Реферат: Эстетика как наука - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Эстетика как наука

Банк рефератов / Искусство и культура

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 55 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

37 МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БЕЛГОРОДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ Кафедра гуманитарных и соц иально-экономических дисциплин Дисциплина: Эстетическая культура сотрудников ОВД РЕФЕРАТ по теме : «Введение (Эстетика как наука)» П одготовил: Преподаватель кафедры Рубцов П.И. Белг ород – 2008 План Вступительная часть 1. Объект, предмет эстетики и ее место в системе наук. Становление эстетики как науки. 2. Эстетическое отношение к действительности. Заключительная часть (подведение итогов) Литература: I. Основная 1. Борев Ю. Эстетика. – М., 1988. 2. Зеленов Л.А., Куликов Т.И. Методологические проблемы э стет и к и. – М., 1982. II. Дополнительная 1. Вопросы истории и теории э стетики /Под ред. М.Н. Афасишева. – М., 1975. 2. Столович Л.Н. Красота. Добро. Истина. Очерк истории эст етич е с кой аксиологии. – М., 1994. Введение Изу чение курса «Эстетическая культура сотрудников органов внутре н них дел» необ ходимо предварить пониманием сущности эстетической кул ь туры. В самом обще м виде эстетическую культуру можно определить как специализированную часть культуры общества, характеризующую его с о стояние с точки з рения его способности обеспечивать развитие искусства и эстетических отношений в окружающем мире. Эстетическую культуру следует отличать от культуры художественной, ко торая представляет собой совокупность художественных ценностей, а та к же исто рически определенную систему их воспроизводства и функционир о вания в общес тве. Последняя (то есть художественная культура) является ч а стью эстетическ ой культуры. Наш курс мы начнем с рассмотрения эстетики. Эстетика как раздел ф и лософского з нания выполняет роль теоретико-методологической основы э с тетической куль туры как общества в целом, так и отдельной личности. Вопрос №1. Объект, предмет эстетики и ее место в системе наук. Становление эсте тики как науки Приступ ая к изучению эстетики, следует иметь в виду, что это искл ю чительно свое образная наука, исследующая уникальные как по своему с о держанию, так и по форме духовные ценности. Сам термин «эстетика» (образованный от г реческого «aisthetikos» — «чувственный, относящийся к чувственному восприятию »), впервые был введен в научный обиход в XVIII столетии немецким просветител ем Але к сандром Баумгартеном (1735 год). В истории эстетической мысли издавна из вестны, например, два по д хода к красоте, ярко изображенные Платоном в его диа логе «Гиппий Бол ь ший» ( приводится по: П латон. Собр-е соч. В 4 т. – Т.1. – М., 1990. – С.392-398. ). Од ин из них (выраженный в позиции платоновского Гиппия) пытается ответить на вопрос: «Что прекрасно?» и перечисляет определенные вещи, охарактериз ованные таким образом. Другой (в облике Сократа) ставит пр о блему иначе: «Ч то есть прекрасное?», то есть пытается выяснить сущность красоты, а значи т, переводит сам этот вопрос в русло философского взгляда на него. Здесь, собственно, обозначены подходы, имеющие, на наш взгляд, по меньшей мере равное право на существование, в которых выражен ы две ст о роны диалектич еского единства сущности и явления, внутреннего и внешн е го, единичного и общего, необходи мого и случайного, в равной мере свойс т венных красоте и понятию «прекрасного». Нам представляется, что первая линия («что прекрасно?») разрабат ы валась преимущественно в пра ктике мировой художественной культуры, формировалась в ходе непосредс твенного эстетического опыта человечества, в зримых, реальных проявлен иях человеческой культуры. Вторая линия («что есть прекрасное?»), думаетс я, в большей степени характерна для филосо ф ского либо системного, теоретического мышления, т яготеет к философии, создавая с ее помощью на основе и с использованием с обственно эстетич е ско й проблематики своеобразную «философию прекрасного». Поскольку дать исчерпывающий ответ о предмете эстети ки (так же как и о предмете любой другой науки) с самого начала невозможно, ограничимся сперва предварительным определением, в котором обозначим границы да н ной науки. Эстетику в самом общем значении этого слова мож но определить как науку о прекрасном во всех его проявлениях и модификац иях, об эстетич е ском отношении человека к действительности, котор ое реализуется как в его сознании, так и в разнообразных сферах практиче ской деятельности. В дальнейшем мы постараемся конкретизировать это определение, н а полнить ег о реальным содержанием. Обратим внимание на один из парадоксов э стетики, состоящий в том, что ее проблематика сложилась задолго до «офиц иального признания» эст е тики наукой. Эстетические проблемы возникли и разв ивались в лоне духо в ной культуры человечества в качестве составных мо ментов философии, б о гословия, литературы, искусствоведения, житейской практики людей — в области материального производства, социально-поли тических отношений, в сфере быта и других сферах практической деятельно сти. Однако лишь в XVIII столетии эстетика обрела , наконец, статус сам о стоятельной научной дисциплины. Что же конкретно изучает эстетика, каков ее предмет? В истор ии эст е тической мысли, в соврем енной литературе можно найти немало различных определений этой науки. П о мнению известного эстетика Ю. Борева, «пре д метом эстетики является весь мир, рассматриваемый с точки з рения значим о сти, ценности его явлений для человечества» (Борев Ю. Эстетика. - М., 1988. С.9). В самом деле, эстетика не обходит своим внимание м ни одну из обла с тей человеческой жизнедеятельности. Однако, это оп ределение, на наш взгляд, нуждается в уточнении. Весь мир является не предметом, но объе к том изучения эстет ики, в качестве же предмета эстетики выступают ос о бые свойства м ира и определенные отношения, возникающие между миром и человеком в ходе их взаимодействия. Содержание предмета эстетики определяе тся кругом тех проблем, к о торые исследует данная наука. Вкратце перечислим о сновные из них. Эстетическое отношение человека к дей ствительности, его су щ ность, возникновение, анализ разнообразных под ходов к решению этой пр о блемы. Эстетическая деятельность человека, ее смысл и специфические пр и знаки, основные сферы (труд, материальное производс тво, социально-политические, семейно-бытовые отношения, поведение и обще ние, игра, и с кусство и прочее). Эстетическое сознание человека, его структу ра (эстетическая потре б ность, эстетическая эмоция, эстетическое чувство, э стетический вкус, эстет и ческий идеал), особенности функционирования и разв ития. Основные категории эстетики, прекрасное и безобразное, возвыше н ное и низменно е, трагическое и комическое, эстетическое и художественное и др., эволюци я их содержания, особенности использования в различных «э с тетических ко нтекстах». Искусство, художественная деятельност ь человека во всем ее мног о образии (эстет ические и социальные особенности, основные функции, сист е ма и виды искус ства, особенности художественного творчества и эстетич е ского восприя тия произведений искусства и пр.). Эстетическая культура личности и обще ства (культура поведения и общения, эстет ический потенциал личности и общества и др.). История эстетических учений, современ ные эстетические концепции, возникновен ие и развитие представлений о красоте в различные историч е ские эпохи, фор мирование концепций эстетического, их взаимодействие, м е сто в системе д уховных ценностей человека. Таков приблизительно круг основных вопросов, в своей совок упности составляющих «предметное поле» эстетической науки. Связь эстетики с другими науками Надо иметь в виду, что в эстетической проб лематике важное место о т водится вопросам методологии эстетического позна ния и деятельности, а также связям и взаимодействию эстетики с другими д уховными ценностями человека. Связь эстетики с философией , ее философскую природу «выдает» и сам категориаль ный аппарат эстетической науки, в котором широко испол ь зуются такие ф илософские категории как «объективное» и «субъективное», «содержание» и «форма», «прогресс» и «регресс» и ряд других категорий. Конечно, не следует, в буквальном смысле отождествлять эстетику с философией. И та, и другая сферы духовной жизни человека сохра няют свою специфику. Речь идет лишь о таком взаимодействии их, которое фо рмирует определенный способ как философского, так и эстетического миро ощущ е ния. Философия, в частност и, «вооружает» эстетику системным подходом, помогает рассматривать эст етические объекты, как определенную целос т ность, обладающую теми или иными специфически эстетически ми особенн о стями. В свою очередь, эстетика помогает философии фор мировать униве р сальное представление о человеке, его возможностя х, раскрывает внутре н нюю гармонию мира человека, указывает на творчески й характер всех сторон его жизнедеятельности, возможности их преобразо вания по законам красоты. В эстетике активно используются разнообразны е философские и общенау ч ные методы. Одна из важнейших особенностей эстетики состоит в ее связи с теор и ей и практик ой развития мировой художественной культуры, которая пре д ставляет собой мощный источник, питающий эстетику как идеями, мыслями, так и важнейшим конкретным материалом для анализа различных аспектов духовной деятельности человека. Эстетика п ри этом стремится выявить и и с следовать общие закономерности художественно го творчества, развития и с кусства как некоего духовного целого, устанавлива ет его связи с жизнью, с о циальной и личной практикой людей, выявляет саму сп ецифику художес т венной деятельности, понять которую крайне затруд нительно, оставаясь в пределах какого-либо одного из видов искусства. Весьма тесной является связь эстетики с психологией , которая иссл е дует и раскрывает механизмы возникновен ия, функционирования, трансфо р мации эмоций, в том числе и эстетических, лежа щих в основе постижения человеком красоты. Роль психологии в исследован ии этой проблематики столь значительна, что некоторые ученые едва ли не отождествляют эти две науки, во всяком сл учае, готовы истолковать психологию в то й ее части, к о торая связана с эстетическим, как экспериментальн ую эстетику. В основе п о добного убеждения лежит мысль о том, что наслаждени е красотой — комм у никативный процесс. Отказываясь от крайностей такого сопост авления этих наук, следует признать, что их взаимодействие действительн о чрезвычайно плодотворно для обеих сторон. Это взаимодействие эффекти вно реализуется в вопросах исследования психологии творческого процес са создания художественных ценностей, анализа самих произведений искусства, пр оцесса их эстетическ о го восприятия реципиентом (зрителем, слушателем, чи тателем). В последние десятилетия в методологию эстетики все настойчивее проник ают тенденции, связанные с эпохой научно-технической революции. Все акти внее используются в области эстетических исследований методы т а ких наук, как кибернетика, математика и пр. Это особенно характерно для таких двух обширн ых сфер эстетического, как искусство и эстетическое оформление человек ом окружающей его среды. Все активнее «вторгаются» в эстетику и методы к ибернетики. С их помощью удается моделировать нек о торые стороны процессов художественного творчества. Машины (точнее, з а ложенные в них программы) пишут музыку, сочиняют стихи, играют в ша х маты и пр. Так, в области искусства семиотика (наука о знаках и знаковых сист е мах) , например, помогает исследовать структуру х удожественного произв е дения. Закономерности знаковых систем, раскрываем ые семиотикой, позв о ляют выявить особые связи между художественными п роизведениями и их значениями (семантика), структурные отношения между э лементами обр а зующими эстетический и художественный знак (синта ктика), коммуникати в ную функцию искусства (прагматика). Семиотический а нализ уточняет с о держание и взаимосвязь таких традиционных понятий искусства, как худ о жественный образ, тип, форма, аллегория, метафора и п р. Семиотика прете н дует и на более активное участие в исследовании эст етической проблемат и ки. Как отмечал, например, Л.Н. Столович, семиотически й подход может иметь определенное значение для понимания структуры эст етических ценн о стей и эстетического к ним отношения. С тановление эстетики как науки (макроисторический анализ) История эстетической мысли начинается с осознания особого ценнос т ного качества мира, человека и плодов его деятельности, которое фи ксир о валось в образах мифологического сознания. 1 этап – синкретическая форма ценностной ориентации (первобытн о общинный стро й – VI в. до н.э.) Вопреки распространенным представлениям, эстетическое отношение чело века к миру не было с самого начала самостоятельной формой духовной деят ельности. Оно складывалось в длительном процессе развития и сове р шенствован ия общественной практики и общественного сознания, будучи первоначаль но всего лишь гранью самого древнего, не расчлененного еще типа сознани я, который можно определить как синкрет ическую форму це н ностной ориентации. Судя по самым разнообразным данным — ар хеологическим, этногр а фическим, искусствоведческим, историко-лингвистич еским, — эта архаич е ская форма общественного сознания включала в себя в диффузном виде эл е менты нравственного, религиозного, эстетического характера, которые зн а чительно позднее обособятся друг от друга и получа т сравнительно автоно м ное существование. Изначально же синкретическая ф орма ценностной ор и ентации улавливала в самом общем виде положительное и отрицательное значение для первобытного коллектива тех предметов и яв лений действ и тельности и тех собственных действий человека, кот орые играли наиболее существенную роль в его практической жизнедеятел ьности — в трудовом процессе и в процессе социальной консолидации. Перв оначальные оценки имели поэтому распл ывчато-обобщенный характер, обозначая л ишь в целом то, что «хорошо», и то, что «плохо». Подобная точка зрения сохранилась и на более поздних этапах разв и тия челове чества. Вспомним, что Библия, описывая процесс сотворения Б о гом природы, по сле каждого акта фиксирует оценку Творцом своего твор е ния: «И сказал Б ог, что это хорошо». Такая оценка выражает удовлетворение от сделанного, включающее и зарождавшееся эстетическое чувство, но имевшее гораздо бо лее широкий и разносторонний смысл. Понятия, которые приобретут позднее специфический смысл — утилитарный, этический, рел и гиозный (напри мер, «полезное» и «вредное», «доброе» и «злое», «свяще н ное» и «дьявол ьское»), употреблялись первоначально как синонимы «хор о шего» и «плохо го», применяясь самым странным для современного сознания способом: в миф ах древних народов солнце, свет именуются «добрыми», а ночь, мрак — «злым и», т.е. получают нравственную характеристику, а разн о го рода фантас тические духи оцениваются утилитарно, как «полезные» и «вредные». Вместе с тем э ти общие диффузные оценки заключали в себе, по-видимому, и эстетический о ттенок: «полезное», «доброе», «священное» о з начало одновр еменно и «красивое», а «вредное», «злое», «враждебное» чел о веку казалось «уродливым». Например, в мифе американских индейцев о Белом и Темно м, изл о женном в классическом ис следовании Э. Тэйлора о первобытной культуре, солнечный бог Иускега выст упает и как носитель всего полезного для чел о века: он научил людей добывать огонь, охотиться, выращиват ь хлеб, и как носитель добра, и как вызывающее восхищение воплощение прек расного, а лунное божество Аатаентсик олицетворяет все вредоносное для людей, сме р тельное, злое и уродл ивое. Аналогично аксиологическое содержание мифов других народов, нас е ляющих самые разные районы земного шара: индусов, бушменов, эским о с ов... Вспомним также, что в мифологии древних греков Аполлон совмещал множ ество различных функций, в их числе и функцию эстетическую. Так и в онтогенезе: в своей известной книжке «Что такое хорошо и что такое плохо» В. Маяковский точно ориентировался на ха рактер детского со з нания, для которого оценки «хорошо» и «плохо» имеют общий, недиффере н цированный характер, содержащий и начинающий форм ироваться эстетич е ский аспект, Но ребенок, подобно библейскому герою, еще не различает то, что «хорошо», и то, что «красиво». Но и более того: в детстве каждого из нас, к ак и в детстве всего челов е чества, ценностно е осмысление окружающего мира еще не отс лоилось от его познания и от проектирован ия силою воображения мира несуществующе го — оттого-то детское сознание в обеих масштабных ситуациях оперирует не абстрактно-логическими конструкциями, а художественными образами (в детстве человечества — мифологическими, в детст ве отдельного человека — сказочными). Это значит, что мы имеем тут дело, т ак сказать, с «двойным синкретизмом» — и общепсихологическим, и внутриа ксиологическим. Действительно, если мы рассмотрим то, что в современном русском языке им енуется красотой, или прекрасным (в древнерусском языке это н а зывалось лепотой — о тсюда современное «великолепный», или «красный» — скажем, «красноречи е», «красный угол», «Красная площадь», «на миру и смерть красна»; «прекрас ный» и означает «очень красивый»), то можно о т метить, что изн ачально все эти понятия не имели чисто эстетического знач е ния. Первобытн ое сознание (как и в наше время сознание ребенка) еще не различает разные а спекты ценности — «прекрасное» означало и «очень кр а сивое», и «очен ь хорошее» в том или ином смысле. Отголоски подобного п о нимания сохра нились и поныне. Мы и до сих пор говорим «прекрасная пог о да», «прекрасн ый поступок», выражаем одобрение словом «прекрасно» в смысле «хорошо» — это значит, что ценностное сознание зарождается у ч е ловека как синкретическое, недифференцированное пер еживание полож и тельного или отрицательного значения для него тех или иных явлений, пре д метов, процессов, действий 2 этап – развитие эстетических представлений в русле философского знания ( VI в. до н.э. – XVIII в. н.э.) Однако в ходе развития культуры — и культуры человечества, и кул ь туры каждо го человека — ощущение положительного или отрицательного ценностного значения расслаивалось и осознавались специфические черты нравственной ценн ости, религиозной ценности, политич еской ценности, э с тетической ценнос ти, художественной ценности; соответственно начинала осознаваться во зможность расхождения разных аспектов значения одного и того же предме та, явления, действия — вещь может быть, как выяснялось, полезной, но некр асивой, также как красивой, но бесполезной; манеры чел о века — изящны ми, а его поступки — подлыми; сам он — некрасивым, но благородным или оче нь красивым, но безнравственным; посланцем дьявола в облике обнаженной к расавицы и посвятившим себя служению Богу калекой-уродцем (можно вспомн ить, как подобные противоречия запечатлевались в искусстве — в среднев ековой живописи на мифологические темы, в контр а стных образах королей и шутов у Д. Веласкеса, в противопоставлении Кв а зимодо и Феба в «Соборе Парижской богоматери» В. Гюго или Пьера Без у хова и Анатоля Курагина, Наташи и Элен в романе Л.Н. Толстого «Война и мир»). Вместе с тем процесс осознания отличия к расоты от пользы, добра, священности, истинности был связан с пониманием того, что в разных сф е рах бытия и культуры красота проявляется особенны м образом: например, красота архитектурного сооружения имеет совершенн о иную структуру, чем красота горного ландшафта, красота звездного неба совсем не похожа на кр а соту человеческого тела, а красота создаваемой рем еслом вещи — на красоту растения или животного — потому-то природные ф ормы, попадая в искусс т во, радикально изменялись, как это можно увидеть в о блике капителей дре в неегипетских и греческих храмов, в растительных и з ооморфных орнаментах у всех народов земного шара, в фольклорных изображ ениях растений, ж и вотных, человека... Но уже пифагорейцы, а вслед за ними Платон стали искать те черты красоты, к оторые являются общими, инвариантными для всех ее конкретных и бесконечно разно образных проявлений, желая понять, что представляет с о бой красота как таковая. Подобная постановка вопроса и оказалась собс т венно фи лософской, ибо цель ее не выявление специфических приемов де я тельности люд ей, стремящихся создавать красивые формы в той или иной области деятельн ости или же способность наслаждаться ими в той или иной области искусств а, практической жизни, общения с природой, но постижение самой сущности красоты, в каких бы конкретных формах она ни проявл я лась. 3 этап – выделение эстетики в самостоятельную науку ( XVIII в. – н а стоящее время) Дальнейший ход развития культуры привел к тому, что потребность познани я сущности красоты заставляла обращаться к помощи разных наук, каждая из которых открывала какую-то сторону ее сложного, многогранного существо вания, функционирования и развития: так в XIX в. вычленился пс и хологический подход к изучению красоты, социологический, педагогич е ский, а в XX в. — и математический, и кибернетический, и теоретико-информационный, и культу рологический... Но хотя все эти подходы выявляют, и часто весьма успешно, разные грани цел остного бытия, функционирования и развития эстетических ценн о стей, они не способны, по самой их научной природе, осуществить целос т ный анализ эстетического как такового; между тем, потребность в таком анализе сохра няется в культуре, а удовлетворить ее способен только фил о софский подход, философский уровень обобщения, который и свойствен э с тетике в собст венном и точном смысле этого понятия. Оттого появление всех частнонаучн ых «эстетик» не привело к ликвидации эстетики философской, а лишь обогат ило спектр наук, изучающих эту сферу культуры. И еще один фактор сыграл тут существенну ю роль — постепенное расширение предм ета эстетики: если еще в начале прошлого в ека ее опр е деляли обычно как философию красоты, то сейчас она р ассматривается как наука о природе и за кономерностях эстетического освоения действител ь ности, ибо выяснилось, что «эстетосфера» не сводитс я к одной только крас о те, но охватывает широкий спектр ценностных свойст в реального мира и его художественного удвоения в творениях искусства — и возвышенное, и тр а гическое, и комиче ское, и разнообразные их модификации, сплетения и вза и мопереходы. Перед современной эстетикой возникла в этой связи важная и чрезв ы чайно инте ресная проблема строения эстетосферы культуры и закономерн о стей ее истори ческого развития — проблема, решение которой доступно только философс кому на нее взгляду. Аналогично в методологическом отношени и сложился эстетический подход к изуче нию искусства. Отмечу, прежде всего, что э стетику уже с древнейших времен стали интересовать в культуре те особен ности человеч е ской деятельности, которые обозначаются разными з начениями одного и т о го же слова «искусство»: оно обозначает ведь и высокую степень мастерс т ва во всех сф ерах деятельности людей (мы говорим о вое нном искусстве и дипломатическом искусстве, об искусстве хирурга, вирту озно делающего сложнейшие операции, и о шахматном искусстве), но то же сло во обозначает и специфическую область творческой деятельности, которая создает х у дожественны е произведения — поэтические, музыкаль ные, сценические, пластические и т.п.; вместе с тем в часто употребляющемся выражении «л и тература и искусство» последний термин имеет еще б олее узкий смысл. Хотя эстетическая ценность присуща всему, что мы называем «иску с ством», пос кольку красота есть следствие искусности во всем, что бы чел о век ни делал, и органически присуща всем формам художественного творч е ства, к нему эст етика проявляет специальный интерес. Ряд авторов полагают, что эстетика изучает только искусство как наиболее последовательное выр а жение идеи пре красного, хотя на самом деле это не совсем точно. В истории культуры эта его сфера издавна и по сей день привлекает внимание целого спектра научных дисциплин, так и называющихся искусс т воведческим и. Каждая из них изучает определенный вид искусства (литер а туру, музыку, театр и все другие или целую группу иск усств — изобраз и тельные, сценические и т.п.) в двух плоскостях: исторической и теоретич е ской. Теоретическое изучение каждой конкретной в етви художественно-творческой деятельности непосредственно соприкас ается с изучением иску с ства эстетикой, и нередко, как уже отмечалось, после дняя развивалась в н е драх теории отдельных искусств. Однако такое теоре тическое исследование только тогда приобретает эстетический масштаб, когда его проблематика в ы ходит за пределы особенностей данного вида искусс тва (или данного семе й ства искусств), восходя на тот горизонт, на котором н аходят общие законы художественного освоения человеком мира, а затем и их специфические пр о явления в данной конкретной области искусства, — т ак вошли в историю э с тетики «Поэтика» Аристотеля, «Трактат о живописи» Леонардо да Винчи, «О музыкально-прекрасном» Э. Ганслика, ибо коренное от личие эстетической теории, которое и придает ей философский характер, со стоит в том, что предметом ее рассмотрения является целостное бытие искусства в культуре, т.е. сама сущность художественной деятельности и вы текающие из нее ди ф ференцирующие силы, превращающие искусство в мир искусств (законы морфологии искусства). Точно так же, как эстетосфера культуры ст ановилась предметом изуч е ния разных конкретных наук, и художественная де ятельность входила в поле зрения широкого круга наук, поскольку они нахо дили в искусстве проявл е ние изучающихся ими сил и процессов; при этом оказыв ался возможным двоякий масштаб исследования — видовой, ограничив авший психологию и с кусства, социологию искусства, семиотику искусств а каким-то одним видом художественного творчества, и общеэстетический, т.е. предполагающий рассмотрение данных свойств и процессов во всех иску сствах. Понятно, что во втором случае эти науки непосредственно соприкас аются с эстетикой, но остаются принципиально от нее отличными формами ко нкретно-научного знания — именно потому, что каждая рассматривает их об щий с эстетикой объект в какой-то одной плоскости, тогда как задача эстетики сос тоит в том, чтобы «видеть» эстетическое отношение в искусстве в его многосторонней целостности. Такое «видение» не может возникнуть из п ростого суммирования той информации, которую добывают конкретные наук и, только философское мышление эстетики способно теоретически смодели ровать эту целостность. А это означает, что осмыслению подлежат здесь не произведения искусства сами по себе, и не психология творчества данного художника, или мастеров данного вида искусства, или вообще Художника, и н е социальная детерм и нация его творчества, и не причудливая история восп риятия, оценки и пер е оценки его произведений и т.п., а закономерности всего процесса порожд е ния художест венных ценностей, их образных содержате льно-формальных характеристик, их реактивации в ходе сотворческого вос приятия — переж и вания — осмысления произведений искусства, их рол и в формировании со з нания личности и в истории культуры. Особое место и специфические функции ис кусства в культуре обусло в ливают взаимоотношения наук, изучающих культур у и искусство. Вопрос №2. Эстетическое отношение к дейст вительности Место эстетического отношения в системе взаимодей ствия чел о века с ок ружающим миром Человек вступает в различные по своему характе ру отношения с окр у жающим миром, другими людьми. Среди наиболее важных и постоянных о т ношений можно выделить, как минимум, следующие. 1. Практическое (утилитарное), основанное на использовании; «п о треблении» человеком, другой стороны, объекта отно шения для реализации своих жизненно важных потребностей через посредс тво «распредмечив а ния», «расчленения» этого объекта. 2. Познавательное, связанное с постижение м свойства объекта, форм и рованием знания о нем; 3. Ценностное, смысл которого состоит в вы явлении значимости объе к та для человека. Ценность характеризует объект по отноше нию к субъекту (в смысле его значимости для этого субъекта). В таком случае значимость объекта как бы обогащается содержанием и характером действ ий субъекта эстетического отношения. Мир ценностей выступает как мир ку льтуры в самом широком смысле слова. Эстетическое отношение человека к действительности складывалось в нед рах ценностного сознания. Его статус не гносеологический, а аксиологич е ский, что означает прекрасное, возвышенное и т.п. — не знания, а ценности, и их во сприятие — проявление ценностно-осмы сляющей мир деятельности человеческого сознания, а не его познавательной активности. Ценность и ценностная оцен ка (иногда говорят — «отнесение к це н ности», ибо «оценка» может иметь и иной, чисто познавательный, характер, наприме р, оценка правильности решения математической задачи или экзам е национная оценка знаний студента) являются двумя полюсами единого суб ъ ектно-объектн ого отношения: на одном полюсе находится объект в его о т ношении к субъекту (отношении значен ия), а на другом — отношение суб ъ екта к данному объекту (отношение осмысл ения). Иначе говоря, ценностью, в частност и эстетической, является не объект в его «в-себе и для-себя-бытии», а «субъ ективированный объект», и потому отнесение к ценности, или ценностная оц енка, есть акт выявления этой субъективации. Поскольку субъектная позиц ия, как мы помним, представляет каждого субъекта в его особенностях, отли чающих его не только от объектов его деятельности, но и от всех других суб ъектов, т.е. раскрывающая его уникальнос ть — идет ли речь об индивидуальном субъ екте или совокупном (нации, сословии, классе, политической партии или про фессиональном коллективе и т.п.), постольку ценностное сознание каждого субъекта, в частности, эстетическое, не может не отличаться от систем цен ностей других субъектов. Разумеется, между истиной и ценностью существуют разнопланные взаимод ействия, но о бщими для знаний и ценнос тных позиций является: 1. их происхождение и формы функционирования в культуре: и те и другие зарождаются в обыденн ом сознании людей и направляют оттуда п о вседневное по ведение человека; 2. в ходе исторического развития к ультуры и те, и другие поднимаю т ся на уровень специализированной и професси онализированной деятельн о сти в одном случае — в науке, в другом — в идеологии. Вместе с тем, следует обратить внимание на ра зличие знаний и ценн о стей. 1. Их принципиально е различие, различие их модальности, состоит в том, что одна есть отражени е межобъектных отношений, а другая — отн о шений объекта и субъекта, потому истина остается истиной общезначимой, тогд а как ценности релятивны, обусловлены специфическим для каждого субъек та кругом его интересов, взглядов, воззрений и устремлений (субъе к том может з десь быть и конкретный индивид, и та или иная социальная группа, и совокуп ный субъект самого крупного масштаба — человечество). 2. По этой причине история ценност ного сознания человечества сущ е ственно отличается от истории его познавате льной деятельности: ее развитие кумуля тивно (накопительно), а развитие эстетиче ского сознания и всех форм идеологии протекает в противоборстве ценностных позиций разных субъе к тов, и современных друг другу, и друг друга сменяющих, что приводит к п о стоянной переоценке ценностей. 3. Потому и проблема объективност и имеет разный смысл в гносеол о гии и в аксиологии: объективность истины определяет ся мерой соответствия знания объекту, а объективность ценности — мерой с оответствия ценнос т ных суждений индивида ценностным позициям совокуп ного социокульту р ного субъекта: так, теорема Пифагора истинна для все го человечества, а оценка красоты человека, утверждавшаяся пифагорейца ми, была истинной для греков классической эпохи, переставала быть таково й в эпоху эллинизма и объявлялась ложной в Средние века. В нашей философской литературе познавательная деятельность изуч е на очень хорош о, глубоко и обстоятельно, то деятельность ценностно-ориентационная до с их пор не стала предметом специального и серьезного теоретического исс ледования, оттого сама сущность ценности и ценностного отношения тракт уется весьма и весьма различно. Особенностью ценности как таковой и всех ее разновидностей — нравственной, эстетической, рел и гиозной, полит ической, художественной — состоит в том, что она есть зн а чение объекта для субъекта. Поэтому неправомерно распространенное не только среди бухгалтеров, но и среди не слишком строго рассуждающих ф илософов понятие "матер и альные ценности" — материальным может быть носитель це нности, но не она сама, ибо она есть значе ние данного предмета для субъекта; непра воме р но распространенное отнесение к классу ценностей и гласно бытующей с XVIII в. триаде «истина, добро, красота», ибо если добро и красота по своей природе суть ценности, то истина есть аде кватное отражение объективной реальнос ти нашим сознанием (разумеется, более или менее относительное), она есть знание, а не ценность, т.е. природа ее гнос еологическая, а не акси о логическая Именно к этому последнему преимущественно и относитс я эстетич е ское отношение челов ека к действительности: Следует заметить, что в самом процессе функциони рования эстетического, можно обнаружить моменты и практического, и позн авательного видов отношений, однако сущностной х а рактеристикой данного отношения все же является акс иологическая или це н ностная на правленность этого отношения. Возникновение и сущность эстетического отношения человека к действительности. Как возникло эстетическое отношение человека к действительности? Вокруг этого вопроса велись, а нередко и теперь еще пр одолжаются весьма оживленные споры. Одной из точек зрения на эту проблему явл яется религиозная , которая саму способность человека к наслаждению к расотой рассматривает как б о жий дар, полученный человеком от Бога вместе с бе ссмертной душой. Начиная с XIX столетия, широкое хождение имеет также биологич е ск ая концепция происхождения прекрасного, в рамках кот орой красота, э с тетическое чув ство рассматриваются как дар природы, как естественное свойство живого существа. Здесь пионером стал Ч. Дарвин. «Чувство крас о ты», как говорил этот великий ученый, ун аследовано человеком от живо т н ых. В своем классическом сочинении «Происхождение человека и половой по дбор» Дарвин, опираясь на свои многочисленные и разнообразные набл ю дения, заключил, что это чувство во обще нет оснований считать исключ и тельной особенностью человека, «поскольку одни и те же цвета и звуки нр а вятся нам и низшим жив отным»; более того, «у дикарей эстетические пон я тия развиты менее, чем у иных низших животных, например, у птиц». Суждения эти подкреплялись многочисленными примерами: самцы птиц «нам еренно распускают свои перья и щеголяют яркими красками перед самками», а самки любуются «красотой самцов», «плащеносцы с большим вкусом убираю т игральные беседки, а колибри — свои гнезда». То же можно сказать, продолжал Дарвин, и относительно пения птиц: «Нежные песни самцов в пору любви несомненно нравятся самкам». Правда, во втором издании своего труда Дарвин, ка к отметил еще Г. Плеханов, счел необходимым сделать уточняющую оговорку: у цивилиз о ванного человека эстетические ощущения тесно ассо циируются с его пон я тиями и идеями; однако это замечание не изменило сущ ества провозглаше н ного им биологиче ского происхождения эстетического чувства. Еще Ч. Дарвин обращал внимание на явно «эс тетический», по его мн е нию, характер отдельных стереотипов поведения жив отных и птиц. Эта точка зрения нашла свое признание и развитие в XX столетии при изучени и поведения различных видов (опыты со сверчками, «брачные та н цы» дрозофил, « биологическая эстетика» обезьян и пр.), в котором явственно просматриваю тся те или иные фрагменты, скажем так, «неутилитарного» о т ношения живых существ к тем или иным объектам. Новейшие исследования в этом направлени и углубляют представление об «эстетических» возможн о стях животных, выявляя их способности к имитационному и игровому пов е дению, в которо м осуществляется их «незаинтересованная» деятельность. Но как бы ни отличались друг от друга варианты теории биологическ о го происхо ждения эстетического чувства и, как бы ни казались они послед о вательно мате риалистическими, на самом деле их природа чисто позитив и стская: все они осуществляют столь характерную для позитивизма «реду к цию», сводя социальное к биологическому, духовное — к физиологическому. Вме сте с тем в истории культуры против данной точки зрения выдв и нут ряд серьезны х возражений, о которых мы поговорим ниже. Первы й контраргумент связан с психологией человеческого воспр и ятия . Дело в том, что в чувственно- эмоциональном опыт е человека отчетл и во различаются дв а типа реакций: одни действительно крайн е близки к р е акциям животного, другие — весьма и весьма далеки о т последних. Поэтому не всякое восприятие цветовых и звуковых сигналов м ожно считать эстет и ческим восприятием, рождающим эстетическое чувс тво и резюмирующимся в эстетической оценке; далеко не всякие наслаждение, рад ость, удовольс т вие могут быть квалифицированы как эстетическое насл аждение, эстет и ческое удовольствие, эстетическая радо сть. Существует, например, эротическое удово льствие, природа которого чисто физиологическая и которое качественно отличается от удовольствия эстетическ ого точно так же наслаждения, которые мы п олучаем от вкусной пищи, свежего воздуха, тепла, движения и отдыха, приятн ых запахов, общ е ния с детьми, интеллектуальной беседы, научных изыс каний и т.д., не явл я ются эстетическим и наслаждениями. Одна из распространенн ых и весьма опасных в теоретическом отношении ошибок заключается как ра з в том, что эстетическое удовольствие отождествляется вообще с удовольствием (н а пример, в концепции Ш. Дало), а отсюда уже один шаг до п риравнивания этих состояний у человека и у животного. Если же исходить из того, что испытываемые людьми радости и насл а ждения мно гообразны по характеру, структуре и психологическому мех а низму, что эсте тическое восприятие есть поэтому спец ифический и один из самых сложных типов чувственно-духовного удовлетво рения, тогда мы п о лучаем возмож ность более точного сопоставления удовольствий, получа е мых человеком, и тех, которые доступны животным. Таким образом, не ставя перед собой задач и классифицировать все ч е ловеческие удовольствия (эта проблема находится з а пределами сферы ко м петенции эстетики), мы вправе, однако, установить, чт о избирательное отн о шение и положительная реакция животного на известные зрительные, слух о вые и иные раздражители действительно имеют прямые аналоги в сфере ч е ловеч еских удовольствий, но не в тех, которые мы называем эстетическими, а в удовольствиях чисто физиологическо го рода. Правда, и эти последние — например, удовольствие эротическое, гастроном ическое, обонятельное, дв и гательно-моторное и пр. — в известной мере преобраз овались в историч е ском процессе развития человека и потому не абсолю тно тождественны ан а логичным удовольствиям животного; все же в основе с воей они сохраняют биофизиологическую природу и восходят генетически к соответствующим реакциям животных, выработанным в ходе приспособлен ия живых органи з мов к сложным условиям существования и представля ющим собой особые ориентировочные реф лексы, облегчающие жизнедеятельность организма. Эксперименты показали, что не только животные, но и рас тения реаг и руют опреде ленным образом на звуковые раздражения — в результате стало возможным стимулирование роста злаков воздействием музыки. Нелепо б ы ло бы, однако, на этом основании за ключать, что у гороха или фасоли есть зачаточное эстетическое чувство. Т очно так же «танец» змеи, заворажива е мой игрой факира на флейте, не означает, что она восприним ает музыку э с тетически ; не являются порождением чувства красоты птичьи пляски или р е акция самок на пение и красочную игру оперения самцов. Второй контраргумент против биологичес кой теории происхождения эстетического отношения дает онтогенез человека. Показательно, что даже человеку эстетическое восп риятие цвета и звука отнюдь не дается от рожд е ния: если младе нец засыпает под звуки колыбельной песни, то это свидетел ь ствует как раз о том, что звуковые сигналы он воспринимает еще далеко не эстетически; то чно так же наивно было бы видеть эстетический импульс в тяге младенца к я рко окрашенным и блестящим погремушкам — тут дейс т вует простой б иофизиологический рефлекс; равным образом слезы и смех ребенка не свиде тельствуют о наличии у него врожденного чувства трагич е ского или прир одного чувства юмора. Анализ развития ребенка — а тут о н тогенез, несом ненно, повторяет филогенез — показывает: эстетическое о т ношение к окру жающему миру, способность распознавать и оценивать кр а соту, изяществ о, грациозность, величавость, трагизм и комизм воспринима е мых предметов, действий и ситуаций, зарождаются у ребенка сравнительно поздно. Ибо эсте тическим отношением — и это давно уже и прочно устано в лено наукой — является такое, в котором человек свобо ден от грубой пра к тической потребности. Чувства животного, а изначально и пережи вания ребенка, полностью определены разнообразными жизненно-практическими нуждами, процессом удовлетворения (или неудовлетворения) п ищевого, полового и прочих и н стинктов. Уже отсюда следует, что у нас нет научн ого права не только наз ы вать реакции животного на звуковые и цветовые разд ражения эстетическим чувством, но и усматривать прямую генетическую свя зь эстетического отн о шения человека к миру с этими реакциями. И онтогенез, и филогенез доказ ы вают с полнейшей убедительностью, что изначально ни индивидуум, ни ч е ловечество н е обладает эстетической восприимчивостью. Эстетическое со з нание формиру ется на сравнительно высокой ступени родового и индивид у ального разви тия человека, формируется в контексте к ультуры и знаменует качественный скачок от уровня биофизиологических, чисто животных уд о вольствий к ур овню специфически человеческих духовн ых радостей, от уро в ня инстинктив ных ориентации организма в природной среде к уровню с о циокультурных ценностных ориентации. Нам и надлежит выяснить, какие причины обусловили э тот скачок и как он конкретно осуществился. И все же, в эстетике XX столетия центральной становится мысль о том, что эст етическое отношение человека к действительности возникло в ходе разви тия и на основе общественной практики л юдей и п редставляет собой итог длительного, развития человечества. Истоки эсте тического отношения человека к действительности обнаруживаются уже на стадии первобытного общества. Если «отец палеолита» Г. де Мортилье считал первобытного человека, «узко лобым дикарем» и отрицал наличие у последнего сколько-нибудь ра з витой духо вности, то исследователи XX столетия смогли разглядеть в перв о бытности весь ма обнадеживающие ростки духовности. Так, В.Е. Ларичев п о лагает, что эпо ха первобытности являет собой захватывающе интересный пласт культуры, в том числе и эстетической. Так, в пр актике межчеловеческих связей значение поступков осмысл я лось как добро, благородство, справедливость, рождая н равственные ценн о сти; вовлеченн ость известных человеческих действий и вещей в практику культа придава ла им религиозную ценность, а причастность определенных явлений к ск ладывающимся взаимоотношениям социальных групп — сосл о вий, классов, па ртий, а затем и государств — позволяла устанавливать пол и тическую ценно сть таких явлений. Объективность эстетического. Содерж ательная форма как нос и тель эстетической ценности Зададимся вопросом: а можно ли оценить уп орядоченность структуры какого-нибудь предмета, отвлекаясь от того, как ое содержание ее обусловл и вает? Ведь, например, тело животного организован о не так, как тело раст е ния, математическая формула — не так, как философск ое рассуждение, спо р тивный праздник — не так, как военная операция. Фор ма, взятая сама по с е бе, или какой-то принцип ее организованности, рассма триваемый отвлеченно от содержания, — скажем, «симметричность» может б ыть изучена, измерена, но не оценена, ибо в одном случае красива симметричная форм а, а в другом асимметричная. Г. Вельфлин показал, что в разных художественных стилях — класс и цизме и бар окко — эстетической ценностью обладают противоположные принципы формообразования: симметрия и асимметрия, плоскость и глуби н ност ь, закрытая и открытая формы и т.д. Выходит, что эстетическая ценность форм ы определяется не какими-либо ее собственными структурными свойс т вами, ко торые описывает и изучает математика, а отношением формы к в о площаемому ею, выражаемому ею содержанию. Опыт подтверждает, что нельзя эстетичес ки оценить форму, не соотн о ся ее интуитивно с ее содержанием: мы назовем парабо лическую кривую красивой, если рассматриваем ее как геометрическую фиг уру, т.е. как выр а жение некоего геометрического содержания; но стои т нам воспринять ее как очертание спины человека, и эта форма покажется у родливой. У ели красива ее симметричная структура, а ива прекрасна именн о своей асимметричн о стью. Показательно, как меняются представления о пр опорциях прекрасно сложенного человеческого тела в зависимости от тог о, с каким биологич е ским содержанием они связаны: у мужчины и у женщины, у ребенка и у взрослого телесная красота выступает всякий раз в иных про порциональных отношениях, структурах, формах; тем более различными оказ ываются эти формы и пропорции в фигуре человека и фигуре животного. То же самое можно увидеть, анализируя эст етические качества цвета. Красив ли красный цвет? Известный немецкий пси холог Г. Фехнер ирониз и ровал по этому поводу: разумеется, красный цвет крас ив на щеках девушки, но каков он у нее на носу? Этот остроумный ответ точно показывает, что и здесь эстетическое качество формы зависит от того, как ое содержание она выражает. Вне конкретного предметного содержания цвет и отношение цветов могут б ыть лишь физиологически приятными или неприятными, а прекра с ными или же безобразными они становятся только тогда, когда мы ощущаем их сод ержательное значение. Поэтому «багровый закат» переживается нами эсте тически не так, как «багровое лицо», и игра прожилок в мраморе — не так, ка к склеротическая игра сосудов на щеках старца. Оперенье павлина красиво , но какую эстетическую оценку даем мы человеку, говоря, что он вырядился, как павлин? Следует подчеркнуть, что в эстетическом восприятии действительн о сти и искусства соотнесение формы с содержанием не является логической операцией, рассуждением, анализирующим действие м ысли. Соотнесение это производится человеком интуитивно, в то сам ое мгновение, когда он ста л кивается с предметом и созерцает его. В эстетическо м восприятии мы бе с сознательно ощущаем содержательность формы, а не в ыявляем ее умственно. Потому-то И. Канту и могло казаться, что эстетическо е суждение не закл ю чает в себе никакого познавательного содержания, и бо оно не основывается на понятии. В действительности же эстетическая оц енка немыслима без своеобразного познания предмета, однако не понятийного, а интуитивного характера, так как соотнесение его формы с его содер жанием есть акт позн а ния, в какой бы форме это познание ни осуществлялось . Весьма показательна с этой точки зрения деятельность эстетического сознания в области науки. В наше время общеп ризнанно значение эстетич е ского критерия в оценке истинности физических и математических предста в лений, химических формул, биологических структ ур. Об этом говорили сами ученые — от математика А. Пуанкаре до исследова телей структуры ДНК Дж. Уотсона и Ф. Крика. Эстетически оценивается здесь, конечно, не содержание открытого ученым закона, не смысл выведенной им ф ормулы, не сущность его умозаключений, а моменты архитектонические, композиционные, форма движени я научной мысли, структура доказательств, облик модели. Поня т но, что способность эстетически оценить форму н епосредственно обусловл е на пониманием организуемого и выражаемого ею соде ржания, смысла, зн а чения; потому-то профан не улавливает эстетической ценности научной ко н струкции. То же самое следует сказать и об эстетиче ской оценке человека. П о нятно, что имеется в виду, когда говорят о его физиче ской красоте — пр о порциональности, конфигурации, пластичности и тек тоничности его тела. Но каков смысл понятия «духовная красота», если вну треннее психическое с о держание подлежит не эстетической, а этической оценке? Такое определ е ние приобрета ет эстетический смысл тогда, когда оно характеризует стру к туру душевных сил человека — их гармоничность, соразмерность, духовную «проп орциональность», т.е. не само содержание, а переход содержания в форму, или иначе, меру оформл енности, организованности содержания. Вот почему в истории эстетической мысли красота так часто связыв а лась с понятиями «мера» и «соразмерность» — ведь э ти понятия и выражают связь формы с содержанием. К. Маркс называл «формоо бразованием по з а конам красоты» умение человека творить «по мере лю бого вида», прилагая к каждому предмету «соответствующую меру». В русско м переводе собрания его сочинений читаем: «творчество по законам красот ы» — очевидно, из х а рактерного для того времени опасения представить К. Маркса формалистом. Вместе с тем, вместо философского термина «мера» в переводе безграмотно использовано бытовое словечко «мерка». Каждый хорошо знает по своему личному оп ыту, что чувство меры я в ляется залогом эстетически ценного поведения, а ут рата этого чувства сразу же делает уродливым и комичным то, как человек о девается, танцует, ведет себя в обществе и т.д. Это значит, что эстетически развитый человек спос о бен улавливать в предмете соответствующую ему меру — и в процессе соз и дани я красоты, и в ходе ее восприятия. Теперь становится понятным, почему носи телем эстетической ценн о сти может быть только единичный, индивидуально - неп овторимый предмет, — ведь содержательная форма во всей ее конкретности и есть форма бытия единичного. Общими являются закономерности ст роения формы (скажем, симметрия или асимметрия и т.п.), а не она сама, во всей ее реальной ко н кретности; научное познание отвлекает общее от еди ничного, конструирует некий абстрактный — например, математический — объект, эстетическое же сознание имеет дело с объектами реальными, чувст венно воспринимаемыми, т.е. не с симметрией как абстрактным законом стро ения растений и живо т ных, а с симметричным обликом данного растения и жив отного. Сравнивая, например, две сосны разной кон фигурации, мы придем к выводу, что родовая и видовая их сущность проявляе тся в форме одного д е рева более точно, полно и ярко, чем в форме других: в о дном случае мы в и дим высокий и стройный, взлетающий в небо ствол, уве нчанный пышной шапкой хвои, а в другом — ствол низкий и искривленный, вет ви чахлые и редкие. Но потому ли мы признали красивым первое дерево, что пр ямизна, стройность и пышность имеют сам и по себе определенное эстетическое до с тоин ство, а кривизна и низкорослость такими достоинствами вообще не о б ладают? Вид имо, нет, ибо в другой породе дерева и даже в иной разновидн о сти этого же ви да — например, в карликовой японской сосне — красивыми окажутся и низк орослость, и кривизна ствола, а в липе, оставшейся поздней осенью без лист венного убора, красивым оказывается рисунок редких, голых и черных сучье в. Следовательно, признавая красивой эту сосну, а не другую, мы исходим не из абстрактных формальных критериев, а из того, что обн а руживаем в дан ном дереве предельное соответствие фо рмы содержанию. В другой сосне ее форма не только не раскрывает содержания с такой полнотой и отчетливостью, но на ходится в резком противоречии с содержанием. Достаточно самого незначительного изме нения облика предмета, изм е нения почти неуловимого, не поддающегося даже с ловесному определению, и он теряет свою красоту. Не случайно в истории эс тетики далекое от стр о гой научной терминологии бытовое словечко «чуть-ч уть» так часто испол ь зовалось для описания данного удивительного феном ена — эстетического значения индивид уальной неповторимости формальной структуры ко н кретного пре дмета. В свете сказанного выше мы можем объясни ть это «чуть-чуть» как конкретное соотношение в данном объекте информации и энтропии, т.е. его организованности, упорядоченности, законос ообразности и случайности, н е правильности, своевольности, которые обладают индивидуализирующей с и лой. В том, что абсолютно правильно, не может быть «чу ть-чуть»: «чуть-чуть» есть отклонение от железного порядка, неповторимая приме та живого, прорывающего узкие для него законы. При этом «чуть-ч уть» обладает эст е тической действенностью и в пространстве, и во врем ени: красота или уро д ство зависит и от неповторимого пластического и цв етового облика, и от н е повторимого состояния процесса движения — в этом смысл гётевского аф о ризма: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!» И действительно, кому не приходилось зам ечать, как в движущихся, меняющихся на наших глазах явлениях — в освещен ии ландшафта, в пост у пи животного, в выражении человеческого лица, в звуч ании речи — красота внезапно возникает и столь же внезапно исчезает? Ис кусство фотохудожника состоит в большой степени в способности подстер ечь, схватить это «счас т ливое мгновение» в безостановочном, эстетически п еременчивом потоке жизни. Но и в других видах искусства эта мимоле тность эстетической це н ности имеет огр омное значение. Художнику, который стремится передать красоту или уродс тво, величественность или пошлость, трагизм или комизм изображаемого яв ления, далеко не безразлично, какой именно эпизод, какую конкретную ситу ацию, какой индивидуально-своеобразный предмет он в ы берет из бесчи сленного многообразия однородных объектов, мотивов, сюж е тов. Поэтому тв орческий процесс в искусстве — это напряженный поиск м а гического эст етического «чуть-чуть» в выборе слова, в движении линии, в цветовых отнош ениях, в высоте тона, в мимике, жесте, интонации. Два акт е ра ведут себя н а сцене одинаково, исполняя одну и ту же роль по программе, указанной режи ссером, два музыканта воспроизводят одну и ту же нотную запись, кордебал ет исполняет один и тот же рисунок танца, но то словесно невыразимое «чут ь-чуть», которым отличается один танец, одно музыкал ь ное исполнени е, одно актерское поведение от другого, и определяет меру э с тетической ценности каждого. Неудивительно, что эстетическое отношен ие человека к миру сформ и ровалось и самоопределилось — как в филогенезе, та к и в онтогенезе — по з же, чем другие направления ценностной ориентации. Л ежащая в основе эст е тической оценки способность выделить данный предм ет из ряда однородных, а данное состояние — из всего процесса, способнос ть сосредоточить вним а ние именно на специфичности данного предмета и дан ного состояния, сп о собность осознать значение уникального и преходящ его — все это требовало от человечества и каждый раз вновь требует от ра звивающейся личности г о раздо более высокого уровня развития, чем это нужно для понимания поле з ности, пригодности и даже нравственной ценности оп ределенных типов п о ступков. Подчеркнем, что содержательная форма ко нкретного предмета являе т ся носителем эстетической ценности, но не самой этой ц енностью, ибо фо р ма предмета имеет онтологический статус, она существует о бъективно, вне и независимо от субъекта, его потребностей, интересов, соз нания, тогда как ценность есть категория аксиологическая, х арактеризующая значение объе к та в жизнедеятельности субъекта. Именно по э той причине мы считаем пон я тие «носитель эстетической ценности» более уда чным, более точным, чем широко употребительные в литературе понятия «эст етическое свойство», «эстетическое качество» или, тем более, «эстетичес кий объект». Те свойства предметной формы, которые мы эстетически восприним а ем и оценив аем (ритм, цветовые и звуковые отношения и т.д.), взятые сами по себе, не явля ются эстетическими. Они существуют независимо от того, расцениваются он и нами или не расцениваются как эстетические, и даже их восприятие и пере живание далеко не всегда раскрывают их эстетические «потенции». Эстети ческое значение присуще данным объективным свойс т вам предметно го мира именно и только в возможности, а превратится ли эта возможность в действ ительность — зависит не от них самих, а от той сист е мы объектно-су бъектных отношений, в которую втягивается наделенный ими конкретный пр едмет. Иначе говоря, для того, чтобы содержательная форма получала эстет ическое значение, должна возникнуть эс тетическая ситуация, подобно тому, как ст ать знаком какой-либо предмет может лишь при условии существования, как говорит семиотика, «знаковой ситуации». Поэтому прежде чем рассмотреть третий у ровень развития эстетич е ского сознания — его внутреннюю дифференциацию, н ужно выяснить, что представляет собой эстетическая ситуация, т.е. в каких условиях реализуется способность формы предмета стать носителем эстет ической ценности. Родовые признаки эстетического отно шения человека к действ и тельности Итак, эстетическое отношение человека к действительности имеет прежде всего духовный, «бескорыстный» характер . Причем особенность эт о го отношения состоит в том, что в нем обладание «пре дметом интереса» не связано с его утилитарным «потреблением»: «В отличи е от всех других ж е ланий, стремление к красоте удовлетворяется не пот реблением предмета, не использованием его, а, напротив, сохранением его в неприкосновенности и целостности!». Таким образом, суть эстетического о тношения состоит не в прямом потреблении, «изымании» чего-то из предмета (минус-процесс!), а в создании на основе его свойств новых впечатлений и чу вств (плюс-процесс!). Каковы же основные специфические призна ки, особенности эстетич е ского отношения человека к действительности? Прежде всего, надо иметь в виду 1) факт нерасчлененности в нем субъекта и объект а , которая складывается из момента призн ания их связи, единства, и в то же время диалогичности, дистанцированност и каждой из сторон данного отношения. При этом то, что является «эстетиче ским объе к том», может обладать и определенными качествами «с убъективного» (или наделяться ими в ходе эстетического отношения, приме ром чего может сл у жить восприятие природы в поэзии, воспринимаемой ч еловеком как некое одушевленное, субъективное начало). Здесь следует обратить внимание на возн икающую 2) проблему ценн о сти и оценки феноменов , состоящих в эстетическом отн ошении. В эстетич е ском отношении особое значение имеет форма вещей, п редметов, процессов, которая реализует себя в ритме, пропорциональности , соразмерности, си м метричности, структурной организованности объект а. Известная народная поговорка: «По одежке встречают...» как раз и ук а зывает на в ажность этой первой, видимой, «формальной» стороны вещей. Мировая культу ра XX столетия в лице ее передовых представителей — ра з витых стран Се верной Америки, Европы, Азии, решая проблемы экономич е ского развити я, товарообмена, проникновения на рынки сбыта, во многих случаях руковод ствуется «стратегическим принципом», получившим назв а ние «философи и упаковки». Смысл ее состоит в приоритете «подачи», «оформления» товара любого вида, без чего не может эффективно «заиграть» и само содержание е го — каким бы значительным оно не являлось. Форма вещей — не только эффе ктивный «проводник» эстетического, но и самоце н ная, эстетичес ки важная характеристика этих вещей. Значимость формы определяется тем важны м обстоятельством, что эффективность всякой вообще деятельности челов ека кроется в его спосо б ности преодолевать хаос, неупорядоченность бытия. Понимание значения организованности, как важнейшего условия сохранени я рода, формируется исторически, и потому человек открывает его для себя так же, как и эстет и ческое качество. Организованность, упорядоченност ь, соразмерность, ри т мичность становятся знаками освоения объекта чело веком, его близости и, следовательно, привлекательности, освоенности. 3) Стержн ем эстетического является понятие меры . В этой фил о софской категории выражается органическое единст во качественной и кол и чественной определенности предмета или явления. В области эстетики мера выступает, как важнейшее основание эстетической оценки суждения вкуса, отождествляемого впрямую с «чувством меры», как р егулятивный, норм а тивный принцип эстетического. Эстетическое порой даже определяют как отношение мер предмета и человека. Мера характеризует собой взаимоотно шение гармонии, то есть с о ответствия мер в предмете, и дисгармонии, как их нес оответствия. Тогда в первом случае мы имеем дело с прекрасным, а во втором — с его антиподом — безобразным. Некоторые эстетики предпринимают попыт ки выразить это отношение строго математически. Вот какую формулу эстет ического предлагают, н а пример, Л.А. Зеленов и Г.И. Куликов: Э = ф (П±М п±М ч ), где Э — эстетическое, п — прекрасное, б — безобразное, ф — знак функции, знак отношения, производности, П — пред мет, М п — мера предм е та, система видовых качеств его, М ч — мера человека, система родовых его качеств, + знак соответствия, — знак несоответствия, дисгармонии. Та ким образом, в эстетическом отношении реализуются как потенции самого с убъекта этого отношения — человека, так и вовлечение в это отн о шение мног ообразных свойств самого объекта — независимо от того, каков этот объек т по своей природе. Эстетическое отношение реализуется в де я тельности, име ющей преимущественно ценностно-ориентационный хара к тер, выступающ ей в форме общения субъектов, приобщающимся к ценн о стям своего «в изави». Заключение Термин «эстетика» (от греч. «aisthetikos» — «чувственный, относящи й ся к чувственному восприятию» ), ввел в научный обиход Александр Бау м гартен (1735 год). Эстетика - наука о прекрасном во всех его проявле ниях и модификац и ях, об эстетическом отношении человека к действите льности, которое реал и зуется как в его сознании, так и в разнообразных сфе рах практической де я тельности. Объектом изучения эстетики выступает весь мир, в качестве же пре д м ета эстетики выступают особые свойства мира и определенные отношения, возникающие между миром и человеком в ход е их взаимодействия. Содержание предмета эстетики определяе тся кругом тех проблем, к о торые исследует данная наука: - эсте тическое отношение человека к действительности, - эсте тическая деятельность человека, - эсте тическое сознание человека, - осно вные категории эстетики, - иску сство, художественная деятельность - эсте тическая культура личности и общества - исто рия эстетических учений, современные эстетические конце п ции. Эстетич еская мысль в своем развитии прошла ряд этапов. - синк ретическая форма ценностной ориентации (первобытнообщи н ный строй – VI в. до н.э.); - разв итие эстетических представлений в русле философского знания (VI в. до н.э. – XVIII в. н.э.); - выделение эстетики в самостоятельную науку (XVIII в. – настоящ ее время). Эстетическое отношение является одним из вариа нтов ценностного о т ношения. Ценность и ценнос тная оценка («отнесение к ценности») явля ются двумя полюсами единого субъектно-объектного отношения: на одном по л ю се находится объект в его отношении к субъ екту (отношении значения), а на друг ом — отношение субъекта к данному объе кту (отношение осмысления). Содержательная форма конкретного предм ета является носителем э с тетической ценности, но не самой этой ценностью, ибо форма предмета им е ет онтологический статус, она существует объективно, вне и независимо от субъекта, его потребностей, интересов, сознания, тогда как ценность есть к а тегория аксиологи ческая, характеризующая значение объект а в жизнеде я тельности субъекта. Список используемой литературы 1. Борев Ю.Б. Эстетика. – М., 1988. 2. Зеленов Л.А., Куликов Т.И. Методолог ические проблемы эстетики. – М., 1982. 3. Кривцун О.А. Эстетика. – М., 1990. 4. Платон. Гиппий Больший //Платон. Со бр-е соч. В 4 т. – Т.1. – М., 1990. – С.392-398. 5. Эстетика: Словарь /Под общ. ред. А.А. Беляева и др. – М., 1989.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
В особняке Нарышкиных-Трубецких нашли серебро, спрятанное в 1917 году до «лучших времен». И снова спрятали. До лучших времен.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по культуре и искусству "Эстетика как наука", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru