти записи относятся к середине 30-х годов , когда сочинение для детей шло все натужнее , в се труднее . Начав с сотрудничества в журнале “Еж” (с 1928 год а ), а затем “Чиж” (с 1930-го года ), с того , что в одном номере журнала могли появиться и его расс каз , и стихотворение , и подпись под картин кой , Хармс к середине 30-х уже писал для детей все реж е и реже , от случая к случаю . И можно лишь удивляться , что при сравнительно небольшом числе детских стихотворений (“Иван Иваныч Самовар”, “Врун” , “Игра” , “Миллион” , “Как папа застрелил мне хорька” , “Из дома вышел человек” , “Что это был о ? ” , “Тигр на улице” ) он создал свою страну в поэзии для детей и стал ее классиком . О детях Хармс отзывался очень нелестно . Персонаж одного из его черно-юморных рассказов предлаг ал сбрасывать детей в яму и сверху за брасывать известью , говоря что “склонность к д етям” “почти то же , что склоннос ть к зародышу , а склонность к зародышу – почти то же , что склонность к исп ражнениям” . Но сам писатель готов был скор ее отступить : “Я всегда ухожу оттудова , где есть дети” , “Травить детей – это жестоко . Но что-ни будь ведь над о же с ними делать !” Даниил Хармс был способен лишь писат ь для них стихи . С.Я.Маршак , услышав стихи Хармса , счел его незаменимым волшебником дл я детей , разглядел в детоненавистнике потенци ального любимца детей , и вовлек в детскую литературу . Дети лучше , ч е м кт о бы то ни было , могли почувствовать ч то-то волшебно-удивительное в его строчках , сол нечно-веселый , красочный , очаровательно-причудливый мир , создаваемый поэтом в стихах , был “близок детской психике” (К.Чуковский ). У детей нет уверенности в элементарны х истинах , поэтому они любят потешные нарушения порядка , словесное озорст во , игру в чепуху , а Хармс легко , играю чи пишет стихи , напоминающие поэтические опыт ы ребенка – простотой внешней формы , лету честью мгновенно возникающих смыслов , высокой степенью сл у чайности , в которой п роявляется беспечность , повторяемостью , лишенной всякой монотонности. Даниил Хармс был одним из самы х талантливых детских стихотворцев . Не каждый писатель , пишущий для взросл ых , мог сочинять для детей . Например , оди н из его собратьев по ОБЭРИУ Н.Заболоцки й , чтобы быть напечатанным , пытался воспользов аться тем же , что и Хармс – стихами для детей , но стихи выглядели натуж ными , вынужденными , дотянутыми до абстракт ного “детского уровня”. Судьба сыгра ла с Хармсом з лую шутку , сродни его собственному черному юмору , - отняла у него право публиковат ь “взрослые” сочинения , дав взамен возмож ность зарабатывать на жизнь , забавляя тех , кто представлялся ему “в лучшем случа е жестокими и капризными старичками” . Если высоко чтимый им Льюис Кэрролл писал для любимых читателей , то Хармс стал детским писателем по необходимости. Дети от этого не проиграли , может быть в силу того , что Хармс был честен и талантлив. Те , кто в детстве познакомился с и скрящимися весельем , пронизанными радугой , п охожими на новогодние шутихи стихами , уже не забудет это имя . И для самого Хармс а детская литература стала его визитной к арточкой. Но внутренне он жил тем , что творил не для детей . Рассказы , стихотворения, пьесы , статьи, записи в дневниках – во всем оригинальность , непохожесть ни на что, ни на кого . “Я хочу быть в жиз ни тем же , чем Лобачевский в геометрии” ,- записал он в 1937 году. В том же 1937-м Хармс однажды з аписал в дневнике свое эстетическое кредо : “Ме ня интересует только “ чушь” , только то , что не имеет никакого практического смысла . Меня интересует только жизнь в своем нелепом проявлении . Геройство , пафос, удаль , мораль , гигиеничность , нравственность , умиление и азарт – ненавистные для меня слова . Но я вполне понимаю и уважаю : в осторг и восхищение , вдохновение и отчаяние , страсть и сдержанность , распутст во и целомудрие , печаль и горе , радость и смех” . “Такой странный коктейль эстетичес ких ценностей при незаурядном поэтичес ком даровании должен был д ать весьма интересные результаты – и дал их” . (Е.Евтушенко ) В сочинениях для “взрослых” детская игра в чепуху превращается в бытовой абсурд . Литература абсурда оказалась идеа льным выражением всех тех ужасов , всех тех нелепостей , кото рые происходили вокруг , которые и породили этот самый абсурд , е го мышление . Хармса занимала абсурдность сущ ествования , действий , поступков отдель ного человека или группы людей , помнож енная на абсурд самой жизни , бытия . Он не так уж много придумывал , сочин ял эту “чушь” , замешивая ее на чудном , стра нном , - он лишь фиксировал на ней свое в нимание . Ему было совсем просто извлекать смешное , веселое из нелепой “чуши” , которая составляла суть его мыслимых и немыс лимых историй , и когда ни о каком абсур де как литературном направлении никто не помышлял , - он вместе со своим другом Александром Введенским , каждый по-своему, прокладывал это направление . Хармс ощущал себя новатором в литературе и поэтому чувствовал себя одиноким . (“Нет уважения ко мне писател ей . Нет между ними подлин ных искателей” ,- записал он в 1933 году .) Рассказы и сценки из цикла “Слу чаи” , посвященного жене Марине Малич, несмотря на весь их лаконизм (некоторы е вещи – в треть страницы ) и фантасма горич ность , удивительным об разом передают и атмосферу , и быт 30-х годов . Их юм ор – это юмор абсурда . Хармс прекрасно созн авал , что такой юмор может быть не вся кому понятен , и все же не отказывался о т него . В заметках “О смехе” он говори л : “Есть несколько сортов смеха . Есть средн ий сорт смеха , когда смеется весь зал , но не в полную силу . Есть сильный сорт с меха , когда смеется та или иная часть залы , но уже в полную силу , а другая часть за лы молчит , до нее смех в этом случае совсем не доходит . Первый сорт см еха требует эстрадная комиссия от эс традного актера , но второй сорт смеха лучше . Скоты не должны смеяться” . Быт и действия у Хармса условн ы . Бытовой фон – не более чем стартов ая площадка , с которой начинается действие . Читать т о , что им написано , реалис тичес кими глазами , бессмысленно , - это лишь п риведет к ошибочному суждению об авторе. Первый случай называется “Голубая тетрадь № 10” . Публикатор Хармса А.А.Алексан дров так объясняет происхождение этого названия : “Расска з пе рвоначально был записан Хармсом в небольшую тетрадь , обложка которой была о бтянута голубым муаром , и значился там под № 10 – отсюда и его название” . Название “случая” - случайно . Невозможно представить его прои схождение иначе , чем в результате чисто с лучайного стечения обстоятельств . Са м рассказ – случай , как и почти любой текст, который волей случая складывается именно из этих слов , именно в эту минуту , именно на этом листе бумаги . Поэтому название “случай”. Для примера хармсовских “ случа ев” текст первого из них : “Жил один рыжий человек , у которого не было глаз и ушей . У нег о не было и волос, так что рыжим его называли условно . Говорить он не мог , так как у него не было рта. Носа у него не было . У него не было даже рук и ног . И живота у него не было , и спины у него не было , и хребта у нег о не было , и никаких внутренностей у н его не было. Ничего не было ! Так что непонятно , о ком идет речь . Уж лучше мы о нем не будем больше говорить.” Как и текст , имя у Хармса – необыч но , бессмысленно . Имя – это не память о человеке и роде , оно ни с чем не связано (Брабонатов , Сенерифактов , Кульдыхонин , Амгустов , Черчериков , Холбин , Акинтетерь , Гатет , Люпин , Укивакин и т.д .). В середине 30-х годов он , например , с очинил текст , который м ожно соотнести с “Носом” Гоголя . “Однажды один челове к по имени Андриан , а по отчеству Матв еевич и по фамилии Петров , посмотрел на себя в зеркало и увидел , что его но с как бы слегка пригнулся книзу и в то же время выступил горбом несколько впере д.” Петров направляется на службу , где сослуживцы приступают к обсуждению его носа . Все о бсуждение строится Хармсом как накопление име н , одно наслаивается на другое до такой степени , что Хармс , в конце к онцов , сам путается в именах , но эта ош ибка не имеет существенн ого значения и едва ли обнаруживается читателем , потому что имена не нагружены смыслом . Запомнить их нев озможно , так как они являются безличными ф ункциями . Можно сравнить с гоголевскими имена ми , собранными Белым : “Бульба, Козолуп , Попопуз , Вертыхвыст , Шпон ька , Чуб , Курочка из Гадяча , Земляника , Яичница , Товстогуб” и т.д . У Гоголя имена конкрет ны , у Хармса – совершенно абстрактны . Даж е когда Хармс использует имена Пушкина , Го голя , он использует их как абстрактные понятия , в отрыве от их исторического значени я . Или даже “поперек” исторического значения , как , например , в миниатюре 1938 года : “… не дает мне покоя слава Жана-Жака Руссо . Почему он все знал ? И как детей пеленать , и как девиц замуж выдавать !” Помимо классических рассказов Хармса , где он выступает или как безликий повествователь-наблюдатель , лишенный эмоций (“Случаи ” , “Вываливающиеся старухи” и др .), или как автор-персонаж , провокационно похожий на проч их персона жей-“недочеловеков” (“Меня называют капуцином… ” , “Я поднял пыль…” ) сущест вует и д ругая группа текстов , набросков , с которыми дело обстоит иначе . Это несколько неокончен ных рассказов , очевидно , относящихся к середин е или второй половине 30-х годов . В них авторское “я” либо отсутствует , либо свед ено к специфической роли “я” сочин ительского , отсылающего нас к традиции русской классической литературы. Функцией “сочинительского я” является , пр ежде всего , апелляция к читателю , что в устах Хармса звучит странно , так как в большинстве случаев единственным чит ателем , к которому он мог а пеллировать , был он сам . Особенностями этих текстов являются и присутствие “лирического героя” , описываемого в третьем лице , и отсут ствие протоколирования стремительно разворач ивающихся событий . Делаются попытки подробного описания внешности , привычек , н ичем не примечательных поступков одного человека , ве сьма похожего на самого автора . Например : “К одному из домов , располож енных на одной из обыкновенных ленинградских улиц, подошел обыкновенный с виду молодой ч еловек , в обыкновенном черном , двубортном пидж аке , простом , синем , вязаном га лстуке и маленькой фетровой шапочке коричне вого цвета . Ничего особенного в этом молодом человеке не было , разве только то , что плечи его были немного узки , а ног и немного длинны , да курил он не папир осу , а трубку ; и даже дев ицы , стояв шие под воротней , сказали ему вслед : “тоже американец !” Подобные тексты не похожи на типичные хармсовские “случаи” , в них ниче го не слу чается , ничего не происходит , детали а втором списаны с самого себя , со своего знаме нитого имиджа : клетчатые ш таны до колен , трубк а , черная собачка (которая не раз появляется в незаконченных рассказах ). “Не- случаи” (определение А.Герасимовой ) изобилуют подробными описаниями незначительн ых действий и разными сочини- тельскими экивоками с гоголевским оттенко м , напри мер : “Человек , о котором я начал эту повесть , не отличался никакими особен ными качествами , достойными отдельного описания . Он был в меру худ , в меру бледен и в меру ленив . Я даже не могу в спомнить как он был одет . Я только пом ню , что на нем было что-то ко ричневое , может быть брюки , может быть пиджак , а может быть только галстук.” Другой рассказ , о том , как Иван Яковлевич Бобов никак не может подыс кать себе в магазине подходящие брюки , напрямую ассоциируется с гоголевской “Шинелью”. В 1937 году в дневнике Хармс состав ил список наиболее близких ему имен писат елей в следующем порядке : Гоголь , Прутков , Мейринк , Гамсун , Эдвард Лир и Льюис Кэрролл . Гоголь выступает не только лю бимым писателем , поставленным на первую строчку , но и учителем , примером в деле “сочин ительства”. В “не-случаях” Хармс осторожен . Если в своих типичных текстах он охотно эксплуа ти рует момент неожиданности , то здесь – чуть прикоснулся и тотчас же отдернул руку. Может быть потому , что предстоящая нео жиданность , на которой обрываются “не – сл учаи” , близка к так называемому чуду . “Интересно только чудо , как нарушен ие физической структуры мира” ,- замечает Харм с в своей записи 1939 года . Он верил в чудо – и при этом сомневался , существует ли оно в жизни . Один из часто встречаемых мотивов его прои зведени й – сон . Сон как самая удобная среда для свершения чудес и веры в них . Рассказ “Утро” (1931) – те кст о невозможности создать текст , сон о бессон нице , и ожидание чуда . “Вчера вечером я сидел за столом и много курил . Передо мной лежал а бумага , чтоб ы написать что-то . Но я не знал , что мне надо написать . Я даже не знал должны быть это стихи или рассказ или рассуждение . Я ничего не написал и ле г спать . Но я долго не спал . Мне хо телось узнать , что я должен был написать . Я перечислял в уме все виды слове сного искусства , но я не узнал своего вида . Это могло быть одно слово , а может быть я должен был на писать целую книгу . Я просил Бога о чу де , чтобы я понял , что мне нужно написа ть . Но мне начинало хотеться курить . У меня оставалось всего четыре папиросы . Х о рошо бы хоть две , нет три , оставить на утро . Я сел на кровати и закурил. Я просил Бога о каком-то чуде. Да-да , надо чудо . Все равно какое ч удо.” “Случаи” изобилуют “чудесами” и неожиданностями : улетает на небо “Молодой человек , удививший сторожа” , в однои менном рассказе ; поя вляются на столе конфеты, а потом случаются две смерти и дв а игровых воскресения в рассказе “Отец и Дочь”. Но это все фокусы , иллюзия чуда . В рассказе “Утро” ожидается чудо другого р ода. Ожидается чудо в мире , который сотвори л Бог (и в которого верил Хармс , как вспоми нал А.И.Пантелеев , “В седого , доброго , бо родатого . В такого , как на голубом небе под куполом…” ), а не в том мире , которы й творит автор . Ожидается чудо , которое пр оизой дет не где-то и с кем-то , а с ним самим , не внешнее , а внутреннее . “Да да , надо чудо . Все ра вно какое чудо. Я зажег лампу и посмотрел вокруг . Все было по-прежнему. Да ничего и не должно было измени ться в моей комнате. Должно измениться что-то во мне.” В связи с темой чуда еще о дин рассказ - “Сундук” . “Челове к с тонкой шеей забрался в сундук , закрыл за собой крышку и начал задыхаться”, разглагольствуя о борьбе между жизнью и смертью , свидетелем и участником которой ему предстоит быть . При этом он не собирается ничего предпринимать для победы жизни. Затем сунду к исчезает , и человек резюмирует : “Зн ачит жизнь победила смерть неизвест – ным для меня способом” . Можно двояко толковать финал : произошло чудо , но это чудо – может быть , победа жизни , а может б ыть , и победа смерти . “Чудо возможно в момент смерти . Оно возм ожно потому что Смерть есть остановка времени” (А.Введенский, “Серая тетрадь” , 1932-33гг .). К самому Хармсу жизнь становилась все суровее . В 1937-38 годах нередки были дни и недели , когда они с женой жестоко голодали . Не на что было купить даже совсем простую еду . “Я все не прих ожу в отчаянье , - записывает он 28 сентября 1937 года . – Должно быть , я на что-то надею сь , и мне кажется , что мое положение лу чше , чем оно есть на самом деле . Железные руки тянут меня в яму” . К этому тяжелому пе риоду жизни относится рассказ “Сундук” (датирован 30 янв аря 1937 г .) о безнадежности , безвыход – ности . Кажется , что абсурдность , вышедшая из-под пера Хармса , становится былью. Хармс словно знал об отпущенных ему 36 годах жизни . Бывали дни , когда непечата ющийс я писатель сочинял по два-три стихотворения или по два рассказа . Носить их в редакции было бесполезно . В дневнике он уговаривает себя не пасть духом , о статься верным избранному пути , даже если прих одится плыть против течения . “Жизнь это мо ре, судьба это ве тер , а человек эт о корабль ,- размышляет он .- И как хороший рулевой может использовать противный ветер и даже идти против ветра , не меняя курса корабля , так и умный человек может использовать удары судьбы и с каждым ударом приближаться к своей цели…” В сре де писате лей он чувствует себя чужим . Стихи “На посещение Писательского Дома 24 января 1935 года” начинаю тся строчками : Когда оставленный судьбою, Я в двери к вам стучу , друзья, Мой взор темнеет сам собою И в сердце стук унять нельзя… Хар мс жил высокой духов ной жизнью , пускай его круг ограничивался несколькими друзьями (Введенский , Липавский , Друскин , Олейников ). Большая дружба связывала его с художниками Петром Со коловым , Владимиром Татлиным , Казимиром Малевичем , ученицами Филонова Алисой Порет и Татьяной Глебовой , музыкантами Исайей Браудо , Марией Юдиной , Иваном С оллертинским. 23 августа 1941 года Даниил Хармс был арестован в третий и в последний раз. Последние месяцы жизни он провел в тюрьме и в начале февраля 1942 года п огиб , чтобы быть реабилитированным в 1956-м. Уже слабея от голода , жена Дани ила Ивановича , М.В.Малич , пришла в квартиру , пострадавшую от бомбежки , вместе с другом писателя Я.С.Друскиным , сложила в небольшой чем оданчик рукописи мужа , а также находивши еся у Хармса рукописи Введенского и Николая Олейникова , и этот чемоданчик как самую большую ценность Друскин берег во время всех перепитий эвакуации . Вернувшись в 1944 году в Ленинград , он взял у сестры Харм са Е.И.Ювачевой и другую , чудом уц елевш ую на Надеждинской , часть архива . Проходят десятилетия – и в ли тературе открывается то , что было погребено временем . До конца 60-х – начала 70-х г одов мир считал родоначальниками европейской литературы абсурда Эжена Ионеско и Сэ мюе ля Беккета . Но , прочтя неизвестные дотоле пьесу “Елизавета Бам” (1927), прозаические и стихотворные произведения Даниила Хармса , а также пьесу “Елка у Ивановых” (1939) и стихо творения А.Введенского , мир удивился – столь популярная ныне вет вь литературы поя вилась задолго до Ио неско и Беккета . Макс Фрай считает , что “русская литература не заслуживает Хармса” , что “в Небесной Канцелярии планировали…очередной подарок каким-нибудь англичанам”, так как “высокое искусство абсурда – это их иско нная специализация” , но “позже выясни лось , что Хармс , как ни странно , по зарез нужен огромному количеству читателей . Е го любят особенной любовью . Нет другого а втора , которого бы пародировали столь активно и анонимно…Хармса не пародируют только ленивые” . “Л итература Хармса действитель но сродни геометрии Лобачевского . Он р асставляет знаки на бумаге таким образом , что на глазах читателя начинают пересекаться пар аллельные прямые ; непрерывность бытия отменяется ; знакомые слова отчасти утрачи вают привычное значе ние,…живые люди стано вятся плоскими и бесцветными , как плясуны в театре теней ; да и сама реальность разлетается безжалостным пером на мелкие осколки… Я не знаю писателя более уж асающего , чем изящно ироничный Хармс… Его смертельное оружие – невинный цинизм ангела (по меньшей мере – инопланетянина ), слегка шокированного незамыс ловатой нелепостью человеческого устройства.” “Мир ловил , но так и не пой мал Хармса (убил – да , конечно , но не поймал ); а “значит , жизнь победила смерть неизв естным дл я меня способом” . (М.Фрай ) Используемая литература : 1. А.Злобина . Случай Хармса , или оптический обман. 2. М.Ямпольский . Бес памятство как исток (Читая Хармса ). 3. А.Герасимова . Дан иил Хармс как сочинитель. 4. Е.Евтушенко . О Хармсе ( “ Строфы века ” ). 5. А.Герасимова . Как сделан “Врун” Хармса. 6. Макс Фрай . Ск оты не должны смеяться. 7. А.Геркар . К во просу о значении чисел у Хармса. 8. В.Глоцер . Юморные рассказы . Даниил Хармс.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Доктор, мне нужна ваша помощь. Со мной происходит что-то странное: когда я выпью – мне жарко, когда я не пью – я мёрзну. А вот когда я чуть навеселе – мне комфортно.
- Логично, логично…
- Доктор, так я что пришёл-то… Мне бы справочку для начальника.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Даниил Иванович Хармс", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru