Реферат: Лирика: стихотворения, элегии, ямбы, песни, монодическая, или сольная лирика, хоровая лирика - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Лирика: стихотворения, элегии, ямбы, песни, монодическая, или сольная лирика, хоровая лирика

Банк рефератов / Искусство и культура

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 35 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Лирика: стихотворени я, элегии, ямбы, песни, монодическая, или сольная лирика, хоровая лирика Д. Дилите Лирика VII — VI вв. до н. э. — это время начавшегося в VIII в. до н. э. дальнейшего распростр анения и выражения мировосприятия греков, сформировавшегося в течение " темных веков", время больших перемен. Греки энергично преобразовывали ок ружающий и свой собственный мир: за несколько столетий, прошедших после наплыва дорийцев, число жителей изрядно выросло. В VIII в. до н. э. они начали ак тивно колонизировать побережье Черного моря, южные области Италии и Сиц илию, а также некоторые местности Северной Африки. В VII в. до н. э. началось, а в VI в. особенно усилилось движение в самой Греции: здесь создавались демок ратические города-государства. Это был сложный, иногда даже весьма драма тический процесс. В большинстве полисов он происходил так: все граждане стремились иметь т акие же права, как и аристократы. У последних права не отнимались, но все с тановились равноправными. Обычно это происходило не сразу. Лидером возм утившихся граждан чаще всего был аристократ, который становился правит елем, называемым тиранном. Современное значение слова "тиран" происходит отсюда, но несколько отлич ается от греческого: греческие тиранны обычно не могли быть абсолютными деспотами. Аристотель (Polit. V 19— 20, 1315a— 1315b) дает такое объяснение: "Так как госуда рство состоит из двух частей — неимущих и состоятельных, то следует вну шать тем и другим, что их благополучие опирается на власть тиранна, и стар аться, чтобы одни ни в чем не терпели обиды от других [...]. Цель ясна: он в глаз ах своих подданных должен быть не тиранном, а домоправителем и царем, не г рабителем, а опекуном; он должен вести скромный образ жизни, не позволять себе излишеств, знатных привлекать на свою сторону своим обхождением, а народом руководить при помощи демагогических приемов" (Аристотель. Поли тика. Пер. С. А. Жебелева. / Аристотель. Сочинения в четырех томах. Т. 4, М., 1984, с. 564— 565). Тирания была недолговечной, после свержения тиранов утверждалась демо кратия. Во время этих перемен, в VII— VI вв. до н. э., появился новый жанр — лирик а. Лирика — это поэзия, которая пелась или декламировалась в сопровождени и лиры, а иногда — флейты. В античности термин "лирика" (Явление появилось раньше, чем термин. Название "лирика" от слова "лира" предложили филологи э ллинистического времени) фиксировал только внешние признаки жанра (акк омпанемент), но нужно подчеркнуть, что VII— VI вв. до н. э. — это время появлени я в Европе и лирической поэзии в современном смысле слова. Здесь важны дв е вещи: во-первых формируется стихотворение как литературное произведе ние, имеющее определенный объем и форму; во-вторых, появляется поэзия инд ивида, в которой преобладает раскрытие душевных переживаний поэта. Хотя от греческой лирики сохранились только случайные отрывки, только ф рагменты, она не может не зачаровывать глубиной и разнообразием чувств и тем. В античной лирике не подчеркивались и не определялись какими-либо прави лами звуковые созвучия в конце строк или в других местах (рифмы), наибольш ее внимание в ней уделялось ритму. Используя чередование кратких и долги х слогов, греческая поэзия создала множество ритмических вариантов — м етров. Не преувеличивая, можем сказать, что метр был идолом античных поэт ов. Он организовывал стихотворение, упорядочивал его, а понятия "порядок" и "соразмерность", как уже упоминалось, были синонимами понятия "красота". Метр определял настроение стихотворения: стихотворения ясного, прозра чного, а иногда торжественного симметричного ритма звучат по-своему, ина че — стихотворения восходящего ритма, совсем по-другому — стихотворен ия нисходящего ритма. Можно выделить две разновидности греческой лирики: песенную и декламац ионную, иначе говоря, песни и стихотворения. Последние также часто декла мировались в сопровождении музыки. Стихотворения. Элегии Споры, что означает слово 'элегия' и откуда оно появилась, как говорит Гора ций, продолжались в течение всей античности до его времени (Ars, 77— 78). Теперь наиболее приемлемым ученые считают мнение, что некогда это слово означа ло "тростник" или дудочку, сделанную из стебля тростника [5, 37; 11, 8]. Греки этим т ермином определяли не содержание поэзии, а форму: все, что написано элеги ческим дистихом, называлось элегиями. Элегический дистих — это как бы с трофа из двух строчек, которую составляет композиция строчек гекзаметр а и пентаметра. (Греч. пентаметр означает ‘ пятистопный’ . В середине стр очки, после первого слога третьей стопы, находится знак раздела, называе мый цезурой — приостановка как бы отсекает конец стопы, и начинается но вая стопа). Темы греческой элегии — различны. Первым элегиком считают Каллина (VII в. д о н. э.), писавшего элегии патриотического содержания, в которых он призыва л храбро сражаться за родину: Требует слава и честь, чтоб каждый за родину бился, Бился с врагом за детей, за молодую жену. Смерть ведь придет тогда, когда мойры прийти ей назначат. Пусть же, поднявши копье, каждый на битву спешит, Крепким щитом прикрывая свое многомощное сердце В час, когда волей судьбы дело до боя дойдет. (Frg. 1, 6— 11). (Античная лирика. М., 1968, с. 127. Пер. Г. Церетели. Далее русские переводы лириков в большинстве случаев цитируются также по этому изданию (сокращенно — АЛ ). Номера фрагментов и строчек приводятся по изданию: Anthologia Lyrica Graeca. Ed. E. Diehl. Lipsiae, 1936). Мы видим, что, не заканчивая фразы в конце строчки или двустишия, а перенос я ее, поэт достигает напряжения мысли. Его призывы и заверения стремятся из строчки в строчку так же, как он призывает воинов устремиться в битву. Тематика творчества второго элегика Тиртея (VII в. до н. э.) подобна тематике элегий Каллина. О Тиртее уже в античности была распространена такая леге нда (Платон. Законы 1.629а): однажды спартанцы обратились к афинянам с просьбо й прислать вождя. Афиняне послали хромого учителя Тиртея. Разочарованны м спартанцам не пришлось долго сердиться и упрекать афинян: своими стиха ми Тиртей так поднял дух воинов, что те тотчас победили. Благодарные спар танцы предложили Тиртею поселиться у них. В своих элегиях Тиртей призыва л молодежь сражаться в первых рядах. Поэту близка эстетическая установк а Гомера: погибнуть молодым — красиво, а старику — нет. Отвратительно и с тыдно, когда молодые остаются живыми, а гибнут седовласые (Frg. 6, 3— 10). Тиртей проповедует то же самое понимание кодекса чести, что и Гомер или К аллин. Слава храброго воина долго живет среди потомков: Добрая слава и имя его никогда не погибнут: В царстве Аида живя, будет бессмертен тот муж, Коего сгубит ужасный Арей среди подвигов ратных, В жарком бою за детей и за родную страну. (Frg. 9, 31— 34; АЛ, с. 131, пер. В. Латышева). По такому воину скорбят и молодые, и старики, и весь город. Его могила буде т вечно в почете, его слава перейдет и к детям, и к детям детей, и к далеким п отомкам (Frg. 9, 29— 30). А тот, кто бежит, не защитив родного города, скитается повс юду без славы, навлекая позор на весь свой род (Frg. 6, 3— 10). Творчество другого элегика VII в. до н. э. Мимнерма привлекает совсем иным: бе ззаботной радостью жизни, цветением юности. Поэта чаруют только зелень м олодых весенних листьев, только пьянящий аромат цветов. Он категорическ и отказывается от зрелости лета и осени. Когда пронеслась мимолетная юно сть, поэт готов скорее умереть, чем жить, страдая от забот и болезней (Frg. 2, 1— 10). В стихотворениях Мимнерма появляется не встречавшийся до него в лирик е любовный мотив. Поэт жаждет без раздумий радоваться молодости и любви: Что за жизнь, что за радость, коль нет золотой Афродиты! Смерти я жаждать начну, если мне скажут "прости" Прелести тайной любви, и нежные ласки, и ложе. Только ведь юности цвет людям желанен и мил; Старость же горе несет, красавца с уродом равняя. Стоит приблизиться ей, сразу томиться начнет Черными думами сердце, и солнца лучи золотые Старца не радуют взор, старцу не нужны они. (Frg. 1, 1— 8, АЛ, с. 136, пер. Вяч. Иванова). С Мимнермом полемизирует один из семи мудрецов древности Солон (640— 560 гг. д о н. э.), в своих элегиях доказывая, что юность пленяет силой, а зрелый возрас т — мудростью, потому что сила разума проявляется только на шестом семи летии человеческой жизни, а расцветает в седьмом и восьмом семилетиях (Frg. 19, 13— 16; Frg. 22). Славившийся мудростью Солон был знаменитым государственным деятелем Афин, который провел радикальные социальные реформы полиса и п одготовил конституцию. Поэтому сохранились даже две античные биографи и Солона: одна — в сборнике Плутарха, оставившего жизнеописания политич еских деятелей, другая — в сочинении Диогена Лаэрция по истории греческ ой философии. Оба автора подчеркивают, что Солон славился мудро стью и честностью. Богатые его почитали как состоятельного, а бедняки — как справедливого человека. Поэтому афиняне и обратились к нему с просьб ой помочь полису, сотрясаемому социальными бурями. Однако ни мольбы соот ечественников, ни советы друзей, ни благоприятное пророчество дельфийс кого оракула не убедили Солона принять на себя власть тирана. Он отказыв ался, потому что тирания — прекрасное местечко, но выхода оттуда — нет. М удрец согласился только написать законы. Подготовленные Солоном закон ы уничтожили рабство за долги, реформировали календарь, суды, должности, охраняли афинскую экономику, ограничивая возможности импорта и экспор та некоторых товаров, систематизировали обычное право и определили мно жество других вещей. Солон по сути преобразовал афинскую конституцию, ос тавив только некоторые суровые законы предыдущего законодателя Дракон та (VII в. до н. э.). Среди них — осуждение на смерть за кражу любой вещи. "Не ты по ложил — не бери", — учил Солон. По законам Солона могли быть привлечены к суду тунеядцы и лентяи, было запрещено дурно говорить об умерших, ругать ся в храмах и государственных учреждениях и т. д. Законы были записаны на о брамленных досках, прикрепленных на вращающемся столбе. После их обнаро дования появилось много критиков: одни предлагали изменить одно, другие — другое. Мудрец и сам писал, что большим трудом трудно угодить всем (Plut. Sol. 25). Приведя афинян к присяге, что они будут сто лет соблюдать его законы, Соло н попросил разрешить ему уехать и посетил много стран. Кроме того, он нема ло путешествовал и в юности. Дело в том, что его отец потратил часть имущес тва на благотворительность, и Солон хотел его восстановить. По Плутарху, это занятие было почетным, но некоторые античные писатели утверждали, чт о он и прежде путешествовал с целью узнать мир, а не разбогатеть (Plut. Sol. 2). Отпр авившись в путь во второй раз, Солон общался с учеными и мудрецами других стран, давал советы правителям и, по-видимому, занимался творчеством. К сожалению, от наследия Солона сохранилось только около трехсот строче к, цитируемых другими авторами. Будучи типичным греческим мудрецом, поэт верит в гармонию мира и стремится к ней. Он уверяет, что не имеющее законо в государство хаотично, а принявшее конституцию — упорядочено и гармон ично: Благозаконье же всюду являет порядок и стройность, В силах оно наложить цепь на неправых людей... (Frg. 3, 32— 33, АЛ, с. 133, пер. Г. Церетели). Солон говорит, что своими реформами он дал афинянам столько свободы, ско лько было необходимо, ограничив права аристократов, но не поправ их. И нар одные массы, и аристократов он, по его словам, прикрыл щитом законов, чтобы ни одни, ни другие не могли диктовать свою волю (Frg. 5). Таким образом, как и пол агается мудрецу, Солон в практической деятельности стремился к умеренн ости. Его любимое выражение, ставшее его девизом, гласило: "Ничего слишком !" Подобные мысли он излагает, рассуждая о богатстве: имеющие много серебр а, золота, земли, лошадей и мулов не богаче имеющих только поесть, одеться, обуться, потому что они не унесут избытка с собой в Аид, не откупятся от ст арости, от тяжелых болезней (Frg. 14). Солон уверен, что космический порядок осн ован на справедливости, что Зевс наказывает каждого безнравственного ч еловека. Иногда наказание настигает его потомков(Frg. 1, 29— 32). Феогнид Совершенно иначе думает обращающийся только к прошлому Феогнид (VI— V вв. д о н. э.) из Мегар. Мир ему кажется несправедливым, потому что в нем господств уют дурные люди. Феогнид, как богатый мегарский аристократ был втянут в п олитическую борьбу, защищая интересы своего сословия. Когда победу одер жали демократы, он удалился из родного полиса, а возвратившись, не получи л имущества обратно. Поэтому поэт не доволен демократическим строем, ког да власть, по его мнению, принадлежит полудиким людям (53— 56). Иногда его эле гии дышат самой черной ненавистью: Феогнид жаждет испить крови низких лю дей (349— 350), призывает (может быть, и сознавая нереальность призыва) раздела ться с ними: Смело ногами топчи, стрекалом коли, не жалея Тяжким ярмом придави эту пустую толпу! (847— 848, АЛ, с. 162, пер. С. Апта). Поэта охватывает грусть и желчная ненависть одинокого человека, когда о н видит, что его сословие исчезает, потому что аристократы вступают в бра к с простыми людьми (183— 192), у него сжимается сердце, когда он слышит по весне голос птицы: Птицы пронзительный крик услышал я, сын Полипая: Нам возвещает она время весенних работ — Пахоты время и сева. И черная боль охватила Сердце мое — не про нас пышного поля простор! (1197— 1200, АЛ, с. 173, пер. С. Апта). Поэту кажется, что ничего хорошего не выйдет из такого государства, оно к ажется ему похожим на тонущий корабль, потерявший хорошего рулевого. Нет никакого порядка, кораблем управляют грузчики, поэтому его поглотят вол ны (671— 680). Драматические предсказания Феогнида не исполнились, демократи ческие полисы просуществовали долго, но нужно отметить, что Феогнид не б ыл абсолютно не прав. Большим недостатком демократических полисов, где к аждый сапожник, горшечник или земледелец мог занять важнейшую и высочай шую должность, был недостаток компетенции. Над этим позднее будет насмех аться Аристофан в "Лягушках", это будет критиковать Платон в "Государстве". Кроме пессимистических политических раздумий, в сборнике Феогнида мы н аходим нравственные поучения, мотивы любви, пиров. Во время пирушек поэт советует придерживаться меры, считая ее привилегией аристократов: Две для несчастных смертных с питьем беды сочетались: Жажда — с одной стороны, хмель нехороший — с другой. Я предпочту середину. Меня убедить не сумеешь Или не пить ничего, или чрез меру пьянеть. (837— 840, АЛ, с. 162, пер. С. Апта). Вообще во всех элегиях Феогнида звучит дидактическая установка, а некот орые двустишия имеют явно гномический (греч. ‘ гномион’ – мысль, мнени е) характер: Милых товарищей много найдешь за питьем и едою, Важное дело начнешь — где они? Нет никого! (115— 116, АЛ, с. 143, пер. В. Вересаева). Ямбы Вместе с элегиями в Греции появилась и расцвела ямбическая9 поэзия. Ямб с оставляют один краткий и один долгий слог. Строчка состояла из шести ямб ов. Соединяясь по два, они составляли так называемый ямбический триметр. Вместе с ямбом использовалась и обратная стопа — трохей (или хорей), сост оящая из одного долгого и одного краткого слога. Трохеи соединялись по в осемь стоп в трохеические тетраметры. Ямб считался метром простой, обыде нной поэзии. Миф о его происхождении говорит, что ямб был метром шуток, поношений, скве рнословий и т. п. на древних праздниках плодородия. Рассказывается, что Де метра в поисках пропавшей дочери пришла в Элевсин. Там встретившие ее до чери царя Келея привели ее во дворец. Деметра, хотя и принятая радушно, от горя не ела, не пила, не улыбалась. Тогда служанка по имени Ямба, желая ее ра звеселить, начала болтать двусмысленности, и Деметра рассмеялась (Hom. hymn. 5, 195 — 205). По имени служанки и была названа новая стопа, похожая на разговорный язык. Самым знаменитым поэтом, писавшим ямбами, был Архилох (VII в. до н. э.), который сочинял и элегии. Много видевший, претерпевший множество приключений, по эт жил, скорее всего, недолго, но бурно: участвовал во многих битвах, служи л наемным воином. В античности был известен его гимн Деметре, а гимн Герак лу в течение долгих лет после смерти поэта пели участники Олимпиад. В его ямбах мелькают нежные строчки, посвященные любимой, в которых поэт любуе тся девушкой, радующейся ветке мирта и прекрасному цветку розы, любуется ее пышными, ниспадающими на спину волосами (Frg. 25). Знаменитыми были и строчки, провозглашающие такую мудрость: Сердце, сердце! Грозным строем встали беды пред тобой. Ободрись и встреть их грудью, и ударим на врагов! Пусть везде кругом засады — твердо стой, не трепещи. Победишь — своей победы напоказ не выставляй, Победят — не огорчайся, запершись в дому, не плачь. В меру радуйся удаче, в меру в бедствиях горюй. (Frg. 67а, АЛ, с. 118, пер. В. Вересаева). Хотя в античности были известны стихотворения Архилоха разнообразной тематики, уже в то время сформировалось представление о нем как о сатири ческом поэте. Рассказывали, что Архилох посватался к дочери знатного чел овека Ликамба, но отец девушки отказался отдать дочь за поэта. Тогда отве ргнутый юноша понаписал такие злые строчки, что от стыда вся семья повес илась. Конфликт с Ликамбом, по-видимому, был на самом деле, а рассказ о траг ическом конце семьи, скорее всего, придуман, однако это хорошее свидетел ьство тому, как воспринимали Архилоха в древности. Ямбами писал также Гиппонакт (VI в. до н. э.). Тон его стихотворений грубоват, а язык часто вульгарен. В творчестве Гиппонакта впервые в европейской поэ зии мы встречаем нищего бродягу как лирического героя. Поэт изобрел хоро шо соответствующий содержанию его поэзии размер — "хромой ямб", в которо м шестой ямб триметра он заменил на хорей. Тогда довольно подвижная стро ка со сменой кратких и долгих слогов надломилась и стала как бы спотыкат ься в конце, на стыке двух долгих слогов. Вот как Гиппонакт насмехается на д каким-то своим знакомцем: Привольно жил когда-то он, тучнел в неге, Из тонких рыб ел разносолы день целый; Как евнух откормился, как каплун жирный, Да все наследство и проел. Гляди, нынче В каменоломне камни тешет, жрет смоквы Да корку черную жует он — корм рабий. (Frg. 39, АЛ, с. 126, пер. Вяч. Иванова). Песни (мелика). Монодическая, или сольная лирика Сольная песенная поэзия расцвела на острове Лесбос в Эгейском море. Самы ми известными представителями этого жанра были Алкей и Сапфо. Происходивший из знатного рода Алкей (VII— VI вв. до н. э.) активно участвовал в политике, борясь против тирании. Борьба была долгой и шла с переменным ус пехом: после долгих усилий тирана удалось свергнуть, но Алкею казалось, ч то нужно бороться и против нового народного лидера Питтака. Поэт и его ст оронники потерпели поражение и были вынуждены бежать с Лесбоса, на котор ый вернулись только через несколько лет. Алкей написал десять поэтических книг. Остались т олько фрагменты. В них мы находим строки гимнов богам, застольных песен, а также стихотворений на политические темы. Поэт создал строфу, позднее на званную по его имени, в которой восходящий ритм, сталкивающийся с нисход ящим. В двух первых строчках алкеевой строфы первое полустишие имеет вос ходящий ритм, второе — нисходящий, третья строка — восходящий, четверт ая — нисходящий. Таким образом, в строфе преобладающий восходящий ритм наполняет поэму бурлящими чувствами и настроениями. Драматические пол итические битвы отражает образ плывущих по бурному морю: Пойми, кто может, буйную дурь ветров! Валы катятся — этот отсюда, тот Оттуда... В их мятежной свалке Носимся мы с кораблем смоленым, Едва противясь натиску злобных волн. Уж захлестнула палубу сплошь вода; Уже просвечивает парус, Весь продырявлен. Ослабли скрепы. (Frg. 46а, АЛ, с. 41, пер. Вяч. Иванова). Образы ветров, волн, мечущегося корабля (Frg. 46b) сменяет радость по поводу све ржения тирана (Frg. 39), но она продолжается недолго, поэт опять зовет на борьбу (Frg. 43; 87). Потом появляются жалобы на печальную судьбу беглеца-изгнанника: по эт завидует тем, кто слышит голос зовущего на народное собрание глашатая , голос, который звучал для его отца и деда с молодых дней до старости, но те перь предназначен не для него. Прибежище от человеческих страстей и прир одных бурь поэт ищет в чаше вина. Когда свирепствуют зимние вихри и ливни, он предлагает зажечь очаг и наслаждаться вином: Как быть зимой нам? Слушай: огонь зажги, Да не жалея, в кубки глубокие Лей хмель отрадный, да теплее По уши в мягкую шерсть укройся. (Frg. 90, АЛ, с. 51, пер. Вяч. Иванова). В застольные песни, называемые сколиями, вплетены мифологические мотив ы. Поэт осуждает Елену как виновницу гибели Трои (Frg. 74), прославляет несущих ся верхом на конях Кастора и Полидевка (Frg. 78), прося их хранить людей от смерт и. На одном рисунке на античной вазе рядом с Алкеем стоит его соотечественн ица Сапфо (VII— VI вв. до н. э.), не единственная, но самая знаменитая греческая п оэтесса. С ней может сравниться разве только Коринна, от наследия которо й осталось, к сожалению, еще меньше, чем от Сапфо. Из девяти книг Сапфо сохр анились только фрагменты. Поэтесса аристократического происхождения, родом с острова Лесбос, Сап фо жила и творила в окружении музыки, поэзии, цветов, произведений искусс тва и людей, одетых в нарядные одежды. Политические перемены затронули и, по-видимому, нарушили созданный Сапфо эстетизированный мир: поэтесса бы ла вынуждена уехать с Лесбоса, впоследствии она туда вернулась. Она гово рит, что помнит советы матери, учившей ее одеваться со вкусом, подбирать ц вета, но теперь она слишком бедна и не в состоянии позволить себе купить д ля своей дочери "пестро шитую шапочку". Однако социальные перемены не изм енили установку поэтессы искать в мире красоту и почитать ее [7, 229; 8, 391]. Сапфо восхищается своей любимой дочерью, сравнивая ее с золотистым цветком (Frg. 152). В ее поэзии мы не находим политических мотивов, а в сердце нет ни желчн ой ненависти Феогнида, ни гнева Алкея. Поэтесса умеет всех понять и всех п ростить. Возможно, полемизируя с Алкеем, Сапфо пишет, что ей самым красивы м представляется то, что кто-нибудь любит. Сила любви огромна. Так, Елена п олюбила Париса. Хотя он и опозорил Трою, она оставила ради него мужа, дочь, родителей. Любовь для поэтессы — это не приятное удовольствие, как для Мимнерма, а и стощающая человека сила, которой чаще всего невозможно противиться. "Эро с вновь меня мучит истомчивый — / Горько-сладостный, необоримый змей" (Frg. 137, АЛ, с. 63, пер. В. Вересаева). "Словно ветер, с горы на дубы налетающий, / Эрос души потряс нам..." (Frg. 50, АЛ, с. 62, пер. В. Вересаева), — жалуется поэтесса. Тогда остает ся один выход: просить богиню Афродиту о помощи в строфах, ритм которых со здала сама поэтесса. В сапфической строфе преобладает нисходящий ритм, п оэтесса начинает говорить и замолкает, опять начинает и опять молчит: О явись опять — по молитве тайной Вызволить из новой напасти сердце! Стань, вооружась, в ратоборстве нежном Мне на подмогу! (Frg. 1, АЛ, с. 56, пер. Вяч. Иванова). Любовный мотив считается главным в творчестве Сапфо, хотя он и повредил ее имени. Дело в том, что поэтесса руководила содружеством, а может быть, ш колой или студией девушек знатного происхождения, где, по-видимому, обуч али вещам, находившимся под покровительством муз: танцам, музыке, поэзии, пониманию красоты, где был хор, исполнявший песни и гимны, сочиненные Сап фо. Большая часть стихотворений поэтессы была посвящена этим девушкам. О дна из них вышла замуж в далекую страну и сияет среди лидийских жен (Frg. 98), др угие находятся ближе, но поэтесса тоскует по ним всем (Frg. 96) и надеется, что и они в мыслях возвращаются к ней (Frg. 98). Через столетие после ее смерти комедиографы начали насмехаться над чув ствами Сапфо, над ее содружеством, утверждая, что там были эротические от ношения. Такие утверждения мы встречаем до наших дней [1, 101— 107]. Однако судит ь и говорить об этом надо очень осторожно. Без сомнения, мы должны считать правыми тех авторов, которые говорят, что неоспоримая истина только в то м, что мы очень мало об этом знаем [3, 83; 6, 142]. Вот, например, строчки стихотворени я к Агалиде: Богу равным кажется мне по счастью Человек, который так близко-близко Пред тобой сидит, твой звучащий нежно Слушает голос И прелестный смех. У меня при этом Перестало сразу бы сердце биться: Лишь тебя увижу, уж я не в силах Вымолвить слова. Но немеет тотчас язык, под кожей Быстро легкий жар пробегает, смотрят, Ничего не видя, глаза, в ушах же — Звон непрерывный. Потом жарким я обливаюсь, дрожью Члены все охвачены, зеленее Становлюсь травы, и вот-вот как будто С жизнью прощусь я. (Frg. 2, АЛ, с. 56, пер. В. Вересаева). Трудно утверждать категорически, что это эротическое стихотворение. Яс но только одно: в нем звучит огромная мука. Девушка сидит рядом с каким-то мужчиной (возможно, женихом), и это доставляет поэтессе много боли. Это мож ет быть огромная боль разлуки, утраты. Возможно, это на самом деле хоровая песня ее девушек [2, 40], которой поэтесса прощается со своей воспитанницей. Т о, что стихотворение написано от первого лица, здесь ни о чем не говорит: х ор может пониматься как одно лицо, хоры трагедий часто говорят в первом л ице единственного числа. Не очень ясно, почему нормальным считается восторг поэтессы перед сияни ем луны, цветущими яблонями, душистыми розами, а восхищение девушкой, кот орой идет белый наряд, считается ненормальным. Вообще трудно поверить, ч то она была женщиной сомнительной репутации, потому что такой женщине ар истократы вряд ли бы доверили воспитание своих дочерей. Ведь известно, ч то Сапфо была очень уважаема и почитаема: на монетах города Митилены чек анилось ее изображение, приписываемая Платону эпиграмма называет ее де сятой музой (Frg. 16). Аристотель пишет ее имя рядом с именами знаменитейших фи лософов и поэтов (Arist. Rhet. 1398b). Живое воображение комедиографов создало и другие измышления: в одной ко медии Сапфо изображена как любовница поэта Архилоха (Athen. XIV 519 b), хотя в год рож дения поэтессы Архилоха уже не было в живых. Другой рассказ, о котором изв естно, что он не имел никакого обоснования, — это распространенная в ант ичные времена легенда о том, что, безнадежно влюбившись в юности в красав ца Фаона, Сапфо прыгнула со скалы в море. Менандр написал об этом комедию (Strab. X 452), Овидий сочинил трогательное прощальное письмо от имени Сапфо (Ov. Her. XV). На самом деле поэтесса умерла в почтенном возрасте (Frg. 79). Имеются сведения, что Сапфо писала гимны, эпиталамии— свадебные песни, погребальные песни, элегии и эпиграммы, но от них, как и от поэзии Алкея, ос тались только фрагменты. Третий представитель сольной лирики Анакреонт (VI в. до н. э.) не интересовал ся ни политикой, ни философскими вопросами. Поэт был родом из малоазийск ого города Теос. После того как персы заняли его родной полис, Анакреонт ж ил при дворах тиранов разных городов. Возможно, положение придворного по эта заставило Анакреонта смотреть на жизнь как на бесконечный веселый п ир, а может быть, такова была его природа. Поэзия Анакреонта легка и праздн ична, жизнь не кажется поэту ни трудной, ни сложной. Здесь мы не найдем муч ительного чувства любви, а только легкий флирт, здесь льется вино и звуча т песни: Что же сухо в чаше дно? Наливай мне, мальчик резвый, Только пьяное вино Раствори водою трезвой. Мы не скифы, не люблю, Други, пьянствовать бесчинно: Нет, за чашей я пою Иль беседую невинно. (Frg. 43, АЛ, с. 74, пер. А. Пушкина). У Анакреонта было много последователей. Ему подражали в течение всей ант ичности и позже, его стихотворения переписывались вместе с произведени ями других поэтов, и отличать подлинного Анакреонта от подражателей уче ные начали только в новое время. Стихотворения, прославляющие Диониса, Э рота, вино, любовь, веселье, стали называть анакреонтической поэзией. Во в ремена Ренессанса и Просвещения анакреонтические стихотворения созда вались на национальных языках: во Франции их писал П. Ронсар, А. Шенье, в Гер мании — Г. Лессинг, в России — М. Ломоносов, Г. Державин, К. Батюшков, А. Пушки н. Хоровая лирика Осмысляя образ жизни греков, Аристотель пришел к в ыводу, что человек есть "существо общественное". Граждане одного полиса х отя бы в лицо знали одни других, собравшись на народное собрание, они обсу ждали государственные дела, плечом к плечу стояли в боевом строю и вмест е проводили празднества, которые обычно были всенародными. Празднества не обходились без песен. Греки очень любили музицировать и петь и имели м ножество детских, девичьих, мужских и женских хоров. Богов они прославля ли гимнами, пеанами, дифирамбами, а в честь людей пели энкомии, эпиникии, френы и т. п. Жители Спарты не слишком увлекались искусствами, но песни и танцы любили . Нужно подчеркнуть, что именно отсюда до нас дошли самые ранние тексты хо ровой лирики. Это песнопения в честь богов. Одним из зачинателей хоровой лирики сч итается живший в Спарте в VII в. до н. э. певец Алкман. В это время с Крита в Спар ту переселился Фалет, принесший с собой в Грецию критские танцевальные п есни, там жил и создатель пеанов и дифирамбов в героическом стиле Ксенок рит. Из их сочинений ничего не сохранилось. Алкман сочинял песни и руково дил мужским, женским и девическим хорами. Он написал пять книг песен. От ни х остались фрагменты, среди которых выделяется отрывок примерно из ста с трок из песни для хора девушек, посвященной, по-видимому, Артемиде. По этом у фрагменту видно, что Алкман использовал два содержательных элемента, с тавших в позднейшей хоровой лирике самыми важными: мифологические дета ли и обобщение размышлений над жизненным опытом, выраженное в сентенция х. Счастлив, кто в весельи, Без слез проводит день (Frg. 37— 38). Считается, что Алкман заложил основу и для формы хоровой лирики: сочинил строфу, состоящую из трех частей (строфы, антистрофы и эпода). Такими симме тричными строфами впоследствии писали все представители хоровой лирик и. Для них была работа не только в Спарте , но и по всей Греции, потому что бого в нужно было почитать везде. В Сицилии в VII— VI вв. до н. э. жил Стесихор, написа вший двадцать шесть книг песнопений. От них сохранились только фрагмент ы, показывающие, что поэт любил торжественный стиль, а материал заимство вал из эпических поэм. Считается, что его лирические рассказы были как бы нечто среднее между эпосом и трагедией. Их названия: "Гибель Трои", "Возвра щения", "Орестея", "Европея", "Эрифила", "Кербер" и т. д. Уже в античности была окутана легендами жизнь поэта Ивика, происходивше го из Регия в Южной Италии. Теперь очень известен ставший знаменитым бла годаря Ф. Шиллеру рассказ о том, что Ивик был убит разбойниками, но этого н икто не видел, кроме пролетавших журавлей. Умирающий поэт попросил журав лей отомстить злодеям. Через некоторое время убийцы сидели в театре, и на д зрителями пролетела стая журавлей. Один из убийц толкнул другого: "Смот ри, мстители за Ивика!" Оба весело рассмеялись, но у людей, знавших, что поэт был убит, такое поведение вызвало подозрение, и убийцы были наказаны. Дос товерно известно, что Ивик написал семь книг. Сохранились только фрагмен ты. Они показывают, что поэт писал и на любовную тему, которая была не хара ктерна для его предшественников. Симонид (557— 468 гг. до н. э.), создатель жанра эпиникия, был человеком беспокой ного ума и образа жизни. Он жил в Афинах, Фессалии, Сицилии, общался со множ еством знаменитостей, участвовал в многочисленных поэтических состяза ниях. Он также был способным коммерсантом и как доверенное лицо тиранов Сицилии исполнял дипломатические обязанности. Сам он обладал удивител ьной памятью и других учил искусству запоминания, предложил новшества д ля орфографии греческого языка, усовершенствовал некоторые музыкальны е инструменты. Опираясь на принципы религиозных песнопений, он создал новый жанр — пес ни в честь победителей спортивных состязаний (эпиникии). Из гимнов, пеано в, дифирамбов Симонид перенял строфу в форме триады и опыт использования мифов. Элементы мифов связывали атлета с легендарными героями далекого прошлого, придавали песням возвышенный характер. Позднейшие филологи р азделили эпиникии Симонида на книги, прославляющие бегунов, кулачных бо йцов и атлетов других видов спорта. Эти книги не сохранились, не известно, сколько их было. Симонид также усовершенствовал форму энкомиев, но особе нно он прославился как автор грустных траурных песнопений — френов. В конце античности Квинтилиан в обзоре всей литературы скажет, что Симон иду лучше, чем всем другим поэтам, удалось выразить чувство скорби (X, I 64). Про стыми словами поэт говорил о несчастье, свалившемся на человека, стараяс ь утешить мыслями, что даже дети богов страдают, что даже сами боги не борю тся с необходимостью. Сохранился плач Данаиды, заключенной с младенцем П ерсеем в ящик, в котором страх матери, оказавшейся в смертельной опаснос ти, противопоставлен беззаботности младенца: В темном ковчеге лила, трепеща, Даная слезы. Сына руками обвив, говорила: "Сын мой, бедный сын! Сладко ты спишь, младенец невинный, И не знаешь, что я терплю в медных заклепах Тесного гроба, в могильной Мгле беспросветной! Спишь и не слышишь, дитя, во сне, Как воет ветер, как над нами хлещет влага, Перекатывая грузными громадами валы, вторя громам; Ты же над пурпурной тканью Милое личико поднял и спишь, не зная страха..." (Frg. 13, АЛ, с. 184, пер. Вяч. Иванова). Дидактические элементы, незамысловато выраженные рассуждения о мощи б огов (Frg. 10; 57), о том, как трудно человеку достичь совершенства (Frg. 4), о том, что и сч астливый человек не может знать своего завтрашнего дня (Frg. 6), создали Симон иду авторитет популярного поэта и философа [4, 50— 75]. Симонид славился и эпиграммами. Двустишие, сочиненное им, было начертано на могиле трехсот спартанцев, погибших в Фермопильском ущелье в 480 г. до н. э.: Путник, пойди возвести нашим гражданам в Лакедемоне, Что, их заветы блюдя, здесь мы костьми полегли. (Frg. 92, АЛ, с. 178, пер. Л. Блуменау). Пиндар .40 Самым знаменитым автором хоровых песен в античности был Пиндар (518— 442 гг. д о н. э.). Он писал гимны, пеаны, эпиникии, дифирамбы, энкомии, френы и т. д. Всего им было создано около четырех тысяч песен, из которых до наших дней дошло только сорок пять эпиникиев. Во времена Пиндара было четыре общегреческ их спортивных состязания: Олимпийские, Пифийские, Немейские и Истмийски е. Олимпиады проходили в честь Зевса в городе Олимпе в Элиде, Пифийские иг ры — в честь Аполлона в Дельфах, Немейские — в честь Зевса в городе Немее и Истмийские — в честь Посейдона на Коринфском перешейке, называемом И стмом. По мнению греков, их победители выигрывали не только потому, что у н их были самые быстрые ноги, самые крепкие руки или самые резвые кони, но и потому, что им помогали боги. Победителя торжественно встречали в родном городе, одаряли и всю жизнь почитали как избранника бога. Во время встреч и в его честь хоры пели песни (оды), которые по заказу сочиняли поэты. Сохранившиеся песни Пиндара посвящены победителям всех четырех состяз аний, поэтому они сгруппированы в четыре книги по названиям соревновани й: первая — Олимпийские оды, вторая — Пифийские, третья — Немейские и че твертая — Истмийские. Автор античной песни был и поэт, и композитор: он сочинял не только слова, но и музыку. Мелодии сольных песен (Сапфо, Алкея, Анакреонта), по-видимому, б ыли проще, так как повторялась строфа одного и того же метра, а метр хоровы х песен установить невозможно, поскольку едва ли не каждая строчка имела свой собственный ритм и сложную мелодию. Мы, люди нового времени, должны п ризнаться, что мы не в состоянии воспринять хоровую лирику должным образ ом, потому что нам не доступен ее ритм. Мы не знаем, в каком метре ее нужно чи тать. При переводе или прочтении в другом метре появляются дополнительн ые семантические акценты. Из текстов песен Пиндара можно понять, что это был большой поэт, которого не стесняли рамки заказа. Из мифологии, как из неиссякаемого источника, о н черпал сравнения и аллюзии, прославляя победителя и его родину, постоя нно задумываясь о мощи и милости богов, о едином комплексе хороших качес тв человека – ‘ арете’ . Перевод ‘ арете’ словами "добродетель", "добле сть", "храбрость" передает только отдельные аспекты этого понятия, а не вес ь сплав человеческих свойств высокого качества. Выразить это понятие од ним словом сейчас невозможно. Воспевая победителя, одаренного милостью богов, поэт изображает его как единое целое физических и духовных качеств. Красивое, атлетичное тело ге роев его од слито с благородной душой [10, 148— 164]. Поэт верит в гармоничные отн ошения между индивидами (Ol. 10, 11— 12; Pyth. 4, 120— 130), между отдельной личностью и обще ством (Ol. 5, 13— 19; Pyth. 1, 70; Nem. 5, 47), между человеком и божеством (Ol. 9, 110; Pyth. 1, 48— 50; 3, 99— 97). Смертные должны мудро осознавать свое место в мире: Есть племя людей, Есть племя богов, Дыхание в нас — от единой матери, Но сила нам отпущена разная: Человек — ничто, А медное небо — незыблемая обитель Во веки веков. Но нечто есть Возносящее и нас до небожителей, — Будь то мощный дух, Будь то сила естества, — Хоть и неведомо нам, до какой межи Начертан путь наш дневной и ночной Роком. (Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты. М., 1980, с. 134— 135. Здесь и далее пер. М. Л. Гаспаров а) (Nem. 6, 1— 13). Человек имеет нечто общее с богами, но его гордость, высокомерие должны и меть границы, потому что смертному подходит только то, что смертно, потом у что человеку не подобает равняться с Зевсом (Isthm. 2, 14). Совершенный человек в сегда придерживается меры, не преступая никакой границы: Всему своя мера: Должный срок — превыше всего!28 (Ol. 13, 47— 48). Если удается выиграть важное сражение или обрести богатство, не следует из-за этого чваниться, забывая, что людям все дает Зевс (Isthm. 3, 1— 6). Провозглашая мировую гармонию, Пиндар прославля ет идеал калокагатии, ставший в V в. до н. э. основой греческой культуры [12, 100— 110]. Калокагатия — термин, передающий греческий эстетический и этический идеал (‘ калос’ — красивый,— и ‘ агатос’ — хороший, добрый). Ни один со временный европейский язык не может выразить это понятие одним словом. О бычно его переводят как "красота и добро".Человек с красивым, атлетически м телом, веселый, понимающий свое место в мире и не преступающий отведенн ых ему границ, — это красивый и добрый человек. Слово "калокагатия" появил ось в VI в. до н. э. в языке мудрецов Бианта и Солона (Dem. Phal. 10, 3). Пиндар этого слова, м ожет быть, кажущегося ему прозаическим, не употребляет, но он певец именн о такого сплава красоты и доброты, такой гармонии. У Пиндара можно найти и больше связей с идеями философов. Во II олимпийской оде поэт впервые в греческой литературе подчеркивает мысль, что непоряд очных людей после смерти ждет наказание, а души добрых и честных людей жи вут на залитых солнцем полях блаженных. Идея метемпсихоза (переселения д уш) в лирике Пиндара появилась, видимо, под влиянием философии пифагореи зма. Большинство сохранившихся од Пиндара написано симметрическими триадами, складывающимися из строфы, антистр офы и эпода, а общая схема всей оды также имеет три части: сначала прославл яется победитель состязаний, его город, затем следуют рассуждения более общего характера, переплетенные с мифами, и в конце поэт опять возврашае тся к воспеваемой личности [9, 339]. Пиндар не анализирует и не описывает, он ри сует крупными мазками, и образам его лирики, основанным на ассоциациях, с тановится тесно: поскольку поэт часто пропускает союзы, звучные фразы ка к бы обрушиваются друг на друга. Его язык красноречив, а метафоры и сравне ния — смелы: дожди — дети облаков (Ol. 2,3), Этна — лоб плодородной земли (Pyth. I 30), А склепий — плотник ? (Pyth. 3, 6) и т. д. Гораций (Carm. IV 2, 5— 8) метко сравнивает оды Пиндар а с величественной горной рекой, кипящей вихрями и водоворотами. Такому Пиндару старались подражать Г. Державин, Дж. Мильтон, А. Теннисон, К. М. Вилан д, И. В. Гете, А. Шенье. Вакхилида (505— 450 гг. до н. э.) часто считали тенью Пиндара. До нас дошли только крупицы его наследия. Структура эпиникиев этого поэта похожа на пиндаро вскую, но он не был безликим эпигоном. Он отличался от Пиндара стремление м к украшениям, талантом рассказчика. Иногда Вакхилид старался избавить ся от строгого следования образцам, заменяя мифологический рассказ ист орическим: например, в эпиникий, посвященный правителю Сиракуз Гиерону, он вплетает рассказ о Крезе (Frg. 3). Кроме эпиникиев, поэт сочинял пеаны, гимны , парфении, энкомии, танцевальные песни, дифирамбы. Один из них написан как разговор Тесея с народом (Frg. 13). Такое сочинение уже не чистый дифирамб, это драматическое произведение. На его примере можно предполагать, как разв ивалась греческая драма. Этот жанр стремительно вошел в греческую культ уру, и оттесненная им хоровая лирика постепенно исчезла. Список литературы 1. Bethe E. Die Griechische Dichtung. Potsdam, 1924. 2. Bowra C. M. Greek Lyric Poetry. Oxford, 1936. 3. Jenkyns R. Three Classical Poets. Cambridge, 1982. 4. Komornicka A. M. Simonides z Keos. Poeta i medrzec. Wroclaw, 1986. 5. Nestle W. Geschichte der griechischen Literatur. Berlin, 1942. 6. Page D. Sapho and Alcaeus. Oxford, 1955. 7. Smyth H. W. Greek Melic Poets. New York, 1963. 8. Willamowitz-Moellendorf U. Kleine Schriften. Klassische griechische Poesie. Berlin, 1971, I. 9. Гаспаров М. Л. Поэзия Пиндара. — Пиндар. Вакхилид. Оды. Фрагменты. М., 1980, 361— 383. 10. Гринбаум Н. С. Художественный мир античной поэзии. Творческий поиск Пин дара. М., 1990. 11. Доватур А. И. Феогнид и его время. Л., 1989. 12. Лосев. А. Ф., Шестаков В. П. История эстетических категорий. М., 1965.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
На одном сайте нашла мелодию, называется «Бесконечная музыка для секса». Время звучания - 2 минуты 29 сек.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по культуре и искусству "Лирика: стихотворения, элегии, ямбы, песни, монодическая, или сольная лирика, хоровая лирика", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru