Реферат: "Девять рассказов", Селинджер - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

"Девять рассказов", Селинджер

Банк рефератов / Литература

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 42 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

11 “Девять рассказов” , Селинджер “В поисках смысла…” Независимо от того , что каждый ч еловек пытается найти для себя в хорошей книге , большинство вполне устраивает наличие в ней интересного сюжета , разворачивающегося действия с непременной кульминацией и за вершением , понятность действий и поступков ге роев , красота языка а в тора , но , вместе с тем , чтение было бы тем инте реснее , чем проще изложение мыслей . И , есте ственно , более понятной и интересной для ч итателя будет та книга , где авторское мнен ие если не бесспорно и однозначно , то вполне очевидно , чем та , в которой нет и ег о следа . В первом случае с автором можно соглашаться , спорить , можно говорить о его жизненных ценностях , морали , мыслях . Но что можно сказать о челове ке , чьи произведения не подходят под все эти эпитеты просто интересной книги ? С ним нельзя спорить – он ве д ь ничего не пытается доказать . С н им нельзя согласиться , – откуда же вы знаете , какова его точка зрения ? Можно р угать его , называя эту загадочное отсутствие ярко выраженной позиции желанием доказать всем , что понять его невозможно , - да всем , чем угодно . Н о от этого он не рас кроется и не получится его понять. Странно , как люди любят все исчезающее . Стоит пропасть сущей безделушке , – и она превращается в достояние чуть ли н е всей жизни , безвременно утерянное . Стоит погибнуть известному музыканту – и толпа ег о фанатов пополняется равно пропорци онально его мастерству и обратно пропорционал ьно банальности его смерти . И почему , собс твенно , люди так любят загадки , если предп очитают , чтобы все им было ясно , все ле гко решалось ? Не от вечной ли парадоксальн ости в го л ове , совмещающей несущес твующее с реальным , банальное с ярким , жив ое – с мертвым ? Странное исчезновение Селинджера из мира пробудило , естественно , множество слухов и толкований . Сам факт прекращения им писател ьской деятельности , его скрытного существовани я добавляют лишнюю , как мне кажется , и неоправданную двусмысленность , таинственность его произведениям . Хочется вчитаться внимательн ее в его рассказы , – а вдруг где-то обронена случайная фраза , некое объяснение его загадочности ? Это отвлекает внимание от г лавного , ведь понять человека и понять его произведения – разные вещи. Цикл “Девять рассказов” , как считают м ногие критики , и в этом я с ними с огласна , собрал в себе наиболее интересные и важные для Селинджера произведения . Само название его , казалось бы , столь нео ригинальное и безыскусное , толкуется критиками неоднозначно : они видят в нем отзвуки р елигиозных доктрин , число “девять” в которых - одна из философских метафор “Махабхараты” , где человеческое тело уподоблено “девятивратно му граду” , а также сакра л ьная цифра , без которой нельзя понять поэтику “ дхвани” , то есть глубоко зашифрованного важне йшего смысла , каким должен обладать , по др евнеиндийским верованиям , художественный текст. Галинская И.Л. Загадки изв естных книг . М .: Наука , 1986. Но , разумеется , это – всего лишь п редположения , попытки поймать за ниточку уско льзающий смысл , все объяснить и понять . Се линджер всегда будет притягивать отсутствием каких бы то ни было объяснений , ярко в ыраженной морали , понятного и очевидного вывода , в конце концов , людей , жаждущих д о всего докопаться и все разложить по полочкам . Этого не избежать , но сам Сели нджер выражает свою точку зрения об этих судорожных поисках оболочки , в которую мо жно было бы облечь лег к ий , мед ленно ускользающий и поднимающийся вверх газ в рассказе “Тедди”. Рассказы Селинджера , почти каждый из н их , посвящены проблеме перехода из мира ре бенка , мира неподдельности , искренних чувств – во взрослый мир – мир жестких рам ок , налагаемых на стиль поведения , мысли , внутренний мир ; или же сравнению этих двух миров . К рамкам очень сложно привы кнуть , они калечат и убивают все естествен ное и живое . Дети , конденсаторы счастья ес тественности и сумбурности , в каждом из эт их девяти рассказов ставят под сом н ение “нужность” и раз и навсегда определенную , стереотипную правильность поведения взрослых . Разве не естественно для взрослог о – писать о понятном ему взрослом м ире , чью скрепленную раз и навсегда сургуч ными печатями времени и опыта определенность он так хорошо изучил ? Разве вз рослый , забывший о том , как нужно правильн о , как должно все быть , может считаться нормальным ? Он либо притворяется , подделывается с непонятной целью под ребенка , – но ведь не заметить фальшь невозможно , – либо он нездоров , неправиле н , неад екватен окружающей его установившей свои зако ны действительности . По Селинджеру , странен тот человек , ко торый не понимает относительности всего в мире , не понимает шаткости того , что наз ывают незыблемым . Именно об этом говорит е го герой – мальчик Те дди . Все его поступки , манеры , течение его мыслей выда ют в нем ребенка . И , вместе с тем , о н стал как бы воплощением мечты автора о ребенке , вобравшем в себя лучшие , не опротивевшие и не пошлые качества взрослог о . Тедди слишком умен для простого десятил етн е го мальчика . Повзрослевший , но не взрослый , он неудержимо притягивает к себе внимание и симпатию автора . Взрослые играют в этом рассказе эпизо дичные роли , в целом , показательные . Они по дчеркивают своей нечувствительностью , стереотипностью представления ( о ни ведь не принимают Тедди всерьез , да и как во взрослом устоявш емся мире возможна такая мысль ) противоречивость , несогласованность двух миров , в одном из которых правит свет , живое и яркое , а в другом – привычное , статичное , принято е . Все – от официанток до дородных барышень на палубе умиляются , ерошат воло сы Тедди , не понимая , что нельзя относитьс я к человеку согласно “правилам” , продиктован ным его возрастом и внешним видом . В м ире слишком много условностей , принятых больш инством и переходящих из поколен и я в поколение , и мало кто способен пер есилить себя и нарушить их . Очень редко в рассказах появляются “нарушающие” люди , н о здесь есть такой человек . Никольсон со всей серьезностью относится к мыслям и словам Тедди , и можно простить его слиш ком обычный , ст е реотипный взгляд н а вещи . Он не способен просто взять и поверить в то , о чем говорит ему Тедди просто потому , что в его взрослом мире , в его представлении об этом мире не так уж просто что-то изменить . Я думаю , этот рассказ – промежуточный результат есте ственного для всех люд ей духовного поиска . Причем , так как окруж ающие героя люди слишком сильно реагируют на его “истины” , создается впечатление , что они слишком сильно склонны не верить , а ведь в реальном мире такое изобилие окружающих настолько скептиче с ки настроенных людей почти невероятно . За счет этого глобального непонимания и неверия людей сам Тедди выглядит непонятым гением , одиноким в своем знании . Его фигура ста новится почти героической , и дальше действие рассказа разворачивается по сценарию , впо л не соответствующему банальному “сюже ту из жизни героя” - смерть Тедди это т олько подтверждает . Конечно , ни в коей мер е нельзя назвать этот рассказ , или его сюжет , или философию , в нем излагаемую , б анальной , но создается впечатление , что этот образ одинок о го героя самим Се линджером очень глубоко прочувствован . А так , как сам он говорил , что “…в литератур е нельзя смешивать идущее непосредственно от событий в жизни автора и отмеченное печатью его личности : допустимо только второе ” Из статьи “Селинджер : тоска по неподдельности” А . Зверев , то можно говорить о том , что дл я Селинджера это ощущение отторженности , непр инятости , чуждости и одиночества было довольн о болезненным и знакомым . Наверно любое пр ои зведение , да и творчество вообще , сл ужит для его создателя , прежде всего , возм ожностью выплеснуть свои чувства . И именно степень этого “выплескивания” и определяет интересность и уникальность произведения . Ведь именно печать личности автора делает его тво р ение ни на что не по хожим и хотя бы уже поэтому интересным . Действие рассказа очень динамично , причем все герои “говорят” в прямой речи , бе з присущих обычной Селинджеровской манере кос венно-речных высказываний , носящих отпечаток автор ской руки . В нескольк о лишенном таким образом выражений чувств автора тексте п ри этом настолько выразительно подчеркивается практически каждый оттенок улыбки , выражение лица , потягивание , каждый нечаянный жест и даже настроение , с которым поворачивают д верную ручку , что нужно е впечатление у читателя создается само по себе , не всегда , может быть , понятным ему образом , но как раз за счет этого обилия описаний , красивых в своей простоте и оста ющихся незамеченными при не слишком вниматель ном и сосредоточенном чтении. Мне кажется , ч то этот рассказ несколько надуман , фантастичен , тогда как в общем Селинджер интересен своей реалистичность ю , правдивой простотой и узнаваемостью ситуац ий . Мистика смерти Тедди делает этот расск аз похожим на произведения Рея Бредбери , х отя , в общем , этот п и сатель – последний , кто может прийти в голову при поиске мотивов , схожих с Селинджеровскими . Не проявляя своего отношения к героям открыто и прямо , Селинджер , тем не мен ее , использует некоторые приемы , при помощи которых он делает свои чувства по отно шени ю к героям видимыми и узнаваемыми . Один из таких приемов – очень проду манная , отражающая характер и личные предпочт ения самого автора детализация . Селинджера , ве роятно , можно отнести к визуалистам , а это значит , что все , что касается внешнего облика , внеш н их проявлений личных качеств , для него является определяющим . Нап ример , такая деталь , как то , что во все х без исключения рассказах герои курят , в каждом отдельном случае означает совершенно разное . Общее , что объединяет курящих люд ей у Селинджера – нервоз н ость . И , соответственно , степень нервозности в ра зных рассказах варьируется от помешательства , с вечной дрожью в руках , когда следующая сигарета прикуривается от предыдущей , до простого беспокойства , сопровождающегося женственным и каким-то даже красивым к урени ем. Мэри Хадсон не курила до самого с транного и поворотного момента рассказа “Чело век , который смеялся” . И сам факт , что она сидела на скамеечке , “…стиснутая двумя няньками с колясочками…” и курила сигарету , показывает всю напряженность и нестандартну ю драматичность того , что произошло (п усть даже это и остается навсегда скрытым от “команчей” ). Вообще , всех подростков (а ведь одна из самых больших проблем , и грающая во всех произведениях Селинджера нема ловажную роль – переход из детства во взрослый мир ) Селинджер показывает нервными , переменчивыми , раздражительными , непонятны ми , странными . В этом рассказе разница – дети и подростки – подчеркнута : существуют два мира , очень тесно взаимодействующих – один воплощен в орущей , бегающей , подвижной де тской орав е , второй же намного более задумчив , сложен , неоднозначен и непонятен , он принадлежит здесь всего лишь двум л юдям – Вождю и Мэри. Ребенок , от лица которого ведется р ассказ , охотно верит в историю о Человеке , который смеялся , да и вся жизнь для него – увле кательная игра в эту сказку , сдобренная романтическими представлениям и о своей к ней принадлежности (как бу дто бы он – тайный потомок Человека ), равно как и у остальных двадцати четырех “команчей” . Но историю эту он ведет у же не ребенком , так , как будто в с е происходящее уже давно подернулось дымкой и события обрели , как обычно они обретают по прошествии времени , несколько б олее обтекаемые и своеобразно красивые романт ические формы . Особую ноту этому рассказу придает как раз тоска повествователя , тоска по б е звозвратно ушедшему детскому счастью , по этой наивной вере в Челов ека , который смеялся , тоска по странной и нелепой , наивной возможности затеряться “…в дебрях между дорожным знаком и просторам и вашингтонского моста” , по непониманию всего взрослого , избавл я ющего от всего реального и обыденного , что так горько отравляет взрослую жизнь . Вождь , казалось бы , уже изначально сто ит выше , он во всех отношениях взрослее “команчей” : к нему относятся не как к равному , его ценят за взрослые качества , его покровительств ом и благосклонностью гордятся . Но , вместе с тем , он – про стой студент , наделенный , несомненно , повествовател ьными способностями и лидерством . Чем он т ак притягивал двадцать пять мальчишек , застав лял их , не дыша , сидеть и слушать долги е рассказы о похожде н иях Человека , который смеялся ? Может быть , своей взросл остью , такой незнакомой и загадочной ? Или сказкой , позаимствованной у Гюго , “самым подхо дящим рассказом для настоящих команчей” ? Все дети играют в какие-то истории , придумыва я себе роли и само действи е . Эти сказки становятся ненужными и забываются , когда дети вырастают . Вождь же все ещ е был ребенком . Причина его взросления – любовь , появившаяся как фотография над зе ркальцем , обретшая потом красивые черты . Измен ения наступают одновременно с приходом ее в этот замкнутый мир “команчей” . Она нарушает сразу все правила , хотя бы даже своим присутствием в их компании . Ее желание поиграть в чисто мужскую игру встречает огромное сопротивление : ведь это не по правилам . Она вроде бы и лишн яя , но без нее уже нельзя, она – неизбежный атрибут вечных перемен в жизн и , отрицание которых было бы абсурдным. В этом рассказе удивительно сочетается два , по сути , совсем разных стиля – за счет передачи из уст автора истории о Человеке , который смеялся параллельно с описанием соб ытий его собственной жи зни . Стиль рассказов о Человеке , близкий к стилю приключенческого романа , оставляет сво й след и в самом действии , но лишь когда речь идет о чувствах или мыслях автора относительно того , что рассказывает Вождь . Тогда в довольно прост о р ечной и разговорной манере , доминирующей в авторской “половине” , появляются высокопарные к расивые слова типа : бороться с лишениями , тоска по вольной жизни . Вообще же , Вождь описан здесь очень иронично , но с замет ной нежностью , которая обычно проявляется к людям довольно забавным , но не осознающим этой своей забавности и оттог о милым . Его слова обычно передаются в косвенной речи , в интерпретации автора и специально оттененные так , чтобы их забавна я окраска (если таковая , конечно , есть ) сраз у бросалась в гл а за . Кажется , ч то невозможно не подчиниться этой манере автора и не перенять его нежного отношени я к Вождю . Его нельзя не любить не просто за его “милость” – это было бы слишком банально , – но и за его ум , его воображение , его умение делать все , словом , за все то , что по днимало его в глазах “команчей” на пьедес тал Вождя . Красивая история о Человеке , который с меялся вплетена в сюжет рассказа : она не только дополняет и добавляет некоего худ ожественного очарования тексту , но и комменти рует события . Ведь , в сущ ности , Вождь сам придумал события повести о Человеке , – у Гюго позаимствована лишь сама идея , – и события в его повествовании раз виваются соответственно развитию событий его собственной жизни . Начало проблем в его , с тавшей вдруг взрослой , жизни неизбежно разворачивает действие , и Человека , которы й смеется берут в плен . Затем – стран ный , непонятный “команчам” разговор на поле – и Человек , который смеялся убит . Пото му ли , что Вождю просто наскучила эта игра , или же он просто из нее вырос , но продолжения ник о гда больше не было. Мудрый , понимающий взрослый появляется в другом рассказе этого цикла – “В ло дке” . Это – мать маленького мальчика . Мал ьчик все время сбегает из дома , он не согласен , не может принять взрослый мир , в котором принято и нормально говорить с транные , обидные вещи . Казалось бы , его задевают сущие пустяки , его уходы и з дома немотивированны и малопонятны , но д ействительная трагедия в том , что многие д аже не пытаются попробовать понять то , что считают глупостью . Понимает только мать м альчика , – о н а знает , как это - когда что-то , что производит на тебя большое впечатление , заставляет тебя плакать , для других – всего лишь проходящая чепух а . Бу-бу не жалуется на судьбу , не восп итывает сына так , как принято , как нужно , как сделала бы почти любая мать. Она пытается его понять . Этим она отличается от типичного Селинджеровского взросло го . То , что Лайонел , закрывшийся и непристу пный , прогоняющий и не желающий ничего слу шать , вдруг , плача , обнимает Бу-бу и объясня ет ей , почему он ушел из дома , многое говори т о ней , как о понима ющей , чуткой и чувствующей матери. Протест этого рассказа вполне созвучен протесту Тедди . Одинокий в своем секретном знании чего-то (что здесь – понимание несправедливости , категоричности и злобности вс его вокруг ) мальчик , не желающий п рими риться с существующими нормами и понятиями , сам отгораживает себя стеной , за которую поначалу не пропускает даже мать . Но ес ли Тедди вполне отдает себе отчет в т ом , что делает , то Лайонел еще слишком мал , чтобы все понимать . Все , что у нег о есть – жив ы е , бьющие через край чувства , а протест и несогласие носят подсознательный характер . Может быть , у реального маленького ребенка такое поведение могло бы быть истолковано как попытка обратить на себя внимание или же шалос ть и излишнее упрямство , в рассказе акценты расставлены очень точно , и Лай онел протестует не ради самого протеста , а действительно потому , что не протестовать и не противиться он не может : так у ж устроено его детское сердце . Бросается в глаза сильная разница меж ду двумя частями , на которые разделен рассказ , как это часто бывает у Селиндж ера . Первая часть – это несколько нелепый и не несущий никакой интеллектуальной на грузки разговор между Сандры , кухарки , которая и стала виновницей всего происшедшего и мисс Снелл – горничной в черной фет ров о й шляпе с поблекшим , но го рдым ярлыком модного салона . Примечательно то , что миссис Снелл курит , и как она курит . Закуривание превращается в целый рит уал : сначала – доставание из потертой , но тоже с гордым и внушительным ярлыком , сумки , сигарет , причем ме н толовых – само это слово автор смакует , словно подчеркивая престижность ментоловых сигарет по сравнению с обычными ; затем – спичек “Сторк-клуб” (не совсем понятно , что это за клуб , но название внушает уважение ). П еред нами уже вырисован образ , лишенный , п о всей видимости , каких-либо авторски х симпатий . Его отношение к Сандре проявля ется в наделении ее привычкой поджимать г убы (ни один любимый Селинджером персонаж никогда такого не сделал бы ) и в том , что она говорит о Лайонеле . Взрослые , ру гающие или прост о без должной т еплоты говорящие о детях , автоматически непри ятны автору , но этот “закон” не имеет обратной силы : не всех , кто хорошо относит ся к детям , автор любит . Разговор вертится по одной траектории и , по сути своей , настолько же глуп , как фетровая шля пка мисс Снелл . Но в этой беседе ничего не объясняется , и чем дальше , тем больше она интригует читателя . Некоторую ясность и оживление вноси т в него приход Бу-бу , чья отличность о т Сандры и Мисс Снелл сразу же бросае тся в глаза. Вторая часть настолько отли чается от первой (разговор здесь уже совсем не такой просторечный и глуповатый , а автор замечает , как он обычно это делает , не ожиданные , казалось бы , незначимые жесты , движе ния , мысли героев , но комментирует их уже без господствующего в первой части осмея н ия и неприязни ), что кажется , что первая часть , по существу , показывающая нам второстепенных героев , но ничего не объясняющая , нужна лишь для того , чтобы дать почувствовать разницу между глупым , непо нятным и бессмысленным миром взрослых и п онимающим , чутк и м , внимательным общени ем матери с ребенком . Ощущение понимания , тепла и любви появляется , как мне кажется , благодаря умело срежессированной автором иг ре в моряков , в которой сам он принима ет участие : вместе с матерью старается под ыграть Лайонелу , описыва я , например , поворачивание весла в лодке как поворот р умпеля судна , и лишь частично обличает ее расчет в этой игре оборотами “словно бы вспомнила” , “важно поглядела” , “по ее лицу видно было” и т.д. От признания Лайонела в том , что С андра назвала его папу “ большим грязн ым жидюгой” , Бу-бу передергивает . Она так ж е , как и Лайонел , не понимает грубости окружающего мира , ее так же , как и ребе нка , эта грубость задевает , но Бу-бу понима ет , что ничего сделать она не в силах , пытается забыть , ей хочется , чтобы все это меньше ранило Лайонела . Как и любой матери , ей прежде всего важны чувства ее сына . Рассказ “Лапа-растяпа” показывает страшную пропасть с узкой дорожкой , проведенной по ее краю . Жизнь превратилась в трагический абсурд после нелепой случайности , ставше й причиной смерти мужа Элоизы . Элоиза сорвалась в эту пропасть , и сама она прекрасно это осознает . Она летит вниз , увлекая за собой Рамону – ее дочь , которая в своем одиночестве придумывает себе друзей , пытаясь этим спастись от того , на что обрекла себя е е мать . Но Элоиза отнимает у Рамоны ее друга , цинично и грубо подвигая ее на серед ину кроватки . Несмотря на то , что многие чувства в Элоизе уже мертвы , представления о том , что правильно , как нужно все еще живы . Не умея навести порядок в своей жизни , она п ы тается сделать Рамонину такой , какой она должна быть по неизвестно кем придуманным канонам . И рушит все . Действительно , зачем нужна жизнь , если она превращается в тоску по муч ительно невозвратимому прошлому , которая съедает все внутри ? Композиция рассказа – это сумбурны й диалог двух подруг , прерываемый изредка походами в кухню за новой порцией виски . В сущности , тема разговора меняется вместе с количеством уже выпитого , и , как это часто бывает , разговор плавно перетекает из просто беседы двух давно не виде в шихся подружек в откровенное выр ажение самых скрытых чувств . Но , как оказы вается , из тупика , в который зашла Элоиза , нет выхода : все чувства мертвы , кроме разве что тоски и ощущения этой безнадежн ой пропасти под ногами. Такая же пустая изнутри жизнь , довед енная до этого состояния все тем же нелепым , глупым в масштабах человеческой души стечением обстоятельств , точнее – вой ной , - у Симора , жизненный путь которого опи сан Селинджером в его повествованиях о се мействе Глассов . Но рассказ “Хорошо ловится рыбка-б а нанка” интересен не столько в контексте его принадлежности к повестя м о Глассах , сколько сам по себе . Челов ек , у которого ничего больше нет в жиз ни – все иллюзии разорваны , все устоявшее ся разрушено , мир перевернулся , не может с охранить здравый рассудок . И з диалог а Мюриэль с матерью многое становится пон ятным – Симора считают ненормальным , он д елает странные вещи , совершает неожиданные , не понятные поступки . Мать считает его опасным , Мюриэль уверяет ее , что ничего не может произойти . Если читать этот расска з как отдельное произведение , никак не связанное с повестями о Глассах , можно действительно принять Симора за сумасшедшего , странного человека . Но такое впечатление расс еивается , стоит только начать читать вторую часть рассказа , где действие происходит на п ляже . Диалог Симора с Сибиллоч кой – маленькой девочкой в желтом купаль нике , - его нежные ласкательные прозвища , игра , в которую он сам предлагает поиграть , завораживая девочку , – все это пронизано нежностью . Но это проявление чувств , давн о забытых и похор о ненных , вероятно , Симором , лишний раз доказывают ему самом у несостоятельность жизни , потерю всего , ради чего стоило бы жить . Ощущение этой де вочки , ее наивности , естественности , ее неумени я жить прошлым - в сравнении со знанием , опытом , отсутствием смысл а жизни Симора , понимание этой роковой разницы станов ится для него смертельными . В третьей част и рассказа он совсем другой – он воз вращается в номер с принятым твердым реше нием . Но эта серьезность решения доведена до абсурда разговором в лифте . В самом де л е , что такое в сравнении с предстоящим шагом для Симора взгляд как ой-то пожилой дамы на его ноги ? Почему он так цепляется к этому безобидному , може т быть , придуманному взгляду ? Симор с Сиби ллой и Симор с этой дамой создают сил ьный , красноречивый контраст, из которо го совершенно очевиден протест Симора против окружающего холодного , нечуткого , отталкивающего мира . Здесь невозможны проявления теплых чувств , они возникают только рядом с Сибил лой . Но детство , счастье неподдельности и простоты уже давно в прошло м . Вс е уничтожила война , которой маленькая девочка не может знать . Симор сделал выбор ме жду вынужденной жизнью во взрослом мире и уходом от нее в пользу последнего. Другой образ , несомненно , полный н ежности и авторской благосклонной симпатии – образ Эсме в рассказе "Дорогой Эсме с любовью – и всякой мерзостью ". Она - девочка , выросшая во время войны , маленьк ая , но уже понимающая , что выжить в это время способны только сильные и взрослые люди . Она старается повзрослеть , говорить , как взрослая , держаться с д о стоин ством . Но автора особенно трогает в ней не смотря ни на что пробивающийся скво зь защитную стену ребенок . Это чувствуется во всем : в том , как она говорит , как боится , словно взрослая , плохо выглядеть и забавно при этом ощупывает волосы на макушке , как она относится к Чар льзу – младшему брату – совсем по-взросл ому , как мать , но ее наставления забавны и трогательны . Чарльз , не смотря на свое слишком официальное и явно неподходящее имя , совершенно другой – несдержанный , импуль сивный , живой и яркий ребенок. Это , ка к мне кажется , заслуга Эсме - именно она , сделавшись взрослой , сохранила брату детство . Хотя можно посмотреть на все под други м углом . Не игра ли это , - игра во в зрослую жизнь , интересная для Эсме потому , что нет ничего лучше , чем выдумывать новы е игры ? Чарльз играет в загадки , Эсме играет во взрослую – почему нет ? Вторая часть рассказа – сама по себ е , даже повествование здесь ведется не от лица автора , а в третьем лице , так , словно автор не хочет иметь ничего общ его с героем , потерявшим человеческ и й облик , безумным , грязным , ужасным . Гер оя совершенно изменила война . Он живет теп ерь в той самой мерзости , которую с де тской категоричностью и желанием быть не как все , любит Эсме . Война уже окончилась , и не понятно , зачем продолжается весь этот фарс , эт а антиутопия военног о времени . Икс (как автор называет героя во второй части ) неожиданно обнаруживает на столе посылку , пролежавшую там не одну неделю , и эта посылка возвращает его в прошлое , на минуту делает его таким , к аким он был . Детские руки , написавш и е столько громоздких , “взрослых” , по и х мнению , слов , напомнили ему о том , чт о существует что-то теплое и живое в е го уже , казалось бы , погубленной жизни. Вторую часть рассказа сложно читать : давят клубы сигаретного дыма , грязь и мерзость , горы непрочитанн ой почты , бессмысленность и неизбежность всего происходя щего, нагром ождение авторских описаний боли и страха , сумасшествие . Икс – “замаскированный” автор – не сохранил способности “функционировать н ормально” , о чем просила его Эсме . Война изуродовала все в нем : юмор (шутить он теперь может только об убийстве кош ек и только зло и цинично ), мысли (оста лось только самое необходимое , самое примитив ное , то , что Икс еще способен понимать ). Он слишком много для Селинджеровского героя курит – одну сигарету прику р ивает от другой , и так уже много месяцев . Причем , он никак не может прику рить , потому что у него трясутся руки . Ему ничего не остается больше делать , как сидеть , думать , разговаривать с глупым , но все еще живым соседом Клеем , писать п исьма от его имени ег о невесте . Причина всему этому – война , которая , даже закончившись , не перестала существовать . Война у Селинджера – главная калечащая сила . Дело даже не столько в ней самой , как в злостном способе уничтожения , сколько в переменах , происходящий совершенно н еизбежно с людьми , вернувшимися домой или же просто пережившими этот страшный хаос . Даже Эсме понимает , что на войне автору будет очень сложно сохранить способ ность “функционировать нормально” , она лишь в ыражает надежду на это . Вернувшиеся с войны люди и люди , практически ничего о ней не знающие , практически расположены Селинджером в двух ра зных мирах , они не могут друг друга де йствительно понять . Вернее , понять не могут “мирные” люди , а пережившие войну , кажется , наделены какими-то высокими , тайными и не д оступными знаниями , которые , вместе с ранами и увечьями (не только и не столько телесными ) передала им война . Так им человеком был Симор , который , возможно , не выдержал постоянного непонимания – ведь он был окружен “мирными” людьми , а Си биллочка вообще был а слишком мала , чтобы успеть что-то хотя бы услышать о войне , которая для Симора значила в ж изни едва ли не больше , чем сама жизнь. Именно отношением к войне Селинджер ч асто раскрывает характеры некоторых своих гер оев , причем , если не знать , что для авт ора значит это отношение , можно запросто понять все совсем не так. Например , в рассказе “Перед самой войн ой с эскимосами” , где , казалось бы , все с первого взгляда предельно ясно : есть дв е девочки , обе не без принципов , не обд еленные разными привычками и характ ерного (не то чтобы очень показательного и п равильного ), типично подросткового поведения . Но , вроде как , автор не вменяет им это в вину : в его тоне нет издевки , здесь лишь заинтересованное исследование , своего р ода эксперимент над двумя забавными белыми м ы шками . По ходу действия более экспрессивная , принципиальная и неуступчивая Джинни понимает , что она , безусловно , повела себя слишком нагло и мелочно , заставив Селину беспокоить больную маму ради двух долларов за такси , причем понимание это пр ишло не без у ч астия еще двух персонажей – довольно странного брата С елины и его не менее странного друга , поразивших Джинни . Итак , пораженная и нескольк о изменившаяся в связи с этими событиями , Джинни отказывается от денег , чем шокиру ет Селину , и старается завязать с н е й дружеские отношения : просит раз решения прийти в гости . Вот и все , чуде сное десятиминутное превращение закончено , все стало на свои места. На самом же деле , все далеко не так просто и понятно . Начнем с Джинни . Примечательно то , что она одета в вербл южье п альто , которое встречается в “Де вяти рассказах” два раза : его также носила Элоиза в рассказе “Лапа-растяпа” . Это для Селинджера – признак роскоши , глупой , ра сточительной , и , безусловно , присутствие такой детали туалета подчеркивает далеко не самые приятны е и ценимые автором чел овеческие качества ее обладателя . К тому ж е , эта мелочность и глупая , мешающая черта Джинни – нежелание уступить и понять , эгоизм и неоспоримая уверенность в своей правоте подчеркнуты автором при передаче е е речи – об этом говорит об и лие в авторских комментариях “зло” , “о трезала” , “иногда готова была убить” , “оборвал а” . Но , попав в неожиданную , новую и не знакомую ей обстановку , Джинни теряется . Тольк о еще услышав голос брата Селины , она “скрестила длинные ноги , обдернула на коленка х в ерблюжье пальто и стала ждать” , совершенно так же , как повела бы себя любая девочка ее возраста с такой же самооценкой (о ее завышенной самооценке гов орится еще в начале рассказа – она с читала Селину , да и многих девочек в ш коле “тусклячками” ). Но Фрэнкли н (имя брата Селины произносит только его друг , пришедший немного позже ) ошарашивает и п отрясает Джинни , делая то , что совершенно не соответствует стереотипу обычного молодого человека . Сначала пораженной его излияниями Джинни кажется , что он – просто “лоп у х” , но выясняется , что он знак ом с ее старшей сестрой , тем более , он осмеливается говорить о ней совершенно п ринижающие и обидные вещи . Конечно , человек , говорящий гадости о сестре , которую Джинни сама считает воображалой (что дает понять автор ) автоматич е ски поднимается в ее глазах и “лопухом” быть уже не может . Этот загадочный , непонятный молодой ч еловек все больше интригует Джинни : при вс ех своих “достоинствах” , она , конечно , как и любая девочка ее возраста , очень любозна тельна . Она никогда раньше не го в орила всерьез о том , чем лучше пом азать порезанный палец , не утешала разуверивш егося в своем выздоровлении “тяжело раненого” и не видела человека , работавшего на авиационном заводе . Но Фрэнклин уходит бриться , и Джинни остается в обществе совершенно друго го человека – его друга . В нем есть что-то от Фрэнклина , наверное , сумбурный сти ль его речи , свойственный почти все молоды м людям , но девочкам незнакомый , но в о стальном он очень сильно от него отличает ся . Он ближе Джинни , поэтому он так мал о ее интересуе т . Он сразу оценив ает ее верблюжье пальто , на существование которого Фрэнклин не обратил ни малейшего внимания , и находит приятной для разговора темой место его приобретения . Собственно , вся беседа проходит в хвастовстве : Селинджер даже особо выделяет слов а “кач ественную” , “шарм” , которые , сладкой патокой ис ходя из уст молодого человека , просто не могут не очаровать девушку . Друг брата делает то , чего Джинни привычно ожидает от всех молодых людей , если они , конечно , не “лопухи” : он непринужденно и вполне пр и вычно начинает за ней ухажи вать . Еще одна черта характера Джинни раск рывается как раз в ее предпочтении : брат Селины с его необычной внешностью , странн ыми словами , непонятный , незнакомый и непредск азуемый привлекает ее гораздо больше , чем аккуратный , выбр и тый , с правильными чертами лица и опрятно одетый , умеющий поддержать разговор на уровне , галантный и не чертыхающийся , понятный и обычный его друг . Эта черта – любопытство , жажда пе ремен и вообще всего нового . Но , даже н агражденная такой чертой , Джинни не становится любимее автором : сэндвич с курицей , который ей по доброте душевной вр учил Фрэнклин и который она , не найдя урны , положила в карман пальто , Джинни не находит сил выбросить . Точно так же , к ак не могла выбросить мертвого цыпленка и з своей мусорной корзинки . Так пор ой не поднимается рука выбросить хлам , сов ершенно ненужный и только собирающий пыль . Она словно оставила этот сэндвич на па мять – такое уж у нее извращенное пр едставление о памяти. О войне здесь говорит Фрэнклин – как о чем-то совершенно н енужном , гл упом и бессмысленном . “В следующий раз буд ем воевать с эскимосами” - говорит он Джин ни , но она , конечно , его не поняла . Джин ни своей фразой о том , что Фрэнклина в се равно не возьмут на войну , смущает и огорчает его , как будто его неспособност ь в оевать – какой-то большой не достаток . Из этого становится ясно , что Се линджер , каким бы странным и необычным не считал он Фрэнклина , к нему (единственном у , похоже , во всем рассказе ) испытывает сим патию . Он – нормальный человек в этом сытом мире роскоши , с а молюбия и эгоизма . Джинни же не может вызвать а вторской симпатии даже своим отказом от д енег и уж тем более этим фальшивым и глупым – как раз в ее стиле – оставлением “на память” сэндвича из рук Фрэнклина. В двух рассказах – “Голубой период де Домье-Смита” и “И эти губы , и глаза зеленые…” нет и следа войны . В них – вечная Селинджеровская “тоска по неподдельности” “Селинджер : то ска по неподдельности” статья А . Зверева , которая в “Голубом периоде де Домье-Смита” отличается своей отчаянной неудовлетворенностью . Главный герой рассказа , псевдоним которого – де Домье-Смит – ст ановится единственным способом его как-то наз ывать , потому что имени автор ему не д ал , хороший художник , видевший только в тв орче с тве свою жизнь , совсем ребено к характером и своими поступками , живой , я ркий , подвижный , деятельный и неугомонный , он жаждет буквально всего . Он чем-то напоминает Холдена Колфилда из “Над пропастью во ржи” , - может быть , своим неугасающим желание м все испы т ать , впечатлительностью и поиском новых впечатлений . Но этот по иск все время натыкается на преграду , прак тически непреодолимую , из окружающих его взро слых , совершенно противоположных ему во всем людей . Жизнь жестока к нему вдвойне : с начала , счастливый сво и м практически первым жизненным достижением – поступлением на работу , он наталкивается на прагматичн ых , совершенно не похожих на людей искусст ва , художников – мосье Йошото и его ж ену . Затем , уже привыкнув к царящей вокруг него эмоциональной тишине , он вдру г находит в ней оазис света – пи сьмо сестры Ирмы , и , что самое главное , ее рисунки . Он , казалось бы , в восторге от ее манеры рисовать : она ничем не похожа на взрослых , жизнь в монастыре каж ется ему консервацией детской непосредственности и безыскусственнос т и , а сама сестра Ирма – воплощенной мечтой . Новые ч увства окрыляют его , он кажется влюбленным в сестру Ирму , но эта его придуманная влюбленность вызвана , скорее , не самой сестр ой Ирмой , или ее рисунками , сколько жаждой испытывать восхищение , окрыление , во с торгаться чем-то . Его чувства безответны : это подтверждает ответное письмо от настоя теля монастыря . Они так и останутся “голуб ым периодом” , к которому каждый раз он будет возвращаться в воспоминаниях как к лучшему , что с ним приключилось в жизни. Этот эксц ентричный , чувственный молод ой человек , конечно , симпатичен автору , но , вместе с тем , все , что исходит из уст героя , весьма иронично окрашено , даже в названии рассказа сквозит насмешка . Речь ге роя , словно показывая его ум и образованно сть , автор наполнил з вучностью , краси выми оборотами и необычайной выразительностью . Причем , так как повествование ведется от первого лица , получается , что герой сам находит себя , свои действия , да и всю с вою жизнь явлением довольно забавным . Нет вещи , которая бы его огорчала, кром е разве только безответности собственных чувс тв и обилия в окружающих людях черт , п ротивоположных всему , чем восхищает и притяги вает его сестра Ирма . Неуклюжая , надуманная сентиментальность Бемби – одной его учени цы и ее поражающее сходство с остальны м и его учениками ввергает героя в полнейший ужас и недоумение . Сестра И рма для него – недостижимый для других , да и для него самого , идеал честности , неподдельности и детской чистоты. Текст представляет из себя монолог без прямой речи , за исключением вступ ления , где слово дается Бобби – отчиму героя – и его подруге . Самое главное – письмо сестры Ирмы , которому предшествов ало общение с семьей Йошото , - передается н ам исключительно словами автора , пропущенное через призму его понимания и окрашенное в цвет , п ридуманный им . Поэтому ге роев довольно легко можно охарактеризовать (к роме , конечно , сестры Ирмы , которая остается загадкой ). Де Домье-Смит , как уже говорилось , живой и подвижный молодой человек – полная противоположность тихой , почтенной и , как кажется , с овершенно застывшей во времени , статичной чете Йошото . Конечно , герой не понимает их , но это непонима ние выражено в обычной для него ироничной форме . Попытки сделать себя взрослым , пре дставительным в глазах окружающий и тем с амым поднять свой престиж , ока з али сь тщетными , несмотря даже на костюм , кото рый самому герою казался верхом элегантности . Де Домье Смит навсегда , наверное , останет ся ребенком и проведет свою жизнь в п оиске сестры Ирмы , вознесенной им до небес и превращенной в голубую мечту. Кажется , как будто рассказ “И эт и губы , и глаза зеленые…” автор создал в некоем музыкальном порыве , в настроении восхищения всем , что способны подарить чело веку органы осязания , обоняния и слуха . Об илие определительных , прилагательных , уточнений ка к будто призваны ут о лить самые изощренные потребности истинного гурмана . В этом восхищающем поклонении деталям автор похож на часовщика , кропотливо и искусно н аходящего место каждому винтику и колесику и заставляющего удивительным , только ему са мому понятным образом , все вра щ ать ся и работать . Благодаря именно кропотливости , отсутствию чего-либо лишнего , неуместного , ком ната и двое людей возникают , словно живые , и дальнейший телефонный диалог , занимающий собой все пространство рассказа , связывается читателем , прежде всего , с о б ста новкой именно этой комнаты . Умышленно , или же чисто интуитивно , автор показывает лишь комнату , где сидят двое ; позвонивший остаетс я лишь бестелесным голосом в телефонной т рубке , тоже принадлежащей этой комнате . Его звонок все нарушает : исчезает тягучес т ь , замедленное деталями и описаниями д ействие становится динамичным , чувство покоя , задумчивости и дремоты заменяются взбудораженнос тью , напористостью ; голос в трубке “какой-то безжизненный” (как говорит автор ), он заменя ет собой тихую , полную чувств , жиз н ь этой сонной комнаты , какой она б ыла до звонка . Этот рассказ построен на психологии , в заимоотношении характеров . На искреннее выплескив ание Артуром чувств , Ли отвечает продуманной , искусной ложью , причем читатель может ли шь предполагать , во имя чего она : т о ли Джоанна , которую Ли покрывает , действ ительно заслуживает этой лжи , то ли лгать “седовласого” заставляют его личные мотивы , такие , как , например , любовь . Но искренност ь речи Артура склоняет ко второму . В этом разговоре один , доведенный до отчаяния н еизвестностью и беспокойством , пытается найти утешение у того , который все знает , скрывая это свое знание , и лжет . Артур , как мне кажется , действительн о любит Джоанну , даже теряя ее , в полуб езумной попытке освободиться от нее говоря обидные о ней вещи и о б ещая забыть ее , не может удержать идущие о т сердца , искренние и чистые чувства , кото рые , иногда меняя тон разговора на нежный и тронутый болью . Действительно , он очень хорошо понимает , что они не подходят друг другу , он пытается убедить себя , что не любит ее , да и как можн о ее любить – она ведь жалкое , глупое существо , - но воспоминания , мелкие трогательны е детали , запоминающиеся лучше всего (именно такие детали у Селинджера – признак д ействительно глубоких и откровенных чувств ) к рушат все его попытки убит ь в себе любовь . Наверное , Джоанна действительно недостойна такой любви , она и правда вс ех мужчин , независимо от их возраста , вида и характера называет “ужасно симпатичными” , но не любить ее Артур не может . И тем более странным кажется конец рассказа , где Артур совершенно неожиданно начинает врать , меняя все принятые решени я на противоположные . Остается только догадыв аться , какие причины побудили его так пост упить . Первое приходящее в голову – может быть , он сошел с ума ? Просто не вы держал беспокойства , на п ряжения , своих странных мыслей ? Но это было бы слишк ом просто , скорее , он успокоился , обдумал в се , наверное даже , ему стало стыдно перед Ли за такое бурное и откровенное изл ияние чувств , может , он действительно был уверен в том , что Джоанна вернется , или е му очень этого хотелось , и он решил предвосхитить ее возвращение , да и просто оправдать себя перед Ли . Люди часто говорят , что у них все хорошо , ко гда все далеко не так . Но зачем скрыва ть истинные чувства от близких , понимающих людей ? Неужели Ли мог за не с колько минут перестать быть для Артур а близким человеком , перед которым он так раскрылся , и стать чужим , человеком , котор ому никогда не признаешься в истинном пол ожении вещей , если оно плохое ? Джоанна , сидящая рядом с Ли , весь р ассказ не перестает быть для автора “женщиной” - он даже не назвал ее ни р азу по имени . Но , очевидно , именно о не й шел разговор . Нежность , которая до разго вора наполняет комнату , улетучивается с его завершением . Джоанна , представшая перед нами в совершенно другом обличье , чем во вре м я любвеобильной речи Артура , откр овенно льстит Ли , играя в какую-то свою тонкую психологическую игру . “Боже мой , я чувствую себя настоящей дрянью…” - произносит она , разве возможно поверить в искренность этого заявления ? Но “седовласый верит” , е го Джоанна околдовала , вероятно , так же , как и Артура своей темной синевой глаз . Джоанна – своеобразная пародия на ре бенка , она скорее инфантильна , чем действитель но непосредственна и непредсказуема . Она игра ет с людьми , и судя по всему , это е динственное , что забавл яет ее в жизни . Ничего не может быть хуже для Селинд жеровского персонажа , чем когда автор изображ ает его как пародию , а тем более – пародию на ребенка . Артур же действительно считает Джоанну ребенком , он не видит притворства , легко давая себя обмануть . В э том рассказе нет ни одного п ерсонажа , к которому автор действительно испы тывал бы симпатию . Даже Артуру , к которому , казалось бы , можно относиться с жалостью , он не может простить его заблуждений. Не бывает однозначных суждений , так же , как не бывает едино й правды . И если говорить о правильности и ошибочности чьих-то оценок и мнений , то нельзя пол агаться на выбранный , возможно , интуитивно , или же продуманно , путь , если ему нет альт ернативы . Неизвестно , что значит для автора его произведение , все наши оценк и , сравнения и мысли по этому поводу могут рассматриваться только как сугубо индивидуальное мнение – не более того . Он и могут быть близки авторским , но даже степень их близости никто не способен определить однозначно . Селинджер – один из самых неоднознач ны х авторов из мне знакомых . Он ма скирует свои чувства , что дает в его п роизведениях огромный разгул фантазии . Любая деталь значительна , упустить ее – значит не понять . Ведь главное – не проанализир овать поступки героя , не увидеть в его характере какую-то п оказательную черт у , главное – понять , почему автор награди л своего героя всем , что у него есть . Особенно это касается именно творчества Се линджера , и самое главное достоинство любого его произведения – не его новшество , не язык , которым оно написано , не и д еалы и не художественная выразит ельность , главное – что в них есть ча сть самого автора . И если все действительн о обстоит именно так , то во всем вышен аписанном нет никакого смысла . Так почему бы не заняться его поисками ?..
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Крутая физматшкола.
8 класс.
Раздевалка мальчиков. Меряются пиписьками.
По ошибке залетает близорукая отличница Машенька, приглядывается, фыркает - У меня все равно больше!!!
Мальчики вокруг: КАК ЭТО?? у тебя же и нет ничего???
Машенька - А ПО МОДУЛЮ!!!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по литературе ""Девять рассказов", Селинджер", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru