Реферат: Женщины и власть в России: история и перспективы - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Женщины и власть в России: история и перспективы

Банк рефератов / Политология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 44 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Женщины и власть в России : история и перспективы В истории такой па триархал ьной страны , как наша , власть женщин зачас тую с подозрением и недоверием рассматриваетс я даже сторонниками гендерного подхода к истории . В современном пособии «Женщины в исторических судьбах России» о Екатерине II нап исано , что «ее драма заключала с ь в том , что чувства прекрасного пола з ачастую побеждали интуицию политика» [I]. Единственн ое явное исключение - окутанный дымкой времен образ княгини Ольги - победительницы конкурир ующего княжества (древлян ), учредительницы системы сбора налогов на места х («погос тов» ) и инициатора принятия православия русск ой знатью . Однако уже применительно к прав лениям женщин-императриц XVIII века оценки далеко не столь положительны . Авторы отмечают , что на троне женщинам фактически приходилось б рать на себя мужскую нош у и вести себя соответственно [2]. Этим с них час тично снимается вина за ошибки в правлени и , за часто сомнительную историческую роль , за тягостную память , которую они оставили в народе и демократической историографии . Между тем опыт XVIII века - ключ е вой в истории отношений женщин и власти в России и не оценив его по достоин ству , со всех сторон , нельзя представить с ебе перспективы участия женщин в российской политике . Этот опыт уникален , ибо в те чение более чем 70 лет (с небольшими перерыв ами ) именно ж енщины осуществляли выс шую власть в государстве . Таким образом оф ормилась целая эпоха , сложилась политическая традиция , которая , правда , не была осмыслена как таковая и во многом до сих пор остается на периферии политической истории и народного самосознан и я . Кризис , переживаемый сейчас политической системой н ашей страны , в частности , угроза олигархии или автократии , делает тему участия женщин в политическом процессе особенно актуальной , придает историческому анализу событий давно прошедших дней теоретическ у ю и политическую значимость . Только на этой базе можно строить прогнозы о роли женщин в будущей российской политике . Гендерные альте рнативы верховной власти в России XVIII века Внешне роль женщин-императриц действительно выглядит как случайна я , а сами они - как жертвы неудачной реформы престолонаследия , осуществленной Петром I: опасаясь прихода к власти традиционалистов , подобных царевичу Алексею , он повелел передавать е е произвольно , независимо от родства и пол а . Основой преемственност и власти до лжно было стать политическое единомыслие , при верженность делу европеизации России . Но отсу тствие завещания , малочисленность царской семьи , скорая смерть прямого наследника и дефицит претендентов-мужчин все больше оттесняли эти требования на задн и й план , и к власти привлекались женщины . Аристократия видела в них удобный объект для мани пуляций , поскольку они подчас слабо ориентиро вались в политике . Да и сами женщины , п ришедшие к власти в патриархальной стране , часто осмысляли свою роль в терминах г о сподствующей культуры . Так , Екатерина II ценила в себе больше всего мужской , как она полагала , ум и предпочитала , чтобы эпитет , обозначавший ее величие , к ней применяли не в женском , а в мужском роде [3, с . 369]. Соответственно и историки практичес ки не в ы деляют женщин-императриц и з общей линии рода Романовых , лишь отчасти отмечая курьезы их правления , малозначительн ые на общем фоне процессов европеизации э литы и развития крепостничества . Однако , н а мой взгляд , столь долгое присутствие жен щин на росс и йском троне не мо гло быть и не было случайным . Это был естественный результат громадных преобразований Петра I в сфере власти . Речь идет при этом не столько о реформах , которые в полне справедливо связывают с тенденциями пре дшествующего века , а с символиче с к ой и ритуальной стороной власти , с мифом о власти , который был радикально переосмы слен Петром I. До Петра царь рассматривался прежде всего как сакральная фигура , «икон а Бога» , стоящая на страже православного б лагочестия и традиционных общественных у стоев . Власть царя была огромна , но она фактически ограничивалась имевшимися преце дентами ее применения , особенно деятельностью правителей , канонизированных церковью (хотя этими примерами легко манипулировали ). Нрав и с воеволие царя ограничивались необход и мостью соблюдения пышных , многочасовых ритуалов , как церковных , так и политических (например , прием послов ). Это была система дисциплин ирования воли самодержца , аналогичная по функ ции рационализации законодательства и применения законов в современном обще с тве . Петр I в своем стремлении разорвать свя зи с традиционным обществом сломал эти ог раничители , с помощью своих идеологов противо поставив идеалу воспроизводства освященной тради ции идеал государственной пользы (общее благо ), который можно было пони м ать и как идеал воплощения непредсказуемых по своей сути желаний правителя , реализующего одному ему очевидную логику преобразований [4, к н . I]. Преследуя часто недостижимые цели (вольнон аемная армия , свободный труд на мануфактурах , выборные органы управле н ия у купцов и дворян , правительствующий Сенат ), П етр затем резко менял свою политику , вопло щая в политической практике идеал полного произвола , пусть и оправданного самыми лучш ими намерениями . Его несколько извиняло т о , что он действительно думал пр е жде всего об общественной пользе и упорно стремился к результатам , которые уси лили бы государство , укрепили армию и экон омику . Но прецедент , который он создал , мог толковаться по-разному . Утилитаризм в авторит арном обществе не способен провести различия м е жду интересами государства и государя (тем более , что «вотчинный» подход к государству как собственности царя и к населению как к его холопам никто не отменял ). Не будучи ограничен общественны м контролем или волей царя , утилитаризм не изменно ведет к вырож д ению власти и трансформации ее в инструмент удовлетв орения прихотей правителя . Примером подобного рода представлений о «пользе» являются к ошмарные эпизоды , когда в XVIII веке к власти (полной или ограниченной ) прорывались мужчины - Петр II (1727-1730 ), Петр III (1761-1762) и Павел I (1796-1801). Не только малолетний Петр II, но и его велик овозрастные преемники вели себя при этом , как дети (особенно это касается их игр в войну и поведения во время государст венных переворотов , что зафиксировано воспоми н аниями современников ). Выскажу подозр ение , что так произошло бы с любым пра вителем-мужчиной , не имевшим масштаба личности Петра I (например , с несчастным Иваном VI). В традиционном по своей сути обществе Петр I укрепил весьма опасную традицию , согласно ко т орой величие оказывалось неотделим ым от своеволия . Особенно это опасно в России , где крайности вообще в большом почете и умеренность сплошь и рядом рассм атривается как признак слабости . Схожий п рецедент имел место в конце XVI века , но итоги правлени я Ивана Грозного были далеко не столь внушительны , как результа ты царствования Петра I. Роль церкви и трад иции оставалась неизмеримо более высокой , да и его наследник Феодор Иоаннович по своим психофизическим данным не мог играть роль царя-самодура . Тем не менее страна , привыкшая к насилию и непредсказуемос ти власти , была в итоге ввергнута в См утное время . Образно говоря , Петр оставил своим наследникам-мужчинам слишком большие и разношенные сапоги , чтобы хоть один из них мог ими пользоваться без ущерб а для себя и страны . Угроза нового Смутного времени была вполне возможной , есл и бы на этот раз старые сапоги не отставили в сторону и не произвели самый радикальный из политических переворотов , исп ользовав гендерную альтернативу . Скорее всего этот ва р иант был выбран случ айно : женщин в роду Романовых оставалось б ольше , чем мужчин . Но значение сделанного поворота нельзя недооценивать . На общем фоне истории трех четвертей XVIII века только жен щины-императрицы , несмотря на все их слабости , противоречия , н е последовательность и зависимость от фаворитов , производят впечатл ение взрослых людей , под ногами которых , п рячась за широкие юбки , бегают вечные маль чики-императоры . Оказалось , что женщинам гораздо проще , чем мужчинам , преодолеть искушения но вого , в общем довольно неопределенного положения . На первых порах сказывалась те ремная дисциплина , обусловленная подчиненным поло жением женщины в русском обществе XVII века , и воспитание , полученное при иностранных двор ах в семье отца или мужа . Затем их место стала зан и мать дисциплина светская , воспитанная жесткой необходимостью по нравиться императрице-предшественнице . Женщины , не только императрица Анна Иоанновна (1730-1740), но и Елизавета Петровна (1741-1761), были гораздо более богобоязненны , чем императоры-му ж чины , и следили за соблюдением народом обрядов православной церкви , удерживая процесс распада традиций . В подражании Петру I его дочь Елизавета не столько проявляла своеволие (х отя фамильные черты сказывались ), сколько след овала духу преобразований отца , п одд ерживала созданные им учреждения , благоговела перед памятью [5, кн . XI, с . 527].. Особая гендерная культура женщин-императриц была основой всей их политики , в том числе ее «мужской» , волевой составляющей , которая так не нравится феминисткам , и действит е льно - это не самое яркое из их достижений . Волевые акты женщин на российском престоле скорее способны вызвать критику - начиная с выступления Анны Иоанновны , согласившейся на ограничение своей власти , но затем разорв авшей «Кондиции» и поставившей т е м самым на место русской олигархии немецк ую , и кончая «Константинопольским проектом» в осстановления Византийской империи под российски м господством и походом в Индию , предприня тыми на закате дней Екатериной II (1762-1796) [3, с . 374]. Д аже лучшие из «воле в ых» проектов последней , такие как попытки разделения в ластей и создания городских органов самоуправ ления , оказывались нежизнеспособными и служили разве что образцами для будущих реформатор ов . Но одновременно эпоха женщин-императриц была полна своеоб р азия и часто игнорируемого значения . В это время из «пустяков» , элементов частной жизни , забав и праздного на первый взгляд времяпрепровожден ия вырастали целые пласты культуры , формирова лись предпосылки и механизмы дальнейшей модер низации . Светская ж изнь и воспитание дворянства При Петре I обучение дворянства стало еще одной повинностью , принижавшей родовую знать и вызывавшей подспудное сопроти вление . Такой же повинностью было и участи е в светской жизни , посещение ассамблей , в веденное в Петерб урге в 1718 году . С п риходом к власти Екатерины I (1725-1727) празднества ож ивились . Сама императрица , по описанию В . К лючевского , «вела беспорядочную жизнь , привыкнув , несмотря на болезненность и излишнюю полно ту , засиживаться до пяти часов утра на пируш к ах» [6, т . 4, с . 261]. Огромную роль сыграл переезд двора из все еще стро ившегося Петербурга в Москву , средоточие двор янских усадеб . Произвести впечатление на импе ратрицу и окружавших ее членов Верховного тайного совета , а также их родственников , стремили с ь многие . Карьера и бл агосостояние зависели от этого в такой же мере , как при Петре I - от доблестной во енной службы . В новых условиях знать с оздала особые , предназначенные для нее учебны е заведения и стремилась приспособить их не только для нужд го с ударства , но и для обучения нормам светской жизн и . Это стало возможным в 1731 году , когда был основан Кадетский корпус , имевший хорошее финансирование и призванный выпускать офицер ов . Но фактически параллельно с падением и нтереса дворянства к военной служ б е , где все лучшие места занимали н емцы , корпус стал приобретать значение учебно го заведения , ориентированного на подготовку не столько офицеров армии , сколько галантных кавалеров . Уже при его основании было предусмотрено обучение фехтованию , иностранным я з ыкам , истории , танцам , музыке «и прочим полезным наукам» , перечисленным в популярном тогда руководстве для молодежи «Юн ости честное зерцало» (1717), которое уже при П етре I выдержало три издания . В 1733 году при ревизии корпуса выяснилось , что подавляющее большинство слушателей занимается , кр оме обязательных дисциплин , в основном указан ными «галантными науками» - немецким языком (237 ч ел .), танцами (110 чел .) и фехтованием (47 чел .) [5, кн . X, с . 514]. Демократ Ключевский писал , что в этих условиях любой д в орянин х отел «стать лощеным светским фатом и прид ворным пройдохой» [6, т . 4, с . 251]. Отчасти это было верно , но не менее прав был и Г . Плеханов , когда указывал , что уравниван ие Петром I дворянства с остальными сословиями в тяготах службы и учебы - ш аг отнюдь не демократический . Более того , движение от деспотии к демократии заключается именно в том , что свободными сначала становятся представители элиты , аристократы [7, кн . П , с . 38]. Светская жизнь , постепенно теряя черты принудительности , приобретал а хара ктер борьбы дворянских партий за влияние на очередную императрицу , и связанная с не й система образования и воспитания выражали именно эту тенденцию , ведущую к культурно й , а затем к политической и социальной модернизации . Правда , свобода светско й жизни появилась не сразу . В годы правления Анны Иоанновны и Елизаветы Петро вны основная примета светской жизни - повинове ние прихотям и слепое подражание пристрастиям императриц . Но вместе с этим в жизнь дворянства входит новая черта - относительно быстр а я смена моды на одежду , популярные произведения литературы , стихи и песни , чего не было раньше . Появилась личная увлеченность нововведениями . При Анне Иоанновне , очень любившей загонную охоту , сред и дворянок распространилась мода на стрельбу по голубям (к а к писали соврем енники , «лезли бы в ледяную воду , дабы угодить коронованной особе» ) [3, с . 111]. При Елизавет е Петровне , обожавшей наряды и действительно менявшей платья по 4-5 раз в день , как никогда большую роль в жизни двора ста ли играть балы и маскарад ы . Прис утствовать на них , по петровскому образцу , было обязательным , что проверялось гвардейцами . Придворные дамы , зачастую тоже менявшие кос тюм 2-3 раза в день , должны были на кажды й бал являться в новом наряде . Чтобы о ни не плутовали , используя старые пл а тья , по окончании бала гвардейцы стави ли им на удобном месте государственные пе чати [3, с . 233]. Уже при Анне Иоанновне эти развлечения стали приобретать огромный разма х и , наряду с затратами на войны и жесткой фискальной политикой государства , ложи л ись тяжелым бременем на казну и на личные бюджеты дворян . В знаменито м потешном венчании князя Голицына-Квасника и калмычки Бужениновой в 1740 году участвовали представители всех народов , подвластных императ рице , в национальной одежде , с оружием и инструм е нтами (причем все это о плачивалось из казны ), рожечники , плясуны , групп ы скоморохов [5, кн . X, с . 530-532]. Придворные праздники были открыты для дворян , с условием , что бы те вели себя прилично , не играли в азартные игры , носили чистое платье и белье и еж е дневно пудрили воло сы [5, кн . X, с . 469]. Во времена Елизаветы Петр овны все большие требования стали предъявлять ся не только к одежде участников балов , но и к их культурному уровню . Образован ие , прежде всего знание языков , стало необ ходимо как для м у жчин , так и для женщин . В связи с этим появляются не только государственные , но и частные учебные заведения . Например , в 1753 году в П етербурге иностранцами была открыта частная ш кола для мальчиков и девочек , где они обучались французскому и немецкому язы к ам , а девочки еще и шитью , арифмети ке , экономии , танцам , истории и географии , « а притом и чтению ведомостей» [5, кн . XII, с . 278]. Это было необходимо для светского воспитани я , умения поддержать разговор в обществе . Все более модным становилось и чтение к н иг , прежде всего романов , обсужде ние которых позволяло на балу или приеме обиняком выразить свои собственные чувства , завязать флирт или более серьезные любов ные отношения , являвшиеся стержнем светской ж изни . Стремлению приблизиться ко двору пр отиво с тояла ограниченность средств зн ати . Именно в это время начинается новая волна обнищания дворянства , какой не знал и с 1641 года , когда «дети боярские» столь часто продавали себя в холопы , что царю Михаилу Романову пришлось им это законод ательно запретить . В 1736 году вновь о тмечалось , что дворяне тайком записываются в купечество или вступают в дворовую служб у к богатым людям . Чтобы предотвратить под обное бесчестие , часть дворян была отпущена со службы для управления имениями , а в многодетных семьях один из д ет ей мог не служить и заниматься хозяйством [5, кн . X, с . 467]. Так начался процесс вовлечения дворян в хозяйственную деятельность и пр евращения их в свободное привилегированное со словие , а дворянских усадеб - в центры куль туры в недрах крестьянской Росси и . Этот процесс неразрывен с деятельностью же нщин-императриц , и если вначале его связь со светской жизнью не очень ясна , то в последствии она становится все более и бо лее прочной . » Придворная рациональность» и придворное предпринимательство Ос обенно разорительным дл я дворян было царствование Елизаветы Петровны , которая проводила жизнь в нескончаемых п раздниках , играла в карты на крупные суммы и без удержу флиртовала , не спала ноч ами (отчасти из-за боязни покушения на ее власть ), вовлекая в это т кругово рот придворных и дворянство . Именно в это время создалась традиция ежедневных концерто в при дворе . К устройству праздников привл екли Академию наук и художеств , причем зад ания , связанные с увеселениями , считались для академиков главными , приоритетн ы ми по сравнению с наукой . В Академии появи лась кафедра аллегории для проектирования худ ожественного оформления праздников , были изобрете ны разновидности фейерверка , позднее утраченные и не восстановленные до сих пор [8]. 15 из 20 лет царствования Ел и заветы бы ли мирными , но процесс разорения дворянства не остановился , как можно было бы подум ать , а еще и усилился , распространившись н а самую богатую часть знати . Началась наст оящая тирания моды , потому что императрица , главными предметами размышлений кот о рой были мода и собственная красота , вовлекала верха дворянства в бесконечную г онку смены нарядов , экипажей , устройства празд ников , строительства дворцов . Иным путем понра виться ей было невозможно . Напротив , стремлени е держать открытый стол , постоянно гот о вый к приему императрицы вместе с ее огромной свитой , покупать самые лучшие и дорогие парижские наряды казалось ей подлинно патриотическим , достойным всякого поощре ния , более того , становилось важнейшим государ ственным делом , финансировавшимся из казны . Р о ссийское посольство в Париже сис тематически изучало ассортимент модных лавок и разорялось на покупке нарядов для импер атрицы [3, с . 232]. Все это стимулировало движени е денег и собственности , побуждало к предп ринимательству . Конечно , проще всего был о попросить деньги у самой императрицы . Но это удавалось только наиболее приближен ным придворным . Так , канцлер М . Воронцов , бо гатейший помещик и фабрикант , постоянно жалов ался Елизавете на бедность и выпрашивал н овые имения , которые немедленно закладывал и вновь просил , чтобы государство и х выкупило [3, с . 231]. Он не знал отказа , пот ому что непременно являлся к государыне с модными вещами , сведениями о парижских нр авах и нововведениях . Модные одежда и пове дение беспрепятственно конвертировались во власт ь и деньги . Но можно было в ыпрашивать не сами имения , ибо ресурсы гос ударства не безграничны , а привилегии в пр едпринимательской деятельности . Особенно известен в этой связи стал П . Шувалов , который , создав мощную экономическую базу для угожд ения импера т рице , организовал широкое производство железа на Урале , прославился изобретением особой «шуваловской мортиры» , полу чил монополии на многие промыслы - табачный , соляной , по добыче трески и морского зв еря . В 1754 году он использовал свое влияние на императр и цу , чтобы уничтожить в России внутренние таможенные пошлины . Э то было очень выгодно лично ему , но од новременно означало переворот во внутренней т орговле страны , где впервые полностью утверди лись принципы единого рынка [5, кн . XI, с . 179]. Придворная борьба знати все же име ла своей целью не приобретение богатств , а повышение своего общественного статуса и престижа , расширение власти . Поэтому следование моде часто было убыточным . После смерти Шувалова его долги почти на 100 тыс . руб лей превысили наслед с тво . Богатейший помещик П . Шереметев , имевший 800 тыс . десяти н земли , должен был занимать деньги для организации праздников не только у купцов , но и у своих собственных крепостных крестьян [9, с . 182]. Эта тенденция принимала всеросс ийский размах , ибо про с лавиться пе ред императрицей хотелось многим , а петербург ские нравы копировались в губерниях . Еще в начале XIX века в Москве на Большой Дми тровке жили престарелые супруги , которые по обычаю елизаветинских времен днем спали , а ночью ездили по улицам в украш е нной серебром карете , запряженной шестерк ой лошадей . Все это заставило российское дворянство активно включиться в хозяйственну ю жизнь . В 1754 году открылся Дворянский банк , где разорившаяся знать могла закладывать все имения и получать деньги под ум е ренные проценты . Кроме того , вино курение было объявлено дворянской монополией . На диво французским дворянам , которые по традиции сторонились предпринимательства как «ни зкого» дела , среди российских дворян появляли сь и исчезали своеобразные «моды» на сукн о д елие , металлургию , кожевенный промыс ел . Основой производства была крепостная ману фактура , а главным рынком сбыта - государственн ые заказы . Развивалось своего рода «придворно е предпринимательство» , тесно зависимое от су бсидий , льгот и привилегий , дававшихс я государством . Оно было ориентировано на огромные доходы и заложило бытующее в стране до сих пор представление о «нор ме прибыли» , сравнимой разве что с наживой от работорговли или наркобизнеса . Осозна вая ограниченное значение такого рода произво дств для модернизации , неразрывную свя зь с крепостничеством и самодержавием , что впоследствии привело к их застою , необходим о подчеркнуть , что в условиях XVIII века подоб ная предпринимательская деятельность в России имела самостоятельное значение , ибо была не с только навязанной государством , ка к это было ранее , сколько «спровоцированной» им , основанной на внутренних мотивах и потребностях дворянства . Она порождала свои взлеты и кризисы (например , в производстве парусного полотна и шинельного сукна дво рянами ) и о сталась в памяти пото мков благодаря подъему в середине XVIII века производства великолепного русского железа , котор ое конкурировало со шведским и в больших количествах закупалось Англией , вплоть до начала XIX века отстававшей от России в р азвитии этой отр а сли [10; 5, кн . XIV, с . 92, 93]. Из-за развившейся торговли Петербург , бывший в течение многих десятилетий бездонной ямо й , в которую уходили деньги казны , стал впервые приносить доход . Подобные процессы были характерны не только для России . Немецкий социолог Н . Элиас считал , что функционирование придворного общества в условиях европейского абсолютизма является нео бходимым условием рационализации поведения , отнош ения к жизни и мышления как непосредствен ных предпосылок модернизации . В своих книгах «О п р оцессе цивилизации» и « Придворное общество» он показал , что борьба за влияние на короля как центра власти постепенно преобразует поведение придворных , создает своего рода «придворную рациональность» , ориентированную на расточение материальных благ во имя к онцентрации власти и престижа . Механизмы внешнего контроля за поведением при этом замещаются механизмами внутреннего контроля , импульсивность и агрессив ность сменяются расчетливостью и утилитаризмом . Параллельно этот процесс порождает классицисти ческое ис к усство и рационалистическую философию [II]. Однако на Западе затраты придворных обычно компенсировались за счет д оходов от колоний . В России нагрузка падал а на население страны , прежде всего на крепостных крестьян , что усложняло картину , создавая , н а ряду с просвещенным , в тягивавшимся в предпринимательство дворянством , з абитое и деморализованное , архаическое по кул ьтуре крестьянство , раскалывая тем самым обще ство . Механизмы «женс кого правления» и культура маскарада В России , как и в други х странах с абсолютистским строем , рац ионализация поведения контролировалась особыми г руппами придворных . Такая группа создается уж е при Анне Иоанновне , восстановившей «царицын у комнату» - штат приживалок , обслуживавших жен московских царей . Первоначально это сообщество , главной целью которого был сбор сплетен и слухов , помещалось в старинном , построенном еще царем Алексеем Михайловичем Измайловском дворце [3, с . 108]. При Елизавете Петровне «царицына комната» модернизируется , со здается «интимный сол и дарный кабинет» . Функции его постепенно расширяются : здесь наряду со светскими сплетнями обсуждаются вопросы внутренней и внешней политики . Фрейли ны , проводившие время с императрицей , приобрет али при этом огромную власть . Влияние П . Шувалова , например , бы л о связано с тем , что его жена - некрасивая , но х итрая и влиятельная фрейлина М . Шепелева ( Шувалова ) - была своего рода «премьером» этого «кабинета» , умело интриговала и оговаривала врагов мужа . Членами «кабинета» были такж е А . Воронцова и какая-то безвест н ая фрейлина Елизавета Ивановна , которую называли министром иностранных дел , так как через нее императрице подавались документы . Однако главным занятием «кабинета» оставало сь обсуждение нравов и нарядов придворных , новых мод , любовных отношений . Сюда посту п али слухи и сплетни о разных происшествиях и диковинках , отсюда раздавали сь важные чины и хлебные места [б , т . 4, с . 340]. Именно во времена Елизаветы склад ывается характерное для западного придворного общества периода абсолютизма соперничество при д в орных клик , которое активно испо льзует в своих интересах монарх . При том важную роль в борьбе за монаршее бла говоление играют изысканные формы поведения и наряды , создается и развивается придворный этикет как ритуал манипулирования символами власти . Для с а мой Елизаветы Пет ровны натравливание придворных друг на друга , сплетни и наушничество были любимым разв лечением . С течением времени императрицы оказывались все больше связаны не только с гвардией , возводившей их на престол , но и с общественным мнени е м зна ти . Еще Елизавета при холодном и даже враждебном ей дворе Анны Иоанновны должна была научиться , используя свой женский такт , лавировать между разными общественными сила ми - «проходить между толкающими друг друга людьми , не задевая их» [5, кн . XII, с. 639]. Екатерина II, чье положение при дворе Елизаветы Петровны было также непрочно , доб ивалась поддержки , угождая знатным , влиятельным и близким «кабинету» старушкам . Она подолгу беседовала с ними об их здоровье , слу шала их воспоминания и спрашивала их со в ета , а затем искренне благодарила . В своих записках она пишет , что «знал а , как зовут их мосек , болонок , попугаев , дур ; знала , когда которая из этих барынь именинница ... Не прошло двух лет , как с амая жаркая хвала моему уму и сердцу послышалась со всех стор о н и разлилась по всей России . Этим простым и невинным способом составила я себе громк ую славу , и , когда зашла речь о занятии русского престола , очутилось на моей стор оне значительное большинство» [3, с . 311]. Поведение будущей императрицы объяснялос ь не только хитростью , но и детскими комплекса ми . Еще девочкой Екатерину убеждали , что о на некрасива , и это заставило ее учиться искусству нравиться («искать в душе того , чего недоставало наружности» ) и стремиться к этому всю жизнь [6, т . 5, с . 338]. Особе н но в начале своего царствования импе ратрица , по замечанию иностранцев , делала все , чтобы понравиться своим подданным . Эта стратегия самоутверждения при помощи женских средств и в женском обществе не заменя ла Екатерине общения с такими политическими д еятелями , как А . Бестужев-Рюмин , Шуваловы , С . Апраксин , М . Воронцов , Разумовские . Но она стала в это время равно н еобходимой . При женском дворе надо было не только убедить в своих способностях , надо было понравиться . Политика как никогда ра ньше строилась н е только на рас чете , но и на эмоциях . Однако противоп оставлять разум и эмоции было бы неверно . «Придворная рациональность» подразумевала и рационализацию эмоциональной жизни . Провоцирование и соблазнение стали широко применяемыми ст ратегиями , которы м и Екатерина пользов алась , зная слабости как императрицы Елизавет ы , которую она не боялась стращать отъездо м в Германию , так и простых деревенских баб , с которыми она не только говорила , но и обнималась и целовалась на русс ких дорогах [3, с . 309]. Лишь с в о зра стом эта рациональность проявления эмоций пер ешла в рационализации по 3. Фрейду , которыми престарелая императрица старалась защититься о т растущего одиночества . Тем самым женски е органы власти , не государственные , а общ ественные по своей сути , ма л о зависимые от бюрократии и официальной иерархи и , от мифологии российской власти , способствов али зарождению в стране общественного мнения нового , нетрадиционного типа , связанного с личными впечатлениями и оценкой персональных качеств представителей власти, а не с их соответствием сакральному прототипу , отра жением которого они являлись . Средства со блазнения и приручения , отработанные на женщи нах , Екатерина II успешно использовала применительн о к мужчинам . «Увлекать их , сманивать на свою сторону , превр а щать прежде враждебных , равнодушных или нейтральных - в своих верных слуг , надежных сторонников , верны х друзей» - вот ее важнейшая цель [3, с . 340]. Управление страной было для нее женской и грой с мужскими судьбами и именно поэтому она так часто оказывала с ь в выигрыше . Ей не раз приходилось отдавать свою судьбу в чужие руки , но только для того , чтобы добраться до места , к которому она стремилась , не имея для эт ого собственных сил . Она умела очень точно угадывать настроение и стремления собеседник а , внимате л ьно слушать и «попадать в такт» с его мыслями , заставляя раск рыть свои намерения и способности , провоциров ала и «заводила» мужчин , а затем использов ала их в своих целях . Она не приказыва ла , а как бы подсказывала им свои жела ния , заставляя мужчину поверить в то , что это его собственные цели . Как п исал Ключевский , «она умела чужое самолюбие делать орудием своего честолюбия , чужую сла бость обращать в свою силу» [6, т . 5, с . 27]. Именно поэтому Екатерина никогда не страда ла от извечной проблемы российско й власти - нехватки способных людей . «Неур ожая на людей не бывает» , - искренне считал а она . И действительно , благодаря этой стр атегии ей удалось окружить себя толпой вы дающихся талантов , из которой она выбирала лучших , таких как государственные деятели Г . П отемкин и А . Безбородко , полков одцы А . Суворов и П . Румянцев , флотоводец В . Чичагов , организатор образования И . Бецко й , поэт Г . Державин ... Она облекала этих людей личным доверием и делала лично себе обязанными . Императрица никогда не упускала случая отме т ить их «персональную ко мне любовь и привязанность» и все гда ее вознаграждала [3, с . 338]. Однако меру рационализации общественной жизни XVIII века не стоит преувеличивать . Умные разговоры и без упречное следование этикету ценились при двор е . Но чем д альше от столицы , тем более оригинальным , а порой и вызывающ им должно было быть поведение , чтобы вызва ть интерес и слухи , необходимые для прибли жения к носителям власти . Да и среди п ридворных императрицы ценили не только дельны х людей , но и шутов . Особенн о предпочтительным было сочетание данных качеств . Эту эпоху скорее можно характеризовать к ак переходную от традиционного , «чинного» пов едения XVII века к рационализированному , расчетливому поведению века XIX. Наряду со следованием эт икету в это время ценил о сь от крытое шутовство , часто бывшее особым проявле нием «придворной рациональности» . Такую страт егию поведения избрал А . Суворов , который , по замечанию С . Соловьева , будучи отлично обученным и талантливым офицером , понимал , что не «став на вид» , не о б ра тив на себя внимание двора , невозможно дос тичь положения , когорого он был достоин . В результате «Суворов сделался чудаком» и остался в памяти современников не только как великий полководец , но и придворный шу т . Он векасивал во время обеда на стол и крич а л петухом , даже дома хлебал кипящие щи , тоявшие на раскаленной печи ... Он женил своих крепостных , построив их парами в ряд как придется . Последний трюк имел беспроигрышный успех , так как свадьбы прислуги любили все императрицы , особенно Елизавета [12; 6, т . 4, с . 338]. Эта поведенческая стратегия , отмеченная А . Грибоедо вым в «Горе от ума» как яркий признак эпохи , была широко распространена среди м осковской знати , которая соревновалась не тол ько в богатстве карет и лошадей , одежде кучеров , но и в необ ы чности , шутовском характере выездов и прогулок , обращ ении с гостями . Следующее поколение характери зовало такие поступки как самодурство или оригинальничание , но на самом деле эти действия были формой коммуникации с властью [9, с . 193]. При определенном по л ожении человека подобное поведение могло быть и символом его собственной власти . На самом деле трудно придумать что-нибудь более ор игинальное» , чем поведение Г . Потемкина , которы й и иностранных послов принимал без штано в [3, с . 351]. Так проявлялся к арнаваль ный характер эпохи , когда по всем правилам жанра женщины , разрушая традиционную идеолог ию и мировоззрение , заняли место царя . Это можно рассматривать как акт переодевания , передразнивания , осмеивания примет уходящей ку льтуры . Женщина на престоле С в ятой Руси являла собой законное проявление «И ного» , небывалого , запредельного . Ее появление там недаром гало народ и связывалось с голодом , болезнями , неурожаями . По логике эт ого ре ворота , и присягать женщине-императрице должны были не мужчины (как это б ы ло принято в патриархальном обще стве ), а женщины [13]. Роскошные наряды и вызыв ающее поведение маскировали постепенное разложен ие старых традиционных стереотипов и рождение новых . В этом смысле смена языка имела не только функциональное , но и больш о е символическое значение . Характерно , что при Анне Иоанновне и засилье немце в знание иностранных языков было очень ма ло распространено даже среди офицерства [5, кн . X, с . 524]. Немецкий , а затем и французский языки стали цениться в середине а прежде всего к ак атрибуты маскарада , п риметы светской жизни , любовного общения , рома нтических фантазий . Их главная роль заключала сь в разрушении старого дискурса , неотделимог о от старославянского языка , как носителя уходящих ценностей . В отходе от тяжеловесной старосла в янской поэзии , в «смешен ьи языков» , вляниях лингвистического маскарада постепенно складывался современный русский язы к и современные формы мышления . Таким образом , эпоху правления женщин-императриц в Р оссии нельзя недооценивать . Это была очень важна я связка в отечественной ист ории , заполнившая образовавшийся после петровских реформ разрыв и обозначившая частичную с мену насильственной европеизации , проводимой госу дарством , элементами спонтанной европеизации , бази ровавшейся на формировавшихся под влиян и ем придворного общества потребностях и интересах дворянства . Огромную роль в этом играла гендерная принадлежность правительниц России , их образ жизни и появившиеся же нские формы общественной организации и переда чи культурных норм (моды ). По свидетел ь ству современника этих перемен А . Болотова , новые формы существования стали впервые рассматриваться рядовыми дворянами как «хорошая жизнь» [5, кн . XII, с . 278]. Нововведения ра спространялись на местах не приказным порядко м , а через местные дворянские обще с тва , во главе которых стоял губернатор . Так воспроизводилось придворное общество и его светские нормы поведения . Дворяне , за которыми в 1785 году было окончательно закре плено право привилегированного сословия самим определять , служить или не служить , все ж е медленно возвращались в деревн и , оседали в губернских и уездных городах , составляя основу тамошнего образованного об щества . Постепенно новые формы поведения , любо вь к европейской музыке и живописи , чтению романов , модные стихи и песни распростран ялись в российской глубинке . Перспективы жен ской политики в России Исторический прецедент XVIII века пре дставляет большой интерес сейчас , когда стран а находится во многом в сходных условиях , переживая новый этап вестернизации и при ходя в себя после ш ока от авторит арных экспериментов , по сравнению с которыми петровские преобразования уже не кажутся столь радикальными . Большинство населения , как и почти три века назад , насильственно вовлечено в новые , малопонятные и плохо отрегулированные отношения , «в ы живает» в мрачном ущелье потерявшего преемственность времени , ставшего вдруг дискретным , разорванн ым . Этот период принято сравнивать со Смут ным временем , но скорее он - его преддверие , ибо основное свойство такой эпохи - налич ие нескольких , в равной мере п ри знаваемых значительными группами населения центр ов власти в стране . Альтернативе кризиса власти в данных условиях должна быть противопоставлена не менее радикальная альтерн атива , позволяющая сохранить единство государства , преемственность культуры, перевести вестер низацию в эволюционную плоскость и придать ей определенные правила . Таких вариантов не сколько и один из них - гендерная альтерна тива , отработанная в истории страны и имею щая ряд преимуществ в современном постиндустр иальном обществе . Одно из наиболее п ривлекательных свойств женской власти - действоват ь помимо бюрократии , путем конструирования па раллельных структур управления и обратной свя зи , имеющих общественный характер и основанны х на новых , возникающих потребностях людей и деятель н ости неформальных органи заций в центре и на местах . Такие орга низации уже налицо , и это едва ли не единственные представители реальных интересов населения , а не идеологических течений с н еустойчивой (по разным причинам ) общественной базой . Их главная роль - ограничение бесконтрольности чиновников , борьба за право вой характер деятельности институтов государства . В этом смысле женские организации - альте рнатива в равной степени как авторитарным , так и коммунистическим или олигархическим тенденциям , представи т ели которых стр емятся по-разному использовать последствия модерн изации (для концентрации власти или обогащени я ). Наряду с другими правозащитными организаци ями они представляют собой силу , заинтересова нную в политической модернизации (формировании гражданс к ого общества и правового государства ) как таковой . Вспоминая опыт второй половины XIX-XX веков , начинаешь думать о том , что гражданское общество в Росси и - это во многом женская альтернатива «ди ктатуре развития» . Меняя лица (монархия , советс кая респ у блика , демократическая респу блика ), последняя стремится навязать России го товые рецепты модернизации . Почему они каждый раз терпят крах ? Во многом потому , что являются для власти не целью , а средс твом , в то время как артельные и общин ные , государственниче с кие инстинкты р усского мужика , шею которого используют для реализации всех этих красивых проектов , не позволяют ему всерьез поставить вопрос о собственной пользе , о личной заинтересованно сти в преобразованиях , а заставляют каждый раз впрягаться в воз , на к отор ом едут другие . Пассивность российских мужчин (женщины часто путают ее с их «фемини зацией» ) - это как раз плод такой дурно понятой «сознательности» , боязнь потребовать у общества лично для себя «лишнего» . В отличие от мужчин российские женщины в с егда обладали меньшей «сознательност ью» и начиная с деревни XIX века , а потом и в советские времена , больше думали о личном , чувствуя , что имеют на это пр аво : ведь женское личное - это родовое , вита льное , вечное : вопрос воспроизводства семьи и тем самым - нации . Мужской модерн изации «сверху» всегда противостояла женская модернизация «снизу» - грошовые приработки у б арина при царе и мелкая торговля модной одеждой в туалете «Детского мира» при советской власти [14]. Женская альтернатива телячьей «сознательно с ти» мужского сообщества - это реальная политическая сила , способная определить будущее страны . Конечно , женское сообщество расколото внутриполовой конкуренцией , прямым следствием общего кризиса государств а и нации , проявляющегося в повышенной сме ртн о сти молодых мужчин и массовом пьянстве выживших . Чем глубже будет кризи с , тем сильнее разовьется эта конкуренция . Она подобна инфляции : в стране все более переоцененными оказываются мужчина и доллар . Но на последнем рубеже российские женщин ы умеют сплачив а ться : вспомним Фев ральскую революцию 1917 года , начатую демонстрациями женщин Петрограда , поддержанными армией (кста ти , женщины оказались последними , кто защищал Временное правительство ). Для такого спло чения есть объективные предпосылки в изменени и глубинных мотиваций и механизмов контроля поведения человека в постиндустриальн ую эру . Эти изменения еще в 40-е годы XX века выявил американский социолог Д . Рисме н , противопоставивший человека индустриальной эры , все еще связанного с традиционными норма ми поведения , убеждениями и идеологией , и человека постиндустриальной эры , чье п оведение регулируется скорее внешним примером , модой , соблазнами , которые предлагает ему о бщество потребления [15]. В философии постмодернизма первая стратегия оценивается прежде всего как мужская , вторая , связанная с искушением , соблазнением , провокацией - скорее как женская [16]. Фактически это означает , что патриархат изживается не только в семье и государстве , но и в глубинных основах сознания . Мир феминизируется . В совр е менной элиасовской социологической ш коле , долгое время отстаивавшей принцип самок онтроля как завоевание человеческой культуры , сейчас под давлением реалий постиндустриального общества наметились компромиссы , сближающие идеи Н . Элиаса и Д . Рисмена . Их стор о нники опираются на размышления п ервого о тенденциях контролируемого снятия вн утреннего контроля за поведением , ставшего к началу XX века слишком жестким . По их м нению , «принципу приказа» , неотделимому от сам оконтроля , приходит на смену «принцип соглаше ния » , ориентированный главным образом на просчитывание социальных реакций на сво и поступки . В этих условиях никаких реальн ых границ для поведения человека не сущес твует : все возможно постольку , поскольку не затрагивает чужих интересов [17]. Однако субъект пов е дения при этом уже не м ожет ориентироваться исключительно на собственны е представления о должном - он вынужден по стоянно оглядываться на окружающих и оцениват ь их впечатление о своей деятельности и ее результатах . Так снова мужская стратегия поведения , оп и рающаяся на внутрен ние представления о праве и долге сменяет ся женской , при которой потребность нравиться и находиться в гармонии с окружающими выражается в постоянном внимании к настрое нию людей как отражающему тебя зеркалу . В условиях растущей неп р едсказуемо сти как в общественном развитии , так и в политике все большее значение приобретае т не волевой принцип постановки и достиже ния определенных целей , а создание имиджа , провоцирующего человека на определенное отношени е к данному руководителю или пол и тическому течению , растормаживающего его активность , заставляющего продемонстрировать свои возможности , пойти на согласованную деятельност ь , что может дать лучшие результаты , чем последствия агитации или принуждения . Так « мужской» волевой принцип в полити к е сменяется «женским» , провокативным , кото рым , как мы помним , отлично пользовалась е ще Екатерина П . Применять все эти женс кие стратегии все же лучше женщинам , чем мужчинам . Из истории известно , насколько неэффективной зачастую оказывалась политика ж е нщин-императриц в патриархальном мир е . Маскулинизация женщин-правителей , ярче всего проявившаяся к старости у Екатерины II, - зрели ще неприятное и стыдное . Неестественной все чаще кажется и феминизация современных муж чин-политиков , стремящихся придерживат ь ся веяний века . Особенно трудно представить себе такую подмену в России , где тяга к крайностям , став национальной чертой , в значительной степени определила мужскую , господст вующую субкультуру . Современные формы социальной и политической жизни начисто отри ц ают возможность сохранения экстремизма (« идейности» ) как культурной доминанты . В то же время в России XX века с ее губитель ными ориентациями на самопожертвование человека с одной стороны и его самоуничтожение - с другой , женская субкультура оказалась но си т елем важнейшей ценности меры , ц ентральной для западного мира и периферийной (но не менее важной ) в наших условиях . Двуединство стратегий провоцирования активн ости партнера и ограничения ее эксцессов , характерное для сексуального поведения женщины , с т ановится в существующих условиях социально и политически значимым для Рос сии , где сейчас во многом утрачены как инициатива государства в стимулировании эконом ической и политической активности , так и р азница не только между законным и незакон ным , но и прил и чным и неприлич ным . Отсутствует и общественное соглашение о границах дозволенного , нарушение которого ст авило бы самого богатого и влиятельного ч еловека вне общества . Женщина у власти мог ла бы проявить себя в качестве общепризна нного примера нового стиля п оведени я и жизни , одновременно обозначив пределы приличий в политической и экономической сфера х и закрыв их нарушителям доступ в по дведомственную ей сферу власти и личных к онтактов . Так женская стратегия поведения может выступить как скрытая , спящая, до поры до времени невостребованная цивилизацио нная альтернатива господствующему стереотипу соц иальной деятельности . Постоянный парадокс рос сийской политики : государство , не способное в должной мере осуществлять регулирующие функц ии в обществе и по с тоянно бал ансирующее на грани хаоса , все время пытае тся выйти из этого положения путем волево й стратегии , через демонстрацию силы и при нуждения . Отрицательный эффект этой стратегии отмечается А . Ахиезером на протяжении всей истории страны [4]. Похоже , тол ь ко смена стратегий , признание государством своей слабости и «соблазнение» общества преимуществами социальной активности и правового ее рег улирования может составить антитезу этой заст арелой тенденции . Только тогда и возможно будет обретение им подлинной с и лы , ибо обольщение слабостью , по Ж . Бодрийяру , и придает мощь , наделяет способностью со блазнять и провоцировать активность [18]. Мужской стереотип образа государства при этом меня ется на женский . В этих условиях наибо лее слабой чертой российских жен щ ин-политиков выступает , как и в XVIII веке , стре мление к «политическому унисексу» в стиле М . Тэтчер или М . Олбрайт , волевой политик е , традиционной для нашего государства . В результате для них становится невозможным обр ести подлинную , женскую по своей сути силу , «соблазнить электорат» , понравиться которому в нынешних условиях - их ключевая задача , не менее жизненно важная , чем для правительниц прошлого - Елизаветы Петровны ил и Екатерины П в их молодые годы . СПИСОК ЛИТЕРАТУ РЫ 1. Женщины в истори ческих судьбах России . Кострома , 1995. С . 33. 2. Васильева Л . Н . Жены русской короны . М 1999. Кн . 2. С . 287. 3. Анисимов Е . В . Женщины на русском престоле . СПб ., 1997. 4. Ахиезер А . С . Россия : критика исторического опыта . М ., 1991. Кн . 1- 3. 5. Соловьев СМ . История России с древнейших времен . В 15 кн . М ., 1962-1966. 6. Ключевский В . О . Соч . В 8 т . М ., 1956-1959. 7. Плеханов Г . В . История русской общественной мысли . М . - Л ., 1925. Кн . 1-3. 8. Пономарева В . В . Академи я наук и становление научного з нания в России // Общественные науки и совр еменность . 1999. 5. С . 10. 9. Ионов И . Н . Российская цивилизация . IX - начало XX века . М ., 1998. 10. История России с древнейших времен до наших дн ей . В 12 т . М ., 1967. Т. IV. С . 33. 11. Mennel S. Civilization and the Human Self-image. Oxford-New York, 1989. 12. Соловьев С . М . Учебная к нига по русской истории . М ., 1915. 13. Платонов С . Ф . Русская история . М ., 1996. С . 299, 311. 14. Энге льгардт А . Н. Из деревни . 12 писем . СПб ., 1898. С . 383, 384. 15. Riesman D. The Lonely Crowd. New York-London, 1950.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
у входа в элитный дом стоял охранник и решал - кто жилец, кто не жилец...
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по политологии "Женщины и власть в России: история и перспективы", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru