Реферат: Эсхатологическая компонента российской ментальности - текст реферата. Скачать бесплатно.
Банк рефератов, курсовых и дипломных работ. Много и бесплатно. # | Правила оформления работ | Добавить в избранное
 
 
   
Меню Меню Меню Меню Меню
   
Napishem.com Napishem.com Napishem.com

Реферат

Эсхатологическая компонента российской ментальности

Банк рефератов / Философия

Рубрики  Рубрики реферат банка

закрыть
Категория: Реферат
Язык реферата: Русский
Дата добавления:   
 
Скачать
Архив Zip, 37 kb, скачать бесплатно
Обойти Антиплагиат
Повысьте уникальность файла до 80-100% здесь.
Промокод referatbank - cкидка 20%!
Заказать
Узнать стоимость написания уникального реферата

Узнайте стоимость написания уникальной работы

Эсхатологическая компонента российской мента льности (Связи , обуслов ленности , логика актуализации ) В той или иной мере эсхато логизм присущ христианскому сознанию как тако вому , а потому характеризует любое христианск ое по своему генезису общество . Расцвет эс хатологизма - примета средневековья , однако эсхатол огическое мироощ ущение не снимается с наступлением Нового времени . Эсхатологическая к омпонента остается в ментальности утрачивающего традиционные религиозные основания секуляризуем ого общества . Об эсхатологизме как устойчивой характеристике российского сознания сказано н е мало и в контексте осмысления русской революции , и в рамках религиозно-фил ософских и культурологических исследований после дних десятилетий . Однако до сих пор пр облема эсхатологизма российской ментальности рас крывалась на уровне общих констатирующих р ассуждений . Представляется , что этот уровень исчерпан . Для того чтобы объяснит ь некоторый феномен , следует вписать его в более широкий контекст , где исследуемое п редстанет как необходимость . Так , идея конца света вытекает с необходимостью из пониман ия мир а в категориях «должного» и «сущего» . Антиномия сущег о и должного Должное - апофатизованный (лишенный конкретизирующих характеристик ) универсальный ид еал , описывающий совершенного человека и идеа льное общество . В нем все прекрасно , за вычетом единств енного обстоятельства : должн ое принципиально нереализуемо . Концепция должного возникла в результате раздела универсума на Свет и Тьму , абсолютное добро и абсолютное зло . Идея должного отрицает реальн ого человека , в природе которого рядом с достоинством уж и ваются принципиально неустранимые недостатки , негативные моменты , пороки . Должное исходит из того , что челов ек по понятию изоморфен идеалу , но в с илу привходящих обстоятельств (см . концепцию г рехопадения ) уклонился от него и от этого в мир пришли горести и печали . Еще один элемент исследуемой оппозиции - сущее . В самом общем смысле сущее ес ть мир эмпирической реальности , в котором живет человек , исповедующий идеал должного . По этому сущее - поле эмпирической реальности , рас сматриваемое через призму до л жного . Сущее также сложный смысловой субстрат . Иде я сущего осваивается параллельно идее должног о . Открыв для себя концепцию должного , чел овек осознает , что мир этому должному не соответствует , уклоняется от него . Отсюда фундаментальное статусное , ценностн о е и онтологическое различение должного и сущ его . Должное - сакрально и благодатно . Сущее - профанно и безблагодатно . Должное - едино и онтологично , сущее - разрозненно и лишено собственной онтологии . Оно одухотворено и при общено к бытию лишь должным , кото р ое вливается в мир сущего . Для тра диционного субъекта должное в некотором высше м смысле более подлинно , нежели профанное сущее . В сущем традиционный субъект пребывает , к должному стремится . В мире сущего о н в гостях , дом же его души в Небе сном Иерусалиме, в мире должного . Традиционный человек живет в координатах д олжного и сущего . Конструкт должное /сущее оказывается универсальным механизмом переживания , познания и оценки реальности . Отдельные фрагм енты эмпирической реальности могут в той или иной мер е не соответствовать должному («уклоняться» от него ). В некоторых ситуациях допускаются отступления от должног о («попущения» человеческим слабостям ). К приме ру , такие явления , как приусадебные участки , колхозный рынок , религия или тотализатор на ипподроме, мыслились в советском обществе как «попущения '. Как те стороны ж изни , которые будут сняты в точке пресущес твления , когда коммунистическое будущее явит себя во всей полноте . Таким образом , конст рукт должное /сущее выступает эпистемологическим кодом описания традиционной культуры [I]. Совместно с А . Пелипенко автором ра зработана теоретическая модель генезиса оппозици и должное /сущее [2]. Согласно этой модели , ид еи должного и сущего возникают в определе нную историческую эпоху в результате перекоди ровки ба з овых структур ментальности и формирования новой цивилизационной парадиг мы . Для характеристики этой эпохи , охватывающе й , по нашему мнению , период приблизительно с начала I тысячелетия до н . э . до VII века н . э . (с возникновения зороастризма до появления ис л ама ), вводится понятие «манихейская революция» . Разумеется , манихейство понимается здесь не в узкоисторическом смы сле , а как обозначение определенного типа мировоззрения . В ту пору человек открывае т ключевую истину - мир трагически несовершене н . Про и сходит глобализация вертикальн о ориентированных оппозиций , маркированных поняти ями добра и зла . Мир как бы раскалывае тся надвое , превращаясь в арену борьбы Све та и Тьмы . Это мировидение приходит на смену родовому космосу , организованному вокруг мифоритуал ь ной системы . Здесь и формируется должное как коннотативное поле смыслов , связанных с идеей мироустроительног о проекта , и сущее как номинация континуум а эмпирической действительности , данной субъекту в ряду дискретных и фрагментарных состоя ний . В сознании л юдей закрепляется эсхатологический проект мгновенного пресуществлени я мира и скачка в трансцендентное должное . В рамках предложенной концепции по-новом у звучит проблема монотеизма . Он рассматривае тся как внутренний момент становления манихей ской цив и лизационной системы , где полярно разведенные элементы глобальных оппозици й требовали имманентного снятия . Такое снятие отвечает фундаментальной экзистенциальной потре бности человека в преодолении предельно выраж енного дуализма бытия . Однако достигаемое в м онотеизме (прежде всего в христиа нстве ) доктринально декларированное «снятие» не является сущностным . Так , история христианства - это арена бесконечной борьбы с манихейс кими идеями , снова и снова всплывающими в формах различных сект , ересей , народной р ели г иозности , разных уклонов и теч ений . Цивилизация должного /сущего переживает золотой век в эпоху средневековья и сходит на нет с его угасанием . Средневеков ье , т . е . теоцентристское общество , строится вокруг идеи должного . Размывание концепта д олжного / с ущего разрушает средневековое сознание . Возникновение э схатологии Как видно из изложенного в ыше , эсхатологический проект по мгновенному п ресуществлению мира и скачку в трансцендентно е должное возникает как завершающий элемент целостной системы миров оззрения . Осознан ие ключевой истины мир «трагически несовершен ен» было огромным потрясением , запустившим дв ижение историософской и религиозной мысли . Из этого исключительно важного экзистенциально и нагруженного мощнейшими переживаниями открытия логически возможны два вывода . Од ин - мир несовершенен изначала и вовеки . Бо ги создали мир и забыли о его обитате лях . Они злы , индифферентны к страданиям ч еловека и т . д . Это чувство абсолютной безнадежности не имело шансов развернуться в массовую религиозную доктр и ну и осталось достоянием отдельных мыслителей и ересиархов ; оно окрашивает в той или иной мере ряд маргинальных религиозных движен ий . Человеческая природа требует надежды и перспективы , хотя бы и самой отдаленной . Человек нуждается в убеждении относительн о того , что Отец небесный знает о его страданиях , любит его и в к онечном счете выведет людей к свету должн ого . По этому , второму пути пошло ставшее мировой религией христианство . Эсхатология питается чувством «преходящести» бытия и в ырастает из идеи в озвращения в вечное , ибо должное онтологично и подлинно в некотором высшем смысле . Сущее же по своей природе преходяще . Оно торжествует временно в поле эмпирической реальности . Само торжество сущего есть испытание , ниспосланно е человеку , испытание , заслуж е нное «по грехом нашим» . Поэтому конечное торжество должного неизбежно . Чем более мир уклоняе тся от должного , тем сильнее эсхатологическое брожение , тем ближе начало эсхатологической истерии . Эсхатологическая истерия - особое состояние традиционного о бщества , зад анное резким всплеском эсхатологических пережива ний . Идея того , что конец привычного уже «при дверях» , что погрязший в пороках , н естерпимо уклонившийся от должного мир рухнет не сегодня-завтра , охватывает по временам традиционное общество Оно п ассионаризуе тся , энергия системы резко возрастает и на чинает разрушать структурные связи , механизмы социального управления дестабилизируются . События , обозначаемые в исторической литературе как крестьянские войны , смуты , революционные ситуац ии и собственн о революции , сплошь и рядом происходят на фоне разворачивания эсхатологической истерии . Это эпохи масс овых погромов , террора , экстенсивного движения пассионаризовавшейся культуры вширь . Особое зна чение имеет следующее обстоятельство - эсхатологич еска я истерия охватывает традиционное средневековое общество на сломе эпох , когда традиционный мир начинает рушиться , а на смену ему приходят новые отношения [З ]. Заметим , что последний эпизод всплеска мас совой эсхатологической истерии в СССР падает на памятны е старшему поколению похороны И . Сталина . Вслед за этим событие м начинается медленный , но неотвратимый проце сс выхода российского общества из средневеков ья , разрушавший глубинные основания эсхатологичес кого сознания . События августа 1991 года лишь оформили и закрепили политически угас ание средневековой ментальности . В своих глубинных основаниях эсхатологизм сознания связа н с доминированием в рамках рассматриваемой нами (восточноевропейской ) локальной цивилизации определенного механизма мышления . Речь и дет о способе оперирования дуальными оппозициями , блокирующем медиацию и базирующемс я на инверсии как базовом механизме форми рования новых культурных смыслов . Истоки расс матриваемого типа сознания лежат в православн ой ментальности [4]. Самым сильным выраж е нием тенденции к блокированию диалога и взаимопроникновению смыслов является образ , рожденный воображением Плотина («О природе зла» ). Согласно Плотину , Дьявол утаскивает душу , бросившую взор в преисподнюю , ухватившись за ее взгляд . Все , что противостоит « н ам» , - от Дьявола . Об этом нель зя не только спокойно размышлять , пытаться осознать или спорить . Даже взгляд , брошенный в силу губительного любопытства на Врага , несет неминуемую погибель ! Блокирование диалога , мифология Вечного боя , презумпция тра кт о вки противостоящего тебе (в вой не , в полемике , в обыденном конфликте ) как Врага с большой буквы , а Врага как оборотня тормозит любое взаимопроникновение см ыслов , перекрывает возможности рождения третьего и ведет к вечному движению по кругу в рамках инверс и онных перекодиро вок социального и культурного космоса . Домини рование инверсии относится к сущностным черта м российской цивилизации . С этих позиций э схатологизм - атрибут инверсионного типа мышления . Факторы , стимули рующие эсхатологическое сознание К факторам , провоцирующим эсхатологические переживания , относится политика властных и идеологических институтов , задающая дистанцию между должным и сущим . Расс огласование реальности и модели , воплощенной в концепции должного , неустранимо . Из этого вы т екает ряд социальных и псих ологических следствий . Специфический комплекс вин ы , переживаемый традиционным человеком в силу причастности к уклонению от невыполнимого должного , рождает возможность социального манип улирования . Властные и идеологические инстит у ты , возлагающие на себя функции формулирования и надзора за соблюдением должного , осознают потенции , порождаемые переживан ием собственной греховности . Возникает социальный интерес в том , чтобы формулировки должног о оказывались практически невыполнимыми , а агенты власти не подлежали суду подвластных с позиции должного . Агент вла сти обретает возможность извлекать разнообразные блага и преимущества (статусные , психологичес кие , денежные ) из факта несоответствия реально й социальной практики должному в пределах п одведомственности . В результате растет тревожность , чувство вины , повышается м анипулируемость человека , общество инфантилизуется . Все эти следствия устраивают власть предер жащих . Однако чем шире дистанция между должным и сущим , тем невыносимее жизнь в таком мире . Чувство вины , с крытая тревожность , сознание невыносимого бремени несовпадения должного и реальности запускают эсхатологическую истерию . Традиционный мир з аполняется «доподлинными» признаками конца света . Калики перехожие пересказывают п уг ающие пророчества , людям являются чудесные зн амения , в мире происходят невиданные события , юродивые бормочут страшные и загадочные сентенции , которые истолковываются народным созна нием как свидетельства конца времен . Заме тим , что дистанция между д о лжным и сущим несет в себе позитивный , моби лизующий и воспитательный потенциал . Веками о н использовался для развития общества . С е го помощью варвары и архаики вписывались в зрелое государство , приобщались к цивилизац ии . Однако этот потенциал может быть не только использован на благо общес тва как целого , но «приватизирован» правящим слоем . Сплошь и рядом штатные интерпретат оры должного и слуги государевы ставили е го себе на службу . Проституция скандально нарушает патриархальное должное , но взятки и бесплатн о е «обслуживание» сотруднико в правоприменяющих органов свидетельствуют не о борьбе с пороком , а о разложении государственных институтов . Эсхатологическое созн ание стимулирует неимманентное развитие , его навязанный темп . Начну с того , что вся кое изменение устойчивого , сложившегося состояния , взятое на любом уровне - отдельно го человека , группы , общества как целого , - с трессогенно . Особый , острейший дискомфорт связан с переживанием состояния качественных преобраз ований , т . е . изменений , требующих с ерьезных подвижек в структуре историческо го субъекта , системе общественных отношений , в сфере психологии , ментальности . История п оказывает , что человеческое сообщество никогда не меняется «от хорошей жизни» . Перемены происходят под воздействием неум о л имого исторического императива . Сплошь и рядо м альтернатива изменениям - уход с историческо й арены . Те сообщества , которые из двух стрессоров - гибели и самоизменения - выбирают развитие , сохраняются . Те же , что не обна руживают способности к достаточным с амоизменениям , отбраковываются историей . При всей своей неизбежности перемены остро дис комфортны и ложатся тяжелым бременем на ч еловека . Причем для многих это бремя оказы вается непереносимым . Особенно остро описанные коллизии переживаются в архаических и т радиционных обществах . В ситуаци и имманентного по преимуществу развития общес тва , когда оно изменяется под воздействием внутренних факторов , дискомфорт самоизменения с уществует , но находится на некотором приемлем ом уровне . Гораздо выше дискомфорт в о бществах догоняющих , развитие которы х носит неимманентный характер . Здесь и ку льтурные , и социальные , и психологические пред посылки изменений не созрели . А потому про исходит постоянное , ежеминутное насилие над « природой» человека . Непреодолимые обстоятель с тва заставляют людей изменяться , насилуя себя , преодолевая собственную природу . В таких обществах политическая элита осознает н еобходимость перемен и тащит страну на ды бу самоизменения . Отсюда и высокий уровень насилия , и авторитарные политические режимы, и постоянное сопротивление традицион алистской массы , вырывающееся на поверхность в форме бунтов и деструктивных движений . Итак , в обществах , прошедших рубеж манихейс кой революции и оказавшихся в ситуации не имманентного развития , эсхатологические нас т роения оказываются естественной реакцией на стресс навязанных изменений . Догоняющее ра звитие предполагает переживание истории , т . е . жизнь в рамках цивилизации и государства как жизнь внутри процесса бесконечного р аспада синкрезиса , а значит , как фундамен т альное уклонение от должного . Крах устойчивого мира , к которому традицион ный субъект более или менее адаптирован , п ереживается как конец Вселенной и торжество хаоса , а значит . Нечистого . Анализ конкрет ного историко-культурного материала (и прошлого, и современного ) показывает , что в адекватном сознании образ Лукавого тождестве н исторической динамике и маркирует процессы распада синкрезиса . Градиент усложнения и динамизации - критерий , по которому идеологи традиционализма безошибочно узнают руку Царя Т ьмы . В сознании традиционалиста д олжное равно изначальному синкрезису и покоит ся где-то в глубинах антропогенеза до всех разделений , до имущественного и социального неравенства , до слез и печалей . Обрат имся к источнику . Ссылаясь на Мефодия Пата рског о , И . Пересветов пишет о цар стве царя Михаила , «...который начал давати людям богатство всякое и обагатеют вси лю дие . Тогда не будет ни татя , ни разбойн ика , ни резоимца (ростовщика . - И . Я .), ни к леветника , ни завистника , ни чародея , ни ск омороха ; предстан е т бо тогда всяко е дело и будет радость , и веселие , и тишина великая» [5, с . 147]. Как видим , воспринятая Шариковым идеология Клима Чугункина - принцип «взять и поделить» - имела весьма глубоки е корни . За нею стоит определенное пониман ие природы человека и общества . Ес ли все , созданное человеком , взять и подел ить , история прекратит движение свое . Рай мыслится как тотальная нерасчлененность , быт ие вне времени и социальности , а история и цивилизация как торжество сущего . Эсхат ология есть осмысление инте н ции к бегству из истории и государства , бегству из навязанных догоняющему традиционалистскому обществу неимманентных ему состояний . Эсхатолог ия - идеология архаика и традиционалиста , распя того на дыбе исторической динамики 1 . Неприятие происходящего обостряет ся при переходах общества через стадиальные рубежи , когда изм енение носит тотальн ый характер , переходах от раннего государства к зрелому , от жизни на периферии или в рамках догосударственной окраины к жиз ни в пределах регулярного государства . (Так , казачество восстает на всех этапах последо вательного вписания его в систему Московского государства .) От крестьянского обществ а к урбанистическому , от бесписьменной фолькл орной культуры к письменной . От одной идео логии к другой . Наконец , от конкретной иде ологии 'к ситуации деидеологизации . Все эти ситуации осмысливаются в рамках эсх атологической парадигмы и провоцируют эсхатологи ческие настроения . С неимманентным развитием связан другой фактор , провоцирующий эсхатоло гизм сознания - периферийный статус российской цивилизации . Деление цивилизаций на очаговы е или п ервичные , возникшие впервые на «голом месте» (древнеегипетская ), вторичные , возникшие на месте предшествующей цивилизации (античная ), и периферийные , возникшие в рез ультате «прогрева» территории , лежащей на пер иферии соседних цивилизаций (российская ), пре д ложено Ю . Кобищановым . Главная особенность периферийной цивилизации состоит в том , что она развивается «на голом ме сте» . В своем развитии периферийная цивилизац ия лишена опоры в предшествующем цикле . «Г умус» - наращиваемый веками культурный слой - м и нимизирован и качественно не соо тветствует задачам цивилизационного строительства , а использование его предельно интенсифицирован о . Здесь доминирует девственно архаическая ментальность , попавшая в стрессорную для се бя ситуацию постоянного изменения. Нет предметного тела ушедшей цивилизации , нет стереотипов , воспоминаний и рефлексов , восходящ их к предшествующему цивилизационному циклу . Выходцы из периферии усматривают в бытии вторичных цивилизаций некоторую усталость .. Но неизмеримо важнее готовность ч еловек а к жизни внутри цивилизации , «пригнанность» этого человека к характеристикам пространств а цивилизации , способность к существованию в ситуации исторической динамики . Периферийная (как и очаговая ) цивилизация предельно ст рессогенна . Ей нестерпи м о сложно и мучительно проходить впервые пути бытия-в-ист ории . Здесь рядом с моментами качественно новыми доживает глубочайшая , восходящая к нео литу архаика . По всему этому цивилизации п ериферийные , как и очаговые , подвержены период ически распадам , предста в ляют собой благоприятное поле бытования ретроспективных у топий . В этой ситуации эсхатологизм оказывает ся структурой , оформляющей бегство от динамик и , бегство от нестерпимо сложной жизни в цивилизации , надежду на то , что однажды испытание историей завершит с я и человек вернется в Рай бытия-вне-истории . Эсхатологизм поддерживает мироотречная , гностическа я компонента российской ментальности . Мироотр ечная интенция в той или иной мере пр исуща христианству вообще . Сама по себе ид ея должного провоцируе т гностические смыслы и положенности . Верность должному за дает отторжение от мира и неприятие приро ды вещей , которая обеспечивает торжество суще го . Мир греховен , его природа порочна . Имен но поэтому «правильный» средневековый человек живет здесь , но душой у с тремлен к миру иному . В православии мироотреч ная интенция представлена существенно сильнее , чем в католицизме . В зрелом протестантизме мироотречная линия практически снимается . В русской ментальности гностическая нота звучи т особенно сильно . Мир воо б ще есть зло и конец его есть избавление от зла , конец страданий и трагической разд военности . Одним словом , большое избавление . Пл отское греховно . Здесь мы приходим к гност ическим истокам и сюжетам российской ментальн ости , к противопоставлению духа и плоти. Эта устойчивая и значимая компонента ментальности принимает самые разные формы и очертания . Оговорюсь , речь идет о см ыслах и положенностях , не оформленных доктрин ально , ибо , будучи осознанной и сформулированн ой , гностическая идея вступает в конфлик т с системой декларируемых представ лений . И это противоречие - одна из граней раскола русского сознания . Однако в снято м виде , в частных следствиях , в конкретных идеях и положенностях гностицизм пронизывает русскую ментальность . Зададимся вопросом : к а к советская идеология ассимилирова лась традиционным сознанием ? Где лежат ценнос тные и логические мостики , позволявшие людям освоить и принять советские установки ? К примеру , в идеологической картине классическ ого периода советского общества (30-50-е годы ) такие реалии , как дача , любая собственность сверх предметов обихода , отдельная квартира , носили негативный характер , рассмат ривались как попущение и требовали оправдания . В публицистическом жаргоне советской эпохи бытовали ругательства - «вещизм» и «потре б ительство» . Что помимо конформизма двигало людей к искреннему принятию подобн ых установок , казалось |бы , противоречащих чело веческой природе ? Дело в том , что удоб ный и обустроенный быт свидетельствует о движении человека в мир , движении прочь от эсх а тологического идеала . Эсхатологи я же - движение от этого мира . Мирское равно мещанскому , а мещанство - самое страшное ругательство в устах российского интеллигент а . Погруженность в мир сама по себе гр еховна и профанна . «Духовность» же , стремление «выпрыгн у ть» из мира - возвышенна и сакральна . Знаменитая непрактичность шести десятника , его презрение к деньгам и социа льным реалиям формировали тип личности , спосо бный успешно ориентироваться в сфере возвышен ных , духовных интересов , но беспомощной в мире реально м . Лозунг «Человек долже н быть выше сытости» (Л . Толстой ) - в сво их основаниях гностический , вырастающий из пр езрения к плоти . Репрессивность традиционной русской культуры , высокий статус монашеского , аскетического идеала (до которого простой смертны й , разумеется , не дотягивает , но в идеальном плане стремится или по крайней мере утверждает , что стремится ) в своих основаниях также пронизаны гностически ми смыслами . Обратим внимание на приверже нность шестидесятника к чистому идеалу на фоне отрицани я всякой практики (« сволочной действительности» ) как стихии , трансформ ирующей , размывающей и травестирующей идеал . С уть этой системы воззрений состоит в том , что дух , идея , должное прекрасны сами по себе , в чистом виде . Однако высокому должному противостои т необоримая сил а природы «мира сего» . Поэтому , облекаясь во плоть , идеи должного фатально извращаются , превращаются в свою противоположность , омерт вляются . Главное , что в этом извращенном в иде изуродованная идея предстает перед недале кими и пришедшими поз ж е людьми в качестве собственного должного . Так проис ходит страшная подмена , извращение высокого и деала в глазах профанов . Отсюда шестидесятнич еская мифология революции : Я все равно паду на той , На той единственной гражданской , И комиссары в пыльных шлемах Склонятся молча надо мной . Б . Окуджава Революция понимается как заме чательное время , когда должное не успело п ройти цикл своего отрицания . Время , когда ( за вычетом неизбежных шкурников и примазавших ся ) мас са идеалистов хранила верность чистому , незамутненному должному , боролась и у мирала во имя его . Однако далее , после полной победы должное вступает в неизбежный цикл перерождения , связанный с массовым о веществлением идеи . Из этих представлений выр астает гл а вная , знаковая для покол ения антитеза : хороший Ленин /плохой Сталин . Преодолеть непреодолимую плоть можно лишь в эсхатологической перспективе . Сломать необ оримую силу вещей может преображение , перерож дение самого бытия и изменение природы . К сожалени ю , эсхатологические упования не сбылись и коммунизм не наступил . Поэ тому реальность , окружающая шестидесятника , омерзи тельна . Но эта реальность не заслоняет гла вного и не в силах поколебать априорную интеллигентскую верность должному . Шестидесятн ик ж и вет в ощущении того , что если всю жизнь стремиться к чуду , жер твовать собой и совершать подвиги - однажды неожиданно для тебя оно произойдет . Популяр ные в ту пору стихи «Сезам , ну откройс я , Сезам» не случайны . Если люди из пок оления в поколение будут стре м ить ся к должному , страдать и умирать во и мя него , то рано или поздно мечты и жертвы поколений откроют волшебные врата . П еред нами чистой воды эсхатологическое сознан ие эпохи спада и изживания эсхатологического видения мира . Это мироощущение уже надрыв но . В ременами человека охватывают со мнения . Но открестившись от наваждения , россий ский интеллигент советской чеканки снова прип адает к великому должному . Несмотря ни на что и вопреки всему . Шестидесятник верен романтикам , дон-кихотам и готов встать в один ряд с очередными идеалистами . В этом - проявление его символа веры . В отличие от недалекого традиционалиста шести десятник осознает , или признает , или допускает невоплотимость дЬлжного . По крайней мере сейчас или в обозримой перспективе . Однако отказ от должног о немыслим и невозможен . В подобной системе представлений Сталин плох не тем , что он злодей , но тем , что не умер вовремя , как Я . Свердлов или Н . Бауман . Воплощая должное , последовательный человек обречен пройти весь путь его перерождения в сатанинску ю пародию . Однако само должное здесь не причем , вина лежит на природе вещей . | И , далее , мир , превратившийся в пародию на должное , неизмеримо лучше , чище , прекраснее мира , прошедшего мимо должного . Ибо в этой пародии хотя бы в облачении 1лжи и мертвых риту а лов живут священны е формулы , и в ней - залог их воскресен ия и конечной победы в эсхатологической п ерспективе . Рано или поздно , вопреки всему . Описываемая нами антитеза высокого идеалиста , не затронутого (или минимально затронутого ) сущим и «вовремя» погибшего , погряз шему в сущем практику , прошедшему весь пут ь перерождения в свою противоположность , не исчерпывается знаковыми фигурами и носит у ниверсальный характер . Социолог Б . Славный [7] де лает тонкое наблюдение : погибший в 19 лет от ец героя культово г о для 60-х го дов фильма «Застава Ильича» нравственно выше (как не прикоснувшийся к бытию и ушед ший из мира , сохранив себя в чистоте ) с обственного сына , который не только старше отца , но живет в мирное , не жертвенное время , когда соблазны окутывают и погло щ ают человека . Здесь мы сталки ваемся с мощной , но не отрефлексированной , более того , табуированной для осознания тради цией , имеющей массу проявлений во все врем ена и в разных срезах культурного универс ума . Достаточно вспомнить о том , что среди апокри ф ов , имевших устойчивое хож дение на Руси , - народные сказания о творен ии мира Богом и Дьяволом совместно («Свито к божественных книг» или «Сказание о Тиве риадском море» ). Истоки гностической компоненты российской ментальности - большая и специальная тема . В двух словах - это и особая ментальность лимитрофа или порубежья , для которой отторжение мира оказывается естес твенной реакцией , и наследуемые восточными сл авянами элементы иранского культурного космоса , в котором живут манихейские и гностические идеи , и п р одуцирующая дискомфорт ситуация неимманентного развития , и принесен ная из Византии гностическая интенция ортодок сального христианства . Мироотвержение и вырастающ ая из него позиция «неучастия во зле» жизни постоянно продуцируют эсхатологические н астроения. Ибо смысл конца времен в гибели этого мира и пресуществлении Все ленной в соответствии с чаемым должным . Контуры Апокали псиса . Культурные смыслы и положенности Несмотря на существование дос таточно мощной традиции , представленной и в канонической и ап окрифической литературе , конкретность Апокалипсиса слабо очерчена . Да она и не может быть описана . Конец времен , как и все глубоко сакральное , апоф атичен . Апокалипсис - тайна Господня . Описания , которые встречаются в источниках , касаются ск орее преддверия Апокалипсиса , предшествующ их ему событий : язык этих описаний - метафо ра . Ядро Апокалипсиса - преображение мира , неизр еченная тайна , ужасная и прекрасная . Предшеств ующие тому события - пришествие Лжемессии , битв ы , казни и суд - лишь необходимое условие све р шения главного . Верующий челове к исходит из того , что христианская душа почувствует приближение Страшного Суда над погрязшим в грехе миром . Поэтому личные свидетельства и убеждения , черпаемые из г лубины человеческой экзистенции , оказываются в подобных дис к уссиях решающими . Отношение к Апокалипсису характеризуется предель ной силой переживания и столь же предельн о выраженной амбивалентностью . С одной сторон ы , конец времен невыносимо страшен . Желание отодвинуть его органично и естественно . Кон ституирующ а я православную империю кон цепция Хранителя («удерживающего» ) строится на стремлении отдалить конец Вселенной . С друг ой стороны , жизнь в невыносимо уклонившемся от должного мире не менее ужасна . Ужасн а , ибо актуальное торжество Кривды ставит под сомнение с а мо должное . А п отому наступают моменты , когда Апокалипсис не только осознается как неизбежный , но пере живается как предельно чаемый . Речь идет о б особом состоянии массового сознания , которо е я и называю эсхатологической истерией , о сознательной тяге к хао с у ка к состоянию , способствующему разрушению ненавистн ого мира . Это переживание сопровождается мощн ейшим выбросом всех деструктивных эмоций и самоуничтожением общества , впадающего в эсхатол огическое неистовство . Такова феноменология росси йского бунта , смут ы , эпох массового террора [З ]. Заслуживает внимания ключевой момент в осмыслении конца света . Идея Апокалипсиса - одно из предельных выражений инверсионного сознания . Это означает , что неск азанное блаженство и невыразимое совершенство грядущего мира т ребуют немыслимых ужасов и непереносимых страданий по другую сторону инверсии . Общественные бедствия и катастрофы в ходе Апокалипсиса обретают св ое оправдание в последующих переменах . Как замечает А . Клибанов , анализ текстов Открове ния Мефодия Патарского и ли Жития Андрея Юродивого показывает , что тотальные бедствия предваряют тотальную перемену . В это м их смысл и космическое оправдание [8]. Описанные идеи не исчерпываются памятниками с редневековой религиозной мысли . Перед нами в высшей степени устойч и вая систем а представлений . Вот что пишет один из самых ярких адептов архаики А . Проханов : «Сталин пришел в начале кромешного века , среди войн , революций , великой сатанинской лжи , великого бесовского обмана , на костях народов и на руинах царств , среди сожж е нных библиотек и оскверненных хр амов , когда в России вновь забрезжило Раем . В утробе дрогнул и затрепетал дивный младенец» [9]. Здесь мы прикасаемся к исключит ельно важной для традиционного сознания идеи пресуществления Вселенной . Пресуществление мысли тся как инверсия , а логика инверси и предлагает переполюсовку параметров бытия . Чем больше крови и страха , чем выраженное хаос в состоянии до пресуществления , тем невыразимее будет чистота нового мира , ко торый откроется по вхождении в Царствие н ебесное . Мир на д о залить кровью и страданием во искупление всех и всяч еских грехов . И чем сильнее будет хаос , чем невыразимее ужас - тем скорее он пре существится , скорее настанет Новая жизнь и тем прекраснее она будет . Отсюда стремл ение к предельной хаотизации быти я «практиков» отечественной апокалиптики (от Грозного до Сталина ). Уничтожая несчастных , Иван Грозный не только спасал их души , гарантируя им посмертное блаженство как невинно претерпевшим , но , заливая кровью , спаса л и весь православный мир , обрекал его на торжество Благодати 2 . Стоит указать на смысловую связь между а покалипсическим сознанием и империей . Идея конца времен и манихей ская компонента сознания естественно порождают идею империи . Последнее испытание легче все го встретить в родных пределах огромного , бесконечно разросшегося родового целого , простира ющегося и з прошлого в будущее . В нутри безграничного пространства «нашей» , единств енно правильной империи , тождественной космосу , за границами которой царит тьма и хаос мира внешнего , отданного Сыну Погибели . Р усское название Константинополя - Царьград - не случайно. Это единственный город , город п о преимуществу . Столица Империи , высший смысл существования которой - дождаться Конца време н . Взаимосвязь Империи и идеи Апокалипсис а оформляется в идеологии Хранителя , где и мператор мыслится как «мировой удерживающий » , сохраняющий в чистоте истинное учение и спасающий Вселенную от падения в пропасть до срока . В высшей степени показательно то , что Советский Союз распалс я с крахом коммунистической эсхатологии . Эроз ия смыслового стержня и распад эсхатологическ их основани й мгновенно обессмыслили совместное существование разных народов , открыл и поле для сведения счетов , взаимных прете нзий и подозрений . Подавлявшиеся советской ид еологией альтернативные идентичности - национальные , цивилизационные , религиозные - победили как б ы мгновенно в рамках инверсионно го перехода . Не менее выразителен крайне низкий общественный кредит идеологии имперск ой реставрации . Вне эсхатологической перспективы и евразийские спекуляции , и заклинания об общности исторических судеб утрачивают вс я кий смысл . Учитывая это , грамотны е идеологи реставрации (А . Дугин ) встраивают реставрацию Империи в целостный манихейский космос . Инверсия сознания , вызвавшая распад советского целого , подводит нас к заверша ющему исследовательскому сюжету . Мы стали с видетелями интереснейшего феномена . Обнаружилось , что выход общества из космоса должного , а значит , и снятие эсхатологическо го сознания несет на себе черты инверсион ного перехода . Иными словами , переход к но вому качеству осуществляется в рамках устойчи вой и изживаемой в данный момент модели мышления . Вспомним общественные н астроения эпохи перестройки . На наших глазах происходила мифологизация рынка , правовой де мократии и вообще всех утверждавшихся ценност ей . Они переживались не рационально , но ре лиги о зно . Будущее мыслилось как пр еобразование , которое не только снимет все связанное с советской властью , то что д авно стало нетерпимым , но чудесным образом решит все проблемы , накопившиеся за 70 (если бы только за 70!) лет . Когда скептики вопро шали : почему п ерейдя к рынку и демократии советское общество попадет в «п ервый» , а не в «третий» мир , который не измеримо больше , - им не внимали . Отталкивающеес я от старого общество было полно чисто религиозной веры в преображение новообретенным и западными ценностями . Как и всегда , преображения не случилось . Последняя инверси я и всплеск эсхатологических переживаний сопр овождали вхождение общества в реальность , око нчательно размывающую основания такого сознания . Качественные характеристики жизни , утвердившейся посл е 1991 года , не оставляют места средневековому восприятию мира . Попав в новый , неожиданный для себя мир , решая задачу вписания в него , широкие массы т радиционно мыслящих люди , сами того не зам ечая , утрачивают основания эсхатологического миро видения . Э схатологизм как способ пер еживания и понимания мира стремительно маргин ализуется . Характерно , что эсхатологические смыслы усиленно культивируются идеологами охлопывающей ся на глазах крайней оппозиции . В этом отношении показателен дискурс газеты «Завтра» , о трабатывающий темы Конца света . Последней битвы , актуального торжества и бл изящейся гибели богомерзких слуг Тьмы . Однако надрывающийся набатный колокол «духовной опп озиции» день ото дня собирает одних и тех же людей . По-видимому , инверсия отхода от должно г о оказывается последней большой инверсией . Эсхатологизм - устойчивый , но не вечный атрибут российской ментальн ости . Эсхатологическое сознание угасает вместе с размыванием концепта должное /сущее . Секул яризация мира и деструкция должного переводят эсх а тологическую идею в ранг сказки , идеи все еще родной и милой , к которой время от времени обращается па мять , но уже не серьезной , в которую иг рают , но не верят . Точно так же , превра щаясь в сказку , умирает миф . Дежурные стра шилки скорого конца света преврат и лись в рутинный фон массовой культуры . Газеты печатают очередные предсказания . Маги , ересиархи , толкователи «Книги перемен» или катренов Нострадамуса объявляют о конце св ета в ближайшие месяцы , некоторые дамы их читают и пересказывают , но никто не в ерит в них всерьез . Напряженное эс хатологическое сознание неотвратимо превращается в достояние истории . СПИСОК ЛИТЕРАТУ РЫ 1. Яковенко И . Г . Небесный Иерусалим или Российская Империя : диалектика должного и сущего . Цикл статей // Рубежи . 1997'. 5-9. 2. Пелипенко А . А ., Яковенко И . Г . «Манихейская революция» в системе становления личности (паллиат как социокультурный феномен процесса ) // Мир психологии . 1999. 2. 3. Яковенко И . Г . Культурные аспекты механизмов и социа льно-психологические источники м ассового террора // Мир психологии . 1998. 3. 4. Пелипенко А . А ., Яковенко И . Г . Культура как система . М ., 1998. 5. Сочинения Пересветова . М . - Л ., 1956. 6. Ярцимирский А . И . Библиографический обзор апо крифов в южнославянской и русской пи с ьменности . Пг ., 1921. 7. Славный Б . Россия , конец века : почему не ладится у нас с демократией // Рубежи . 1996. 4. 8. Клибанов А . И . Духовная культура средневековой Руси . М ., 1994. С . 237. 9. Проханов А . Сталин грядет // Завтра . 1997. 50. 10. Юрганов АЛ . Категории русской средневековой культуры . М ., 1998.
1Архитектура и строительство
2Астрономия, авиация, космонавтика
 
3Безопасность жизнедеятельности
4Биология
 
5Военная кафедра, гражданская оборона
 
6География, экономическая география
7Геология и геодезия
8Государственное регулирование и налоги
 
9Естествознание
 
10Журналистика
 
11Законодательство и право
12Адвокатура
13Административное право
14Арбитражное процессуальное право
15Банковское право
16Государство и право
17Гражданское право и процесс
18Жилищное право
19Законодательство зарубежных стран
20Земельное право
21Конституционное право
22Конституционное право зарубежных стран
23Международное право
24Муниципальное право
25Налоговое право
26Римское право
27Семейное право
28Таможенное право
29Трудовое право
30Уголовное право и процесс
31Финансовое право
32Хозяйственное право
33Экологическое право
34Юриспруденция
 
35Иностранные языки
36Информатика, информационные технологии
37Базы данных
38Компьютерные сети
39Программирование
40Искусство и культура
41Краеведение
42Культурология
43Музыка
44История
45Биографии
46Историческая личность
47Литература
 
48Маркетинг и реклама
49Математика
50Медицина и здоровье
51Менеджмент
52Антикризисное управление
53Делопроизводство и документооборот
54Логистика
 
55Педагогика
56Политология
57Правоохранительные органы
58Криминалистика и криминология
59Прочее
60Психология
61Юридическая психология
 
62Радиоэлектроника
63Религия
 
64Сельское хозяйство и землепользование
65Социология
66Страхование
 
67Технологии
68Материаловедение
69Машиностроение
70Металлургия
71Транспорт
72Туризм
 
73Физика
74Физкультура и спорт
75Философия
 
76Химия
 
77Экология, охрана природы
78Экономика и финансы
79Анализ хозяйственной деятельности
80Банковское дело и кредитование
81Биржевое дело
82Бухгалтерский учет и аудит
83История экономических учений
84Международные отношения
85Предпринимательство, бизнес, микроэкономика
86Финансы
87Ценные бумаги и фондовый рынок
88Экономика предприятия
89Экономико-математическое моделирование
90Экономическая теория

 Анекдоты - это почти как рефераты, только короткие и смешные Следующий
В США арестовали учителя, который продавал своим ученикам наркотики.
В Санкт-Петербурге арестовали учителя, который угощал своих учеников наркотиками.
Россия - щедрая душа!
Anekdot.ru

Узнайте стоимость курсовой, диплома, реферата на заказ.

Обратите внимание, реферат по философии "Эсхатологическая компонента российской ментальности", также как и все другие рефераты, курсовые, дипломные и другие работы вы можете скачать бесплатно.

Смотрите также:


Банк рефератов - РефератБанк.ру
© РефератБанк, 2002 - 2017
Рейтинг@Mail.ru