Реферат: Время и история в творчестве Чехова - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Время и история в творчестве Чехова

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 28 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

ПОНИМАНИЕ ВРЕМЕНИ И ИСТОРИИ В ТВОРЧЕС ТВЕ А . П . ЧЕХОВА. Проблематика творчества Чехова это пробле матика соотношения вечности и времени , знания и незнания , человеческой общности и челов еческого одиночества , разумности и безнадежности человеческого существования , Бытия и Ничто . Однако, кропотливо промысливая вторые сос тавляющие перечисленных нами оппозиций , Чехов как бы оставляет за рамками первые . В его произведениях не сказано ничего определен ного о вечности , знании , общности , разумности , бытии . Лев Шестов писал : "Чехов певец бе знаде ж ности ". Анализируя чеховские про изведения , Шестов рисует мир , полный абсурда , торжества смерти . "гниющих живых организмов ", "творчества из ничего ". Единственный герой Чех ова - безнадежный человек . Он стремится вырвать ся из своего положения , но не может . Р а зрушение побеждает . У него ничего нет , он все должен создать сам , следов ательно , "проблема "творчества из ничего " единст венная проблема , которая может вдохновить Чех ова . А эта задача относится к последним вопросам бытия . Колебание здесь необходимый состав н ой элемент в суждениях человека , которого судьба подвела к роковым задачам ." (“Творчество из ничего” ). Чеховский герой это всегда движение с ознания . Движение возможно во времени . По этому время - важнейшая для Чехова категория , относительно которой только и может быть виден человек . Вечность - время - первейшая для Чехова оппозиция . Но , описывая жизнь человека в экзистенциальных категориях , Чехо в помещает героев область действительного , то гда как , другие составляющие взятых нами о ппозиций (вечность , знание, общность , разумнос ть , бытие ) помещаются Чеховым в область во зможного . Настаивая на экзистенциальной интерпрет ации своих героев , Чехов всегда обозначает это как условие возможности выхода на уровень метафизики . Бог , вечность , истина - вот ориентиры чеховс к ого творчества . Прослеживая движение сознания своего героя , ф иксируя его в момент крика в пустоте , Чехов всегда оставляет свободное место для духовной реализации . Прийти к основаниям бы тия может только тот , кто уже в движен ии . Экзистенциальное говорение - метод , применяемый Чеховым в его произведениях . Ше стов , называя творчество Чехова как почти апофеоз беспочвенности , принимает во внимание только один , обозначенный нами аспект , и п росто игнорирует или не замечает второй. Чеховский герой , выражаясь словами Х айдеггера , заброшен в мир вещей , быта . Он связан с миром вещественным тесной , почти колдовской связью , разорвать которую возможно лишь путем сильного духовного напряжения . Это какой-то порочный круг , в котором дв ижется человек , фатально совершая оборот з а оборотом , повторяя пройденный путь и будучи обреченным на эти бесчисленные повторения . Так происходит в том случае , когда искажена направленность сознания , собс твенное Я детерминировано дурной , враждебной вещностью . Осуществляя естественную попытку выход а из удушающей человека замкнутости , он обозначает окружающую его действительнос ть как нереальную , несуществующую , иллюзорную . И наоборот , когда вектор сознания направлен в глубину собственного Я как места быт ия Божия , весь ассоциативный ряд , который строи т ся в результате общения с миром вещественным , высвечивает звенья золотой цепи , ведущей от человека к Богу. Чехов наделяет природу , мир объектный , одушевленностью , самостоятельной силой . При этом он идеально выдерживает точку положения дирижера , который все гда "над ". Стихия р азнуздана достаточно , чтобы погубить слабого , но и на столько , чтобы , с одной стороны , быть всегда подвластной художнику глиной , материалом , из которого он в любой моме нт может заново вылепить то или это ( д ля сравнения , природа у Пушки н а ("Мчатся тучи , вьются тучи "), у Толстого вс егда готова поглотить самого автора и фик сирует состояние души героя на точке зами рания , описывает оттенки одного состояния или движения ), с другой стороны , мир вещный проявляет динамику человеческого духа , ка к лакмусовая бумажка химический эле мент. Наша литературоведческая традиция , говоря о преемственности чеховской драматургии , часто сравнивала усадьбу как место действия в пьесах Чехова и Тургенева . Здесь важно то , что Тургенев берет усадьбу как плоскос ть , ли шенный глубины фон , на котором разворачивается и наблюдается зрителем психоло гия героев . Задача Чехова иная . Функция ус адьбы это функция емкости , аквариума , внутрь которого помещены носители этой самой псих ологии . Здесь внимание направлено не на то , каков ы эти стенки , а на сам о их наличие , на то , как начинают вести себя герои , ощущая эту враждебную им замкнутость и тяготясь ею. Чехов , будучи злейшим врагом всякого р ода концепций , законченных учений , "мировоззрения " - слово , которое он использовал для обозна чения завершенных умозрительных построений , основанных на посылках и доказательствах , - тем не менее , создал целую систему знаков в своих произведениях . Эта система охваты вает любые проявления окружающей человека дей ствительности , начиная с самых мелких б ы товых предметов и звуков и з аканчивая элементами природной стихии , звуком порвавшейся , кажется , где-то во вселенной струн ы . В . Э . Мейерхольд об этом говорил так : "До Станиславского в Чехове играли тольк о сюжет , но забывали , что у него в пьесах шум дождя з а окном , стук сорвавшейся бадьи , раннее утро за ставням и , туман над озером неразрывно...связаны с п оступками людей , их действиями , взаимоотношениями . Это было тогда открытием ". Добавим , что не просто связаны , но и являются зачаст ую непременным условием име н но та ких поступков , действий , взаимоотношений , а не иных. "Море было величавое , бесконечное и неприветливое ..." Таким видит море Ананьев , перс онаж рассказа "Огни ". Сочетание "вечности " и "неприветливости " здесь не случайно . Вечность н е имеет к чеховским ге роям никакого отношения . А если и имеет , то чаще в сего понимается ими в искаженном виде , как нечто , заведомо обладающее временной характе ристикой , скорее , как время , растянувшееся по двум направлениям прошлого и будущего так , что глаз человеческий не в со с тоянии ухватить пределы этой линии , ка к время , по своей бесконечности напоминающее вечность . "Вы знаете , когда грустно настро енный человек остается один-на-один с морем или вообще с ландшафтом , который кажется ему грандиозным , то почему-то к его грус ти вс е гда примешивается уверенность , что он проживет и погибнет в безвест ности , и он рефлекторно хватается за каран даш и спешит записать на чем попало с вое имя ." В "Огнях ", в "Даме с собачкой ", в о многих других рассказах море является а ктивным фоном , действующи м условием , прово кацией героя на мысли , поступки , которые с тановятся детерминантами последующей сюжетной ка нвы . Способностью "комбинировать свои высокие мысли с самой низменной прозой ", в которой признается Ананьев , в такой же мере о бладает и Гуров в "Дам е с со бачкой ". Наряду с системой универсальных знаков , Чехов выстраивает ряд знаков индивидуальных , личных , служащих индикаторами развития сознани я каждого отдельного героя . Это крыжовник в "Ионыче ", зонтик в "Трех годах ", пурга в рассказе "По делам службы " , убытки в "Скрипке Ротшильда " и многие другие . Кажд ый чеховский персонаж имеет свою личную м етку , свой собственный указатель направления внутреннего движения . Здесь очевидна разница подходов Чехова и Толстого к пониманию че ловеческого Я . Для наглядности п риве дем в пример эпизод с дубом в "Войне и мире ", который стал уже общим местом , так часто он упоминается в литературоведен ии . Герой Толстого статичен , мы можем лице зреть лишь разные грани личности , разные г рани , не как принципиально разнящиеся стороны од н ого и того же Я . Толст ой , прописывая портрет человека , разрабатывает бесконечное множество оттенков , но одного и того же цвета . Сознание чеховского персон ажа всегда в движении . Это движение дискре тное , скачками , переход из одного состояния в другое осуще с твляется через разрывы , разломы сознания . Каждый раз мы з астаем новое Я. "Яков никогда не бывал в хорошем расположении духа , так как ему постоянно приходилось терпеть страшные убытки ... надзирате ль уехал в губернский город лечиться и взял да там и умер . Во т вам и убыток ." "Он недоумевал , как это вышло так , что за последние сорок или пятьдес ят лет своей жизни он ни разу не был на реке , а если , может , и был , т о не обратил на нее внимания ?.. На ней можно было бы завести рыбные ловли , а рыбу продавать купцам... Какие убытки ! Ах , какие убытки !" И дальше : "Зачем вообще люди мешают жить друг другу ? Ведь от этого какие убытки ! Какие страшные убытки ! Если бы не было ненависти и злобы , люди имели бы друг от друга громадную пользу ". "Убытки " из бытовых вырастают во вс е ленский масштаб , до ущербности , убыточности вообще бытия . Перед смертью у Якова появляется другая метка , новая для него точка отсчета - "польза ". Чаще всего окружающая чеховского героя действительность враждебна ему , дика , непонятна , а потому неприемлема и инстинктивно выводится за рамки собственного бытования , на уровень внешнего . Человек озабочен постоян ным дистанцированием от нее . Так происходит со следователем Лыжиным в рассказе "По делам службы ". Соцкий представляется ему колду ном в опере , Метель вое т . "Ба-а-а-тю шки ! - провыла баба на чердаке , или так только послышалось . - Ба-а-а-тюшки мои-и !" Что-то ст учит о стену . Все это начинает казаться Лыжину чуждым , неинтересным , неестественным , нер еальным , люди перестают быть людьми , а тол ько чем-то "по форме ". Он мечтает о том , как попадет в Москву , только там жизнь может быть настоящей , а сейчас ему от жизни хочется одного : "...скорее бы уйти , уйти ". Затем Лыжин едет к фон-Тауни цу , дорога кажется ему странной , кони несу тся куда-то в пропасть . Потом он попадае т в усадьбу . И уже этот дом начинает казаться ненастоящим , не существующ им на самом деле . Мир превращается в б есконечную цепь нереальных картин , миражей , ил люзии цепляются одна за другую и мир становится навязчивой иллюстрацией призрачного б ытия . Даже буду щ ее , так отчетливо представлявшееся ему в мечтах по началу , теряет всякие очертания . Основной принцип , которым руководствуется Чехов , прописывая своих героев , это дискретное движение сознания во времени . Последовательн о отслеживая все фазы движения сознани я своих героев , Чехов каждый раз ч етко фиксирует точки слома , изгиба , срыва или возобновления духовной работы персонажей . Для этого Чехов вводит личное время , как бы "хронометр ", который работает в разных режимах для каждого отдельного человека и своей ме р ной пульсацией либо отмечает , проявляет деятельность сознания , либо стимулирует , а иногда и обрывает ее . С ознание четко реагирует на внешние раздражите ли , его работа активизируется . Этот "хронометр " может быть представлен в виде стука колотушки сторожа за окном , боя ча сов , тиканья маятника , уханья совы , хлопанья ставни , звука оборвавшейся струны , Можно ска зать , что для чеховских героев всегда поет кукушка , только разными голосами. Так , в рассказе "Невеста " первые сомнен ия Нади предваряются лопнувшей струной на скрипке . Стук сторожа каждый раз отмеча ет новую стадию сомнения , напоминает о вре менности , текучести бытия , фиксирует сознание на высшей точке вибрации . "Но лучше не думать , лучше не думать ... - шептала она . - Не надо думать об этом . "Тик-ток ... - ст у чал сторож где-то далеко . - Тик-то...тик-ток ..." Ритм работы сознания вторит мелодике "хрон ометра ". Каждый новый виток напряженности четк о отмечается звуком оборвавшейся ставни , гуде ние в печи - осознание кромешного одиночества и т.д . В пьесе "Иванов " как бы персонально для Анны Петровны ухает со ва . Вообще , в пьесы Чехов вводит совершенн о не театральный по своей неизобразительности и невозможности обыграть прием . Герои пос тоянно смотрят на часы . Это почти мания смотреть на часы . Однако каждый такой в згляд о бязательно фиксирует то или иное состояние души человека , каждый смот рит по своему поводу . Ту же роль играю т кропотливо отмечаемые Чеховым паузы. В одной из записных книжек Чехов писал , что люди описывают историю как ряд знаменитых битв потому , что понимае т ее как борьбу . В таком описании истор ия лишается внутренней логики и выступает как последовательность мало чем связанных между собой ярких картин . Чеховские герои понимают историю как набор крупных и мелк их неожиданностей . Внутренняя логика этой пос ледо в ательности - непременная обреченность людей на непонимание , на невозможность бы ть тем , чем они хотели бы быть , а п оэтому , на неизбежное умирание , уход в без вестность , затерянность в этой дурной цепи событий . В истории господствует случай . Чело век затянут в поток бесконечно воз никающих , внешних , враждебных ему точек "вдруг ". Детерменированность , внутренняя зажатость чел овека выражается в том , что он постоянно перекраивает ткань прошлого , настоящего и будущего . Случайность , нелогичность событий , лиш ает их онт ологических оснований , и гер ой подстраивает плоть действительности под св ое душевное состояние . Почему-то , неожиданно , вд руг ... вот необходимые элементы структуры чехов ского повествования . Человек как бы все вр емя вздрагивает . За этим следует сослагательн о е наклонение . Если бы ... Если б ы быть не здесь , а в другом месте , если бы я был сейчас не здесь , когда я буду там-то , если бы люди не были такими-то , когда-нибудь все люди будут ... То чки "вдруг " лишают прошлое его основательности , слово "было " лишается бы т ийственн ости и имеет только качество уже не с уществующего , настоящее теряет реальность и п роецируется в будущее . Существование в сослаг ательности смещает действительность с ее разу мных оснований . Чеховские интеллигенты много и болезненно рассуждают о зако номерности в истори и . Однако в таких рассуждениях не затрагив ается внутренняя логика событий . Есть закон , понимаемый как рок , некий фатум , который обрек людей на вечные блуждания , скитания , страдания в таком смысле . Это закон не божеский и не человеческий, а некая сила , властвующая судьбами человечества , кото рую бессмысленно вопрошать : "за что "? При че м , "человечество " здесь понимается не по пр инципу общности пути , а по принципу общнос ти бесполезного , никого не спасающего страдан ия . Случайность возводится в ранг закономерности . Пониманию истории как бесконечной , дурной последовательности точек "вдруг " Чехов против опоставляет видение исторической реальности как золотой цепи , неразрывно связующей человека с Богом . "И радость вдруг заволновалась в его душе , и он даже остановился на минуту , чтобы перевести дух . "Прошлое , - думал он , - связано с настоящим непрерывною цепью событий , вытекавших одно из другого ". И ему казалось , что он только-что вид ел оба конца этой цепи : дотронулся до одного конца , как дрогнул др у гой ." ("Студент "). В этом рассказе чеховский геро й студент духовной академии Иван Великопольск ий проходит путь через нравственное сомнение к основаниям веры . При чем , религиозная тематика выводит факт скачка сознания на метафизический уровень . "...Пожимая с ь от холода , студент думал о том , что точ но такой же ветер дул и при Рюрике , и при Иоанне Грозном , и при Петре , и что при них была такая же лютая бедность , голод , такие же дырявые соломенные крыши , невежество , тоска , такая же пустыня кругом , мрак , чувство гнета , все эти ужасы были , есть и будут , и от того , что пройдет еще тысяча лет , жизнь не станет лучше ." Затем студент вспоминает евангельскую историю об отречении Петра . "Точно так же в холодную ночь грелся у костра апостол Петр , - сказал студент , про тяги в ая к огню руки , - Значит и тогда было холодно . Ах , какая то была страшная ночь , бабушка ! До чрезвычайности унылая , длинная ночь !" Студент помещает себя рядом с Петром , встает на одну ступень с ним . Его личное событие , событие это й , сегодняшней ночи , когда он впал в уныние , усомнился , потерял веру , удивите льным образом связалось с тем , далеким , ог ромным по своей значимости сомнением Петра . Его сегодняшнее маленькое предательство уравня лось с тем большим . Событие стало со-бытие м . "Студент подумал , что если В а силиса заплакала , а ее дочь смутилась , то , очевидно , то , о чем он только что рассказывал , что происходило девятнадцать веков назад , имеет отношение к настоящему - к обеим женщинам и , вероятно , к этой п устынной деревне , к нему самому , ко всем людям . Если с т аруха заплакала , т о не потому , что он умеет трогательно рассказывать , а потому , что Петр ей близок , и потому , что она всем своим существо м заинтересована в том , что происходило в душе Петра ." Отметим два момента . Фиксируя какое-то определенное состояние со знания своего г ероя , Чехов никогда не ставит на этом точку . Движение сознания на этом не заканч ивается , не определивается . Чехов всегда рисуе т дальнейшую перспективу , новый вектор движен ия сознания , свободный коридор для реализации человеческого духа . Чел о век освоб ождается от замкнутости мира вещей , но это происходит в точке здесь и сейчас , и перед ним всегда обозначается обширное (и ногда наоборот , сильно ограниченное ) поле для дальнейшей работы духа . Второй момент зак лючается в том , что индивидуализируя к а ждого своего героя , Чехов часто испол ьзует самые простые имена : Петр , Иван (Иван Великопольский , дядя Ваня , Иванов ), тем сам ым придавая оттенок всеобщности , распространеннос ти проблематики , вопросов , которые мучают его героев. Когда мы описывали сомнения с ледо вателя Лыжина ("По делам службы "), мы останов ились на том , что он ощущает действительно сть случайной , иллюзорной и лишенной смысла . Эти сомнения , дойдя до высшей точки нап ряжения , возвращают Лыжина в грязную , "черную " комнату деревенской избы и застав л яют проделать мыслительный путь заново . На этом новом витке духовной работы фи гуры соцкого и Лесницкого как бы выводят Лыжина из пурги , круговорота призрачности бытия . "Мы идем , мы идем , мы идем ... Мы не знаем покоя , не знаем радостей , мы несем на себе вс ю тяжесть э той жизни , и своей , и вашей ..." За звуком их шагов слышится поступь человечества , н еразрывно связанного и с ним , Лыжиным , вед омого великой целесообразностью . "Какая-то связь невидимая , но значительная и необходимая , су ществует между обоими...и м е жду все ми , всеми ; в этой жизни , даже в самой пустынной глуши , ничто не случайно , все полно одной общей мысли , все имеет одну душу , одну цель , и чтобы понимать это .., надо иметь дар проникновения в жизнь , дар , который дается , очевидно , не всем . "Лыжи н пони м ает , что и соцкий , и Лесницкий "это случайности , отрывки жизни дл я того , кто и свое существование считает случайным , и это части одного организма , чудесного и разумного , для того , кто и свою жизнь считает частью этого общего и понимает это ". Но только поч т и растворившись в мире вещей , постояв у грани , заглянув в лицо небытия , Лыжи н способен совершить скачек сознания , перепры гнуть через бездну. Мы говорили о том , что чеховские г ерои это всегда движение сознания во врем ени . Но это сознание всегда особенным об разом во времени ориентированное . То и ли иное понимание прошлого , настоящего и б удущего и своего места относительно того , что было , что есть и что предстоит , все гда обуславливает те или иные поступки че ловека . Чеховского героя на любой стадии е го внутренн е й работы всегда можно разложить (на сколько вообще человек , в том числе и персонаж художественного произ ведения , подлежит расчленяющему анализу ) по пр инципу понимания им прошлого , настоящего и будущего относительно его места в мироздан ии. В рассказе "Огни " инженер Ананьев , глядя на строящуюся железную дорогу и на мелькающие в дали огни , думает о делах рук человеческих , о прекрасном настояще м и закономерно вытекающем из него прекра сном будущем . "Жизнь , цивилизация . Мы с вами железную дорогу строим , а после н ас лет эдак через сто или двести , добрые люди настроят здесь фабрик , школ , больниц , и - закипит машина !" Студент четко ориентирован на прошлое . "Знаете , на что похожи эти бесконечные огни ? Они вызывают во мне представление о чем-то давно уме ршем , жившем т ы сячи лет тому н азад , о чем-то вроде лагеря амалекитян или филистимлян ." Понимание прошлого как чего-то именно умершего естественным образом ориентиру ет студента в будущее как неизменно подве рженное такому же умиранию , настоящее так же лишается целесообраз н ости , разумны х оснований . "Когда-то на этом свете жили филистимляне и амалекитяне , вели войны , игра ли роль , а теперь их и след простыл . Так и с нами будет . Теперь мы строи м железную дорогу , стоим вот и философству ем , а пройдут тысячи две лет , и от этой на с ыпи и от всех этих людей ... не останется и пыли ". Одним из ключевых моментов в творчест ве Чехова является проблема знания . "Я зна ю ", "я знала " и "я буду знать " Ирины в "Трех сестрах " это каждый раз знание н ового человека , хотя эти знания - звенья од ной цеп и относительно истины , знания в ысшего , о котором так мечтают чеховские ге рои . "Мне вдруг стало казаться , что для меня все ясно на этом свете , и я з наю , как надо жить ... Я знаю все . Человек должен трудиться , работать в поте лица , кто бы он ни был , и в этом одном только и заключается смысл и цель его жизни , его счастье , его восторг и ." Это знание Ирины в первом действии коренным образом отличается от понимания того , что такое знание вообще и его роли в осознании человеком себя и своего ме ста в бытии , к которо м у приход ит Ирина в финале . Только пройдя через сомнение , только после принятия своей лично й , существующей субъективно , вины в смерти Тузенбаха , которое она четко озвучивает ("Я знала ... Я знала "), Ирина может сказать : "Пр идет время , все узнают , зачем все э то , для чего эти страдания ". Как то чка завершения этого духовного пути и , одн овременно , отправная точка пути нового , как итог , соединяющий прошлое , настоящее и будущ ее в неразрывную цепь , звучат слова Ольги : "Если бы знать , если бы знать !" Время в чеховски х произведениях э то всегда самостоятельно , относительно героев , движущийся поток , регулируемый самим автором , который занимает место и творца , и свидете ля одновременно . Чехов всегда ставит себя в точку "над ", в иную плоскость , что поз воляет ему регулирова т ь поток вре мени , придавать ему большую или меньшую ин тенсивность , то или иное направление , устанавл ивать ориентиры , относительно которых этот по ток проявляет себя. Так , определяя направление движения поток а времени , мы можем сказать , что время у Чехова теч ет из будущего в прош лое . (Законченное понимание такого протекания мы находим у Аврелия Августина . Там две важнейшие точки в истории , два глобальных события , грехопадение как событие прошлого и страшный суд как событие будущего уравн иваются по своей значи м ости и влиянию на человеческую историю , постоянно соотносятся и обуславливают друг друга . К тому же , понимание прошлого , как того , чего уже нет , как настоящего-прошлого , понимание будущего , как чего еще нет , как настояще го-будущего , сжимает время до мгнов е ния , выявляет точку здесь и сейчас как места соотнесения , разговора человека с Богом .) Трагизм чеховского времени заключается в смещенности точек соотнесения (настоящее - про шлое , настоящее - будущее , Я - Бог , Я - другой и т.д .). Это протекание времени меж ду двумя точками смерти . Прошлое это тольк о то , чего уже нет , Будущее это только то , чего уже не будет . Настоящее , мест о здесь и сейчас , зажатое между двумя точками умирания , это только пустота , зияющая бездна , граничащая с ничто . Человек говор ит , но гово р ит с пустотой . Связ ь Человек - Бог им утрачена и он не знает , к кому обратиться , кроме своего о диночества . Время опрокидывается на человека , и , перед лицом маячащей впереди , надвигающейся на него смерти , за которой нет ничего , он не слышит ни себя , ни дру г ого . В этом безжалостном , равнодушном , неотвратимом потоке , который нельзя остановить , в котором можно только как-то существовать , каждый сам за себя и для себя . "Мне хочется прокричать громким голосом , что меня , знаменитого человека , с удьба приговорила к смертной казни ... Я хочу прокричать , что я отравлен ; новые м ысли , каких не знал я раньше , отравили последние дни моей жизни , и продолжают жал ить мой мозг , как москиты ." "Мне отлично известно , что проживу я еще не больше полу года ; казалось бы , меня должн ы бы больше всего занимать вопросы о загробных потемках и о тех видениях , которые посетят мой могильный сон . Но поче му-то душа моя не хочет знать этих воп росов ." Это говорит профессор из "Скучной и стории ". Перед лицом смерти он занимает се бя воспоминаниями, однако находит в них лишь то , что умерло , чего уже больше нет . В "Архиерее " умирающий преосвященный , думая о будущем , ничего не находит там , и заменяет его мыслями о прошлом . "И , быть может , на том свете , в той жизн и мы будем вспоминать о далеком прошлом, о нашей здешней жизни ... " И профессор , и архиерей осознают , что такое смещение ориентиров вызвано каким-то недопониманием , н екой недосказанностью , ущербностью их настоящего . "Когда в человеке нет того , что выше и сильнее всех внешних влияний , то , пр аво, достаточно для него хорошего насморка , чтобы потерять равновесие и начать видеть в каждой птице сову , в каждом звуке слышать собачий вой . И весь его пессимизм или оптимизм с его великими и малыми мыслями в это время имеют значение только симптома , и больш е ничего ," - говорит профессор . Знаменитый термин Чехова - "преступное неведение " - можно понять и как недоосознанное знание . Треплев в "Ча йке " с его пьесой о вселенском одиночестве , с его любовью , с его , осознаваемым им самим , самолюбием , которое "как гво з дь сидит в мозгу " и мешает жить , тем не менее не находит выхода. Пьеса "Вишневый сад " названа Чехов ым комедией . Поиск Гаевым хоть какой-то ко ммуникации выражается в обращении к книжному шкафу . Время в "Вишневом саде уже не просто течет из будущего в прошед шее , а стремительно обрушивается на ге роев . Но только здесь катастрофически приближ ающаяся точка финала не смерть , а 22 августа , день торгов.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Муж - это создание, которое, вымыв тарелку, смотрит на жену так, как будто убрал всю квартиру.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе "Время и история в творчестве Чехова", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru