Реферат: Русская идея: антиномия женственности и мужественности в национальном образе России - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Русская идея: антиномия женственности и мужественности в национальном образе России

Банк рефератов / Культурология

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 27 kb, скачать бесплатно
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

"Русская идея ": антиномия женственности и мужественности в национал ьном образе России Идеалы мужественности и женственн ости играли особую роль в истории формиро вания «умопостигаемого» образа России как осн ования национальной идеологии . Они получили в оплощение в «русской идее» , попытке создать цельное мировоззрение , выстро енное вокруг проблемы смысла существования России в м ире . Не претендуя на охват всех работ , посвященных данной теме , попытаюсь выделить в заимодействие этих идеалов как некий сквозной сюжет , развивавшийся в русской социально-фило софской мысли с первой трет и XIX в ека до крушения Российской Империи , а позд нее - в среде эмиграции . Смыслообразующим ц ентром русской идеи является представление о долге России перед человечеством , о ее особом предназначении . В этой логике исполн ение Россией ее миссии неразрыв н о связано с разрешением конфликта , ядро кот орого отношение России к Европе . Именно к данной проблеме и применялась метафора ж енственности и мужественности . Рождение национ альной идеи России Время рождения русской идеи относят к началу XIX век а . « После победы над Наполеоном Россия оказалась втяну той в самую гущу европейской политики , обр ела значение одной из самых влиятельных п олитических сил на европейском континенте . Эт о побудило мыслящих русских людей задуматься об отношении России к Европ е , о том , что их связывает и разделяет между собой . Именно тогда впервые заговорил и о «русской идее» » , - пишет В . Межуев [I]. Известно , что в наиболее отчетливой форме задача осмысления национальной истории и культуры сквозь призму взаимоотношений Р о ссии и Европы впервые поставил П . Чаадаев в «Философических письмах» , перво е из которых было опубликовано в 1829 году в журнале «Телескоп» . Чаадаев , фактически ст авший родоначальником русского западничества , счи тал , что русская история пока не состоялас ь, не обрела форму в виде устой чивых правил и идей , которыми можно руково дствоваться в повседневной жизни , и не выр аботала собственную культурную традицию . Согласно Чаадаеву , «...мы подобны тем детям , которых не приучили мыслить самостоятельно ; в пер иод зрел о сти у них не оказыва ется ничего своего ; все их значение - в их внешнем быте , вся их душа - вне их . Именно таковы мы» [2, с . 47]. В чаадаевской тр актовке впервые столь отчетливо прозвучал тез ис о «невзрослости» России , об исключительнос ти роли Европы для о ф ормления отечественной культуры , о необходимости самореф лексии и осмысления собственных задач в и стории . «Уже триста лет Россия стремится с литься с Западной Европой , - подчеркивал филосо ф , - заимствует оттуда все наиболее серьезные свои идеи , наиболее пло д отворные свои познания и свои живейшие наслаждения ... Должно сказать , что наши государи , которы е почти всегда вели нас за руку , котор ые почти всегда тащили страну на буксире , без всякого участия самой страны , сами заставили нас (курсив мой . - 0. 3.) приня т ь нравы , язык и одежду Запада...» 3, с . 39, 40]. Чаадаев еще не прибегает к метафо ре женственности и мужественности для обознач ения отношений России и Европы . Но красной нитью через все его работы проходит мысль о пассивности и зависимости России и о не имевших плодотворного резул ьтата попытках Западной Европы овладеть этой еще неоформленной , «природной» стихией , подчи нить ее своему дисциплинирующему влиянию . При этом , будучи глубоко религиозным человеком , Чаадаев как бы подразумевал , что обретение в ы сшего смысла и приобщение к «великим истинам» более всего возможно именно в состоянии пассивности , когда «нам кажется , что лишились лично нам принадлежащ ей силы и против своей воли влечемся к добру какой-то высшей силой , отрывающей нас от земли и возносящ е й на небо» [4, с . 69]. Позже Чаадаев напишет о ве ликой будущности России , обусловленной именно тем , что она как нация не обрела еще законченных форм и воли , свойственных Зап аду , и имеет огромный потенциал изменений . К середине XIX века раскол русско й интеллигенции на западников и славяноф илов уже был окончательно оформлен и возн икли две национальные идеологии , каждая решал а вопрос об отношениях России к Западу , исходя из собственного представления о род ной стране как о цивилизации будущего . В обеих э т их идеологиях Россия представала двумя сторонами своей «женственной » сущности , которые и делали ее противопол ожностью Западу и его «мужскому» началу . Идеологи западничества настаивали на признани и безусловного авторитета Европы и зависимост и от нее Р оссии , подчеркивали , чт о «европейская национальность» должна в идеал е стать «исключительной национальностью» (т . е . преобладающей формой самосознания ) в самой России . Они провозглашали тем самым право инструментального («мужественного» ) Запада дисципли нир о вать экспрессивную («женственную * Россию . Напротив , славянофилы идеализировали «женс твенные» черты России , противопоставляя ее ис конное «стремление к цельности бытия внутренн его и внешнего» - рационализму Запада [4, с . 38]. Славянофилы описывали принципиа л ьное различие своего и «западнического» видения от ношений Запада и России как противоположность «чувства свободы и любви» и «чувства зависимости и преданности авторитету» [3, с . 112]. В то же время , будучи европейцами по образованию и воспитанию , славяноф и лы тоже выдвинули идею о необходимости пр еодоления противоположности России и Запада . Однако это должно было произойти под духо вным предводительством России , «чтобы те нача ла жизни , которые хранятся в учении Святой православной Церкви ... господствуя над п р освещением европейским и не выте сняя его , но , напротив , обнимая его своею полнотою , дали ему высший смысл и после днее развитие» [4, с . 39]. Эта мысль получила дальнейшее развитие в известной книге идео лога панславизма Н . Данилевского «Россия и Европ а » , написанной в 1868 году , пос ле поражения России в Крымской войне и реформ 60-х годов XIX века . Данилевский развил до предела славянофильскую идею своеобразия России , придающего особый драматизм ее отно шениям с Европой , который в полной мере проявился уж е в деятельности Петр а Великого . «Познакомившись с Европой , - писал Данилевский о Петре , - он , так сказать , влюбился в нее и захотел сделать Россию Европою ... Если Европа внушала Петру страстн ую любовь , страстное увлечение , то к Росси и он относился двояко. Он вместе и любил и ненавидел ее . Любил он в ней собственно ее силу и мощь , котору ю не только предчувствовал , но уже сознава л , любил в ней орудие своей воли и своих планов , любил материал для здания , которое намеревался возвести по образу и подобию зароди в шейся в нем иде и под влиянием европейского образца ; ненавиде л же самые начала русской жизни - самую жизнь эту как с ее недостатками , так и с ее достоинствами» [5, с . 224]. Отвергая идею и практику насильственной европеизации России , которым , по его м нению , следовали все русские цари , Данилевский видел в славянстве особый культурно-исторический т ип , наделенный возвышенными , истинно христианскими чертами . Он подчеркивал : «Самый характер русских и вообще славян , чуждый насильственно сти , исполненный мягк о сти , покорности , почтительности (курсив мой . - 0. 3.), имеет наибольш ую соотнесенность с христианским идеалом» [5, с . 407, 408]. Подчеркну , что в типических чертах славянского характера Данилевский выделял имен но то , что делает его идеальным женским характером , как он представлен в обыденном сознании , а в рационализированной форме существует в структуре традиционно-атр иархальной картины мира . Более того , само реформирование России описывается как акт нас илия преобразовательного по своей сути (европ ей с кого , «мужественного» ) начала над началом охранительным , восстановительным (славянски м , «женственным» - воплощенным в первую очередь в русском типе ). При этом в славянофил ьской концепции Данилевского обосновывается прев осходство славянского типа над более примитивными , «одноосновными» древними и «двухосновным» европейским культурно-историческими ти пами . Он склонен «питать основательную надежд у , что славянский культурно-исторический тип ... представит синтез всех сторон культурной деят ельности в обширном зна ч ении этог о слова , сторон , которые разрабатывались его предшественниками на историческом поприще в отдельности или в весьма неполном соединен ии» [5, с . 430]. » Русская и дея» и смысл любви Если славянофильская концепция национальной идеи логиче ски подвела к созданию идеологии русского национализма , то события 70-80-х годов XIX века усилили его о пасность . «Никогда противодействие духу эпохи великих реформ не было таким сильным , как в 80-х годах . Этому способствовало то о бстоятельство , что числен н о вырос малокультурный слой общества , который Салтыков называл «улицей» . Отсюда необыкновенный успех мелкой и шовинистической прессы» [6, с . 648]. Эт о вызвало ответную реакцию в русской инте ллектуальной среде . Статья В . Соловьева «Р усская идея» была написана в 1888 год у - в разгар новой волны реакции , последова вшей за покушением 1 марта 1881 года на Алекса ндра II. В это время в обществе обострился интеллектуальный спор о том , что такое Россия и в чем состоит смысл ее сущес твования в мире . Именно в та к и х терминах осмысливались проблемы национальной идеи и опасности национализма , поднявшегося в результате русско-турецкой войны 1877-1878 годов , усилившей панславянские настроения в российском обществе . С точки зрения Соловьева , п оддавшись «слепому н а ционализму» , Рос сия предала бы свою идею и свою мисси ю в истории . Таким образом , философ резко разграничил националистическую идеологию и р усскую идею . Последнюю он понимал как отка з от национального эгоизма и исполнение Р оссией «нравственного долга» по о т ношению к человечеству . Русская идея к ак «новый аспект самой христианской идеи» не противопоставляет Россию Европе , а лишь «требует ... обращения всех наших национальных дарований , всей мощи нашей империи на окончательное осуществление социальной троицы , г д е каждое из трех главных ор ганических единств , церковь , государство и общ ество , безусловно , свободно и державно , не в отъединении от двух других , поглощая или истребляя их , но в утверждении безусловно й внутренней связи с ними . Восстановить на земле этот в е рный образ боже ственной Троицы - вот в чем русская идея» [3, с . 294]. Русская идея предстает у Соловь ева как образ социальной гармонии , которую Россия должна осуществить ради блага челов ечества путем отказа от национального эгоизма . Эта мысль в те г о ды , веро ятно , была широко распространена среди интелл игенции . На 11 лет раньше , в 1877 году , Ф . Дос тоевский писал : «Национальная идея русская ес ть в конце концов лишь всемирное общечело веческое объединение» [7]. Соловьев , как и больши нство русских мыслите л ей , видел в эмпирической реальности России искажение это й «идеи» . Осуществление ее в полном объеме - дело далекого будущего . Но залогом гряду щего преображения мира является половая любов ь - одно из земных воплощений «идеального принципа , одушевляющего» Ро с сию . Смысл любви Соловьев видел в «оправдании и спасении индивидуальности через жертву эгоизма » [8, с . 209]. Любовь порождает новое качество бытия - «совершенное взаимодействие и общение индивидов» , которое является следствием преодол ения их замкнут о сти на себе и своих интересах («эгоизма» женственного и мужественного ) и встречает «в другом соотве тствующее , но неодинаковое проявление , так , что бы отношение одного к другому было полным и постоянным обменом , полным и постоянным утверждением себя в друго м » [8, с . 209]. Соловьев стремился представить совершен ные отношения людей , появляющиеся в акте и стинной любви , как идеальный тип - взаимопроник новение женственности и мужественности , которые в реальности находятся в состоянии постоян ной борьбы и эго и стически самоутв ерждаются - по аналогии с тем , как пытаются самоутвердиться в своем национальном эгоизме государства , в частности Россия , которая эксплуатирует при этом «религиозный характер , присущий русской национальности» и настаивает на исключительнос т и православной ц еркви . В результате «Церковь ... становится для России палладиумом узкого национального парт икуляризма , а зачастую даже пассивным орудием эгоистической и ненавистнической политики» [3, с . 193]. Гораздо позже , в 1946 году , Н . Бердяев в своих размышлениях о русской идее сделает вывод : русские мыслители - и философы , и писатели , - ставя конечные вопрос ы бытия , видели в русском народе народ будущего , который должен искупить грехи зап адной цивилизации , преодолеть антиномию мужествен ности и ж енственности . «Он разрешит вопросы , которые Запад уже не в силах разрешить , которые он даже не ставит во всей глубине» [9, с . 105]. Именно поэтому в русской идее заложена интенция глубочайшей критики самих основ не только отечественно й реальности , но и со з данной З ападом цивилизации , непригодной для осуществления целей , которые поставлены перед Россией . «Великие русские писатели чувствовали конфликт между совершенной культурой и совершенной жизнью , и они стремились к совершенной , пр еображенной жизни ... Русс к ая литература не была ренессансной , она была проникнута болью о страданиях человека и народа , и русский гений хотел припасть к земле , к народной стихии ... Когда нигилисты проте стовали против морали , то они делали это во имя добра . Они изобличали ложь иде а л ьных начал , но делали это во имя любви к неприкрашенной правде . Они восставали против условной лжи цивилизации ... Русская литература и мысль носили в зн ачительной степени обличительный характер» [9, с . 158]. Таким образом , в русской идее выразил ось н е только стремление осмыслить роль России в истории и понять ее перспективы , но и критика господствующей ци вилизации , «перенимаемой» из Европы . Эта крити ка велась с позиции культуры , в которой были заложены огромные потенции , но которая , вместе с тем , чув с твовала себ я подавленной , «не выраженной» , вынужденной пр испосабливаться к нормам и социальным отношен иям , сформированным опытом других социальных отношений и в других исторических обстоятельс твах . Это задало изначально неравные условия , в которых «мужест в енная» европей ская цивилизация представала как норма , а «женственная» Россия - как «особенность» . Проблема женств енности и мужественности в национальной идее начала XX века Русская идея в том виде , в котором она оформилась на рубеже XIX и XX веков в русской философии и русской литературе , имплицитно содержала в себе воп рос : возможны ли иные принципы построения социальной жизни , чем те , которые русские , начиная с петровских времен , заимствовали из Европы ? Вместе с тем поиск других принци п ов - справедливости , милосердия , человечности - велся не только на пути и деализации допетровского прошлого , когда сложные отношения России с Европой еще только зарождались и она , по сути дела , жила замкнутой жизнью , резко отличной от европей ской (национал и стический вариант «рус ской идеи» ). Русская идея , как она оформила сь к концу XIX века , была обращена к буду щему в попытке преодолеть одновременно «тяжел ую мерзость» русской жизни и несовершенство европейской цивилизации , следовать тому , что «Бог думает о н а с в вечн ости» (В . Соловьев ). В этом смысле огромное значение имело не только искание истины в православной религии , но и стремление обратиться к «природе» , к «земле» и п ри их посредстве понять истину , потерянную цивилизацией . « Ненависть к условной ж изни цивилизации привела к искан ию правды в народной жизни ... Отсюда опроще ние , снятие с себя условных культурных обо лочек , желание добраться до подлинного , правди вого ядра жизни ... - писал Бердяев . - В «природ е» больше истины и правды , больше «божеств енн о го» , чем в «культуре» » [10, с . 158]. Естественно , что особое значение при эт ом играл идеальный образ женственности , котор ый отождествлялся с образом матери как га рмонического и безусловного нравственного начала жизни . «Мать-земля для русского народа ес ть Россия ... Русская земля больше св язывает себя с заступничеством Богородицы , че м с путем Христовых страстей» , продолжал Б ердяев [10, с . 164]. Разрушение самих основ сущест вования России , с точки зрения творцов нац иональной идеологии - к ним следует о т нести прежде всего Л . Толстого , Ф . Достоевского и славянофилов , начинается с раз рушения традиционных устоев «дома» - русской с емьи . В начале XX века , в период первой м ировой войны , давшей импульс националистическим настроениям , и накануне русской революци и 1917 года , надолго прекратившей споры о национальной идее , эта мысль была о тчетливо выражена В . Розановым : « Как мне хочется быть собакой . Собакой , лошадью на дворе и оберегать Дом и хозяина . Дом - Россия . Хозяин - «истинно русские люди» » [3, с . 280]. Р о ссия у Розанова надел ена чертами классической женственности , и ее бытие в мире описывается им через ме тафору отношений жены и мужа в семье . «» Женственное начало» у русских налицо : у ступчивость , мягкость . Но оно сказывается как сила , обладание , овладение. Не муж обладает женою , это только кажется так , на самом деле жена «обладает мужем» , да же до поглощения ; И не властью , не прям о , а таинственным «безволием» , которое чарует «волящего» и покоряет его себе , как н ежность и миловидность . Что будет «мило» , то , п о верьте , станет и «законом мне» » (цит . по [11, с . 146]). В идеале же нственности здесь подчеркивается не столько м ягкость и пассивность , сколько мощная «природ ная» сила , которая в конечном счете всегда побеждает «железную» мужественность . И в этом , с точки зрения Розанова , - зало г будущего величия России , ее победы над «цивилизацией» , которая превратилась в «вели кое мещанство» , лишенное идей и идеалов . « Мещанство самодовольное , с телефоном и Эйфеле вой башней ... И эта цивилизация - смерть» [3, с . 267]. В той же степени , что и «великое мещанство» , разрушительна для женс твенной национальной природы русская революция . Характерно , что для революции Розанов тоже находит женский образ - но это образ ж енщины без семьи , т . е . лишенной самой сути женственн о сти : « Революция вс я была «холостая с девочками» (Богиня Разу ма , Шарлотта Кордэ , мадам Сталь , Жорж Санд ), и этот-то «холостой быт» ее и сообщи л ей безнадежность и отчаяние . Пожалуй - и силу , силу именно холостого отчаянного по рыва» [3, с . 285]. Противопол о жность этому «антинациональному» образу - «плачущая Богородица с Младенцем» , «русская Божья Матерь» - истин но национальный , по Розанову , идеал женственно сти . Идеал женственности «взаимодополнителен» с идеалом мужественности , который , согласно Розано в у , воплощает силу и волю , но выступает как нечто внешнее и подав ляющее . Сила (воплощенная , например , в вооруженн ых воинах на улице Петрограда ) у него «вызывает чисто женственное ощущение безвольност и , покорности» , трепета (цит . по [10, с . 34, 35]). Е сли женственное начало становится у Розанова символом величия России , то у Бердяева , одного из выдающихся создателей национального образа России , в тот же с амый переломный момент русской истории , связа нный с первой мировой войной и преддверие м революции , ж енственное начало выст упает одной стороной трагической антиномии , к оторая лежит в основании «души» России . « Великая беда русской души - в женственной пассивности , переходящей в «бабье» , в нед остаток мужественности , в склонности к браку с чужим и чуждым м у жем ... П ассивная рецептивная женственность в отношении государственной власти - так характерна для русского народа и русской истории» [10, с . 40]. По мнению Бердяева , безволие , пассивность , о тсутствие активности характерны и для русской «национально- стихийной» религиозности , тоже лишенной мужественности , а потому не способ ной дисциплинировать дух и не требующей о т человека духовного подвига . Мужественность - другая сторона русской антиномии . Она вы ступает не только как противоположное , но и как враждебное женственности начало . С одной стороны , мужественность определяется такими положительными качествами , как активн ость , дерзновенность , свобода , духовная зрелость личности . С другой стороны , в России муж ественное начало оказывается не освобождающи м , а сковывающим , «рассудочноделовым» и накладывает на русскую жизнь «печать безрадостности и придавленности» . Оно воплощается в чудовищной русской бюрократии . Идеал кл ассической мужественности , рыцарский идеал при соприкосновении с русской национальной по ч вой - и под ее воздействием - п ревращается в свою противоположность и станов ится образом насилия . Бердяев предположил , что созданная российской историей «ловушка» , попадая в которую женственность и мужественно сть (они же русское и западное ) обнаружи в ают свои самые темные стороны , образована «неверным соотношением» , «...несоединенно стью мужественного и женственного в русском духе и русском характере . Безграничная св обода оборачивается безграничным рабством , вечное странничество - вечным застоем , потом у что мужественная свобода не овладевает национальной стихией в России изнутри , из глубины (выделено мной . - 0. 3.). Мужественное начало всегда ожидается извне , личное начало не раскрывается в самом русском народе . Отсю да вечная зависимость от инородного» [ 3, с . 304]. * * * Накануне революции , переломившей ход русской истории , национальная идея в своем развитии как бы совершила круг . Толчок ей дал Чаадаев , признавший несамосто ятельность России как цивилизации , не способн ой самой выработать норм ы и ценности , организующие жизнь , и потому нуждающейся в силе внешнего принуждения . В конце свое го пути национальная идея породила два ва рианта : сверхнационализм и универсализм . Они б ыли признаны исконными особенностями русских , а их реализация рассматрив а лась как пересмотр основ европейской цивилизации , ее переориентирование в направлении нравственног о совершенствования человечества . В начале XX ве ка национальный образ России все более ос ознавался как двойственный , сотканный из прот иворечий воли и безволи я , силы и зависимости , стремления к «мужественной» акт ивности и к «женственной» пассивности . Первая мировая война и революция 1917 года до п редела заострили вопрос об отношении к Ев ропе и о потенциях России , поставили перед мыслителями проблему , как , не об р ывая своей глубинной «природной» связи с ней , «поднять уровень национальной мысли и связать ее с жизненными задачами , п оставленными мировыми событиями» [10, с . 132]. Вопрос этот оказался в России того времени нераз решимым . Антиномия «женственности» и «мужественности» красной нитью прошла через все искания творцов русской идеи . Женственн ость и мужественность понимались ими как два исходных начала русской жизни , которые находятся в постоянной борьбе , не знающей примирения . Конфликт женственности и муже с твенности , понятых как взаимоисключа ющие и по сути враждебные начала , - один из основных элементов в национальном образ е России - стал в то же время сквозной темой в знаменитых романах Толстого и Достоевского . Но антиномия женственности и мужественности е с ть в то же в ремя характерно «русское» обозначение несоединен ности , искаженности отношений России и Запада , поскольку навязывание «европейской» цивилизации чудовищными методами российской власти немин уемо приводило к тому , что и эта цивил изация , и эта влас т ь воспринималис ь как «чужое» , привнесенное извне . СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Межуев В . О национальной идее //Вопросы философии . 1997. 12. С . 5. 2. Чаадаев П . Я . Статьи и письма . М ., 1989. 3. Русская и дея . М ., 1992. 4. Лосский Н . О. История русской философии . М ., 1991. 5. Данилевский Н . Я . Россия и Европа . М ., 1995. 6. Брокгауз Ф . А ., Ефрон И . Л . Россия . Энциклопедический словарь . СПб ., 1898. 7. Достоевский Ф . М . Поли . собр . соч . М ., 1983. Т . 25. С . 20. 8. Сол о вьев B. C. Смысл любви // Семья . М ., 1990. Т . 2. 9. О России и русской философской культуре . М ., 1990. 10. Бердяев Н . Судьба России . М ., 1918. 11. Гулыга Л . Русская идея и ее творцы . М ., 1995.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
Если большая грудь - единственное достоинство женщины, то недостатков у нее нет.
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по культурологии "Русская идея: антиномия женственности и мужественности в национальном образе России", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2016
Рейтинг@Mail.ru