Реферат: Проблемы территориальных отношений в средневековой Британии - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Проблемы территориальных отношений в средневековой Британии

Банк рефератов / История

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 76 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы

НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

СОЦИАЛЬНО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ КОЛЛЕДЖ

ОТДЕЛЕНИЕ ДИЗАЙН











РЕФЕРАТ


НА ТЕМУ:


«ПРОБЛЕМА ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ БРИТАНИИ»




Выполнила:

студентка 1 курса

среднеспециального отделения дизайн

Волкова Мария Сергеевна.







Воронеж

2006


Содержание.

Введение ……………………………………………………………………………...3

Глава 1. Англия до середины XI в. ……………………………………………….4

1. 1. Англосаксонские королевства в Британии и особенности процесса феодализации ……………………………………………………………4

1. 2. Начало процесса феодализации ………………………………………..5

1. 3. Возобновление и конец датских нашествий …………………………..8


Глава 2. Англия в XI-ХII вв. ………………………………………………………9

2. 1. Нормандское завоевание ………………………………………………..9

2. 2. Завершение процесса феодализации. «Книга Страшного суда» ……10

2. 3. Аграрный строй и положение крестьянства в XI—XII вв. ………….11

2. 4. Развитие городов ………………………………………………………12

2. 5. Особенности ленной системы и политического развития страны. Значение нормандского завоевания …………………………………..13

2. 6. Завоевание Ирландии. Попытки захвата Шотландии ……………….16

2. 7. Складывание единой английской народности………………………..16


Глава 3. Англия в XIII в. ………………………………………………………….17

3. 1. Экономическое развитие ……………………………………………....17

3. 2. Имущественное расслоение крестьянства. Обострение социаль­ной борьбы в деревне ………………………………………………………18

3. 3. Особенности положения феодалов …………………………………...19

3. 4. Развитие городов ……………………………………………………....20

3. 5. Основные направления политического развития Англии в XIII в. ...20

3. 6. Великая хартия вольностей …………………………………………...21

3. 7. Установление баронской олигархии ………………………………….22

3. 8. Гражданская война 1263-1267 гг. …………………………………….22

3. 9. Захватнические войны Англии в Уэльсе, Шотландии и Ирландии. ..24


Глава 4. Англия в XIV-XV вв. ……………………………………………………25

4. 1. Экономические и социальные сдвиге в английское деревне ……….25

4. 2. Обострение социальной борьбы в деревне и в городах ……………..26

4. 3. Движение за реформу церкви …………………………………………27

4. 4. Восстание крестьян под руководством Уота Тайлера ………………28

4. 5. Экономическое развитие английской деревни в XV в. ……………...30

4. 6. Положение английского крестьянства ……………………………….31

4. 7. «Старое» и «новое» дворянство ………………………………………32

4. 8. Развитие английской промышленности и торговли в XV в. ………..32

4. 9. Особенности социально-политического развития Англии в XV в. ...33

4. 10. Восстание Джека Кэда ……………………………………………….34

4. 11. Война Алой и Белой розы ……………………………………………34

4. 12. Предпосылки складывания английской нации …………………….36

Заключение …………………………………………………………………………37

Список литературы …………………………………………………......................38



Введение


Актуальность рассматриваемой темы обосновывается характерным для Англии типом территориально-земельных отношений, в большой степени повлиявшим на становление и развитие английской государственности, эволюцию политических и экономических отношений. Земельные владения практически в течение всего средневековья являлись одним из неотъемлемых атрибутов знатности, и во многом определяли место их хозяина в обществе. Именно поэтому их рассмотрение является необходимым для наиболее полного и последовательного изучения истории Англии.

Становление феодального государства в Англии связано с многочисленными завоеваниями Британских островов племенами германского и скандинавского происхождения. Римское завоевание оставило о себе практически только архитектурные и лингвистические памятники (названия местечек, городов). После ухода римлян в V в. н.э. населявшие Англию кельтские племена подверглись вторжению германских племен англов, саксов и ютов, оттеснивших кельтское население на окраины острова (Шотландия, Уэльс, Корнуэлл). В VII в. англосаксы приняли христианство и образовали семь раннефеодальных королевств (Уэссекс, Сассекс, Кент, Мерсию и др.), которые в IX в. под главенством Уэссекса образовали англосаксонское государство - Англию. В начале XI в. английский престол был захвачен датчанами, которые правили вплоть до возвращения англосаксонской династии в лице Эдуарда Исповедника (1042 год).

В 1066 г. правитель Нормандии герцог Вильгельм, имея благословение римского папы и французского короля, высадился с войском на остров и, разгромив англосаксонское ополчение, стал английским королем. Нормандское завоевание оказало большое влияние на дальнейшую историю английского государства, которое развивалось в основном аналогично средневековым государствам континента. Вместе с тем отличительной чертой его эволюции начиная с XI в. стала ранняя централизация, отсутствие феодальной раздробленности и быстрое развитие публичных начал королевской власти.



Глава 1. Англия до середины XI в.


1.1. Англосаксонские королевства в Британии и особенности процесса феодализации.

На территории Британии, завоеванной англосаксами (эта территория и стала впоследствии собственно Англией) в период со второй половины V до начала VII в. образовалось несколько варварских англосаксонских королевств: Кент — на крайнем юго-востоке, основанный ютами; Уэссекс и Суссекс — южной и юго-восточной части острова, основанные саксами; Вос­точная Англия — на востоке; Нортумбрия — на севере и Мерсия — в центре страны, основанные главным образом англами.

Некоторая часть кельтского населения Британии, избежавшая истребления, слилась с завоевателями — германцами. Так кельт­ский элемент вошел в этнический состав английского народа.

Процесс феодализации англосаксонских королевств был отно­сительно замедленным и прошел через два этапа: V—VIII века, когда он только начинался, и IX-XI века, когда феодальный спо­соб производства на этой территории уже стал господствующим. Медленность его складывания в Англии определялась рядом при­чин. Во-первых, относительно более слабой романизацией Бри­тании в I — начале V в. н. э. по сравнению, например, с Галлией этого времени. Римское влияние в аграрных отношениях сказа­лось преимущественно на юго-востоке острова; в других его об­ластях оно проявилось главным образом в создании отдельных укрепленных пунктов, строительстве дорог и мостов. После ухода римских легионеров в начале V в. до массовых германских втор­жений в конце века эти элементы романизации были в значи­тельной мере ликвидированы местным кельтским населением, в среде которого господствовал еще племенной строй. В ходе анг­лосаксонского завоевания следы романизации исчезли почти пол­ностью. Поэтому феодализм в Англии развивался с очень слабы­ми элементами германо-романского синтеза, в основном путем внутренней эволюции разлагающегося родоплеменного строя анг­лосаксов. Во-вторых, переселившиеся в Британию племена анг­лов, саксов, готов и фризов находились на более низком уровне социально-экономического развития, чем франки, не говоря уже о вестготах и бургундах, и дольше, чем они, сохраняли и на но­вом месте значительные пережитки родоплеменного строя. Это­му способствовало и то, что они расселялись среди покрывавших всю Англию лесов, вдоль речных долин, в изолированных друг от друга и от кельтов поселениях.

Из англосаксонских правд VI-VII вв. видно, что преобладаю­щим занятием завоевателей, особенно в центре и на юге страны, было земледелие, но заметную роль играло и скотоводство, а так­же рыболовство, охота и лесные промыслы, в некоторых же рай­онах — добыча соли, железа и свинца. Земледелие было пашен­ным. В нем использовался чаще всего тяжелый плуг с упряжкой из 4 или 8 волов, реже легкий, одноволовый. В центральных и южных районах Англии уже было распространено двуполье. Возделывались озимая пшеница, рожь, ячмень, овес, бобы и горох.

С момента расселения, задолго до возникновения у англосаксов феодального землевладения, они жили общинами. Вопрос о характере этих общин для VI-VII вв. является спорным. В источ­никах нет прямых упоминаний о системе открытых полей и че­респолосице, характерных для соседской общины — марки. Они появляются здесь только в IX-X вв. До этого в Англии существо­вали, видимо, два типа общины — большесемейная (земледель­ческая) и более крупная общинная организация, объединявшая несколько поселений в единый округ, в центре которого сходи­лось собрание глав больших семей, вершились судебные дела, осуществлялось самоуправление. Отдельные деревенские общи­ны, состоящие из индивидуальных семей, стали возникать только к концу VII — началу VIII в.

Основную массу населения вплоть до IX в. составляли свобод­ные крестьяне-общинники — кэрлы, владевшие довольно круп­ными участками земли — гайдами (участок, который при тяже­лых глинистых почвах Англии можно было вспахать 8-воловым плугом), что тоже предполагало наличие больших патриархаль­ных семей. Последнее обстоятельство задерживало возникнове­ние в Англии свободно отчуждаемой земельной собственности типа франкского аллода. Распоряжение наделом ограничивалось пра­вами всех членов большой семьи. Позднее такое большесемейное владение, основанное на обычном общинном праве, стало назы­ваться фольклендом (народная земля). Такую землю нельзя было завешать, продавать, передавать по женской линии.

Кэрлы VI—VII вв. обладали полноправием, имели право участво­вать в народных собраниях, самоуправлении, иметь оружие и со­ставляли основу военного ополчения англосаксонских королевств.

Однако уже ранние англосаксонские правды свидетельствуют о наличии в обществе социального расслоения. Кроме основной массы кэрлов в них упоминаются родовая знать — эрлы, позднее королевские дружинники — гезиты, жизнь которых была защи­щена более высоким вергельдом, а также рабы и полусвободные люди — лэты и уили (так назывались завоеванные англосаксами кельты — уэльсцы). Эти низшие категории населения сидели уже на чужой земле, платили своим господам натуральный оброк, а иногда и работали на них. Они составляли главную рабочую силу на землях как эрлов, так отчасти и кэрлов.


1. 2. Начало процесса феодализации.

С конца VII в. в англосаксон­ских государствах, где раньше, где позже, начинается процесс фе­одализации. Происходит рост имущественного неравенства среди кэрлов, заставляющий тех, кто обеднел, брать землю на определен­ных условиях у более богатых людей, искать их покровительства. Однако главным средством феодализации в Англии этих столетий было зарождение феодальной собственности в результате массовых королевских пожалований дружинником и церковным учрежде­ниям земли или чаще права собирать с определенных участков королевских владений поборы, т.е. держать ее в качестве «кормления». Такие пожалования оформлялись грамотами, а земля, доходы от которой передавались кому-либо, называлась «бокленд» (от англосаксонского boc — грамота, и land — земля). С появле­нием бокленда в Англии возникает крупное феодальное земле­владение, так как обычно право получения доходов с пожалован­ной земли вскоре превращалось в право свободно отчуждаемой собственности на нее, а люди, жившие на этой земле, постепенно становились зависимыми от владельцев бокленда, хотя и сохра­няли еще долго личную свободу.

Крупные землевладельцы, в зависимость от которых втягива­лись обедневшие и разорившиеся кэрлы, назывались глафордами (более поздняя форма — «лорд», что соответствовало понятию «се­ньор», «господин»). Однако и в условиях развития бокленда и гла-фордата основная масса кэрлов по крайней мере до XI в. остава­лась мало втянутой в процесс феодализации, а община, посте­пенно приобретавшая облик соседской, деревенской общины, сохраняла свою свободу. Поэтому и главную рабочую силу на зем­лях, пожалованных в бокленд, составляли еще рабы и полусво­бодные из местного населения, но не англосаксонские кэрлы. Характерно, что в англосаксонской Англии были неизвестны пре-карные сделки, служившие во Франкском государстве одним из основных каналов втягивания свободных крестьян в поземель­ную зависимость. Главную же роль в этом процессе до IX—X вв. играла, как отмечалось, королевская власть.

Всемерно содействовала процессу феодализации и церковь. Хрис­тианизация англосаксов началась в 597 г. в Кенте и затянулась до конца VII в. в силу неоднократных рецидивов язычества, особенно в Мерсии и Нортумбрии. Христианская церковь укрепляла своим авторитетом королевскую власть и группировавшуюся вокруг нее землевладельческую знать. Короли в свою очередь щедро одари­вали епископов и монастыри боклендами, подчиняли их власти крестьянское население. Поэтому распространение христианства долго вызывало протест свободного англосаксонского крестьянства. Эволюция государства у англосаксов. В момент их образования в ходе завоевания Англии англосаксонские королевства отлича­лись большой архаичностью.

Король выступал в них в VI и VII вв. скорее как племенной вождь, чем как носитель государственности. Большую роль играли органы местного, уже в основном территориального управления — народные собрания округов, состоявших из нескольких поселений.

Позднее эти округа стали объединяться в сотни, в которых соби­рались сотенные собрания всех свободных жителей этих террито­рий. Еще более крупные территориальные единицы с начала IX в. составляли графства — скиры, или шайры в каждом королевстве, которые тоже имели свои народные собрания — моты, иди гемоты, Возможно, что в более ранний период в рамках каждого ко­ролевства собирались и общенародные собрания свободных об­щинников-воинов, но прямые данные об этом отсутствуют. Как уже отмечалось, войско длительное время состояло в основном из ополчения орлов.

Однако с развитием феодальных отношений, в частности глафордата, в народных собраниях на уровне общинных сходов, сотен и графств решающая роль переходила к крупным землевладельцам, глафордам и их приказчикам, простые же кэрлы постепенно те­ряли свое влияние. Одновременно усиливалось значение в этих собраниях и представителей королевской власти в графствах — шерифов, заменивших прежних руководителей собраний из числа родовой знати. Уменьшалась роль кэрлов и в военной организации королевств. По мере укрепления королевской власти растет значение в войске гезитов, отчасти вытеснявших, отчасти поглощавших старую родовую знать — эрлов. При этом разница в вергельде между кэрлом и знатным человеком — гезитом — возрастает в несколько раз.

Постепенное превращение племенных королевств в раннефео­дальные государства сопровождалось постоянной борьбой между ними за титул верховного короля. В конце VI — начале VII в. ведущее положение занимал Кент, с середины VII в. — Нортумбрия, в V1I1 в. — Мерсия, с начала IX в. — Уэссекс. Король Уэссекса Экберт в 829 г. объединил под своей властью в едином уже ранне­феодальном государстве все англосаксонские королевства. Это стало возможным в силу того, что к этому времени процесс фео­дализации значительно продвинулся и феодализирующаяся верху­шка общества испытывала потребность в усилении центральной власти, чтобы легче преодолевать сопротивление втягивавшихся в зависимость крестьян. С другой стороны, с конца VIII, особен­но же с начала IX в. начались опустошительные набеги на Анг­лию норманнов, преимущественно датчан на Восточную Англию и норвежцев на ее северо-западные области. Для борьбы с опас­ным врагом приходилось объединять усилия всех королевств, и Узссекс, который менее других подвергался нападениям извне, стал естественным центром сопротивления завоевателям.

В объединенном государстве заметную политическую роль стал играть новый орган — «совет мудрых» (уитанагемот), состоявший из наиболее могущественных крупных землевладельцев королевства. Однако объединение страны не спасло ее от датской угрозы. Датчане постепенно захватили для поселения значительную тер­риторию на северо-востоке страны и теснили англосаксов к югу. Их продвижение было приостановлено в правление короля Альф­реда Великого (871-899 или 900 г.). Альфред начал укреплять воен­ные силы англосаксов, опираясь, с одной стороны, на пешее крес­тьянское ополчение (фирд), с другой — на созданное им конное тяжеловооруженное войско мелкопоместных землевладельцев. Альфред построил также большой флот и сильные пограничные укрепления. Это позволило ему противостоять натиску датчан. Он вынудил их заключить договор о разделе Англии на две части: юго-западную в центре с Уэссексом и северо-восточную «область датского права» (Денло), оставшуюся в руках датчан. Альфред собрал и издал все старые англосаксонские законы в виде едино­го свода, дополнив их новыми королевскими постановлениями. Эта «Правда короля Альфреда» отражала уже развитие в стране феодальных порядков и закрепила их к выгоде складывающегося господствующего класса. Во второй половине X в. король Эдгар (959—975) ликвидировал самостоятельность области Денло и вновь объединил всю территорию Англии в единое государство.

Датские набеги и необходимость борьбы с ними, с одной сторо­ны, несколько замедлили феодализацию англосаксонского обще­ства, особенно на северо-востоке страны. Датчане в IХ-Х вв. от­ставали от англосаксов в своем развитии, у них в большей степе­ни сохранялись общинный строй и свободное крестьянство, которые еще энергично противостояли феодализации. С другой стороны, однако, длительные войны с датчанами, требовавшие частых сборов ополчения и постоянных поборов на ведение воен­ных действий или откупов от нападения противника («датские деньги»), способствовали разорению свободного крестьянства. В этих условиях оно все больше теряло свою землю в пользу крупных землевладельцев, которых продолжало поддерживать сво­ими пожалованиями раннефеодальное государство. Все большая часть кэрлов в IX-XI вв. превращается в зависимых крестьян, эксплуатируемых лордами. Важную роль в этом процессе теперь начинают играть иммунитетные пожалования королей крупным феодалам — так называемая сока. Крестьяне, оказывавшиеся на территории соки, — сокмены — находились в судебной зависи­мости от иммуниста и хотя сохраняли личную свободу, но посте­пенно обязывались платить ему различные поборы и нести в его пользу повинности.

В X и начале XI в. в Англии, особенно на юге страны, появля­ются уже крупные вотчины (в Англии они назывались манорами), обрабатываемые барщинным трудом феодально зависимых крес­тьян. Из инструкции управляющему вотчиной (Gerefa) и латин­ского трактата «Об обязанностях разных лиц» (в вотчине. — Ред.), относящихся к этому времени, мы знаем, что в этих феодальных вотчинах работали три основные группы крестьян: гениты — по­томки свободных кэрлов, чья зависимость, возникшая в результа­те пожалования земли, на которой они жили, в бокленд, была относительно легкой; гебуры — основная рабочая сила в маноре, выполнявшая тяжелую барщину, — получали землю и инвентарь от господина и находились в тяжелой зависимости от него; котсетли — держатели мелких наделов, по своему правовому поло­жению близкие к гебурам.

К этому времени завершается и процесс формирования нового господствующего слоя военно-служилой знати, так называемых тэнов, пришедших на смену прежним королевским дружинникам — гезитам. Тэны, как правило, уже были мелкими и средними фео­дальными землевладельцами, предшественниками будущих рыцарей.

К середине XI в. Англия была в значительной мере феодализирована. Однако процесс феодализации не был еще завершен: на­ряду с феодальными вотчинами сохранялось еще много свобод­ных общин и даже свободных крестьян-собственников, игравших заметную роль в органах самоуправления и в войске.


1. 3. Возобновление и конец датских нашествий.

В конце X в. датские короли, объединившие к этому времени под своей властью не только Данию, но и южную часть Скандинавского полуострова, возобновили набеги на Англию и в 1016 г. установили там свою власть. Король Кнут (1016—1035) был одновременно королем Анг­лии, Дании и Норвегии. Стремясь найти опору в лице крупных англосаксонских землевладельцев, он подтверждал многие из при­своенных ими привилегий и прав.

Датское владычество в Англии оказалось непрочным. Исполь­зуя внутренние раздоры в датском государстве, англосаксы про­должали борьбу с чужеземным гнетом. Вскоре после смерти Кну­та его большая держава распалась и на английский престол всту­пил представитель старой англосаксонской династии Эдуард по прозвищу Исповедник (1042-1066).



Глава 2. Англия в XI-ХII вв.


2. 1. Нормандское завоевание.

К середине XI в. в Англии в основном уже господствовали феодальные порядки, но процесс феодализа­ции еще не завершился. Значительная часть крестьян, особенно в области Денло, оставалась свободной, а феодально зависимые дер­жатели земли еще не слились в единую массу зависимых крестьян. Феодальная вотчина и феодальная иерархия еще не приняли за­конченной формы и не получили повсеместного распространения.

В 1066 г. Англия подверглась нормандскому завоеванию. Герцог Нормандии Вильгельм собрал большое войско из нормандских, северофранцузских и даже итальянских рыцарей, жаждавших до­бычи, захватов новых земель и зависимых крестьян. Поводом для вторжения послужили претензии Вильгельма на английский пре­стол, якобы завещанный ему умершим незадолго до этого анг­лийским королем Эдуардом Исповедником. Папа поддержал при­тязания герцога.

В сентябре 1066 г. Вильгельм со своим войском на больших ладь­ях переплыл Ла-Манш и высадился на юге Англии. Войско гер­цога, главную силу которого составляла уже тяжело вооруженная рыцарская конница, было более многочисленно, чем английское. Во главе последнего выступил избранный «советом мудрых» но­вый король Англии Гарольд. За три недели до битвы с норманд­цами он отбил внезапное нападение норвежского короля Хараль-да-Хардрада на Северную Англию, согласованное с Вильгельмом. Войско Гарольда состояло в основном из пешего наспех собран­ного крестьянского ополчения и его личной дружины. В октябре 1066 г. в решающей битве при Гастингсе мужественно сопротив­лявшиеся англосаксы были разбиты, сам Гарольд погиб. Герцог Нормандский же двинулся к Лондону, захватил его и стал коро­лем Англии под именем Вильгельма I Завоевателя.

Завоевание, однако, встретило отпор со стороны как англосак­сонской знати, так и сохранившегося в стране значительного слоя свободных крестьян. Особенно силен он был на севере страны.

В ответ на массовые конфискации земли у местного населения в пользу пришельцев-завоевателей на севере и северо-востоке — в Денло в 1069 и 1071 гг. произошли крупные народные восстания, возглавленные представителями местной знати. Подавляя их, за­воеватели во главе с Вильгельмом опустошили главные области восстания — Йоркскую долину и графство Дарем, которые после этого несколько десятилетий оставались необитаемыми.

После подавления этих восстаний большинство земель англо­саксонской знати было конфисковано и передано иноземным ры­царям-завоевателям. Мелкие местные феодалы — тэны — час­тично сохранили свои владения, но стали вассалами нормандских баронов (так стали называть в Англии крупных феодалов). Средние и мелкие феодалы по континентальному образцу стали назы­ваться рыцарями. В церковной иерархии и аппарате королевско­го управления безраздельно господствовали завоеватели — выходцы из Франции. Сам Вильгельм составил из конфискованных земель огромный «домен короны», занимавший седьмую часть всех воз­делываемых в Англии земель. Значительная часть находившихся на этих землях лесов была превращена в королевские охотничьи заповедники. Под страхом страшных наказаний жителям этих тер­риторий, особенно крестьянам, запрещалось там охотиться, ру­бить лес, собирать топливо.

Владение обширным доменом усиливало позиции короля по от­ношению к знати. Этому способствовало и то, что раздача земель нормандским феодалам происходила постепенно, по мере их кон­фискации у местного населения, в результате разбросанность, не­компактность владений крупных феодалов затрудняла складыва­ние в Англии обширных территориальных княжеств, фактически независимых от короля.


2. 2. Завершение процесса феодализации. «Книга Страшного суда».

Нормандское завоевание способствовало окончательному завер­шению процесса феодализации Англии. К 1066 г. герцогство Нор­мандское, как и Франция в целом, было уже полностью феодализировано. Захватив землю и политическую власть в Англии, за­воеватели стремились насадить там привычные им порядки, оформить политически и юридически уже и ранее сложившиеся там феодальные отношения. Сам король в известной мере созна­тельно проводил такую политику. Одним из важных его меро­приятий на этом пути явилось проведение в 1086 г. всеанглийской поземельной переписи, получившей в народе название «Книга Страшного суда» («Domesday book»), поскольку лица, дававшие сведения ее составителям, обязывались под угрозой наказания го­ворить, «ничего не утаивая», как на «Страшном суде».

Перепись имела две главные цели: во-первых, дать королю све­дения о размерах владений и доходов его вассалов, чтобы требо­вать с них определенной военной службы; во-вторых, король хо­тел иметь точные сведения для обложения всего населения де­нежным налогом. Этим потребностям соответствовали и вопросы расследования: сколько земли в каждом графстве находится в ко­ролевском домене, сколько у крупных духовных и светских фео­далов, каково количество их вассалов. При этом учитывалось ко­личество гайд (в это время уже фискальных единиц) в каждом маноре, земельных наделов (плугов земли) и плуговых упряжек (рабочего скота) в домене и у крестьян-держателей, численность крестьян разных категорий, живущих в маноре. Отмечалась при­близительная доходность манора в деньгах.

В целом «Книга Страшного суда» содержала богатую информа­цию о хозяйстве и социальной структуре почти всей территории Англии, а также их динамике, поскольку фиксировала данные по трем периодам: 1) в правление Эдуарда Исповедника; 2) в годы, последовавшие непосредственно после завоевания, и 3) на 1086 г. Данные «Великой переписи» свидетельствуют о том, что ее про­ведение укрепило феодальный строй и ускорило превращение сво­бодных крестьян в зависимых. Это видно из того, что в оконча­тельном ее варианте единицей учета служила не деревня, но уже вотчина — манор, а главное — из того, что многие из свободных до 1066 г. крестьян оказались записанными под 1086 г. как вилла­ны. В Англии ХI в. этот термин, как правило, обозначал держате­лей, находившихся в поземельной зависимости, плативших рен­ту, в том числе часто выполнявших барщину.


2. 3. Аграрный строй и положение крестьянства в XI—XII вв.

Населе­ние Англии, по данным «Книги Страшного суда», составляло в это время около 1,5 млн. человек; из них громадное большинство (не менее 95%) жило в деревне. Главным занятием населения бы­ло земледелие. В центральных и южных, в основном земледель­ческих районах страны преобладали большие деревни и сохраня­лась сельская община с системой открытых полей, выпасом по жнивью, чересполосицей и принудительным севооборотом. На се­веро-востоке, а также на западе, на восточных склонах Пеннинских гор и южной части Оксфордшира значительное распростра­нение получило овцеводство. Шерсть уже в это время была важ­ным предметом торговли. Вывозили ее преимущественно во Фландрию, где фламандские ремесленники вырабатывали из нее сукна. В этих овцеводческих областях, как и на северо-западе стра­ны, чаще встречались мелкие поселения или хутора, не знавшие системы открытых полей.

После нормандского завоевания английская феодальная вотчи­на (манор) принимает законченную форму, подчинив себе ранее свободную сельскую общину. Хозяйство маноров, особенно круп­ных, основывалось на барщинном труде зависимых крестьян, отчасти — дворовых. Там, где господствовала система открытых полей, в ее общий распорядок включалась и господская земля (домен), а также земли еще лично свободных крестьян. Преобла­дали маноры с доменом, вилланами и свободными держателями, но было и немало маноров, значительно отличавшихся от этого классического типа, в которых не было домена или он был неве­лик, большее место занимали свободные держатели, чем зависи­мые. Манор XI—XII вв. оставался в основном натуральным хозяйством.

Основную часть крестьянства, по данным «Книги Страшного суда», составляли вилланы, имевшие полный надел земли — виргату (30 акров) — или часть надела, а также долю участия в об­щинных выпасах и лугах; они выполняли барщину, несли нату­ральные и денежные платежи в пользу лорда. В «Книге Страшно­го суда» указаны также бордарии — зависимые крестьяне с наделом, значительно меньшим, чем у виллана (обычно от 7 до 15 акров). Помимо вилланов и бордариев в английской деревне XI—XII вв. имелись коттарии (позднее коттеры) — зависимые крестьяне, дер­жатели мелких участков, обычно в 2-3 акра, приусадебной зем­ли. Они работали на лорда и добывали средства к существованию дополнительными занятиями (были пастухами, сельскими кузне­цами, плотниками и т.п.). Самую низшую категорию зависимых крестьян составляли сервы. По большей части это были дворовые люди, не имевшие, как правило, наделов и своего хозяйства и выполнявшие различные тяжелые работы в господской усадьбе и на господских полях.

Свободное крестьянство не исчезло в Англии и после норманд­ского завоевания, хотя численность его значительно сократилась и правовое положение ухудшилось. Наличие в деревне наряду с зависимыми слоя лично свободных крестьян (фригольдеров) сос­тавляло одну из характерных особенностей аграрного развития Англии в средние века. Особенно много свободных крестьян сох­ранилось на северо-востоке страны — в Денло. Хотя свободный крестьянин был обязан уплачивать лорду обычно небольшую де­нежную ренту, выполнять некоторые относительно легкие повин­ности и подчиняться его юрисдикции, он считался юридически свободной личностью.

На протяжении XII в. различные категории крестьянства все больше превращаются в зависимых крестьян — вилланов, глав­ной повинностью которых являлась барщина, обычно в размере трех, а иногда и более дней в неделю. Кроме того, виллан платил оброк отчасти продуктами, отчасти деньгами. Он часто подвер­гался произвольному обложению со стороны господина, уплачивал особый взнос при выдаче замуж дочерей, отдавал помещику луч­шую голову скота при вступлении в наследство; он обязан был также соблюдать мельничный, пивоваренный и другие баналитеты. Росли и многочисленные церковные поборы, самым тяжелым из которых была десятина.


2. 4. Развитие городов.

Города начали возникать в Англии как цен­тры ремесла и торговли в X—XI вв., еще до нормандского завое­вания. «Книга Страшного суда» насчитывает до сотни городов, в которых проживало около 5% всего населения.

В результате усиления политических связей Англии с Норман­дией и другими французскими землями окрепли и расширились ее торговые связи. Значительную торговлю с континентом вел Лон­дон, а также Саутгемптон, Дувр, Сендвич, Ипсвич, Бостон и дру­гие города. Предметами вывоза наряду с шерстью были свинец, олово, скот. Несколько позже (с конца XII—начала XIII в.) стали вывозить хлеб и кожи. Все эти продукты сельского хозяйства про­давали и светские феодалы и монастыри, но иногда и крестьяне. Уже в XI и особенно в XII в. получили значительное распростра­нение ярмарки (Винчестерская, Бостонская, Стэмфордская, в Йор­ке и др.), которые посещались купцами не только из Фландрии, но и из Италии, Германии и других стран.

С ростом городов как экономических центров формировалось сословие горожан. Наиболее значительные города Англии были расположены на королевском домене, и их сеньором являлся сам король. Это осложняло борьбу горожан за политическую автоно­мию, так как бороться с таким могущественным сеньором отдель­ным, даже крупным, городам было не под силу. Поэтому ни один из английских городов не смог добиться самоуправления типа французской коммуны; английские города вынуждены были до­вольствоваться лишь отдельными экономическими и финансовыми привилегиями и частичным самоуправлением, которые оформля­лись королевскими хартиями.

Освобождения от обременительных феодальных платежей они обычно добивались путем уплаты сеньору ежегодной фиксиро­ванной денежной суммы (так называемой «фирмы») с правом го­рожан самим производить раскладку и сбор этих средств среди жителей. За деньги же они часто приобретали право самоуправ­ления и суда, ограничивавшее вмешательство королевских или сеньориальных должностных лиц в дела городской общины. Города покупали также право иметь привилегированную корпорацию горожан (так называемую торговую гильдию), в которую обычно входили не только купцы, но и некоторые ремесленники. Однако пользоваться этими привилегиями могли лишь те, кто принимал участие в уплате «фирмы», т.е. наиболее состоятельные горожане. Более мелкие сеньориальные города обычно добивались лишь эко­номических привилегий и не пользовались самоуправлением.

В Лондоне, Линкольне, Йорке, Винчестере и других городах еще в конце XI—начале XII в. появились собственно ремесленные гиль­дии (цехи), которые вступали в борьбу со стоявшей у власти го­родской верхушкой.


2. 5. Особенности ленной системы и политического развития страны. Значение нормандского завоевания.

Нормандские бароны являлись непосредственными вассалами короля. Но Вильгельм требовал вас­сальной службы не только от баронов, но и от их вассалов. Все рыцари, чьими бы вассалами они ни были, обязаны были, сог­ласно «Солсберийской присяге» 1085 г., по требованию короля нести службу в королевском войске. С введением прямой вас­сальной зависимости всех феодальных землевладельцев от короля система вассалитета получила в Англии более централизованный характер, чем на континенте, где обычно действовало правило: «Вассал моего вассала — не мой вассал».

С момента нормандского завоевания королевская власть в Анг­лии оказалась сильнее, чем в других странах тогдашней Западной Европы. На первых порах это определялось наличием большого королевского домена, отсутствием компактных крупных феодаль­ных владений, особенностями вассальной системы, политической слабостью городов. Враждебность к завоевателям местного насе­ления, ослабевшая лишь ко второй половине XII в., также побу­ждала нормандскую верхушку сплачиваться вокруг короля. Ис­пользуя эту ситуацию, Вильгельм I сразу же создал относительно сильный аппарат центрального управления. Во главе графств были поставлены должностные лица короля — шерифы, ведавшие ад­министрацией, судом, сбором налогов и королевских доходов. Были сохранены и даже повышены налоги, дававшие королю большие финансовые ресурсы.

Таким образом, нормандское завоевание заметно усилило ко­ролевскую власть, политическое единство страны и создало пред­посылки для образования в Англии относительно централизо­ванного государства.

Уси­ление центральной власти продолжалось в Англии и после смер­ти Вильгельма I. В этом в той или иной степени были заинтере­сованы все феодальные слои. Даже крупные бароны в конце XI — начале XII в. нуждались в нем для подавления враждебного анг­лосаксонского населения, и прежде всего разного рода крестьян­ского протеста (ведь крестьянство составляли именно англосаксы).

У короля были и другие, более последовательные союзники, преж­де всего мелкие и средние феодальные землевладельцы — рыцари как нормандского, так и англосаксонского происхождения. Этот слой феодалов видел в короле защиту не только от крестьянских движений, но и от посягательств на их земли и доходы со стороны крупных феодалов. Поддерживала королевскую власть и церковь, превратившаяся благодаря щедрым пожалованиям Завоевателя и его преемников в крупнейшего феодального землевладельца стра­ны. Она пользовалась широкими привилегиями, и в частности правом иметь церковные суды, независимые от королевских. Ес­тественными союзниками королевской власти являлись и наибо­лее значительные, расположенные в домене города, а также со­ставлявшее около 12% населения свободное крестьянство, для ко­торого король был единственной защитой от крупных феодалов.

Такое соотношение социальных сил создавало условия для со­хранения и дальнейшего развития централизации. Преемники Виль­гельма I, особенно его младший сын Генрих I (1100-1135), про­должали укреплять центральный государственный аппарат: боль­шую роль стал играть постоянный королевский совет (королевская курия), включавший высших должностных лиц — королевских судей, лиц, ведавших королевской канцелярией, казной и сбором налогов (юстициарий, канцлер, казначей). В состав курии входили также наиболее верные королю крупные феодалы. Она совмеща­ла в себе судебные, административные и финансовые функции.

Важное значение приобрели разъездные судьи, перемещавшие­ся по стране и контролировавшие деятельность администрации, осуществление правосудия, сбор налогов в графствах.

Уже при Генрихе I внутри королевской курии выделяется каз­начейство, носившее в Англии название «Палаты шахматной дос­ки»1 и ведавшее сбором королевских доходов и проверкой фи­нансовой отчетности шерифов, а также судебное ведомство.

Вместе с тем в поисках противовеса политическому влиянию крупных феодалов и для укрепления власти шерифов на местах Генрих I стал энергично восстанавливать, хотя и под контролем центральной власти, старые англосаксонские органы местного управления, собрания свободных жителей сотен и графств. В со­тенных собраниях чинился суд по мелким правонарушениям, распределялись и затем взыскивались налоги, проводились раз­ного рода правительственные расследования.

Несмотря на успехи централизации, крупнейшие магнаты и в Англии при любом удобном случае проявляли непокорность ко­ролю. Настоящая феодальная усобица разразилась после смерти Генриха I (1135), не оставившего после себя сыновей. Претензии на престол предъявили одновременно его дочь Матильда — жена француза, графа Анжуйского Жоффруа Плантагенета, и племян­ник, также французский феодал Стефан граф Блуа. Воспользо­вавшись борьбой за престол, феодалы, поддерживавшие претен­дентов, разоряли и грабили страну, особенно крестьян и горо­жан, полностью вышли из повиновения центральной власти. Феодальная анархия прекратилась только в 1153 г., когда при по­средничестве церкви Стефан и Матильда заключили соглашение, по которому королем признавался Стефан, но после его смерти престол должен был перейти к сыну Матильды, молодому графу Анжуйскому Генриху Плантагенету. В 1154 г. он вступил на анг­лийский престол под именем Генриха II, положив начало новой династии Плантагенетов, правившей страной до конца XIV в.

Генрих II (1154-1189) сосредоточил под своей властью огром­ные владения: кроме Англии ему принадлежала, как и его пред­шественникам, Нормандия, а также обширные земли во Фран­ции — Анжу, Мэн, Турень, Пуату. Позднее он присоединил к ним и Аквитанию. Англия стала, таким образом, частью большой державы Плантагенетов (иногда ее называют Анжуйской импери­ей). Обладая большими финансовыми ресурсами и опираясь на поддержку рыцарства, горожан и свободного крестьянства, Ген­рих II подавил смуты феодалов в Англии, распустил их отряды, срыл замки, стал назначать на должности шерифов выходцев из мелких и средних феодалов, подчинив их всецело королевской курии.

Важную роль в укреплении централизации государства сыграли реформы Генриха II. Стремясь расширить компетенцию королев­ского суда за счет сеньориальных судов, он провел судебную ре­форму. Сущность ее заключалась в том, что каждый свободный человек мог за определенную плату получить разрешение пере­нести свое дело из любого вотчинного суда в королевский, где оно расследовалось присяжными, тогда как в вотчинных судах судебный процесс осуществлялся по-прежнему с помощью «божь­его суда»2.

Введение института присяжных вызвало огромный приток су­дебных дел в королевский суд из сеньориальных курий. Падению влияния последних содействовало и то, что Генрих II изъял из их компетенции все тяжкие уголовные преступления и значительно ограничил их юрисдикцию по земельным искам. Королевская ку­рия была признана высшим апелляционным судом для всех сень­ориальных судов. От этой реформы выиграло прежде всего ры­царство, а также зажиточные свободные крестьяне и горожане. Подавляющее большинство населения страны — лично зависи­мого крестьянства (вилланов) — эта реформа не коснулась. Коро­левские суды не принимали иски вилланов против их господ; они остались подсудны своему господину. Судебная реформа Генриха II отвечала интересам средних и мелких феодалов. Усилив коро­левскую власть, оказав поддержку рыцарям и верхушке свободно­го крестьянства, она углубила пропасть между свободными и лично зависимыми крестьянами, оставила последних вне защиты коро­левских судов и тем содействовала ухудшению их юридического положения и усилению феодального гнета.

Расширение судебных функций королевской курии увеличило доходы короля. Но значительные слои населения страдали от тя­желых штрафов, налагавшихся королевскими судами. В процессе судебной практики королевских судов стало постепенно выраба­тываться так называемое общее право (common law) — единое для всей страны королевское право, которое постепенно вытес­няло местное право, применявшееся в сеньориальных судах и су­дах сотен и графств.

Генрих II провел также военную реформу. Она заключалась в том, что военная служба феодалов в пользу короля ограничива­лась определенным, сравнительно небольшим сроком. Взамен ос­тальной, а иногда и всей службы феодалы должны были уплачи­вать особую денежную сумму — «щитовые деньги». На эти деньги король нанимал рыцарей, что уменьшало его зависимость от опол­чения баронов. Кроме того, король предписывал, чтобы каждый свободный человек в соответствии с его имущественным положе­нием имел определенное вооружение и по призыву короля дол­жен был являться для участия в походе. Тем самым как бы вос­станавливалось пришедшее в упадок старинное ополчение сво­бодного крестьянства (англосаксонский «фирд»).

Все эти реформы усиливали королевскую власть и содействова­ли централизации феодального государства.

Неудачной оказалась попытка Генриха II поставить под конт­роль государства церковные суды. На этой почве он столкнулся с главой английской церкви, архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом. В ходе борьбы по негласному приказу короля Бекет был убит (1170). В дело вмешался папа, вынудивший Ген­риха II под угрозой отлучения принести публичное покаяние и отказаться от реформы церковных судов.


2. 6. Завоевание Ирландии. Попытки захвата Шотландии.

Укрепив центральную власть в Англии, Генрих II в интересах английских феодалов предпринял завоевание Ирландии, где еще только заро­ждался феодализм и господствовал клановый строй. Английские бароны начали походы в Ирландию в 1169-1170 гг. на свой страх и риск. После их первых успехов в Ирландию в 1171 г. прибыл сам король, быстро одержавший победы над клановыми вождя­ми, которые вынуждены были признать Генриха II своим «вер­ховным правителем». Однако фактически англичанам удалось под­чинить себе лишь небольшую часть ирландских земель в прибреж­ной юго-восточной части острова и создать здесь укрепленный район, позднее названный «Пэйл» (буквально — огороженная тер­ритория). Отсюда английские феодалы, ставшие собственниками захваченных в Пэйле клановых земель, делали набеги и на другие области Ирландии, что мешало нормальному развитию феодали­зации и складыванию государства на острове. В Пэйле англий­ские завоеватели насаждали феодальные порядки, превращая ра­нее свободных ирландцев в своих зависимых крестьян.

Генрих II предпринимал также попытки подчинить Шотланд­ское государство, северного соседа Англии. В ходе непрерывных пограничных войн он пленил шотландского короля Уильяма Льва и в 1174 г. вынудил его заключить договор, по которому Уильям принес ему оммаж и вассальную присягу за Шотландию. Однако Шотландия, уже достаточно феодализированная и централизован­ная страна, вскоре освободилась от вассальной зависимости. В противовес нажиму Англии, она стала все более сближаться с Францией, с которой позднее (в ХIII-XIV вв.) оказалась в тес­ном антианглийском союзе.


2. 7. Складывание единой английской народности.

Нормандцы и дру­гие выходцы из Франции не сразу слились с коренным населени­ем Англии. На протяжении XII в. короли нередко обращались в официальных актах к своим подданным как к «французам и анг­личанам». Но к концу XII в. этнические и языковые различия между местным населением и нормандскими завоевателями факти­чески стерлись. Французский элемент влился в этнический состав складывавшейся английской народности, сложился единый со­циокультурный тип населения. Разговорным языком основной мас­сы жителей Англии — крестьян, горожан и подавляющего боль­шинства феодалов, особенно рыцарства, — был английский. Лишь феодальная знать, представители королевской администрации, юристы пользовались также французским языком, который наря­ду с латынью служил официальным языком в государственных учреждениях.

Несмотря на значительное укрепление центральной власти при Генрихе II, в Англии неоднократно вспыхивали восстания недо­вольной его политикой знати, в том числе сыновей короля. Их поддерживали мятежные феодалы континентальных владений Плантагенегов, в которых Генрих II не располагал такой полно­той власти, как в Англии.


Глава 3. Англия в XIII в.


3. 1. Экономическое развитие.

В XIII в. в Англии совершенствова­лось земледелие, повсеместно утверждалось трехполье. Расчистка леса и осушение болот привели к увеличению площади культиви­руемой земли и пастбищ в ходе широкой внутренней колониза­ции, повысилась урожайность зерновых и других культур. С уве­личением спроса на английскую шерсть, особенно во Фландрии, а также Италии, связано дальнейшее развитие овцеводства. Об­щий хозяйственный подъем, в том числе в крестьянском произ­водстве, вызвал быстрый рост населения в целом по стране в 2,5-3 раза. Это привело в свою очередь к сокращению крестьянских наделов, земельному голоду в деревне, расширению земельного рынка и росту цены на землю.

Продолжался процесс отделения города от деревни. К концу XIII в. в Англии насчитывалось уже около 280 городских поселе­ний. Соответственно возрос и удельный вес городского населе­ния. Повышался постоянный спрос на продукты сельского хо­зяйства, благодаря чему цены на них, особенно на хлеб, держа­лись относительно высокие. Это стимулировало вовлечение в рыночные связи как помещичьего, так и крестьянского хозяйства. Уже в конце ХII-начале ХIII в. развиваются довольно прочные внутренние экономические связи, В качестве важнейшего центра общеанглийской торговли выдвигается столица Англии Лондон.

Одна из важнейших особенностей экономического развития Анг­лии в средние века — большая роль деревни в развитии внутрен­них связей. Быстрому развитию их способствовала ранняя спе­циализация сельскохозяйственных районов — одних на произ­водстве хлеба (Южная, Центральная и Восточная Англия), других — на производстве мясомолочных продуктов и шерсти (Западная, Северо-Западная и Северо-Восточная Англия). Расширение внут­ренних экономических связей стимулировалось также развитием внешней торговли, поскольку основу последней до конца XIV в. составлял вывоз продуктов сельского хозяйства, шерсти, хлеба, кожи.

В ХIII в. основной хозяйственной и социальной ячейкой анг­лийского общества оставался манор. Манориальная структура от­личалась пестротой, сложностью и своеобразием местных вари­антов. С конца XII в. манор активно втягивается в рыночные связи. В наиболее крупных, особенно церковных, вотчинах, располагав­ших большим количеством вилланов, под влиянием этих связей барщинная система не только не ослабевала, но еще более укреп­лялась. Стремясь выбросить на рынок побольше сельскохозяйст­венных продуктов, владельцы таких маноров усиленно расширя­ли домениальное хозяйство за счет общинных угодий и расчист­ки пустошей, стремились увеличить барщину, чтобы иметь рабочую силу для обработки домена. С этим было связано стремление круп­ных феодалов воспрепятствовать личному освобождению вилла­нов и даже сделать зависимыми еще сохранивших личную свободу и полусвободных крестьян.

В то же время товарно-денежные отношения уже в XIII в. поро­ждали в английской деревне новые явления, исподволь подры­вавшие барщинную систему хозяйства. В более мелких манорах, где было меньше вилланов и где связь с рынком осуществлялась не только через домениальное, но и через крестьянское хозяйст­во, они приводили к коммутации ренты. К концу XIII в. денеж­ная рента уже преобладала в стране. Это в значительной степени освобождало крестьян от повседневного контроля феодала. Одна­ко английские феодалы в отличие от французских, как правило, еще не отказывались от ведения домениального хозяйства. Те из них, кто стал на путь коммутации вилланских барщин, наряду с трудом вилланов или вместо него начали применять труд наем­ных работников из числа многочисленных в Англии этого време­ни малоземельных зависимых и свободных крестьян (коттеров). Однако на всем протяжении ХIII столетия домениальное барщин­ное хозяйство, сосредоточенное в вотчине, все же играло решаю­щую роль в сельскохозяйственном производстве Англии и в снаб­жении внутреннего и внешнего рынка его продукцией.

Так в английской деревне ХIII в. наметились две противопо­ложные тенденции развития — консервативная и прогрессивная.


3. 2. Имущественное расслоение крестьянства. Обострение социаль­ной борьбы в деревне.

Развитие товарно-денежных отношений в деревне в делом тяжело отразилось на широких массах крестьян­ства. С развитием рынка росли потребности феодалов. Часть их удовлетворяла свое стремление к увеличению доходов путем уве­личения размеров барщины; другие — повышая под разными предлогами денежную ренту. Наступление на крестьян шло так­же по линии захвата феодалами части земель, находившихся в общинном пользовании.

Коммутация ренты ускорила и углубила начавшееся задолго до XIII в. имущественное расслоение крестьянства. Среди вилланов выделилась небольшая зажиточная верхушка, богатевшая на тор­говле. Отельные представители этой группы получали возможность выкупиться на волю. Напротив, многие средние, а также мелкие крестьяне беднели, будучи не в состоянии уплачивать в срок повы­шавшуюся денежную ренту. Среди вилланов росло количество коттеров, вынужденных работать по найму у своих же или чужих лор­дов. Еще быстрее шло расслоение свободного крестьянства: в его среде резко обозначилась зажиточная крестьянская верхушка, ко­торая по своему социальному положению примыкала к низшим слоям феодалов, и масса мелких фригольдеров, часто настолько бедных, что они не могли пользоваться привилегиями своего сво­бодного статуса. Тяжелый гнет, лежавший на основной массе анг­лийского крестьянства, углублялся по мере роста государственных налогов, которыми облагались и свободные крестьяне, и вилланы.

На усиление эксплуатации крестьянство отвечало сопротивле­нием. В XIII в. оно носило в основном локальный характер. Вил­ланы и свободные крестьяне сообща, нередко с оружием в руках, разрушали изгороди, поставленные лордами на общинных землях. Целые деревни отказывались от уплаты повышенных рент и вы­полнения ненавистных дополнительных барщин, пытались искать правосудия в королевских судах, а иногда оказывали вооружен­ное сопротивление не только своему лорду или его управляюще­му, но и королевским чиновникам, пытавшимся принудить их к покорности. Во всех выступлениях крестьян большую роль игра­ла сохранившаяся почти повсеместно, но утратившая былую сво­боду община.

Протест вилланов против феодального гнета в ХШ в., как и в XII в., выражался также в побегах в города и в леса, куда от пре­следований феодалов часто уходили и свободные крестьяне. Име­ли место и крестьянские выступления против королевских долж­ностных лиц — судей, сборщиков налогов и др.


3. 3. Особенности положения феодалов.

Под воздействием товарно-денежных отношений различия, существовавшие со времен нор­мандского завоевания между крупными феодалами — баронами и мелкими — рыцарями, в XIII в. еще более углубились. Они опре­делялись теперь не только размерами их владений и доходов, но и характером их хозяйственной деятельности и их политической позицией. В XIII в. особенно интенсивно втягивались в товарно-денеж­ные отношения рыцари. В их поместьях преобладала денежная рента, кое-где применялся уже наемный труд. Большая часть анг­лийского рыцарства все более теряла характер военного сословия и превращалась в сельских хозяев. Общая заинтересованность в развитии внутреннего рынка, в ограничении произвола крупных феодалов и уменьшении королевских поборов, в дальнейшей цен­трализации государства сближала этот слой феодалов с горожана­ми и с верхушкой свободного крестьянства. Благодаря этому слой феодалов в целом не превратился в Англии в замкнутое сословие, подобно дворянству во Франции и в Германии. Каждый свобод­ный собственник земли, каково бы ни было его происхождение, при наличии определенного годового дохода (в 20, а позднее в 40 фунтов) обязан был принять звание рыцаря и войти в состав дво­рянства. Другая часть рыцарства, однако, не имела хозяйствен­ных интересов, живя в основном за счет военной службы, грабе­жа, даров своих сеньоров и короля.

Бароны же и прелаты, составлявшие вместе замкнутую группу феодальной аристократии, даже если они втягивались в рыноч­ные связи, держались за барщинные методы эксплуатации, упор­но отстаивали свои сословные привилегии.


3. 4. Развитие городов.

В XIII в. заметно возросла экономическая и социально-политическая роль английских городов. Большую роль в их экономической и политической жизни начинает играть ку­печество.

Города становятся крупными центрами накопления богатств: их доля в общегосударственных налогах все более повышалась. Это заставило королевскую власть в какой-то мере считаться с их ин­тересами. Если к началу XIII в. хартии имели 80 наиболее круп­ных городов, то на протяжении XIII в. различные привилегии получили еще 113 городов. Горожане постепенно оформляются в сословие, которое обычно выступает как политический союзник королевской власти. Но рост государственного обложения вызы­вал сильное недовольство горожан. Это, как и их экономические и политические интересы в целом, сближало позиции горожан с позицией рыцарства и верхушки свободного крестьянства.

С середины XIII в. в городах заметно обостряются внутренние социальные противоречия. Городская верхушка крупных городов, состоящая из городских землевладельцев, наиболее богатых куп­цов и ростовщиков, захвативших городское управление и финансы, разными способами притесняет и эксплуатирует основную массу городских ремесленников и мелких торговцев, а также городскую бедноту. Жизнь английских городов во второй половине XIII в. наполнена борьбой между ремесленниками и городской олигар­хией за право участия в управлении городом.


3. 5. Основные направления политического развития Англии в XIII в.

По мере укрепления внутренних экономических связей усилива­лась и централизация феодального государства. Хотя в ней по-прежнему в той или иной степени были заинтересованы феодалы в целом, особенно рыцарство, а также городское сословие и вер­хушка свободного крестьянства, процесс централизации государ­ства сопровождался длительной политической борьбой, которая иногда приводила к вооруженным конфликтам.

Первый этап политической борьбы XIII в. падает на время прав­ления короля Иоанна, прозванного Безземельным (1199-1216), — младшего сына Генриха II. Иоанн использовал унаследованный им от отца сильный государственный аппарат для нажима на все слои населения. Произвольными конфискациями земель, ареста­ми и казнями неугодных ему магнатов, постоянными нарушениями феодальных обычаев он возбудил против себя оппозицию баро­нов. Раздражали их также слишком частые и чрезмерные требо­вания субсидий и «щитовых денег» в связи с неудачными война­ми Иоанна во Франции, в которых бароны не были заинтересо­ваны. Их поддерживала церковь, недовольная вмешательством короля в церковные выборы и его бесконечными поборами.

В отличие от всех предшествующих столкновений короля с баро­нами в лагере последних оказались на этот раз и те слои населе­ния, которые раньше всегда поддерживали короля против баро­нов, — рыцарство и горожане. К поддержке баронов их побуди­ли произвол королевской администрации и бесконечные поборы, особенно с городов. Неудачная внешняя политика Иоанна еще более усилила всеобщее недовольство. В войне 1202-1204 гг. фран­цузский король Филипп II Август захватил ряд владений Иоанна во Франции: Нормандию, Анжу, Мэн, Турень, часть Пуату. По­ражение Иоанна и его союзников в битвах при Ларош-о-Муане и Бувине (1214) положило конец его попыткам вернуть эти зем­ли. Еще до этого (в 1207 г.) Иоанн вступил в длительный кон­фликт с папой Иннокентием III из-за того, что тот без согласия короля назначил архиепископа Кентерберийского.

В 1212 г. папа издал буллу о лишении Иоанна престола и пере­дал права на английскую корону французскому королю Филип­пу II. Опасаясь восстаний своих подданных, Иоанн в 1213 г. капи­тулировал перед папой, признал себя его вассалом и обязался еже­годно выплачивать 1000 марок серебром. Этот позорный акт еще больше усилил оппозицию. Весной 1215 г. бароны при поддерж­ке рыцарства и горожан начали войну против короля. Лондонцы открыли им ворота столицы. Король был вынужден подчиниться требованиям восставших баронов и 15 июня 1215 г. подписал так называемую Великую хартию вольностей.


3. 6. Великая хартия вольностей.

Большинство статей Великой хар­тии вольностей (Magna Charta Libertatum) отражало интересы ба­ронов и церковных феодалов. Король обязался соблюдать свобо­ду церковных выборов; обещал не брать со своих непосредствен­ных вассалов больших поборов, чем установлено обычаем. Он обязался не собирать со своих непосредственных держателей фео­дального вспомоществования и «щитовых денег» без согласия «об­щего совета королевства». В состав этого совета должны были вхо­дить непосредственные держатели короля, т. е. в основном те же бароны. Баронов в отличие от представителей всех других сосло­вий могли судить только люди равного с ними звания — пэры. Король обязался не арестовывать баронов, не лишать их имуще­ства, не объявлять их вне закона без приговора пэров. Отменя­лось утвердившееся после реформы Генриха II право короля вме­шиваться в юрисдикцию сеньориальных судов. Наконец, для на­блюдения над выполнением хартии избирался комитет в составе 25 баронов, который в случае нарушения хартии королем мог на­чать против него войну.

Значительно меньше хартия дала рыцарству и верхушке свобод­ного крестьянства. Баронам и королю запрещалось требовать с держателей рыцарских феодов больше служб и феодальных пла­тежей, чем полагалось. Всем свободным людям была обещана за­щита от злоупотреблений королевских чиновников и чрезмерных штрафов; для них Великая хартия сохраняла судебные порядки, введенные Генрихом II. Еще меньше, чем рыцари, получили го­рода. Хартия только подтвердила неприкосновенность уже суще­ствующих вольностей Лондона и других городов, но не ограничи­ла права короны собирать с них особенно ненавистный для горо­жан побор — талью. Было установлено единство мер и весов. Хартия разрешила свободный въезд и пребывание в Англии ино­странных купцов. Эта мера, хотя и способствовала развитию внеш­ней торговли, была невыгодна горожанам, так как нарушала их монополию. Основной массе английского народа — вилланам — Великая хартия не дала никаких прав. Хартия лишь еще раз под­черкнула их полное бесправие в феодальном государстве.

Некоторые постановления хартии были прямым проявлением феодальной реакции; вместе с тем Великая хартия имела для сво­его времени и известное прогрессивное значение. Она ограничи­вала королевский произвол не только в отношении баронов, но также рыцарства и горожан — социальных слоев, которые в ту эпоху являлись носителями прогрессивных тенденций в эконо­мическом развитии страны, и ограждала эти слои от притеснений крупных феодалов.

Великая хартия не была осуществлена на практике. Иоанн, за­ручившись поддержкой папы, объявившего баронов бунтовщи­ками, отказался ее соблюдать. Началась война, в разгар которой Иоанн умер, и бароны признали королем его малолетнего сына Генриха III (1216-1272).


3. 7. Установление баронской олигархии.

В правление этого короля разыгрался новый, еще более крупный политический конфликт, начавшийся в 1258 г. Бесконечными поборами, щедрыми пожа­лованиями земель и доходов родственникам — французам и про­вансальцам, — дружбой с папой, которому он позволял обирать Англию, Генрих III вызвал всеобщее недовольство. Как и в 1215 г., бароны, стремившиеся контролировать короля, нашли себе вре­менных союзников в лице рыцарства, а также городов.

Когда весной 1258 г. Генрих III потребовал у баронов на воен­ную авантюру в Италии, в которую его втянул папа Иннокен­тий IV, треть всех доходов страны, произошел взрыв всеобщего недовольства. Бароны, явившись вооруженными к королю, пот­ребовали проведения политических реформ, Король вынужден был уступить. В июне 1258 г. в Оксфорде собрался совет магнатов, названный впоследствии «бешеным», который утвердил «Оксфорд­ские провизии», установившие в стране режим баронской оли­гархии. Всю власть они передавали Совету 15 баронов, без согла­сия которых король не мог принимать никаких решений. Кроме того, бароны избрали 12 человек от рыцарей и городов, которые собирались трижды в год и вместе с Советом 15-ти обсуждали государственные дела.

Бесконтрольное хозяйничанье баронов не удовлетворяло рыца­рей и города. В рядах оппозиции произошел раскол. В 1259 г. ры­цари выдвинули ряд самостоятельных политических требований. При поддержке наиболее дальновидной части баронов во главе с Симоном де Монфором, графом Лестерским, были приняты «Вестминстерские провизии», защищавшие рыцарство и верхушку свободного крестьянства от произвола крупных феодалов. Одна­ко большая часть баронов держалась олигархической программы.


3. 8. Гражданская война 1263-1267 гг.

Рассчитывая на противоре­чия в лагере оппозиции, Генрих III отказался соблюдать «Окс­фордские провизии», и в 1263 г. началась гражданская война. Во главе оппозиции стал Симон де Монфор, который опирался не только на баронов, но и на широкие слои рыцарей, свободных крестьян и городское население. Во многих городах в результате ожесточенной внутренней борьбы было свергнуто господство ку­печеской олигархии. Средние и низшие слои горожан активно поддерживали Монфора. Лондонцы прислали на помощь Монфору 15-тысячное ополчение. В битве при Льюсе (1264) королев­ская армия была разбита, Генрих III и его старший сын Эдуард попали в плен. Монфор стал фактическим правителем Англии. Не доверяя баронам, он управлял страной, опираясь на рыцарст­во и верные ему города.

В январе 1265 г. Монфор впервые созвал собрание, на которое кроме крупнейших прелатов и баронов пригласил по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от наиболее значитель­ных городов. Это было началом английского парламента.

Победа над королем привела к усилению гражданской войны. В движение включились массы фригольдеров, а кое-где и вилланы. Крестьяне громили поместья сторонников короля, отнимали ого­роженные ими общинные угодья, отказывались от выполнения повинностей. Страх перед народным движением заставил баро­нов искать соглашения с королем. Когда принц Эдуард бежал из плена, большая их часть присоединилась к нему. В битве при Ившеме (1265) войска Монфора были разбиты, а сам он убит.

Массовые конфискации земель у сторонников Симона де Мон­фора, проведенные Генрихом III, вызвали их вооруженное соп­ротивление, активную роль в котором играло свободное кресть­янство. Испуганные размахом народных движений борющиеся группировки феодалов пошли на взаимные уступки и помогли королю в 1267 г. подавить это движение. Власть Генриха III была окончательно восстановлена. Однако и король, и бароны убеди­лись в невозможности держать в повиновении народные массы без поддержки рыцарства и состоятельных горожан, без регуляр­ного диалога с ними. Поэтому результатом гражданской войны 1263—1267 гг. явилось возникновение сословного представитель­ства — парламента, в котором наряду с баронами заседали депу­таты рыцарства и городов.

Английский парламент в XIII-XIV вв. Возникновение сословной монархии. Парламент окончательно сложился в правление Эдуар­да I (1272-1307). С этого времени английское феодальное госу­дарство приобретает форму сословной монархии. Опираясь на пар­ламент, король провел проверку и частично отменил судебные привилегии крупных феодалов, запретил церковным учреждени­ям приобретать земли без разрешения короля. Эдуард I и его пре­емники нуждались в парламенте, так как видели в нем противо­вес крупным феодалам. Сословное собрание давало возможность королю больше опираться на рыцарство и городскую верхушку. Даже субсидии королю, утвержденные парламентом, легче соби­рались и давали большие суммы, чем прежние произвольные по­боры. Таким образом, создание парламента в целом усилило фео­дальное государство.

По своей структуре английский парламент отличался от фран­цузских Генеральных штатов. В него приглашались личными ко­ролевскими письмами архиепископы, епископы, аббаты крупней­ших монастырей и бароны, Кроме того, туда вызывались по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от самых круп­ных городов. Рыцари и городские представители избирались на местных собраниях в графствах и в городах наиболее зажиточными людьми. Свободное крестьянство и городская беднота не бы­ли представлены в парламенте. Вилланам прямо запрещалось уча­ствовать в выборах.

Король договаривался с парламентом относительно обложения населения налогами, Эдуард I пытался иногда собирать налоги и повышать пошлины и без согласия парламента. Своими вымога­тельствами он вызвал недовольство рыцарства и горожан, кото­рых поддержали и бароны. В 1297 г, под угрозой нового кон­фликта Эдуард I издал «Подтверждение хартии», официально ут­вердившее право парламента участвовать в установлении налогов.

В первой половине XIV в. парламент стал делиться на две пала­ты: верхнюю — палату лордов, где заседали прелаты и бароны, и нижнюю — палату общин, где заседали рыцари и представители городов; вместе они имели численный перевес над баронами и собирательно стали называться термином «общины». Прочный со­юз рыцарства и городской верхушки в парламенте обеспечил им большее политическое влияние по сравнению с сословно-представительными собраниями других стран, в частности с Генераль­ными штатами Франции. В XIV в. помимо права устанавливать налоги парламент приобрел право участвовать в издании стату­тов (законов), которые обычно принимались королем и палатой лордов по петиции палаты общин. Немалую роль в этих успехах парламента сыграла Столетняя война, финансирование которой требовало частых созывов парламента и политических уступок ко­роля притязаниям парламента в обмен на разрешение очередных налогов.

Возникновение парламента и оформление сословной монархии отразило успехи политической централизации Англии и, в част­ности, факт складывания в стране общегосударственных сослов­ных групп — баронов, рыцарства и горожан. В свою очередь пар­ламент способствовал дальнейшему укреплению феодального го­сударства. Он играл в Англии XIII—XIV вв. прогрессивную роль, поскольку ограничивал политические притязания наиболее реак­ционной части феодалов — баронства — и способствовал прове­дению политики короля в интересах более передовых слоев об­щества того времени — рыцарства и верхушки горожан. Парла­мент являлся органом, выражавшим общественное мнение разных слоев населения, а также ареной мирного разрешения многих со­циально-политических конфликтов.


3.9. Захватнические войны Англии в Уэльсе, Шотландии и Ирландии.

В интересах феодалов Эдуард I и его преемники вели активные завоевательные войны. В 1282—1283 гг. Эдуарду I удалось завое­вать и присоединить к Англии Уэльс. Земли уэльских феодалов он раздал своим баронам. Его попытки завоевать Шотландию по­сле смерти ее короля Александра III (1286), который не оставил наследников, не увенчались успехом. Вначале при поддержке части крупных шотландских феодалов король добился восстановления вассальной зависимости Шотландии от Англии, а затем в 1295 г. установил там прямое английское правление. Но в 1297 г. вспых­нуло восстание крестьян и горожан под руководством Уильяма Уоллеса, а в 1306 г. началась всеобщая война за независимость, в которой приняло участие также шотландское рыцарство. Борьбу шотландцев возглавил Роберт Брюс. Война фактически окончи­лась в 1314 г. победой шотландцев при Бэннокберне. Им удалось отстоять политическую самостоятельность своей страны. В 1328 г. Англия вынуждена была официально признать независимость Шотландии.

В Ирландии англичане предпринимали дальнейшие попытки, как правило, неудачные, к расширению захваченной в XII в. об­ласти, мешая складыванию там единого Ирландского государства.


Глава 4. Англия в XIV-XV вв.


4. 1. Экономические и социальные сдвиге в английское деревне.

Во второй четверги XIV в. в английской деревне все большее рас­пространение получает коммутация ренты и продолжается про­цесс личного освобождения крестьян. Крестьянское хозяйство на­чинает успешно конкурировать с домениальным хозяйством крупных феодалов, основанным, на малопроизводительном под­невольном труде вилланов. Под давлением экономической необ­ходимости и усиливающейся борьбы крестьянства многие даже крупные феодалы к середине XIV в. все чаще и чаще отказываются от барщины. В связи с этим значительно возрастает спрос на на­емную рабочую силу, необходимую как в домениальном хозяйстве феодалов, так и в хозяйстве зажиточных крестьян. Предложение наемной рабочей силы начинает отставать от спроса отчасти вслед­ствие общей убыли населения, вызванной тяжелой эксплуатаци­ей и хроническим недоеданием крестьянства, отчасти вследствие отлива крестьянской бедноты в города и северные районы стра­ны, где зависимость крестьянства была слабее. Малая производи­тельность барщинного труда там, где он сохранялся, слабая прис­пособляемость домениального хозяйства к условиям рынка, на­конец, нехватка наемной рабочей силы в хозяйстве феодалов, коммутировавших барщину, уже к середине XIV в. создали пред­посылки для упадка домениального хозяйства, обозначившегося в конце XIV и в XV в.

Противоречия в деревне еще более обострились в связи с эпи­демией чумы, в 1348 г. обрушившейся на Англию. Чума, остав­шаяся в памяти людей как «черная смерть», унесла не менее тре­ти населения, преимущественно из трудящихся слоев. Спрос на рабочие руки возрос еще больше, резко выросла и заработная плата. На помощь феодалам, а в городах — богатым купцам и мастерам, эксплуатировавшим наемный труд, пришло феодальное государ­ство, которое во второй половине XIV в. издало ряд законов, из­вестных под общим названием «рабочего законодательства».

Первый из этих законов — ордонанс 1349 г., изданный Эдуар­дом III (1327-1377), — предписывал всем людям обоего пола в возрасте от 12 до 60 лет, не имеющим собственной земли и других средств к жизни, наниматься на работу за ту плату, которая суще­ствовала до чумы. За отказ от найма и за уход от нанимателя до истечения срока рабочему грозила тюрьма. Наниматели и рабочие, договорившиеся о более высокой оплате, наказывались штрафом. Затем последовал ряд статутов (1351, 1361, 1388), подтверждав­ших эти постановления и усиливавших наказания за их нарушения.

Целью «рабочего законодательства» было обеспечение феода­лов и городской верхушки дешевой рабочей силой с помощью внеэкономического принуждения. Мелкие и средние феодалы пы­тались с помощью «рабочего законодательства» восполнить нех­ватку рабочей силы. Те же, главным образом крупные, феодалы, которые вели еще барщинное хозяйство, искали выхода из соз­давшегося положения средствами так называемой сеньориальной реакции, восстанавливай барщину даже там, где она уже много лет была коммутирована, возвращая в свои маноры вилланов, ушедших в города и другие места на заработки.


4. 2. Обострение социальной борьбы в деревне и в городах.

Сеньори­альная реакция, «рабочее законодательство», рост государствен­ных налогов привели к значительному обострению борьбы кре­стьянских масс. От «рабочего законодательства» страдала главным образом крестьянская беднота — не только вилланы, но и сво­бодные. Для полнонадельных вилланов, часто уже отвыкших от барщины, сеньориальная реакция представлялась особенно не­терпимой. Вилланы устраивали «заговоры», отказывались выпол­нять барщину и платить повышенную ренту. Вопреки запреще­ниям, статутов создавались тайные союзы сельскохозяйственных рабочих для борьбы за повышение заработной платы. Сплошь и рядом коттеры и батраки по взаимному сговору отказываются на­ниматься за установленную статутами заработную плату.

От локальных стихийных выступлений английские крестьяне во второй половине XIV в. переходят к более массовым и организо­ванным движениям в масштабе крупных районов. Происходит рост самосознания английского крестьянства, отразившийся также в народном творчестве и литературе той эпохи. В середине XIV в. возникают народные баллады о благородном разбойнике Робин Гуде, Робин Гуд и его сподвижники, люди, в силу разных обстоя­тельств бежавшие в леса и поставленные «вне закона», изобража­ются в этих балладах как защитники бедных и непримиримые враги обидчиков простого народа — светских и духовных лордов и королевских чиновников.

С ростом населения, разделением труда и богатства во всех наиболее крупных городах, в частности в Лондоне, в XIV в. на­блюдается также заметное обострение и усложнение социальной борьбы.

Это время решающих битв между цехами и олигархической вер­хушкой за допущение цеховых представителей в муниципальное управление. В XIV в. проявляются и новые противоречия — внут­ри самих цехов: между «старшими», в основном торговыми, и «младшими», преимущественно ремесленными, цехами, между бо­гатыми и бедными мастерами внутри отдельных цехов. Наконец, со второй половины XIV в. заметную роль в жизни наиболее зна­чительных городов начинают играть противоречия между масте­рами и подмастерьями. В связи с замыканием цехов, которое про­исходит в этот период, для подмастерья особую остроту приобре­тает вопрос о размерах заработной платы, о длине рабочего дня. На этой почве между ними и мастерами-нанимателями происхо­дят частые столкновения, значительно обострившиеся в резуль­тате «рабочего законодательства».

Бедствия народных масс усиливались Столетней войной (см. гл. 10). Война требовала больших расходов, которые восполнялись за счет все возраставших налогов и реквизиций, падавших в ос­новном на трудящиеся слои населения и вызывавших их посто­янный протест.


4. 3. Движение за реформу церкви.

Во второй половине XIV в. в Англии развертывается широкое движение за реформу католи­ческой церкви. Различные общественные группы, участвовав­шие в нем, были заинтересованы в церковной реформе по разным причинам.

Королевская власть в Англии еще с конца ХШ в. тяготилась зависимостью от папства, признанной Иоанном Безземельным. Враждебная по отношению к Англии политика пап, которые, на­ходясь с 1309 г. в Авиньоне, поддерживали Францию в Столетней войне, активизировала действия английских королей в этом нап­равлении. Король и парламент стремились освободить англий­скую церковь из-под влияния пап и наложить руку на ее земель­ные владения. Придворная знать и крупные феодалы рассчиты­вали расширить свои владения и увеличить доходы за счет конфискации церковных земель. Короля и феодалов энергично поддерживали рыцарство и горожане, враждебно смотревшие на богатства церкви. Эти слои населения порицали духовенство, осо­бенно монахов, за тунеядство, расточительство. Они стремились не только освободить церковь от влияния Рима, но и упростить обряды, лишить ее богатств и прежде всего земельных владений, рассчитывая со своей стороны также поживиться при конфиска­ции церковных имуществ.

Особенно глубокое недовольство католической церковью нарас­тало в 60-70-е годы XIV в. в среде крестьянства и городской бед­ноты. Церковные феодалы упорно держались за барщину и лич­ную зависимость крестьян. Церковь взимала с крестьян десятины и другие поборы.

В этой атмосфере всеобщей антицерковной оппозиции в сере­дине 70-х годов XIV в. выступил профессор Оксфордского уни­верситета Джон Виклиф (1320—1384). Виклиф доказывал, что па­па не имеет права взимать поборы с Англии и вообще вмеши­ваться в дела светской власти, а, напротив, церковь и ее глава во всех гражданских делах должны подчиняться светским государям. Из этого он выводил право английского короля на конфискацию церковных имуществ. Английское правительство полностью под­держало Виклифа, взяв его под защиту, когда папа потребовал церковного суда над ним. На защиту Виклифа встали и лондон­ские горожане.

Почувствовав поддержку, Виклиф стал выступать более реши­тельно, требуя коренной реформы церкви и отвергая ряд основ­ных догматов католицизма: учение о «благодати» — особых сверхъ­естественных «дарах», которыми в отличие от мирян обладает духовенство и которые дают ему силу отпускать грехи и «спасать» души верующих; материальный характер так называемого пресу­ществления3. Он поставил под сомнение право папы и еписко­пов давать грамоты на отпущение грехов (индульгенции), право на тайную исповедь и замахнулся на необходимость самого ин­ститута папства. Единственным источником вероучения Виклиф провозгласил Священное писание и, чтобы сделать его доступ­ным мирянам, содействовал переводу Библии с латинского языка на английский. Однако дальше требования церковной реформы Виклиф не шел. Он ни в чем не посягал на существующий социальный строй, напротив, призывал верующих к покорности свет­ской власти, вилланов — к повиновению феодалам.

Взгляды Виклифа отражали главным образом интересы и на­строения рыцарства и горожан. Придворные круги, сначала под­держивавшие Виклифа, испугались его более поздних выступле­ний и отвернулись от него. В 1381 г. учение Виклифа было осуж­дено как еретическое.

Однако оно нашло широкий отклик в простом народе, так как еще до Виклифа народные проповедники, так называемые лол­ларды, или бедные священники, выступали против официальной церкви. Они сами вели полунищенское существование и понима­ли народные нужды. Поэтому, используя учение Виклифа, они придавали ему социальное звучание, соответствовавшее заветным стремлениям угнетенных народных масс. Лолларды выступали не только против официальной церкви и духовенства, но и против феодалов, королевских чиновников, обличая несправедливость су­ществующего строя. Их излюбленная поговорка — «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто был тогда дворянином?» — выражала стрем­ление народных масс к уравнению сословий и ликвидации дво­рянских привилегий.

Среди народных проповедников особенно выделялся талантом и силой убеждения Джон Болл. Он требовал отменить церковную десятину, отобрать у церкви ее имущества и призывал не только к ликвидации сословного неравенства, но даже к общности имуществ. Он говорил: «...дела в Англии пойдут хорошо только тогда, когда все станет общим, когда не будет больше ни вассалов, ни лордов, когда лорды перестанут быть господами и будут такими же, как мы». Проповедь Джона Болла и других «бедных священ­ников» выражала интересы крестьянства и городской бедноты.


4. 4. Восстание крестьян под руководством Уота Тайлера.

К концу XIV в. положение английского крестьянства значительно ухудша­ется. Особое возмущение его вызывали новые налоги, введенные при короле Ричарде II (1377—1399) в связи с возобновлением Сто­летней войны. В 1377 г. парламент ввел единовременный пого­ловный налог, взысканный снова в 1379 г., а затем — в утроенном размере — в 1380 г. Этот налог и злоупотребления при его взима­нии послужили непосредственным поводом к восстанию.

Оно вспыхнуло весной 1381 г. на юго-востоке Англии, в граф­стве Эссекс. Крестьяне прогнали сборщиков податей и некото­рых из них убили. Восстание сразу же приняло ярко выраженный антифеодальный характер. Оно быстро охватило 25 из 40 графств Англии. Крестьянские отряды громили монастыри и феодальные поместья и жгли документы, фиксировавшие крестьянские по­винности. Особую их ненависть вызывали церковные феодалы — епископы и аббаты, а также королевские судьи и другие предста­вители государственного аппарата; их крестьяне считали главны­ми виновниками бедствий народа, Крестьян поддерживала город­ская беднота соседних городов.

Наибольшей организованностью восстание отличалось в сосед­них с Лондоном графствах — Эссексе и Кенте. Кентские крестья­не освободили из тюрьмы Джона Болла, незадолго до этого арес­тованного церковными властями, и сделали его одним из своих вождей. Предводителем восстания стал деревенский кровельщик Уот Тайлер, по имени которого обычно и называют это восстание. Он был знаком с военным делом, обнаружил способности хоро­шего организатора и пользовался авторитетом среди восставших.

Двумя большими отрядами крестьяне Эссекса и Кента подсту­пили к Лондону. Их целью было встретиться с Ричардом II и попросить его облегчить их положение. Крестьяне в массе вери­ли в «доброго короля» и приписывали все свои беды его дурным советникам. Вопреки приказу мэра городская беднота не позво­лила запереть ворота перед восставшими. Лондон оказался во вла­сти крестьян. Король фактически стал их пленником. Они преда­ли казни как «изменников» особенно ненавистных вельмож, в там числе и главу английской церкви архиепископа Кентерберийского Седбери, который был одновременно канцлером Англии.

Первое свидание крестьян с королем состоялось в лондонском пригороде Майл-Энде. Они предъявили королю требования, по­лучившие название «Майл-Эндская программа». В ней они доби­вались отмены вилланского статуса и барщины, установления единообразной невысокой денежной ренты (4 пенса с акра), сво­бодной торговли во всех городах и местечках Англии и амнистии для участников восстания. Программа отражала интересы более зажиточной и умеренно настроенной части крестьянства. Коро­лю пришлось согласиться на эти требования. Часть крестьян по­верила королевскому слову, покинула Лондон. Но многие из вос­ставших, особенно бедняки Кента, не удовлетворенные этими ус­тупками, вместе с Уотом Тайлером и Джоном Боллом остались а Лондоне. Они потребовали нового свидания с королем.

Король был вынужден вторично явиться на свидание с крестья­нами в Смитфилд. Требования, известные как «Смитфилдская про­грамма», шли значительно дальше майл-эндских. Теперь кресть­яне потребовали от короля отмены «всех законов», т.е. «рабочего законодательства», изъятия земель у церкви и дележа их между крестьянами, настаивали на возвращении захваченных сеньорами общинных угодий. Они выдвинули требование отмены всех при­вилегий сеньоров и уравнения сословий, а также всех форм личной зависимости. Эта программа была направлена против феодаль­ной эксплуатации, крестьянской зависимости и сословного строя.

Путем обмана и вероломства феодалам удалось справиться с вос­станием. Во время переговоров лондонский мэр предательски убил Уота Тайлера. Вооруженный отряд рыцарей и богатых горожан прискакал на выручку короля, Крестьян убедили разойтись по домам. Лишенные своего вождя, они вторично дали себя обма­нуть и ушли из Лондона.

Рыцарские отряды направились вслед за крестьянами и разгро­мили их. Во всех районах восстания королевские судьи произве­ли жестокую расправу. Мучительной казни подверглись вожди вос­стания, в том числе и Джон Болл. Король, отказавшись от всех своих обещаний, разослал приказ о беспрекословном выполне­нии крестьянами всех повинностей в пользу сеньоров, которые они несли до восстания.

Восстание 1381 г. потерпело поражение в силу тех же общих причин, что и Жакерия. Стихийность, недостаточная организо­ванность восстания, преобладание у его участников локальных интересов привели к тому, что повстанцы большинства районов страны не приняли участия в походе на Лондон. Наивная вера в «доброго короля», присущая большинству крестьянства, погубила Уота Тайлера и облегчила феодалам разгром восстания. Способ­ствовало его поражению и предательство лондонской городской верхушки. К этим общим причинам добавилось еще и то, что интересы зажиточного и среднего крестьянства, с одной сторо­ны, и бедноты — с другой, не совпадали. Поэтому в Лондоне крестьяне не действовали заодно, не сумели воспользоваться по­бедой, одержанной ъ первые дни, и оказать организованное со­противление феодалам, когда те оправились от испуга.

Вместе с тем это было одно из крупнейших и наиболее органи­зованных крестьянских восстаний средневековья, в котором пов­станцы показали относительно высокий уровень сознательности не только в своих экономических и социальных, но и в полити­ческих требованиях. Несмотря на свирепую расправу, крестьянские волнения продолжались в разных частях страны. Непрекращающееся брожение крестьянства выразилось и в росте влияния в его среде еретического учения лоллардов. Под давлением этих об­стоятельств феодальное государство вынуждено было пойти на уступки — несколько облегчить тяжелые налоги, смягчить «рабочее законодательство». Наиболее существенным результатом восстания было то, что оно устрашило феодалов и тем ускорило освобождение вилланов от личной зависимости, которое подготовлялось всем ходом экономического развития Англии в XIV в. В конце XIV в. и в XV в. большинство вилланов выкупилось на волю.

Восстание 1381 г. нанесло последний удар по барщинной системе хозяйства. Оно покончило с явлениями сеньориальной реак­ции и определило победу того более прогрессивного пути в разви­тии английской деревни, который вел к укреплению мелкотовар­ного крестьянского хозяйства и к разложению барщинного манора.


4. 5. Экономическое развитие английской деревни в XV в.

Перестрой­ка экономики английской деревни после восстания Уота Тайлера не привела к ликвидации феодальных отношений. В Англии сох­ранялась монополия феодальной земельной собственности, крес­тьянство в основном не имело собственной земли, платило фео­дальную ренту и оставалось сословно неполноправным. Но анг­лийский феодализм с начала XV в. вступил в новую фазу развития. Домениальное хозяйство было почти полностью ликвидировано, а домениальные земли сдавались в держания или в аренду. Крес­тьянское землевладение, напротив, укреплялось, росла его товар­ность, оно становилось главным поставщиком сельскохозяйствен­ных продуктов на рынок. Там, где сохранилось домениальное хо­зяйство, оно велось наемным трудом батраков.

На первых порах крестьянские хозяйства не могли возместить свертывания домениального производства. В связи с этим в стра­не с конца XIV в. становятся заметными некоторые признаки экономического упадка: общее сокращение обрабатываемой зем­ли, рост пастбищ за счет пашни, снижение товарной продукции деревни, в частности сокращение экспорта шерсти. Вследствие падения численности населения, которое начало снова расти толь­ко к концу XV в., а также роста крестьянского землевладения не­сколько сокращается спрос на продукцию сельского хозяйства. В силу этого цены на сельскохозяйственные продукты упали, а за­работная плата наемных рабочих осталась относительно высокой.

Однако отмеченные явления конца XIV-XV вв. не могут рас­сматриваться как признак общего экономического кризиса или общего кризиса феодализма в Англии. Они отражали борьбу между отживающим и новым в развитии самих феодальных производст­венных отношений. Порожденные кризисом старого барщинного манора, эти явления сосуществовали с усиливающимися, более прогрессивными формами производства — мелкотоварным кре­стьянским хозяйством, а также помещичьим хозяйством нового типа, послужившими в дальнейшем базой для зарождения капи­талистических отношений в деревне.


4. 6. Положение английского крестьянства.

Одним из важнейших про­грессивных сдвигов в жизни английской деревни XV в. было лич­ное освобождение основной массы вилланов. Крестьяне делились теперь в юридическом отношении на две основные категории. Потомки прежних вилланов назывались копигольдерами (держате­лями по копии), так как документом на владение наделом у них была выписка, или «копия», из протоколов манориального суда. Они были лично свободными людьми и за свои наделы платили лорду невысокую фиксированную денежную ренту и несли неко­торые повинности. Главным пережитком несвободного происхож­дения копигольдеров было то, что их права на надел не охранялись королевскими судами и они оставались сословно неполноправными.

Более благоприятным было положение свободных держателей — фригольдеров. Они были фактически собственниками земли и уп­лачивали за нее лишь незначительную, часто номинальную, де­нежную ренту. Фригольдерское владение пользовалось защитой королевских судов, а его держатель имел право участвовать в выбо­рах в парламент, тогда как копигольдеры этого права были лишены.

И среди копигольдеров, и среди фригольдеров в XV в. наблюда­лось уже сильное расслоение. Разбогатевшие крестьяне обеих ка­тегорий широко эксплуатировали наемный труд, скупали земли обедневших крестьян, арендовали в дополнение к своим наделам помещичью землю. Такие богатые крестьяне из числа свободных получили название йоменов. В то же время продолжала отслаи­ваться и группа малоземельных крестьян, пополнявших ряды сель­скохозяйственных рабочих.


4. 7. «Старое» и «новое» дворянство.

Борьба нового со старым в XV в. происходила и среди феодалов. Крупнейшие землевладельцы во главе с титулованной знатью, в XIII и XIV вв. наиболее упорно державшиеся за барщину и крестьянскую зависимость, теперь ока­зались вынужденными свернуть свое домениальное хозяйство. Фиксированная невысокая рента, которую они получали со своих держателей, не могла обеспечить им привычный расточительный образ жизни. Эта часть феодалов, состоявшая из потомков прежней знати, получила название «старого дворянства». В его состав входи­ла и значительная часть рыцарства — те мелкие и средние феодалы, которым кризис барщинной системы нес разорение и которые жили за счет службы в свитах и при дворах феодальных магнатов, всегда готовые к войне и грабежу. Обреченное на гибель «старое дворянство», однако, было еще достаточно сильным и не хотело сдавать своих позиций. Его представители с конца XIV в., осо­бенно же в XV в., пытались пополнить свои доходы за счет полу­чения доли государственных налогов. Борьба за власть и влияние при дворе с целью расхищения государственной казны определя­ет политику различных феодальных клик в Англии XV в. Другим источником дохода для старой знати был военный грабеж Фран­ции в Столетней войне и даже прямые грабежи на большой дороге.

Вместе с тем в среде английских феодалов росла и укреплялась другая группа, связанная с новыми прогрессивными явлениями в экономике страны, — так называемое «новое дворянство». Оно формируется в XV в. отчасти из мелко- и средневотчинных зем­левладельцев — рыцарства XIII-XV вв., которые и в новых усло­виях занимались активной хозяйственной деятельностью; отчас­ти из разбогатевших крестьян и горожан, вкладывавших деньги в землю и получавших дворянские звания. «Новое дворянство», со­бирательно — джентри, умело приспосабливалось к новым усло­виям. Его представители округляли свои владения, скупая земли «старого дворянства» и разоряющихся крестьян, сдавали их в крат­косрочную аренду за более высокую плату. Они занимались осу­шением болот, расчисткой лесных участков, строили мельницы, сукновальни, пивоварни, стараясь всячески повысить доходность своих владений. «Новое дворянство» было тесно и повседневно связано с рынком. Социальный вес джентри особенно возрастает во второй половине XV в.


4. 8. Развитие английской промышленности и торговли в XV в.

Борьба нового со старым характерна и для английской промышленности и торговли. С одной стороны, с середины XIV в. начинается упа­док некоторых старых городов, который становится особенно за­метным к концу XV в. Признаками этого упадка является отлив населения из городов и запустение многих из них, замедление роста товарного производства и обмена. Характерно, что в XV в. богатые купцы и крупные ремесленные мастера многих городов зачастую вкладывают накопленные ими деньги не в расширение производства и торговли, а в приобретение земли, стремясь полу­чить дворянское звание. Все эти явления были связаны с упадком цехового строя и усилением цеховой монополии, препятствовав­шими расширению и совершенствованию производства.

Но наряду с этим в XV в. в ремесле и торговле наблюдаются и прогрессивные явления. Сохраняется и даже возрастает значение ряда старых крупных городов (Лондон, Норидж, Йорк, Бристоль), возникают и новые, в частности мелкие города, активно участ­вовавшие в развитии внутреннего рынка и в формировании новых, прогрессивных форм промышленного производства. В обход цеховых ограничений в Англии еще с середины XIV в. в сельских местностях и мелких городках развивается производство на ры­нок сначала грубых, а затем и более тонких сукон. С конца XIV в., особенно в XV в., организаторами этого производства становятся купцы и богатые мастера. На них работают крестьяне-кустари городской округи, которых они снабжают сырьем и у которых скупают готовое сукно. Таким образом, вне старых городов с их цеховыми ограничениями зарождаются первоначальные формы ка­питалистического производства в виде рассеянной мануфактуры.

Внешняя торговля Англии после временного упадка (во второй половине XIV в.) с начала XV в. несколько оживляется. Главным предметом экспорта становится теперь уже не сырье — шерсть, а промышленная продукция — сукно. Одновременно возрастает доля английских купцов в экспортной торговле, которая раньше в зна­чительной мере находилась в руках иностранцев. В начале XV в. создается первая английская торговая компания «купцов-авантю­ристов», успешно конкурирующая с Ганзой.


4. 9. Особенности социально-политического развития Англии в XV в.

В социально-политическом развитии Англии XV в. также сталки­ваются интересы слоев, связанных с развитием более прогрессив­ных форм производства, с интересами наиболее реакционных об­щественных групп. Джентри, крестьянская верхушка, горожане были заинтересованы в дальнейшем укреплении центральной вла­сти для обеспечения нормальной хозяйственной деятельности, под­держания мира в стране, защиты их торговых интересов за грани­цей, наконец, для подавления сопротивления эксплуатируемых. Иной была позиция «старого дворянства». Чем больше оно теряло свое экономическое значение, тем больше отстаивало свою поли­тическую самостоятельность, препятствуя дальнейшей централи­зации государства. Магнаты Англии обладали значительным по­литическим весом на местах и располагали немалыми средствами и военной силой в виде своих свит — «ливрей», состоявших из наемников, родственников и вассалов. Феодальные клики, нередко с помощью прямого насилия, оказывали давление на выборах в палату общин, заполняя ее своими ставленниками и устраивая побоища во время заседаний. На протяжении всего XV в. эта наи­более консервативная часть феодалов вершила судьбы страны, ввергая ее в феодальные смуты и династические войны, которые опустошали Англию и тормозили ее прогрессивное развитие. Так крушение барщинного манора отозвалось в политической жизни Англии временным возрождением феодальной анархии и поли­тическим господством феодальной аристократии.

В 1399 г. по инициативе баронов северных графств был низло­жен Ричард II, последний король из династии Плантагенетов. На престол бароны посадили своего ставленника Генриха IV Ланка­стера (1399—1413). Под давлением феодальной аристократии сын Генриха IV — Генрих V (1413—1422) возобновил Столетнюю вой­ну, затухшую в конце XIV в.

После смерти Генриха V корона перешла к его сыну Генриху VI (1422-1461), которому в это время не было и года. Вокруг престо­ла завязалась борьба крупнейших феодалов Англии за влияние и власть. Между тем война во Франции приняла для англичан пло­хой оборот: к 1453 г, из всех своих завоеваний Англия сохранила только Кале. Хозяйничанье феодальных клик, непомерный рост налогов, расхищение казны и позорные неудачи в войне вызывали недовольство «нового дворянства», горожан и особенно крестьян.


4. 10. Восстание Джека Кэда.

В 1450 г. на юге Англии вспыхнуло боль­шое народное восстание, центром которого стало графство Кент. Возглавил восстание зажиточный фригольдер, опытный солдат Джек Кэд. Основную массу восставших составили крестьяне, к ним присоединилось много рыцарей и горожан. Во главе двадца­титысячной армии Джек Кэд двинулся на Лондон и вступил в столицу. В манифесте, изданном Кэдом, повстанцы требовали облег­чения налогового бремени, прекращения вымогательств королевс­ких чиновников, особенно при сборах податей, а также прекраще­ния незаконного давления баронов на парламентских выборах. Они требовали возвращения королю расхищенных феодалами коро­левских доменов, устранения дурных королевских советников и включения в состав Королевского совета герцога Йоркского, в котором рыцарская верхушка повстанцев видела своего вождя и защитника. Среди этих, в основном политических, требований было лишь одно социального характера — требование отмены «ра­бочего законодательства». Оно свидетельствует об участии в вос­стании крестьянской бедноты, батраков и городских подмастерьев.

Восстание сначала развивалось успешно. Джек Кэд предал суду и казни самых ненавистных королевских советников, которых уда­лось захватить в Лондоне. Но затем городская верхушка, напуган­ная действиями повстанцев и лондонской бедноты, взялась за ору­жие и с помощью гарнизона Тауэра вытеснила повстанцев из го­рода. Король обещал повстанцам полную амнистию, если они разойдутся. Кэд поверил этому обещанию и, видя колебания сво­их сторонников, распустил отряды. После этого началась жесто­кая расправа с участниками восстания. Кэд был схвачен и казнен. Разрозненные попытки восстания в других графствах были быст­ро подавлены.


4. 11. Война Алой и Белой розы.

Разгром восстания Кэда заставил бо­гатых горожан и «новое дворянство» оставить надежду на широ­кое народное движение как на средство борьбы с господством крупных феодалов. Теперь они, возлагая свои упования на смену династии, в противовес Ланкастерам стали поддерживать Йорков — родственников королевского дома, также крупнейших землевла­дельцев Англии. С другой стороны, окончание в 1453 г. Столетней войны значительно сократило доходы феодальной аристократии от оплаты их военных услуг, пожалованных им во Франции земель, выкупов за пленных, мародерства. Теперь ее внимание больше, чем прежде, сосредоточилось на борьбе за власть и доходы при дворе.

Поводом для феодальных междоусобиц явились династические споры Ланкастеров и Йорков. В 1455 г. между сторонниками вра­ждебных династий произошло военное столкновение. Оно поло­жило начало долгой междоусобной войне, получившей в истории название войны Алой и Белой розы (в гербе Ланкастеров была алая роза, а в гербе Йорков — белая). За Ланкастеров стояло боль­шинство крупных феодалов, особенно феодалы Севера, привык­шие к политической самостоятельности и обладавшие большими вооруженными силами. Йорков поддерживали крупные феодалы экономически более развитого юго-востока, их родственники и вассалы, оттесненные от власти Ланкастерами. Вместе с тем их поддерживало большинство джентри и горожан, стремившихся к установлению сильной королевской власти. Впрочем, для многих феодалов эта война была лишь предлогом для разбоя и усиления своей политической самостоятельности. Они легко переходили из одного лагеря в другой.

После ряда кровавых столкновений Эдуард Йоркский занял Лондон и был провозглашен королем. Воцарение Эдуарда IV (1461-1483) не прекратило войну Алой и Белой розы, которая неоднократно возобновлялась во время его правления. Эдуард IV жестоко расправился с баронами-ланкастерцами. Но он не дове­рял и баронам-йоркистам, приближал к себе людей из среднего слоя рыцарства, раздавал им титулы и владения. Недоверчиво от­носился Эдуард IV также и к парламенту, выборы в который по-прежнему находились под влиянием феодальной аристократии, Он старался по возможности обходиться без парламента, особен­но в финансовых вопросах, предпочитая прибегать к так назы­ваемым добровольным дарам и принудительным займам с горо­дов. Он заставил парламент предоставить ему пожизненное право сбора таможенных пошлин. Все это давало королю значительные средства, делало лишним созыв парламента и развязывало ему руки в вопросах управления и законодательства. Эдуард IV проводил политику поощрения отечественной торговли и промышленно­сти. Он запретил вывоз из Англии наиболее ценных сортов шер­сти, стимулируя этим развитие сукноделия, принимал меры для обеспечения вывоза английских сукон в Нидерланды и Италию без посредничества ганзейских и венецианских купцов.

После смерти Эдуарда IV его брат Ричард, по приказу которого были убиты в Тауэре законные наследники престола — малолет­ние сыновья Эдуарда, захватил власть и стал править под именем Ричарда III (1483-1485). Против него объединились ланкастерцы и часть йоркистских баронов. Они подняли восстание и выдвину­ли нового претендента на престол — Генриха Тюдора, представи­теля младшей ветви Ланкастерского дома. В 1485 г. в битве при Босворте Ричард III потерпел поражение и был убит. Этой бит-вой закончилась война Алой и Белой розы. Генрих Тюдор под именем Генриха VII был провозглашен королем Англии.

Генрих VII — основатель новой династии Тюдоров (1485-1603) – продолжал последовательную борьбу с самостоятельностью ба­ронов, за укрепление королевской власти. Ему тем легче было проводить эту политику, что война Алой и Белой розы привела к гибели значительной части феодальной аристократии и подняла социальное значение нового дворянства и зарождавшихся бур­жуазных элементов, заинтересованных в усилении королевской власти. В конце XV в. создаются уже предпосылки для перехода Англии к новой форме государства — абсолютизму.


4. 12. Предпосылки складывания английской нации.

В Англии XIII— XV вв. продолжался процесс развития английской народности, по­служившей основой формирования будущей английской нации. В этот период определяется в основном языковая и территори­альная общность англичан.

По мере складывания в Англии единого национального рынка с центром в Лондоне и централизации феодального государства языковые различия, имевшие место в XI—ХII вв., постепенно сти­раются. На основе лондонского среднеанглийского диалекта, обо­гащенного влиянием французского и латинского языков, склады­вается общеанглийский язык. В XIV в. он становится общеупот­ребительным, разговорным и литературным языком во всех слоях общества. С 1362 г. на нем ведутся прения в парламенте и офици­альные судебные разбирательства. На английский язык по ини­циативе Виклифа переводится Библия, на нем во второй полови­не XIV в. пишут свои поэмы крестьянский поэт Уильям Ленгленд и один из создателей литературного английского языка, автор зна­менитых «Кентерберийских рассказов» поэт Джеффри Чосер.




Заключение


Подводя итог проанализированному выше влиянию территориально-земельных отношений на политическую, экономическую и государственно-правовую сферы жизни средневековой Англии, можно сделать следующие выводы.

1. Средневековье является периодом наибольшего влияния феодальных отношений на эволюцию английской государственности ввиду преобладания сельскохозяйственного сектора в экономике.

2. Земельные отношения в рассматриваемый промежуток времени являлись предметом для комплекса серьезных противоречий между старым (классическим феодальным) и новым (зарождающимся пробуржуазным) дворянством, что привело, в частности, к Войне Алой и Белой розы.

3. Опираясь на изложенный выше материал, можно вывести следующую периодизацию средневековой английской истории:

а) период англосаксонской раннефеодальной монархии (IX-XI вв.);

б) раннецентрализованная сеньориальная монархия (XI-XII вв.);

в) период гражданских войн за ограничение королевской власти (XIII в.);

г) сословно-представительная монархия (конец XIII-XV вв.);

д) абсолютная монархия (конец XV-XVII вв.).



Список литературы.


  1. Англия XV – XVII вв. – Горький, 1981.

  2. Англия в эпоху абсолютизма./ Под ред. Ю.М.Сапрыкина. – М., 1984.

  3. История государства и права зарубежных стран. Под ред. Жидкова О. А., Крашенинниковой Н. А., Ч. 1,2. – М.: Изд-во МГУ, 1988. 1991.

  4. История государства и права зарубежных стран. Учебник. Под ред. К.И.Батыра. – М., 2003.

  5. Гутнова Е.В. Возникновение английского парламента. – М., 1960.

  6. Крылова Н.С. Английское государство. – М., 1981.

  7. Очерки социально-экономической и политической истории Англии и Франции XIII – XVII вв. – М., 1960.

  8. Петрушевский Д.М. Великая Хартия Вольностей и конституционная борьба в английском обществе во второй половине XIII в. – М., 1918.

  9. Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и Англии XIII в. – М., 1938.

  10. Репина Л.П. Сословие горожан и феодальное государство в Англии XIV в. – М., 1979.

  11. Савело К.Ф. Раннефеодальная Англия (VII – Х вв.). – Л., 1977.

  12. Селезнев Н.А. Всеобщая история государства и права (феодальное государство и право Англии). – М., 1963.

  13. Хрестоматия по всеобщей истории государства. В 2-х т. / Под ред.К.И.Батыра и Е.В.Поликарповой. – М., 2002.

  14. Штокмар В.В. История Англии в средние века. – Л., 1973.







1 Название это было связано с системой подсчета денежных сумм. Столы в палате были разделены продольными линиями на несколько полос, по которым в определенном порядке раскладывались и передвигались столбики монет, что напоминаю игру в шахматы.

2 Божий суд» — древняя форма судебного процесса, распространенная у гер­манских народов еще до варварских вторжений. Виновность обвиняемого в уго­ловных делах определялась с помощью «ордалии» — испытания водой, каленым железом, кипятком и т.п. В имущественных, в частности земельных, тяжбах ре­шение зависело от результатов «судебного поединка» между тяжущимися.

3 Согласно христианскому вероучению, «пресуществление» — это превраще­ние хлеба и вина «в тело к кровь» Иисуса Христа, совершающееся во время таинства причащения и составляющее сущность этого таинства.

1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Как-то девочка Ира подошла к сисадмину и спросила, как сохранить весь Интернет на дискету. Сисадмин посмеялся и забыл.
А Ира не забыла.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по истории "Проблемы территориальных отношений в средневековой Британии", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru