Реферат: Демократия в политической жизни общества - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Демократия в политической жизни общества

Банк рефератов / Политология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 68 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!

Узнайте стоимость написания уникальной работы










План





  1. Демократия как форма государственно-политической организации жизни общества, и ее роль в политическом процессе…………………………..1



  1. Основные критерии, принципы и признаки демократической организации общества…………………………………………………………………….6



  1. Разновидности западных теорий демократии и современная украинская демократия…………………………………………………………………..9



  1. Заключение…………………………………………………………………17



5. Библиография………………………………………………………………18




1.

Со времен известного французского историка, социолога и политического деятеля Алексиса де Токвиля1 в политической литературе неоднократно высказывалась мысль, что развитие государственных форм неизбежно и закономерно приведет человеческое общество к демократии. Позднее ряд влиятельных политологов, подобно Токвилю, содействовали утверждению этой мысли в общественном сознании. Мнения многих из них представлялись тем более значительными, что они отнюдь не вытекали из факта пламенного преклонения перед демократической идеей. Демократия представлялась им естественным и неизбежным состоянием, которое немедленно наступит вне зависимости от содействия или противодействия отдельных индивидуумов или групп людей. Английская мысль осторожно пыталась поколебать эту точку зрения, как одно из тех «дилетантских» обобщений, проистекающих из Франции. Тем не менее, это «французское» мнение приникло и в Англию, нашедши себе там ряд твердых последователей.

Однако, в попытках подвести под общий знаменатель пестрое разнообразие позиций относительно места демократии в системе общечеловеческих ценностей, невольно на ум приходит «крамольная» мысль, что как раз старое предсказание Токвиля таковым знаменателем быть никак не может. С тех пор, как в большинстве стран демократия (хотя бы даже «относительная» демократия) стала практической действительностью, в тоже время она сделалась предметом ожесточенной критики. И если прежде самым характерным обобщением политической науки была мысль о грядущем торжестве демократии, сейчас таким обобщением многие считают утверждение о, как это не парадоксально, неясности ее будущего, о возможных путях ее развития и совершенствования. Пока демократию ждали, о ней говорили, что она непременно наступит, когда же она наступила, о ней говорят, что она может и исчезнуть. Прежде ее нередко считали высшей и конечной формой, обеспечивающей уверенное и благополучное существование. Теперь же ясно ощущают, что, отнюдь не создавая прочную основу уравновешенной жизни, она более, чем какая-либо другая форма возбуждает дух исканий. В странах, испытавших эту форму на практике, она уже давно перестала быть предметом страха, но она же перестала быть предметом поклонения. Ее противники понимают, что при ней все же можно существовать, ее сторонники - соглашаются, что ей свойственны слишком многие недостатки, дабы ее безмерно превозносить. В сущности, лишь политическая мысль начала 20 века вплотную подошла к современному пониманию демократии. Но, его достигнув, она увидела, что демократический строй привел не к ясному и прямому пути, а к распутью. Вместо того, чтобы быть решением задачи, демократия сама оказалась задачей. Оптимисты утверждали, что путь истинный все еще не утерян, пессимисты обреченно констатировали наступление трагического часа.

Как ни странно, термин «демократия» принадлежит к числу наиболее спорных и неопределенных понятий современной политической теории. Одно из самых распространенных обыкновений 20 века, во многих случаях являющееся простительной слабостью, - в вопросах политики непременно становиться под знамя демократии. Как утверждал известный австрийский государствовед Ханс Кельзен, критикуя большевизм, в 19-20 столетиях слово «демократия» повсюду стало господствующим лозунгом и неудивительно, если оно, как всякий такой лозунг, утратило определенное и твердое содержание. Следуя требованиям моды, его стали считать нужным употреблять по всем возможным поводам и для всех возможных целей, так что оно стало покрывать собою самые различные и часто совершенно противоречащие друг другу понятия. Практически любой социалист, не отождествляющий себя с коммунистической партией, сказал бы, что диктатура пролетариата есть полное отрицание демократических начал. Между тем апологеты коммунистического движения придерживались диаметрально противоположного мнения. А чего стоят расплодившиеся в свое время по всему миру названия типа «КНДР», «НДРЙ» и т.д., что иным, нежели публичным признанием собственной некомпетентности в понимании «демократии» назвать нельзя. В переводе на общедоступный язык «Корейская Народная Демократическая Республика» звучало бы как малопонятная тавтология «Корейское Народное Народное Самоуправление народа». Раздутая теория о существовании т.н. «народных» и «буржуазных» демократий не выдерживает критики. Подобного рода курьезы можно и по сей день встретить практически «на каждом шагу», причем зачастую в понятие демократии большей частью вкладывается совершенно различное содержание.


Что же такое «демократия»? Безусловно, не претендуя на какое-либо «конечное», идеальное определение этого сложнейшего понятия, мы попытаемся представить наше видение этой проблемы.

Когда античные мыслители, в особенности такие «столпы» как Платон и Аристотель, отвечали на этот вопрос, они имели в виду, прежде всего демократию, как форму правления. Они различали формы правления в зависимости от того, правит ли один, немногие или весь народ и устанавливали три основных состояния: монархию, аристократию и демократию. Однако и Платон, и Аристотель каждую форму правления связывали с известной формой общественной жизни, с некоторыми более глубокими условиями общественного развития. Оба они имели определенный эмпирический материал по вопросу развития и смены политических форм, и оба видели, что если есть в государстве какая-то внутренняя сила, на которой оно держится, несмотря ни на какие бедствия, то формы его меняются. Каждая из этих форм может быть хуже или лучше в зависимости от того, следуют ли они по пути закона или отступают от него, имеют ли они в виду общее благо или собственные интересы правителей. Но все эти формы подвижны и изменчивы. Ни одна из них не является «конечной» и идеально прочной. Это утверждение относилось в том числе и к демократии. В изображении Платона эта изменчивость демократии превращается в порочный круг: с одной стороны это лучшее из правлений, все становятся свободными, каждый получает возможность устраивать свою жизнь по своему желанию, однако с другой стороны, якобы, вследствие «отсутствия в жизни людей твердого плана и порядка» все здесь приходит в расстройство. Изменчивость и подвижность демократии отмечает и Аристотель. Наиболее прочным он считает демократический строй у народов, живущих простой, близкой к природе жизнью. Другие виды демократии кажутся ему подверженными изменениям, причем наихудшим видом он считает тот, в котором под видом господства народа правит кучка демагогов, в котором нет твердых законов, а есть постоянно меняющиеся предписания, в котором судебная система превращается в издевательство над правосудием.

Европейский гуманизм внес значительные «осложнения» в «простоту» греческих определений. Древний мир знал только непосредственную демократию, к которой народ (рабы, разумеется, за народ не считались) сам правит государством через общее народное собрание. Понятие демократии совпало здесь с понятием демократической формы правления, с понятием непосредственного «народоправства». Хотя Руссо также воспроизводил это греческое словоупотребление, однако, именно он создал теоретическое обоснование более широкому пониманию демократии, которое утвердилось в наше время. Он допускал, что с верховенством народа могут быть совместимы различные формы государственной власти - и демократическая, и аристократическая, и монархическая. Тем самым он открыл путь для нового понимания демократии как формы государства, в котором верховная власть принадлежит народу, а формы правления могут быть разные2.

Позднее понятие демократии было распространено на все формы государства, в котором народу принадлежит верховенство в установлении власти и контроль над нею. При этом допускалось, что свою верховную власть народ может проявлять как непосредственно, так и через представителей. В соответствии с этим демократия определяется прежде всего как форма государства, в которой верховенство принадлежит общей воле народа. Это есть самоуправление народа, без его различия на «черных и белых», «пролетариев и буржуазию», т.е. всей массы народа в совокупности. Следовательно, демократической идее одинаково противоречит всякое классовое господство, всякое искусственное возвышение одного человека над другим, какими бы людьми они ни были. Таким образом, классовая демократическая теория, воспринятая большевиками, являлась противоречием самой себе.

На основании этих определений монархическая Великобритания считается в том числе современной теорией не менее демократичной, нежели республиканская Франция. Равным образом и ряд других монархических стран, как Швеция, Норвегия, Дания, Нидерланды считаются несравненно более демократическими, чем провозглашенные таковыми многие государства Африки или Латинской Америки.

В этом смысле современная политическая мысль пришла к гораздо более сложному представлению о демократии, чем то, которое встречается в античности. Но в другом отношении она не только подтвердила, но и закрепила греческое понимание существа демократии. Выдвинув в качестве общего идеала государственного развития идеал правового государства, мы зачастую рассматриваем демократию как одну из форм правового государства. А так как с идеей правового государства неразрывно связано представление не только об основах власти, но и о правах граждан, правах свободы, то древнее определение демократии как формы свободной жизни здесь органически связывается с самим существом демократии, как формы правового государства.

С этой точки зрения демократия означает, возможно, полную свободу личности, свободу ее исканий, свободу состязания мнений и систем. Если Платон существо демократии усматривал в том, что каждый человек получает здесь возможность жить, в соответствии со своими желаниями, то это определение как нельзя лучше подходит к современному пониманию демократии. И сейчас идее демократии соответствует, возможно, полное и свободное проявление человеческой индивидуальности, открытость для любых направлений и проявлений творчества и т.п. И хотя практически демократия представляет собой управление большинства, но, как метко сказал Рузвельт, «лучшим свидетельством любви к свободе является то положение, в которое ставится меньшинство. Каждый человек должен иметь одинаковую с другими возможность проявить свою сущность».

Кельзен нашел для этой системы отношений удачное определение, назвав ее системой политического релятивизма. Это значит, что если система политического абсолютизма представляет собой неограниченное господство какого-либо одного политического порядка, одной совокупности верований, воззрений с принципиальным отрицанием и запрещением всех прочих, то система политического релятивизма не знает в общественной жизни никакого абсолютного порядка, верований, воззрений. Все политические мнения и направления для нее относительны, каждое имеет право на внимание и уважение. Именно релятивизм есть то мировоззрение, которое предполагается демократической идеей. Поэтому она и открывает для каждого убеждения возможность проявлять себя и в свободном состязании с другими убеждениями утверждать свое значение. Демократическая идея требует свободы для всех, без каких бы то ни было изъятий и лишь с ограничениями, вытекающими из условий общения.

Многие ученые называют демократию свободным правлением (free government). Это еще раз показывает, в какой мере понятие свободы неразрывно сочетается с представлением о демократической форме государства и, казалось бы, исчерпывает его.

Однако, не упомянув о свойственном демократии стремлении к равенству, мы могли бы упустить из виду один из наиболее важных признаков демократической идеи. Де Токвиль отмечал, что демократия более стремится к равенству, чем к свободе: «люди хотят равенства в свободе, и, если не могут ее получить, они хотят его также и в рабстве»3.

С точки зрения моральной и политической между равенством и свободой существует наибольшее соотношение. Мы требуем для человека свободы в первую очередь для полного и беспрепятственного проявления его личности, а так как последняя является неотъемлемым «атрибутом» каждого человека, то мы требуем в отношении ко всем людям равенства. Демократия ставит своей целью обеспечить не только свободу, но и равенство. В этом стремлении к всеобщему равенству демократическая идея проявляется не меньше, чем в стремлении к всеобщему освобождению. Тезис Руссо о всеобщей воле народа как основы государства в демократической теории неразрывно связывается с началами равенства и свободы и никак не может быть от них отделен. Участие всего народа, всей совокупности его дееспособных элементов, в образовании «всеобщей воли» вытекает как из идеи равенства, так и из идеи свободы.



Первые провозвестники демократической идеи основывали свою проповедь на чисто религиозном воодушевлении. Для многих из них демократия была своего рода религией. Следы такого политического идолопоклонства часто встречаются и в наши дни: из-за неспособности или нежелания принятия ответственных политических решений все надежды возлагаются на демократию, как на «всемогущую и всеисцеляющую» силу, ей посвящают все свои силы и энтузиазм. А чего стоят заявления о демократии, как наивысшей и конечной форме, в которой политическое развитие достигает своего экстремума?!

Современная политическая теория подвергает подобные взгляды, как мнения наивные и поверхностные, сомнению и противопоставляет им ряд наблюдений и выводов, снимающих с демократии ореол чудесного, сверхъестественного и вводящих ее в число естественных политических явлений, представляющих ее как элемент, «равноправный» всем остальным политическим формам. Особенно подчеркивается чрезвычайная трудность осуществления демократической идеи и величайшая легкость ее искажения. Многие великие мыслители находили, что демократия может быть осуществлена лишь при особых, специфических условиях. Более того, большинство определенно полагали, что, если понимать демократию во всей строгости этого явления, то истинной демократии никогда не было и не будет.

Подобные суждения столь авторитетных ученых как Руссо, Брайс, Прево-Парадоль, Шерер, Гирншоу и др. вполне подтверждают и ярко подчеркивают те выводы о демократии, к которым приводит и исторический опыт и политическая наука. Наивные предположения о том, что стоит только «свергнуть» старый порядок и провозгласить «всеобщую свободу», всеобщее избирательное право, народное самоуправление и демократия осуществится сама собой, не выдерживают критики. На самом деле, мысль о том, что с разрушением старых устоев тотчас же наступает истинная свобода, принадлежит не демократической, а анархической теории. В противовес этому анархическому взгляду современные исследователи единодушно признают, что как более поздняя и сложная форма политического развития демократия требует и большей зрелости народа. Как указывалось ранее, по своему существу демократия есть самоуправление народа, но для того, чтобы это самоуправление не было пустой фикцией надо, чтобы народ выработал свои формы организации. «Народ должен созреть для управления самим собой, понимающий свои права и уважающий чужие, осознающий свои обязанности и способный к самоограничению. Такая высота политического сознания никогда не дается сразу, она приобретается долгим и суровым опытом жизни. И чем сложнее и выше задачи, которые ставятся перед государством, тем более требуется для этого политическая зрелость народа, содействие лучших сторон человеческой природы и напряжение всех нравственных сил»4.

Эти условия осуществления демократии вытекают и из другого ее определения, затронутого ранее, как системы свободы, политического релятивизма. Поскольку демократия открывает широкий простор для состязания самых разных сил, существующих в обществе, то необходимо, чтобы эти силы подчиняли себя некоторому высшему началу. Свобода, отрицающая начала общественного блага и солидарности всех членов общества, приводит к самоуничтожению и разрушению основ государственной власти. Подобно страсти к свободе, и страсть к равенству, если она приобретает характер слепого стихийного движения, превращается в мощнейший фактор саморазрушения. Пример тому - явные «перегибы уравниловки» времен существования Советского Союза. Только подчиняя себя высшим началам, и равенство, и свобода становятся созидательными основами общественного развития. Демократия невозможна без воспитания народа, без поднятия его нравственного уровня. Более того, у многих авторов мы находим еще более специфические мысли об исключительно важном значении для демократии «глубокого религиозного чувства».

Степень отдаленности современных демократий от даже приблизительного идеала отчетливо видна в вопросе о фактическом осуществлении народовластия. Безусловно прав Руссо, отождествляя понятие истинной демократии с непосредственным участием всего народа не только в законодательстве, но и в управлении и утверждая, что система представительства есть отступление от настоящего народовластия. Однако и он понимал, насколько трудно реализовать в жизни подлинную демократическую идею. Объективно при любом строе, в т.ч. и при демократии, над общей массой народа всегда вырастают немногие - руководящее меньшинство, вожди, направляющие общую политическую жизнь. Практически повсеместная трансформация демократии в правление немногих - явление замеченное давно и достаточно хорошо описанное.

Однако Кельзен, как и многие другие видные ученые, соглашаясь с данным наблюдением, что при демократии, как и при всех других политических системах, определяющее значение имеют не массы, а вожди, в то же время отстаивают превосходство демократии с той точки зрения, что именно здесь совершается наиболее качественный отбор вождей. Возможно, во многих случаях это действительно так, т.е. демократизм практически допускает сочетание с аристократизмом, но это все по определению находится в противоречии с чистотой демократической идеи. Признание же необходимости аристократического ядра для жизнеспособных демократий тождественно согласию с утверждением Руссо, что «истинная демократия более пригодна для богов, нежели для людей».

Следует признать, что сделанный вывод легко оспаривается замечанием о принципиальной невозможности осуществления в чистом виде ни одной из известных политических систем. Разбирая слабые стороны демократии, можно отметить, что эти же или какие-то другие недостатки в той или иной степени свойственны и другим формам. Человеческая природа, недостатки ума и характера, слабость воли остаются одинаковыми во всех системах. Однако именно это умозаключение вводит демократию в ряд других форм, освобождая ее от ореола совершенства и законченности, который стремились придать ей ее первые провозвестники.



2.

Итак, демократия – это социально-политическое явление, которое постоянно развивается. Вместе с тем, усвоение характеристик, характерных категории “демократия”, дает возможность более четко выяснить направления усовершенствования той или иной политической системы на пути ее приближения к демократическим идеалам.

Важное теоретическое и практическое значение имеет вопрос про критерии демократии. Общепринятым и наиболее важным среди них является возможность граждан брать реальное участие в управлении, в решении как государственных, так и гражданских дел. Общество не может быть демократичным, если его граждане лишены таких возможностей. Только создавая благоприятные условия для открытия творческого потенциала граждан и преодолевая их социальную инертность, общество получает мощный импульс саморазвития за счет включения в демократический процесс главной действующей силы истории – народа.

Среди главных критериев демократичности общества есть наличие в нем фундаментальных прав и свободы человека. Конституционно закрепленные за гражданами права и свободы являются важными ценностями демократии. При этом первоочередными в международном праве определяются политические права и свобода. В свое время, в конце V ст., Великая Французская революция прошла под лозунгом “Свобода, равность, братство”. В  ст. этот лозунг осуществился в Общей декларации прав человека, первая статья которой говорит: “Все люди рождаются свободными и равными в своих достоинствах и правах. Они наделены разумом и совестью и должны относиться друг к другу в духе братства”.

К первоочередным политическим правам и свободе относятся свобода слова, убеждений, вероисповедания для всех людей независимо от их расы, пола, языка и религии. В демократическом обществе гарантируется неприкосновенность особы и жилья, запрещаются ограничения в выборе места проживания граждан и их перемещение в своем государстве, обеспечивается право на свободный выезд и въезд в свою страну.

Реализация фундаментальных прав и свободы человека обеспечивается наличием такого критерия демократии как правовое государство с приорететом закона во всех сферах жизни общества. Именно такое государство является главной силой в демократическом обществе, которая способна гарантировать гражданам их права и свободу.

Критерием демократии является наличие или отсутствие демократического типа политической культуры, которая предвидит принятие таких ценностей, как уважение прав и свободы человека, отказ от насилия как способа государственной политики и формы политической борьбы, гуманность, терпение к инакомыслию, осмысленное уважение и соблюдение гражданами законов.

На этой основе базируется не менее важный критерий демократии – высокая социальная и политическая активность разных общественных сил, добровольно объединенных в организации, ассоциации, клубы. Эти объединения своей разнообразной деятельностью формируют общественную среду и создают неотъемлемый элемент гражданского общества, в котором много профессиональных, социальных, духовных запросов и потребностей людей обеспечиваются независимо от государства и от институционализированной сферы.

Реализация этих критериев демократии обеспечивается целым рядом ее принципов. Одним из основных принципов демократии является принцип большинства. Так, в демократическом обществе в результате волеизволения народа относительно того или другого вопроса создается большинство, которое и определяет позицию власти. Другими словами, демократия это не просто власть народа, а власть его большинства, которое является сутью доктрин народного суверенитета.

Принцип большинства реализуется через прямую и представительскую форму демократии. К форме прямой демократии можно отнести выборы на основе всеобщего избирательного права. Другая форма прямой демократии – референдум, который проводится с разных аспектов государственной политики и общественно-политической жизни. Главную роль в процессе принятия решения играют институты представительской демократии, и прежде всего, парламент. Именно парламент, состав которого выбирается путем общих выборов, граждане в демократическом обществе наделяют полномочиями для осуществления функций высшей законодательной власти страны.

Вместе с тем, принцип большинства нельзя абсолютизировать и считать его безукоризненно демократическим, если при этом не придерживается право меньшости на оппозицию. В демократическом обществе большинство и меньшинство граждан являются целиком равными в своих правах и свободах. Демократическая организация общества невозможна без исполнения принципа плюрализма, который дает возможность управлять на основе учета множественного характера общественного мнения и позиций разных субъектов политики. В плюралистическом обществе с этой целью меньшинству дается юридически гарантированное право на оппозицию. Подчиняясь законам и другим решениям государственной власти, которые были приняты по воле большинства, меньшинство имеет законную возможность выражать свое несогласие с такими решениями, снимать с себя ответственность за те из них, которые могут иметь негативные последствия. Наличие оппозиции в парламенте, а так же во всех других сферах общественной жизни, обеспечивает реальный плюрализм мыслей и действий, которые являются необходимым условием принятия оптимальных решений. Эффективным средством борьбы оппозиционных сил за реализацию своих интересов является многопартийность.

Важным принципом демократии есть принцип равенства. Современное понимание принципа равенства следует из того, что в условиях демократии возможна и даже неизбежна социально-экономическое неравенство граждан. Демократия предвидит только политическое равенство всех перед законом, независимо от социального и материального положения, но не может гарантировать одинаковый уровень жизни. Подобное неравенство, хотя в разной степени, существует практически во всех современных демократиях. Но государство принимает меры для обеспечения достаточного уровня социальной защищенности для социальных групп, которые нуждаются в помоще.

Атрибутом демократии являяется так же принцип разделения власти, в соответствии с которым законодательная, исполнительная и судебная власть отделены и достаточно независимы друг от друга. В то же время они постоянно взаимодействуют между собой в процессе формирования и осуществления государственной политики. Каждая из них наделена полнокровными полномочиями. Парламент, являясь высшей законодательной властью, принимает законы и создает основные направления внутренней и внешней политики государства. В русле этих направлений исполнительная власть в лице правительства осуществляет свои полномочия. Вместе с тем, правительство владеет законодательной инициативой и совсем не является только послушным проводником линии парламента. Судебная власть независима и от парламента и от правительства. Она осуществляет конституционный надзор и может отменить или приостановить законы, принятые парламентом, а так же решения правительства, если они противоречат конституции.

Итак, следующий принцип демократии – конституционализм, который обязует власть и граждан придерживаться конституции, подчиняться действующей юрисдикции, независимому конституционному контролю. Демократическая организация общественной жизни предвидит так же наличие независимого контроля, который осуществляется не только “сверху”, но и постоянного и эффективного контроля “снизу”.

Общепризнанным демократическим принципом является выборность основных органов государственной власти. При этом демократия предвидит обеспечение свободных выборов, которые коренным образом отличаются от недемократических и формальных выборов. Все граждане при таких условиях имеют изберательные права и реальные возможности принимать участие в выборах. Однако, демократия не исключает наличие ценза оседлости, в соответствии с чем право выбирать и быть выбранным во многих странах имеют только те граждане, которые проживают там в течении определенного времени. В то же время остальные ограничения в избирательных правах (по национальному, религиозному, половому, имущественному, профессиональному и другим признакам) недопустимы, так как они противоречат природе демократии.

Функционирование и розвитие демократии обеспечивает самоуправление, суть которого в том, чтобы создать такие условия, при которых управление всеми делами общества осуществлялось бы не только от имени народа, но и самим народом. То есть, речь идет про переход к политической организации, которая делает управление обществом и государством непосредственным делом самих граждан.

Непременным условием демократии является также необходимость обеспечения принципа гласности во всех сферах общественной жизни, для этого, в частности, обеспечивается свободный доступ прессы и общественности к информации про деятельность высшего законодательного органа. В свою очередь, правительство должно своевременно информировать парламент про деятельность всех государственных структур, про все направления внутренней и внешней политики. Нормою является открытый характер государственных бюджетов, отчетов про деятельность разных министерств и ведомств. Особую роль в обеспечении такой гласности играет пресса и другие средства массовой информации, которые имеют независимый статус и свободны от цензуры . Другими словами, в демократическом обществе граждане имеют в своем распоряжении полную информацию о деятельность выбранных ими органов власти, а также про деятельность разных общественно-политических организаций, партий.

Такие основные критерии, принципы и черты демократической организации общества. Очевидно, что не одна из современных стран не отвечает этим параметрам в полном объеме, и навряд ли это возможно в будущем. Однако, попытки достигнуть демократических идеалов всегда будут оставаться мощным стимулом для дальнейшего общественного прогресса.



3.

Большинство западноевропейских стран имеют демократии с многопартийной системой: от 12 партий в Нидерландах до 4 или 3, скажем, в Бельгии, Германии и др. Американская система демократии жестко ограничена двухпартийностью (не конституционно, а в силу политической традиции).

Рассмотрим американскую систему демократии, ее ценности, институты, процедуры (технологию). В США существует демократический режим в президентской форме, иначе говоря, президентский режим. Речь идет о конституционном режиме, при котором исполнительная власть – парламент – Конгресс – являются юридически независимыми, хотя и не изолированными друг от друга, а взаимодействующими и взаимоконтролирующими друг друга в строго установленных Конституцией рамках. Разделение властей по-американски не является “строгим”, как отмечают французские исследователи, президент участвует в законодательстве, использую право “вето”; с другой стороны, Конгресс участвует в исполнительной функции, поскольку назначает ряд высокопоставленных служащих и ратифицирует договора. Кроме того, он занимается судебной функцией – за Конгрессом закреплено право осуществлять импичмент.

Важнейшими элементами американской системы разделения властей являются : 1) различные пути формирования высших органов государственной власти – Конгресс избирается путем прямых выборов по избирательным округам, а президент – косвенным путем, коллегией выборщиков, которых избирают на всеобщих выборах; 2) различные сроки полномочий у каждого органа госвласти - у членов Конгресса, палаты представителей – 2 года, у сенаторов – 5 лет, срок полномочий президента – 4 года, члены Верховного суда назначаются пожизненно; 3) каждая ветвь власти не пользуется монопольными полномочиями в своей сфере деятельности, а в определенной мере ограничивается полномочиями других властей. Этот механизм называется системой сдержек и противовесов. Так, несмотря на весьма широкие полномочия президента, Конгресс через свои комитеты и комиссии может осуществлять контроль над действиями федеральной администрации. Основатели американской конституции исходили из того, что лучшая организация власти такая, когда власть наиболее рассредоточена по субъектам. Лучшее правительство, считал Джефферсон, то, которое меньше всего управляет.

Американская демократия плюралистична. Она связана с многообразием групп интересов, пестрой мозаикой религиозных, профессиональных, семейных и локальных ассоциаций гражданского общества, характеризуется диффузностью конфликтов, разнообразием пересекающихся противоречий и обусловленной этим обстоятельством необходимостью компромиссов.

Плюралистическая демократия в Америке носит элитистский характер. Здесь правящий слой состоит из нескольких элит, ни одна из которых не верховенствует. Такую модель американский политолог Р. Даль называет полиархией. На принятие решений, по Р. Далю, в развитых демократиях оказывает влияние определенное число элит. Нет единой элиты, а есть многообразие элит: в частности, промышленная, бюрократия, военная. Реальны три главных института власти: политической, экономической и военной. Кто стоит во главе этих институтов, тот занимает командные стратегические посты в системе государственной власти. Политические лидеры первого плана – это капитаны промышленности, “лорды войны”.

Элита политической власти в Америке в большинстве своем состоит из “политических чужаков” из делового мира. В иные годы лишь незначительное меньшинство руководящих членов правительства было профессиональными политиками. Элита власти – невыборная олигархия, формирующаяся из элементов разных элит, оттесняет профессиональных политиков на задний план. В ее числе лишь небольшая группа обладает мандатом избирателей.

США управляются ограниченной элитой, отмечает индийский политолог Шаран, в которую входят представители различных доминирующих в американском обществе групп интересов. Эта мысль подтверждается фактическими данными, приведенными в книге М. Паренти “Демократия для немногих”. Автор зафиксировал “завидное постоянство’ состава американского Конгресса. Если в XIX в. Конгресс обновлялся после каждых выборов наполовину, то в 40-x гг. XX в. новичков уже было до 30%. В последнее десятилетия их – от 11 до 13%. В 1986 г. из 393 человек-конгрессменов, выставивших свои кандидатуры для переизбрания, 385 одержали победу, т.е. 98%. Однако еще раз подчеркиваю, американским государством правит не монолитная элита. Политику диктуют, отмечает М. Паренти, разнообразные элитарные группировки, имеющие свои противоречивые корпоративные интересы.

Так что политический плюрализм в США весьма относителен; скорее это плюрализм для меньшинства. Здесь, как и в других странах, сложилась “администракратия”. Тем более, что произошло внеконституционное решение прав главы исполнительной власти, да и функции этой власти в целом. Характерны данные о численности госслужащих в США на конец 80-x гг. Их всего было 16,4 млн. человек, в том числе 18% составляли федеральные служащие.

В основе американской демократии лежат три принципа, пронизывающие все важнейшие документы государства: 1) равенство людей; 2) свобода их самовыражения; 3) признание способности каждого и общества к совершенствованию. Эти принципы составляют суть американских либеральных, индивидуалистических ценностей, образующих так называемую Американскую веру. Одной из главных характеристик политических идеалов Америки, как отмечает известный политолог США С. Хантингтон, является масштаб согласия по поводу этих идеалов. В отличие от большинства европейских стран в США был и есть широкий консенсус по основным политическим ценностям и убеждениям. Вместе с тем автор указывает и на такую особенность, как постоянный разрыв между американскими идеалами и политическими институтами. Этот разрыв изменялся в течение американской истории, то сужаясь, то расширяясь. “Он постоянно находится в центре американской политики”. Наличие такого разрыва свидетельствует о реальности противоречий в демократии.

Поскольку американская демократия зачастую представляется в качестве образца народовластия, то целесообразно указать на некоторые из противоречий, присущих ей. В частности, одно из них состоит в том, что принцип большинства, положенный в основу демократии в Конституции, по свидетельству американского политолога Паренти, был прочно опутан правом “вето”. Последним наделяется меньшинство, что снижает вероятность быстрых широких действий со стороны народа-большинства. Небезынтересна интерпретация тем же автором системы сдержек и противовесов, чем особенно гордится американская демократия. С одной стороны, она действительно мешает какой-либо ветви власти утвердить монополию, какой-либо группе узурпировать государственную власть. С другой – блокирует влияние большинства народа на власть. Один из “отцов основателей” Медисон писал: “Нельзя допустить, чтобы неимущее большинство объединилось в общей борьбе против существующего социального устройства”.

Противоречия пронизывают и выборную систему, считающуюся чуть ли не ядром американской демократии. В самом деле, институт, предназначенный для выявления и регистрации воли большинства, фиксирует в действительности волю меньшинства. Ведь в выборах президента принимают участие лишь треть, а то и четверть избирателей. Примерно половина граждан в возрасте от 18 до 25 лет даже не регистрируется для участия в голосовании. На избирательные участки приходит чуть более половины зарегистрировавшихся избирателей.

Еще один момент, свидетельствующий о двуликости американской демократии. Известно, как настойчиво зарубежные политологи подчеркивают так называемую деидеологизацию американской политической системы. В реальной же жизни деидеологизация скорее внешняя. Известен такой, например, факт. Президент Рейган заполнил более половины из 774 постов федеральных судей 30-40-летними убежденными консерваторами, которые будут выдавать решения и формировать законы страны еще и во втором и в третьем десятилетии следующего века. Подавляющее большинство из назначенных Рейганом судей располагают доходом свыше 200 тысяч долларов, а 23% являются миллионерами. Да и в целом, по словам М. Паренти, фактически почти на протяжении всей истории Верховный суд США отдавал и теперь отдает предпочтение консервативной “судебной активности”.

Таким образом, к демократии в США можно предъявить немало претензий, с точки зрения теории демократии, ее идеалов. Однако существующей разрыв между идеалами и политической практикой не мешает политической системе США быть в современном мире наиболее устойчивой.

Англо-европейская модель демократии. Тоже по своему типу – традиционно-либеральная, со всеми присущими ей принципами и современными чертами, включая полиархию (многих элит, влияющих на принятие политических решений). Правящие элиты формируются из родных кланов, чиновничьей и финансовой олигархии, большого бизнеса, наконец, профессиональных политиков.

Англо-европейская модель демократии, как и американская, носит плюралистическо-элитистский характер. Тем не менее ей присуща некоторая специфика. Она воплощена прежде всего в британской демократии, являющейся классической формой европейской.

Характерные черты британской демократии. Это, безусловно, традиционно-либеральный тип демократии. Ее теоретические основы заложены классиком политической науки Дж. Локком. Английская демократия представительная.

Великобритания – родина парламентаризма. Здесь неукоснительно реализуется принцип верховенства парламента над правительством. Парламентарии – представители нации. Парламент выполняет функции: легитимация существующей политической системы и политики правительства; контроль за деятельностью правительства; политическая интеграция граждан. В британской политической культуре как на уровне элиты, так и массы принято считать, что меры государственной политики не являются легитимными до тех пор, пока не одобрены парламентом. Отсюда другая черта английской системы демократии.

Высокая легитимность политических институтов, политической власти, признания большинством населения обязанности подчиняться правительству, закону. 69% британцев не представляют, что закон не может быть несправедливым. В Англии низкий уровень политического насилия вследствие законопослушности граждан, здесь малочисленна полиция, и полицейские не вооружены огнестрельным оружием. В то же время в Северной Ирландии политическое насилие – повседневность, и там в постоянном действии английские войска. Реальность конфликтной ситуации в Северной Ирландии свидетельствует о противоречивости англо-европейской модели демократии.

Господство права – неотъемлемая сторона демократических отношений и институтов в Англии. Конституция представляет собой неписаный свод принципов и норм. Некоторые исследователи считают, даже, что как юридический документ она не существует. Однако в практической жизни англичан неписаная Конституция является, по-видимому, таким же действующим сводом законов, как и писаная в других странах.

Специфика разделения властей в английской политической системе: верховенство законодательной власти над исполнительной и вместе с тем наделение правительства правом на законодательную инициативу.

Двухпартийность – традиционная особенность английской политической демократии. Хотя в последнее время она вышла на арену политической конкуренции с традиционными партиями, попеременно сменяющимися у власти, третья – либерально-демократическая партия.

Некоторые другие элементы политической культуры: отрицание этатистского сознания; базовая ценность культуры – понятие “британская” как политический инструмент институтов власти; специфический стиль политического поведения и деятельности, - характеризуется прагматизмом и консенсусом, основанном на двупартийности и признании всеми четких правил игры (терпимости к различным взглядам и позициям, эволюционный характер любых изменений в политической и социальной жизни, признание роли традиций и др.). Одна из особенностей английской демократии – ее сожительство с традиционной монархической формой государства.

Политические традиции в Англии пронизывают все стороны ее жизни. Вот лишь некоторые картинки из традиционного стиля политической жизни, описанные многими журналистами. Парламентские выборы проводятся обязательно в четверг (в установленные законом сроки). Итоги голосования сообщаются избирателям утром в пятницу. В этот же день премьер-министр прибывает в королевский дворец с прошением об отставке, а лидер победивший на выборах партии – для вручения ему мандата на формирование правительства. Далее следует переезд бывших министров из правительственных квартир в свои частные квартиры, а вновь назначенных министров – в правительственные дома. И все это происходит в одни и те же постоянно установленные дни недели. И т.п.

Англичане считают себя традиционными демократами, несмотря на те или иные их политические взгляды и симпатии. Известно крылатое выражение Черчилля: “Я демократ, потому что я англичанин”.

Известный диссонанс в англо-европейскую модель конкурентной демократии вносит современная французская демократия. В отличие от американской и английской французская система – это полупрямая демократия. Конституция предусматривает не только выборы всех институтов политической власти, но также референдумы по важнейшим законам страны, включая изменения самой Конституции.

В своей основе политический режим во Франции парламентский, но существенно отличный от британской модели. Некоторые политологи характеризуют его как полупрезидентский режим, хотя французские авторы не считают такое определение корректным.

Специфические черты французской модели демократического режима:

  • усиление легитимности исполнительной власти; ее глава – президент избирается прямым всеобщим голосованием и по сути не зависит от парламента;

  • правительство ответственно перед президентом и парламентом, ибо только они избраны народом;

  • парламент имеет полномочия создавать законы и контролировать правительство в установленных законом рамках, а в случае необходимости вправе уволить его в отставку;

  • президент является арбитром, стоящим над властями, гарантом государственных институтов; он вправе в случае кризиса распустить парламент, назначить внеочередные выборы. Президент политически не ответственен перед парламентом, он только несет ответственность перед законом в случае измены Родине, т.е. в уголовном порядке;

  • правительство, назначаемое президентом, - коллегиальный и солидный орган, составляющее вместе с президентом исполнительную ветвь власти;

  • парламент состоит из двух палат: Национального собрания и Сената, первое избирается всеобщим прямым голосованием, второй – непрямым всеобщим голосованием.

Французская демократия верна традиции, идущей от Великой Францской революции: она включает права и свободы человека и гражданина, провозглашенные в известной Декларации 1789 г. Конституция гарантирует гражданские прва, которыми человек обладает в качестве частного лица; социальные права – на пользование минимальными, но необходимыми для жизни в обществе условиями (образование, здравоохранение и т.д.); политические права, связанные с участием граждан в государственных делах. В условиях французской демократии право голоса является принципом, а ограничение его – исключением.

Французская модель демократии, закрепленная в конституционном законе, - это нормативная модель. Она, разумеется, не во всем совпадает с реальностью практической демократии. Различные, далеко не одинаковые условия жизни социальных групп предопределяют неравенство их по участию в политическом процессе, в управлении общественными делами. То, что говорилось ранее о противоречиях американской демократии, в значительной мере относится к английской, французской и другим европейским демократиям.

Ряду европейских стран свойственны традиционные либеральные демократии в иных формах. В одних странах, как в Англии, демократия сосуществует с архаической формой государства, в других – власть принадлежит правительству и партиям, представители которых входят в правительство. Общее, однако, состоит в том, что любые модели демократии исходят из признания народа источником высшей власти и необходимости избрания народом непосредственных носителей государственной власти.

И еще одно замечание. Ни в одной из стран не существует в чистом виде демократий элитарной, плюралистической, партиципаторной или каких-либо иных, описанных современной теорией. В реальной действительности демократические системы, как правило, смешанные.


24 августа 1991 г. Верховный Совет Украины принял исторический документ – Акт провозглашения независимости Украины. Украина провозглашена независимым демократическим государством. Начался новый этап ее исторического развития, стратегической целью которого является постройка демократического общества.

Особенность Украины состоит в том, что необходимо осуществить переход от тоталитарного режима к демократии, и, непосредственно связанный с этим переход от государственной к рыночной экономике. Особенность этого перехода обусловила становление в современной Украине специфического “смешанного” политического режима, в котором объединяются признаки всех основных “чистых” разновидностей политических режимов: а) демократического, б) авторитарного, в) автократического, г) диктаторского, д) тоталитарного, е) анархического, ж) охлократического.

К признакам демократического политического режима, свойственных Украине, следует отнести: 1) избирательность важнейших органов политической власти (как государственных, так и общественных); 2) юридическое равенство граждан; гарантии прав меньшинства и предотвращения своеволия большинства. В то же время, есть определенные ограничения в сфере двух других основных принципов демократического режима – решение главнейших политических проблем соответственно воли большинства граждан и обеспечение широкого круга личных, гражданских и политических прав и свобод. Отсутствующим является надлежащий постоянный контроль народа за органами политической власти, за бюрократическим аппаратом государства; существенную роль играет манипулирование информацией. Для значительной части населения много декларированных прав и свобод не подкреплены экономически и организационно. Некоторые из демократических прав грубо нарушаются существующими подзаконными актами, и бюрократическими процедурами (например, право на свободный выбор места проживания – антидемократическим институтом прописки). Коррупция и безответственность сводят на нет наилучшие пожелания законодателей и политиков. Возникла уникальная ситуация, когда одновременно обкрадываются и народ, и государство, а за их счет богатеют отдельные граждане и их криминальные группировки.

Существующие ограничения демократических принципов дают основания для выводов о наличие в современной Украине определенных элементов авторитарного политического режима. К таким элементам принадлежат: 1) широкие законодательные положения исполнительных органов государства (правительства и президента); 2) узость принципа гласности в деятельности органов государственной власти и реальной ответственности их руководителей за содержания и последствия своей деятельности; 3) формирование элиты сверху, а не демократическим путем.

Важнейшим признаком автократического политического режема, который присущ современной Украине является ограничение круга личностей, которые осуществляют реальную политическую власть, ее клановость и отделенность абсолютного большинства народа от процесса ее осуществления. Ситуация в руководстве страной усложняется также тем, что нет четко сформированной конструктивной оппозиции. На протяжении нескольких месяцев конца 1991 – начала 1992 года “партии власти” удалось поглотить большую часть бывшей оппозиции, допустив ее частично к “рынку власти”.

К числу остатков тоталитаризма следует отнести такие специфические черты политического сознания значительной части административных кадров, политиков и простых граждан, как уверенность в собственной непогрешимости, нетерпимость к политическому инакомыслию, этатизм, эгалитаризм, догматизм, примитивизация политической культуры. В основе своей уничтоженный на центральном институционно-нормативном уровне тоталитаризм и дальше расцветает во многих сферах на локальном и даже региональном и секторном уровне политической системы.

Анархический политический режим часто бывает представлен такими своими компонентами, как: 1) отсутствие системы эффективного нормативного регулирования общественных отношений, власть сильнейшего или более быстрого, отсутствие гарантий безопасности населения и представителей органов политической власти; 2) конфронтация властных структур, отсутствие эффективных форм координации их действий; 3) эрозия общей идеи единой политической системы (что проявляется в деятельности влиятельных сепаратистских сил и сил, которые претендуют на исключительное право репрезентировать “настоящие интересы народов” и требовать запрета деятельности своих оппонентов); 4) потеря (в некоторых случаях) высшими органами политической власти монополии на организованное применение насилия.

И, наконец, существенные элементы охлократического политического режима и характеризуют политическую жизнь Украины в той мере, в какой ее властным структурам присущи: 1) некомпетентность, презрительное отношение к знаниям, к опыту мировой цивилизации, особенно, постоянные попытки неадекватными реальной ситуации простыми способами и очень быстро решать сложные проблемы общественной жизни, которые требуют для своего решения долгого кропотливого труда; 2) отсутствие у представителей органов политической власти реального чувства гражданской ответственности перед народом своей страны; 3) рекрутирование определенной части правящей политической элиты из среды “социальных низов”, представители которых жаждут быстрого повышения своего индивидуального и группового индивидуального статуса и улучшения материального уровня жизни.

Таким образом, отсутствие институтов гражданского общества и гражданской ментальности, его политической и социальной структурированности отчуждения власти от большинства людей, невозможность для самих граждан постоянно контролировать власть и влиять на принятие решений – все это характерно для современного посткоммунистического украинского общества.

Время, прошедшее после провозглашения 24 августа 1991 г. Верховным Советом Украины Акта о государственной независимости, наглядно засвидетельствовало неспособность нынешней политической элиты адекватно ответить на вызов времени, на воплощение в жизнь продекларированных ею идеи “построения” независимой Украины, идей демократии и свободы. Однако, главное состоит в том, что с становлением собственной государственности возникли предпосылки для динамического национального развития, личной самореализации каждого человека. Первые шаги на этом пути уже сделаны. Будущее зависит от дальнейших действий государства, политических и общественных сил, каждого гражданина в утверждении демократического строя, в котором человек стал бы наивысшей ценностью.

Принятие 28 июнь 1996 г. новой Конституции свидетельствует, что Украина выбрала демократическую модель развития общества.




Заключение.


Демократия имеет превосходства и недостатки, сильные и слабые стороны. В противоположность безоглядному политическому оптимизму, особенно ярко проявившемуся, к примеру, в СССР во второй половине 80-х годов, когда казалось, что демократия есть нечто высшее и окончательное, что стоит только ее достигнуть и все остальное приложится, следует признать, что демократия не путь, а «распутье», не достигнутая цель, а только лишь «промежуточный пункт». Это - «опушка леса с неизвестно куда расходящимися тропинками». «Мы надеемся, что прямой путь еще не утерян; но в то же время видим, что уводящие в сторону перекрестные пути таят в себе великие соблазны»5.

Своими широчайшими возможностями и перспективами демократия как будто бы вызвала ожидания, которые она не в силах удовлетворить. А своим духом терпимости и приятия всех мнений она открыла простор в том числе и для направлений, стремящихся ее уничтожить. Другой она быть не может, ибо это - ее природа, ее преимущество. Но этим она могла удовлетворить лишь некоторых, но никак не всех. У людей всегда остается потребность продолжать совершенствование до бесконечности призрачного абсолютного идеала и никакой политической системой их не удовлетворить. Поэтому вопрос о том, может ли демократия смениться другими формами имеет ясный ответ: это случалось ранее, происходит сейчас и, в принципе, может произойти в будущем.

Демократия всегда есть «распутье», так как она есть система свободы, система релятивизма, для которого нет ничего абсолютного. Демократия есть пустое пространство («опушка»), в котором могут развиваться самые разнообразные политические стремления («тропинки»). Проявляемое недовольство демократией в принципе можно трактовать, как усталость людей от неопределенности, желание выбрать конкретный манящий путь, «тропинку» развития. Однако трудно дать однозначный ответ на вопрос «а не вернемся ли мы в конце концов снова на опушку?». На данный момент мы более всего склонны соглашаться с известным высказыванием Черчилля: «демократия - плохая форма правления, однако ничего лучшего человечество пока не придумало».








Библиография.



  1. Борисов В.К. Демократия общества и преодоление бюрократизма. Социально политический аспект. М., - 1990.



  1. Брайс Д. Современные демократии. М., «Прогресс», - 1992.



  1. Гуггенбергер Б. Теория демократии // Полис. - 1991. №4.



  1. Кельзен Х. О сущности и значении демократии. М., «Проспект», - 1996.



  1. Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., «Наука», - 1991.



  1. Новгородцев П.И. Сочинения. М., «Раритет», - 1995.



  1. Рашковский Е. Пути демократии на исходе XX ст.: мировой контекст // Мировая экономика и международные отношения. - 1993. -№10. С. 95-105



  1. Сахаров Н.А. Демократия: критерии, ценности, принципы // Вестник Моск.

ун-та. Серия 12. Социально-политические исследования - 1991. №2.



  1. Токвиль А.О. Демократия в Америке. М., «Прогресс - Литера», - 1994.



  1. Шапиро М. Демократия и гражданское общество // Полис. - 1992. -№4.



1 Алексис де Токвиль. Демократия в Америке. М., «Прогресс - Литера», 1994.

2 Сам Руссо считал демократию возможной только в виде непосредственного «народоуправства», соединяющего законодательство с исполнением. Те формы государства, в которых народ оставляет за собой только верховную законодательную власть, а исполнение передает монарху или ограниченному кругу лиц, он признавал законными с точки зрения «народного суверенитета», но не называл их демократическими.

3 Алексис де Токвиль: «Демократия в Америке», кн.2, ч.2., гл.1.

4 Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., «Наука», 1991.

5 Новгородцев П.И. Об общественном идеале. М., «Наука», 1991.




1Авиация и космонавтика
2Архитектура и строительство
3Астрономия
 
4Безопасность жизнедеятельности
5Биология
 
6Военная кафедра, гражданская оборона
 
7География, экономическая география
8Геология и геодезия
9Государственное регулирование и налоги
 
10Естествознание
 
11Журналистика
 
12Законодательство и право
13Адвокатура
14Административное право
15Арбитражное процессуальное право
16Банковское право
17Государство и право
18Гражданское право и процесс
19Жилищное право
20Законодательство зарубежных стран
21Земельное право
22Конституционное право
23Конституционное право зарубежных стран
24Международное право
25Муниципальное право
26Налоговое право
27Римское право
28Семейное право
29Таможенное право
30Трудовое право
31Уголовное право и процесс
32Финансовое право
33Хозяйственное право
34Экологическое право
35Юриспруденция
36Иностранные языки
37Информатика, информационные технологии
38Базы данных
39Компьютерные сети
40Программирование
41Искусство и культура
42Краеведение
43Культурология
44Музыка
45История
46Биографии
47Историческая личность
 
48Литература
 
49Маркетинг и реклама
50Математика
51Медицина и здоровье
52Менеджмент
53Антикризисное управление
54Делопроизводство и документооборот
55Логистика
 
56Педагогика
57Политология
58Правоохранительные органы
59Криминалистика и криминология
60Прочее
61Психология
62Юридическая психология
 
63Радиоэлектроника
64Религия
 
65Сельское хозяйство и землепользование
66Социология
67Страхование
 
68Технологии
69Материаловедение
70Машиностроение
71Металлургия
72Транспорт
73Туризм
 
74Физика
75Физкультура и спорт
76Философия
 
77Химия
 
78Экология, охрана природы
79Экономика и финансы
80Анализ хозяйственной деятельности
81Банковское дело и кредитование
82Биржевое дело
83Бухгалтерский учет и аудит
84История экономических учений
85Международные отношения
86Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
87Финансы
88Ценные бумаги и фондовый рынок
89Экономика предприятия
90Экономико-математическое моделирование
91Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
- Привет, как дела?
- Отлично! Делаю второй миллион!
- Как, уже?!
- Ну, с первым, увы, так ничего и не получилось!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по политологии "Демократия в политической жизни общества", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru