Реферат: Униженные и оскорбленные в изгнании Россия, начало века - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Униженные и оскорбленные в изгнании Россия, начало века

Банк рефератов / Политология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 50 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

20 Уральская Государственная Юридическая Академия РЕФЕРАТ УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ В ИЗГНАНИИ Выполнил а : Саушина Юлия Студентка гр.№ 116 Проверил а : Ямова В.Н . Екатеринбург 1998 г. УНИЖЕННЫЕ И ОСКОРБЛЕННЫЕ . В ИЗГНАНИИ Русские , оказавшиеся после 1919 г . за пределами бывшей Российской империи , были беженцами в полном смысле этого слов а . Главной причиной их бегства стали в оенное поражение и связанная с ним угроза плена и расправы , а также голод , лишения , опасность , нависшая над жизнью и свободой в результате сложившихся политическ их обстоятельств . Вскоре , однако , они стали эмигрантами в том смысле этого слова , к оторый прим е няется к французам , ос тавившим Францию после падения ancien regime . Русский эмигрант — это человек , отказавшийся при знать большевистский режим , который утвердился на его родине . Для большинства из них отказ стал бесповоротным после декрета РСФ СР 1921 г ., п одтвержденного и дополненного в 1924 г ., лишавшего их гражданства и превращавшего в лиц без гражданства или апатридов (именно это французское слово вошло в качестве официального термина в документы Лиги Наций ). Безоговорочное неприятие советского режима , а в большинстве случаев и самой р еволюции , надежда на возвращение домой после падения ненавистной системы были присущи всем беженцам . Это оказывало влияние на их поведение , творческую активность , пробуждая , вопреки всем политическим разногласиям , чувс тво е д инения , принадлежности к «об ществу в изгнании» , ожидающему возможность во звращения . Однако советский режим не обнаружи вал никаких признаков краха , и надежды на возвращение стали таять. Особенност и отъезда в эмиграцию определяли и своеоб разие различных груп п эмигрантов в но вых местах их проживания . За исключением е диниц , покинувших Россию в течение 1917 г ., и немногих (в основном жителей Санкт-Пете рбурга ) уехавших непосредственно после захвата власти большевиками в октябре 1917 г ., эмиграция из России явилас ь прямым следствием хода и итогов гражданской вой ны . Военные , потерпевшие поражение от Красной Армии и ушедшие за границу или эвакуированные м орем , составили основной контингент первой во лны беженцев . За ними последовали их близк ие и другие гражданские лиц а , сумевшие присоединиться к ним . В ряде случаев переход границы или эвакуация морем были временным и необходимым моментом для перегруп пировки сил перед новой схваткой с советс ким режимом и получения помощи союзников. Из это го следует , что первый пункт ост ановки беженцев редко становился постоянным местом их проживания . Также не всегда было я сно , кто был собственно эмигрантом , т.е . не желающим возвращаться , а кто интернированным или военнопленным первой мировой войны , о жидающим репатриации . Дополнительная с ло жность состояла в том , что в новых гос ударствах , образовавшихся к западу от Советск ой России (Польше , Румынии , Балтийских республи ках , часто называемых приграничными государствами — Limitrophes ), было коренное русское населе ние , главным образом крестьяне , которые п роживали здесь из поколения в поколение . В этих странах они не всегда получали гражданские права в полном объеме . После о кончания вооруженной борьбы , спасаясь от боль шевиков , беженцы стремились затеряться среди этого русского меньшинства . В год ы голода и коллективизации , до ужесточения ко нтроля , эти пограничные зоны давали возможнос ть выбраться из СССР , спастись от бедствий и опасностей , подстерегавших там. Посмотрим , в каких местах осуществлялся переход гра ницы , и попытаемся охарактеризовать рус ск их беженцев , устремлявшихся к каждому их н их . Наиболее важным районом было побережье Черного моря (Новороссийск , Крым , Одесса , Гру зия ). Поэтому Константинополь (Стамбул ) стал пер вым значительным пунктом расселения эмигрантов . Армии генерала А . Деникина и бар она П . Врангеля были эвакуированы в Стамбу л с последних рубежей своей обороны морск ими транспортами союзников . Военных сопровождали гражданские лица — члены семей офицер ов и солдат и те , кому удалось попасть на корабли . Не все транспорты останавлива лис ь в Стамбульском порту , некоторые н аправлялись дальше — на острова Мраморного и Эгейского морей и на полуостров Га ллиполи. Естественно , ни Стамбул , ни острова не могли принять всех беженцев . Большинство находилось в тяжелом физическом и моральном состоянии , временно их размещали в бывших военных лагерях и госпиталях . Так к ак турецкие власти и комиссии союзников , п редоставлявшие основную материальную помощь , не собирались навсегда взвалить на себя бремя забот по содержанию беженцев , то они были заинтересова н ы в их дальнейш ем переезде туда , где они могли найти работу и прочно обосноваться . Следует отметит ь , что , во-первых , в Стамбуле и на близл ежащих островах скопилось самое большое колич ество беженцев из России . Во-вторых, абсолютно е большинство среди них сос тавляли во енные . Главнокомандующий генерал Врангель стремил ся сохранить в целости военную организацию , надеясь вскоре продолжить вооруженную борьбу . В-третьих , среди гражданских лиц преобладали интеллигенция , представители буржуазии , коммерсан ты , интелле к туальная элита , люди , с вязанные с придворными кругами и администраци ей (среди последних были некоторые члены п равительства , созданного Врангелем в Крыму, — П . Струве , Г . Вернадский и Н . Тага нцев ). То , что основную массу беженцев составляли армейские части , облегчало местным турецким власт ям и представителям держав союзниц их рас селение и организованное распределение помощи . Труднее было с гражданскими лицами , скопивш имися в районе Стамбула и нуждавшимися в значительной помощи от зарубежных благотвори тельн ы х организаций . Необходимо отмет ить — и это ставит под сомнени е расхожий тезис о неспособности русских к организации, — что беженцы и сами создавали добровольные общества помощи женщинам , детям и больным . Они основывали больницы , ясли и приюты для сирот , со бирали пожертвования от богатых соотечественников и русской заграничной администрации (дипломатическ их миссий , отделений Красного Креста ), а та кже от зарубежных филантропов или просто от сочувствующих. Болгария , испытывавшая экономические трудности , но вме сте с тем остро нуждавшаяся в раб очей силе (для работы в шахтах ) и в квалифицированных кадрах для университетов и школ , также выразила желание принять русски х беженцев . К концу 1921 г . в Болгарско м царстве их насчитывалось около 12 000, в 1922 г. — примерн о 30 000 человек . Молодые мужчины из армии генерала Врангеля , восстановившие силы после ранений и болезней в лагерях на Босфоре , были направлены на угольные шахты близ Перника . Жизнь во временных бараках , без нормальн ых бытовых условий и отсутствие привычк и к тяжелому физическому труду привел и к тому , что большинство из них не задержались там надолго и переехали либо в Софию и другие болгарские города , где была возможность найти работу или получи ть образование , либо в другие страны Болга рия дала приют такж е нескольким десяткам специалистов и ученых , которые внесл и значительный вклад в развитие науки и образования родственного славянского народа . Те м не менее ограниченные возможности Болгарии , установление дипломатических отношений с Со ветским Союзом и подня в шаяся в конце 20 — начале 30-х гг . волна национал изма заставили многих русских вновь поменять место жительства . В результате Болгария т ак и не стала заметным культурным центром русской эмиграции , несмотря на присутствие в Софии таких известных ученых , как Н . Трубецкой и молодой Г . Флоровский (которые , впрочем , скоро уехали ) и П . М . Бицилли , ставшего профессором Софийского униве рситета. Большинство русских , волею судеб оказавши хся в Стамбуле , нашли приют в недавно созданном Королевстве сербов , хорватов и сло венцев (СХС ), будущей Югославии . Исходя из соображений как сентиментального (если поз волительно применить это слово к правительств енным решениям ), так и прагматического порядка , власти Королевства распахнули двери своей страны перед воинскими подразделени я ми и многочисленными гражданскими лицами , помогли им обосноваться в крупнейших гор одах и в сельской местности . Соображения с ентиментального толка основывались на чувстве благодарности к России , пришедшей на помощь сербам в 1914 г ., прорусской , но решитель н о антибольшевистской позиции короля Алек сандра 1, который в свое время вос питывался при русском императорском дворе . Пр ичины прагматического характера вытекали из о строй потребности нового государства в квалиф ицированных специалистах . Многие учебные заведе ния , технические училища и административн ые органы находились в стадии становления и испытывали нужду в обученных кадрах . Сербский национализм тоже играл здесь немалую роль : сербская правящая элита , занимавшая ведущие позиции в общественной жизни многона ц и онального государства , склонна была больше доверять русским эмигрантам , которые всецело зависели от ее расположения , неже ли представителям других проживавших в этой стране наций. Существовавшие вакансии заполнялись за сч ет технических специалистов бывшей б елой армии , гражданских беженцев , имевших опыт научной и административной работы . Близость я зыков и общность религии способствовали быстр ой ассимиляции русских . Кроме того , сербский патриарх , получивший образование в дореволюцион ной России , выступил от им е ни своей церкви и оказал гостеприимство русским митрополитам и высшему духовенству , вынужден ным спасаться бегством от обрушившихся на церковь гонений со стороны большевиков . Нак онец , материальный ущерб и людские потери , понесенные Сербией во время первой м ировой войны , создали возможность расселе ния беженцев и в сельской местности . Так , прибывшие в Королевство казаки могли сел иться общинами и сохранять традиционные спосо бы ведения сельского хозяйства . К ситуации в Югославии мы будем еще возвращаться в связ и с другими обстоятельствами . Здесь же отметим лишь , что Югославия , особенно Белград , стала значительным культурным центром Русского Зарубежья , хотя и не таким разносторонним и творчески активным , как Париж , Берлин или Прага . Только что образованная Чехосл о вацкая республика также предоставила убежище многим казакам и другим группам крестьян . Таким образом , большая часть беженцев , находившихся первонача льно в Турции , переместилась затем в славя нские и балканские страны. Второй маршрут русских беженцев пролега л северо-западнее Черного моря . Образовалс я он вследствие общего хаоса , царившего в этом регионе в период бурных политически х событий . Мы не будем останавливаться зде сь на тех факторах , которые обусловили так ую политическую обстановку . Ограничимся лишь сл е дующими замечаниями : в возрожденно й Польше и в Восточной Германии было сосредоточено много русских военнопленных (первой мировой и советско-польской войн и сопутс твующих им конфликтов различных украинских ре жимов с Германией ). Большинство из них вер нулось на родину , однако многие пр едпочли остаться на территории , не контролиру емой Советами , и стали беженцами-эмигрантами . Я дро Русского Зарубежья в этом регионе , так им образом , составили узники лагерей для в оеннопленных . Вначале здесь были только мужчи ны приз ы вного возраста , впоследствии к ним присоединились женщины и дети — те , кому удалось воссоединиться со своими мужьями , отцами , сыновьями . Пользуясь не разберихой на границе , многие беженцы переход или границу Польши , а оттуда направлялись дальше в Германию . С оветские власти да вали разрешение на выезд тем , кто владел собственностью или проживал на территории , отошедшей ко вновь образованным национальным государствам . Впоследствии , после краткого пр оживания в упомянутых государствах в качестве представителей ру с ского этнического меньшинства , эти люди также становились ч астью Русского Зарубежья . Наиболее честолюбивые и деятельные интеллигенты и специалисты , мо лодые люди , стремившиеся закончить образование , не задерживались надолго среди этого нацио нального меньши н ства , переезжали либо в столицы этих государств , либо в стр аны Центральной и Западной Европы . Таким о бразом , в Польше , трех прибалтийских государст вах и Финляндии существовали большие группы эмигрантов , считавших себя частью России за рубежом . Наличие в э т их стр анах русского этнического меньшинства (как пр авило , крестьян или староверов ) не означало , однако , что эмигранты чувствовали себя здес ь комфортно или получали поддержку для пл одотворного развития своей культуры . Не следу ет забывать о вполне объяснимы х антирусских настроениях , которые были характерны для местной элиты , долгое время подавлявш ейся и дискриминировавшейся царскими властями . Трудно было ожидать от нее доброго рас положения и сочувственного отношения к идее рас цвета культурной , социальной и п олитической жизни представителей нации , составлявшей правящее большинство в бывшей им перии. В нек оторых случаях (например , в Эстонии и Литв е ) потребность в высокообразованных ученых и специалистах вынуждала местные власти пригла шать русских ученых-эмигрант ов на должнос ти во вновь создаваемых высших учебных за ведениях и технических службах . Но так же , как и в Болгарии , рост националистически х настроений и политический авторитаризм , утв ердившийся в Польше , Литве и Латвии в конце 20-х гг ., осложнили положение э мигрантов . Многие вынуждены были уехать в такие активные центры Русского Зарубежья , как Прага , Берлин или Париж . Все сказанное выше объясняет , почему , несмотря на присутст вие значительного числа русских беженцев , в приграничных государствах так и не возн и кло действительно заметных центров эмигрантской культуры . В то же время проживавшие в этих странах эмигранты составля ли благодарную аудиторию , живо воспринимавшую творческую продукцию Русского Зарубежья — книги , журналы , лекции , театральные представлени я и концерты — и оказывавшую ей столь необходимую моральную и материальную поддержку . Истинным праздником для русской колонии в Риге явился визит Ивана Бунина после получения им Нобелевской премии по литературе . Ему были оказаны здесь востор женный прием и фин ансовая помощь . Жизн ь многих писателей , таких , например , как А . Амфитеатров , полностью зависела от публикаци й или перепечаток их эссе и рассказов в ежедневной русской прессе Варшавы и Риги. Последний важный маршрут беженцев из Советской Рос сии пролегал на Дальнем Востоке — в маньчжурский город Харбин . Харбин , с с амого своего основания в 1898 г ., был русским городом , административным и экономическим центром русской Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД ). Он вырос на месте китайской рыбачьей деревушки , рас положенной на берегу реки Суньхуацинь (Сунгари ). Войс ка , разбитые Красной Армией и оттесненные к восточным границам бывшей империи , переходи ли в Маньчжурию , которая находилась под ки тайским суверенитетом . Следом за ними прибыва ли гражданские лица — предста вители царской администрации и других , временных , реж имов , существовавших в Сибири , казаки , купцы и даже крестьяне . Последняя волна беженцев была отмечена в 1922 г ., после паден ия Владивостока под натиском Красной Армии и включения его в состав Дальневосто чной Республики . Так Харбин стал часть ю России за рубежом и оставался таковой в течение 20-х гг . Упадок Харбина начался , когда японцы стали смещать китайскую адм инистрацию , а после разразившегося в 1931 г . японо-китайского конфликта культурная и твор ческая жизнь здесь прекратилась. Различные пути формирован ия центров Русского Зарубежья дают ключ к пониманию особенностей каждого из них , а также произведенной в них культурной про дукции . Этот «фон» мы постоянно должны име ть в виду , рассматривая эмиграцию и ее культурную историю. Выше я уже говорила о гражданских лицах и целых воинских подразделениях , бежа вших с территорий , контролируемых Советами , и расселившихся по всему земному шару . Во-п ервых , хаос , царивший во время бегства и эвакуации , не давал возможности сделать сколько-нибудь точные подсчеты и записи . Сле дует помнить также , что нелегальный въезд и поселение из-за сложностей с оформлением паспортов , виз , видов на жительство и ра зрешений на трудоустройство также не оставили о себе свидетельств . Во-вторых, и организации самих беженцев , и административные органы , занимавшиеся проблемами беженцев в тех странах , где им предоставили приют , были достаточно примитивны и отнюдь не пр еследовали цели точного и полного статистичес кого учета. Немецкий историк Ханс фон Римша в 1921 г . оценивал общую численность русских эмигрантов в 2 935 000, в то время как аме риканский Красный Крест в своем докладе о тмечал , что на 1 ноября 1920 г . их было 1 965 500. По двум разным независимы м оценкам их численность составляла 1 020 000 на 1 января 1921 г . и 635 600 — 755 200 на 1 января 1922 г . В 1930 г . подкомитет по неправительственным организациям при Верховном комиссаре Лиги Наций по делам беженцев утверждал , что всего в Е вропе находится 500 000 русских беженцев , тогда к ак , если слож ить вместе все цифры , представленные этому органу правительствами разл ичных стран , получится 829 000. Кроме того , р усский Красный Крест зарегистрировал 50 000 человек , нуждающихся в помощи , на Дальнем Востоке . Последующие волны эмиграции , безусловно , увели чили их численность , так что к 1934 г . на Дальнем Востоке проживало око ло 130 000 русских эмигрантов. Как следует из приведенных цифр , числе нность русских эмигрантов (за исключением Дал ьнего Востока ) в течение 20-х и в начале 30-х гг . быстро сокращалась . О дна из причин этого — особенности демографическог о состава эмигрантов . Другая заключалась в том , что многие эмигранты , несмотря на с ложности и препятствия , чинимые , например , влас тями Франции и Германии , стали полноправными гражданами европейских стран . Те м не менее большинство из них продолжало счит ать себя «гражданами» России за рубежом . К роме того , по законодательству многих стран , дети , рожденные на их территории (сразу или — крайне редко — по достижении совершеннолетия ), считались полно правными граждан ами страны и официально эмигрантами уже не были . Таким образом , несмотря на низкий уровень рождаемости сре ди эмигрантов , даже небольшое число детей , записанных при рождении гражданами страны пр ебывания , влияло на общую статистическую карт ину населения Рус с кого Зарубежья . В главных центрах русской эмиграции дети , даже если они посещали местные школы , восп итывались в русском духе и многие из них ощущали свою принадлежность к Зарубежной России. Выше я отметила некоторые характерные черты тех групп беженцев , к оторые в 1920-1922 гг . основали Россию за рубежом . Поск ольку большинство из них эмигрировали (или были вынуждены эмигрировать ) из-за поражения в гражданской войне , среди русской эмиграци и был непропорционально высок процент одиноки х (что не всегда означало неженатых , чаще — разлученных с женами ) мужчин призывного (т.е . от 18 до 40 л ет ) возраста . Это было особенно характерно для групп , прошедших через Стамбул и осев ших на Балканах (главным образом , в Югосла вии ), а также для бывших военнопленных , сод ержавшихс я на территории Германии и П ольши . Менее типична такая картина была дл я беженцев , осевших в прибалтийских государст вах и в Маньчжурии , где скопилось большое число гражданских лиц и членов семей военнослужащих . Более того , в первые годы советской власти , п р и ленинском нэпе , начало которому было положено весной 1921 г ., некоторые эмигранты , уже осевшие в центрах Русского Зарубежья , смогли вызвать в Европу свои семьи из СССР . Материальные невзгоды и финансовая нестаб ильность , с которыми сталкивалось большинст во беженцев , препятствовали созданию семе й ; те же , кто все-таки вступал в брак , из-за неясных и далеко не блестящих вид ов на будущее не могли позволить себе иметь много детей . Важное значение имело и то , что безусловное предпочтение при выборе спутника жи з ни оказывалось соотечественникам и единоверцам . Среди эмигрант ов , даже если учитывать девушек , достигших зрелости в конце 20-х — начале 30-х гг ., было мало женщин брачного возраста . По чти все женщины этой возрастной категории либо состояли в браке , либо вд овств овали . Одинокие мужчины-эмигранты жили изолированн о от окружающего общества , зачастую в бара ках . Надеясь вернуться домой , они сопротивляли сь ассимиляции , в том числе культурной . Да и женщины стран , принявших русских эмигра нтов , не стремились выходить замуж за чужаков с ненадежным финансовым и прав овым положением . Несколько иная ситуация была среди эмигрантов , селившихся в Югославии и Болгарии , где языковая и конфессиональная близость , сходный образ жизни способствовали заключению межнациональных брако в. Естественным следствием ситуации на «ярма рке невест» явился весьма низкий процент детей в Зарубежной России . По мере того как дети , рожденные в смешанных браках , утрачивали связь с русской культурой , эта диспропорция еще более увеличивалась . Однако и сам по себе фактор низкого естест венного прироста населения становился еще одн ой побудительной причиной , заставлявшей родителей- эмигрантов давать своим детям русское образов ание . «Чтобы дети оставались русскими» , родите ли шли на любые жертвы , в особенности п о ка они сохраняли хотя бы ма лейшую надежду на возвращение домой . Они о тправляли своих детей в частные школы , раз говаривали по-русски дома , старались подавить естественное стремление своих детей адаптировать ся к нерусскому окружению . Деятельность русск их уч е бных заведений будет рассмо трена нами в третьей главе. Смертность в России за рубежом была чрезвычайно высока , так что даже более высокие темпы рождаемости не смогли бы ко мпенсировать убыль населения . Многие эмигранты оказались в изгнании уже пожилыми людь ми . Ухудшению здоровья и быстрому стар ению людей способствовали многочисленные бедстви я , сопутствовавшие революции и гражданской во йне — раны , болезни , голод, — и стрессы , вызванные нищетой и бесправ ием за границей . Общины эмигрантов и те , кто оказывал им содействие , постоянно сталкивались с проблемой помощи стареющему населению Русского Зарубежья . Многие из про грамм помощи старикам и больным осуществлялис ь по линии религиозных организаций , что в свою очередь способствовало возрождению рели гиозных чувств у части эмигрантов. Рассмотрен ие демографической ситуации — лишь один из аспектов воссоздания более широкой картины жизни русской эмиграции . Благодаря кинофильм ам и литературным произведениям укоренился оп ределенный стереотип русского эмигранта : это бывший б огатый аристократ (чаще всего князь или граф ), вынужденный добывать пропитан ие , работая водителем такси , официантом или швейцаром ночного клуба ". Эта грустная и н езамысловатая картинка имеет весьма мало обще го с реальностью . Эмигранты , обладавшие прежде бо льшими состояниями , титулами или вы соким положением в обществе , составляли в процентном отношении не большую (а возможно , даже и меньшую ) долю , чем в дореволюцион ной России . С другой стороны , в Русском Зарубежье был гораздо более высокий уровен ь образован н ости по сравнению со средними показателями , характерными для насе ления старой России. Примерно две трети взрослых эмигрантов имели сред нее образование , почти все — начальное , каждый седьмой — университетский диплом . Среди них было также больше ква лифициров анных специалистов , представителей н ауки , интеллигенции , зажиточных слоев городского населения (последние в значительной степени были представлены евреями ). И так же , как и на родине до 1917 г ., эти слои , в особенности специалисты и интеллектуальная элита, играли весьма заметную и акт ивную роль в Русском Зарубежье. Помимо образованных классов в эмиграции были широко представлены городская буржуазия , мелкие зем левладельцы , квалифицированные рабочие (например , п ечатники ) и крестьяне (главным образом , казаки ). Традиционное великорусское крестьянство составляло незначительное меньшинство , что резк о контрастировало с ситуацией , существовавшей в России до 1917 г . Большая часть молодых людей , сражавшихся в рядах белых армий , происходила из средних слоев города и ме лких землевладельцев , многие прервали о бучение в средних и высших учебных заведе ниях . Некоторые из них не пожелали возобно вить учебу или стать специалистами среднего звена в странах , предоставивших им убежищ е . Однако , с другой стороны , было много таких , к т о стремился завершить св ое образование , овладеть профессией или навык ами , которым они рассчитывали найти применени е в освобожденной из-под власти большевиков России . Их решимость и потребности стимулир овали создание в России за рубежом целой сети учебных з аведений и учреж дений культуры. Преобладающее большинство русских эмигрантов принадлежало к Русской православной церкви , и многих из них затронул процесс ожи вления активной религиозной жизни , который на блюдался среди диаспоры . Небольшие группы люд ей относи лись к другим конфессиям : про тестантами были в основном уроженцы Прибалтик и и так называемые российские немцы , котор ых отличало двуязычие и принадлежность к двум культурам — русской и западной . Чис ло католиков было крайне незначительным , сред и немногочисле нных эмигрантов с Кавказа и из Средней Азии встречались мусульмане и буддисты. В эпоху , отмеченную ростом националистиче ских настроений и усилением контроля государс тва над многими областями общественной жизни , отношение к русским эмигрантам в странах их проживания было различным . Характер политики , проводимой в отношении беженцев , определялся как экономической ситуацией , так и внутриполитической обстановкой , сложившейся в этих странах . Тем не менее можно с достаточным основанием выделить здесь три период а : с 1920 г . до конца 20-х гг. (1923 — 1925 гг ., Правда , образуют здесь определенную «цезуру» ), примерно с 1929 по 1935 г . и короткий эпилог между 1936 г . и началом войны в 1939 г . (или до аншлюса Австрии и захвата Чех ословакии , когда речь идет об этих страна х ). В силу указанных выше причин в Германии первоначально находилось наибольшее число русс ких эмигрантов . Их численность достигала макс имума в период инфляции в Германии , когда стоимость жизни для иностранцев здесь бы ла наиболее низкой , открывались возмож н ости дешево публиковать литературные прои зведения и выпускать периодические издания , ч то позволяло выносить на широкое общественное обозрение результаты творческих усилий эмигр ации . Стабилизация марки , наступившая после 1924 г ., драматическим образом повли яла на рост стоимости жизни и обусловила массовый исход эмигрантов из Германии . Новые волны отъездов поднимались по мере ухудшения п олитической обстановки в Веймарской республике , когда постепенно создалась угроза не тольк о свободе слова , но и личной безо п асности людей (в особенности это затра гивало многочисленных русских социалистов , либера лов и эмигрантов еврейского происхождения ). В то же время рост безработицы в перио д Великой депрессии , начавшейся в 1931 г ., вызвал к жизни целый ряд законодательны х акт ов , ограничивавших возможности трудо устройства иностранцев , так что многие русски е эмигранты были вынуждены искать счастья в другом месте . Согласно приведенным выше статистическим данным , русская община в Гер мании , насчитывавшая в 1922 г . около 230 000 — 250 000 человек , к 1930 г . сократилась до 90 тысяч . Приход к влас ти Гитлера , несмотря на появление новых ра бочих мест , доступных , правда , лишь под стр огим контролем нацистов , послужил новым стиму лом к отъезду из Германии либерально и антифашистски настроенных эмигрантов и е вреев . Так , например , философ и социолог сл авянофильского толка Ф.А.Степун был уволен с преподавательской работы в Дрезденском техниче ском университете . Он , правда , остался в Ге рмании , перебиваясь случайными заработками , препод аванием и пуб л икацией статей в других странах . На 1936-1937 гг . численность русских в Германии , по оценкам службы Нансена , составляла 45 000 человек. Во Франции в целом отношение к эм игрантам было весьма либеральным , кроме выдач и разрешений на трудоустройство . Французск ие власти выдавали виды на жительство на большие сроки , для тех же , кто располагал определенными средствами , ограничений вовсе не существовало . Русские имели возможно сть насладиться свободной и волнующей атмосфе рой культурной жизни Парижа и в определен ной мере вносили и свой вклад в ее развитие . Не удивительно , что Париж стал настоящей политической и культурной с толицей Зарубежной России , где были представл ены все оттенки политических взглядов и в се культурные течения . Основной проблемой явл ялся недостаток рабочих мест со вс еми вытекающими из этого последствиями . Следу ет отметить , что французы охотно предоставлял и работу желающим трудиться в шахтах и в про иышленности , на строительстве и восстанов лении разрушенных войной районов . Нужда в рабочей силе обуслов ила значительный прит ок русских , который еще более усилился пос ле вздорожания жизни в Германии. В первой половине 20-х гг . именно Фр анция наиболее охотно выдавала разрешения на трудоустройство , что не распространялось , впр очем , на представителей так называ емых свободных профессий — юристов , врачей , учи телей . Необходимость обладать французским граждан ством или статусом ветерана французской армии , а также сдачи экзамена на французский диплом для многих (жазывалась непреодолимым барьером . Правда , его легче пре одолевали те , кто работал под руководством французс ких коллег и пользовался их поддержкой . Эт а ситуация не менялась в течение всего периода существования России за рубежом , хо тя в 30-е гг . условия натурализации упростил ись , что позволило некоторым молодым эмигрантам влиться в ряды специалистов высокой квалификации. Когда в начале 30-х гг . депрессия , чу ть позднее , чем Германию , затронула и Фран цию , последняя также ограничила приток иностр анной рабочей силы . Постановлениями правительства была значительно усло жнена процедура получения или продления разрешений на труд оустройство . Подобные меры особенно больно уд арили по тем , кто нуждался в переоформлени и документов после увольнения с прежнего места работы . Согласно распоряжению министра внутренних дел следовало выдворить из страны всех , кто не имел таких разреш ений , а также лиц , преступивших французские законы , даже если речь шла всего лишь о нарушении правил дорожного движения . Высл анные подобным образом из страны не знали , куда податься , поскольку другие европ е йские страны также не желали их принять , а переезд за океан был слишком сложным и дорогостоящим . Мы имеем свидетельства о многочисленных случаях , когда русские изгнанники арестовывались , переправлялись за границу , а власти соседних стран отк азывались их п р инять , отсылая обра тно во Францию . Там их снова арестовывали , сажали в тюрьму , после чего события в новь развивались по тому же сценарию . Не удивительно , что многие предпочитали прожива ть в стране нелегально или же , отчаявшись , кончали жизнь самоубийством. Наконец , в 1936 г . правительство Леона Блюма положило конец этой практике , смягчив пол итику в отношении эмигрантов . При правительст ве Народного фронта рабочие-эмигранты стали п ользоваться теми же правами , что и француз ы , их охотно принимали в профсоюзы , а крупнейший профсоюз страны — Всеобщая конфедерация труда — даже создал русскую секцию , члены которой находились под его защитой наравне с ф ранцузами. Жесткое законодательство , принятое в нача ле 30-х гг ., явилось Следствием не только переживаемых Францией э кономических трудностей , но и наметившегося после п ереговоров Пьера Лаваля и Сталина сближения Франции с Советским Союзом . Более того , приступ ксенофобии был порожден не столько тем обстоятельством , что президент республик и Поль Думер в 1932 г . был убит ру сским эмигрантом , сколько общим социальны м и политическим кризисом , симптомами которог о явились дело Стависского и мятеж 6 февраля 1934 г . Агрессивно шовинистические , профашистски настроенные организации типа «Огн енных крестов» или «Королевских молодчиков» требовали жестких мер по отношению к проживавшим во Франции иностранцам-апатридам . В риторическом запале никто , разумеется , не вспоминал о том , что иностранцы были заняты на тех работах , где французы не соглашались трудиться. Все эти события не оказали не посредственного влияния на культурную жизнь Р усского Зарубежья в Париже или во Франции в целом , хотя и создатели и потребите ли культурных ценностей страдали от ухудшения экономической ситуации : книги и журналы р асходились хуже , чем прежде , меньше посещали с ь и скуднее субсидировались куль турные мероприятия . Но в целом культурная жизнь , несмотря на нищенские условия существо вания ее участников , оставалась насыщенной , чт о еще раз проявилось , например , в 1937 г ., в дни , когда отмечалось столетие со дня смерти А . С . Пушкина. Положение в Чехословакии в общих черт ах мало отличалось от Германии , хотя полит ические моменты играли здесь , пожалуй , более заметную роль . Так называемая «Русская акци я» ( Action russe ), начало которой было положено в Праге в 1922 г ., способст вовала созданию целого ряда русских научных учреждений . Их деяте льность , однако , начала свертываться уже в конце 20-х гг . из-за сокращения государственных субсидий . Численность потенциальных студентов и сотрудников этих учреждений сокращалась в силу естес т венной убыли населен ия , переезда в другие страны и все бол ьшего вовлечения молодого поколения эмигрантов в систему образования западных стран . Чешск ое правительство и зарубежные благотворительные организации все с меньшей охотой вкладыв али средства в разв и тие этих учреждений , в поддержку студентов и преподава телей , поскольку большинство выпускников в по исках лучшей доли оставляло Чехословакию . Сам ый сокрушительный удар по Русской акции б ыл нанесен тогда , когда и чехи , и сами русские осознали , что шансы эми г рантов когда-либо вернуться в Россию с тремительно падают . Таким образом , ставились п од сомнение самые основы Русской акции , чт о поставило на повестку дня вопрос о целесообразности её дальнейшего проведения . Након ец , в середине 30-х гг . Чехословакия вселил а в полосу острого кризиса . Наци ональные меньшинства все более открыто выража ли свое недовольство , экономический кризис , ос обенно остро сказавшийся в промышленных центр ах Судетской области , подлил масла я огонь , способствуя раздуванию национали стической про паганды , поддерживаемой из г итлеровской Германии . Создалась угроза дальнейшем у существованию самой Чехословацкой республики . Естественно , поэтому , что чешские власти бы ли в первую очередь обеспокоены отнюдь не положением русских в Праге . Мюнхенские со глаш е ния 1938 г . положили конец су ществованию либеральной , демократической Чехословакии . Многие русские покинули страну по собств енной инициативе , оставшиеся учреждения были закрыты год спустя после падения республики . Следует отметить , что чехословацко-советск ие соглашения 1935 г ., подписанные после признания Чехословакией СССР в 1934 г ., не отразились ни на положении русских эмигрантов , ни на созданных ими учреждениях . Правда , в известной мере они способствов али укоренению скептического взгляда даже клю чевых ф игур чешской общественной жизни на целесообразность продолжения деятельности э тих учреждений " Положение русской эмиграции в Королевстве СХС в течение всего периода существенно не менялось . Правительство относилось к р усским дружелюбно , а отказ короля призн ать СССР вплоть до конца 30-х гг ., т.е . почти до самой войны , предотвращал попытки оказывать на них какое-либо давление . Испытываемая страной потребность в специали стах для армии , административных органов и государственных учреждений дала многим русским в о зможность найти постоянную раб оту . Правда , в течение некоторого времени русские подвергались дискриминации , не получая статуса постоянного сотрудника , а работая н а основании временных и гораздо хуже опла чиваемых трудовых соглашений . Постепенно русские все более интегрировались в югосл авские государственные структуры , хотя в боль шинстве случаев они занимали менее оплачиваем ые должности по сравнению с гражданами Юг ославии или испытывали трудности с продвижени ем вверх по служебной лестнице . С Другой стороны , и м не чинили препятств ий в организации ассоциаций и в обществен ной деятельности . Естественная убыль , а также возросшие темпы натурализации и ассимиляции привели к сокращению численности русских , занятых на государственной службе . В осталь ном же ситуация ос т авалась стабил ьной , так что во время второй мировой войны в составе антикоммунистических сил гене рала Михайловича сражались отряды , состоявшие из русских эмигрантов . Когда Советская Армия и маршал Тито установили контроль над страной , большинству русских П ришлось во второй раз стать беженцами. Первоначальное гостеприимство Болгарии после установления Дипломатических отношений с Сов етским Союзом сменилось настороженным отношением к эмигрантам . Условия труда и жизни , о собенно в больших городах , резко ухудшили сь из-за охватившей Мир депрессии . Так как новые эмигранты не прибывали , наоборо т , многие уезжали из Болгарии в поисках лучшей жизни , численность русской общины зд есь постоянно сокращалась и накануне войны составляла менее 15 000 человек . Насколько мне изв естно , болгары продолжали оказывать поддержку эмигрантам и в период немецкой оккупации и в конце войны. Балтийские государства , вначале принявшие эмигрантов гостеприимно , затем , особенно после прихода к власти авторитарных крайне нацио налистических режимов К . Ульманиса в Лат вии и А.Сметоны в Литве , начали чинить им препятствия , главным образом в том , что касалось трудоустройства . Дискриминация национал ьных меньшинств и эмигрантов особенно проявля лась при приеме на государственную службу и в отношении лиц с в ободных профессий . Эта тенденция негативно сказалась на материальном положении и даже на са мом существовании учебных заведений , основанных эмигрантами и представителями национальных мен ьшинств . В то же время потребность в в ысококвалифицированных кадрах уч е ных вынуждала Литву обращаться за помощью к п редставителям русской эмиграции . Каунасский униве рситет предоставил И.И.Лаппо , А.С.Ященко и Л.П.Кар савину кафедры для постоянной работы . Чтобы быть вполне откровенным , я должен отметить , что ситуация в Балтийск и х го сударствах всегда осложнялась присутствием много численного русского этнического меньшинства , глав ным образом крестьянства , проживавшего в приг раничных с СССР районах . Политика по отнош ению к эмигрантам поэтому тесно переплеталась с политической линией в отношении национальных меньшинств , так что рост шов инистических настроений в 30-е гг . имел прям ые последствия и для эмиграции . Нельзя , пр авда , забывать и о том , что несмотря на общность языка , этнического происхождения и религии , эмигранты были отделены от этого национального меньшинства пропастью — ничуть не меньше той , что разделяла образованные классы и крестьянство в Рос сийской империи . Поэтому распространение на э мигрантов законодательства , касавшегося национальных меньшинств , вряд ли сильно возмущал о русских , постоянно проживающих в этих стр анах. Политика в отношении национальных меньшин ств , зачастую противоречащая международным догово рам , сильно влияла и на положение эмигрант ов в Румынии и Польше . Не вдаваясь в под . робности , отметим , что проживавши е в Румынии русские не стали полноценной частью Русского Зарубежья . Находившиеся там эмигранты , в основном бывшие землевладельцы из Бессарабии , были немногочисленны и не обладали большой культурой . Жесткое дискриминац ионное законодательство , направленное п р отив русского национального меньшинства в Бес сарабии , сыграло негативную роль и в разви тии культурной жизни большинства эмигрантов . В Польше правительственной поддержкой пользовали сь лишь некоторые политические течения и издания , которые власти рассчиты в али использовать в своей антисов етской политике . В любом случае , однако , по ляки в целом отнюдь не симпатизировали ру сским эмигрантам , хотя владельцам , впрочем , был и возвращены поместья , расположенные в восточ ной Польше . Культурная жизнь варшавской эмигр ац и и отличалась гораздо меньшим д инамизмом , чем того позволяли ожидать численн ость и характер русского эмигрантского населе ния . Те русские ученые и специалисты , кому удавалось найти работу , вынуждены были ин тегрироваться в польское общество . Впрочем , из давав ш иеся в других странах эмигр антские издания пользовались спросом у здешне й читающей публики , а приезжие лекторы был и частыми и желанными гостями. Как было показано выше , экономическое положение подавляющего большинства обитателей Ро ссии за рубежом было дале ко не бл естящим . Большая часть эмигрантов кое-как свод ила концы с концами , занимаясь тем , к ч ему они не были подготовлены своей прежне й жизнью . Гораздо страшнее бедности было ч увство беззащитности , чужака , зависящего от чь ей-то милости . Угроза безработицы навис ала над ними , подобно дамоклову мечу . Жены эмигрантов часто зарабатывали на жизнь , р аботая швеями или прислугой , устраиваясь на поденную работу или занимаясь рукоделием д ома . Две сестры в романе Джозефа Кесселя зарабатывали на жизнь , составляя композ и ции из цветов ; семья моих зна комых почти полностью зависела от денег , п олучаемых от продажи вошедших в моду в 30-е гг . кружевных воротничков для дамских блузок , которые плели пожилая мать и ее замужняя дочь ; активная участница Политическ ого Красного Крест а (он оказывал помощь политзаключенным в СССР ) занималась изготовлением дамских сумочек . Ра зумеется , эмигранты становились объектом бессовестной эксплуатации со стороны работодат елей , как соотечественников , так и местных . Правда , в странах с разработа нным со циальным . законодательством русские могли получать некотор ые пособия , хотя и не всегда в том же объеме , что и коренные жители данной Страны . Временами жизнь русских осложнялась обстоятельствами политического характера . Так , на крупных предприятиях , где рабочие симпатизировали революции и советской власти , эмигранты часто становились изгоями . Рабочие-эмиг ранты имели возможность защищать свои права через профсоюзы , но многие отказывались о т вступления в профсоюз или негодовали по поводу обязательног о членства в них . Это нежелание было обусловлено и и х политическими взглядами , и всем опытом п режней жизни в России , который ставил их в оппозицию к любой форме профсоюзного движения . Более того , поскольку первичные пр офсоюзные организации часто занимали о т кровенно прокоммунистические позиции или выступали за проведение социалистических преобра зований в обществе , они не слишком охотно вступались за людей, raison d ' etre которых состоял в отрицании этих преобразо ваний. Как бы то ни было , основная угроза безопа сности эмигрантов таилась не с только в нестабильности экономической ситуации принявших их стран , которая в начале 30-х гг . неуклонно ухудшалась , сколько в право вых ограничениях , с которыми русские изгнанни ки (как , впрочем , и другие беженцы ) сталкива лись в чужой стране . Эти ограничен ия все более ужесточались по мере ухудшен ия социальной и экономической обстановки и нагнетания националистических настроений и ксе нофобии . Трудно сказать , являлась ли ксенофоби я последствием экономического спада или же сам этот с пад явился плодом н едальновидной националистической политики . В любо м случае , преодоление административных барьеров давалось русским эмигрантам дорогой ценой , как в психологическом , так и в материально м смысле. Натурализация редко воспринималась как до стой ный выход из создавшегося положения . Во-первых , ни в одной из стран Старог о Света правительственная политика и традиции не предполагали автоматической натурализации , характерной для США и некоторых латиноамер иканских государств . Во-вторых , сами русские сч и тали , что натурализация является предательством по отношению к их русским корням и возложенной на них миссии являть собой альтернативу Советскому Союзу . Они не предпринимали серьезных попыток получить н овое гражданство , по крайней мере до тех пор , пока в н их жила надежд а на возвращение домой . Когда же натурализ ация становилась возможной или даже необходим ой , они вставали перед дилеммой морального характера : некоторые склонны были воспринимать ее как чистую формальность , которая не отражалась на их верности России и на их русском самосознании . Такое отн ошение , однако , не устраивало власти , дававшие согласие на натурализацию . Как уже отмеча лось выше, raison d ' etre эмиграции состоял в ожидании возвращения на родину , а страх «денационали зации» , как они называли ассимиляцию , явл ялся характерной чертой Русского Зарубежья . С убъективно идея получения нового гражданства создавала новые сложности в дополнение к тем объективным препятствиям , которые принявшие эмиграцию страны чинили на пути натурализа ции. В этой связи н ет ничего удиви тельного в том , что для решения проблем материального и правового порядка русские изгнанники , как было показано выше , объединяли сь в ассоциации и общины , которые в св ою очередь становились ячейками России за рубежом . В основе всех усилий , п р илагаемых эмигрантами для сохранения свое го единства , лежало чувство общности происхож дения , неприятие советской системы и ностальг ическая мечта о возвращении в Россию . В конечном счете это было ощущение единой судьбы , которая свела их вместе вопреки всем общественным , экономическим и п рофессиональным различиям в прошлой жизни . Ка к и во всякой диаспоре , самой прочной связью было нежелание отказываться от своего самосознания и надежда на возвращение к прошлому . Эта «тоска по д ому» стояла за всеми попытками н алади ть взаимопомощь как среди членов какой-либо узкой группы , объединяемой до профессиональному , религиозному или политическому признаку , так и в целом в масштабах всего Русского Зарубежья . Именно благодаря этим усилиям эмигрантам удалось создать и сохра н ить у расселившихся по всему свету людей чувство единства. Группы ветеранов отмечали годовщины отдел ьных событий , собирая вместе своих разбросанн ых по свету однополчан , чтобы укрепить в них преданность общему прошлому и надежд у на лучшее будущее , которое с уждено их родине . В основных центрах Русского Зарубежья на регулярные воскресные и празд ничные службы в храмах ветераны приходили в парадной форме со своими боевыми эна менами . Школы , летние лагеря и отряды скау тов , создаваемые Для детей эмигрантов , не тол ь ко вносили свой вклад в и нтеллектуальное и физическое развитие подрастающ его поколения , но и укрепляли солидарность родителей . Как будет показано в следующей тлаве , организация и проведение празднований памятных дат объединяли изгнанников с несх ожим прошл ы м , придерживавшихся различ ных убеждений . Историко-культурное единство укрепл ялось и церковью , особенно благодаря ее пр иверженности общему для всех эмигрантов языку и традиционным ритуалам . Совместные молитвы были не только актом веры , но и п одтверждением п реданности единой национ альной и культурной традиции , которая отделял а товарищей по несчастью от общества прин явшей их страны. Как всегда бывает с людьми , оказавшими ся в чуждом окружении , личные контакты и индивидуальные связи играли значительную рол ь как для сохранения самосознания эмигр антов , так и просто для их выживания . В тех странах , где русские не осели спл оченными в той или иной мере общинами и вели более обособленяую жизнь , например в больших городах , личные контакты йомогали найти работу , продать изготовленные товары , устроиться в учебные и медицинские заведения , уладить проблемы , возникав ttme с местными властями . Случайно завязавшиеся знакомства М ежду эмигрантами могли неожиданно помочь в минуту отчаяния или способствовать воссоединен ию семей . В е жедневных и еженедельных газетах эмиграции , имевших широкое хождение , публиковались колонки объявлений о поиске потерянных родственников или о желании уст ановить контакты иного рода . Личное знакомств о во время эвакуации или в первом мес те проживания часто приводило к по следующей дружбе и постоянному общению . Подоб ные Контакты лежали в основе совместной х озяйственной деятельности , Яусть не всегда вп олне успешной, — аренде ферм , основании небольших торговых , ремесленных , швейных предприят ий и т.п . Клиентами э тих предприятий , как правило , становились другие беженцы , чт о опять-таки иллюстрирует важность личных кон тактов и чувства единства . Подобное поведение , ти пичное для эмигрантов , зачастую усиливает их изоляцию , отнюдь не способствуя интеграции в новое общест во. Корни чувства изолированности от окружающ ей среды у русских , в отличие от други х эмигрантов , скрывались в стойкой вере в возвращение , возобновление жизни на родине , освобожденной от советского режима . Сами ев ропейские страны не облегчали или даже пр оти вились полной ассимиляции эмигрантов . Это только усиливало страх последних перед денационализацией . Даже дети эмигрантов сталкив ались с трудностями при попытках интегрироват ься в общество , предоставившее убежище их родителям . Несмотря на свободное владени е языком и обучение в местных школах , они оставались чужаками . Подобная ситуация была особенно характерна для Франции , Герма нии и Маньчжурии , в меньшей степени , вероя тно , для Югославии , Чехословакии и приграничны х государств . Вторая мировая война внесла ра д икальные коррективы в это поло жение , особенно во Франции. Воспоминания о том , что им пришлось пережить на родине и на пути в изгн ание , усиливало чувство изолированности у жит елей Русского Зарубежья . Даже если они хор ошо говорили на местном языке , были знак омы с историей и культурой той ст раны , где они жили , они по-прежнему оставал ись чужаками : недавно приобретенные знания и навыки не стали еще частью их самих . Эту сторону изоляции трудно проследить , однако она создает невидимый , иногда даже не ощущаемый , н о тем не менее постоянный и непреодолимый эмоциональный барье р , препятствующий вступлению в тесный и пр иносящий истинное удовлетворение контакт с чу жим обществом . Конечно , экономическая ситуация и правовой статус придавали вполне ощутимы е очертания тем раз л ичиям , которые отделяли изгнанников от всех остальных . С течением времени эти внешние условия не исчезали , как это случалось в странах , принимавших массовые потоки иммигрантов, — в США , Австралии или Канаде . Те эмигрант ы , которым посчастливилось обзавестис ь со бственными семьями или которые были членами русских общин , не стремились к преодолени ю изоляции , поскольку в своем замкнутом ми рке они находили эмоциональное равновесие и материальную поддержку. Изоляция Русского Зарубежья углублялась в силу еще одного фактора . Многие эми гранты , как упоминалось выше , потеряли свои семьи либо в России , либо на пути в изгнание . Эти люди по-прежнему хранили ве рность своим родным и друзьям . Они трудно заводили новые связи , особенно потому , чт о продолжали надеяться на скоро е возвращение домой . То обстоятельство , что ли шь немногие мужчины имели шанс найти спут ниц жизни и создать семьи , усиливало их одиночество . Эта обособленность была особенно сильной среди мужчин , которые работали в провинции , жили в 6а раках и общежитиях , п одрывали с вои силы непривычным физическим трудом и не имели больших возможностей для установлени я контактов , не говоря уже о более тес ных связях , с местным населением . Они стре мились поддерживать в себе чувство общности , осиованное на единстве прошлого и с удьбы , что само по себе исклюадло серьезные попытки к интеграции. Чувство солидарности и общности не ис ключало , однако , большого разброса мнений межд у отдельными личностями и группами . Самый заметный и драматически воспринимавшийся источни к навряженности и конфликтов заключался в политических разногласиях . Политический спект р эмиграции повторял ситуацию доревоаюционной России , если , разумеется , не считать отсутст вия большевиков . Здесь присутствовали течения от крайне левых — анархо-синдикалистов , левы х и пр авых меньшевиков , левых и пр авых лееров и либералов различного толка — до крайне правых , ультрареакционных мон архистов , а с 30-х гг . и профашистских гр уппировок . Это политическое деление , естественно , оказывало влияние на деятельность многих и нститутов . Мы уже отмечали конфликт йежд у представителями генерала Врангеля и Конфере нцией послов . Подобные конфликты не исчерпыва лись противоречиями в юшнистративной верхушке . Предметом споров являлось будущее России : с торонники Врангеля были убежденными монархистами, когда как сотрудники органов по де лам беженцев при посольствах большинстве не поддерживали идею реставрации монархии и симпатизировали умеренно либеральным взглядам . То же самое цюгиворечие разделяло ассоциации студентов и преподавателей . Иллюстрацией не г ативного влияния политических разног ласий на деятельность общественных институтов может служить противодействие представителя Вр ангеля , Палеолога , деятельности Земгора в Югос лавии . Политические противоречия могли существова ть - в рамках одной организации , даже та кой , которая , на первый взгляд , должна была бы держаться вдалеке от политики . Так , на - пример , Всероссийский союз ветеранов чу ть было не распался из- за спора о том , должны ли его члены публи чно отречься от всяких политических пристраст ий , кроме общ ей поддержки монархии . Ре зультатом подобных конфликтов явилось создание двух студенческих ассоциаций , двух союзов в одителей такси в Париже и т.д . Другой п овод для разногласий , имевший политическую ок раску , возник вследствие раскола , произошедшего за грани ц ей в Русской Правосла вной Церкви . В основе его лежал вопрос , кому принадлежит духовная власть над церко вными общинами диаспоры — патриа pxy Московскому или Синоду епископов в Сремски Карловицах Сербия ). Это противоречие породило многочисленн ые конфликты сре ди верующих , которые с оздавали препятствия и ограничения для деятел ьности многих организаций , так или иначе с вязанных с церковью . Это проявлялось , например , при организации летних лагерей , школ и объединений молодежи и даже при проведении специальных торж е ств . В оправдани е эмиграции , однако , следует отметить , что политические разногласия не приводили к взаим ным обвинениям , оскорблениям и недостойным ли чным столкновениям в церковных делах , как это имело место в других областях . Парадок сальным образом это пр о тивостояние было смягчено требованием советской власти , чтобы митрополит Евлогий и другие владыки в Западной Европе принесли публичную кля тву в том , что церковь за рубежом не будет принимать участия в какой бы то ни было антисоветской деятельности и поз во л ять себе антисоветские высказывани я . Митрополит Евлогий ответил отказом , так как само по себе принятие церковью подобн ых обязательств означало бы занятие некоей политической позиции , что противоречило и т радиции православия , и его интересам . Следстви ем эт о го отказа явилось фактическ ое взаимное признание или по крайней мере терпимость во взаимоотношениях между Синодом епископов в Сремски Карловицах и митропо литом Западной Европы . Конфликт , однако , вспыхн ул с новой силой при иных политических условиях уже по с ле второй миро вой войны. Часто среди эмигрантов возникали сложност и из-за вопроса о подданстве . В ряде сл учаев выходом могло стать принятие «двойного гражданства» или двойного подданства . В д ругих случаях подобную двойственность могли п осчитать несовместим ой с принадлежностью к Русскому Зарубежью . Так , я уже упоминала о том , что многие изгнанники отказывались проходить натурализацию и принимать новое гражданство , поскольку это представлялось им предательством по отношению к России и их «русскости» . Другие, руководствуясь чисто практическими побуждениями , соглашались на натурализацию в форме двойного подданства : они становились гражданами другой страны , н о оставались русскими по культуре , глубоко переживая за судьбу России . Соглашаясь на подобный компромисс, они , однако , кра йне редко становились членами политических па ртий в новой стране , но не отказывались от службы в армии . Некоторые даже счита ли , что , служа в армии , они вносят вкла д в освобождение России . Как уже отмечалос ь , возникали сомнения и относитель н о вступления в профсоюзы тех стран , где проживали эмигранты , несмотря на то , что во многих случаях подобный шаг мог существенно облегчить материальное положение . Наконец , из боязни денационализации эмигранты опасались присоединяться к православным церк вам зарубежных стран. Учитывая всевозможные трудности , обилие о рганизаций , которые являлись зачастую источником споров и противоречий , мы не можем не удивляться тому , что Русское Зарубежье су мело не только сохранить , но и значительно приумножить достижения рус ской культуры . - Спи сок литературы - 1. Роман Гуль «Я - унес Россию . Апология эмигра ции» , New York 1981 2. С . П ушкарев «Русские за рубежом» , - «Новый журнал» 1982 3. Марк Раев «Россия за рубежом» М. : Прогрес с-Академия , 1994
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
То самое чувство, когда назвал своего начальника именем бывшего...
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по политологии "Униженные и оскорбленные в изгнании Россия, начало века", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru