Реферат: Цицерон - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Цицерон

Банк рефератов / Искусство и культура

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 32 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Цицерон Д. Дилите И рядом с Теренцием, и после него во II в. до н. э. жили многие комедиографы, авт оры трагедий, историки, ораторы, создатели сатир. К сожалению, от их творче ства остались только фрагменты. Дошедшее до нас полностью сочинение по а грономии — книгу Марка Порция Катона "О земледелии" — обычно не относят к истории литературы. По прошествии полувека после смерти Теренция в мире многое изменилось. Р им, разрушивший Карфаген и утвердившийся на северо-западе Африки, завоев авший Испанию, Грецию, Македонию, города Малой Азии, часть Галлии, стал бол ьшим, богатым и могущественным государством. Изменив облик морского поб ережья, римские мечи в I. в. до н. э. повернулись друг против друга. В течение б ольшей части этого века бушевали страшные гражданские войны. Деятельно сть всех творцов этого времени отмечена знаком тех волнений. Марк Туллий Цицерон (106— 43 гг. до н. э.) — самый известный римский оратор перв ой половины первого века до н. э. и самый знаменитый оратор всех времен. По нятие "оратор" в Риме означало человека, просящего разрешения говорить п ублично: защитника или обвинителя в суде, прибывшего в чужой край послан ника другого государства, политика, способного веско и убедительно гово рить в сенате или на народном собрании, полководца, умеющего зажечь воин ов страстью к бою, поднять их дух в трудную минуту [9, 6— 19]. Цицерону приходил ось говорить во всех упомянутых случаях, потому что он хотел и стремился быть типичным римлянином: юрист, политический деятель, полководец. Его с ознательная жизнь связана со всеми важнейшими событиями бурной полити ческой жизни. Иногда под давлением обстоятельств Цицерон следил за ними со стороны, но его отсутствие в центре их так же красноречиво и значитель но, как и его участие. Цицерон родился в городе Арпине в Лациуме. Его отец принадлежал к сослов ию всадников. Род его не гордился ни известными полководцами, ни знамени тыми государственными деятелями. Цицерон был в сенате homo novus, достигший сла вы и высоких постов не благодаря заслугам предков, а только благодаря со бственному таланту и усилиям. Когда он был еще ребенком, отец переселилс я в Рим. Здесь будущий государственный деятель слушал знаменитейших ора торов, учился юриспруденции, риторической теории, философии. В Италии в то время бушевала Союзническая война: почти все города Апенни нского полуострова требовали муниципальных прав и вместе с тем римског о гражданства. Затем вспыхнула гражданская война между сторонниками Су ллы и Мария. В 82 г. до н. э. Сулла впервые в римской истории уничтожал противн иков по страшным спискам обреченных, называемым проскрипциями. В 81 г. до н. э. Цицерон выступил с первой защитительной речью в суде, но просл авился не этим, а вторым своим делом, в котором защитил Секста Росция, обви няемого в отцеубийстве. Обвинители быи связаны с могущественным Суллой, и выигравший дело Цицерон на всякий случай на два года отбыл в Грецию и Ма лую Азию, где далее обучался риторике, интересовался философией. Вернувш ись, он начал подниматься по лестнице политической карьеры, начав, как бы ло принято в Риме, с самых низких ступенек. В 75 г. до н. э. он был квестором в Си цилии, жители которой очень уважали его за честность. Когда, уже закончив службу, Цицерон вернулся в Рим, в 70 г. до н. э. сицилийцы обратились к нему с пр осьбой выдвинуть обвинение в злоупотреблении служебным положением, а т акже в расхищении имущества храмов и частных лиц против наместника пров инции пропретора Верреса. Цицерон написал 7 внушительных обвинительных речей против Верреса, и недобросовестный чиновник отправился в изгнани е. Цицерон в то время исполнял обязанности эдила, а в 66 г. до н. э. стал преторо м. Пройдя более низкие должности, он уже мог добиваться высшей ступени — консулата. Римляне каждый год избирали по два консула. Цицерон был консулом в 63 г. до н . э. вместе с Гаем Антонием. Он выиграл выборы и во время консульства привл ек людей на свою сторону, выдвинув лозунг "Согласие всех сословий, всех по рядочных людей" — Concordia ordinum, consensus omnium bonorum. И прежде, и вместе с Цицероном, и во время е го консульства консулата добивался также и разорившийся аристократ Лу ций Сергий Катилина. Четырежды проиграв на выборах, он решил добиться вл асти силой. Катилина организовал заговор, обещая списать всем долги, осу ществить земельную реформу. Цицерон раскрыл заговор, вынудил Катилину у ехать из Рима, а пятерых его сообщников было решено казнить. В это время ко нсул выступил с четырьмя знаменитыми речами против Катилины, называемы ми теперь "Катилинариями". Они показывают талант Цицерона, так как произн осились экспромтом: события бурлили, и оратор не имел времени на подгото вку. За ликвидацию заговора сенат присвоил Цицерону титул pater patriae ("отец отеч ества"). Однако слава его оказалась кратковременной. Достигнутое Цицероном еди нство общества вскоре было нарушено, так как в Риме разгорелись политиче ские страсти и распространились тенденции единовластия. В 62 г. до н. э. наро дный трибун Метелл не позволил Цицерону выступить с речью перед народом как человеку, убившему римского гражданина без суда. В 60 г. до н. э. образова ли союз и поделили между собой сферы влияния Цезарь, Помпей и Красс, возмо жно, бывшие в некоторой степени связанными с заговором Катилины, но оста вшиеся в тени. Их договор был назван первым триумвиратом. В 58 г. до н. э. декре том сената Цицерон был обвинен в убийстве заговорщиков без решения суда . Он отправился в изгнание, его имущество было конфисковано, дом в Риме раз рушен. Отбыв семнадцать месяцев в изгнании, он вернулся, когда изменилис ь политические обстоятельства. Его радостно встречали и приветствовал и все жители Апеннинского полуострова по дороге из порта Брундизия в Рим . Однако в политике ему как бы уже не осталось места, потому что триумвиры всех остальных оттеснили в сторону. Цицерону осталась судебная деятель ность. Самые знаменитые речи этого периода — "За Целия" (56 г. до н. э.) и "За Милона" (52 г. до н. э.). Кроме того, он берется за сочинения по риторике и философии: пишет трактаты "Об ораторе", "Государство", "Законы". В 51 г. до н. э. Цицерон получил пос т проконсула в Киликии, где прославился как честный чиновник и неплохой полководец. В роковом 49 г. до н. э. Цицерон вернулся в Рим. Приготовившись ра згромить Помпея (Красс погиб на Востоке), Цезарь перешел реку Рубикон и вм есте с войском вступил на земли, населенные римскими гражданами. Помпей удалился из Рима. Поскольку Помпея вождем войска назначил сенат, с ним от были многие сенаторы. Цицерон получил письма Цезаря и его офицера Марка Антония с просьбой остаться, но не послушался. Он уехал в Грецию. В битве п ри Фарсале, происшедшей между Цезарем и Помпеем, он не участвовал. После п оражения Помпея, Цицерон вернулся в Италию. В 47 г. до н. э. он встретился с Цез арем, с разрешения которого вернулся в Рим, но в политике не участвовал. Теперь он пишет трактаты "Брут", "Оратор", "Парадоксы стоиков", "О границах до бра и зла", "Академические исследования", "Тускуланские беседы", "О природе б огов", "О гадании" ("О дивинации"), "О роке", "Катон, или О старости", "Лелий, или О др ужбе", "Гортензий, или о философии", "Прославление Катона Утического". Два по следних не сохранились. Кроме того, защищая сторонников Помпея, Цицерон произнес три речи. После смерти Цезаря в 44 г. до н. э. Цицерон опять вовлекается в политику. Цел ью своей деятельности он считал возвращение республиканского строя. Те перь Марк Антоний ему казался главным его противником. Цицерон думал, чт о ситуация в Риме схожа с ситуацией в Греции времен Демосфена. Царь Макед онии Филипп некогда угрожал свободе и независимости Греции, и самый знам енитый греческий оратор Демосфен выступил с "Филиппиками". Марк Антоний угрожает римской демократиии, свободе римских граждан, и Цицерон называ ет речи, направленные против него, которых сохранилось 14, тоже "Филиппикам и". Это талантливые, искренние и смелые речи: Цицерон не мог не понять, что, в ыступая против Марка Антония, он как бы ходит над бездной (Phil. I 11). Наследник Ц езаря по завещанию Октавиан сначала поддержал Цицерона и сенат, но поздн ее, в 43 г. до н. э., вместе с Антонием и Лепидом составил второй триумвират. Сле дуя примеру Суллы, триумвиры объявили проскрипции. Антоний потребовал в ключить Цицерона в проскрипционные списки первым. Оратор пытался бежат ь, но корабль из-за бури не смог отплыть. Тогда он вернулся в свою усадьбу. П осланные Антонием солдаты там его и убили. Это произошло 7 декабря 43 г. до н. э. Отрубленная голова и руки Цицерона были доставлены Антонию. Тот прика зал их прикрепить на форуме у трибуны, с которой Цицерон столько раз прои зносил свои речи (App. IV 20; Plut. Cic. 47— 48). Таким образом, знаменитый оратор погиб как жертва противников республи канского строя. Образ пламенного борца против единовластия, глашатая св ободы, честного, храброго обличителя пороков и недостатков, складывающи йся на основе его речей, несколько корректируют письма Цицерона, которых сохранилось около 800. Петрарка был разочарован, увидев, что почитаемый им оратор имел слабости и пороки, что его заботила не только судьба Рима, но и цены, счета, материальные ценности. Поэт начального периода гуманизма д аже написал Цицерону письмо с сожалением, что тот взялся за политику, вме сто того чтобы отдаться совершенствующей человека философии [6, 5]. Точка з рения Петрарки имела и теперь еще имеет сторонников. Вообще большинство авторов посвященных Цицерону сочинений дискутируют по поводу его политической прозорливости или сл епоты, исследуют особенности его характера, отношения с родными, обсужда ют его друзей и противников, эпоху [1; 2; 3; 6; 11; 18]. Одни его порицают, считают често любивым, неспособным, постоянно колеблющимся, непринципиальным полити ком, никудышным философом, гоняющимся за деньгами адвокатом [3; 11]. Другие, п ризнавая его недостатки, положительно оценивают творческую и политиче скую деятельность [6; 13; 16; 18]. С тоит обратить внимание на два обстоятельства: первое, что некоторые слаб ости Цицерона были слабостями агонизирующей римской республики [6, 530]; вто рое, что большинство политиков древности, как и нового времени, кажутся н ам более идеальными потому или тогда, когда мы видим их только с фасада, не зная их характера. Слава Цицерона была причиной его "бесславия": из-за поп улярности оратора мы знаем множество интимных обстоятельств его жизни. Не известно, как бы выглядел Цезарь, если бы мы смогли почитать об охватив ших его сомнениях перед переходом Рубикона, или что бы мы думали об убийц е Бруте, зная подробности его финансовой деятельности [19, 335— 336]. Для истории литературы важны два личных качества характера Цицерона, по поводу которых, кстати, никто не спорит. В о-первых, это был талантливый человек. Во-вторых, он был римлянином времен республики. Оратор множество раз произнес слова maiores nostri, напоминая о традиц иях, храбрости, честности предков, об их любви к родине. Рим для него — рес публика с благородно заседающим сенатом, каждый год избираемыми консул ами и другими чиновниками. Это государство, в котором и меч, и тога знают с вое место. "Моя судьба такова, что и проиграть, и победить я могу только вме сте с республикой", — говорит он (Phil. XIII 15, 30). Разносторонность таланта Цицерона раскрывают его речи, которых сохран илось 58, то есть примерно половина. Они имеют значение и потому, что это еди нственные образцы римской риторики. Хотя Цицерон в трактате "Брут" переч исляет около 200 ораторов, но ни их речей, ни речей живших позднее ораторов д о нас не дошло. Цицерон затмил и своих предшественников, и потомков. Его ре чи написаны по правилам греческой риторики, которые мы кратко упомянули говоря о Демосфене, Исократе, Лисии (см. с. 128— 130; 139— 142). Теория и практика риторики установили такие этапы подготовки и произне сения речи: 1) нахождение и накопление материала (фактов, аргументов, приме ров) (inventio); 2) планирование, расположение фактов, аргументов, примеров (ordo); 3) сло весное выражение: подбор лексики, внимание к образности и ритмике (elocutio); 4) за поминание текста (memoria); 5) произнесение речи, "игра" перед слушателями (actio). Когда обстоятельства не препятствовали, Цицерон тщательно подбирал ма териал, обдумывал расположение доказательств и примеров, заботился о то м, чтобы речь была образна и мелодична, запоминал ее и внушительно произн осил. К сожалению, не всегда у оратора было время на подготовку, иногда в в ихре событий приходилось говорить экспромтом. Однако талант и навыки вы ручали Цицерона: некоторые речи, произнесенные без подготовки, даже вели колепнее, чем заранее продуманные. Кроме того, Цицерон признается, что и в о время подготовки часто трудно придерживаться строгого плана6, некотор ые части речи незаметно растягиваются, нарушая композицию целого (Brut. 37; 95). В ольноотпущенник Цицерона Тирон изобрел стенографию и записывал речи с воего бывшего хозяина. Потом оратор их поправлял, редактировал и издавал . Некоторые речи (например, II филиппику) Цицерон не произносил, а только пис ал. Перед изданием он мог поправить и композицию каждой речи, но он этого н е сделал. Трудно сказать, какими соображениями он руководствовался: може т быть, захотел сохранить впечатление импровизации, а может быть, соблюд ение пропорций ему, как и большинству римлян, не казалось важным. Во времена Цицерона теоретические и практические проблемы стилистики греческого языка были перенесены также и на латинский язык. В Греции во II в. до н. э. сформировались две манеры речи. В греческой литературе они широ ко рапространились через триста лет, а в Риме столкнулись в I в до н. э. Одна из них предлагала вычурность, декоративность и пышность. Она опиралась н а образ богатой, роскошной Азии, из которой поступали притирания, духи, то нчайшие шелка, владыки которой сидели под узорчатыми балдахинами на мяг ких подушках и пили из нарядных золотых кубков. Манера речи азиатов такж е была более вычурной. Она оказала влияние на язык греков, живших в Малой А зии. Стиль, требующий сложных метафор, пышных эпитетов, торжественной по зы, назван азианским. Вторая манера говорить связана с образом простой, небогатой, но прекрасн ой Аттики. Она предлагала от общегреческого языка вернуться к аттическо му диалекту и подражать стилю Лисия и Демосфена. Это направление получил о название аттического. Римские аттикисты писали не по-гречески, поэтому не могли механически подражать грекам. Они переняли общие принципы: огл ядывались на своих "дедов" (Катона Старшего и других авторов II в. до н. э.), исп ользовали архаизированные формы. Они были сторонниками чистого языка, т ребовавшими отказаться от диалектизмов, новообразований и т. п. В Риме аз ианским стилем считалась манерная, исполненная пафоса речь. В юности Цицерону нравилась такая проза декламационного характера, но о н вскоре отказался от манерности и вычурности. Он критиковал азианизм, у тверждая, что такой стиль подходит юношам, но не имеет благородства, необ ходимого старцам (Brut. 95). Однако Цицерон не стал и полным аттикистом: он пориц ает ограниченные возможности требуемого аттикистами пуризма (Brut. 17; 82; Or. 9) и д оказывает, что римские аттикисты не понимают сути аттикизма: "Если кто говорит неровно и небрежно, лишь бы получалось четко и ясно — то лько такую речь и признают аттической. Правильно, что аттической; неправ ильно, что только такую. Если, по их мнению, только в этом и заключается атт ичность, то по-аттически не говорил и сам Перикл, без спору считавшийся пе рвым оратором: будь он приверженцем простого красноречия, никогда бы не сказал поэт Аристофан, будто он гремит громом и мечет молнии, приводя в см ятение всю Грецию" (Or. 9, 28— 29). Огромный талант Цицерона не мог уместиться в рамках одного стилистичес кого направления. Оратор выбирает такой способ речи, который ему нужен. Т ипы его речей различны. Совершенно справедливо он говорит о себе: "Ни в одн ом роде нет такого ораторского достоинства, которого бы не было в наших р ечах, пусть не в совершенном виде, но хотя бы в виде попытки или наброска " (Or. 29, 103)9 Речь "За поэта Архия" звучит как спокойные литературные мемуары, пропове дующие уважение к искусству и образованию, "Против Ватиния" — как полная сарказма инвектива, "Против Пизона" — похожа на политический памфлет. В "К атилинариях" преобладает патетика, выражающая и любовь к Риму, и беспоко йство по поводу исхода заговора, и предчувствие своей миссии. Особенно в печатляет "Первая речь против Катилины, произнесенная на заседании сроч но созванного сената, на которое пришел и сам руководитель заговорщиков . Безо всякого вступления Цицерон сразу нападает на него лавиной риторич еских вопросов: "До каких пор, скажи мне, Катилина, будешь злоупотреблять ты нашим терпени ем? Сколько может продолжаться эта опасная игра с человеком, потерявшим рассудок? Будет ли когда-нибудь предел разнузданной твоей заносчивости? Тебе ничто, как видно, и ночная охрана Палатина, и сторожевые посты, — где, в городе! — и опасенья народа, и озабоченность всех добрых граждан, и то, ч то заседание сената на этот раз проходит в укрепленнейшем месте, — нако нец, эти лица, эти глаза? Или ты не чувствуешь, что замыслы твои раскрыты, не видишь, что все здесь знают о твоем заговоре и тем ты связан по рукам и ног ам? Что прошлой, что позапрошлой ночью ты делал, где был, кого собирал, како е принял решение, — думаешь, хоть кому-нибудь из нас это неизвестно? Таков ы времена! Таковы наши нравы!" (In Cat. I 1). Цицерон не может арестовать Катилину, потому что заговорщик — римский г ражданин. Ему сообщено, где собираются заговорщики, что они решили, но это го мало. Ему остается только одно оружие — сила слова. Как каменным дожде м осыпая Катилину вопросами, полными упреков, негодования, презрения, уб еждения в своей правоте и твердости, восклицаниями и спокойными предлож ениями, Цицерон ломает уверенность в себе у вождя заговорщиков: выслушав речь, Катилина с некоторыми сообщниками удаляется из Рима к войску, набр анному в Этрурии. Теперь с ним можно бороться как с врагом, поднявшим оруж ие против родины. "Первая катилинария" Цицерона — это образец слова, спас шего жизни многих людей, которых планировали убить заговорщики. Цицерон здесь показывает себя великим и прекрасным: он защищает не одно лицо, как в других речах, а весь Рим. Консул видит перед собой долг охранить от сумат охи заговора прошлое и будущее Рима, его традиции, обычаи, спокойствие. Похожий Цицерон предстает и в "Филиппиках", произнесенных через двадцать лет: "В юности я защитил республику, не оставлю ее и в старости. С презрение м я смотрел на меч Катилины, не испугаюсь и твоего", — говорит он Антонию (Phil. II 46, 118). Только теперь ситуация сложнее и опаснее. В то время Цицерону удал ось хоть ненадолго завоевать всеобщую оппозицию против Катилины, некот орый отблеск своего идеала — согласия честных людей. Теперь это сделать почти невозможно. В 44 г. до н. э. бывший консулом Антоний предложил в сенате к каждому римскому празднику добавить обряд почитания Цезаря. Цицерон б ыл в Риме, но на то заседание не пришел. Антоний заявил, что прикажет силой привести Цицерона и разрушить его дом. На следующий день Цицерон пришел в сенат и произнес "Первую Филиппику". Это была еще довольно сдержанная речь, в которой ор атор спорил по поводу предлагаемых Антонием законов. Выступив с этой реч ью, он отбыл из Рима. Антоний созвал другое заседание, на котором заявил, ч то Цицерон был виновником всех несчастий: незаконно убил сообщников Кат илины, поссорил Цезаря с Помпеем, был идейным руководителем убийства Цез аря (Phil. II 16— 29). Цицерон ответил Антонию, написав "Вторую Филиппику", в которой показал моральное разложение своего противника и обвинил его в том, что тот сам собирался убить Цезаря. Антоний заявил, что после окончания врем ени консульства он, имея огромные силы, использует их для защиты. Цицерон понял, что гражданская война неизбежна, и, начиная "Третью Филиппику", бере тся убедить сенат объявить Антония врагом. О н пытается предлагать и идею согласия честных людей, утверждая, что всем вместе нужно разбить Антония и сохранить республику. Однако сенат долго не решался этого сделать. И в последней, "Четырнадцатой Филиппике" Цицеро ну пришлось упорно говорить о том же самом. "Доколе человек, превзошедший всех врагов злодеяниями, не будет назван врагом?! А может быть, вы хотите, ч тобы дрожали кинжалы наших воинов, не знающих, кого они пронзают: граждан ина или врага?!" — говорит он с горькой иронией (Phil. XIV 3, 6). Только после поражен ия Антония войском сената он был объявлен врагом. Цицерон справлял свой триумф. К сожалению, недолго. Антоний быстро собрал дополнительные силы, к нему примкнул Октавиан со своим набранным войском, и защитнику республ ики уже нечего было делать в Риме, в котором шла борьба не за демократию, а за власть. Может быть, поэтому он так нерешительно пытался бежать и так сп окойно положил голову под меч присланного Антонием солдата (Plut. Cic. 48). Каждая речь Цицерона имела конкретную ц ель, была связана с определенными личностями и обстоятельствами, оратор применял в ней юридические или политические уловки. Однако вместе с тем она дышала огромной силой таланта и была произведением искусства [18, 87]. Поэтика речей Цицерона исследована исчерпывающе. Ученые собрали и изуч или риторические фигуры Цицерона [10, I 226— 231; 14, 120], обсудили синонимику, архаиз мы, вульгаризмы и другие стилистические средства [7, II; 10, II 930— 939; 12; 14]. Однако осо бенно нужно обратить внимание на один элемент сочинений Цицерона, по кот орому училась европейская проза — на его диалогическую речь. Мимоходом отмечалось, что диалоги риторических и философских трактатов Цицерона не такие живые, как у Платона, что римский оратор склоняется скорее к арис тотелевскому диалогу, в котором каждый собеседник пространно и последо вательно излагает свои мнения и мысли [15, 39]. Это положение справедливо только отчасти, оно подходит только к отдельн ым трактатам. В речах Цицерон создает особенно выразительные диалоги ра зличных типов. Один такой тип можно назвать косвенным диалогом. Его мы ви дели выше в начале цитированной "Катилинарии". Цицерон спрашивает, Катил ина молчит. Некоторые вопросы остаются без ответов, некоторые ответы под разумеваются. Имеется и множество прямых диалогов. Публике должно было б ыть не скучно слушать образные рассказы Цицерона, которые оживляются пе ресказанными беседами двух или нескольких лиц. Такой рассказ мы находим в речи против Верреса: "Я припоминаю, как Памфил из Лилибея, мой друг и гостеприимец, знатный чело век, рассказывал мне, что он — после того как Веррес, злоупотребив своей в ластью, отнял у него массивную гидрию чудной работы, произведения Боэта, — возвратился домой опечаленный и расстроенный тем, что такой ценный со суд, доставшийся ему от отца и предков, которым он пользовался в празднич ные дни и при приеме гостей. у него отняли. "Сидел я у себя дома печальный, — говорил он, — вдруг прибегает раб Венеры и велит мне немедленно нести к п ретору кубки с рельефами; я сильно встревожился, — продолжает он, — кубк ов у меня была пара; я велел достать оба кубка, чтобы не стряслось большей беды, и нести их со мной в дом претора. Когда я туда пришел, претор почивал; п ресловутые братья из Кибиры расхаживали по дому; увидев меня, они спроси ли: "Где же твои кубки, Памфил?" Показываю их с грустью; хвалят. Начинаю сетов ать: если мне придется отдать также и эти кубки, у меня не останется ни одн ой сколько-нибудь ценной вещи. Тогда они, видя мое огорчение, говорят: "Ско лько ты дашь нам за то, чтобы кубки остались у тебя?" Одним словом, — сказал Памфил, — они потребовали с меня тысячу сестерциев; я обещал дать их. В эт о время послышался голос претора, требовавшего кубки. Тогда они стали го ворить, что на основании рассказов им казалось, что кубки Памфила предст авляют ценность, но это дрянь, недостойная находиться среди серебряной у твари Верреса. Тот сказал, что и он такого мнения". Так Памфил унес домой св ои прекрасные кубки" (In Verr. 14, 32). В произведениях Цицерона любых жанров то там, то тут пробивается поток о строумия, охватывающий широкую шкалу от легкой усмешки до злого смеха. З натоки находят у Цицерона даже двенадцать разновидностей юмора [4, 112]. В реч и "За Мурену" мы видим, что, насмехаясь над увлечением стоицизмом Марка Мла дшего, Цицерон пользуется весьма сложными формами диалога. Сначала идет косвенный диалог, разговора других людей нет, их положения только подраз умеваются из ответов Катона, потом же начинается лаконичная беседа: "Вот взгляды, которые себе усвоил Марк Катон, человек высокого ума, следуя ученейшим наставникам, и не для того, чтобы вести споры, как поступает бол ьшинство людей, но чтобы так жить. Откупщики просят о чем-либо. — "Не вздум айте что-нибудь сделать в их пользу". Какие-нибудь несчастные и находящие ся в беде люди умоляют о помощи. "Ты будешь преступником и нечестивцем, есл и сделаешь что-либо, уступив голосу состарадания". — Человек признает се бя виновным и просит о снисхождении к своему проступку. — "Простить — тя жкое преступление". Но проступок невелик. — "Все проступки одинаковы". — Ты высказал какое-либо мнение, ... — "Оно окончательно и непреложно". — ...рук оводствуясь не фактом, а предположением. — "Мудрец никогда ничего не пре дполагает". — Ты кое в чем ошибся. Он оскорблен. Этому учению он обязан сле дующими словами: "Я заявил в сенате, что привлеку к суду кандидата в консул ы". Ты сказал это в гневе. — "Мудрец, — говорит Катон, — никогда не знает гн ева". Но это связано с обстоятельствами. — "Лишь бесчестному человеку, — говорит он, — свойственно обманывать, прибегая к лжи; изменять свое мнен ие — позор, уступить просьбам — преступление, проявить жалость — гнус ность". (Pro Mur. 30, 62). Без сомнения, Цицерон этот эпизод рассказывал, меняя голос и интонацию, и слушатели весело улыбались, а может быть, и смеялись, наблюдая, как точно о ратор гиперболизирует суровость Катона. Процитируем еще два диалога из речи "За Секста Росция Америйца". В первом Ц ицерон изображает свой разговор как защитника с обвинителем, назваемый альтеркацией: "Хотел сына лишить наследства". Да по какой же причине? "Не знаю". А лишил? "Нет ". Да кто же воспрепятствовал? "Он помышлял". Помышлял? А кому же сказал? "Нико му". (Pro Rosc. Am. 19, 54). В другом диалоге оратор создает диалог обвинителя и обвиняемого: "Ты скажешь: "Так что же, если я и был безотлучно в Риме?" Отвечу: "А я-то там не б ыл вообще". — "Положим, я скупщик чужого, но и другие многие тоже". — А я-то, т ы сам утверждаешь, земледелец и деревенщина. — "Ну, связался я с шайкой уб ийц, но это еще не значит, что сам я убийца". — А я-то, который не знался ни с к ем из убийц, и совсем в стороне." (Pro Rosc. Am. 33, 94). В этих диалогах нет никакого юмора. В них — напряжение битвы. Удар — конт рудар, удар — контудар. Убежденный в своей правоте, Цицерон бьет точно и л огично. Характеристику Секста Росция Цицерон дает как живой разговор с самим со бой и обвинителем: "Отца убил он, Секст Росций. — Каков же он человек? Мальчишка развратный и соблазненный негодниками? — Ему уже за сорок. — Видно, старый головорез, лихой человек, убивать ему не впервые? — Нет, и такого вы не слыхали от обв инителя. — Ну так, конечно, роскошная жизнь, непомерность долгов, неукрощ енные страсти толкнули его к преступлению? — Насчет роскошной жизни Эру ций его обелил, сказав, что, пожалуй, ни разу он не был ни на какой пирушке. Д олгов не имел никогда никаких. Страсти — откуда им быть у того, кто (чем по прекнул его сам обвинитель) безвыездно жил в деревне, только и делал, что о брабатывал землю? Такая жизнь дальше всего от страстей и неразлучна с со знанием долга. Так что же довело Секста Росция до такого отчаянного неис товства? Отец, говорят нам, его не любил. Отец не любил? А причина? Ведь она д олжна быть справедливой, и важной, и всем очевидной. Ибо, как невозможно по верить тому, что смертельный удар был сыном направлен в отца без многочи сленнейших и важнейших причин, точно так же неправдоподобно, чтобы отцу был сын ненавистен опять-таки без причин, многих, важных и непреложных. Чт о ж, возвратимся к тому, о чем уже говорили, и спросим: каким же пороком был м ечен единственный сын, чтобы внушить отцу нелюбовь? Да выходит, что никак им! Так, значит, был сумасбродом отец, ненавидевший без причины свое порож денье? Да нет, его ум отличался твердостью и постоянством" (Pro Rosc. Am. 14, 39 — 41). Цицерон не только производил сильное впечатление на слушателей своими речами, он и писал сочинения по теории красноречия. Главные его трактаты — это "Об ораторе", "Брут" и "Оратор". В них отражен опыт нескольких десятков лет, проведенных Цицероном в сенате, суде, на форуме. Это не учебники по ри торике. Автор осмысляет развитие красноречия, его место в обществе, его с оотношение с философией и другими явлениями культуры. Трактат "Об оратор е" характеризует идеального оратора. Он написан в форме диалога, которая обусловливает дискуссию. Сторонник практического красноречия Марк Ант оний утверждает, что говорящему достаточно ясно изложить свой предмет. П олемизирующий с ним Красс полагает, что оратор должен разбираться и в ри торической теории, и в художественной литературе, истории, философии и п сихологии. Цицерон — сторонник последнего мнения. Два других трактата "Брут" и "Оратор" посвящены одно му из убийц Цезаря Марку Юнию Бруту. Цицерон любил этого юношу старинног о рода, прекрасно образованного, аскетических установок, твердой воли и трезвого ума, хотя Брут был другом ненавистного оратору Цезаря и сторонн иком нелюбимого им аттикизма. Трактат "Брут" — диалог, в нем участвуют Бру т, Аттик и сам Цицерон. Однако это не живая беседа, произведение скорее мож но назвать лекцией Цицерона, в которой излагается история римской ритор ики. Здесь есть, как мы уже упоминали, и полемические мысли: Цицерон критик ует аттикизм (Brut. 63— 70; 283— 200; 283— 291). Написав это сочинение, Цицерон отправил его Бруту, который был в то время наместником Цизальпинской Галлии. Последни й ответил, прося подробнее разъяснить некоторые положения или, возможно , с чем-то не соглашаясь. Т огда Цицерон написал сочинение "Оратор". Это как бы длинное письмо Бруту: о бращаясь к нему, оратор разъясняет свое мнение. Он говорит о требованиях к совершенному оратору, его образованности и подчеркивает, что идеальны й оратор должен выполнить три задачи: доказать свои положения (docere), достав ить слушателям удовольствие (delectare) и взволновать их (movere). Желая этого достигн уть, он должен уметь пользоваться тремя главными разновидностями стиля: низкий стиль (genus humile) подходит для убеждения; умеренный (genus modicum) оказывает эстет ическое воздействие, а патетическая сила высокого стиля (genus grande) воздейству ет на чувства и волю (Or. 1— 32; 61— 139). В этом сочинении Цицерон также пишет о слов есном выражении (сочетании слов, особенностях лексики — Or. 140— 162) и о ритмик е языка (Or. 169— 237). И перечисленные выше, и неупомянутые зд есь философские трактаты Цицерона по традиции относятся как бы и больше к истории философии, чем к истории литературы. Так происходит, по-видимом у, потому, что на долю последней и так приходится немало: речи, риторически е трактаты, письма. Однако философские трактаты — также художественные произведения, поскольку Цицерон не умеет писать сухо и неинтересно. Почт и все философские трактаты — диалоги. Часто они характеризуют тех, кому принадлежат: брат Цицерона Квинт — горячий, сердитый человек, а его родс твенник и приятель изворотливый Аттик, бывший для всех другом и не имевш ий врагов, сумевший издать все ему адресованные письма Цицерона, но не по местивший ни одного своего, только слушает, нигде не излагая своего мнен ия [17, 293]. В философских диалогах Цицерона полно живых диалогов. Вот один при мер из "Тускуланских бесед": — Но тогда зачем тебе мои старания? Разве могу я превзойти красноречием самого Платона? Прочитай со вниманием его книгу "О душе" — и тебе не остан ется желать ничего лучшего. — Я читал ее, и не раз; но всегда как-то получается, что пока я читаю, то со вс ем соглашаюсь, а когда откладываю книгу и начинаю сам размышлять о бессм ертии души, то всякое согласие улетучивается. — И что же тогда? Признаешь ли ты, что души или пребывают после смерти, или гибнут, когда приходит смерть? — Конечно, признаю! — И если они пребывают, то что же? — Тогда, я полагаю, они блаженны. — А если гибнут? — Тогда они, по крайней мере, не несчастны, ибо не существуют более: я ведь только что это признал, поддавшись твоим настояниям. (Tusc. disp. I 11, 24— 25). Это диалог платоновского типа. Очевидно, диалоги этой разновидости такж е можно разделить на несколько групп, как Диоген Лаэрций разделил диалог и Платона. Не только как философ, но и как писатель оратор любуется миром: "Добавь к этому холодную влагу неиссякающих источников, прозрачные стру и ручьев, ярко-зеленый покров берегов, высокие своды пещер, суровость уте сов, высоты нависающих гор, беспредельность равнин; добавь также скрытые месторождения золота, жилы серебра, бесконечное количество мрамора. А в еликое множество и великое разнообразие видов животных, прирученных ил и диких! А каковы полет и пение птиц! А что сказать о пастбищах для скота, о ж изни лесных зверей! А о роде человеческом? Люди ведь, как бы предназначенн ые для возделывания земли, не дают ей ни одичать от великого множества ди ких зверей, ни зарасти сорняком и прийти в запустение; трудами людей укра шены поля, острова и берега, усеянные домами, городами". (De nat. deor. II 39, 98— 99). Кроме прочих заслуг Цицерона перед историей римской литературы, необхо димо подчеркнуть и то, что он сформировал латинский литературный язык. Р уководствуясь разделением всех способов речи на три стиля (высокий, сред ний и низкий), он выработал норму латинского языка: отобрал употребитель ные формы и отбросил архаизмы, диалектизмы и др., в морфологии установил н ормативные суффиксы и окончания, в снтаксисе упорядочил систему главны х и придаточных предложений. Цицерон оказал необыкновенно большое влияние на римскую и европейскую культуру последующих времен. Его можно сравнить с мощным платаном, котор ый своей тенью в течение тысячелетий заглушает более слабые растения. Ег о можно сравнивать с мостом, соединяющим греческую и европейскую культу ры. С концом античной эпохи Европа перестала говорить. Как немая, она скло нилась над листами пергамента или бумаги, над книгами. Однако писать она училась долгие годы по речам и трактатам Цицерона, по сформулированным и м или даже не высказанным, а только выраженным в художественных произвед ениях принципам. Отцы церкви Лактанций, Амвросий, Августин были его посл едователями, разочаровавшийся в его личности Петрарка не мог не поддать ся очарованию его таланта, у Цицерона учились Эразм Роттердамский, Бэкон и другие представители эпохи Ренессанса. Цицерон шагнул очень далеко и во времени, и в пространстве. Его современн ик, противник, соперник Гай Юлий Цезарь был прав, написав однажды, что Цице рон более велик, чем все увенчанные лаврами триумфаторы, потому что чело век, расширивший границы духа римлян, ценнее полководцев, расширивших гр аницы римского государства (Plin. Nat. hist. VII 117). Список литературы 1. Boissier G. Cicйron et ses amis. Paris, 1923. 2. Bьchner K. Cicero. Heidelberg, 1964. 3. Carcopino J. Les secrets de la correspondance de Cicйron. Paris, 1955. 4. Haury A. L’ ironie et l’ humour chez Cicйron. Paris, 1955. 5. Cicero. Wege der Forschung. Darmstadt, 1973. 6. Kumaniecki K. Cyceron i jego wspуlsczesni. Warszawa, 1959. 7. Laurand L . Йtudes sur le style des discours de Cicйron. Amsterdam, 1965, I— II. 8. Lebreton J. Йtudes sur la lange et la grammaire de Cicйron. Hildesheim, 1965. 9. Michel A. Rhйtorique et philosophie chez Cicйron. Paris, 1960. 10. Norden E. Die Antike Kunstprosa. Berlin, 1923, I— II. 11. Seel O. Cicero. Wort — Staat — Welt. Stuttgart, 1953. 12. Zielinski T. Das Clauselgesetz in Ciceros Reden. Leipzig, 1904. 13. Zielinski T. Cicero im Wandel der Jahrhunderte. Leipzig, 1912. 14. Zielinski T. Der konstruktive Rhythmus in Ciceros Reden. Leipzig, 1914. 15. Гаспаров М. Л. Цицерон и античная риторика. / Марк Туллий Цицерон. Три трак тата об ораторском искусстве. М., 1972, с. 7— 74. 16. Грималь П. Цицерон. М., 1991. 17. История римской литературы. М., 1959, I. 18. Утченко С. П. Цицерон и его время. М., 1972. 19. Цицерон. М., 1958. 20. Цицерон. М., 1959.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Блондинка испугалась того что мысли материальны и напрочь перестала думать.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по культуре и искусству "Цицерон", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru